Кто отказался стрелять в царя и его семью? Что сказал Николай II, услышав приговор о расстреле? Кто хотел похитить Романовых из Ипатьевского дома? В годовщину расстрела царской семьи мы напоминаем вам самые важные факты об этой трагедии

Фото: РИА Новости / Майя Шелковникова

Москва. 17 июля. INTERFAX.RU – 17 июля 1918 г. в Екатеринбурге был расстрелян последний русский император Николай II и все члены его семьи. Спустя почти сто лет трагедия вдоль и поперек изучена российскими и зарубежными исследователями. Ниже — 10 самых важных фактов о том, что произошло в июле 1917 в Ипатьевском доме.

1. Семью Романовых со свитой разместили в Екатеринбурге 30 апреля, в доме военного инженера в отставке Н.Н. Ипатьева. С царской семьей в доме проживали доктор Е. С. Боткин, камер-лакей А. Е. Трупп, горничная императрицы А. С. Демидова, повар И. М. Харитонов и поваренок Леонид Седнев. Все кроме поваренка были убиты вместе с Романовыми.

2. В июне 1917 г. Николай II получил несколько писем якобы от белого русского офицера. Анонимный автор писем рассказывал царю, что сторонники короны намерены похитить узников Ипатьевского дома и просил Николая оказать помощь – нарисовать планы комнат, сообщить расписание сна членов семьи и пр. Царь, однако, в своем ответе заявил: «Мы не хотим и не можем бежать. Мы только можем быть похищены силой, как силой нас привезли из Тобольска. Поэтому не рассчитывайте ни на какую нашу активную помощь», тем самым отказавшись содействовать «похитителям», но не отказываясь от самой идеи быть похищенными.

Впоследствии выяснилось, что письма были написаны большевиками с целью проверить готовность царской семьи к побегу. Автором текстов писем был П.Войков.

3. Слухи об убийстве Николая II появились еще в июне 1917 г. после убийства Великого князя Михаила Александровича. Официальной версией исчезновения Михаила Александровича стал побег; в то же время царь был якобы убит ворвавшимся в Ипатьевский дом красноармейцем.

4. Точный текст приговора, который вынесли и зачитали большевики царю и его семье, неизвестен. Примерно в 2 часа ночи с 16 на 17 июля караульные разбудили врача Боткина с тем, чтобы тот разбудил царскую семью, велел собраться и спуститься в подвал. На сборы ушло, по разным источникам, от получаса до часа. После того, как Романовы с прислугой спустились, чекист Янкель Юровский сообщил им о том, что они будут убиты.

По разным воспоминаниям, он сказал:

«Николай Александрович, Ваши родственники старались Вас спасти, но этого им не пришлось. И мы принуждены Вас сами расстрелять» (по материалам следователя Н. Соколова)

«Николай Александрович! Попытки Ваших единомышленников спасти Вас не увенчались успехом! И вот, в тяжелую годину для Советской республики… — Яков Михайлович повышает голос и рукой рубит воздух: — …на нас возложена миссия покончить с домом Романовых» (по воспоминаниям М.Медведева (Кудрина) )

«Ваши друзья наступают на Екатеринбург, и поэтому вы приговорены к смерти» (по воспоминаниям помощника Юровского Г.Никулина.)

Сам Юровский позже говорил, что точных слов, которые он произнес, не помнит. «…я тут же, насколько помню, сказал Николаю примерно следующее, что его царственные родственники и близкие как в стране, так и за границей, пытались его освободить, а что Совет рабочих депутатов постановил их расстрелять».

6. Трое латышей отказались исполнять приговор и вышли из подвала незадолго до того, как туда спустились Романовы. Оружие отказников было распределено между оставшимися. В расстреле участвовали, по воспоминаниям самих участников, 8 человек. «На самом же деле нас было исполнителей 8 человек: Юровский, Никулин, Медведев Михаил, Медведев Павел четыре, Ермаков Петр пять, вот я не уверен, что Кабанов Иван шесть. И ещё двоих я не помню фамилий», — пишет в воспоминаниях Г.Никулин.

7. До сих пор неизвестно, был ли расстрел царской семьи санкционирован высшей властью. По официальной версии, решение о «казни» было принято исполкомом Уралоблсовета, в то время как центральное советское руководство узнало о случившемся уже после. К началу 90-х гг. сформировалась версия, согласно которой уральские власти не могли принять такое решение без директивы Кремля и согласились принять на себя ответственность за самовольный расстрел ради обеспечения центральной власти политического алиби.

Тот факт, что Уральский облсовет не являлся судебным или иным органом, который имел полномочия выносить приговор, расстрел Романовых долгое время рассматривался не как политические репрессии, а как убийство, что препятствовало посмертной реабилитации царской семьи.

8. После расстрела тела убитых вывезли за город и сожгли, предварительно полив серной кислотой, чтобы довести останки до неузнаваемости. Санкцию на выделение большого количества серной кислоты выдал комиссар снабжения Урала П.Войков.

9. Информация об убийстве царской семьи стала известна обществу спустя несколько лет; изначально советская власть сообщила, что убит только Николай II, Александр Федоровна с детьми якобы перевезена в безопасное место в Пермь. Правду о судьбе всей царской семьи сообщил в статье «Последние дни последнего царя» П. М. Быков.

Кремль признал факт расстрела всех членов царской семьи, когда на западе стали известны результаты расследования Н.Соколова, в 1925 году.

10. Останки пяти членов императорской семьи и четверых их слуг, были найдены в июле 1991 г. неподалеку от Екатеринбурга под насыпью Старой Коптяковской дороги. 17 июля 1998 г. останки членов императорской семьи были захоронены в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. В июле 2007 г. были найдены останки царевича Алексея и великой княжны Марии.

Под колпаком ОГПУ

К появлению некоторых из них приложили руку и советские органы безопасности. Один из таких «фейков» появился весной 1931 г. во время поездки в СССР известного польского журналиста Станислава Мацкевича (1896 — 1966) по прозвищу Цат, и был оперативно обнародован в том же году в его книге «Мысль в клещах»1.

При знакомстве с подробностями этой истории логично несколько умерить градус восторгов, которые выпали на долю польского путешественника после перевода его труда в 1932 г. на английский, а затем и на прочие языки. Как представляется, сопровождавшие Цата-Мацкевича всю поездку товарищи из ОГПУ свою работу сделали лучше, нежели сам сочинитель2. Главному редактору популярной виленской газеты «Слово», которую каждый день читал Юзеф Пилсудский, очень хотелось привезти из поездки какую-то сенсацию. Чекисты подсунули фантастические подробности убийства царской семьи настолько ловко, что сам «расследователь» ничего не заметил, написав в своей книге: «С иностранцами в России все очень любезны. Я не встретился во время моих скитаний по многим городам и весям с самой маленькой неприятностью»3.

В главе под названием «Случайный разговор в поезде» Цат-Мацкевич сначала кратко излагает книгу следователя Н.А. Соколова «Убийство царской семьи» (Париж, 1925), совершенно верно отрицает версию о чудесном спасении великой княжны Анастасии, именем которой назвалась польская авантюристка Шанцковская, а затем начинает поправлять Соколова добытыми им «подробностями». По его версии, «настоящим командиром банды этих чекистов был не Юровский, а некий Гришка Сухоруков»»; более того, «никакого венгра и вообще никакого бывшего военнопленного среди них не было. Это был «Северно-карательный отряд ЧК»4.

Нагрудный знак 10 лет ОГПУ. 1917-1927.

Убиты по недоразумению?

О том, как он добыл эти сенсационные сведения и как по этой версии развивались события в Ипатьевском доме, польский автор рассказывает подробно и увлекательно.

«Оказывается, что Николай II и его семья были убиты случайно, по недоразумению.

Сказав все это, приступаю к самому точному описанию происшествия, которое дало мне в руки эти известия.

5 мая 1931 года я сел в Казани в почтовый поезд, который выходил из Казани в 8.40 по местному времени и который прибыл с 40-минутным опозданием. В мягком вагоне со мной ехали актеры Малого и Художественного театров (Московский Художественный театр), которые возвращались с объезда колхозов. Конечно, это были не ведущие актеры этих театральных коллективов, а специальная «бригада», как они говорили, посланная для пропаганды в глухую деревню. Один из этих актеров прежде был «беспризорником», другой был свидетелем самых интересных моментов нашей беседы. Я узнал даже имя этого актера, пожилого человека, который утверждал, что знал в свое время адвоката Ледницкого5. Имя это звучит так: Алексей Николаевич Фохт.

Мой собеседник не был актером, а ехал на какой-то съезд из Свердловска. Как это часто бывает в России, в путешествии он много разговаривал со мной… Сначала я не придавал особого значения тому, что он говорит и, несмотря на то, что он показывал мне свое удостоверение члена «горсовета» в Свердловске, я не обратил внимание даже на его фамилию. Только позже, когда я узнал, что он является председателем комиссии по «чистке» бывших партизан, что он живет в доме для бывших чекистов в Свердловске и всю российскую Гражданскую войну был членом «Северно-карательного отряда ЧК», я начал к нему внимательнее присматриваться и внимательнее следить за тем, что он говорил. Он показал мне тогда свое удостоверение председателя комиссии по «чистке». Фамилия его звучала как Маккядан.

Здесь я должен объяснить, что Свердловск означает то же самое, что Екатеринбург. Это новое название города Екатеринбурга.

Откровения Маккядана

Рассказы Маккядана в вагоне в течение суток, которые я с ним провел, звучали примерно следующим образом.

Он молдаванин по происхождению. Тоскует по Молдавии, хочет туда попасть, но его власти не дают ему заграничный паспорт. В Молдавии у него отец 94 лет и мать 82 лет, которых он хотел бы увидеть. Он имеет также родственников в Польше, это некий адвокат Гомберский, который живет в Люблине и женат на Янковской из Кишинева, которая является его родственницей.

Он рассказывал мне также о своей жене, дочери ветеринара из Петербурга, которая и сама имеет зоотехническое образование. Как он ехал в 1920 или в 1921 году (не помню) вагоном ЧК во главе отряда ЧК и как пригласил в этот вагон «барышню», как ее там пальцем не тронул, как позже она приехала к нему из Екатеринбурга, как они жили вместе, но, как она ему позже заявила, без ничего. У него теперь двое детей. Старшего сынишку нужно отдавать в школу, но члены дома чекистов собственной школы не имеют, а железнодорожники, в чью школу он хотел его отдать, не хотят принять ребенка не железнодорожника. Он проклинал их за это.

Во время войны он был трижды ранен. Он показывал мне шрам на левой руке от пули, которая прошила ему руку навылет. В императорской армии во время Великой войны он не служил. Ему 38 лет. У него имеются золотые часы, подарок от Троцкого.

В какой-то момент беседы он выразил сожаление, что я не был в Свердловске, что не видел дома Ипатьева. Тогда у меня в мозгу мелькнула молния:

— А Вы там были… тогда?

— А как же.

Тогда он начал мне рассказывать по очереди все.

Вечером Белобородову пришла телеграмма из Баженово, то есть местности, расположенной в 50 верстах от Екатеринбурга. Телеграмма эта сообщала, что враг напирает, и содержала в конце фразу «примите надлежащие меры».

Тогда Сухоруков собрал нас всех двенадцать, что делать, Вы понимаете, что убить императора это не то же самое, что убить меня либо Вас. Я не принимал участие в дискуссии, у меня распухло горло, я не мог говорить, ну мы и решили: «Нужно, чтобы душа вон». Белобородов назавтра приехал. Увидел, что случилось, что все убиты. Ну нас и ругал. Всех вас расстрелять нужно — говорил он. Матом нас крыл.

— А Юровский там был? — спросил я.

— Был. В 12.00 ночи Сухоруков пришел к ним и сказал им, что в этих комнатах будет делаться дезинфекция. Вы понимаете, он так сказал о дезинфекции. Но они что-то предчувствовали, о! предчувствовали. Я стоял на лестнице, когда они спускались. Николай, его жена, четыре барышни. Такие красивые были…

Помню, как я вздрогнул, когда Маккядан сказал: «Такие красивые были». Я подумал о чувствах человека, глядящего на этих четырех девушек-княжон, ведомых на резню.

Телеграмма о расстреле царской семьи.

Кофточки из фланели

Речь тут идет об ординарном, циничном русском ругательстве.

— Когда вы сказали слугам, что они могут идти?

— А говорили, что читали приговор, говорили, что императору сказали: «Мы принуждены вас расстрелять», а он сказал: «Что».

— Где там. Ничего подобного. Стреляли, и все.

— А император не держал цесаревича на руках?

— Наоборот, Николай первым упал. Все были в рубашках, у барышень на рубашках были кофточки из фланели. Одной барышне пуля попала в плечо, в нее стреляли дважды, а в мальчика (цесаревича) стреляли четырежды. Он как-то одеревенел, окостенел, наконец, попали ему сюда (Маккядан показал на часть черепа над ухом).

В этих кофточках мы потом нашли множество бриллиантов.

— А как же с одеждой? Ведь нашли части одежды рядом с сожженными телами.

— Одежду мы вместе повезли сжечь.

— А рассказывали, что штыками убили горничную и одну из княжон?

— Путь мне нальют свинца на руку, если так было. Ничего подобного. Никто штыком не ткнул, не тронул.

Обложка издания «Русской мысли». Константинополь. 1920 г.

В голосе Маккядана зазвучал тот же искренний пафос, что и прежде, когда он говорил, что никто не издевался и «матом не крыл». Как будто убить кого-то штыком было чем-то совершенно иным, чем выстрелом из огнестрельного оружия.

Потом он мне еще кратко рассказывал о подробностях сожжения тел — насколько я мог сориентироваться, ибо я был немного взволнован тем, что слышал — так же, как и у Соколова.

Не помню уже, когда беседа перешла на великого князя Михаила Александровича. Маккядан сказал:

— Он был убит на 11-й день после Николая. Был убит во дворе духовной семинарии.

Насколько я знаю, это также первое известие о месте убийства великого князя Михаила Александровича. До сих пор известен был лишь город, в котором его видели в последний раз, это Пермь»6.

Царская семья. Ливадия. 1913 г.

Вагонные споры — последнее дело

Так неужели перед нами неизвестная версия трагедии в Екатеринбурге? Сеанс разоблачения фальшивки будет скорым и нехитрым. Начнем с того, что весной 1931 г. в купейных вагонах советских поездов такие истории не рассказывали даже под рюмочку.

Чекист Григорий Иванович Сухоруков действительно был в роли одного из тех, кто участвовал в последующем сокрытии трупов. 3 апреля 1928 г. он написал краткие, в несколько строк воспоминания об обстоятельствах сожжения трупов, в частности, царевича Алексея и великой княжны Анастасии. Их текст опубликован7.

Актеры в вагоне были настоящие. Алексей Николаевич Фохт (сценический псевдоним Кудрин, 1878 — 1954) служил в Малом театре с конца 1910-х до середины 1930-х гг.; он был дедом известного советского артиста Всеволода Дмитриевича Ларионова (1928 — 2000)8.

А вот «командированный из Свердловска» был специально подсажен ОГПУ к любопытному редактору польской газеты. Еще до начала рассказов о расстреле царской семьи в словах попутчика было немало такого, что по идее должно было насторожить Цата-Мацкевича, будь он хотя бы чуточку попроницательнее. Ответственный работник, да еще «бывший чекист», который начинает первым показывать иностранцу из враждебной страны Польши свои удостоверения и рассказывать о родственниках в Люблине, должен был насторожить.

Точно так же романтическое повествование о барышне, которую везли в специальном «вагоне ЧК» и пальцем не тронули, можно было поставить под сомнение — это не что иное, как нехитрая реклама ведомства Дзержинского-Менжинского, о котором в Польше, в том числе и в газете «Слово», привыкли писать разные кровавые небылицы. Будь путешественник чуть более сметливым в советских порядках, он не поверил бы не только в историю с подарком от Троцкого, фигуры в тот момент уже крайне нежелательной, способной и за такие слова сделать болтливого гражданина объектом борьбы с троцкизмом, но и в печальную историю о том, что «член горсовета» и житель дома чекистов не может устроить своего сына в железнодорожную школу. Только после того, как собеседник все это благодарно проглотил, можно было приступать к основной дезинформации о расстреле Романовых.

Подвал дома Ипатьева в Екатеринбурге, где были расстреляны Романовы.

Сенсация второй свежести

Сам же рассказ об убийстве царской семьи показывает, что кроме книги Соколова перед поездкой в СССР Цат-Мацкевич не прочитал ничего, да и во время самой поездки не поинтересовался, а не издано ли чего на сей предмет. Между тем не далее как в 1930 г. известный екатеринбургский большевик, а в ту пору руководивший фабрикой «Совкино» в Ленинграде (впоследствии киностудия «Ленфильм») Павел Михайлович Быков (1888 — 1953) выпустил в Государственном издательстве очередное издание впервые увидевшей свет в 1926 г. в Свердловске книги «Последние дни Романовых»9. Знай польский «монархист» об этом издании, он вполне мог по ходу своей поездки встретиться с его автором; не скрывались также и Я.М. Юровский, работавший с 1928 г. директором Политехнического музея в Москве, и упомянутый польским автором активный участник событий Г.П. Никулин, с начала 1931 г. руководивший трестом «Мосгаз».

Но вместо более глубокой проработки вопроса и возможного выуживания у знающих лиц каких-либо подробностей, не ставящих под сомнение официальную версию случившегося (Быков писал, что «областной совет принял решение Романовых расстрелять, не ожидая суда над ними», а затем, 18 июля 1918 г., ВЦИК и Совнарком в Москве признали решение Уралсовета правильным), путешественник попался на удочку чекистов. Его не смутили ни указание мифического «Маккядана» на 12 расстрелянных вместо 11 в реальности, ни фантастическая история о «Гришке Сухорукове» как руководителе расстрела, спровоцированного якобы всего лишь некоей телеграммой со станции Баженово. И уж совсем второй свежести оказалась неправда о казни великого князя Михаила Александровича якобы на 11-й день после Николая, да еще во дворе некоей духовной семинарии. Быков и советская цензура между тем уже давно сообщили и реальную дату случившегося — ночь с 12 на 13 июня 1918 г., и место трагедии — лес. После того, как книга Быкова была издана в 1934 г. в Лондоне по-английски, версии Цата-Мацкевича, труд которого тоже был переиздан в Лондоне в 1932 г., для западной публики уже интереса не представляли…

1. В конце 2019 г. этот текст был впервые издан на русском языке в составе сборника работ Цата-Мацкевича, изданных при содействии Фонда «Российско-польский центр диалога и согласия»: Цат-Мацкевич С. Польская катастрофа 1939 года и ее причины / пер. Ю.А. Борисенка и А.Е. Кузьмичевой под ред. Г.Ф. Матвеева. М., 2019.

2. Современные польские историки понимают, что чекисты активно брали в оборот путешественников из Польши; так, Анджей Новак упоминает, что они подвергались «чуткой опеке провожатых из Интуриста, а также ОГПУ — НКВД». — Nowak A. Palimpsest Stanisawa Cata-Mackiewicza // Cata-Mackiewicz S. Mys] [l w obcgach. Krakw, 2012. S. 187. Но подробности чекистской опеки при этом не приводятся, рассказ же Цата-Мацкевича является яркой иллюстрацией подобной заботы об иностранцах.

3. Цат-Мацкевич С. Указ. соч. С. 213.

4. Там же. С. 260.

5. Ледницкий Александр Робертович (1866-1934) — известный польский юрист и журналист, депутат I Государственной думы.

6. Цат-Мацкевич С. Указ. соч. С. 261-264.

7. Алексеев В.В. Гибель царской семьи: мифы и реальность. Екатеринбург, 1993. С. 117-118.

9. Быков П.М. Последние дни Романовых. М.; Л., 1930.

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге вместе со всей свитой без суда и следствия была расстреляна семья последнего российского императора Николая II. Формально было осуществлено постановление исполкома Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, фактически – решение о расстреле было принято в Москве (чаще всего историки указывают на имена Ленина и Свердлова).

Как известно, на момент расстрела Николай II давно уже не был российским императором – отречение от трона он подписал ещё в марте 1917 года и уж точно не представлял юридической опасности для Советской власти. Из регалий бывший царь сохранил лишь формальную воинскую должность полковника.

После отречения под предлогом безопасности царской семьи та была заключена Временным правительством под домашний арест – сначала непосредственно в Царском селе, позднее отправлена в Тобольск. Даже в далекой Сибири семье удалось сохранить привычный уклад жизни, несмотря на постоянный надзор, ревизию личной переписки и совершенно другое, всё более издевательское отношение бывших поданных. Чтобы хоть как-то скрасить быт, Николай с сыном Алексеем (к слову, больным гемофилией) пилили дрова, а женская часть семейства занималась рукоделием. Относительно неплохое содержание продолжалось вплоть до Октябрьского переворота.

1/3 Подвал дома Ипатьева2/3 Николай II с сыном пилят дрова находясь в ссылке в Тобольске3/3 Николай II незадолго до перевода в Екатеринбург

После установления в Тобольске Советской власти над семьей стали сгущаться тучи. Весной 1918 года Николая заставили снять погоны, что было воспринято им как личное оскорбление. Надзор всё усиливался, продовольствия выделялось все меньше. В советских газетах стали появляться слухи о грядущем показательном суде над бывшим императором.

30 апреля семью двумя партиями перевели в Екатеринбург и поселили в Ипатьевском доме – по советской терминологии, «доме особого назначения». Здесь не хватало посуды и кроватей (большинство представителей царской семьи спали на полу). В мае был объявлен тюремный режим: окна были закрашены известкой, на прогулку разрешалось выходить только на один час в сутки. Запрещалось заниматься физическим трудом, спасавшим семью от скуки и уныния в Тобольске.

Стремительное наступление белых армий Колчака на Екатеринбург, видимо, стало главным фактором, ускорившим наступление дальнейшего кошмара. В ночь с 17 на 18 июня 1918 года царская семья в полном составе была расстреляна большевиками. Тех, кто выжил после ружейных залпов, добивали прикладами, штыками и холодным оружием. Стрельба продолжалась в течении 2 часов и всего было потрачено около 700 патронов для огнестрельного оружия. После этого трупы на специальной машине вывезли за город, свалили в яму и подожгли, обезобразив до неузнаваемости.

Расстрельный список:

Семеро членов семьи

1. Николай Александрович, 50 лет

2. Александра Фёдоровна, 46 лет

3. Ольга, 22 года

4. Татьяна, 21 год

5. Мария, 19 лет

6. Анастасия, 17 лет

7. Алексей, 13 лет

А также

· Евгений Боткин, лейб-медик (53 года)

· Иван Харитонов, повар (48 лет)

· Алексей Трупп, лакей (62 года)

· Анна Демидова, горничная (40 лет)

·

Итоги царствования Николая II сложно оценить объективно. При устаревающей и закостеневшей политической системе, при очевидных провалах во внешней политике нельзя опускать за скобки тот факт, что за 20 лет его правления население страны выросло на 50 миллионов человек (что сравнимо с населением современной Испании). Например, во Франции за те же 20 лет население увеличилось примерно на 5 миллионов, по остальной Европе ситуация примерно такая же. Национальный доход империи рос темпами, которым позавидовал бы современный Китай – свыше 7% в год в отдельные годы. Расходы на народное образование выросли с 40 миллионов рублей в начале царствования до 300 миллионов в 1914 году, разрабатывался проект бесплатного всеобщего начального образования. Бюджет страны рос без введения новых налоговых пошлин и без повышения старых. Удвоилась протяженность железных дорог, по этому показателю мы уступали лишь США (правда, в 6 раз). В конце 1913 года редактор «Economist Europeen» Эдмон Тэри писал: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 года идти так же, как они шли с 1900 по 1912, Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении».

Советская власть приложила немало усилий для очернения дореволюционной России (что естественно, ведь некоторых показателей 1913 года Советский Союз так и не достиг, хотя очень старался), и фигура Николая II была в этом смысле ключевой. Надо признать, усилия не оказались напрасными: адекватный образ последнего русского императора, учитывающий как отрицательные, так и положительные черты его правления, стал транслироваться в учебниках истории только в последние годы. Хочется надеяться, что, окрашивая нашу историю в цвета того или иного политического режима, мы не будем забывать о конкретных людях, вклад которых в эту историю всё-таки стоит попытаться оценивать беспристрастно. В конце концов, это залог того, чтобы мы наконец перестали реабилитировать жертв и осуждать палачей посмертно.

Читайте также статью о первом российском автомобиле, выпущенном в период правления последнего русского царя.

Сегодня я хотел бы поговорить о таком эпохальном событии, как расстрел царской семьи. Мы уже разбирали состав первого Совнаркома, т.е. первого советского правительства – чтобы выяснить, что, когда «евреи захватили власть в России», оказалось, что в Совнаркоме евреев ровно один человек. Теперь мы разберёмся с тем, что происходило вокруг царской семьи.

Притом сами события, т.е. арест семьи, который был осуществлён во время ещё Временного правительства, отправка этой семьи в Сибирь, что было тоже во времена Временного правительства, идея самого суда над царём, которая тоже была ещё во времена Временного правительства, – это мы рассматривать не будем. Это уже многократно рассмотрено, много где показано. Так же, как рассказано о том, кого убили, как жестоко убивали, – это мы тоже рассматривать не будем, потому что это многократно везде было рассказано и показано.

О чём я хотел поговорить – только о том, кто мог повлиять на расстрел и кто принимал решение.

Сама идея поговорить об этом была вызвана жутким накалом антисоветской мощнейшей пропаганды, когда пытались переименовать станцию метро «Войковская», обвиняя в том, что Войков – это убийца царской семьи. Убийц царской семьи получается уже по антисоветской пропаганде очень много: это Ленин, это Свердлов, это Войков, и во всём виноваты проклятые большевики.

Так вот, что мы имеем на самом деле, просто если берём по факту: после Октябрьской революции в Советской России сложилась правящая коалиция, состоявшая из большевиков, левых эсеров и анархокоммунистов и анархосиндикалистов, т.е. вот такая своеобразная коалиция из левых крыльев наиболее крупных партий страны революционных. В Москве и в Петрограде решающее слово принадлежало большевикам, но дело в том, что в это время работал лозунг «Вся власть Советам!», т.е. Советы в зоне своей компетенции обладали всей полнотой власти.

Например, первое решение о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии принял вполне себе местечковый Совет, т.е. Совет Выборгской стороны в Санкт-Петербурге, т.е. остальные Советы потом это решение всего лишь поддержали. Совет мог в зоне своей территории снимать и назначать чиновников, заниматься хозяйственной деятельностью, т.е. вся хозяйственная деятельность лежала на плечах Совета, заниматься административной деятельностью и даже политической. Т.е. Советы обладали реальной властью на местах.

Царская семья находилась под контролем Уральского Совета. Уралсовет контролировался в первую очередь левыми эсерами, кроме того, там было несколько человек в Президиуме Уралсовета т.н. «левых большевиков» – дело в том, что партия большевиков тоже не была единой. Левые большевики – это были люди, которые являлись ярыми противниками Брестского мира, которые выступали за продвижение мировой революции, за немедленную ликвидацию денег и т.д. Например, наиболее известным из всех левых большевиков был тов. Бухарин. Собственно говоря, большевиков-ленинцев в Уралсовете было крайне мало, к ним относился, например, тот же самый Войков. И вот решение о расстреле царской семьи принимал Уралсовет.

А теперь на тему того, что это было «тайное распоряжение Ленина», это было «тайное распоряжение Свердлова», это была хитрая вообще деятельность большевиков, чтобы скрыть свои следы. Нет, большевики хотели судить царя, хотели, чтобы его привезли в Москву и там судили. Скорее всего, его бы расстреляли – тут неизвестно точно, скорее всего, не стали бы расстреливать семью, но тут опять же точно неизвестно. Мы не будем говорить об этих предположениях, мы поговорим о том, что произошло.

Дело в том, что когда говорят о том, что большевики в это время управляли страной, люди не знают то, о чём говорят. События, связанные с расстрелом царской семьи, происходили в июле 1918 года. Какие ещё события произошли в июле 1918 года?

В июле 1918 года произошёл мятеж левых эсеров, поддержанный как раз таки частью большевиков – т.н. левыми большевиками отчасти был поддержан. Это известные события, связанные с убийством левыми эсерами немецкого посла Мирбаха, попытками сорвать Брестский мир, т.е. снова ввергнуть страну в войну с Германией, и при этом левые эсеры пошли на прямое вооружённое восстание. Они захватили Дзержинского в заложники, они взяли под контроль ряд объектов в Москве, и это восстание подавлялось с использованием вооружённой силы.

Кроме мятежа левых эсеров в Москве, был ещё мятеж белогвардейский – но, правда, в союзе опять же, только уже с правыми эсерами – в Ярославле. Т.е. когда в ряде городов Поволжья, в первую очередь в Ярославле, произошло свержение, отстранение от власти большевиков, которых расстреливали. Как раз таки эта знаменитая баржа, на которой держали пленных без еды, без воды, массовые расстрелы, – это всё Ярославский мятеж. Одним из лидеров этого Ярославского мятежа был некто Борис Савинков.

И вот в это время, как раз во время этих всех июльских событий, Уралсовет, возглавляемый левыми эсерами и левыми большевиками, принимает решение о расстреле царской семьи. Если бы Ленин в это время пытался отдать им распоряжение расстрелять царскую семью, скорее всего, Уралсовет как раз таки, наоборот, отказался бы это делать. Почему? Потому что Уралсовет возглавляли те люди, которые в это время были противниками большевиков, противниками Ленина, это были те люди, которые пытались отстранить большевиков от власти, считая их недостаточно революционными. И вот эти люди и принимали решение о расстреле царской семьи.

Того же самого Войкова прицепили через то, что он выписывал 200 пудов серной кислоты примерно в это же время, но Совет занимался хозяйственной деятельностью, кроме всего прочего, и для того, чтобы расстрелять царскую семью, серная кислота не нужна. Серная кислота нужна для промышленного производства, и это был один из ресурсов, которые распределялись государством в это время, т.е. как раз таки распоряжениями местных Советов.

Собственно говоря, единственным человеком, который из большевиков, именно из большевиков, имеет прямое отношение к расстрелу царской семьи, был Юровский, который, собственно говоря, эту царскую семью и расстреливал. Но дело в том, что этому человеку большевики памятников не ставили, в честь него станций метро и заводов не называли, в отличие от того же Войкова, который героически погиб, будучи послом в Польше, будучи убитым там террористом. Его не изучали в школе, его не изучали в институтах, и само имя человека, расстрелявшего царскую семью, всплыло во время перестройки, и теперь вот о нём знает вся страна, благодаря антисоветской пропаганде, потому что сам расстрел царской семьи советским правительством не считался правильным явлением, т.е. его не воспринимали, как что-то правильное, это воспринимали, как очень плохой эксцесс.

При этом я не хочу ничего сказать в защиту последнего царя. Моё личное мнение – он заслужил расстрел тем, как он угробил страну, тем, что он делал, тем, как правил, он действительно это заслужил. Но мы сейчас говорим не о том, что он заслужил, что не заслужил. Мы не говорим об убийстве, заслужила или нет семья царя расстрел, я считаю, что не заслужила, да и не могла заслужить. Т.е. я считаю, что это была неоправданная жестокость. Но мы говорим сейчас о том, кто принимал решение о расстреле царской семьи, и кто за это отвечает.

Так вот, большевики хотели царя судить, судить публично, но решение о расстреле принимал Уралсовет, который в июле 1918 года большевистскому правительству Советской России банально не подчинялся и возглавлялся теми людьми, соратники которых подняли в это время мятеж против большевиков, т.е. знаменитый мятеж левых эсеров. На этом всё.

С помощью oper.ru

Его проводят каждое лето в годовщину расправы над Николаем II, его супругой и детьми. Они были расстреляны в подвале дома Ипатьева. Сейчас здания нет, а на месте храм, куда едут паломники со всей России. В этом году, конечно, особые правила. Участникам измеряли температуру, раздавали маски и предлагали воспользоваться санитайзером.

Сотни паломников со всей страны. Дмитрий и Алексей специально приехали из Калуги. Для них это уже третьи царские дни: «Первый раз приехали на столетие, и вот каждый год приезжаем сюда, здесь особенные места».

В этом году людей меньше чем обычно. Из-за закрытых границ не смогли приехать иностранные гости. Да и сам крестный ход на фоне пандемии до последнего оставался под вопросом. Проводить решили с соблюдением всех санитарных мер. На подходе к храму измеряют температуру. Выдают маски и обрабатывают руки.

– Опасения определенные есть, но в общем-то слышим, как с запахом ладана смешивается аромат санитайзеров, будем надеется, что все будет хорошо, – говорит Надежда Печоркина.

Божественная литургия продолжается почти три часа. Верующие молятся прямо под открытом небом. Здесь у храма на крови. На тот самом месте, где была расстреляна царская семья.

102 года назад на месте храма стоял Ипатьевский дом. Именно сюда был перевезен Николай II вместе с семьей и прислугой. В ночь с 16 на 17 июля под предлогом переезда их вынуждают спустится в подвал, где и происходит убийство. Среди расстрелянных был и прапрадед Петра Мультатули, старший повар императорской кухни Иван Харитонов.

– Мы до сих пор полностью не знаем, как в деталях произошло убийство царской семьи, но мы знаем, что все они были в этой комнате, когда их убили, и как известно, было 11 убийц и 11 убиваемых, – говорит Петр Мультатули, кандидат исторических наук, праправнук повара императорской кухни Ивана Харитонова.

В память о последнем российском императоре тысячи людей идут той же дорогой, по которой 102 года назад тайно ехал грузовик с расстрелянной царской семьей. Путь длинною в 21 километр.

– Мы из Качканара. Семья Баглаевых, Анна, Михаил, Федор, Семен, а это наша Сонечка. Ну это у нас такая уже традиция важная для нашей семьи, для нашей страны, – делится Елена Баглаева.

Ганина яма. Сегодня на месте бывших рудников монастырь и несколько деревянных храмов. Именно здесь следователи нашли частицы одежды и украшений царской семьи, но не нашли самих тел.

Вот та самая шахта №7, где и пытались спрятать останки убитой царской семьи. По словам исследователей, второпях палачи не рассчитали глубину. Тела было видно. Сначала их попытались закидать гранатами. Не помогло. И потом решили перевезти в другое место.

Тайну захоронения Николая II, его семьи и окружения не могли разгадать почти 60 лет. Лишь в 80-е годы прошлого века фрагменты тел обнаружили неподалеку. На старой Коптяковской дороге. Генетическая экспертиза подтвердила их подлинность, а в 1998 году царскую семью торжественно похоронили в Санкт-Петербурге.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *