Перевод с английского

Gary Chapman & Ross Campbell, M.D.

THE FIVE LOVE LANGUAGES OF CHILDREN

MOODY PRESS

Перевод Н. Будиной

Технические редакторы:

М. Л. Федоров, Д. Б. Тимофеев

Корректор Е. Д. Шнитникова

Введение

Как найти с ребенком общий язык

«Клёво! Полный отпад!» Конечно, вы не раз слышали эти словечки от детей. Что они означают? Иногда наши дети говорят на языке, который нам понять нелегко. Однако и они не всегда понимают нас, взрослых, потому что, разговаривая с ними, мы часто не можем ясно выразить свои мысли. Но что еще хуже, мы не всегда можем ясно выразить ребенку свои чувства и особенно любовь. Вы умеете говорить на его «языке любви»? Каждому ребенку свойственно понимать любовь родителей по-своему. И если родители знают этот «язык», ребенок лучше понимает их. В этой книге мы расскажем вам, как распознать тот способ, с помощью которого вы сможете доказать ребенку свою любовь, и как «заговорить» на этом понятном «языке», равно как и на остальных четырех имеющихся «языках». Ведь они тоже необходимы малышу, чтобы чувствовать вашу любовь. Вы убедитесь: любовь нужна каждому ребенку, иначе ему никогда не стать полноценным взрослым. Любовь – самый надежный фундамент спокойного детства. Если это понимают взрослые, ребенок вырастает щедрым, сердечным человеком.

Книга «Пять путей к сердцу ребенка» познакомит вас с пятью моделями поведения родителей для того, чтобы помочь определить, какой именно путь приведет вас к сердцу вашего ребенка, какая модель вашего поведения соответствует «языку любви» вашего ребенка. Узнав нужный, действенный путь общения с вашим ребенком, вы должны изучить и остальные четыре пути, четыре способа, которыми вы сможете доказать ребенку свою любовь, так как все пойдет ему на пользу. Кроме того, бывает, что способы общения, способы выражения вашихчувств, надо менять – ведь и ваш ребенок меняется – он растет.

Поэтому в начале каждой из пяти глав мы объясняем, в чем важность данного пути для вашего ребенка. Даже если в этой главе описана модель, несвойственная ему, все равно внимательно ознакомьтесь с нею. Идите всеми пятью путями любви, и не сомневайтесь, ребенок поймет вас. Однако, повторяем, самое главное – определить наиболее понятный ему язык общения, его родной «язык любви» и овладеть им.

В этой книге мы не раз подчеркиваем, насколько важна любовь в воспитании детей. Основная родительская задача – вырастить зрелого ответственного человека. Какие бы качества вы ни развивали в нем, главное – строить воспитание на любви. Даже гнев ребенка послужит на благо ему и окружающим, если он уверен в вашей любви. Ребенок скорее прислушается к вашим советам и последует им, когда видит, что его по-настоящему любят несмотря ни на что. Лишь немногие родители понимают, что они должны научить ребенка владеть своими чувствами.

Как мы отмечаем в десятой главе, научить ребенка и подростка справляться с гневом – самая сложная задача родителей. Успех целиком зависит от любви. Родители, которые помогают своему подростку справляться с гневом, одновременно устанавливают с ним более доверительные и сердечные отношения.

Книга «Пять путей к сердцу ребенка» в первую очередь учит вас любить ребенка. Вы найдете в ней советы по воспитанию детей. Если во главу угла вы ставите любовь, вы обнаружите вскоре, что семейные отношения становятся крепче, напряжение исчезает. Когда мы коснемся в разговоре воспитания и дисциплины (восьмая глава), вы узнаете две ключевые интонации, которые родители никогда не должны забывать, – доброжелательность и твердость. Любовь искупает грехи. Вы всегда должны оставаться доброжелательным, но твердым. В восьмой главе мы обсудим, как удержаться на этой позиции несмотря ни на что.

Книга заканчивается руководством для родителей. Там вы найдете задания и упражнения, которые подскажут вам, как говорить с ребенком, чтобы он понимал вас. Надеемся, что это руководство поможет вам применить на практике то, о чем вы прочтете в книге.

Однако прежде, чем вы откроете этот учебник, который научит вас, как любить детей, и начнете осваивать самый короткий путь к сердцу своего ребенка, мы хотим сказать вам несколько напутственных слов.

От авторов

Успех моей книги «Пять языков любви» доставил мне немало радости. Тысячи людей не просто прочли книгу, они усвоили ее принципы и на практике воспользовались советами, изложенными в ней. Я получаю сотни писем со всего мира, в которых читатели благодарят меня за то, что я помог им наладить отношения с их спутником. С тех пор, как они пытаются говорить на «родном языке» друг друга, эмоциональный климат в семье улучшился. А некоторые считают даже, что книга спасла их брак.

Я по-прежнему веду семинары по вопросам брака и часто слышу: «Когда же появится книга о том, как найти «родной язык» с детьми?» Многие родители пишут мне, что, наладив отношения с супругом, они попробовали найти верный способ общения, «язык любви» своего ребенка, и это дало результаты. Однако мне никогда не приходилось работать с детьми – я консультирую супружеские пары, – поэтому написать о детях книгу я просто не решался.

Но вот об этом проекте со мной заговорили издатели. Я обдумывал их предложение, а сам тем временем связался с Россом Кэмпбеллом, своим давним другом. Я попросил его быть моим соавтором. Росс согласился, и это предопределило рождение книги. Уже тридцать лет Росс занимается психиатрией, работая в основном с детьми и подростками. Я всегда восхищаюсь им как специалистом, многое почерпнул из его работ и всегда дорожу нашей дружбой.

Теперь, когда книга почти готова, я рад, что нам удалось объединить свои знания. Каждую главу мы писали независимо друг от друга, потом редактор Кэрол Стритер свела наши идеи воедино. То, что получилось в результате, мне очень нравится.

Первая моя книга многим людям помогла наладить отношения с супругом. Я молю Бога и надеюсь, что эта книга поможет тысячам родителей, учителям; всем, кто по роду своей деятельности сталкивается с детьми; всем, кто любит их.

Гэри Чепмен, доктор философии

Уинстон-Салем, Северная Каролина

январь 1997

Больше двадцати лет я и Гэри Чепмен говорим и пишем о любви. Гэри помог тысячам семейных пар отыскать глубинный смысл супружеских отношений. А я тем временем писал книги и вел семинары для родителей, стараясь поддержать их в таком важном и нелегком деле, как воспитание детей. Хотя мы с Гэри знакомы более двадцати лет, до недавнего времени я и не подозревал, что мы с ним занимаемся общим делом. Я обнаружил это, читая его замечательную книгу «Пять языков любви». Она перекликается с моими двумя: «Как по-настоящему любить своего ребенка» и «Как по-настоящему любить своего подростка». Особенно мне понравилась мысль, что у каждого человека есть родной «язык любви». Если мы определим, на каком «языке» говорит наш супруг и на каком – мы сами, эти бесценные знания помогут нам сделать жизнь полнее и богаче. То же справедливо и для отношений между родителями и детьми. Каждый ребенок говорит на своем «языке любви». Наша с Гэри деятельность во многом сходна, и когда мы оба поняли это, появилась настоящая книга.

Я счастлив, что мне выпала возможность работать вместе с Гэри. Плод наших трудов – книга, которую вы держите в руках. Убежден, она поможет родителям и всем, кто занимается детьми, дать своим питомцам то, что им нужнее всего, – уверенность, что их любят. Итак, мы отправляемся исследовать пять путей к сердцу ребенка, «пять языков любви», присоединяйтесь к нам.

Росс Кэмпбелл, доктор медицины

Сигнел Маунтин, Теннесси,

январь 1997

Пять путей к сердцу ребенка

Глава перваяЛюбовь – основа всего

Деннис и Бренда ничего не могли понять. С их восьмилетним сыном творилось что-то странное. Бен всегда был умницей, учеба давалась ему без труда. А в этом году его словно подменили. Он отставал по всем предметам. С домашними заданиями Бен еще кое-как справлялся; в классе у него не получалось ничего. Он не отходил от учительского стола, по десять раз переспрашивал одно и то же. Он словно разучился работать самостоятельно, учительнице приходилось объяснять ему каждый шаг. Сперва родители думали, что мальчик стал хуже слышать. Его осмотрел врач – все в порядке. Школьный психолог тоже не нашел отклонений: развитие Бена соответствовало возрасту. Родителей беспокоило и поведение сына. Он очень изменился, стал назойлив, на переменах не отходил от учительницы. В столовой ему во что бы то ни стало нужно было сесть рядом с ней. Он расталкивал одноклассников, доходило и до драки. Стоило учительнице появиться на школьном дворе, Бен тут же бросал товарищей и, подбежав к ней, повисал у нее на рукаве.

Несколько раз родители встречались с учительницей. Вместе они пытались разобраться, в чем дело, почему прежде самостоятельный мальчик вдруг начал липнуть ко взрослым. Ответа не было. Родители просто за голову хватались. Бен постоянно ругался со старшей сестрой, а ведь раньше ссоры были редкостью. Конечно, в его возрасте конфликты с братьями и сестрами – дело обычное. Однако это не утешало родителей. Что, если их ребенок стал «трудным» и впереди их ждут серьезные проблемы?

Мы познакомились на семинаре в небольшом городке штата Висконсин. Деннис и Бренда подошли ко мне перед началом беседы.

– Доктор Чепмен, – сказала Бренда. – Я понимаю: это семинар по браку, и, наверное, наш вопрос неуместен. Но мы так волнуемся из-за сына… Может, вы нам что-то посоветуете.

И они рассказали, что происходит с Беном.

Я тут же уточнил, не изменился ли за последнее время ритм ихжизни. Деннис – коммивояжер, обычно возвращается домой от шести и до половины восьмого, однако, бывает, задерживается допоздна. Вечером он сидит над бумагами или смотрит телевизор. Раньше по выходным они с Беном ходили на футбол, а в этом году «работы – выше головы, не до того».

– А вы, Бренда? – спросил я. – Ваше расписание не изменилось?

– Изменилось, – ответила она. – Последние три года я работала на полставки. В этом году решила перейти на полный рабочий день, поэтому домой я теперь возвращаюсь позже. За Беном присматривают мои родители. Дедушка забирает его из школы и отводит к ним домой. После работы я

захожу за сыном. Если Деннис задерживается, мы, бывает, и ужинаем у родителей.

Понемногу я начал понимать, что стряслось с Беном. Однако время поджимало, пора было приступать к семинару. И я предложил:

– Вернемся к этому разговору позже. На занятии речь у нас пойдет об отношениях между супругами. А вы попытайтесь спроецировать те же принципы на отношения с сыном. После семинара скажете, к какому выводу пришли.

Деннис и Бренда отправились на свои места, не скрывая разочарования: они-то рассчитывали получить совет.

Семинар закончился к вечеру, народ понемногу расходился, и тут я заметил своих утренних собеседников. Спеша поделиться открытием, Деннис и Бренда пробирались ко мне сквозь толпу.

– Доктор Чепмен! – Бренда улыбалась. – Кажется, мы поняли, что с Беном. Когда вы заговорили о «языках любви», нам тут же стало ясно: его «родной язык» – время. А мы так невнимательны к нему! Последние полгода и я, и муж заняты только собой. Раньше я каждый день встречала Бена после занятий. Мы шли домой через парк, иногда заходили в кафе перекусить. Потом Бен садился за уроки, а я занималась хозяйством. Вечером, если Деннис задерживался, мы вдвоем с сыном играли. Теперь, когда я целый день на работе, все изменилось; я провожу с Беном гораздо меньше времени.

– Да и я почти не вижу сына, – прибавил Деннис. – В прошлом году мы часто ходили на футбол, по дороге говорили обо всем на свете; Бен рассказывал мне об учебе, о своих приятелях, советовался со мной. Теперь я иногда даже забываю поинтересоваться у него, как идут дела в школе. А ведь Бену так нужны были эти наши «мужские разговоры».

– Думаю, вы действительно разобрались, в чем дело, – сказал я. – Бену не хватает внимания. Он не чувствует вашей любви. Если вы сумеете удовлетворить эту потребность – скорее всего, изменится и его поведение. Я немного рассказал им о том, как выражать любовь на «языке времени»; посоветовал так составить свое расписание, чтобы сын не чувствовал себя заброшенным. Даже самый занятой человек всегда может выкроить часок и сходить с ребенком в парк, в кафе, просто поговорить. Я видел, что моим новым знакомым не терпится применить все услышанное на практике.

– На самом деле, – добавил я, – причины плохого поведения намного сложней, их может быть гораздо больше. И все же, если вы будете говорить с Беном на его родном «языке любви», поймете, что это очень важно – найти способ выразить Бену свои чувства, думаю, вскоре вы заметите перемены.

На этом мы и расстались. Шло время, Деннис и Бренда не писали мне, и, честно признаться, я о них позабыл. Через два года я снова проводил в их городе семинар. Перед началом они подошли ко мне и напомнили о нашем давнем разговоре. Мы обнялись, меня познакомили с друзьями, которых Деннис и Бренда привели на семинар.

– Кстати, – спросил я, – как дела у Бена?

– Все в порядке, – с улыбкой ответили они. – Давно хотели вам написать, да так и не собрались. После семинара мы все сделали как вы советовали: окружили Бена вниманием, проводили с ним все свободное время. И вдруг недели через две-три звонок – нас вызывают в школу. Неужели Бен опять что-то натворил? Как мы перепугались! Оказалось, напрасно. Бен исправился. Больше не было драк в столовой и глупых вопросов на уроках. Учительница глазам своим не верила. Она спрашивала, как мы этого добились.

Мы пересказали ей то, что услышали на семинаре, объяснили, что нашли верный путь к сердцу своего ребенка, учимся говорить на «родном языке» Бена и отдаем ему все свое внимание.

Так Деннис и Бренда нашли с сыном общий язык. Теперь, когда они говорят: «Мы тебя любим», Бен понимает их.

Уже давно я подумывал написать книгу о детских «языках любви». Рассказанная история меня подтолкнула к этому. В моей книге «Пять языков любви» была глава, посвященная детям. На этот раз мы с Россом Кэмпбеллом проанализируем подробнее ситуации, порожденные проблемами: как выражать ребенку свою любовь.

Научиться проявлять свою любовь так, чтобы это было понятно ребенку, то есть выучить его «родной язык», – не значит застраховаться от конфликтов. Но что бы между вами ни происходило, ребенок всегда будет знать: вы его любите, заботитесь о его благе, и ему нечего бояться. Он уверен в себе и себя уважает. Помните, отношения нужно строить на любви. Это самый надежный фундамент.

Ребенка нужно любить, иначе вы от него ничего не добьетесь. Воспитатель должен помнить об этом. Если потребность ребенка в любви не удовлетворена, он никогда полностью не реализует свои способности. Однако бывает и так: родители искренне любят малыша, а он несчастен, потому что их любви не чувствует. Научитесь выражать свою любовь так, чтобы ребенок это почувствовал, заговорите на его «языке любви», тогда он поймет, что дорог вам.

Уверенность в любви окружающих

Найдя способ выражения своей любви, вы утверждаете уверенность ребенка в том, что его любят. Когда ребенок уверен в любви окружающих, он становится послушней, любознательней. Воспитателю с такими детьми намного легче, чем с теми, у которых этой уверенности нет.

Именно из этой уверенности, что тебя любят, малыш черпает силы, чтобы противостоять трудностям, с которыми сталкивается. Эта уверенность для него все равно что бензобак для автомобиля. Ребенок сумеет реализовать все свои способности, только если взрослые регулярно наполняют этой уверенностью сердце малыша. Как этого достигнуть? Конечно, любовью. Проявлять именно тот способ выражения любви, который понятен малышу, найти для него индивидуальный, особенный путь выражения чувств. Это поможет ребенку нормально расти и развиваться.

Родительская любовь должна быть безусловной, ведь настоящая любовь условий не ставит. Безусловная любовь – это высшая форма любви. Мы любим ребенка просто за то, что он есть, неважно, как он ведет себя. Неважно, какой он, мы принимаем его любым. Что бы малыш ни натворил, родители от него не отвернутся. Так быть должно. К несчастью, далеко не все понимают это. Часто родительскую любовь детям приходится завоевывать. Родители любят ребенка, но с оговоркой: тот должен прилежно учиться и хорошо вести себя. Лишь тогда он получает подарки, привилегии и похвалы.

Конечно, мы должны обучать и воспитывать детей, и все-таки для начала необходимо наполнить их сердце уверенностью в нашей безусловной любви. И делать это нужно регулярно, чтобы эта уверенность не испарилась. Тогда у ребенка не возникает страха, вины, он будет чувствовать, что нужен. Если ребенок чувствует нашу безусловную любовь, мы глубже понимаем его душу и его поступки, и хорошие и плохие.

Семья Молли жила скромно. Отец девочки торговал в соседнем магазинчике; мать вела хозяйство, изредка подрабатывала. Оба – простые трудолюбивые люди. Молли гордилась ими. Вечерами отец возился на кухне, Молли ему помогала. По субботам в доме устраивали уборку, а вечером всей семьей отправлялись ужинать в кафе. В воскресенье после церкви навещали родственников.

Когда Молли с братом были помладше, каждый вечер мама читала им вслух. Потом они пошли в школу, родители помогали им с уроками. Отец мечтал, чтобы дети поступили в университет. Сам в молодости он такой возможности не имел.

В старших классах Молли подружилась со Стефани. Девочки сидели за соседними партами, болтали на переменках, вместе обедали. В школе они были неразлучны, а вот в гости друг к другу не заходили. Молли не знала, как живет семья подружки. А если бы узнала, удивилась бы. Отец Стефани, преуспевающий коммерсант, все время проводил в разъездах. Мать работала в больнице, застать ее дома было трудно. Брат учился в престижной школе-интернате, с родными виделся только на каникулах. Стефани и сама прожила в интернате три года, с большим трудом она упросила родителей перевести ее в обычную школу рядом с домом. Вместе семья собиралась по великим праздникам.

Молли и Стефани были близкими подругами, однако после школы дороги их разошлись. Стефани поступила в университет. Письма от нее приходили все реже, а потом и вовсе прекратились. Молли старалась не терять школьную подружку из виду, но, когда из города уехали родители Стефани, связь оборвалась окончательно. Сейчас Молли замужем, родила двоих детей. Она счастлива.

О Стефани она по-прежнему ничего не знает. Между тем новости безрадостные. Стефани вышла замуж, родила ребенка, а вскоре оказалась в тюрьме – ее арестовали за торговлю наркотиками. На свободу она вышла лишь через несколько лет, к тому времени муж ее бросил.

Почему же так по-разному сложились судьбы двух подруг? Причин здесь много, одну из них в разговоре с психологом назвала сама Стефани: «Родителям до меня дела не было, я никогда не чувствовала их любви. Когда друзья предложили мне попробовать наркотики, я согласилась, потому что боялась потерять их расположение». Стефани никого ни в чем не обвиняла, она просто пыталась разобраться в себе самой.

Обратите внимание на ее слова. Она не сказала: «Родители меня не любили». Она сказала, что не чувствовала их любви. Обычно родители своих детей любят и стараются продемонстрировать им эту любовь, однако получается у них далеко не всегда. Только когда вы научитесь любить и не ставить условий, ваш ребенок поймет, что вы его любите.

Перевод с английского

Gary Chapman & Ross Campbell, M.D.

THE FIVE LOVE LANGUAGES OF CHILDREN

MOODY PRESS

Перевод Н. Будиной

Технические редакторы:

М. Л. Федоров, Д. Б. Тимофеев

Корректор Е. Д. Шнитникова

От авторов

Успех моей книги «Пять языков любви» доставил мне немало радости. Тысячи людей не просто прочли книгу, они усвоили ее принципы и на практике воспользовались советами, изложенными в ней. Я получаю сотни писем со всего мира, в которых читатели благодарят меня за то, что я помог им наладить отношения с их спутником. С тех пор, как они пытаются говорить на «родном языке» друг друга, эмоциональный климат в семье улучшился. А некоторые считают даже, что книга спасла их брак.

Я по-прежнему веду семинары по вопросам брака и часто слышу: «Когда же появится книга о том, как найти «родной язык» с детьми?» Многие родители пишут мне, что, наладив отношения с супругом, они попробовали найти верный способ общения, «язык любви» своего ребенка, и это дало результаты. Однако мне никогда не приходилось работать с детьми – я консультирую супружеские пары, – поэтому написать о детях книгу я просто не решался.

Но вот об этом проекте со мной заговорили издатели. Я обдумывал их предложение, а сам тем временем связался с Россом Кэмпбеллом, своим давним другом. Я попросил его быть моим соавтором. Росс согласился, и это предопределило рождение книги. Уже тридцать лет Росс занимается психиатрией, работая в основном с детьми и подростками. Я всегда восхищаюсь им как специалистом, многое почерпнул из его работ и всегда дорожу нашей дружбой.

Теперь, когда книга почти готова, я рад, что нам удалось объединить свои знания. Каждую главу мы писали независимо друг от друга, потом редактор Кэрол Стритер свела наши идеи воедино. То, что получилось в результате, мне очень нравится.

Первая моя книга многим людям помогла наладить отношения с супругом. Я молю Бога и надеюсь, что эта книга поможет тысячам родителей, учителям; всем, кто по роду своей деятельности сталкивается с детьми; всем, кто любит их.

Гэри Чепмен, доктор философии

Уинстон-Салем, Северная Каролина

январь 1997

Больше двадцати лет я и Гэри Чепмен говорим и пишем о любви. Гэри помог тысячам семейных пар отыскать глубинный смысл супружеских отношений. А я тем временем писал книги и вел семинары для родителей, стараясь поддержать их в таком важном и нелегком деле, как воспитание детей. Хотя мы с Гэри знакомы более двадцати лет, до недавнего времени я и не подозревал, что мы с ним занимаемся общим делом. Я обнаружил это, читая его замечательную книгу «Пять языков любви». Она перекликается с моими двумя: «Как по-настоящему любить своего ребенка» и «Как по-настоящему любить своего подростка». Особенно мне понравилась мысль, что у каждого человека есть родной «язык любви». Если мы определим, на каком «языке» говорит наш супруг и на каком – мы сами, эти бесценные знания помогут нам сделать жизнь полнее и богаче. То же справедливо и для отношений между родителями и детьми. Каждый ребенок говорит на своем «языке любви». Наша с Гэри деятельность во многом сходна, и когда мы оба поняли это, появилась настоящая книга.

Я счастлив, что мне выпала возможность работать вместе с Гэри. Плод наших трудов – книга, которую вы держите в руках. Убежден, она поможет родителям и всем, кто занимается детьми, дать своим питомцам то, что им нужнее всего, – уверенность, что их любят. Итак, мы отправляемся исследовать пять путей к сердцу ребенка, «пять языков любви», присоединяйтесь к нам.

Росс Кэмпбелл, доктор медицины

Сигнел Маунтин, Теннесси,

Четвертое правило – дисциплина. Подросткам обязательно нужны правила. Родители, которые говорят: «Ты уже большой. Делай все, что хочешь», – обрекают подростка на провал. Жизнь без правил бессмысленна. Родители, любящие ребенка, стараются уберечь его от опасностей и воспитать в нем ответственность.

Если родители в повторном браке будут помнить об этих вещах, они смогут преодолеть все страхи и установить здоровые отношения в семье.

Эпилог

Сегодня в современной подростковой культуре существуют два противоположных течения. Одно из них – это отчаянное стремление тысяч подростков к общению, порядку, осмысленности. Другое – это хаотический вихрь, угрожающий первому устремлению.

Для многих подростков мир не имеет смысла, и жизнь кажется бесполезной. Они попали под воздействие ветра хаоса и живут в депрессии, а иногда занимаются саморазрушением и увлекают за собой других.

Я глубоко убежден, что родительская любовь оказывает наибольшее влияние на настроение подростков и их выбор. Если подростки не чувствуют родительской любви, они могут уступить хаотическим тенденциям. Поддадутся они ему быстро или не сразу, все равно он увлечет их не в том направлении, которое было бы в их собственных интересах или интересах общества. Напротив, подростки, которые ощущают искреннюю любовь родителей, скорее всего, будут вести себя в соответствии с ожиданиями общества, будут приветствовать порядок, позитивно реагировать на наставления и искать смысл и значение жизни. Ничто не может быть полезнее для любого общества, чем родительская любовь.

Моей задачей при написании этой книги было дать практические советы тем родителям, которые от всей души стремятся выразить подросткам свою любовь. Тридцать лет я наблюдаю за разными семьями и вижу, что большинство родителей любит своих детей. Но я заметил также, что тысячи подростков не чувствуют, что родители их любят. Искренности тут недостаточно. Для того чтобы найти путь к сердцу подростка, мы должны научиться его «родному языку любви» и регулярно общаться на нем. Мы должны выучить его «диалекты», которые имеют наибольшее значение для подростка. После этого мы должны научиться также выражать подростку свою любовь и на других «языках любви». Однако если мы недостаточно общаемся с подростком на его «родном языке», использование четырех остальных не поможет.

Я старался честно объяснить вам, что любить подростка не так легко, как это может показаться на первый взгляд, и, вне всякого сомнения, любить подростков гораздо труднее, чем детей. Подростки похожи на «движущиеся мишени». Они активны, кроме этого, их настроение меняется день ото дня. Все это осложняет задачу родителей, желающих понять, на каком «языке» или «диалекте» им следует общаться. Процесс выражения любви к подростку осложнен также его растущим стремлением к независимости и самоопределению. Мы, родители, не можем недооценивать значение всего этого, когда ищем путь к сердцу подростка.

Я писал в первую очередь для родителей, но мне хотелось бы, чтобы практические принципы, описанные в книге, взяли на заметку также дедушки и бабушки, учителя, молодежные руководители в церкви и другие взрослые, которым приходится иметь дело с подростками. Подростки нуждаются в любви не только со стороны родителей, но и со стороны других уважаемых ими взрослых людей. После каждой встречи со взрослым подросток может почувствовать себя любимым или нелюбимым. Если подросток чувствует, что взрослый его любит, он готов слушать наставления этого человека и уважает его. Если подросток не чувствует любви, все, что говорит ему взрослый, влетает в одно ухо и вылетает в другое. Подросток отчаянно нуждается в мудрых советах старших, более зрелых людей. Но без любви мудрость передать невозможно.

Проницательный читатель понял, что не должен прочесть эту книгу и отложить ее в сторону. Принципы, описанные здесь, должны стать частью вашей каждодневной практики. Телесно подросток нуждается в ежедневном питании, душа же его нуждается в ежедневной порции любви. Мне хотелось бы подарить эту книгу каждой семейной паре, воспитывающей подростка, и сказать: «Я написал ее для вас. Я знаю, что вы любите своего подростка. Но я не уверен, что он чувствует вашу любовь. Не надо считать, что сойдет и так. Выучите «родной язык любви» подростка и общайтесь на нем регулярно. Это непросто. Я знаю. Я сам через это прошел. Но это стоит ваших усилий. Это пойдет на пользу и вашему подростку, и вам самим».

Нет ничего важнее для будущих поколений, чем умение искренне любить сегодняшних подростков.

Приложения

Приложение первое Как подростков стали называть «подростками»

Подростки были всегда… но имени у них не было. До начала 1940-х гг. их считали подросшими детьми; однако общественные и индустриальные перемены, вызванные мировой войной, изменили ситуацию. Слово «подросток» должно было появиться как определение отдельной возрастной группы – людей, которые уже не дети, но еще не взрослые. Они находились в переходном периоде, взрослели, проверяли свои системы ценностей и стремились к независимости и самоопределению. Вот как подростков стали называть «подростками».

Перед второй мировой войной большая часть американских детей в возрасте от тринадцати до девятнадцати лет работала на фермах, заводах или на дому – в зависимости от желания родителей. Они помогали своим родителям заботиться о младших детях. У них не было права выбора, и они продолжали работать так, пока не вступали в брак.60

Они составляли часть родительской семьи, и именно этого от них и ждали, пока они не станут достаточно взрослыми, чтобы вступить в брак. Не существовало отдельной подростковой культуры – культуры перехода от детства к юности. Не было подросткового кино, музыки или моды, потому что не было подростков.

Великая депрессия 1930-х гг. все изменила в США. Экономический кризис привел к сокращению числа рабочих мест. Немногочисленные рабочие места были заняты отцами, и подростки остались без занятия. Тысячи подростков, чувствовавших себя обузой для семьи, стали искать новые способы заработка. Они стали уезжать в города или уходить в соседние села, но большинство утратило надежду. Они спали в скверах или переулках, часто попрошайничали и создавали множество проблем для общества. Социолог Грейс Палладино пишет: «Подростки, убегавшие из дома и занимавшиеся бродяжничеством, заставили общество обратить внимание на подростковую проблему».61

Эта общественная драма побудила президента Франклина Рузвельта создать «Национальную администрацию по молодежным проблемам», которая была призвана дать возможность обучения и работы разочарованной американской молодежи. Это в свою очередь привело к усилению внимания к проблемам школьного образования. До этого времени большинство американской молодежи даже не думало о завершении среднего образования. Например, в 1900 г. только 6 процентов семнадцатилетних американцев получили диплом об окончании средней школы. Напротив, в 1939 г. в школе училось уже 75 процентов подростков в возрасте от четырнадцати до семнадцати лет.62 Считалось, что средняя школа должна дать подросткам образование, воспитывая их в здоровой среде. В таких условиях молодежь должна была раскрывать свои таланты, устанавливать цели, вырабатывать позитивные трудовые навыки и после окончания школы становиться благополучными гражданами общества.

Значительное количество молодых людей превратилось из рабочей силы (или безработных бездельников) в учеников старших классов, и это привело к возникновению отдельной «подростковой культуры». Как замечает Палладино: «В то время как деятели образования и комитеты обсуждали будущее подростков, сами молодые люди открывали для себя непосредственный и интересный мир – мир радиомузыки, танцев и развлечений. Когда в конце 1930-х гг. экономика стала восстанавливаться (в значительной степени благодаря войне в Европе), ученики старших классов уже превратились в слой общества, не имеющий ничего общего с семейной жизнью или взрослыми обязанностями».63

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *