— Уважаемый Алексей Ильич, почему Бог дает детей некоторым, например, малолетним подросткам, распутным женщинам, людям не в браке или пьяницам, а некоторым здоровым не дает?

— Почему вы так решительно говорите: Бог дает? Одна из основных истин христианства выражена греческим словом «синергия». Синергия означает: не Бог сам по себе действует в отношении человека (это ложь). Не человек может сделать сам все, что захочет (тоже не верно). Оказывается, Господь действует в полном соответствии с духовным состоянием человека. Что такое духовное состояние человека?

Вот мы читали отрывок из Евангелия, как в храм вошли фарисей и мытарь. И кто же вышел наиболее оправданным? «Праведный» фарисей, который морально чист, с одной стороны, и мытарь – обманщик – с другой стороны. И мытарь, который покаялся, вышел более оправданным. А Святые отцы говорят, вообще оправданным человеком. А фарисей вышел осужденным. Так и тут, все совершается, в конечном счете, по воле Божьей. Но воля Божья находится в соответствии с духовным состоянием человека. Бог есть врач, и Он смотрит на состояние человека и соответственно дает «лекарственные» обстоятельства. В вашем случае, откуда мы знаем, что полезнее для вас. Причем полезнее единственно с духовной точки зрения, с которой мы войдем в жизнь вечную.

И поэтому видим внешние, кажется непонятные различия, а по существу совершенно ясные различия: кому Бог дает детей, а кому не дает детей. Все обусловлено нашим духовным состоянием. Наше духовное состояние определяет волю Божью по отношению к нам. Бог не сам по себе действует, а в соответствии с тем, кем мы являемся. А мы говорим: вот, Бог дает детей малолетним подросткам, распутным женщинам, людям не в браке и пьяницам, а мне, такой святой и хорошей, не дает! Всё, святая, хорошая, «поздравляю» тебя! Недаром Святые отцы говорят, что корень всех зол – это самомнение. Это – видение себя лучше, чем другие. Когда я смотрю сверху вниз на эту распутную или на этого пьяницу. А перед Богом она окажется неизмеримо ближе к Нему, чем мы. И тогда не будет нашего недоумения. А почему у нас возникает недоумение? От самомнения: «Я – хороший! А эта женщина – дрянь, и у нее все есть. Не понимаю, Господи, тебя, насколько ты несправедлив».

Отношение к бездетности во все времена было однозначным. В наше время семей, где нет детей, становится все больше. Как относиться к тому, что ребенка невозможно зачать и родить? Как понять — почему? На эти и другие вопросы отвечает Ирина Мошкова, кандидат психологических наук.

— Очень важно понять, что рождение ребенка — это чудо, это милость Божия. Современные люди этого часто не понимают, у них нет такого отношения к детям, потому что нет крепкой веры, нет понимания христианской традиции. Сейчас укоренилась совсем другая практика: «МЫ» делаем ребенка, «МЫ» его рожаем. И относиться к ребенку люди начинают как к собственности. Появилось словосочетание «завести ребенка», как будто речь идет о кошке или собаке. Во всем звучит какая-то произвольность…

Появились новые технологии, новые подходы к организации жизни, и это таит в себе большой соблазн. Человеку начинает казаться, что он все может, всем может управлять в соответствии со своими желаниями. Хочешь мальчика — будет тебе мальчик, хочешь девочку — будет девочка. Хочешь, чтобы был здоровый ребенок — это тоже можно устроить.

Многие вообще относятся к рождению ребенка как своей прихоти. Вот, например, некоторые одинокие женщины рассуждают так: «Рожу ребенка для себя». Это неверная, циничная предпосылка. Потому что ребенок рождается не для матери, не для ее утешения. Ребенок — это личность, которую Господь вызывает из небытия к бытию ради осуществления какого-то определенного, только Ему известного, предназначения. И жизнь, и смерть — все в руках Божиих. И рождение ребенка — тоже в Его руках. Господь может дать дитя, а может и не дать…

Из Священного Писания нам известны такие супружеские пары, которые всю жизнь прожили в любви и согласии, но у них не было детей. Вот, например, Авраам и Сарра. Вспомним, что Господь не давал им ребенка, пока в их дом не пришли три путника, точнее пока Сам Бог, Пресвятая Троица, не явился перед ними в виде трех ангелов. Только когда воля Божия была определена, Аврааму и Сарре было сказано, что у них, у престарелых уже людей, родится сын, который не только продолжит их род, но от которого произойдет многочисленный народ.

Аврааму и Сарре было трудно в это поверить, ведь в возрасте почти ста лет дети уже не рождаются. Получение такого обетования казалось бессмыслицей. Сарра даже засмеялась в этот момент, но один из Ангелов строго сказал ей: «Ты скоро поймешь, что твой смех — это результат неверия, недоверия Промыслу Божию». И у них действительно через некоторое время родился сын Исаак.

Еще примеры: Захария и Елисавета, родители Иоанна Крестителя, или Иоаким и Анна — отец и мать Пресвятой Богородицы. Рождение Божией Матери тоже произошло, вопреки всем законам человеческого естества, совершилось уже у престарелых родителей, в том возрасте, когда дети у людей уже не рождаются.

Если есть на то воля Божия, ребенок появляется на свет. Однако, при этом иногда это событие по какой-то причиние откладывается. В это время родители молятся, и, доверяя Богу, не перестают надеяться на Его милость. Родившийся ребенок получает от Бога особое предназначение. Раньше люди понимали, что дитя — это дар Господа, и когда оно появлялось на свет, родители его Богу и посвящали. Эта древняя традиция нынче совершенно утрачена. Сейчас людям кажется, что они все могут сами сделать, все могут купить и определить произвольно. Как будто бы есть какая-то «индустрия по производству детей».

— Фактически, к этому и идет сейчас наше государство: к какой-то индустрии. Все больше распространяются ЭКО и прочие технологии.

— Да. Появилось такое понятие, как «планирование рождения» ребенка, существуют Центры планирования. Они, конечно, выполняют определенную положительную функцию: проводят занятия, дают знания, способствующие наступлению беременности, заботятся, чтобы супруги были к этому психологически подготовлены. Но люди забывают, что дар жизни — за пределами человеческих возможностей. Возникает такое технократическое, прагматичное отношение к рождению: раз я хочу — «вынь да положь». И, естественно, пары очень нервно реагируют, когда у них сразу что-то не получается. Если дитя не появляется мгновенно, по первому желанию, у женщин нередко начинается истерика: они плачут, нервничают, идут к психологу, к священнику… Я знаю несколько примеров, когда пары прибегают к ЭКО — искусственному оплодотворению, технология срабатывает, ребенок рождается, но семья все равно потом разрушается. Попытка соединить отношения за счет ребенка оборачивается в дальнейшем слишком серьезными издержками, это ломает людские судьбы.

Часто бывает и так, что невозможность зачать дитя, бесплодие, побуждает супругов к обращению, к молитве, к посещению святых мест. У меня на консультации было несколько супружеских пар, которые родили детей именно после того, как совершили паломничество к мощам Серафима Саровского, Сергия Радонежского или Матронушки, искупались в источнике.

Одного желания родить ребенка, каким бы большим оно ни было, — еще недостаточно. Нужно еще что-то к этому прибавить: нужно стать в особую позицию по отношению к Богу, нужно смириться с тем, что именно Господь является источником и подателем всякого блага.

В том, что Господь медлит и ждет, что не дается сразу осуществление наших желаний, есть очень большой смысл. Опыт показывает, что невозможность родить желанного ребенка часто возникает тогда, когда люди к этому нравственно и психологически еще не готовы.

Ведь ребенок, по учению Церкви — это плод любви. Самое главное, для чего создается семья — чтобы люди могли восполнить несовершенства друг друга в любви. Муж и жена, две личности, соединяются в браке, создавая единую, совершенную личность. Но опыт показывает, что, поскольку у людей нет понимания сущности брака, они пытаются связать понятие «семья» с понятием «рождение детей». А вед на самом деле брак и семья даны человеку не только для продолжения рода. Продолжение рода, рождение ребенка — это вторичное событие, это скорее следствие той супружеской любви, ради которой брак заключается. Сколько бы детей ни родилось, главным человеком для жены остается муж. Эта истина расходится с нашими житейскими представлениями.

В многодетных семьях часто возникает перекос внимания женщины в сторону детей: жена рожает и занимается ребенком, потом опять рожает — и опять занимается ребенком… При этом она может потерять контакт с мужем. От него произошло зачатие ребенка, а дальше он, вроде уже, и не нужен; дальше жена все может сама, ведь у нее уже есть навыки по рождению и воспитанию детей. Поэтому даже многодетные семьи часто бывают несчастливы из-за того, что дети-то есть, а любви супружеской нет. Появляются взаимные претензии: она его упрекает: «Ты мне не помогаешь!», а он ей в ответ: «Я тебя, что, просил рожать»? Многие многодетные семьи переживают такой кризис.

Кстати, православные молодые люди, которые восприняли позицию «брак только для чадородия», зачастую очень горячо этим увлекаются: один ребенок, другой, третий… Сейчас еще и льготы есть, и выплачиваются разные пособия. Но увлекаясь рождением детей, супруги нередко теряют качество отношений. Потому что в период беременности и родов, когда женщина занята младенцем, ее отношения с мужем уходят на второй план. И потом оказывается, что детей трое-четверо, шестеро, а он семью бросает…

Нужно помнить, что не только количеством детей семья не созидается, а качеством отношений, в которых есть любовь.

— Ирина Николаевна, что же не так в тех семьях, которым не удается родить ребенка?

— Прежде всего, брак — это любовь супружеская. Брак создается на основе любви и во имя любви к тому человеку, с которым ты соединяешься. Именно с этим человеком предстоит создать счастливую семейную жизнь. Этому человеку ты доверяешь, ради него живешь, дышишь, существуешь. А продолжение рода и рождение детей — это уже следствие отношений между супругами, основанных на любви.

Часто при ближайшем знакомстве с ситуацией видно, что в тех бездетных семьях, у которых нет возможности зачать и родить ребенка, муж и жена не полностью понимают и принимают друг друга. Между ними существуют какие-то барьеры в общении: бывают, что люди вступают в брак по каким-то меркантильным соображениям, по рекомендации родственников или из соображений, что «возраст уже подпирает», есть усталость от одиночества и иные подобные причины, — в общем, без особого чувства любви.

Но чтобы брак был полноценным, очень важно, чтобы люди испытывали и чувство любви, и сексуальное влечение, и имели готовность понимать, уважать и принимать другого человека. Ведь в браке люди становятся родными: между мужем и женой такая степень близости, что ближе уже некуда. Люди должны принять друг друга и психологически, и духовно, и телесно, должны понять, что этот человек — это твоя судьба, он послан тебе на всю жизнь, а не только на ближайшие пять-десять лет.

Есть такое определение, аксиома: «Мы только тогда хорошие родители, когда мы — любящие друг друга муж и жена». Супружество и родительство между собой логически взаимосвязаны. Неправильно гоняться за рождением ребенка и не заботиться о том, чтобы полюбить, принять, понять своего супруга. Нужно научиться жалеть, прощать и чувствовать другого человека так же как самого себя.

— Получается, упражняться в любви, взращивать любовь, можно и без ребенка?

— Бывают случаи, когда люди никак не могут родить, и с этим ничего не поделаешь: генетическая несовместимость, тяжелая болезнь, перенесенная серьезная операция. Но бесплодие — не причина для того, чтобы разбежаться в разные стороны, возненавидеть друг друга или начать обвинять. Ведь если люди любят друг друга, они могут эти проблемы пережить вместе, могут поддерживать друг друга или взять приемных детей из детского дома.

Но когда люди пытаются за счет ребенка создать иллюзию счастливой жизни, дитя становится средством, компенсирующим недостаток супружеской близости. И на ребенка накладывается слишком тяжелая ноша: от него требуют, чтобы он соединил супругов. Досужие родственники иногда советуют молодой женщине: «Ты роди ему ребенка, он тебе тогда не будет изменять и никуда не уйдет». При таком отношении к семейной жизни, ребенок становится именно инструментом, средством построения супружеских отношений. Опыт показывает, что рождение ребенка не удерживает от развода. Сейчас семьи рушатся, когда в них даже трое, четверо детей. А, если нет гармонии супружеских отношений, мужчины все равно уходят.

— То есть, ребенок иногда решает какие-то личные вопросы мамы, например, содействует повышению ее самооценки?

— Да, порой мать самоутверждается через ребенка. Если он родился здоровенький, умненький, красивенький, им можно похвалиться, можно нарядить его, показать: вот какая хорошая я мама, какой красивый у меня сынок или дочка. А ведь бывает, что ребенок не очень здоров, или не очень сообразителен, или не очень ловок. У него может быть с детства какое-нибудь заболевание: аллергия, проблемы с легкими или внутричерепное давление… Посмотрите, сколько проблем у нас с семьями, где есть дети-инвалиды. Потому что родители часто стыдятся своих детей, боятся выходить с ними на улицу. Наше общество таково, что выйти на прогулку с ребенком-колясочником считается постыдным! Многие люди сидят по домам: дети-инвалиды иногда вообще не гуляют, не бывают в кино, театре и не посещают общеообразовательную школу вместе с другими детьми.

У родившихся детей могут быть различные, в том числе и ограниченные возможности. Бывает, ребенок похож на мать, а бывает — на отца. Есть люди, которые даже здорового ребенка не принимают, если он похож, скажем, на родню мужа. Мать, которая не находит общего языка со своим супругом, затем, как правило, начинает отвергать и ребенка, просто потому что он напоминает отца.

Такие женщины часто кричат на ребенка: «Да ты такой же дебил, как твой отец! Ты вырастешь и в тюрьму сядешь! Ничего из тебя путного не выйдет!». Многие женщины, вроде бы, хотят стать матерью, рожают младенца, но не принимают его, поскольку ребенок не связал семью. Женщина, которая не обрела счастья в супружестве, часто становится злобной и агрессивной матерью.

— У многих женщин, которые в данный момент не могут реализовать себя в материнстве, начинается какая-то зацикленность на рождении ребенка. Как в этой ситуации сохранить рассудок и трезвую голову?

— Именно таким способом: понять, что есть вещи, которые не в нашей власти. Рождение детей, так же как жизнь и смерть, находится в руках Божьих.

Ведь мы теряем близких людей. Конечно, нам хочется, чтобы человек жил, жил и жил, но у Бога есть свой Промысл. Не знаем мы также и сроков окончания своей собственной жизни. И ничего, от этого мы не сходим с ума! Живем и надеемся, что у нас есть какая-то жизненная перспектива. Я думаю, что точно также нужно подходить к рождению ребенка.

Мы же очень торопимся! Нам хочется, чтобы все было как у всех, причем, как можно скорее! Ведь женщина, имеющая семью и детей, имеет более высокий статус в современном обществе. Молодая женщина хочет себя почувствовать более уверенно: вот она начинает завидовать другим женщинам, которые находятся в беременности или с колясками гуляют по улицам. Кроме того, сейчас различные пособия и льготы установлены государством для тех, кто имеет детей.

Но это чисто внешний подход к решению своих семейных проблем. Он в дальнейшем оборачивается колоссальными издержками: если дитя есть, а женщина к материнству не готова, если она вообще эмоциоанльно-холодная мать, то наличие ребенка станет для нее не радостью, а тяжелым жизненным крестом. Она хотела — она получила, но как она этим распорядится? Бог подарил ей младенца, но что она дальше будет с ним делать, если психологически и духовно она еще не восприняла ценность этого подарка?

Здесь много разных тем для размышления возникает: о понимании женского предназначения, понимании материнства как такового, и, вообще, об осознании целей воспитания.

Как о. Димитрий Смирнов говорит в проповедях: «Бог тебе дает ребенка для чего? Чтобы ты его воспитала, чтобы ты потом его же Богу смогла вернуть в качестве христианина».

А мы ведь хотим «ребенка для себя». И тогда начинаются истерики, бурные страсти, рождается переживание горя, неполноценности. Женщине кажется, если я буду иметь ребенка — все у меня будет замечательно, я буду хорошей матерью. Но чаще всего человеком движут фантазии, иллюзии. И когда ребенок рождается, выясняется, что женщина совсем не готова собой жертвовать.

Ведь нужно вставать по ночам, кормить грудью, когда ребенок болеет, — лечить. А это непросто, поэтому часто молодая женщина чувствуют свою беспомощность. Она не понимает, почему младенец плачет, и этот крик начинает ее раздражать. Некоторые женщины говорят на консультации: «Ох, он родился такой плаксивый, он такой нытик был, я прямо не знала, что с ним делать!». А иногда можно услышать: «Мне прямо задушить его хотелось: по ночам ревет и ревет, ревет и ревет!». Ну что это такое!?

Да, женщина, которая хотела ребенка, но не была подготовлена к решению задач воспитания, становится плохой матерью. Рождение ребенка дает дополнительный шанс на спасения души родителей. Плохая, неласковая, нечуткая мать не использует этот шанс, чтобы изменить себя, чтобы самой развиваться духовно. А ведь она могла бы научиться жертвовать собой, любить, могла бы наставлять ребенка, помогать ему в освоении окружающего мира.

Женщина, нелюбящая своего ребенка, постоянно хочет его переделать, кричит на него, шлепает его без всякой причины. Сколько таких примеров на улице? Малыш, бедный, на что-то засмотрелся, в лужу зашел, а она: «Ага! Ты зачем ноги промочил?» и как даст ему — ребенок чуть ли не подлетает от этих шлепков.

А потом дети начинают учиться в школе… Нечасто матери садятся рядом с ребенком и помогают ему с уроками? Они хороших отметок от него требуют, а помочь — не собираются. Вместо того, чтобы подсесть к ребенку и сказать: «Давай разберемся в этой трудной задачке. Я тебе сейчас объясню, как она решается», — мать читает нотации, может кричать, упрекать ребенка в бестолковости и невнимательности. И поэтому многие дети неуспешны в учебе.

Мы живем в обществе, которому свойственны признаки вопиющей некомпетентности людей в вопросах семейной жизни. Попытка свести вопрос о семейной жизни к проблеме рождения детей, на мой взгляд, — неправильна. Рождение ребенка — это только один из аспектов проблемы становления семейных взаимоотношений. Еще неизвестно, как люди, родив младенца, себя поведут, кого они вырастят из этого ребенка. Откуда у нас появляются бандиты, наркоманы? Это, как раз, является результатом той самой некомпетентности в вопросах семейной жизни. Все социальные пороки зарождаются в кругу семьи.

— Ирина Николаевна, отдельно хотелось бы спросить о православных семьях. Бывают же пары, которые сохраняли невинность до брака, у них не было других половых партнеров, они все сделали правильно: венчались, все соблюдают, а детей нет. Год проходит, два, три, люди и молятся, и по святым местам ездят, но ребенок не дается. И вроде оба здоровые. Как не впасть в ропот в такой ситуации?

— Бывает всякое. Иногда не то, что два-три года, а целых десять лет супруги не могут зачать и родить ребенка, я знаю такие примеры. Детям важна не ритуальная чистота, не соблюдение всех обрядов и порядков, которые Церковью рекомендуются. Самое главное — это не просто «все сделать правильно», а стяжать любовь, принять в свою жизнь другого человека.

Я знаю одну семью, точь в точь как вы говорите: верующие, православные молодые люди, в брак вступили по благословению священника. Батюшка хотел вырастить из молодого юноши будущего пастыря, а эта девушка была благочестивая, чистая, не замеченная в какой-либо фривольности.

Молодые люди поженились, повенчались. Естественно, они вели благочестивый, церковный образ жизни, у них не было никаких вредных привычек. Но начинается первая беременность… и происходит выкидыш. Женщина плачет, переживает. Проходит какое-то время — и снова выкидыш. Еще несколько лет — то же самое. Когда эта женщина пришла ко мне, пережив три выкидыша, она рыдала навзрыд и думала, что ее семейная жизнь на этом закончилась.

В такой ситуации, естественно, портятся отношения между супругами, и даже вера может пошатнуться, потому что это достаточно тяжелое испытание. Ведь оба — здоровые, молодые люди, ничто не препятствует рождению детей, а беременность заканчивается трагически.

Однако мы с ней поговорили о разных вещах, в том числе и о том, как они живут, что происходит у них в семье (а жили они с его матерью, со свекровью). И стало ясно, что ей в этом доме достаточно тяжело психологически.

Она вступила в этот брак, послушавшись благословения священника, можно сказать, по послушанию вышла замуж, но еще не полюбила, не приняла до конца своего мужа. И поэтому эта обстановка в доме ее угнетала, ведь ее муж там, в первую очередь, был сыном своей матери и часто принимал сторону мамы, а не ее поддерживал. Возникало множество микроскопических недомолвок, несогласий друг с другом, а когда человек поступает не так, как нам хотелось бы, это откладывается в душе тяжелым переживанием. Отношения были напряженными, шла притирка характеров, и Господь не давал в это время родиться новой жизни.

Мы с ней обстоятельно поговорили, и я посоветовала ей отвлечься от мыслей о ребенке, от желания родить любой ценой. Я сказала, что сейчас их задача — просто понять, принять, пожалеть, пощадить друг друга, не обвинять один другого за то, что произошло что-то неприятное.

Прошло некоторое время, она успокоилась, утихла, они уехали. А позже я узнаю, что у нее сначала один малыш родился, потом другой, третий… Молодой человек стал батюшкой, в общем, жизнь наладилась.

Есть такое выражение: до настоящей любви нужно дожить. Но поскольку у нас утрачены многие ценности семьи и брака, то и понятие любви у нас девальвировано. Мы знаем словосочетание «заниматься любовью», знаем про дружескую, слепую, страстную любовь, но настоящая, подлинная — христианская любовь, к сожалению, для нас труднодоступна. Это предполагает подвиг. Мы идем к этому долгим путем, витками, и даже через душевную боль.

Может быть, такое, попущенное Господом страдание — троекратный выкидыш, сблизило эту семью. Возможно, Бог так усмотрел, чтобы они на фоне переживания общего горя особенно сильно друг друга почувствовали, стали особенно близки.

Она искренне хотела стать матерью — и она поняла, что он действительно ее жалеет, ни в чем не обвиняет и не упрекает. Ведь чувство вины, которое испытывает женщина в такой ситуации, колоссально.

— А как мужчина может поддержать женщину, если она не беременеет или у нее не получается выносить ребенка?

— Тем, что будет заботлив, нежен, ласков. Тем, что не пойдет налево и направо. Потому что мужские поступки бывают довольно жестокими. Многие женщины мне говорили, что муж их бросил именно во время беременности.

— Какова специфика бездетности в так называемом «гражданском браке», то есть сожительстве?

— Люди считают, что гражданский брак предшествует заключению официальных отношений, хотя многие мужчины к регистрации в загсе вовсе не стремятся. И женщины часто обольщаются, думая, что если они забеременеют и родят ребенка, это скрепит их отношения с любимым, свяжет их, и потом они обязательно поженятся.

Конечно, есть определенное количество молодых мужчин, которые действительно так рассуждают: мол, куда деваться? Это же мой ребенок. Наш храм стоит в парке Царицыно, и по воскресеньям, когда идут венчания, здесь часто гуляют женихи и невесты — почти все современные невесты — беременные. Это тоже последствие «гражданского брака»: в лучшем случае, отношения оформляются законным браком, именно в тот момент, когда есть факт беременности. Но это еще не означает, что люди уживутся после того, как брак будет заключен официально. Ведь семьи, если в них не было любви, распадаются и при наличии детей.

Но чаще всего происходит по-другому: пока люди живут вдвоем, им кажется, что они очень любят друг друга, очень нужны друг другу. Бывает, мужчина снимает квартиру, женщину содержит, балует, делает ей подарки и так далее. И женщина привыкает к такому комфорту, заботе, вниманию к себе и считает, что теперь самое время рожать, это счастье продлится и только умножится.

А на самом деле все выходит наоборот: как только она объявляет о своей беременности, их отношения заканчиваются. Я помню случай, когда женщина, имевшая весьма комфортную жизнь, благодаря материальной поддержке своего мужчины, утром проснулась и нашла записку: «Оставь ключи на столе». Вот тебе деньги на «решение проблем». На этом «любовь» закончилась. Своими действиями мужчина подталкивает женщину к убийству ребенка. Поэтому в нашей стране огромное количество абортов, это последствия таких свободных отношений.

— А бывает и наоборот — мужчина хочет ребенка, но у них не получается. Что можно сказать о мужчинах, у которых нет детей от жены, и они хотят реализоваться с другой женщиной?

— Я думаю, что это потребительство, демонстрация своей сексуальной мужской силы. Рождение ребенка здесь становится неким фетишем, сверхценностью. Мужчина рассуждает в таком ключе: «Мужик я или не мужик?» Как будто в этом проявляется мужская состоятельность.

А некоторые вообще похваляются: «А у меня много детей: и от той, и от этой!» А ведь мужественность состоит, прежде всего, в том, мужчина верен своей супруге, что он разделяет с ней все: и радость и горе, что он принимает ответственность за все происходящее с семьей на свои плечи.

Ведь бывают случаи, когда супружеская пара бездетна, и с этим ничего не поделаешь. Бывает, люди сходятся уже в зрелые годы, и это не первый их брак. Одни пары берут на воспитание ребенка из детского дома, другие честно и благородно живут вдвоем, третьи помогают другим людям, четвертые — храму…

Мне встречались люди, которые, раз у них не было ребенка, ежемесячно делали какие-то пожертвования в детский дом. Они понимали, что так получилось, и с этим ничего не поделаешь, и хотели просто помочь другим детям, хотя бы материально. Ведь тема нерождения детей может быть рассмотрена и как служение, как покаяние. Многие люди, которых Господь не удостоил счастья отцовства и материнства, пытаются подарить хоть немного радости другим детям или другим семьям.

— Какие еще проблемы психологического или духовного плана могут быть причиной отсутствия детей?

— Причиной может быть болезнь. Я знаю одну пару, где у жены изначально была ослаблена психика. Когда он на ней женился, он не знал, что она ранее лечилась по этому поводу, все выяснилось только после венчания.

У этой женщины начались серьезные депрессии, а он не был к этому готов, не ожидал этого. (Сейчас, вообще, часто встречаются как дородовые, так и послеродовые депрессии, потому что у нас очень много людей с ослабленной психикой).

Семейный путь этой пары был совсем не гладким, они тоже пережили три выкидыша, но недавно я узнала, что и у них родился ребенок. Супруга успокоилась, подлечилась, попила лекарства, пришла в норму, и все-таки, слава Богу, смогла родить.

— Ирина Николаевна, и последний вопрос. Как бездетной паре правильно реагировать на навязчивые вопросы и замечания родственников: «Почему? Когда? Что? А вот та пара уже ждет ребенка…»

— Никак. Знакомые поговорят, поговорят, да и бросят. А разумные люди вообще говорить не будут. Самое главное — не попасть в колесо зависимости от чужого мнения. Все эти вопросы: «Ну, когда же, когда?» очень сильно давят на психику, и если люди этому поддаются, они и сами начинают нервничать.

Опираясь на Господа, все можно перенести, все можно разумно истолковать. Но многие страдают из-за того, что ничего не знают о Боге либо просто не хотят веровать. Ведь чтобы веровать, требуется мужество, вера — это нелегко, это подвиг: от многих вещей нужно отказаться, многое следует пересмотреть, многое в себе изменить. И это на раз-два не сделаешь, на это уходит много лет жизни, и на этот подвиг нужно решиться. Просто решиться идти вперед. Вот и все, а больше тут ничего не скажешь.

Конечно, можно фантазировать, пытаться втиснуть эту ситуацию в какие-то общие рамки, но у каждого человека, у каждой семьи есть своя особая судьба, а самое главное — есть Промысл Божий. Верующие люди понимают, что все, что ни делает Бог — к лучшему. Воля Божия — это всегда благо, и надо принимать ее как благо: без подозрений, без ропота. А если мы хотим сосредоточиться на себе, сделать так, чтобы нам было удобно жить, мы не приобретаем, а теряем.

Нам нужно различать три уровня человеческой природы: плотской, физический уровень, уровень душевный и уровень духовный. Если люди болтаются где-то внизу, на физическом уровне, и отношения строятся в плоскости «самец — самка», то это одно дело. Если они находятся на душевном уровне, здесь включаются уже более тонкие вещи. Ну а если подняться еще на этаж выше, все проблемы выглядят совершенно по-другому. С помощью Божией, нет ничего невозможного. Можно и инвалида воспитать, можно взять к себе чужого ребенка и сделать его счастливым. Сколько есть примеров, когда священники усыновляют 15-20 детей, вот, в Оренбургской области есть такая семья: там только двое или трое своих детей, а остальные — приемные. И от этого люди получают удовлетворение, в этом обретают счастье. А можно ведь и с одним ребенком мучиться и даже ненавидеть его.

Некоторые люди, даже если у них рождается ребенок-инвалид, так его любят, развивают, так о нем заботятся, что это компенсирует его недуг. А у других рождается здоровый ребенок, а они его доводят до состояния инвалидности, до нервно-психического срыва. Что лучше?

Все дело в любви. Можно и то хорошее, что тебе дано, своим небрежным отношением разрушить и уничтожить. А можно изначально получить ребенка слабого, чувствительного, нервного, но так с ним обращаться, что он наберет силы и станет полноценной личностью.

Просто нужно воспитывать ребенка с любовью, ведь родительская любовь — это целительный покров над его головой. Он вырастет и, возможно, перерастет свои проблемы, окрепнет. Посмотрите, какой пример подают нам параолимпийские игры! Здоровые спортсмены едут на олимпиаду — и проигрывают соревнования, а параолимпийцы, люди с дефектами, зачастую без ног и без рук, сражаются так, что занимают первые места. Если люди живут на духовном уровне, то на свой недуг они смотрят совершенно по-другому, живут с ним и бывают счастливы.

Ирина Мошкова, кандидат психологических наук
Realove.ru

Скучно жениху и невесте, когда кричат им «Горько!» Они словно чужие среди буйного веселья родственников. Вино, как механик бездушного организма, приводит в движение заржавелый механизм усталых душ, и воспаленное веселье отравляет радость таинства брака. Шум свадьбы опустошает и утомляет виновников торжества – жениха и невесту.

Погружение в таинство брака происходит позже.

К нам в храм приходят бездетные пары. Мы вместе просим Бога и молимся, да дал бы Он им ребенка. Но я не уверен в том, что стоит тянуть Бога за бороду и требовать чуда. Он Сам знает, кому нужны дети, а кому нет. В Нем мудрость и глубина Замысла, а у нас честолюбие и ревность.

Иоаким и Анна страдали не только потому, что не могли приласкать нарожденных детей. Каждая израильская семья мечтала, что Мессия выйдет из их чресел. И затворенное чрево говорило о том, что человек Богу противен. Бездетность говорила душе о проклятости. Она вызывала в душе огонь отверженности и сокрушение до зела.

Но, к моему изумлению, Бог слышит мои молитвы и молитвы наших прихожан. И некоторые из них обретают плод.

– У нас будет ребенок! – говорит супруга, и с испытанием задерживает умильный взгляд. А ты словно проваливаешься в бездну Божией тайны. Мощная волна ударяет в сердце, в голову и приливает к глазам. В глазах супруги совершенно не то чувство, которое ты знал раньше. На тебя смотрит новый человек с новым самоощущением причастности Божией тайне.

Я не знаю, что видит женщина в глазах любимого мужа, но я увидел своими глазами превращение жены из одной сущности в другую.

Мы напрасно думаем, что мы отец и мать ребенка. Напрасно думаем, что это мы родили его. Мы в этом ничего не понимаем. Нам только лишь дали подержать божественный плод и не сломать его. Вручили дар Божий, который мы должны развить и подготовить к службе Божией.

Узнав о своей причастности рождению новой души, ты проваливаешься во взоре супруга, как в бездну, и понимаешь, что брак – нечто гораздо большее, чем ты думал. Впервые ты понимаешь космическое чудо слитности душ. Впервые души касается благодать полноты Троицы.

На миг открывается дверка миров и тебе дают узнать божественную глубину.

«Плоть одна» – так вот ты какая!

– У нас будет ребенок!

Души сливаются и сродняются навсегда. Когда ребенка выносят из роддома, чувства прекрасны, но не так ошеломительны, как в момент касания Бога к тебе, в момент радования о душе, рожденной в нас.

Бог специально вселяет эту сокрушительную благодать, чтобы человек, вкусив ее, сделал для себя открытие Божественной глубины и важности той работы, которую ему поручил Бог.

Из цеховых интересов я молчу, когда лгут, что смысл брака в деторождении. И кошки плодятся, но не святы. И Пакистан изобилен детьми, но не достигает праведности Авраамовой и не во святых их многодетные матери.

Не в плодовитости чрева святость брака, а в подобии отношений мужа и жены Троице. Троическая печать – печать нашего богоподобия. Божественная любовь к супругу обожает нас, светлит и очищает.

Тайна праведной и чистой супружеской жизни – подобие тайны отношений лиц в Троице. Напрасно монахи лезут в эти тайны и ковыряются в ней инструментами тяжелого поста и всенощных бдений. Неблагодарное это занятие. Ну при чем тут опыт монастырской череды, епархиальных интриг, афонских путешествий к тому, о чем они не имеют ни малейшего представления – смыслу чуда в Кане Галилейской.

Тайна супружеской жизни презрена ими, признана второсортной или даже считается некоторыми святыми отцами узаконенной уступкой блуду.

Не все святые так просто судили брак. Они допускали, что одиночество человека – это результат падения, а осуждение брака – это совершенное непонимание природы творения двух разных ипостасей человеческого существа – мужчины и женщины. В этом отвержении значимости брака присутствует иллюзия монашеской «праведности», большей, чем у Троицы, сотворившей Адама и Еву. Ложь на брак – нехорошее дело, а сведение его к плодовитости – наглость, приписывающая себе мудрость, большую божественной.

Суть брака в вольном богоподобии и в усвоении троичности. Дети могут помогать этому подобию, а могут ничего не добавлять. Дети вообще не имеют никакого отношения к личному богоподобию. Бог отражается в душе независимо от того, есть у человека дети или нет. Богу важен ты и только ты. И на Суде Божием будет иметь вес только то, насколько ты смог стать похожим на Бога. Это очень личное и касается только Господа и души.

Соединение Адама и Евы было в полноте духа и их небесной природы. В норме брак земной косвенно подобен браку небесному, как наша душа богоподобна по благодати Господу. Соединение мужа и жены, в норме, духовно высоко. Оно, принятое в чистоте, окрыляет, просветляет и очищает. Оно возвышает и учит святой жертвенности. Оно просто, прекрасно в своей тайне и глубине.

Неправ был Ориген, думая, что души предсуществуют рождению. Будто бы они, как коконы или инъекция, хранятся у Бога на складе в виде небесных яиц. И будто бы Бог сеет их на землю и они прорастают человеком. Пресуществование душ фатально отделяет Бога от человека, разводит их на стороны, полагает естественную преграду родству. Вхождение же Духа в материю роднит нас по замыслу:

– Да станет Адам, как один из Нас!

Суть рождения ясно показана в Рождестве. Дух Святой касается материи и рождается новая душа. Она рождается в одно мгновение из божественного «ничего». Так Дух Святой нашел на чистое естество Девы Марии и родился Христос. Наше естество несовершенно, по сравнению с естеством Девы, и поэтому мы, принимая Дух, искажаем Его действие. И вместо святых у нас рождаются обычные дети.

Но природа рождения и нас, и наших детей одинакова – это касание Духа Божия материи. Капля Божественного Духа роднит нас с Богом. Без этого мы бы были только темной плотью. А так мы не только божественного рода, но и способны волей и по желанию принимать Бога самостоятельно в таинстве причастия.

И тайна супружеской жизни – это не что иное, как обожение двух лиц содействием Духа Святого. Всё, что от Бога принимается в Его славу, чисто и беспорочно. Даже телесное прикосновение в честном браке таинственно и коренится в Боге.

Дети – это прекрасная школа любви. Но бывает и так, что только после того, как дети уедут от родителей, те наконец-то узнают, что такое настоящая бескорыстная платоническая любовь. И дети тут ни при чем.

Бог и душа – у них своя история и свой роман. Песня песней – об этой тайне.

Как сказать об этом тем, кто тянет Бога за бороду и просит во что бы то ни стало детей?

– Бог есть?

– Есть.

– Он тебе Друг?

– Друг.

– Хороший?

– Хороший.

– Другу не веришь? Ты скажи так: «Тебе? Другу? Богу? Да, всё приму. Да, на всё готов. Ты умнее. Ты благородней, Ты меня больше любишь, чем я себя. Падаю в Твои объятия, как в море. Бери меня в волны Своей любви. Делай со мной, что знаешь. Я нисколько не сомневаюсь в Твоем благородстве и в том, что Ты мне желаешь счастья. Я раб Твоей любви. Да будет мне всё по слову Твоему!»

И вот, увидишь, как Он тут же отзовется и сердце получит извещение того, что всё в надежных руках.

Позволь себе поверить Богу.

Фото: ДМИТРИЙ ДУХАНИН

Подобно дарвиновской теории происхождения человечества, научное объяснение процесса деторождения до сих пор вызывает у многих неприятие, особенно в детстве. Часто ребенок, получив вполне компетентный ответ на вопрос, откуда он взялся, отказывается верить, что его собственные родители «делали это», и даже испытывает к ним отвращение. Возможно, именно в силу некоторой оскорбительности современных научных представлений о происхождении вида homo sapiens в целом и его отдельных представителей народная эмбриология до сих пор не утратила своей популярности.
«У меня к родителям возникло отвращение»
«Примерно в 12-13 лет я от подруги узнала о зачатии. Для меня это показалось чем-то очень ужасным, я не могла представить себе, что мои родители тоже этим занимались. Я не могла себе представить, что мне придется с кем-то этим заниматься,— ведь я очень хотела иметь детей…» «Когда же я наконец это поняла около 15 лет, у меня был настоящий шок. У меня к родителям возникло отвращение. Я старалась преодолеть в себе эти чувства. Говорила себе, что все нормальные люди занимаются этим, но тем не менее мне было так пакостно на душе…»
Это отрывки из интервью девушек небольшого промышленного города Шадринска Курганской области, собранные культурологом Сергеем Борисовым. По его просьбе студентки местных вузов создали в общей сложности около десяти тысяч рукописных страниц воспоминаний о своем детстве и отрочестве.
До шести-семи лет шадринские девочки убеждены, что их принес аист, купили в магазине, нашли на огороде или в лесу. Лет с семи они уже твердо знают, что дети появляются из живота женщины, но о том, как они туда попадают, представления весьма причудливые. Объяснения преобладают волшебные («фея с палочкой» — правда, она является не по первому желанию, а лишь к замужним женщинам, чтобы у ребенка потом был папа) и квазимедицинские (ребенка сначала на операционном столе запихивают в живот матери, чтобы там подрос немного, а потом снова достают). Есть еще версия изначального присутствия крохотного ребенка в животе любой девочки — он растет вместе с нею, а потом, когда придет время, мать начинает есть специальную пищу (или таблетки), живот ускоренно растет, и оттуда достают готового к жизни ребенка. Специальная еда и таблетки присутствуют во многих подростковых сюжетах на эту тему. Одна из респонденток в пять лет была убеждена, что лично произошла от обезьяны,— как и все вокруг: «Чтобы у мамы с папой появился ребенок, они сдают свою кровь в больнице, ее смешивают с кровью обезьянки и дают обезьянке выпить кровь, и получается ребенок».
Как подчеркивает автор исследования, несмотря на сексуальное просвещение последних десятилетий, современные детские представления глубоко архаичны. В них присутствуют мотивы, зафиксированные в мифах и обрядах разных народов мира.

Зачатие от лебедя

Материнское бремя
В большинстве мифов о происхождении человеческого рода утверждается, что прародительница не имела мужчины-супруга. Например, древние египтяне верили, что зачатие происходит в результате проглатывания. В знаменитом египетском мифе о ежедневном рождении и умирании солнца богиня неба Нут, принимая облик коровы, утром рождает золотого теленка (розовый цвет зари — это кровь богини при родах). За день теленок взрослеет, становится быком-Ра; вечером бык совокупляется с небесной коровой-Нут, после чего богиня проглатывает солнечного быка, а утром рождает опять, и все повторяется.
Сюжет зачатия от чего-то съеденного, популярный среди детей, известен в русских сказках и в мифах папуасов киваи, в курдском, индийском, хантыйском, древнекитайском, арабском и памирском фольклоре. Часто в древних представлениях подчеркивается важная роль в зачатии определенных жидкостей: воды, слюны, крови. В одной из индийских сказок олениха слизывает слюну раджи: «…И от плевка раджи олениха понесла, и в положенный срок родилось у нее человеческое дитя». В скандинавской мифологии важные люди, асы и ваны, собирают в особый сосуд свою слюну, и там зарождается существо, вобравшее всю мудрость предков.
Вода в представлениях многих народов связана с рождением ребенка и появлением у него души. По поверьям западных славян, души неродившихся детей живут в водоемах. У украинцев одна из мифологических формул происхождения детей звучит так: «В воде поймали» или «Вода принесла». У русских представление об оплодотворяющей силе воды отразилось в обряде валяния в росе бесплодных женщин, стремящихся забеременеть. В мифе тробрианцев мать легендарного героя Тудавы жила одна в гроте на берегу моря. Однажды она спала под капающим сталактитом. Капли воды пронзили ее влагалище и лишили девственности.
Весьма распространенными являются представления о менструальной крови как основе жизни, доминирующие у большинства индоевропейских народов, в том числе у славян. В деревнях Смоленской губернии, например, для лечения бесплодия клали рубашку с месячными выделениями на горячую печь — «как эта кровь на печке пропекается, так чтобы и дети пропеклись в моей утробе». И наоборот: в Калужской области, чтобы сделать женщину бездетной, колдунья крадет у нее белье со следами месячных, отмачивает кровь и с заклинаниями льет ее на горячую каменку. Маори рассматривают менструальную кровь как своего рода несостоявшееся человеческое существо: если бы кровь не вытекла, она могла бы превратиться в человека.

Зачатие от золотого дождя

Радости отцовства
Современное понятие отцовства возникло сравнительно недавно. В большинстве примитивных обществ половой акт вообще не связывается с рождением ребенка. Например, австралийские аборигены считают, что женщина может забеременеть, только если в нее войдет дух какого-нибудь предка, ожидающего перевоплощения. У арунта женщины, боящиеся беременности, стараются обходить стороной места захоронений, где находятся духи, кандидаты на земную жизнь. Но им не приходит в голову из страха забеременеть воздерживаться от секса.
Это не значит, что в примитивных племенах нет понятия отца. В наиболее древних обществах, построенных по принципу экзогамии, то есть разделения клана на две группы, между которыми брак разрешен и внутри которых он запрещен, отцами считаются все мужчины своей группы. В биологическом смысле ни один из них не может быть отцом, поскольку связь внутри группы карается смертью.
С возникновением отношений собственности и наследства критерием отцовства становится владение женщиной. В некоторых папуасских племенах мужчины добывают себе жен, покупая их в соседних племенах или завоевывая силой, после чего женщина считается собственностью мужчины, как любая другая вещь. После смерти мужа жена переходит во владение его старшего сына, как и все ее дети. Таким образом, старший сын считается отцом всех своих младших братьев. Тем не менее половая связь между вдовой и ее сыном запрещена, и в качестве «женщины для спанья» она переходит к младшим братьям покойного мужа.
В племени нуэров социальная структура основывается на официальных браках, заключенных посредством передачи скота. Мужья и жены могут расставаться, жена может жить отдельно и выбирать себе любовников. Однако все дети, рожденные ею после заключения брака, считаются принадлежащими роду ее мужа, который при заключении брака отдал за нее скот в качестве свадебного выкупа. Девушки народности наяр из южных районов Индии по достижении половой зрелости вступают в фиктивный брак с мужчиной соответствующей касты, который ритуально становится отцом всех ее будущих детей. После этого они живут самостоятельно и пользуются полной сексуальной свободой.
Архаические представления не всегда преуменьшают роль отца в появлении детей. Иногда она, наоборот, преувеличивается. Например, у племени арапешей, по свидетельству описавшего их этнографа, роль отца не ограничивалась только лишь актом зачатия: «Арапеши и понятия не имеют о том, что после зачатия… муж может уехать и, вернувшись девять месяцев спустя, узнать, что его жена родила ему ребенка. Такое отцовство они сочли бы невозможным и, более того, отталкивающим. Ребенок для них не продукт минутной страсти, но нечто со всей тщательностью создаваемое отцом и матерью в течение определенного времени». Сексуальную активность арапеши рассматривают как целенаправленную работу, задача которой — создать ребенка, накормить его, придать ему форму в течение первых недель, когда он находится в чреве матери. По мнению людей новогвинейского племени гими, работа над созданием ребенка должна продолжаться до самого его рождения. В частности, близость с женщиной в последние дни беременности нужна, чтобы закрыть родничок.
Пережитки подобных представлений сохранились и у русских, хотя и в сатирической форме. Например, в сказке «Поп и мужик» из известного собрания заветных сказок А. Н. Афанасьева повествуется, как муж уезжает на заработки, оставив беременную жену. К женщине приходит поп и сообщает, что муж уехал, не доделав ребенка. Женщина просит попа помочь ей, тот охотно соглашается. Вернувшемуся мужу она с радостью рассказывает, как поп помог ей в доделывании ребенка.

Зачатие от слюны

Заячьи яички, топор и чертополох
В древних культурах Востока считается, что на пол будущего ребенка можно повлиять, если будущая мать в течение нескольких месяцев перед зачатием будет придерживаться определенной диеты. Если женщина хочет мальчика, она должна есть соленую пищу. Если девочку — сладкую.
Тибетская медицина связывала пол будущего ребенка с моментом зачатия: при зачатии в первый, третий, пятый, седьмой день по окончании менструации рождается мальчик; во второй, четвертый, шестой и восьмой — девочка.
В качестве магических средств, способствующих рождению мальчика, тибетские врачи рекомендовали носить на поясе шнур, сплетенный невинным юношей из шерсти, взятой с правых лопаток нечетного числа баранов. На шнур необходимо подвешивать изображение мальчика, завернув его в кусок бараньей шкуры. Есть и более простой способ повлиять на пол будущего ребенка: мать должна постоянно иметь при себе портреты красивых детей, мальчиков или девочек — в зависимости от того, кого она хочет, сына или дочь.
Согласно Плинию-старшему, древние греки, а впоследствии и римляне, считали, что беременная женщина могла быть уверена, что у нее родится мальчик, если она съедала заячьи яички или матку или выпивала сок чертополоха. Аристотель предсказывал пол будущего ребенка иначе: он говорил, что у властных женщин обязательно рождаются девочки.
У славянских народов считалось, что для рождения мальчика мужчина должен ложиться спать по правую руку жены и начинать половой акт с правого боку. В свою очередь, женщина после совершения полового акта должна лечь на некоторое время на правый бок. В XIX веке в Орловской губернии было описано такое поверье: если во время совокупления надевать на голову мужа шапку, будет мальчик; если повязывать его бабьим платком,— девочка. В Прикамье, если хотели девочку, женщина клала на время полового акта под подушку прялочку, выструганную из лучинок, если мальчика,— топор.

Зачатие от святого духа

«Надо очистить сердце и отбросить мирские печали»
Многие народы привязывают благоприятные для зачатия дни к менструальному циклу женщины. Идея зачатия ребенка от менструальной крови лежит в основе представления о том, что беременность наступает в период месячных. Именно такая теория была широко распространена у славянских народов, в том числе у русских. Тибетские врачи считали благоприятными для зачатия первые двенадцать дней после менструации. У обитателей Маркизских островов широко бытовало поверье, что наиболее благоприятный для зачатия период следует сразу же за менструацией, а дни, во время которых зачатие невозможно, лежат как раз посредине между менструациями.
Восточная традиция помимо этого придает большое значение психологическому состоянию семейной пары. По данным антрополога Вериера Элвина, который провел много лет в индийском племени мурия, считается, что женщина может забеременеть только тогда, когда она связывает себя с партнером в мыслях. Если женщина не желает забеременеть, ее душа подавит и отвергнет сперму, и зачатие не состоится.

В древнем китайском тексте приготовления к зачатию описываются так: «Во-первых, надо очистить свое сердце и отбросить все мирские печали, медитируя и концентрируя мышление с помощью поста. Затем, в третий день после прекращения менструации женщины, в период от полуночи и до начала утра мужчина должен возбудить ее страсть. Затем он должен соединиться с ней, убедившись, что его самые сокровенные чувства совпадают с ее, и тщательно смешать свое собственное наслаждение с наслаждением своей партнерши».

Нашли в капусте

Нерожденные и потусторонние
У всех народов существует масса обрядов, касающихся беременности. В основном эти обряды имеют защитные функции. Многие из них призваны скрывать ребенка: это утаивание начала беременности даже от близких родственников, запрет показывать ребенка до определенного возраста и т. д. До наших дней у русских, башкир и некоторых других народов сохранился запрет придумывать имя ребенку до рождения и покупать детские вещи.
На Руси беременная женщина, как правило, скрывала факт своей беременности даже от мужа. Считалось, что лучше всего дитя развивается тогда, когда об этом никто кроме матери не знает. Все родственники и соседи всегда подыгрывали ей в этом и не задавали прямых вопросов о ее беременности и сроке родов. Считалось, что открыто интересоваться этим может только тот, кто желает навести на беременную и будущего младенца порчу. Спросить женщину о факте беременности и сроке родов могли только муж, ее мать и свекровь, и то только тогда, когда практически были уверены, что беременность состоялась.
Как только домашние начинали догадываться, все желания беременной исполнялись беспрекословно. Отказать ей в просьбе, особенно если ее просьбы касались съестного, считалось за грех, потому что этого «требует душа младенца». Согласно народным верованиям, если беременная просила чего-нибудь и получала отказ, это могло навлечь на дом обидчика гнев предков: мыши изгрызут всю одежду.

Рождение из пены морской

Последнее поверье — проявление не столько заботы о благополучии матери и ребенка, сколько представления об опасности контактов с беременными и страха перед неродившимся младенцем, существующего у многих народов. В древних индоевропейских культурах мышь олицетворяет собой ряд связанных друг с другом понятий — душу предка, душу нерожденного младенца, потусторонний мир. Нерожденный ребенок связан с потусторонним миром, миром предков, откуда приходит его душа, и поэтому он воспринимается одновременно и как подверженный различным опасностям, и как источник опасностей.
Беременные женщины племени леле стараются не приближаться к больным, поскольку близость ребенка, находящегося у них в животе, может вызвать усиление кашля или лихорадки. У народа ньякоса считается, что количество зерна, к которому приближается беременная женщина, уменьшается, потому что эмбрион очень прожорлив и крадет его. Ребенок в животе сродни колдуну, он норовит испортить пищу: пиво прокисает, железо у кузнеца плохо куется, молоко свертывается, ничего не растет. Отец ребенка во время беременности жены подвергается опасности на войне или на охоте.
Подобный страх мало отличается от свойственного современному человеку страху перед покойниками, кладбищами и всем, что связано со смертью. Небытие пугает нас точно так же, как и «примитивных людей», но в отличие от нас они испытывают ужас не только посмертного небытия, но и предшествующего рождению. Пример подобного ужаса, испытываемого современным человеком, находим в начале автобиографии Набокова «Другие берега», где рассказывается о молодом человеке, пережившем «едва ли не панику, просматривая домашнего производства фильм, снятый за несколько недель до его рождения. Особенно страшен был вид новехонькой детской коляски, стоявшей на крыльце с самодовольной наглостью гроба».

Принес аист

С того света на этот
У многих народов приближение родов, как и беременность, хранится в глубокой тайне. Считается, что чем меньше людей будут знать об этом, тем лучше для роженицы. В архаическом сознании роды воспринимаются как пик нарастающей опасности, связанной с переходом границы между потусторонним миром и миром живых.
В знаменитой работе Леви-Стросса «Колдун и его магия» приводится описание шаманской песни племени куна, которую поют, чтобы облегчить трудные роды. В песне поется о том, как шаман во главе отряда духов-хранителей отправляется в дом Муу, божества, которое захватило и силой удерживает душу роженицы. Дорога шамана пролегает через родовые пути и матку роженицы, внутри которой происходит сражение с Муу и освобождение пленной души. Как только душа освобождена, мать благополучно разрешается от родов.
В родильных обрядах многих народов широко используется вода. Роженицу поят или умывают водой, причем обязательно проточной; воду льют на лавку, ручку двери и другие предметы. В древней мифологии вода является двойственным символом. Текущая вода (дождь, река, ручей) обладает очистительной и оплодотворяющей силой. Стоячая вода — это стихия смерти. Внутриутробное дитя, развивающееся в околоплодной жидкости,— это потустороннее существо из мира мертвых. Соответственно, излитие плодных вод вместе с рождающимся ребенком — это приобщение к земной жизни.
В связи с этой архаической водной символикой особый интерес представляет популярная в некоторых западных странах, и особенно в России, практика родов в воде. Идеология этого движения состоит в возвращении новорожденного в условия, приближенные к внутриутробным, и смягчении родового стресса. В подкрепление правильности этой практики приводят свидетельства из этнографии, в частности тот факт, что в древнем Египте таким образом рожали жрецов.
В Египте, действительно, роды будущего жреца происходили особым образом. Женщину, у которой начинались родовые схватки, спускали в подземелье, освещенное лишь светом факелов. Там она дожидалась потуг, чтобы погрузиться в небольшой бассейн, в котором и происходило рождение будущего жреца. Мать и дитя оставались в подземелье еще 40 дней и только после этого постепенно, с предосторожностями и различными ритуалами, выходили на свет. Цель обряда состояла в сохранении у новорожденного младенца статуса потустороннего существа, связанного с миром мертвых, и благодаря этому обладающего сверхъестественными способностями. Затем новорожденного воспитывали особым образом, что позволяло сохранить и развить в нем эти способности. Так что, если даже оставить в стороне медицинские аспекты родов в воде, нетрудно заметить, что символический смысл этой процедуры оказывается довольно зловещим.
[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *