«Задача Церкви — стяжать Святой Дух. Задача верующих — молиться и верить. А еще прощать.»

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Каждый выбирает для себя — женщину, религию, дорогу. И каждый живет в собственном театре абсурда. Видит мир вокруг себя, который придумывает сам. Жизнь заключается лишь в том, как этот мир с годами меняется внутри головы человека. Или как не меняется. Останется ли человек прозрачным стеклышком или согласится пропустить сквозь себя свет, который изменит его навсегда и позволит быть витражом, играя и переливаясь на солнце некогда тусклым краскам? Сам витраж, как известно, лучей делать не может, зато может пропустить через себя завораживающую игру света. И на время стать уникальным. Другими словами, «человек темен и страшен, но мир человечен и тепел», как гениально заметил Захар Прилепин в «Обители». Каким быть — дело каждого. За уши к Богу вас никто не притащит. Но множить мифы вовсе необязательно. В день праздника Светлой Пасхи объясняем на пальцах, почему не стоит бояться заходить в церковь и стоять рядом с православным человеком в автобусе.

«В церкви все толкаются и пихаются»

В метро еще сильнее толкаются — значит, оно плохо перевозит? В очереди в магазине могут на ногу наступить — значит, продукты надо покупать в другом месте? На стадионе могут кричать матом — значит, футболисты играть не умеют? Давайте мухи от котлет отделять. Задача Церкви — стяжать Святой Дух. Задача верующих — молиться и верить. А еще прощать. Милосердие Бога безгранично — он продолжает прощать и прощать людей, и будет прощать и помогать. Вера может изменить нас, после чего мы можем попытаться изменить свою жизнь. Но изменить нашу жизнь вера в Бога автоматически не сможет. Потому и сильны в нашей стране ереси и секты — аномально доверчивые люди требуют мгновенной магии и индивидуального подхода. Чтоб проблемы заговором на удачу помогли снять и никто не толкался рядом. И над собой чтоб никаких усилий.

Но уж если мы нацепили крест, зовем себя верующими, то почему не прощаем пихающихся? И на какое прощение рассчитываем сами? Даже дети помнят историю из Евангелия о сучке и бревне в глазе. Может, и правда тогда лучше дома посидеть? Но от этого ничего изменится. Мизантропия рассосется под теплым пледом? Вряд ли. Теснота в храме вызвана желанием людей быть ближе к Богу, что тут поделать. Такой вот народ. Конечно, храмы можно открывать в открытом поле, чтобы всем хватило места и никто не вторгался в чужое пространство, но это сложнее технически. Можно купить скафандр. А можно ходить на утренние семичасовые службы в будни перед работой — и прекрасно молиться почти в одиночестве.

«Попы — толстые и ездят на «мерседесах»

Притча во языцех, но некоторые атеисты до сих пор приводят это как аргумент. Отрицать глупо — многие священники страдают излишним весом. Как и люди вокруг нас. Причин тому много. Если мы с вами можем позволить себе следить за весом, правильно питаться, ходить в спортзал, бассейн, а по выходным играть в футбол, то у священников несколько другой распорядок дня. Помимо постов, когда приходится сидеть на одних углеводах, существует ряд обязательств по службе — если священник не храме, то поехал исповедовать умирающего в больницу, освящать квартиру, служит панихиду, венчает или крестит. Иногда поесть получается один раз днем (до утреннего богослужения нельзя), а потом дома в ночи. Попробуйте присесть на такую «поповскую диету». Толщина жирового слоя не всегда зависит от достатка. И это мы еще не затрагивали тему «мимоходящей красоты» — элемента, к которому священники не стремятся. Что касается машин, то это еще смешнее. В идеале попы должны ездить на ослике, как Иисус, да? А если за городом человек живет, а служит в Москве, если спит по 4 часа, если успеть к тяжело больному надо, если в храм привезти икону или стройматериалы? Они такие же люди, как и мы. И да — иногда батюшкам дарят подарки, машины в том числе.

«На службе присесть негде, это издевательство!»

Очередная сказка. Да, православный храм — не протестантский зал и не синагога с рядами для прихожан. Но стулья и лавочки есть в каждом храме. Абсолютно в любом. Более того, на длительные службы люди приносят табуреточки, раскладные стулья с собой — если тяжело стоять. Никто им этого не запрещает делать. А чаще всего стоят, при чем люди пожилого возраста. Почему никто из них не бубнит про тяготы, не задумывались? Бог терпел, и нам велел. В лучшем случае, мы, миряне, посвящаем Богу 5% своей жизни. И неужто ради этого нельзя напрячься? Гораздо больше народу поместится стоя — плечом к плечу, да и ощущения совсем другие. Не на лекции посидел, а потрудился чуть-чуть. Через ноги — к сердцу. Можете называть это добровольным мазохизмом, но на истязании себя построена вся русская литература, уж простите Федора Михалыча. Духовный катарсис связан с лишениями, ограничениями, жертвами и стыдливым покаянием. Для того же и посты придумали. От этого никуда не деться.

«С народа в храме дерут деньги — это что, магазин?»

Опять легенда. Из трех храмов, расположенных недалеко от нашего дома, в двух вообще не берут деньги за свечи — Храм святого великомученика Георгия Победоносца в Коптеве и Храм 12 Апостолов в Ховрине. Хорошо, берут рубль. То есть вы можете прийти и пожертвовать сколько есть. Столько же стоит крещение, освящение дома. Можно всю жизнь ходить в храм и не платить ни копейки. Как это? Не брать даже свечи. Молитва от этого станет менее честной? Нет, конечно. Исповедь и причастие для вас — бесплатно. Вот и экономия. Более того, в вышеозначенных храмах после службы раздают шоколадки, пирожки, конфеты и наливают чай. Еще раз — бесплатно. В коптевском храме на рождественской службе в этом году раздавали билеты в Крокус Сити Холл на «Смешариков»; одна из прихожанок при мне на исповеди отдала настоятелю толстую пачку билетов. Опять — бесплатно.

В храме собирают пожертвования, но никто и никогда не посмеет обратиться к вам с требованием «сдать на нужды прихода». Каждое пожертвование — добровольное. Потому что Церковь — не бюджетная организация, она живет, строится, кормится и обустраивается (расписать стену в храме стоит запредельных денег) на пожертвования. Сами люди, в том числе меценаты и чиновники, Церковь и содержат. Настоятель ховринского храма, отец Илья (Боярский), отец четверых детей, и вовсе взял кредит, чтобы отстроить на пустыре церковь. Повторюсь, если вы не хотите, с вас никто и копейки не потребует.

«Бабки постоянно учат, где стоять и что делать»

Такая проблема существует. Но не везде и не всегда. Опять же — зависит от человека. Как прихожане, так и служители церкви (алтарники, бабушки, ухаживающие за подсвечниками или работающие в церковной лавке) могут сделать замечание. Но, во-первых, это не значит, что его нужно тут же исполнять. Это просто совет. Во-вторых, после этого не надо убегать или испытывать жгучий стыд. Если уж вы пришли в храм, если на вас крест, если вы помните, что в Евангелии сказано о смирении, если верите, что власть Бога безгранична и этот храм не исключение, тогда сделайте вывод сами. Этот укол гордыни — небольшое испытание, повод задуматься. В-третьих, чаще чего батюшки борются с этим явлением и одергивают таких советчиков во время проповеди. В некоторых храмах и вовсе висят объявления о том, что замечания может делать лишь священник.

«Православные — агрессивнее католиков и протестантов»

Мужчины образованнее женщин. Студенты красивее абитуриентов. Футболисты умнее хоккеистов. И так далее. Список абсурдных суждений можно продолжать. Как среди католиков, так и среди православных есть люди с зашкаливающим процентом пассионарности. Скажем так, активисты. Хоругвеносцы. А есть и глубоко смиренные люди, которые в церковь-то ходят рано утром в будни, чтобы никого не застать и никому не помешать. И те, и другие, и третьи признают Иисуса Христа. Как признают его католики, православные и протестанты. В их учениях есть ряд важных отличий в толковании единства Церкви, Троицы, института брака, факта наличия чистилища. Но концептуальное отличие лишь одно — в отношении к Богу. Точнее, в интонации этого отношения. Для католиков, грубо говоря, Иисус Христос — хоть и Создатель, и идеал, но очень, очень близкий человеку. Почти как друг. Товарищ и собеседник, прийти и поговорить с которым можно в любой момент. Необязательно истязать себя, чтобы попасть к нему «потом». У протестантов есть другая штука: наличие веры, факт воцерковления — уже гарантирует попадание в Царствие Небесное. Если ты с Христом — все окей. Не знаю, может это такой мягкий способ мотивации. Но это мне приходилось слышать на проповедях не раз, так как друзья-протестанты часто звали к ним на службу. И каждый раз это резало ухо. Потому что у православных как? Ты веришь, каешься, убиваешь страсти в себе, исповедуешь грехи, причащаешься Святых Христовых Таин — и все. Идешь счастливым и одухотворенным домой. Это индульгенция? Нет. В рай точно возьмут? Нет, конечно. Далеко не факт. Тогда надеемся и верим? Да, именно так. Исходя из этого понимания и строится вся философия жизни православного человека. Страх Божий на всю жизнь.

«Бог — в душе, поэтому ходить в церковь необязательно»

Отец Димитрий Смирнов любит шутить по этому поводу, что раз у вас «Бог в душе», тогда и питаться надо в душе, и на работу ходить в душе, и зарплату получать там же. На самом деле, нет приборов, измеряющих «эффективность молитвы» внутри души, дома и в храме, невербальной и с громким плачем. Главное, что мы знаем, она должна быть искренней — чистосердечное признание. А соборная молитва в храме в разы пламеннее. Христос не оставил после себя документов, зато оставил Апостольскую Церковь. По этому поводу в Писании сказано очень многое. Она — и наследие Христа: «и Я говорю тебе: ты – Петр, и на этом камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф.16:18). И тело его: «все покорил под ноги Его, и поставил Его выше всего, главой Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (1Еф.1:22,23). И спасение: «хваля Бога и находясь в любви у всего народа, Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви» (Деян. 2:47).

Но главное, что Христос через обращение к ученикам оставил нам рецепт бессмертия —

«Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его,

то не будете иметь в себе жизни.

Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную,

и Я воскрешу его в последний день.

Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие.

Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Ин. 6,53-56).

Причащаться Святых Христовых Таин в домашних условиях чрезвычайно сложно.

Итог: Чаще всего человек всеми способами старается оправдать себя. Неумение искренне каяться, нелюбовь к пихающимся ближним, нежелание избавляться от грехов. Почти всегда разум перекрывает гордыня, которая мешает видеть истинные причины проблемы. Можно организовать келью дома, можно уйти в католики, потом протестанты, потом адвентисты, потом иеговисты. Но внутри человека это ничего не изменит. Если не любишь людей вокруг, то и не полюбишь их в другом помещении. Церковь — не сборище святых людей. Наоборот — это собрание грешников. Каждый из них грешен настолько, насколько вы себе даже не представляете. Что говорить о простых смертных, если святые отцы, отходя к Богу, не переставали сокрушаться от собственной греховности. Надеясь на спасение. Поэтому не стоит искать причины не идти в храм, не молиться, не верить и не прощать всех, кто когда-то не подставил локоть, а вставил его в бок соседу. На это и так уходит наша жизнь. Попробовать отказаться от перечисленного и свернуть с пути наименьшего сопротивления — куда интереснее.

КСТАТИ

Я видел схождение Благодатного огня в Иерусалиме

Корреспондент «Комсомолки» прошёл путь паломника, чтобы стать свидетелем главного христианского чуда в Храме Гроба Господня (подробности)

«Сижу в пустом храме. ОМОН разогнал моих старушек, когда те пытались прорваться на службу»… Голос знакомого епископа, которому я позвонил, чтобы поздравить с Пасхой, звучал явно растерянно.

Монахи-оппозиционеры

В его бедном провинциальном российском городке и окрестных деревнях верующие — в основном пожилые люди, которые, по словам самого епископа, говорят: «Какие запреты? Может быть, это наша последняя Пасха! А я не знаю, что им отвечать». Я спросил владыку, получил ли он какие-либо инструкции от патриархии. «Сказали, что не могут приказать закрыть храмы, и призвали сотрудничать с местными властями. Как это понимать?» — ответил он.

Константин Эггерт

Но в не менее сложной ситуации оказался и сам патриарх Кирилл. Предстоятель Русской православной церкви (РПЦ) служил пасхальную службу в пустом Храме Христа Спасителя в Москве. Одновременно в подмосковной Троице-Сергиевой Лавре, которую многие считают своего рода «православным Ватиканом», утреня и литургия, если судить по онлайн-трансляции, прошли с участием не только братии, но и немалого числа простых прихожан.

Патриарх РПЦ по статусу одновременно является настоятелем (священноархимандритом) лавры. Получается, что консервативные лаврские монахи просто проигнорировали собственного «начальника». Этот факт обязательно заметят епископат и, что немаловажно, Кремль. Просьба патриарха к властям заморозить коммунальные платежи для церкви вызовет раздражение в правительстве, к которому все и так обращаются с просьбой дать денег, и уже вызвала негативную реакцию в соцсетях — мол, вместо того чтобы просить за беднеющих на глазах прихожан, глава РПЦ просит «за корпорацию».

Атеисты и фундаменталисты против Навального и патриарха

Пандемия показала всем слабость путинской системы управления Россией. И точно так же она обнажила катастрофические последствия заигрывания РПЦ с государством, с одной стороны, и фундаменталистским «активом» из числа активных верующих — с другой. Бесконечные реверансы в адрес Путина, готовность церковного руководства поддержать новую старую путинскую идеологию советского великодержавия, плюс выставленное напоказ богатство части иерархии и клира настроили против РПЦ влиятельное меньшинство — образованных горожан, прежде всего (но далеко не только) молодых.

Именно их готовность участвовать в митингах протеста, волонтерском движении плюс активность в соцсетях деятельно формируют сегодня идейную альтернативу путинизму — а значит, и образ будущего для России. Будущее это не предполагает какой-либо публичной роли для церкви и, в более широком контексте, для религиозной веры. Реакция этих людей на твит Алексея Навального, в котором он поздравил верующих с Вербным Воскресением — отличный пример радикального «нового атеизма», ставшего почти нормой среди активных оппонентов Кремля. По моим наблюдениям, эта тенденция в ближайшие годы не только не изменится, но и укрепится.

С другой стороны, пандемия сделала явным разрыв между высшей иерархией РПЦ и активными верующими, а также монашеством. Большинство этого «актива» видит в христианстве своего рода единственно верную идеологию и питается теориями заговора. Для них коронавирус — либо фейк, запущенный многоликим Западом (ЦРУ, Билл Гейтс, далее по списку), либо испытание веры — искушение. Борьба с ним должна включать презрение к опасности и даже готовность умереть, но никак не отказ от богослужений.

Для этой части верующих патриарх с его красноречием, близостью к светской власти (которую церковный актив считает коррумпированной, прозападной и не слишком православной), «мерседесами» и контактами с «еретиками» из Ватикана — чужой. У этих людей свои герои — прежде всего, старцы, например ныне покойный архимандрит Иоанн (Крестьянкин). На этот «актив» ориентируются, а часто и принадлежат к нему, десятки поставленных патриархом Кириллом епископов. В условиях пандемии многие из них почувствовали себя мини-патриархами в своих епархиях (что на самом деле вполне соответствует традиции и канонам) и, по сути, саботировали распоряжения властей о карантине.

Что предпримет Кремль?

Возникла абсолютно парадоксальная ситуация: оппозиционные критики патриарха, требовавшие закрытия церквей (и вообще мест коллективной молитвы), встали, фактически, на сторону нелюбимых ими властей. А вроде бы провластный епископат и заметная группа верующих оказались, наоборот, в оппозиции. То, что из-за боязни конфронтации с монашеством и «активом», а также нежелания потерять доходы, патриарх согласился с закрытием храмов медленно, неохотно и невнятно, не добавило ему очков в глазах Путина. «Если мы с мест видим, что патриарх больше не управляет церковью, то Кремль это заметит и подавно»,- сказал мне один из опытных священников.

Как и то, что, вероятно, самый популярный епископ и православный писатель России, митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов), наоборот, решительно затворил церкви, прекратил сбор средств с приходов и начал оказывать помощь многодетным священникам и бедным. Патриарх оказался чужим для всех: для власти, которая видит в нем слабого и некомпетентного менеджера; активных верующих, в глазах которых он изменил «истинному Православию»; и значительной части городского среднего класса, для которого предстоятель — очень богатый, оторванный от жизни член правящей корпорации, враг науки и прогресса.

Патриарх Кирилл потерпел крах — как администратор, де факто политик и общественный деятель. Если нынешний режим, возможно, переживет пандемию, то в отношении главы РПЦ есть большие сомнения. Причины добиваться его смещения есть и у многих членов епископата, и у Кремля, и у части общественности, как церковной, так и антицерковной. Но даже если чисто формально он сохранит патриарший трон, авторитету нынешнего предстоятеля несколько весенних недель нанесли такой удар, после которого он уже не сможет оправиться.

Константин Эггерт — российский журналист, ведущий программ телеканала «Дождь». Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Всё чаще ловлю себя на мысли, что повседневная информация раздражает. Раздражают люди, которые стараются друг друга переорать в телешоу, больнее уколоть, ведя дискуссии в интернете, походя оскорбить в радиопередачах. Раздражают газеты, в которых одни и те же говорят об одном и том же одно и то же. Впечатление, что сегодня все говорят, и никто никого слушать не собирается. Скандалов, проклятий, истерии через край, а вот вдумчивого слова, уважения к собеседнику — дефицит. Поэтому всегда радуешься, когда в информационном потоке встречаешь спокойную речь, глубокую мысль.
Корреспондентка «Лента.ру» взяла интервью у протоиерея Дмитрия Климова из г.Калач-на-Дону Волгоградской области. Он нечаянно завоевал популярность в интернете, и произошло это не благодаря эпатажу, суровости ретроградных воззрений или готовности заклеймить кого-либо. Отец Дмитрий произнёс фразы, которые очень многие из нас давно хотели услышать от представителя церкви. В этом разговоре откровенность, доброжелательность, мудрость – как глоток ключевой воды для измученных жаждой.
Всё интервью по ссылке http://lenta.ru/articles/2015/03/10/church/
Для себя решил сохранить отрывки, к которым для успокоения души, наверное, ещё не раз придётся возвращаться.
Итак, прямая речь протоиерея Климова:
«Если патриотизм заключается в том, чтобы кричать, что мы правы, а весь белый свет — наши враги, то подъем, конечно, налицо. Но я считаю, что патриот — это тот, кто читает русскую литературу, кто может встать и спеть не «Шумел камыш, деревья гнулись», а нормальную русскую народную песню. Патриот — тот, кто умеет без мата разговаривать на нормальном русском языке. Кто семью свою хранит и не разводится с женой. Тот, кто не пьянствует, честно исполняет свои обязанности на работе. Вот такой патриотизм нам надо культивировать. Сплотить людей на основе ненависти на какое-то короткое время можно, но потом пойдет еще большее разобщение. В худшем случае народ развалится на две большие конфликтующие и воюющие друг с другом половины. А в лучшем — на маленькие кучки, которые вроде бы и драться между собой не станут, но и принимать во внимание друг друга тоже не будут».
«К гражданской войне мы уже сейчас вполне готовы. Остается только зажечь спичку, и все может очень быстро грохнуть. …обстановка все больше и больше накаляется. Уже даже не исключается возможность ядерной войны. На центральных каналах обсуждается, как мы нажмем кнопку, и как полетят наши замечательные ракеты. Есть исторический закон: когда большинство в народе соглашается с возможностью войны, то война возникает».
«Внутренних проблем у нас в стране как бы не существует, все беды — внешнеполитические. Когда я в очередной раз слышу от прихожан про мировую угрозу, хочется посоветовать идти к женам. Чтобы жены потом шли в декрет. В Волгоградской области на 100 родов приходится 100 абортов. О каких внешнеполитических врагах речь, если мы сами свои семьи вырезаем?»
«В 60-70-х годах был известен диссидент Юлий Даниэль. Он написал книгу «День открытых убийств». Смысл в том, что государство объявило: завтра один день, когда любой может убить того, кого захочет. И ничего за это не будет. Люди начали готовиться. Многие восприняли это очень позитивно и активно строили планы, кого бы можно было устранить. И так же у нас. Внутренних нравственных барьеров у людей очень мало. Такое ощущение, что если завтра этот день убийств объявить, то мы друг на друга кинемся и начнем грызть».
«Представьте, что власть — это гора. Поднимается на нее человек, и ему кажется, он сверху все увидит и поймет, что внизу происходит. Но оказавшись на вершине, понимает, что стал выше облаков, а низ закрыт облачной дымкой. И внизу вообще ничего не видно. Только время от времени из облаков всплывают лица. Но не для того, чтобы правду ему сказать. А в очередной раз чмокнуть в одно место. Поэтому нормальные гражданские заявления о каких-то проблемах важны для тех, кто наверху. И не только не должны пугать их. А напротив, восприниматься как некое благодеяние. А мы людей, которые показывают на недостатки нашего общества, причисляем к фашистам, предателям и иностранным агентам».
«Всегда, когда Церковь сращивалась и соединялась с государством, поддерживала и оправдывала все государственные дела, сама же от этого и страдала. …Церковь в государстве — все равно что совесть в человеке. Если совесть постоянно оправдывает все твои поступки, то нет у тебя совести. Но в то же время если совесть начинает тебя все время одергивать и тыкать носом — значит, ты постоянно находишься в состоянии маниакально-депрессивного синдрома, то есть сошел с ума. Нужен баланс».
«Лицемерие, как известно, тот порок, который Христос более всего в Евангелии обличает. Никакой другой, — ни воровство, ни блуд, — а именно лицемерие Христос бичует и проклинает».
«Если будет посыл, что у нас идеальная история, что Россия никогда войн не начинала и не проигрывала, никогда никому в мире проблем не создавала, то, глядя на эту идиллию, у ребенка возникнет когнитивный диссонанс. Как же так, если у нас все хорошо в истории, откуда же взялись проблемы, которые меня окружают? Фанфарная идеология никому не принесет пользу. История как наука важна только тогда, когда она учит не повторять ошибок. И надо бы как раз учить детей логически мыслить, устанавливать причинно-следственные связи между историческими ошибками и последствиями».
«Я думаю, что неверующего человека гораздо легче оскорбить, чем верующего. Закон о защите чувств неверующих был бы более уместен. С точки зрения христианина, атеисты — бедные, несчастные люди, которые живут на земле только ради этого мира. Их внутренняя гармония зависит целиком от дня насущного. Поэтому эту гармонию легко нарушить любой несправедливостью, любой проблемой. А путь верующего освещен Светом вечности. Если нет справедливости на Земле, то верующий знает, что справедливость все равно будет. Если верующего человека здесь убивают, то он все равно воскресает».

Tags: история, общество, религия05.06.2019 3881 просмотр Авторы «Меньше ада»
Леонид Дементьев
Иллюстрация: фрагмент фото из журнала vladimirdar.livejournal.com
Прочел статью на тему перехода митр. Каллиста из англиканства в православие, и появилась мысль рассказать о точно таком же сюжете, но наоборот – из православия в англиканство.
В прошлом я не задумывался, почему я православный. Ходил себе в церковь и ходил. Благодаря слащавым книжкам, лекциям Кураева и Осипова православие казалось невероятно логичной системой веры, и нелепо было даже думать о каком-то другом варианте.
Вот есть Русская Церковь, и она превосходна, как Острова Блаженных. Я активно спорил с антиклерикалами в пабликах, посвященных ненависти к безбожникам (а-ля «Обиженные Полоумные Атеисты»), с пеной у рта защищая все, что относится к религии. Что-то подобное было, наверное, у отца Каллагэна из «Salem’s Lot», который мечтал бороться не с обычным злом, а со ЗЛОМ, только ЗЛО – это были жалкие «аметисты», покусившиеся на святое и непорочное.
Вот есть православное богословие, и оно последовательно, как сциентизм. Читая вырванные из контекста цитаты, я действительно полагал, что в этом богословии все расставлено по полочкам. Что можно точно сказать: вот это православие, а это инославие. Еретики были еретиками, святые – святыми. Я видел свое поколение православных теологов и радовался, как ловко они сводили счеты с врагами Церкви.
Вскоре теология увлекла и меня. Понимаете, нельзя все время просто слушать богословов: рано или поздно это надоедает, и ты, жадный до мудрости, следуешь по проторенной ими тропе, в надежде найти еще больше гениальных мыслей, но уже аутентичных, оригинальных, взятых непосредственно из истории.
Началось все с малого. Оказалось, что мои иерархи в большей степени политики, чем мудрые старцы. Нет, я не про банальности вроде часов Патриарха. Во время споров из-за Украины по всей стране началась пропаганда против Константинопольской Церкви. Епископы кидались друг в друга цитатами из канонических сборников. В качестве оружия воспользовались даже Евхаристической Чашей. Как юристу, мне было смешно читать каноны так, как предлагали противоборствующие стороны – пренебрегая всей теорией права. Более того, я понимал, что это ненормально: разделять Тело Христово из-за какой-то юрисдикции (от Кураева всегда слышал о тысячелетнем православии с глубоким опытом мысли, но тогда возник вопрос: где этот опыт сейчас?).
Я обнаружил, что образы Бога на земле (так называли архиереев восточные патриархи в 1723 году, «Ибо Епископ… есть живый образ Бога на земле и… обильный источник всех Таинств Вселенской Церкви, которыми приобретается спасение. Епископ столь же необходим для Церкви, сколько дыхание для человека и солнце для мира») далеко отстоят от своего сакраментального статуса. Тут вам и покрытие преступлений, и козни против коллег (напр., Иоанна Златоуста), и подобострастное отношение к императорской власти, и споры, у кого благодати больше. Епископы канонизировали откровенных негодяев, вроде императрицы Феодоры, Геннадия Новгородского и Иосифа Волоцкого – людей, убивавших или призывавших убивать еретиков. Выяснилось, что епископальная власть де-факто в ПЦ сильнее, чем об этом рассказывали православные богословы.
Но еще оказалось, что и само православное богословие вовсе не систематично, а разрозненно и бессистемно. Хуже того, апологеты преподносят его как цельную конструкцию. До последнего уверенный в законченности православного богословия, я искал четкие ответы, а находил только новые вопросы. Женское священство противоречит традиции? Ну а как же ирландцы, у которых св. Бригитта была возведена в епископский сан? Любой церковный модернизм, начиная с запрета на вступление в брак для епископов, противоречит традиции. Или вот, скажем, учение о всеобщем спасении. Судя по якобы официальным вероучительным документам Православной Церкви, это лютая ересь. Но ересь, которую исповедовали св. Григорий Нисский и св. Исаак Сирин, поэтому православному нужно закрыть глаза и считать, что они просто ошибались?
Даже Вселенский Собор – догматический институт, через который по вероучению Православной Церкви действует Святой Дух, – после изучения исторического контекста уже не казался непогрешимым. Чего стоит только Седьмой Вселенский Собор, где, чтобы защитить иконопочитание, использовались подложные произведения.
То же самое можно сказать о безосновательно принятых догматах, например о Приснодевстве Марии. В Писании отсутствуют сведения о половой жизни Царицы Небесной после Рождения Христа, так зачем богословское мнение выдали за догмат? Кому хочется верить в Марию-девственницу, а не в Марию-супругу, тот пусть верит. Но навязывать?.. К слову, я всегда молился Марии, и причина, по которой я предпочел англиканство тому же лютеранству, например, кроется именно в этом.
С культом девства, кстати, непосредственно связан культ православных «весталок», которые вопреки Писанию нарекают себя «невестами Христа». Сначала православные богословы утверждают, что Церковь – то бишь мы все – Невеста, ибо так учит Писание. А потом эти же богословы защищают право весталок (ой, простите, святых дев) на мистический брак со Христом, у Которого такой брак уже давно заключен со всей Церковью. «Весталки», вероятно, невестее остальных христиан, как епископы – образнее. (Кстати, эта проблема не только у Православной Церкви: культом девства болеют и католики.)
Реакция православных братьев и сестер на несостыковки разочаровала: мало кому интересно поднимать такие неблагодарные темы, да и мало кто может. Кураева выгнали на задворки, он переквалифицировался в историка и увлекся играми престолов вокруг Киева. Стали популярны Ткачев, Максимов, словом, все те, кто когда-то был тише воды, ниже травы. Сложные темы на «Не верю» практически не поднимаются. Новых миссионеров вроде Киберпопа запрещает священноначалие или прессуют свои же. Интернет пестрит поиском ересей у бедного Осипова. В общем, не знаю ни одной конфессии, где была бы такая ненависть к инакомыслию. Серьезно. Лефевристы меньше возмущаются Вторым Ватиканским Собором, чем православные – обновленчеством.
Тем временем православное богословие тухнет в бесконечном пережевывании цитат Святых Отцов, а православная миссия – в бесконечном стремлении привлечь все больше и больше атеистов в наши ряды. Я заметил популярность и другой инициативы – в проектах наподобие «Ахиллы» поливать грязью МП по поводу и без повода, при этом ничего не делать, чтобы архиереи не наглели. Ну ладно, они злыдни, ну а ты, православный, тварь дрожащая, что ли? Увы, почти никто из противников Патриархии не согласен на митинги, реально готовых туда идти очень мало и собрать из них серьезный протест невозможно.
Я рассматривал вариант пойти на сделку с совестью. Многие так и делают. Считают, что предел православия – «чисто исповедовать Троицу в Боге и Двоицу во Христе», а остальное забывают. Кураев очень часто это цитировал. Но в таком случае православие – это все христианские конфессии. Чем это отличается от branch theory? Забавно это признавать, но православные традиционалисты оказались правы. Ты либо веришь в то, что предлагают исповедания и катехизисы, либо твое православие – синоним протестантизма. Сколько я спрашивал у православных, что оно для них значит, я слышал либо про традицию, либо про протестантизм – особую духовность, хаотичность и так далее.
К тому времени, как я осознал, что мои воззрения в лучшем случае относятся к протестантскому крылу христианства, об англиканстве я знал очень немного. Что есть Клайв Льюис, он хороший писатель с хорошими книжками. Что история англиканства началась не очень красиво. Что есть какая-то Англиканская Церковь, которой когда-то писали восточные патриархи. Вскоре после того, как в моей жизни совершился вышеописанный «еретический переворот», я стал задумываться о переходе в протестантизм и, соответственно, приглядываться к протестантским деноминациям. Решил, что даже если за оградой РПЦ меня ждет новый беспорядок, это во всяком случае будет беспорядок, никем не скрываемый (позже я обнаружу в этом мнимом беспорядке даже упорядоченность).
У меня был выбор. Баптизм я отверг, поскольку тезис «Только Писание» у тех баптистов, с коими я общался в своем городе, принимал радикальную форму. Нельзя читать Библию ради самой Библии. «Первенство Писания» + «Любовь» в качестве метода толкования всего, что из Писания проистекает, казались более разумными, но знакомых баптистов это не устраивало (хотя частично с формулировками они соглашались).
Другим вариантом было лютеранство. Это практически идеально, но лютеране отвергают пользу молитв ко святым, а я – большой «поклонник» Девы Марии. Конечно, я не молюсь ей напрямую и не прошу ее спасти душу, однако не вижу логики в отрицании духовной помощи. Мы зачастую просим близких помочь нам что-то сделать, почему не можем попросить об этом святых? Впрочем, сейчас, в силу отсутствия (надеюсь, временного) англиканской общины во Владивостоке, на Евхаристию я хожу именно в лютеранскую кирху, иногда посещаю православный храм.
Примерно в тот же момент, когда я рассматривал «лютеранский путь», мне попались материалы про англиканство. Заинтересовавшись, я начал расспрашивать людей, знающих эту конфессию по опыту: например, историка и английского католика Ивана Фадеева. Позже стал читать англоязычную «Википедию», просматривал официальные сайты Церкви Англии и Англиканского Содружества (АС), скачал для изучения Книгу Общих Молитв, после чего написал в церковь святого Андрея в Москве: так-то, хочу быть англиканином. В данный момент мне осталось только приехать в Москву или Санкт-Петербург и пройти конфирмацию. Это последняя преграда и уже просто формальность.
Теперь к вопросу о том, чем именно меня привлекло англиканство и почему – на мой субъективный взгляд – оно намного лучше классического православного богословия.
1. Теория ветвей. Православные, утверждающие, что все христианские конфессии суть выражения или ветви Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви и это разделение промыслительно, по сути используют теорию ветвей, введенную Уильямом Палмером. Члены АС признают одинаковую в сравнении со своей конфессией спасительность остальных конфессий, в случае если они придерживаются веры апостолов.
2. Понимание Sola Scriptura как Prima Scriptura. По англиканской традиции нельзя требовать от человека веры в то, что не может быть выведено явным образом из Священного Писания. Правило «догмат – это то, что содержит символ веры» наилучше работает в русле англиканского богословия, где символ веры понимается как объединяющий фактор всех христианских конфессий, хотя формально он часть Предания. Англиканство не отвергает Предание, но не уравнивает его с Писанием и не делает Писание частью Предания.
3. Отсутствие собороцентризма. Для Англиканской Церкви собор – это не непогрешимый авторитет, собор нужен лишь как своевременный ответ на различные вызовы, как историческое подтверждение эволюции Церкви. Он не является высшим выражением христианской веры, равным Божественному Откровению. Догматами, которые нельзя вывести из Библии, но которые приняты Вселенскими Соборами, можно пренебречь (но не обязательно – англиканин имеет право верить в иконопочитание, приснодевство, филиокве, чистилище, непорочное зачатие и прочее подобное).
Сегодня в АС соборы отсутствуют, зато имеется Ламбетская конференция. В 1888 году она вывела основные тезисы, которые отражают основы англиканства: Писание как Слово Божие, Никейский Символ веры как достаточное изложение христианской веры, наличие фундаментальных таинств (Крещение и Евхаристия), апостольское преемство.
4. Апостольское преемство при отсутствии сакраментального статуса епископа. Разумный баланс между наличием рукоположенного священства и его ролью в церковной жизни. Епископ не считается образом Бога на земле («Епископат нужен не для бытия, но для благобытия церкви».) Он управленец, действительно и реально представляющий вверенную ему территорию. Плюс женское священство. Женщины имеют полное право представлять на литургии Господа Иисуса Христа. Кроме того, священникам и епископам разрешены браки, в том числе между собой.
5. Адиафорность молитв ко святым при отсутствии осуждения. Только ты решаешь, молиться святым или не молиться и каким именно святым. В АС у поместных церквей есть свои месяцесловы; обязательное почитание какого-то определенного святого потому, что его почитает Церковь, отсутствует. Допустимо использование икон, но если ты считаешь их отклонением от Истины, никакой анафемы тебе не будет.
6. Допустимость теории эволюции. Поместные церкви АС признают возможность совмещения эволюционной теории и христианства. Ни в одной поместной православной церкви официального мнения относительно эволюции нет, что лишний раз дает повод назвать еретиком того, кто придерживается теистического эволюционизма.
7. Плюрализм мнений. В силу того что круг обязательного очень мал, возможно быть сторонником любого учения, соответствующего Писанию хотя бы на малость. Оттого в Англиканском Сообществе так много различных движений. По сути, оно вбирает и сочетает в себе весь богословский опыт остальных конфессий. Тут вам и англокатолики, и англоевангелики, и морталисты, кальвинисты, универсалисты и так далее. Кто-то похож больше на католиков, кто-то на православных, кто-то на протестантов. На уровне объективности никто из них, кроме отстаивающих азы христианского богословия (то самое «Просто христианство» Клайва Льюиса), не может претендовать на исключительность только своего мнения. В англоязычном сегменте интернета мне пока не встречались сайты, аналогичные «Всеереси.ру», где англикане методично уничижали бы своих же единоверцев. Обычно консерваторы предпочитают уходить в католицизм или, как митр. Каллист, в православие.
Из реально негативных сторон, с которыми я столкнулся при изучении англиканства, могу отметить только одну серьезную – это чрезмерная открытость к геям. Сам я не гомофоб и признаю, что гомосексуализм – скорее неприятная особенность человеческого организма или воспитания, чем свободный выбор; грехом же является гомосексуальный акт, а не просто ассоциация себя с каким-то общественным движением или платоническая любовь в стиле Сократа. Однако я крайне не поддерживаю попытки проведения однополых венчаний и рукоположение открытых гомосексуалистов. С другой стороны, в Англиканском Сообществе браками геев занимаются пока только отщепенцы, в основном присутствует одобрение так называемых гражданских партнерств, которые при отсутствии венчания (и, соответственно, нарушения библейских заповедей) позволяют геям получить некоторый набор супружеских прав без статуса супругов. Словом, что-то среднее между узаконенным сожительством и договором. Говорить о повальной эпидемии гомосексуализма в англиканстве пока рано, дальнейшая жизнь покажет, это просто популярное явление своего времени или нечто большее.
Подытожить сказанное хочу следующим. Я глубоко уважаю Православную Церковь, подарившую мне азы христианской веры. Вне зависимости от моего отношения к уродливому богословию православной традиции, я до сих пор с удовольствием слушаю некоторых православных теологов, читаю православную литературу и черпаю вдохновение в русской православной философии. Раньше я искал чужие ответы, теперь мне интересно подумать о том, как бы ответил я сам. Думаю, оценить правильность моего выбора поможет только Бог. [ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *