Православный Церковный календарь

ПРАЗДНИЧНАЯ ЁЛКА – РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ИЛИ НОВОГОДНЯЯ

История «русской ёлки» интересна и поучительна. Рождественская ель в современном понимании, то есть как цельное украшенное древо, фиксируется в С.-Петербурге в домах немецких протестантов в начале XIX века (указ Петра I от 20 декабря 1699 года о праздновании Нового года не имеет к ней прямого отношения). Первым православным домом, где установили ёлку, был, видимо, Зимний дворец: с 1830-х годов вечнозелёная красавица веселила семью императора Николая I и его гостей. Первое официальное о ней сообщение появилось в «Северной пчеле» накануне 1840 года: газета писала о продающихся «прелестно убранных и изукрашенных фонариками, гирляндами, венками» ёлках. «К середине XIX века немецкий обычай прочно вошёл в жизнь российской столицы. Ёлка становится для жителя Петербурга вполне привычным явлением».

Не все одобряли нововведение! Так, известный петербургский протоиерей Иоанн Полисадов (†1886) в одной из своих проповедей, гневно обличая «обновленцев», называл обычай устраивать для детей ёлку «совершенно нелепым, чисто немецким или, точнее говоря, каким-то языческим, вовсе неприличным Христову празднику, чистою бессмыслицею». Интересно, что бы он сказал нашему патриарху Кириллу, застав его за этим «языческим» и «неприличным» делом – освящением для детей главной рождественской ёлки страны?! Хороший урок для современных «ревнителей», враждебно относящихся к любым «иноземным новшествам». При этом без малейшей ретроспективной оглядки утверждается, что все будто бы наши обряды и традиции (люди ведь быстро привыкают к новому) – «исконно православные», восходящие едва ли не ко Христу и апостолам! Но обратимся к ситуации, сформулированной подзаголовком.

Хорошо известно, что нельзя служить двум господам и сидеть на двух стульях. Если наши православные «ревнители» всерьёз отвергают астрономически и символически безусловный день Рождества – 25 декабря по григорианскому календарю, то они должны быть последовательны до конца и игнорировать так называемый «гражданский Новый год». Но ведь в наших храмах всерьёз (а не лицемерно!) служат Новогодний молебен вечером 31 декабря. И Святейший Патриарх Алексий Второй поздравил россиян с наступлением третьего тысячелетия 31 декабря 2000 года и поздравлял с каждым Новым годом также 31 декабря по григорианскому календарю (а не 13 января, в канун фольклорного «Старого Нового года»)!

Такая раздвоенность лишает изначально Рождественскую ёлку всероссийского миссионерского статуса. Хорошо известно, что, запрещённая коммунистами в двадцатые годы прошлого века, ёлка была «переосмыслена» и возвращена ими же в 1935 году в качестве секулярной и только новогодней. С неизбежностью, Новый год и церемониал этого единственного дозволенного зимнего праздника перенял всю веселую рождественскую обрядность – украшенную елочку, народные гулянья, ярмарки, колядки, обмен подарками. И сейчас многие консервативные православные, живущие по принципу «человек для субботы», не признают торжеств во время поста (легко представить, каково приходится их бедным детям, когда в садах и школах проходят новогодние «огоньки» и раздаются подарки со сластями!). В такой ситуации, благословляя сначала «государственную» и общероссийскую новогоднюю ёлку в Кремле и по всей стране, а затем уже православную (более частную) рождественскую елку, Церковь идёт на компромисс. Оправдан ли он?

Но представим, что всё вернулось на круги своя, и Рождество Христово, как и раньше, празднуется до, а не после Нового года. Тогда 25 декабря становится государственным праздником и выходным днем. После торжественного рождественского богослужения Святейший Патриарх освящает в Кремле уже не «коммунистическую», приходящуюся на пост, а традиционную христианскую елку. (Таким образом, вопрос о второй ёлке, «новогодней», отпадает сам собой!) Новый год вновь приобретает свой нейтральный статус важной хронологической вехи, но лишается навязанного ему сакрального ореола. У школьников начинаются рождественские каникулы, а с Нового года к ним на совершенно законных основаниях присоединяются и взрослые (согласно постановлению Государственной Думы о новогодних каникулах). Православные христиане наконец-то уравниваютсяв правах с другими гражданами, и могут с чистым сердцем ехать с детьми на зимние курорты или проводить святочные дни в зависимости от достатка и желания. А после праздника Святого Богоявления (Крещения Господня), 6 января, – как и в старой России! – все возвратятся к трудам.

«Суббота для человека или человек для субботы?» Авторитетный ответ на этот вопрос был дан давным-давно, но «почему-то» не все христиане с ним согласны. Элементарного здравого смысла или «человеческого понятия», как оптимистично уверяла матушка Швейгентиль у Томаса Манна, «всегда на всё достанет!» Будем надеяться, что и мы не вовсе лишены этого ценного качества. Хотя иногда, по совести сказать, вера в это почти исчезает.

Примечания

Этюд о ёлке заимствован из книги: Рубан Ю. От Рождества до Сретения. Праздники рождественского цикла / Научный ред. проф. архим. Ианнуарий (Ивлиев). СПб.: Коло, 2015. – С. 96–99.

Цит по: Душечкина Е. В. Русская ёлка. История, мифология, литература. . СПб., 2012. – С. 54.

Там же. – С. 63.

Цит. по: Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковно-служителей. М., 1993. Т. 1. . – С. 526, прим. 1.

Ю. Рубан

Новогодняя елка – история символа праздника

Празднично украшенная ель является, пожалуй, самым главным символом Новогоднего торжества. Кто из нас не водил вокруг нее хороводы и не искал под ней подарков? Но какова история новогодней и рождественской елки?

История эта уходит корнями в далекое прошлое. Еще в языческие времена древние кельты и германцы почитали ель, считали, что она защищает от злых духов и болезней. Вечнозеленые еловые ветки были символом вечной жизни, ими украшались жилища. С принятием христианства старый обычай был продолжен, только вместо ветвей стали использовать целое дерево. Зеленые красавицы украшали к Рождеству в Германии и Эльзасе. Первое письменное упоминание о Рождественской елке датируется 1419 годом, когда в эльзасском городе Фрайбург елка была украшена фруктами и сластями. Однако, честь называться родиной Рождественской елки у Фрайбурга оспаривают Селеста (бывший Шлеттштадт), в том же Эльзасе, а также Рига (Латвия) и Таллиин в Эстонии. Надо помнить, что эти прибалтийские города в средневековье имели чисто немецкое население. В те времена Рождественская ель называлась Weihnachtsbaum – «рождественское дерево». Украшалась она фруктами, сладостями и орехами. «Классическим» вариантом убранства было размещение на одной части елки яблок, на другой церковных облаток. В дополнение могли использоваться Zischgold – украшения из позолоченных или посеребренных пластинок или полосок.

В XVI в. во времена реформации протестанты ввели новый элемент украшения — на верхушку ели стали устанавливать 8-ми лучевую звезду, символизирующую Вифлеемскую. Они же ввели обычай дарить детям рождественские подарки. В те времена большие ели устанавливались перед городскими ратушами и кафедральными соборами. В частных домах Рождественские ели были только у дворян и богатых купцов. Примечательно, что «домашние» елки были миниатюрные, и их подвешивали к потолочной балке, как ранее делали с «языческими» ветками.

В конце XVII – начале XVIII века религиозная символика начинает уходить на задний план, место церковных облаток занимают пряники, конфеты и рождественское печенье. Именно с такой Рождественской елкой познакомился молодой русский царь Петр I во время своего путешествия по Европе. С этого времени начинается дружба вечнозеленого дерева с Новогодними и Рождественскими празднествами в России.

В канун нового, 1700 г. вышел царский указ, повелевавший «По большим улицам, у нарочиты домов, пред воротами поставить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, еловых и мозжевелевых против образцов, каковы сделаны на Гостином дворе». А «людям скудным» предлагалось каждому «хотя по древцу или ветве на вороты или над храминою своей поставить… а стоять тому украшению января в первый день». После смерти Петра эта традиция была забыта, разве что питейные заведения в сочельник украшались еловыми ветками или целыми деревьями. По этим символам посетители легко могли распознать находящиеся внутри зданий кабаки. Долгое время единственными в России, кто украшал Рождественское дерево на праздники, были немцы, жившие в нашей стране.

В начале XIX века праздничная елка начинает входить в быт высшей аристократии империи. В 1818 году по инициативе великой княгини Александры Федоровны (немки по национальности) была устроена елка в Москве, а на следующий год — в петербургском Аничков дворце . В 1828 она же, став уже императрицей, провела праздник елки для своих детей и племянниц. С этого времени высшая петербургская знать стала устанавливать в своих дворцах зеленых красавиц. В середине 1840-х «немецкое обыкновение» стремительно распространяется на богатые слои столицы. Концом 1840-х годов датируется и первое упоминание об искусственной елке, что считалось особым шиком. «Рождественское дерево» получило имя “елка”, которое закрепилось за ним уже навсегда. Елкой стал называться и праздник, устраиваемый по поводу Рождества и Нового года: «пойти на елку», «устроить елку», «пригласить на елку».

К 1860-м годам столичный обычай массово переняли богатые обеспеченные люди в провинции. Елки появились в домах предпринимателей и состоятельных интеллигентов, в усадьбах помещиков. Это стало показателем высокого социального статуса. Бедные слои города не могли позволить себе такую роскошь — у них не было средств на приобретение рождественского дерева, дорогих елочных игрушек, они не могли украсить еловые ветки фруктами и сластями. Крестьяне, составлявшие большинство жителей империи, относились к забаве бар равнодушно, либо вообще не знали о существовании такого обычая. Первая публичная елка была организована в 1852 г. в Петербурге в здании Екатерингофского вокзала. Миниатюрные елочки в частных домах стали выходить из моды — их стали заменять величавыми лесными красавицами до потолка. Ее убранство тоже претерпело изменения: появились свечи, съедобных украшений стало меньше, преобладали игрушки из стекла.

В XX веке праздничную елку ждали испытания. С началом Первой Мировой войны разгорелись шовинистические страсти, в официальной печати поднялась волна критики «немецкого обычая», хотя законодательно «немецкое дерево» не было запрещено. Церковь так же выступила против данной праздничной традиции. Синод официально осудил ее, как иноземный. Приход к власти большевиков на время реабилитировал эту праздничную традицию.

Дело в том, что большевики отрицательно отнеслись к всплеску шовинизма. Любые ссылки на «непатриотичность» обычая рождественской ёлки отпали сами собой. Общеизвестно, что Владимир Ильич и другие руководители партии лично посещали детские рождественские елки. Именно по дороге на рождественскую елку в школу-интернат в Сокольниках, в январе 1919 года, на Ленина было совершено вооруженное нападение, что не помешало Владимиру Ильичу приехать к детям. В доме главы большевистской партии рождественские ёлки наряжали и в последующие годы. На Рождество 7 января 1924 года для детей из соседних деревень тоже был устроен праздник — наряжена пятиметровая ёлка.

Тучи над главным символом зимнего веселья стали сгущаться во второй половине 1920-х годов. Антирелигиозная пропаганда, совмещалась с критикой Рождественской елки. В 1929 г. было отменено празднование Рождества. День Рождества стал рабочим. Хотя этот праздник не был официально запрещен, для беспартийных, критика «поповских обычаев» была самая жесткая. Досталось и елке, ведь для многих радикальных партийцев она отождествляла собой не только религиозного праздник, но и сытый быт дореволюционной элиты. Праздничные елки перестали устраивать в учебных заведениях и государственных организациях.

Все меняется в середине 30-х, когда руководство страны решает сделать Новый год государственным праздником. Целей было много: отделить Новый год от Рождества, сделать праздник прежде всего детским, при этом предав увеселениям не только развлекательный, но и пропагандистский характер. Новогодние елки должны были воспитывать будущих строителей коммунизма. Праздничная елка должна была превратиться из символа досуга элиты в развлечение и инструмент агитации широких ребячьих масс. Вероятно, большую роль в реабилитации елки сыграл тот факт, что ее основными гонителями были представители левого уклона в партии, с которыми активно боролась сталинская группа.

Как и положено, в то время, воплощать принятые решения взялись энергично и масштабно. 28 декабря 1935 года в газете «Правда» вышла статья члена президиума ЦИК СССР П.П. Посташева в которой было написано следующее: «В дореволюционное время буржуазия и чиновники буржуазии всегда устраивали на Новый год своим детям ёлку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на сверкающую разноцветными огнями ёлку и веселящихся вокруг неё детей богатеев.

Почему у нас школы, детские дома, ясли, детские клубы, дворцы пионеров лишают этого прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны? Какие-то, не иначе как «левые» загибщики ославили это детское развлечение как буржуазную затею».

Трудно не согласится, что мысль была здравая и правильная. Буквально через несколько дней новогодние елки прошли по всей стране. Организовывала праздник «ёлочная комиссия», в которую обычно входили профсоюзные активисты: они разрабатывали программу, доставляли ёлку, обеспечивали Дедом Морозом, готовили подарки. Самым трудным был выбор подарков и принятие решения, «какой подарок сделать кому из ребят так, чтобы не выйти из лимита и в то же время все были довольны». Для каждого ребенка готовился особый подарок, что впоследствии вышло из практики советских ёлок, на которых предполагалось равенство всех детей. Таким образом, новый праздник становился общим делом всего трудового коллектива, тесно связывался с профсоюзом и производством. От прежней элитарности не осталось и следа. Большевики решили «влить новое вино в старые меха», и тут праздничная елка им как нельзя подходила. Новый год становился третьим по счету государственным торжеством, наряду с Октябрем и Первомаем.

В 1937 году Новый год праздновался особо широко. В Москве в ЦПК и О имени Горького была выставлена самая большая елка. А в Доме Союзов состоялся первый бал-карнавал отличников учебы — это было главным официальным праздничным мероприятием страны. Примечательно, что на этом празднестве впервые появилась напарница Деда Мороза – Снегурочка. Ни в каком обряде, и во всемирной рождественской традиции, подобного женского персонажа не существует, это уникальное явление, связанное только с советской и российской новогодней ёлкой. Однако, торжества 1938 года затмили предыдущие — ее посетило несколько тысяч детей. Она носила непередаваемый отпечаток той эпохи. Центром сказочного бала была зеленая красавица на которой ослепительно сверкали 10000 елочных игрушек, с рабоче-крестьянской тематикой. Рождественскую звезду заменила красная — коммунистическая. Во всю сцену висел огромный портрет отца народов. Самым популярным являлся павильон, посвященный кумирам тогдашних детей – летчикам и полярникам. Перед «волшебной комнатой» играл кукольный джаз под руководством дирижера Гуталина Гуталиновича. Попасть на главную елку страны было невозможно за деньги, для этого необходимо было быть отличником учебы, или ребенком передовика производства.

В целом Новый год и традиции обновленной новогодней елки пришлись народу по душе. Праздник и его неразрывный символ стали массовыми и демократичными. Даже в суровые годы Великой Отечественной войны советские люди, по возможности, встречали Новый год с наряженной елкой.

И напоследок о советских елочных украшениях. Их изменения отражали перипетии в судьбе страны. В бурные предвоенные годы хвойных красавиц украшали наборы шаров с портретами членов Политбюро, фигуры красноармейцев, самолеты и ледоколы. В тяжелый военный период на елках висели раскрашенные сгоревшие электрические лампочки, иногда стреляные гильзы. Во время правления Никиты Сергеевича Хрущева – игрушки в виде «царицы полей кукурузы», космических спутников и ракет. В годы застоя самыми престижными считались дефицитные игрушки из ГДР, а красные коммунистические звезды на елках стали все чаще заменяться нейтральными навершиями в виде стеклянного шпиля.

Вот так изменялась Новогодняя елка главный символ любимого праздника

kreep_81

Новогодняя елка является неотъемлемым символом празднования Нового Года и Рождества Христова, но мало кто знает, какой именно смысл скрыт в украшении этого растения.
Ель символизирует бессмертие, возрождение, стремление к совершенству, избавление от двойственности и терпение. Это устойчивое к непогоде и солнцу растение, круглый год радует глаз своим зеленым одеянием. Древние люди считали, что именно в ели обитают лесные духи, которых нужно умилостивить подарками. В конце каждого года, люди развешивали разные подарки для духов, украшали ель лентами, яблоками, яйцами, а у подножия зажигали свечи, чтобы задобрить лесных духов и молили богов даровать счастливый год. Первое упоминание о ели, как символе Рождества, связано со святым монахом по имени Бонифаций, который читал друидам проповедь о Рождестве. Чтобы убедить их, что дуб не является священным деревом, Бонифаций один из них срубил. Когда дерево упало, оно повалило на своем пути все остальные деревья, кроме ели. Бонифаций увидел в этом чудо и назвал ель деревом Христа.
Впервые наряжать елку на Рождество начали в Германии в XVI в.,в сочельник. В церкви устанавливалась живая елка, которую украшали яблоками, а со временем добавились и другие украшения, где каждое из них что-то символизировало. Лепешки из пресного теста означали причастие, фрукты — искупление, яблоки — плодородие, яйца — благополучие и гармонию. Верхушка ели была украшена восьмиконечной звездой в память о звезде Вифлеемской, которая указала путь волхвам, шедшим поклониться новорожденному Спасителю. Однако одно из описаний о символике рождественской елки, кажется особенно интересным, где она символизирует семь чакр, а звезда наверху, Божественное сияние и Вечную жизнь. По кругу елки, зажигались свечи до самого верха, которые на каждом ярусе символизировали определенную чакру.
В наше время под елку кладут подарки и открытки, что может символизировать материальный мир и его желания, но когда наверху зажигается большая яркая звезда, сразу создается впечатление, что самое драгоценное в жизни — это свет, который освещает и очищает душу, ведя ее к освобождению. Поэтому к Новому Году обязательно нужно устанавливать лучшие новогодние елки из http://zeleniykapital.ru/, которые могут быть заказаны уже в горшке и станут долго жить. После того, как пройдут все праздники, !живые новогодние елки! можно высадить в грунт или вернуть в магазин, если они были арендованы. Рождественская история, где будет стоять красивая новогодняя елка, станет символом хорошего настроения и желания в Новом Году стремиться делать добро на пути к Вечной жизни.

Ель как символ Вечной Жизни

  • Ребенок – это не сосуд, который нужно заполнить, а огонь, который нужно зажечь.
  • Стол украшают гости, а дом — дети.
  • Тот не умирает, кто детей не покидает.
  • Будь правдив даже по отношению к дитяти: исполняй обещание, иначе приучишь его ко лжи.
    — Л.Н. Толстой
  • Детей нужно учить говорить, а взрослых прислушиваться к детям.
  • Дайте детству созреть в детях.
  • Жизнь надо мешать чаще, чтобы она не закисала. — М. Горький
  • Детям нужно дарить не только жизнь, но и возможность жить.
  • Не тот отец-мать, кто родил, а тот, кто вспоил, вскормил, да добру научил.
13.08.2015

Ель очень старинное, красивое дерево, которое росло на территории пребывания Русов с испокон веков. Она издавна считается особенным деревом. Наши предки чтили ее как символ вечной молодости и силы. В представлениях разных народов мира ель считается символом храбрости, верности, долголетия, бессмертия и царских достоинств.

Ель была воплощением Древа Жизни, благодаря своим вечно зеленым ветвям. На Руси она была священным деревом, отражающим мировоззренческий подход к жизни: добро в дом, защиту дома, защиту от болезней, исцеление. С елью Русы сопоставляли символизм Вечной Жизни.

Ель круглый год не спит, бодрствует, счастье наше стережет. Говорят, что елка — непростая, себе на уме, это не правда. Дерево очень доброе, оно трепетно откликается на все просьбы, старается ради нас, оттого и на зиму не засыпает.

Оно предложит вам свою энергетическую поддержку круглый год, а не только летом. Хотя ель и не несет в себе особенно сильных свойств, ее энергия будет доступна тем, кто ощущает недостаток сил в зимние месяцы. И она будет рада поделиться с нами своей ласковой и спокойной энергией. Воздействие ели не одномоментно. Может пройти несколько дней, прежде чем вы ощутите особенную прохладную ясность и свежесть на душе, спокойствие рассудка.

С древнейших времен люди использовали в лечебных целях всевозможные растения: их кору, корни, соцветия… Однако мало кому известно, какими уникальными лечебными свойствами обладают обыкновенные еловые шишки. Чем больше будет их в нашем доме, тем здоровее и чище будет воздух, которым мы дышим.

Хорошо заготовить еловые шишки на зиму, причем не срывая с деревьев, а подбирая с земли. Подержав еловую шишку между ладонями буквально несколько минут, можно быстро избавиться от отрицательной энергии, накопившейся в организме. После бани их чрезвычайно полезно прикладывать к ушибленным и больным местам на теле — они вытягивают боль, заживляют поверхностные раны. С лечебными целями используют хвою ели, охвоенные побеги, молодые еловые шишки. Они содержат эфирное масло, дубильные вещества, смолу, витамин С, соли железа, хрома, марганца, меди, алюминия. Такого количества витамина С, как в ели, нет больше ни в одном растении. Содержащиеся в ней полезные вещества обладают противовоспалительным, противомикробным, обезболивающим, желчегонным, мочегонным и противоцинготным действием.

Древесина ели мягкая, лёгкая, не очень прочная, употребляется как строительный материал для мелких поделок. Музыкальные инструменты из ели обладают изумительным звуком, потому что волокна в древесине распределены очень равномерно (такую древесину называют резонансной). Верхние деки скрипок итальянских мастеров, в том числе Амати и Страдивари, выполнены из ели.

На свадебном каравае на Руси делают украшение из теста, столбиками, узором в ёлку. В канун купальской ночи еловые ветки втыкают перед воротами, хлевом, в стреху крыши и другие места, чтобы уберечь скот от болезней. При первом удое молоко процеживают через еловые веточки, чтобы оно не испортилось. Еловые ветки подкладывают при закладке дома под все четыре угла, чтобы предохранить его от грома. Ветки ели также втыкают в крышу дома – от ветра и грома, привязывают к яблоням – от бури, втыкают в стены, кладут под дом, в подпол – «чтобы буря не тронула».

Ольха, боярышник, тополь, ель и осина на большинство людей оказывают успокаивающее, расслабляющее влияние. Поэтому, если требуется снять стресс, расслабиться, уменьшить воспаление или боль, лучше всего для прогулок подойдут места, где растут эти деревья и кустарники.

Так же рекомендуем посмотреть

Рождественская ёлочка учебно-методический материал (старшая группа) на тему

Праздник

«У Рождественской ёлочки»

В центре зала стоит нарядная елочка. Дети заходят в зал и встают вокруг елки.

Ведущая: Дети, наши встречи у нарядной елочки продолжаются.

1 –ый ребёнок: В лесу родилась ёлочка,
В лесу она росла,
И вечной жизни символом
Та ёлочка была.
2 – ой ребёнок: Благословил Бог ёлочку
С небесной высоты,
Как образ целомудрия
И скромной красоты.
3 – ий ребёнок: Мечтала Богу ёлочка
Хоть чем-то послужить,
И плакала, что нечем ей
Младенца одарить.
4 – ый ребёнок: Христос-Спаситель ёлочку
За скромность полюбил.
Сияющими звёздами
Ее Он одарил.
5 – ый ребёнок: Теперь она нарядная
На праздник к нам пришла
И много-много радости
Детишкам принесла!

Дети исполняют песню «Ёлка в Рождество»

Слова А. Дольского, музыка С. Серина

Ведущая: Сегодня мы посвятим эту встречу большому христианскому празднику – Рождеству. А вы знаете, что это за праздник? (ответы детей) Усаживайтесь поудобней на стульчики и слушайте.
Выключается верхний свет, зажигаются огоньки на ёлке, звучит тихая музыка. Ведущая садится у стола, на котором стоит фланелеграф. Свет включается.
Музыкальный руководитель : Рождество — это религиозный праздник. Само слово Рождество говорит о том, что кто- то родился. По библейской легенде 7 января у Пресвятой Девы Марии родился Иисус Христос — Сын Божий. Весть о рождение Иисуса разнесли небесные ангелы. На небе появилась Вифлиеемская звезда. Рождество — это ожидание счастья, мира, домашнего тепла и семейного согласия.
Дети поют песню «Рождество».
Слова и музыка Н. Тананко

«Рождественская ёлочка»

Музыкальный руководитель: Когда родился Сын Божий все пришли к нему с дарами. Пришла и маленькая елочка к младенцу. Послушайте стихотворение о том, что из этого вышло.
Звучит негромко музыка. Музыкальный руководитель читает стихотворение неизвестного автора «Рождественская елка», воспитатель расставляет изображения на фланелеграфе.
Музыкальный руководитель:
Великое чудо в ту ночь совершалось. Спасителя Бог нам послал.
В забытой пещере, в заброшенных яслях Младенец, Сын Божий лежал.
Звезда над пещерой как свет путеводный, сияла ученым волхвам,
И громкая песнь пастухов величаво и стройно неслась к небесам.
С людьми вся природа в ту ночь ликовала : шумя на деревьях, листы
Таинственным шепотом славили Бога и пахли сильнее цветы.
Три дерева — пальма, маслина и елка у входа в пещеру росли.
И первые дни в горделивом восторге младенцу поклон принесли.
Прекрасная пальма его осенила зеленой короной своей,
А с нежных ветвей серебристой маслины закапал душистый елей.
Лишь скромная елка печально стояла: она не имела даров,
И взоры людей не пленял красотою ее неизменный покров.
Увидел то ангел Господень и елке с любовью сказал:
«Скромна ты, в печали не ропщешь, за это от Бога награда тебе суждена».
Сказал он — и звездочки с неба скатились на елку одна за другой,
И вся засияла, и пальму с маслиной затмила своей красотой.
Младенец от яркого звездного света проснулся, на елку взглянул,
И личико вдруг озарилось улыбкой, и ручки Он к ней протянул.
А мы с той поры каждый год вспоминаем и набожно чтим Рождество
Ребенок ли, взрослый — все празднику рады, и в каждой семье торжество!
Ведущая: Повеселимся и мы у рождественской елочки.
Дети встают вокруг елочки и поют песню:

слова и музыка Н. Тананко

«Рождественская ёлочка»

Ведущая: Да, красива наша Рождественская ёлочка! Украшена шарами, гирляндами. А что еще у елочки на верхушке? Звезда. А знаете ли вы, почему елку украшают звездами? Нет? Тогда слушайте.

Гаснет свет.

Ведущая начинает свой рассказ о рождественской елке (материал из сборника «Вифлеемская звезда»).

Давным-давно это было. Сидели как-то пастухи на привале. Ночь. Тишина. Вдруг один из них, сидевший лицом на восток, воскликнул: «Смотрите, смотрите! На небе делается что-то необыкновенное!». Действительно, все небо было залито ярким светом, как будто день сошел на землю. Появился Ангел Господень и возвестил о Рождестве Младенца Иисуса. Пастухи решили идти поклониться Младенцу.

Зашумел, заволновался ближний лес. Деревья тоже решили идти к Священной пещере. Старый могучий дуб предложил выбрать представителей от каждой породы деревьев. Выбрали представителей и двинулись в путь. Только ели задержались. Но вот и от них отправилась в путь елочка — маленькая, пушистая, выбранная не за года, а за свою красоту.

Когда елочка подошла к пещере, ей ничего не было видно. Старые и могучие деревья загораживали ей вход в пещеру.

Тогда елочка поднялась на ближний пригорок и оттуда пыталась заглянуть в пещеру. В это время с небес скатилась голубая звезда и села елочке на макушку, а вслед за ней разноцветные звезды усыпали елочку.

Оглядела себя елочка и сказала: «Как красиво сверкают эти звезды. Я непременно должна показать их Младенцу Христу».

Елочка спустилась с пригорка и подошла к пещере. Увидев елочку, старые деревья расступились и пропустили ее. Она благоговейно склонила свою верхушку к яслям и прошептала: «Мир на земле. И в человеках благоволение».

И еще ярче засияли на ней звездочки.

Хоровод: «Ёлочка»

Ведущая: О славном празднике Рождества дети почитают стихи.

(Стихи о Рождестве)

Ведущая: А в какое время года бывает Рождество?

Дети: Зимой.

Ведущая: Сейчас дети почитают стихотворения о зиме

(Стихи о зиме).

Ведущая: Празднование Рождества всегда несло с собой веселье. В этот светлый день и мы с вами будем веселиться. А вы любите праздничные игры?

Дети: Да.

Ведущая: Тогда поиграем!

Проводятся подвижные игры

«Золотые ворота»

«Два Мороза»

«Цветные коврики»,

«Игра с бубном»

Ведущий: Как не жаль, близится к концу наш праздник. На празднике было все: и игры, и песни, и шутки, и смех. А чего не хватает? (Подарков) Правильно, подарков, ведь на рождество принято дарить друг другу подарки. Вот и сегодня от нашей Рождественской ёлочки вам целый сундучок угощения. Давайте скажем Рождественской ёлочке большое (спасибо).

Заключительное слово Ведущей. Уход детей в группу.

Распространение по странам и континентам

Есть народное предание: когда Христос родился, понесли деревья ему подарки, яблоня — яблоки, вишня — вишни. Только елка не приближалась и плакала тихо, страшась уколоть Младенца. Но Он пожалел ее и украсил игрушками и сластями, оттого и сегодня ель украшают к Рождественскому празднику.

Кроме этой романтической, есть еще несколько версий появления ели как главного рождественского дерева.

Первая информация о ели как символе христианского Рождества встречается в рассказе об апостоле Германии — святом Бонифации. В VI веке апостол, рассказывая язычникам о Рождестве Христовом, срубил дуб, посвященный богу грома Тору.

Святой Бонифаций хотел лишь показать бессилие языческих идолов. Но дуб, падая, повалил все деревья вокруг — кроме ели.

С тех пор, по народной легенде, ель и стала главным рождественским деревом у германских племен Центральной Европы.

Вторая (тоже немецкая) версия относится к 1513 году: согласно ей, Мартин Лютер, глава Реформации в Западной Европе, показал себя реформатором не только в вопросах веры. По народному преданию, во время вечерней прогулки в канун Рождества Лютер, пораженный красотой зимнего леса, покрытого сверкающим снегом, срубил одно из деревьев, оказавшееся елкой, и принес к себе в дом. До нововведения Лютера немцы ставили в своих домах деревянное сооружение в виде пирамиды, под которую клались подарки.Постепенно ель завоевывала популярность как рождественский символ и в других странах Европы, но повсеместно ее начали устанавливать лишь к концу XVII века. В Америку ель завезли немецкие поселенцы; в Болгарии, Югославии, Греции и Албании она появилась только после Второй мировой войны.Это хвойное дерево проникло даже в мусульманские страны (Иран и Марокко), где Рождество праздновала лишь небольшая часть населения. В Турции же в 30-е годы XX века устанавливать ель на Рождество христианам запрещалось указом правительства: отказ мотивировался «опасением нанести вред природе».

Гравюра, 1858 г. Изображение с сайта wikipedia.org

В России традиция ставить елки на Рождество появляется при Петре I. До этого символом Рождества был вертеп, также пришедший из Европы. Среди указов, регламентирующих разные стороны жизни всех сословий,

Петр I издал и указ ставить «по знатным и проезжим улицам у ворот и домов украшения из древ сосновых и еловых, на манер иноземных обычаев».

Однако елка сначала никак не приживалась: еще в 30-е годы XIX века ее устанавливали только в домах петербуржских немцев и у самых знатных русских дворян, бедняки же и средний класс игнорировали нововведение. Лишь к концу XIX века рождественская елка вошла в дома всех слоев населения.

Долгое время ель не украшали, только к середине XVIII века на нее стали вешать орехи, сладости и куриные разукрашенные яйца, а потом и игрушки из стекла. Первый стеклянный шарик-елочная игрушка был выдут в Тюрингии.

Коррективы климата

Но не везде елка — главный герой Рождества. Например, мексиканцы наряжают пальмы, в Новой Зеландии на праздник ставят похутукалу — растение, распускающееся красными цветами в канун католического Рождества. В Шанхае игрушки вешают на ветки ивы и бамбука, а китайцы привыкли видеть засахаренные фрукты и орехи на веточках карликовых мандариновых деревьев.

Понять, что наступило Рождество в Израиле, можно по нарядному кипарису.

И наконец, в жаркой Африке баобабы — символ Рождества. В деревне срубают небольшие ветки гигантов и украшают их разноцветными ленточками и пучками трав.

В городах же жители чаще вешают на двери венки из омелы, украшенные колокольчиками и цветными гирляндами.

Рождественская ёлка русских эмигрантов

Всё у нас в Рассее лучше.

Е.Н. Чириков. «В ночь под Рождество»

Ёлка в эмиграции составляет особую страницу в судьбе русской ёлки. Небывалый в истории России людской поток увлёк за её пределы людей, долгие годы бережно хранивших память о родине и свято соблюдавших старинные традиции. Рождественская ёлка, которая относительно недавно завоевала Россию, в среде эмигрантов первой волны оказалась в одном ряду с самыми дорогими утраченными ценностями. Эта странная метаморфоза, произошедшая с ёлкой, которую ещё менее века тому назад называли «немецким нововведением», привела к тому, что именно она, запечатлевшаяся в сознании эмигрантов как прекрасное воспоминание детства, превратилась в один из главных символов родины, утраченной в результате большевистской революции. Поэтому неудивительно, что воспоминания о России, приобретавшие особенную остроту в дни великих праздников, возрождали в сознании картины безвозвратно ушедшего прошлого — родного дома, родной природы, православных праздников, в первую очередь — Пасхи и Рождества с его непременной и столь полюбившейся ёлкой: «Рождественские праздники были особенно ценны… ёлкой со всеми её игрушками и сластями, сусальным дождём и т.д.» . Тысячи русских семей, потерявших родину, на старое Рождество с тоской вспоминали самые прекрасные моменты своей жизни, и ёлка неизменно оказывалась в ряду этих воспоминании- «Сейчас в центре рождественского веселья, преимущественно в городах, стоит убранная свечами, разукрашенная ёлка — символ Небесного Света — нашего Спасителя, — писала парижская эмигрантская газета «Возрождение». — Сияющая огнями ёлка не потеряла своего обаяния и на чужбине — она связана невидимыми нитями с нашим милым и невозвратным прошлым» ; «…раскрыв коробку со старыми ёлочными украшениями, можно неожиданно вспомнить многое…

Сегодня опять, во сне,

Я вспомнил мой первый шаг:

Весёлый пушистый снег

И отблеск ёлки в свечах»,

— подобного рода признания постоянно встречаются в рождественских номерах эмигрантских изданий. Даже своя, обычно с громадным трудом устроенная ёлочка была для эмигрантов лишь «условным символом какой-то другой ёлки», той, которую они знали в России . В печальной «Рождественской думе эмигранта» русская ёлка воспринимается как пространственно отдалённая от лишившихся родины людей:

Настало Рождество Христово,

А ёлка наша не готова.

Вдали от нас она стоит

И думу скорбную таит…

…Мы ждём, что ёлочный наш дед

К нам за рубеж проложит след.

И.С. Шмелёв в книге «Лето Господне», над которой он работал в эмиграции с 1933 по 1948 год, ностальгически восстанавливает в памяти дореволюционное русское Рождество. В его воспоминаниях ёлка предстаёт не только как обязательный рождественский атрибут, но и как характерная черта именно русского Рождества, а для писателя — единственно истинного. И русские ёлки для него не сравнимы ни с какими другими:

Перед Рождеством, дня за три, на рынках, на площадях, — лес ёлок. А какие ёлки! Этого добра в России сколько хочешь. Нe так, как здесь, — тычинки. У нашей ёлки… как отогреется, расправит лапы, — чаща.

Те же ноты звучат и в мемуарах Ивана Лукаша. Написанные много лет спустя после отъезда из России, они, помимо переполнявшей их тоски по давно ушедшему в прошлое прекрасному русскому Рождеству, донесли до нас множество мелких подробностей о русском «ёлочном быте»: «На Рождестве в домашнем воздухе были разлиты чистое тепло и прохлада ёлки». Сны у него перемежаются с воспоминаниями:

…Приснилось, что потерял шапку и хожу среди рождественских ёлок у Академии Художеств, — по еловому лесу… Впрочем, ёлки и наяву продавались у Академии Художеств, на 4-ой линии. Мелкие, жидкие снизу, воткнутые в деревянные кресты, стояли на дровнях, другие, перевязанные мочалками, были повалены друг на друга в снег, и высились чащей большие ели, перекладины которых были из брёвен.

Постоянные преувеличения (даже гиперболизация) и идеализация эмигрантами ёлок своего российского детства порою у них самих вызывали иронию. Именно эту особенность их памяти шутливо обыгрывал А. Ренников в одном из своих святочных текстов, посвящённом рассказам эмигрантов о прекрасном российском прошлом.

А ёлки у всех в детстве были только гигантские: высотой метров в десять, пятнадцать. Свечей зажигали при пошатнувшихся делах одну тысячу, при улучшении обстоятельств — две. Чтобы прикрепить звезду к вершине ёлки, специально звали из местного цирка акробата.

Впрочем, эти преувеличения не всегда были столь уж далеки от реальности. Князь Ф.Ф. Юсупов в своих эмигрантских мемуарах рассказывает о тех феерических ёлках, которые устраивались в их петербургском доме на Мойке:

Готовились целыми днями, на стремянках вместе с прислугой наряжали высоченную ёлку, до потолка. Сиянье стеклянных шаров и серебряного дождя зачаровывало наших слуг-азиатов. Прибывали поставщики, доставляли нам подарки для друзей, и суматоха росла. В праздничный день являлись гости — почти все дети, наши ровесники, приносили с собой чемоданы, чтобы унести подарки. Подарки нам раздавали, потом угощали горячим шоколадом с пирожными и вели в зал на «русские горки».

Рождественская ёлка превратилась в один из устойчивых образов эмигрантской литературы. Вспоминается, приобретая новое, трагическое осмысление, и сюжет о «чужой ёлке»: любующийся на чужую ёлку оборвыш теперь ассоциируется с судьбой разбросанных по всему миру русских людей:

Старый рождественский рассказ о замерзающем перед чужим окном, в котором видна нарядная ёлка, мальчике сама судьба расширила, обобщила и развила в целую драму.

Элементы рассказа остались те же.

Громадное окно чужого благоустроенного дома, сверкающая Рождественская ёлка, весёлые довольные дети, которых ждёт радость и грядущая нормальная жизнь в своей стране с её привычным бытом. Но мальчик уже не мальчик, а тысячи разбросанных по всему миру бездомных русских.

В рассказе четырнадцатилетнего мальчика, присланном перед Рождеством 1924 года в берлинскую газету «Дни», одинокий русский эмигрант в Сочельник бредёт по улицам Берлина; во всех окнах он видит зажжённые ёлки. «У них есть родина, семья… — думает он. — У меня этого счастья нет… Я на чужбине среди этих чужих, холодных людей» . А «где-то, верно, уже горели огни, трепетали камины, подарки слетали с пахучих веток в протянутые руки детей», — перекликается с мыслями бездомного героя Н.Н. Берберова .

Несмотря на постоянную ограниченность средств, русские эмигранты всеми силами стремились сохранить и поддержать традицию, по возможности устраивая как домашние, так и общественные ёлки для детей. Накануне 1920 года А.И. Куприн обратился с воззванием, опубликованном в выходившей в Финляндии газете «Новая русская жизнь». Прося помочь русской гимназии в Перкиярви пожертвованиями (вещами, книгами, учебниками, играми и пр.), писатель не удерживается от воспоминаний: «Теперь близко Рождество. Когда-то… помните?.. была Рождественская ёлка… подарки… улыбки… но… Боже мой, как давно…» . Семнадцать лет спустя К.К. Парчевский в парижской газете «Последние новости» рассказывает о полученных им от пожилого голландца письме и деньгах. Голландец сообщает ему об организованном в Лейдене объединении русских эмигрантов, которое на праздниках устраивает для детей общественные ёлки, и просит купить на присланные им деньги хороших русских книг, которые он хочет передать в это объединение для раздачи детям в виде рождественских подарков: «Они забывают свои язык и, удалённые от родной страны, могут совсем от неё оторваться. Это было бы ужасно грустно» . В 1934 году православный приход Куоккала (ныне посёлок Репино на Карельском перешейке) устроил ёлку для эмигрантских детей, на которой их угостили чаем с кренделем, после чего Рождественский дед, вызвавший всеобщий восторг, раздал подарки: «разноцветные мешочки со сластями, конфектами, пряниками и орехами» .

Марина Цветаева, испытавшая во времена своего московского детства ослепительное счастье от ежегодных домашних ёлок (о чём мы узнаём из воспоминаний её сестры Анастасии), в письмах из Франции, адресованных своей чешской приятельнице Анне Тесковой, с поразительным постоянством упоминает о ёлках, которые она, несмотря на всегдашнюю нужду, обязательно устраивала для своих детей. 3 января 1928 года она пишет, что подарки дети «получат послезавтра под ёлкой»; 2 января 1937 года: «Но ёлка всё-таки была…» («всё-таки» — значит было опасение, что ее не будет); 3 января 1937 года: «…непрерывно о Вас думала, особенно под нашей маленькой ёлочкой, вернее сказать — над!»; 26 декабря 1938 года: «Но ёлочка всё-таки — была. Чтобы Мур когда-нибудь мог сказать, что у него не было Рождества без ёлки, чтобы когда-нибудь не мог сказать, что было Рождество — без ёлки. Очень возможно, что никогда об этом не подумает, тогда эта жалкая, одинокая ёлка — ради моего детства…»; и наконец 3 января 1939 года в последнем письме из Франции: «У нас была (и ещё есть) ёлочка, маленькая и пышная, как раздувшийся ёжик» .

Стал я безродным, какое же мне Рождество?

Но почему-то в Сочельник, как некогда в детстве,

Сердце взлетает и ждёт неизвестно чего.

…Если бы снова в страну продолжительной ночи

За окнами ветер колышет

Вечнозелёные ветки, и ветки качаются.

Новый год один из самых ярких и ожидаемых праздников в году. Предновогодняя суета в предвкушении боя курантов и загадывания желаний в кругу самых близких людей, бесконечная беготня по магазинам, то за забытым горошком, то за чем-то иным, ставшим очень важным именно в этот день. Дети лепят снеговиков, не догадываясь, о том, что родители в это время носятся по магазинам в поиске долгожданного подарка, написанного в тайном письме Деду Морозу.

Елка – неизменный атрибут главных зимних праздников – Рождества Христова и Нового года. К её выбору люди традиционно относятся с особой тщательностью в зависимости от предпочтений и сложившихся традиций. Но как это дерево приобрело такое культовое значение?

История появления Рождественской елки ведёт свой отсчёт с конца Средневековья. По мнению историков у германских народов существовал древний обычай идти на Новый год в лес, где украшали заранее выбранную ель цветными тряпочками, свечами и сладостями. Со временем деревья начали срубать и приносить домой, чтобы наполнять жилище приятным запахом хвои, наслаждаться их красотой в тепле и в кругу самых близких родственников. Ель ставили на стол и украшали её горящими свечами, фруктами и сладостями. После крещения германского народа все эти традиции празднования новогодних праздников с елкой начали приобретать христианский характер.

Непосредственной датой, от которой берёт своё начало история рождественской елки, стал 1512 год. По приданию, тогда идейный вдохновитель немецких протестантов Мартин Лютер, гуляя по лесу, был поражён красотой припорошенной снегом елки, и ему захотелось показать своим детям это чудо природы. Люди и раньше приносили елки из леса, но ставили их во дворе, чтобы колючие ветки отпугивали от дома чертей. Лютер же не захотел делать из елки пугало. Он внес ее в дом, украсил сладостями, яблоками и ватными пушинками на радость детворе. Пастор подвесил деревце под потолком, чтобы дети могли наслаждаться видом развешанных украшений и подарков. Во время праздника дети радостно срывали с подвешенного деревца сладости, а елку в тот же вечер выбрасывали. В последующие годы уже начали ставить елку на пол, появились специальные игрушки для её украшения.Но, не смотря на несколько веков существования этой традиции, повсеместно устанавливать в домах рождественские елки стали относительно недавно – в XIX веке. Именно тогда вечнозеленые, хвойные красавицы стали регулярно устанавливаться в королевских дворцах Франции, Германии, Англии, Норвегии, Дании и России.

Рождественский праздник 1914 год

Легенды и факты о рождественской ели весьма разнообразны. Существует легенда о том, откуда пришла традиция украшать елки блестящей мишурой. Давным-давно жила бедная женщина, у которой было много детей. В ночь перед Рождеством Христовым она нарядила елку, но ей не хватило игрушек. Ночью на елке побывали пауки, и переползая с ветки на ветку, закутали её плотной паутиной. В награду за доброту многодетной матери, младенец Христос благословил дерево, и паутина превратилась в сияющее серебро.

Также существует легенда, что первые елочные шары появились из-за неурожая яблок. Запасы фруктов к зиме быстро истощились и находчивые стеклодувы маленького городка в Баварии на замену круглым яблокам выдули разноцветные шары. А в 1870-х годах в Америке простой телеграфист догадался заменить пожароопасные свечи на электрические гирлянды.

Нашему Деду Морозу повезло больше, чем его коллегам. Ни у кого из них нет такой симпатичной и молодой помощницы, как Снегурочка. Мы привыкли считать её внучкой Деда Мороза. Но, оказывается, Снегурка Деду Морозу приходится бабушкой. В самых старых сказках ее, оказывается, зовут Кострома, её сжигают на костре, как и Масленицу. А обе они, не что иное, как старинная крестьянская богиня славян. Сам Дед Мороз гораздо младше своей «внучки».

Новогодняя елка в Колонном зале дома Союзов 1950-ые

В большинстве стран есть свои какие-то уникальные традиции празднования нового года и Рождества. К примеру, в Эстонии уже много лет существует порядок, после праздников елки не выбрасывают, а приносят и сдают в определённые пункты. Затем из них сооружают различные скульптуры и в назначенный час, вместо того чтобы быть оставленными среди мусорных контейнеров, новогодние елки ещё несколько часов служат центром огненного шоу — «Сжигание праздничных елок». Власти заранее готовят эти мероприятия и всячески поощряют их. Кроме самого шоу, зрителей, особенно детей, часто ждут разнообразные сюрпризы, подарки и сладости. Во время мероприятия большое внимание уделяется проблемам экологии и чистоты.

В России традицию украшения новогодней елки ввёл Петр I. Он, еще в молодые годы гостивший у своих немецких друзей, был приятно удивлен странным деревом, на котором вместо шишек висели яблоки и конфеты. Став царем, Петр I издал указ отмечать Новый год, как в просвещенной Европе. В нем предписывалось украшать большие проезжие улицы, дома и ворота сосновыми и можжевеловыми ветвями. После смерти Петра традиция была забыта, а популярным новогодним атрибутом елка стала гораздо позже. В 1819 году великий князь Николай Павлович по настоянию супруги впервые поставил в Аничковом дворце новогоднюю елку, а в 1852 году в Санкт-Петербурге в помещении Екатерининского вокзала была наряжена публичная рождественская елка. Образ рождественской елки прочно укоренился в христианской религии. На вершину дерева всегда помещали игрушку, символизировавшую Вифлеемскую звезду, взошедшую при рождении Иисуса и указавшую дорогу волхвам. Так елка стала символом Рождества.

Российская история рождественской елки не всегда была такой безоблачной, например, с 1926 года, в связи с антирелигиозной работой среди населения, украшение елки было принято считать антисоветским преступлением, но уже 1935 году был организован первый новогодний утренник с украшенной елкой.

А в канун нового 1938 года в Колонном зале Дома союзов была установлена огромная 15-метровая елка с десятью тысячами украшений и игрушек, с тех пор её традиционно называют главной елкой страны. С 1976 года главной елкой стала считаться елка в Кремлевском Дворце съездов, коей является и по сей день.Вот такой непростой и тернистый путь преодолела эта лесная красавица. Прежде чем украсить наш с вами рождественский праздник.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *