Гаты – наиболее архаичная часть священной книги зороастризма «Авеста» – представляют собой гимны, авторство которых традиция приписывает пророку Заратуштре (рубеж 2-го и 1-го тыс до н.э.). Гимны читались во время богослужений при приготовлении и жертвовании хаомы, священного зороастрийского растения и напитка, и были центральной частью зороастрийского обряда.

В Гатах излагается религиозное учение Заратуштры, поклонение верховному богу Ахура-Мазде, свойственному ему Святому Духу (Спента Маинью) и другим ахурам, эманациям Ахура Мазды. Утверждается разделение мира Истины (Аша), порядка, гармонии, которым повелевает Ахура-Мазда, и мира Лжи (Друг), хаоса, которым правит Злой дух (Ангра Маинью). Выбор между добром и злом должен сделать человек.

Излагается учение о трех эрах истории человечества, приходе Спасителя, Суде огнем и расплавленным металлом, телесном воскресении мертвых, наказании грешников, аде и рае. Формулируемся основная зороастрийская триада «благая мысль, благое слово, благое дело».

Настоящее издание является первым на русском языке полным систематизированным переводом проповедей Заратуштры. Снабжено научным комментарием, богато иллюстрировано.

ГАТЫ ЗАРАТУШТРЫ

От автора

Вступительные статьи

1. Заратустра – зороастр

2. Древние арии

3. Заратуштра

4. Авеста. Гаты

5. От переводчика

Гаты Заратуштры. Переводы и комментарии

Предваряющие молитвы. Йасна 27.13–15

Йасна 28

Йасна 29

Йасна 30

Йасна 31

Йасна 32

Йасна 33

Йасна 34

Йасна 43

Йасна 44

Йасна 45

Йасна 46

Йасна 47

Йасна 48

Йасна 49

Йасна 50

Йасна 51

Йасна 53

Йасна 54. Заключительная молитва

Приложения

Приложение 1. Видевдат. Фрагард 2

Приложение 2. Йашт 19. «Замйад-йашт»

Приложение 3. Вайу

Приложение 4. Символ веры

Словарь

Литература

Список сокращений

Иван Михайлович Стеблин-Каменский

ГАТЫ ЗАРАТУШТРЫ

Господи, даждь ми мысль благу

Из молитв на сон грядущим: Молитва 7-я, Святого Иоанна Златоуста, 4-й час ночи

…Свет воскресающей силы>

Властно царит на земле…

Николай Гумилёв. Песнь Заратустры

Поклон вам, Гаты праведные!

Перевод с авестийского, вступительные статьи, комментарии и приложения И. М. Стеблин-Каменского

Санкт-Петербург

УДК 295

ББК Э321.361–218.1

Издание выходит при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект 08-04-16021д)

ISBN 978-5-85503-385-1

3 34

Гаты – наиболее архаичная часть священной книги зороастризма «Авеста» – представляют собой гимны, авторство которых традиция приписывает пророку Заратуштре (рубеж 2-го и 1-го тыс до н.э.). Гимны читались во время богослужений при приготовлении и жертвовании хаомы, священного зороастрийского растения и напитка, и были центральной частью зороастрийского обряда.

В Гатах излагается религиозное учение Заратуштры, поклонение верховному богу Ахура-Мазде, свойственному ему Святому Духу (Спента Маинью) и другим ахурам, эманациям Ахура Мазды. Утверждается разделение мира Истины (Аша), порядка, гармонии, которым повелевает Ахура-Мазда, и мира Лжи (Друг), хаоса, которым правит Злой дух (Ангра Маинью). Выбор между добром и злом должен сделать человек.

Излагается учение о трех эрах истории человечества, приходе Спасителя, Суде огнем и расплавленным металлом, телесном воскресении мертвых, наказании грешников, аде и рае. Формулируемся основная зороастрийская триада «благая мысль, благое слово, благое дело».

Настоящее издание является первым на русском языке полным систематизированным переводом проповедей Заратуштры. Снабжено научным комментарием, богато иллюстрировано.

© «Петербургское Востоковедение», 2009

© И.М. Стеблин-Камепский, 2009

ISBN 978-5-85803-385-1

Зарегистрированная торговая марка

От автора

Это первый полный перевод Гат Заратуштры на русский язык.

Поэтические тексты, сложенные арийским пророком Заратуштрой, входят в Священную книгу древней иранской религии – зороастризма – Авесту, значительная часть которой доступна русскоязычному читателю. Переводчик предваряет Гаты Заратуштры несколькими вступительными статьями, содержащими пояснения и некоторые новые объяснения, принадлежащие в том числе и ему. Частично опубликованные в специальной литературе, здесь они излагаются в более простой форме – без обычного научного аппарата, затрудняющего чтение, все необходимые библиографические сведения приводятся в конце книги в списке литературы. Все комментарии даются при переводах (en regard), текст их переводчик также не стал перегружать библиографическими сносками и ссылками. Наиболее часто повторяющиеся слова и выражения, требующие пояснений и толкования, приводятся в Словаре.

Издание предназначается не столько для специалистов-иранистов и лингвистов, сколько для историков, этнографов, археологов и для всех тех, кто интересуется Откровениями древнего арийца – одного из первых пророков, духовным развитием Человека и религиозными учениями человечества.

Ашево, осень 2007

Вступительные статьи

1. Заратустра – зороастр

Кто пишет кровью и притчами, тот хочет, чтобы его не читали, а заучивали наизусть… Ф. Ницше. «Так говорил Заратустра»

Большинству русских читателей имя древнего арийского пророка известно в звучании Заратустра по остротам и афоризмам из романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев»:

– Набил бы я тебе рыло, – мечтательно сообщил Остап, – только Заратустра не позволяет…

(Глава VIII>. Голубой воришка

В действительности всё как раз наоборот: пророк призывал к борьбе с ворами и разбойниками, предрекая их душам посмертные мучения. Получилось же так, что имя его в форме Заратустра прославилось после появления философской поэмы, в которой Фридрих Ницше (родившийся в 1844 г. и окончательно сошедший с ума в 1889 г.) устами арийца Заратустры возвестил свою идею о сверхчеловеке.

Сумбурная в переводе на русский (дурные переводы, а возможно, и непереводимость в принципе), но завораживавшая необычностью языка и неоспоримыми поэтическими достоинствами в оригинале, книга «Так говорил Заратустра» стала необыкновенно популярной на рубеже позапрошлого и прошлого веков и в России («…в эту зиму все читали «Так говорил Заратустра”», – писала Л.Д. Менделеева Блоку, «Заратустрой» увлеклись Вяч. Иванов, К. Бальмонт, Н. Гумилёв и многие другие литераторы), и в Германии, где в воинственных изречениях Заратустры услышали утверждение немецкого превосходства и призыв к возрождению германского милитаризма, слово ариец стало использоваться для обозначения высшей, по недоразумению объявленной нордической, расы, призванной править недочеловеками (Untermenschen), а имя Ницше прочно связалось с идеологией нацизма и фашизма. Как неоднократно справедливо отмечалось, по вине даже не Ницше (который, как выясняется, совсем не был ни антисемитом, ни славянофобом – он чуть ли не гордился своим польским происхожпением), а его позднейших недобросовестных интерпретаторов происходила фальсификация ницшеанства, его «сатанизация», приведшая к зловещей идеологии германского национал-социализма. В России какое-то время благодаря антихристианской направленности и проповеди разрушения старого мира идеи эти ассоциировались с марксизмом и даже большевизмом (Луначарский, например, сравнивал «протестующий дух» Маркса, Ницше и Горького), хотя позже, отчасти и из-за своей антисемитской и антиеврейской направленности, но больше как идеологическое оружие фашизма и гитлеризма, они попали под полный запрет.

Авеста, Ригведа и Аркаим

Как известно, Ригведа и Авеста — эпические памятники индоиранской культуры, записанные в более позднее время, восходящие к первому тысячелетию до нашей эры. В основе этих памятников лежит развернутая космогоническая модель мира, соответствующая тем представлениям, что имелись у жителей Страны городов. Ригведа считается более древним, а Авеста — младшим памятником, но в их содержании усматриваются общие корни, а мировоззрение, отраженное в обоих текстах, явно произрастает из одного корня. Если взять наиболее древние части Ригведы (так называемые фамильные мандалы) и Авесты (гаты), то сквозь иносказания древних песнопений выстроится стройная и внятная картина жизни Страны городов.

Прежде всего, именно эти тексты проясняют то противостояние, которое и определило диалектику развития лесостепной цивилизации. Здесь упоминаются два племени, одно из которых созидало крепости, а другое разрушало их (дасью и арья). Дасью не поклонялись арийским богам и выступают по отношению к «главным героям» текстов как враги и даже «демоны». Но не следует забывать, что созданию Ригведы и Авесты предшествовала чрезвычайно длительная устная традиция, и многое в этих текстах нуждается в самой настоящей смысловой реконструкции, интерпретации. Сама идея сосуществования двух различных культур на одной малой территории кажется чрезвычайно плодотворной. В самом деле, всякое развитие цивилизация получает исключительно в рамках «вызовов и ответов», где под вызовами следует понимать любые катаклизмы природного мира либо столкновения с себе подобными. Для аркаимско-синташтинской культуры таким вызовом вполне могла быть дуальная модель развития общества. Тогда дело не в том, что есть племена оседлые с их крепостями и кочевые с их «кибитками», но именно в том, что в рамках одной общности возникли два конфликтных идеологических направления, фактически две идеологии. В чем конкретно можно усматривать проявление этих двух сил?

Наиболее отчетливо — в «войне» квадратов и кругов, как бы странно это ни звучало. На многих поселениях Страны городов археологи обнаруживают явные следы вытеснения овальной (позднее круглой) формы фортификации формой прямоугольной. Причем во всех таких случаях очевидно именно «перечеркивание» предшествующей конструкции, ее отрицание! Лишь в немногих случаях «враги» используют некоторые части предшествующей постройки для создания новой крепости. В то же время на каждом поселении обнаружены следы «позитивной» перестройки: впечатление, что жители сознательно покидают свое жилище, чтобы потом вернуться и отстроить его заново, в точности повторив исходную форму. Это значит, что сама «перестройка» идеологически близка и «тем», и «другим», но есть еще и ситуация захвата, победы одной идеологии над другой.

Тексты Ригведы и Авесты помогают понять, какая драма разыгрывалась в аркаимской степи в те далекие времена.

Древнейшая форма поселений — овал, она была присуща самым первым городищам Страны городов. Овал и становится источником двух других форм — круга и прямоугольника. Это говорит о том, что изначально обе общности имели одну мировоззренческую основу. И для этого мировоззрения ключевым понятием было ритуальное сотворение мира обитания — вновь и вновь. Город созидался не для того, чтобы стоять вечно. Люди обязаны были его созидать и созидать заново. Эта мысль далека от «раз и навсегда» созданного мира — по Ветхому Завету или Торе. Это мысль о постоянной мистерии жизни и смерти в едином круговороте рождения и умирания. Этот великий круговорот человек мог наблюдать ежегодно в повторяющемся природном цикле.

Но в то же время аэрофотоснимки показывают, что круг и овал ближе друг к другу, их сосуществование возможно, тогда как для прямоугольной планиграфии круг — это враг, которого надо безжалостно уничтожить. Скорее всего, перед нами два типа одной и той же «овальной конфессии» — по более поздней истории Нового мира нам известно, что иногда конфликты двух разных ветвей, например, христианства, приобретают характер еще более жестокий, чем столкновения разных религий.

Но еще более важно, что в конфликте кругов и прямоугольников отражается поражение альтернативной безгосударственной модели перед лицом более жестко оформленной индивидуалистической идеи государственности. В самом деле, круглое поселение, подобное Аркаиму, рассчитано на коллективную ответственность, связь каждого со всеми. Но в прямоугольном поселении сама конструкция строения резко меняется: перед нами улицы, пересекающиеся под прямым углом, каждый дом здесь автономен и рассчитан на индивидуальную защиту. Идея «мандалы» исчезает, растворяется. Теперь здесь нет места площади, где собирались все жители, нет места соборности. И значит, первичная идеология Аркаима постепенно выветривается, изменяется. Логику планов крепостей можно прослеживать и в сохранившихся керамических орнаментах.

Но вернемся к Авесте и Ригведе. Именно здесь мы находим диалектику квадрата и круга, отраженную в символах мандалы, но здесь намечается и движение по пути «квадратной» и «круглой» картин мира — первая из них ориентирована по концам света, а вторая — по принципу сферичной организации вселенной… Еще более важно, что само понятие «арья» можно перевести как «свой», «родной» — в противовес «чужому», «врагу». Почему круглая крепость Аркаима представляет собой такую основательную защитную систему? Возможно, сложная архитектура связана не столько с возможностью захвата крепости врагами (и как бы ни противостояли две идеологии, археологи не обнаружили следов захвата и вражеского разрушения крепостей — а это значит, что противостояние было именно идеологическим, своеобразной «холодной войной» за умы и сердца, а не за скот и богатства), сколько с отражением воплощенных позже в священных текстах идей общежития. Человек должен был создать свой мир так, чтобы уподобить его сложности вселенной, в свою очередь сотворенной великой мудростью почитаемых человеком богов. Поэтому аркаимские стены унизаны лабиринтоподобными ходами (иногда до 21 м!), наполнены хитрыми подъемами и спусками, тупиками и ложными ходами. Если мы видим, что крепости не подвергались осаде и нападению, то такие фортификационные решения кажутся избыточными. Но, во-первых, это могло быть следствием еще более древних заветов предков, основанных на серьезной борьбе, а во-вторых, в строительстве усложненных стен жилища (города-дома) просматривалось своеобразное «испытание» для «своих». Эти ходы-выходы становились своеобразным языком, письмом, адресованным всем поколениям, проживающим в этом доме.

Аркаимская цивилизация просуществовала в пределах 150–250 лет — ничтожный возраст в сравнении с крупными государственными цивилизациями мира. Но вспомним — за последние 150 лет человек шагнул от лошадного транспорта к космическим кораблям, а от простой электрической лампочки и телеграфа — к компьютеру и мобильному телефону… И это в рамках цивилизации, чрезвычайно далекой от духовных оснований! Значит, 150 лет жизни в единении со степью могли стать основой великого прорыва человека к осознанию своего места на Земле. Иначе как объяснить, что созданные во время ритуальных празднований гимны были пронесены как великий завет через века? И значит, в лабиринтах и таинственных проходах-щелях был великий смысл, далекий от простого ежедневного прагматизма бездуховного существования. Каждый раз, пересекая границу города, человек исполнял ритуал перехода: он двигался по сложным переходам, преодолевая запутанное пространство, в котором должен был прекрасно ориентироваться; он переживал заново протискивание сквозь щелеподобные выходы, повторяя тайну рождения, — он «рождался» для дома, для общины, а потом уходил от нее теми же путями, «рождаясь» для степи.

Крепость Аркаима и другие крепости Страны городов, по-видимому, были не только домами, но и культовыми сооружениями. И, разумеется, отсутствие противопоставления «жилища» «храму», соединение их функций в едином строении — великая мысль, пронизывающая тексты Авесты и Ригведы: можно представить себе величественное зрелище стапятидесятиметрового диска среди степи, на фоне горы и неба, сияющего огнями и как-то по-особенному, празднично украшенного!

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *