Сочинение по картине Репина Пушкин на лицейском экзамене (описание)

В современном мире очень трудно найти человека, который не был бы знаком с творчеством Александра Сергеевича Пушкина. Как известно, свое первое образование он получил в лицеи, который находился в Царском Селе. За время своей учебы будущий поэт зарекомендовал себя, как способный и талантливый мальчик. Когда пришло время сдавать выпускные экзамены, то юноша был полностью подготовлен. Именно этот момент и запечатлел в своей картине известный русский живописец Илья Репин.

Все то, что показал художник имело место быть, так как это исторический факт. В картине очень тонко и точно показано восхищение всех присутствующих от таланта будущего поэта. События 8 января 1815 года вошли в историю, как первое публичное выступление Пушкина. Художник очень точно подметил реакцию Державина на стихи молодого Пушкина, и запечатлел на своем холсте его выражение лица.

Пушкин на экзамене

Вся картина написана в очень торжественном стиле, так как отображает всю важность происходящего события в жизни лицеистов. Именно с этого момента наш поэт начинает свой творческий путь в литературе. Репин, как и Пушкин, оставил нам вечную и очень ценную память о юности известного на весь мир дарования, которым еще не одно поколение будет восхищаться.

6 класс.

Интересные сочинения по картинам

  • Сочинение по картине Леонардо Да Винчи Мона Лиза (Джоконда) описание (описание)

    Передо мной полотно всемирно известного итальянского художника.

    Подготовка к описанию картины И.Е. Репина "Пушкин на лицейском экзамене"

    Наверное, не найдется не одного человека, который бы ни разу не слышал и не видел репродукцию Моны Лизы или Джоконды.

  • Сочинение по картине Саня Маликов Пластова 6 класс

    Выдающейся русский деятель, художник и творец Аркадий Александрович Пластов любил в своих работах изображать людей односельчан, пейзажи которые окутывали его деревню.

  • Сочинение по картине Васнецова Иван Царевич на Сером волке (описание) 4 класс

    Совсем недавно мне выпала честь ознакомиться с картиной Васнецова «Иван – Царевич на сером волке». Ее автор взял за основу одну из моих любимых сказок и изобразил Ивана-Царевича с Еленой Прекрасной, которые мчат по лесу верхом на волке.

  • Сочинение по картине Боярыня Морозова Сурикова 7 класс

    На полотне изображено реальное событие, произошедшее в ноябре 1671 года, когда по приказу царя боярыню Феодосию Морозову

  • Сочинение по картине Будущие летчики Дейнеки 6 класс

    На переднем плане картины изображена набережная. Аккуратная, высокая, она выложена из отполированного руками и ветром светлого камня

Все, кто знаком с биографией Александра Сергеевича Пушкина, знают, что будущего поэта привез в Петербург для поступления в Царскосельский Лицей Василий Львович Пушкин, дядя Александра.

Перед тем, как отправиться из Петербурга в Царское Село, Василий Львович, захватив с собой племянника, навестил хорошо знакомого ему по Москве поэта Ивана Ивановича Дмитриева, который тогда был министром юстиции и проживал в казенной квартире в здании министерства на Итальянской улице в доме № 25 (современный адрес).

Василию Львовичу было 43 года, а Дмитриеву исполнилось 49. Иван Иванович уже много лет знал Гавриилу Романовича Державина, с которым был знаком и Василий Львович, так что непременно зашел разговор о Державине, который уже отошел от всех дел, покинув пост министра юстиции в октябре 1803 г., и полностью отдался поэтическому творчеству, проживая в своей усадьбе на берегу Фонтанки или в своем загородном имении в Званке.

Когда же Василий Львович познакомился с Державиным? Это, возможно, случилось в Петербурге, где Пушкин служил с 1791 по 1796 год в Измайловском полку, а Державин уже находился на гражданской службе, уйдя в 1777 г. в отставку после службы в Преображенском полку. Но, безусловно, известно, что встретились Державин и Пушкин в Москве. Вначале состоялось знакомство Василия Львовича с поэзией Державина, стихотворения которого печатались не только в Петербурге, но и в московских журналах.

В Москве жил известный поэт и драматург Михаил Матвеевич Херасков (1733–1807). В доме Хераскова собирались молодые литераторы, среди них был и Державин, а позднее Дмитриев, Карамзин и Василий Львович Пушкин. Точно известно, что в апреле 1789 г. Державин побывал в Москве и поздравил Василия Львовича с днем рождения (27 апреля Василию Львовичу, уже известному стихотворцу, исполнилось 23 года).

Естественно, Державину была приятна встреча с В.Л. Пушкиным, знавшим ряд произведений Державина и напечатавшим оду «Люблю Державина творенья». Василий Львович высоко оценил оду Державина «Фелица»: «На лире золотой Державин возгремел, Бессмертную в стихах бессмертных он воспел».

Известно, что Василий Львович присутствовал на лицейском экзамене 8 января 1815 г., где блестяще выступил его племянник Александр Сергеевич, которого Г.Р. Державин «в гроб сходя благословил». Именно Василий Львович доставил стихотворение молодого Пушкина «Воспоминания о Царском Селе» в московский журнал «Российский музеум».

Позже между Державиным и Василием Львовичем возникло некоторое охлаждение, когда на десятом заседании литературного общества «Арзамас» 15 марта 1816 г. старостой общества избрали Василия Львовича (он специально приехал из Москвы и предложил вступить в общество племяннику Александру, еще лицеисту; А.С. Пушкин окончательно в общество вошел осенью 1817 г. после окончания Лицея).

Общество «Арзамас» было создано в октябре 1815 г.

Описание картины Ильи Репина «Пушкин в Царском Селе»

в противовес «Беседе любителей русского слова», во главе которого стояли Шишков, Державин, Хвостов и Муравьев-Апостол. Литературная борьба арзамасцев против консерваторов – шишковистов и державинцев не могла, естественно, не вызвать охлаждения Державина к В.Л. Пушкину. Тем не менее, многолетние дружеские отношения двух поэтов стали неотъемлемой частью истории российской литературы.

В апреле 2016 г. московская литературная общественность с участием представителей многих городов отметила 250 лет со дня рождения Василия Львовича Пушкина. Издательство «Планета» выпустило два издания его сочинений – репринтное издание 1822 года «Стихотворения Василия Пушкина» и сборник » Стихотворения и поэмы». 27 апреля 2016 г. в Москве в доме-музее В.Л. Пушкина на Старой Басманной улице, где не раз бывал Александр Сергеевич, прошли интересные мероприятия, завершившиеся представлением водевиля В.Л. Пушкина и П.А. Вяземского «Помещик без поместья». Российская академия образования учредила памятную медаль к 250-летию В.Л. Пушкина.

Отмечая в июне этого года очередную годовщину со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина, а в июле – 200 лет со дня кончины Г.Р. Державина, следует вспомнить о любимом дяде великого поэта и дружеских связях Василия Львовича с Державиным, отцом русских поэтов.

Владимир ПАВЛОВ,

почетный профессор Петербургского государственного университета путей сообщения

ТЭГИ:  Г.Р. Державин, Александр Сергеевич Пушкин

    В январе 1815 года в Лицее состоялся первый торжественный публичный экзамен, который воспитанники держали при переходе с первого на второй курс. В актовом зале собрались почётные гости, профессора, родители лицеистов. На экзамен был приглашён и знаменитый поэт Г.Р.Державин. Он приехал 8 января, когда лицеисты экзаменовались по русской словесности, французскому и латинскому языкам, математике и физике. В экзамен по русской словесности входило и чтение собственных сочинений.
    К 100-летию Императорского Лицея его профессора и воспитанники заказали художнику И.Е.Репину картину «Пушкин на лицейском экзамене». Причем для наилучшего воплощения замысла художником лицеисты устроили специально для него инсценировку знаменитого лицейского экзамена 8 января 1815 года.

     …На лицейском экзамене присутствуют вельможи, крупные чиновники, военные, представители высшего духовенства, столичная знать. За столом, в центре, прославленный поэт Г.Р.Державин. Ему 72 года. Он превозмогает усталость. Экзамен тянется долго. Все утомлены. Державин начал дремать.
     – Александр Пушкин! – вызывается следующий лицеист.
     Живой курчавый юноша бойко подходит к столу, просит разрешения прочитать свои стихи "Воспоминания в Царском Селе". Ему разрешают. И юный поэт вдохновенно читает:

      …Страшись, о рать иноплеменных!
               России двинулись сыны;
  Восстал и стар и млад; летят на дерзновенных.
          Сердца их мщеньем зажжены…

      – Прекрасно, великолепно, – проносится среди присутствующих. Державин приподнимает седую голову.
      – Господа, да это истинная поэзия! – слышится его голос. И он со всей страстью поэтической души ловит каждое слово, весь во власти пленительных стихов.
      А юный поэт продолжает:

        …Еще военный гром грохочет в отдаленье,
  Москва в унынии, как степь в полнощной мгле,
        А он несет врагу не гибель, но спасенье
                 И благотворный мир земле…

      Все восхищены. Державин приподнимается. Он хочет расцеловать Пушкина – своего достойного преемника, восходящее "солнце русской поэзии".
      Этот волнующий момент в жизни Пушкина и запечатлел гениальный Репин. Об этом незабываемом дне благодарный поэт позже в романе "Евгений Онегин" писал:

        Моя студенческая келья
        Вдруг озарилась: муза в ней
        Открыла пир младых затей…
        И свет ее улыбкой встретил;
        Успех нас первый окрылил;
        Старик Державин нас заметил
        И, в гроб сходя, благословил.

      Теплое воспоминание о лицейском экзамене Пушкина оставил его друг И.И.Пущин: "На публичном нашем экзамене Державин, державным своим благословением, увенчал юного нашего поэта. Мы все, друзья-товарищи его, гордились этим торжеством. Пушкин тогда читал свои "Воспоминания в Царском Селе". В этих великолепных стихах затронуто все живое для русского сердца. Читал Пушкин с необыкновенным оживлением" ("Записки о Пушкине").
      Это необыкновенное оживление поэта как раз и передано в произведении Репина. В картине много солнца, света, ярких красок. Вся она полна движения. А образ юного поэта дан в такой стремительной динамике, так насыщен волнением и страстью, что невольно веришь: у этого юноши необыкновенное будущее…

Сочинение по картине Репина Пушкин на лицейском экзамене (описание)

Из книги: Щиряков Н.Н. Изобразительное искусство на уроках литературы. – Минск.: Издательство "Народная асвета", 1968

      Репин глубоко изучал материал для каждой своей картины. Когда он писал эту картину, то для одной только фигуры Державина проштудировал и двухтомную гротовскую "Жизнь Державина", и обширные "Записки" поэта, и многотомное собрание его сочинений. К.И.Чуковский пишет об этом периоде жизни Репина: "Приходя по воскресеньям ко мне, он просил читать ему Державина и готов был часами слушать и "Фелицу", и "Водопад", и "На взятие Измаила", и "Цирцею", и "Деву за арфою", и оду "Бог", и многое другое. В ту пору у него в Пенатах стали часто бывать пушкинисты, особенно Семен Афанасьевич Венгеров и Николай Осипович Лернер, снабжавшие его грудами книг, и он по прошествии нескольких месяцев приобрел такую эрудицию во всем, что относится к лицейскому периоду биографии Пушкина, что, слушая его беседы с учеными, можно было счесть и его пушкинистом." (К.Чуковский. Репин.– М.: Искусство, 1969, с.53)

Пушкин читает стихи державину

XVII. СТАРИК ДЕРЖАВИН

Вдруг озарилась:муза в ней

Открыла пир младых затей,

Воспела детские веселья,

И славу нашей старины,

И сердца трепетные сны.

И свет ее с улыбкой встретил;

Успех нас первый окрылил;

Старик Державин нас заметил

И, в гроб сходя, благословил.

Когда стало известно о приезде в лицей Державина, учитель словесности Галич уговорил, даже заставил, Пушкина написать стихи, достойные прочтения пред великим стариком. А за несколько дней до экзамена министр Разумовский потребовал, чтобы при нем провели "репетицию", и там-то Пушкин прочел "Воспоминания в Царском Селе" первый раз.

Итак, гости съезжаются: важные генералы, официальные лица, родственники лицеистов (в их числе Сергей Львович Пушкин).

"Державина видел я только однажды в жизни, но никогда того не забуду. Это было в 1815 году, на публичном экзамене в Лицее. Как узнали мы, что Державин будет к нам, все мы взволновались. Дельвиг вышел на лестницу, чтоб дождаться его и поцеловать ему руку, руку, написавшую "Водопад". Державин приехал. Он вошел в сени, и Дельвиг услышал, как он спросил у швейцара: "Где, братец, здесь нужник?".

Этот прозаический вопрос разочаровал Дельвига, который отменил свое намерение и возвратился в залу. Дельвиг это рассказывал мне с удивительным простодушием и веселостию. Державин был очень стар. Он был в мундире и в плисовых сапогах. Экзамен наш очень его утомил. Он сидел, подперши голову рукою. Лицо его было бессмысленно, глаза мутны, губы отвислы; портрет его (где представлен он в колпаке и халате) очень похож. Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен в русской словесности. Тут он оживился, глаза заблистали; он преобразился весь. Разумеется, читаны были его стихи, разбирались его стихи, поминутно хвалили его стихи. Он слушал с живостию необыкновенной".

О публичном экзамене было заранее объявлено в газете:

"Императорский царскосельский Лицей имеет честь уведомить, что 4 и 8 числа будущего месяца (январь 1815 года) , от 10 часов утра до 3 пополудни, имеет быть в оном публичное испытание воспитанников первого приема, по случаю перевода их из младшего в старший возраст".

Это был экзамен, "смотр" — чему научились за три с лишним года, ибо достигли середины.

Державин был прижизненной легендой; автор "Памятника" уже почти стал памятником. В одном из первых пушкинских стихов названы "Дмитриев, Державин, Ломоносов, певцы бессмертные и честь и слава россов. ".

Впрочем, дерзкие лицейские мальчишки, еще не перешедшие в "старший возраст", не так уж безоговорочно преклонялись перед личным высоким авторитетом. Конечно, чтили, но разве есть что-либо, над чем не посмеются?

Однажды юный Пушкин заставляет тень давно умершего Фонвизина навестить престарелого собрата Державина:

Сказал Державин, — очень рад;

Прими мои благословенья.

Брысь, кошка. сядь, усопший брат;

Какая тихая погода!

Но, кстати, вот на славу ода, —

Послушай, братец". — И старик,

Покашляв, почесав парик,

Пустился петь свое творенье,

Статей библейских преложенье.

Совсем немного осталось жить автору "Фелицы", "Водопада", "На смерть князя Мещерского" — человеку, видевшему уже пятое царствование. Своими глазами Преображенский солдат Державин наблюдал свержение и гибель Петра III, а сорок лет спустя поэт и одновременно министр юстиции попытается влиять на юного Александра I.

"Наконец вызвали меня. Я прочел мои "Воспоминания в Царском Селе", стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояние души моей: когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом. Не помню, как я кончил свое чтение, не помню, куда убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел обнять. Меня искали, но не нашли. "

И дружбу верную, и милые приметы,

Пленявшие меня в младенческие леты,

В те дни, когда, еще не знаемый никем,

Не зная ни забот, ни цели, ни систем,

Я пеньем оглашал приют забав и лени

И царскосельские хранительные сени.

Говорили, будто Гаврила Романович воскликнул: "Я не умер!"

После экзамена состоялся торжественный обед, где Разумовский, слышавший стихи Пушкина второй раз, решил сказать нечто приятное отцу поэта и намекнул на то, что дело не в стихах, а в той карьере, которая откроется юному лицеисту.

"Я бы желал, — произносит министр, — однако же образовать сына вашего в прозе".

"Оставьте его поэзии", — с жаром ответил Державин.

Через несколько месяцев Гаврила Романович говорит приехавшему к нему в гости С.Т.Аксакову, что "скоро явится свету второй Державин: это Пушкин, который еще в Лицее перещеголял всех писателей".

Пройдет еще год с небольшим, и лицеисты узнают о смерти Державина.

Тогда-то Дельвиг под свежим впечатлением события сочинит пророческие строки:

О Пушкин! нет уж великого! Музы над прахом рыдают;

Кто ж ныне посмеет владеть его громкою лирой? Кто, Пушкин,

Атлет молодой, кипящий лететь по шумной арене,

В порыве прекрасной души ее свежим венком увенчает?

Молися Каменам»! И я за друга молю вас, Камены!

Любите младого певца, охраняйте невинное сердце,

Зажгите возвышенный ум, окриляйте юные персты!

Но и в старости грустной пускай он приятно по лире,

Гремящей сперва, ударяя, уснет исчезающим звоном.

Не будет у обоих — ни у Дельвига, ни у Пушкина — державинской старости. Десять лет спустя Пушкин задумается о своем Ленском:

Иль хоть для славы был рожден;

Его умолкнувшая лира

Гремучий, непрерывный звон

В веках поднять могла. Поэта,

Быть может, на ступенях света

Ждала высокая ступень.

Но пока, в 1815 году, после кратких мгновений грусти у юных лицейских стихотворцев снова ощущение неизбежного счастья, молодой удачи.

И пишутся эпиграммы на чрезмерный аппетит Данзаса.

И вдруг все кидаются на лед, "окрылив железом ноги" (выражение "воспитанника Пушкина").

А Яковлев уже не просто паяс, а "паяс 200 номеров", что означает его умение изобразить 200 различных фигур (то есть лиц, зверей, ситуаций): сохранился составленный Матюшкиным список этих фигур, среди которых:

2. Директор Малиновский.

3. Март. Пилецкий.

8. Галич и другие наставники, служители

— всего 40 человек.

45. Яковлев (младший брат Паяса).

Кроме того, Яковлев изображал все и всех:

78. Персидская песни

88. Индейский петух.

92. Двойная харя.

94. Их проводники.

124. Обманули дурачка.

147. Родня Гауеншильда.

Сочинение-описание по картине И.Е. Репина «Пушкин на лицейском экзамене»

161. Сын отечества (журнал!).

Под номером 129 мемуарист Матюшкин просит разрешения "пропустить имя": мы понимаем — сам Александр I!

И кто же догадается в ту пору, что шутливейшая эпитафия — акростих Николаю Ржевскому (вероятно, сочинение Илличевского) — это предсказание первой лицейской смерти:

Жизнь отдал праздности, труда как зла страшился,

Ел с утра до ночи, под вечер спать ложился;

Встав, снова ел да пил, и так провел весь век.

Счастливец, на себя он злобы не навлек;

Кто, впрочем, из людей был вовсе без порока?

И он писал стихи, к несчастию, без прока.

И разве Пушкин не написал незадолго до этого сам себе:

С любовью, леностью провел веселый век,

Не делал доброго, однако ж был душою,

Ей-богу, добрый человек.

Смерть казалась очень далекой, легкой, нереальной, не то что любовь, близкая и мучительная.

Воспроизвели по изданию

Н.Я. Эйдельман, "Твой XVIII век / Прекрасен наш союз. ", М., изд. "Мысль", 1991 г.

ученики Московской гимназии на Юго-Западе № 1543

Наташа Нетрусова, Маша Сибельдина, Андрей Терехов, Аэлита Чумакова и Маша Шкроб

Дмитрий Шеваров

Что нам завещали последние лицеисты

И последний лицеист один будет праздновать 19 октября.
А.С.Пушкин

ОСЕНЬ 1919 года. Петроград. Близ церкви Святых бессребреников Косьмы и Дамиана, что на углу Знаменской и Кирочной улиц, встретились несколько молодых и не очень молодых людей. Их выправку не могла скрыть и потрёпанная штатская одежда. Но они не походили на заговорщиков, весело приветствовали друг друга; потом бродили, шурша листьями, у храма, читали стихи. И казался наваждением помертвевший город…

Скажи, куда девались годы,
Дни упований и свободы?
Скажи, что наши, что друзья?
Где эти липовые своды?
Где молодость? Где ты? Где я?

Вот так, под открытым небом, впервые почти нелегально, недавние лицеисты встретили 19 октября. Ещё несколько лет они будут встречаться в памятный день основания Лицея. И всё горше будут звучать для них пушкинские строки, написанные на лицейскую годовщину 1836 года:

Просторнее, грустнее мы сидим,
И реже смех средь песен раздаётся,
И чаще мы вздыхаем и молчим…

* * *

Тем временем лицеисты, оказавшиеся после революции в эмиграции, учредили в Париже ассоциацию бывших воспитанников Императорского Александровского лицея. Они берегли товарищеские узы, находясь даже по разные стороны океана, и благодаря этому их судьбы нетрудно проследить. Архив лицейской ассоциации (пять тысяч документов!) хранится сейчас в военном музее в Брюсселе.

Доля быть последним лицеистом выпала Дмитрию Леховичу. После закрытия Лицея он шестнадцатилетним юношей попал в Добровольческую армию. Война, эмиграция, скитания по Европе. В 1924 году Лехович уезжает в Америку, где продолжает образование в Колумбийском университете. Приёмная комиссия, поразившись познаниям русского лицеиста, определяет его сразу на третий курс. Лехович стал высокопоставленным банковским служащим. Умер в мае 1995 года…

* * *

Оставшиеся в Петрограде лицеисты содержали общий огород на Полюстровском шоссе. Возобновили товарищескую кассу. Осенью собирались близ Литейного проспекта, заказывали в храме панихиду по умершим и погибшим товарищам. Вскоре и эти скромные поминания прекратились. На последних лицеистов обрушились репрессии.

Рассказывает научный сотрудник мемориального музея Лицея Светлана Васильевна Павлова: «В 1925 году сфабриковали так называемое “дело лицеистов”, по которому были осуждены 81 человек: 38 лицеистов, 9 правоведов, бывшие офицеры лейб-гвардии Семёновского полка… Среди арестованных был и директор Лицея генерал Владимир Александрович Шильдер, тогда уже очень больной старый человек. Их обвинили в заговоре, во враждебном отношении к советской власти, в шпионаже… В результате – расстрел одних, ссылка на Урал, на Соловки – других. Погибли генерал Шильдер и его сын Михаил. Потом, уже в эмиграции, бывшие воспитанники Лицея подсчитают: 88 лицеистов замучены, расстреляны, погибли только между 1918 и 1922 годами… Судьбы многих лицеистов, оставшихся в Советской России, до сих пор неизвестны…»

Императорский Александровский (Царскосельский) лицей был разогнан ещё до Октябрьской революции. Он оказался неугоден временному правительству хотя бы тем, что не отказывался от своего звания Императорского. Здание Лицея передали под госпиталь, воспитанников перевели в корпус приготовительных классов на Монетную улицу.

В марте 1917-го был ограблен Пушкинский лицейский музей (говорят, что один из воспитателей просто забыл запереть дверцу шкафа). Среди украденных и до сих пор не найденных реликвий – знаменитый перстень Пушкина, подаренный ему в Одессе Е.К.Воронцовой. Впоследствии он хранился у В.А.Жуковского, затем перешёл к его сыну Павлу, который передал его И.С.Тургеневу. После смерти Ивана Сергеевича Полина Виардо подарила перстень музею Лицея.

Нынешний мемориальный музей в здании Царскосельского лицея ведёт своё начало именно от того, созданного ещё в ХIХ веке. Недавно он отметил 125-летие, и по этому случаю в Петербурге, на Мойке, проходили выставка и научная конференция, а в городе Пушкине – Лицейский бал для школьников, а также вручение Царскосельской премии.

* * *

…Чиновники временного правительства решили преобразовать Лицей в гимназию имени Пушкина. Последний выпуск Лицея состоялся поздней весной 1917-го. По традиции после чая лицеисты собрались на вечернюю молитву. В тихой зале мерцала лампада перед образом. Все опустились на колени…

Вспоминают, что кто-то из выпускников сказал, прощаясь: «Лицея больше нет. Все толки о превращении Лицея в какую-то гимназию – оскорбительный для нас вздор. Пусть приспосабливаются другие. Мы предпочитаем не быть…»

Так Россия потеряла уникальное учебное заведение, чьи выпускники на протяжении целого столетия составляли интеллектуальную и политическую элиту государства.

И сегодня поражает, сколь обширна была лицейская программа: одиннадцать правовых предметов, римские древности, истории – всеобщая и русская, история литератур (римской, русской и трёх западных), языки – латинский, русский, французский, английский, немецкий, а ещё – психология, логика, география и все точные науки… И никто не жаловался на перегрузки, поскольку обучение в классах чередовалось с уроками танцев, фехтования, верховой езды, гимнастики. Лицеисты росли здоровыми, ловкими, закалёнными. Их жизнь была одухотворена девизом Лицея: «Для общей пользы».

Знание не рассматривалось как самоцель. Главным было воспитание хорошего человека. Таким был в ХIХ веке государственный заказ. Все были согласны в том, что хороший человек и со скромными познаниями принесёт пользу Отечеству, а бездушный и бессердечный себялюбец, да ещё образованный и облечённый властью, может послужить лишь погибели родной страны.

* * *

Однажды юный великий князь Олег Константинович спросил генерала Шильдера: «А вы куда вашего сына готовите? В Корпус?» – «Я его готовлю в хорошие люди» – ответил директор Лицея.

С тех пор великий князь, когда его спрашивали о будущем поприще, неизменно отвечал: «Прежде всего, я хочу быть хорошим человеком». Семнадцатилетнего князя Олега зачислили в Лицей 18 мая 1910 года. Никаких поблажек на экзаменах ему не делалось. Впрочем, князь был так талантлив, что в этом не могло быть нужды. Его научные проекты до сих пор поражают специалистов своей масштабностью. Его идея факсимильного издания рукописей Пушкина отчасти реализована лишь недавно, к 200-летнему юбилею поэта.

Закончив Лицей с серебряной медалью и удостоенный за выпускное сочинение Пушкинской медали, Олег Константинович был зачислен в лейб-гвардии Гусарский полк. Вскоре началась Первая мировая война, и вместе со своим эскадроном князь ушёл на фронт. 6 августа 1914 года он участвовал в большом сражении под Каушеном в Восточной Пруссии. 27 сентября с тяжёлым ранением великий князь был доставлен в госпиталь в Вильно. Через два дня он скончался.

Вот строчки из его последнего письма родителям: «Вы себе не можете представить, какая радость бывает у нас, когда привозят сюда посылки… Всё моментально делится, потому что каждому стыдно забрать больше, чем другому… Часто, сидя верхом, я вспоминаю вас и думаю, что вот теперь вы ужинаете, или что ты читаешь газету, или мама вышивает…»

После гибели великого князя его мама передала в дар Лицею одну тысячу рублей (очень большие деньги по тем временам. – Ред.) с тем, чтобы доход с этого капитала ежегодно шёл на изготовление серебряной медали имени князя Олега Константиновича, которой награждался бы лицеист за лучшее сочинение по отечественной словесности. На медали был начертан лицейский девиз «Для общей пользы» и слова Олега Константиновича, написанные им незадолго до гибели: «Жизнь не удовольствие, не развлечение, а крест».

На фронтах Первой мировой смертью храбрых пали 37 лицеистов. Некоторые из них (как, к примеру, юный граф Шувалов) уходили на войну добровольцами, не окончив лицейского курса.

Однажды в Лицей пришла телеграмма: «Идём в бой. Шлём привет родному Лицею. Гладышев, Шиллинг, Лерхе. Добровольцы». Никому из этих мальчиков и в голову не могло прийти, что сановный папа способен освободить своё чадо от тягот военной службы.

Один из лицеистов вспоминал: «Сословного духа в Лицее совсем не было… Финансовый вопрос не играл никакой роли. Боже упаси, если бы кому-нибудь пришло в голову козырнуть своим достатком…»

Светлана Васильевна Павлова рассказывает: «Не случайно за порогом Лицея, на службе, лицеистов отличало то, что они никогда не бывали грубыми, не давали чувствовать своей силы, старались всегда поступать по совести, по справедливости. Они гордились тем, что про них говорили: «Не удивительно, что N порядочный человек, ведь он – лицеист!»

* * *

Спроси сегодня о Лицее тех, кто проводит очередные «реформы» образования, и они радостно воскликнут: «О-о-о, Лицей! Знаем, слышали, свято храним традиции…» Но проводимая этими чиновниками политика – не что иное, как продолжение расправы с Царскосельским лицеем и со всем лицейским, что чудом сохранилось в нашей средней и высшей школе.

Сегодня никто не удивится, если утром на фронтоне Министерства образования появится девиз: «Всё на продажу!» Коррупция подорвала многовековое уважение к наставникам, а деление студентов на «бюджетников» и «платников» губит атмосферу студенческого братства даже в лучших институтах. Высокие цели заменены слепой ориентацией на успех, карьеру, прибыль… И в этом убогом кругу должны крутиться мысли тех, кто завтра примет на свои плечи решение судеб России!

* * *

В своей речи при открытии Лицея 19 октября 1811 года профессор Куницын сказал слова, которые хорошо бы помнить нынешним депутатам и министрам: «Приготовляясь быть хранителями законов, научитесь прежде сами почитать оные; ибо закон, нарушаемый блюстителями оного, не имеет святости в глазах народа. Государственный человек, будучи возвышен над прочими, обращает на себя взоры своих сограждан; его слова и поступки служат для них правилом…»

Пока выступал Куницын, за окнами Лицея вдруг выпал первый снег. После ужина с пирожками и супом мальчишек выпускают в сад. В ранней темноте на балконе светится щит с вензелем императора, а вкруг лицея горят плошки. Полвека спустя Пущин напишет: «Мы играли, не подозревая тогда в себе будущих столпов отечества…» Сбросив парадную форму, «столпы отечества» бросились лепить снежки из мокрого снега. Вот будущий великий поэт метит в будущего адмирала, но попадает в ухо будущему канцлеру. Ухо тут же краснеет и даже будто светится в темноте, но смешливый канцлер в горячке боя ничего не замечает, хохочет и запускает свой снежок.

«Нас было много на челне…»

Статья подготовлена при поддержке компании «DLT Consulting Group». Если возникли трудности в ведении вашего бизнеса и вам необходимо продать его долю, то это вызовет множество проблем. На сайте «www.Dltcg.Ru» вам без труда, лишних проблем и по оптимальной цене смогут помочь в процедуре продажи уставного капитала ООО . Вы получите помощь высококвалифицированных специалистов, а также сможете воспользоваться и другими услугами, которые предоставляет фирма «DLT Consulting Group».

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *