Новые факты о жизни Псковской православной миссии в годы Великой Отечественной войны прозвучали в рамках доклада монаха Антония (Воеводина), насельника Свято-Успенского Псково-Печерского мужского монастыря, на XXVIII Международных Рождественских образовательных чтениях, которые сейчас проходят в Москве.

Доклад был представлен вниманию общественности в ходе работы XIV направления «Древние монашеские традиции в условиях современности» конференции.

Выступление монаха Антония (Воеводина) «Духовная поддержка во время войны. Подвиг русских старцев (на примере старцев Псково-Печерского монастыря и Псковской православной миссии)» был посвящен удивительным страницам в истории Русской Православной Церкви и Великой Отечественной войны. Жертвенное служение Церкви, в том числе монашествующих, на оккупированных территориях долгое время оставалось для общества и исследователей в разряде засекреченных сведений, память о нем зачастую невольно или намеренно обрастала мифами, ложью и клеветой.

В своем докладе отец Антоний сделал по необходимости краткий, но содержательный обзор открытых в последние годы фактов, подтвержденных документами и живыми свидетельствами участников тех событий.

Напомним, Псково-Печерский монастырь входил в состав Псковской православной миссии, организованной по инициативе Патриаршего экзарха Прибалтики митрополита Литовского и Виленского Сергия (Воскресенского). Главная задача Миссии лежала отнюдь не в сфере политики или идеологии, как это порой представляют и ныне. Главным было исполнение заповеди о любви к ближнему, невзирая на смертельную опасность и реальную угрозу мучений.

За три года существования Миссии было создано 200 приходов, которые окормлялись 175-ю пресвитерами. Подготовка священнослужителей для приходов, в основном, осуществлялась в Рижской духовной семинарии. Повсеместно открывались новые и, где возможно, восстанавливались сохранившиеся храмы. К исповеди и Святому Причастию приступали тысячи людей, крестили детей, создавали катехизаторские курсы для взрослых, пастырские и богословские курсы, во всех школах преподавали Закон Божий.

«Народ жаждал молиться, жаждал покаяния и утешения», – привел докладчик слова одного из пастырей тех лет. В самом Печерском монастыре два года существовала школа, о которой, как и о регулярном посещении монастырских храмов, у детей сохранились самые теплые воспоминания. В проповедях игумен и насельники обители старались поддерживать слабых духом. Оказывали и реальную материальную помощь продуктами, вещами, особо ценную для военнопленных, узников местных лагерей, живших в нечеловеческих условиях. Под покровом монастыря осуществлялись и некоторые военные операции, сведения о которых рассекретили недавно.

Горьким было заключение доклада монаха Антония: все активные участники Миссии, рисковавшие жизнью для спасения и утешения людей, были по окончании войны репрессированы. Немногие после лагерей остались в живых, сумели перенести продолжавшиеся клевету и обвинения. По мысли докладчика, сегодня предстоит еще многое сделать, чтобы жила и сохранялась память о священничестве Псковской православной миссии – духовных воинах и мучениках.

Вестник ПСТГУ

II: История. История Русской Православной Церкви.

2009. Вып. П:1 (30). С. 159-161

Православная Миссия в условиях оккупации

Общество любителей церковной истории и Издательство Крутицкого патриаршего подворья при Отделе по делам молодежи Русской Православной Церкви Московского Патриархата выпустили в свет книгу современного историка К. П. Обозного «История Псковской Православной Миссии. 1941—1944 гг.». Книга вышла в рамках осуществляемой Обществом совместно с Отделом по делам молодежи Московского Патриархата программы поддержки молодых ученых в серии «Материалы по истории Церкви» (книга 40).

Псковская Миссия была образована для церковного окормления территории Северо-Запада России, оказавшейся под немецким контролем уже летом 1941 г. Захватив значительную часть Северо-Запада России и республики Советской Прибалтики, немецкие оккупационные власти столкнулись с фактом интенсивного возрождения церковной жизни на освобожденных ими от большевиков территориях. В этих условиях перед ними встал вопрос о том, кому отдать предпочтение в церковном управлении — находившемуся в Риге митрополиту Сергию (Воскресенскому), состоящему в юрисдикции Московской Патриархии («ставленнику Москвы»), или готовому к безоговорочному сотрудничеству с оккупантами митрополиту Августину (Петерсону), который с началом оккупации вновь вышел из подчинения Москве и направил немцам просьбу разрешить восстановление незаконно полученной от Константинополя еще до прихода советов «автокефалии» Латвийской Православной Церкви. При таком положении митрополит Сергий (Воскресенский) постарался убедить немцев, что для них политически выгоднее примириться с существованием подчиненной Москве канонической Церкви. В конечном счете немцы не только разрешили митрополиту Сергию церковную деятельность в подчиненном им крае, но и допустили создание Псковской «Православной миссии в освобожденных областях России». При этом, разумеется, в конечные планы германского командования не входило духовное возрождение России. Немцы поддержали Московскую Патриархию в том числе и потому, что в их долгосрочные планы входило освобождение территорий Прибалтики от русских, а вместе с ними и от влияния Православной Церкви как консолидирующей силы славянства. Для местного (очевидно, с точки зрения нацистов, «более арийского», чем славяне) населения православие не предназначалось. Вот почему германские власти не поддержали независимую от Москвы православную «национальную» Церковь для прибалтов.

Деятельность Псковской Миссии проходила в районах, где Православная Церковь была фактически уничтожена. Накануне войны 1941—1945 гг. на терри-

ториях, где развернула свою работу Миссия, оставалось всего несколько действующих храмов, причем некоторые из них лишь числились действующими, т. к. не имели священника. Благодаря миссионерской работе церковная жизнь в указанных районах была восстановлена. Большую помощь в этом деле оказали клирики Прибалтийского экзархата Московской Патриархии, с которыми еще не успели разделаться большевики за период своего относительно краткого господства в Прибалтике, а также живые силы Русского студенческого христианского движения (РСХД).

В исследовании К. П. Обозного подробно рассмотрены все стороны деятельности Миссии, а именно, ее состав, структура и каноническое положение, ее богослужебная, катехизаторская, хозяйственная деятельность, ее дела милосердия и благотворительности. Особое внимание автор уделяет работе Миссии с детьми и молодежью, созданию богословских курсов в Вильно, возрождению церковно-приходской жизни. Помимо этого, автор подробно рассматривает отношение немецких оккупационных властей к работе Миссии, а также отношение к ее деятельности со стороны советских партизан и местных жителей.

Отдельная глава монографии посвящена «внутренним и внешним проблемам» в деятельности Миссии, а именно вопросу о церковной дисциплине и принципах церковного устройства Миссии и самого Прибалтийского Экзархата, которые в целом совпадали с порядком церковного управления в Московской Патриархии того времени. При этом автор особо отмечает жесткую централизацию в управлении Миссии и даже указывает на некоторое ограничение начал соборности, вызванное как особенностями военного времени, так и личными воззрениями руководителя Экзархата — митрополита Сергия (Воскресенского). Последняя глава исследования посвящена эвакуации Миссии в Прибалтику, деятельности т. н. «внутренней миссии» в Латвии и Литве, а также судьбам православных пастырей-миссионеров после оставления немцами Северо-Запада России и Прибалтики.

Большой интерес представляет документальное приложение к книге. Оно содержит множество важных документов Миссии, а также интересные материалы подконтрольной немцам периодической печати того времени, материалы из архивов бывшего КГБ. В приложении мы находим, например, информацию о работе совещания архиереев Прибалтийского Экзархата, состоявшегося в сентябре 1942 г., участники которого высказали свое суждение по поводу т. н. патриотических заявлений Патриаршего Местоблюстителя митрополита Московского и Коломенского Сергия (Страгородского) военного времени. Здесь же помещен ответ митрополита Сергия (Воскресенского) на заявление митрополита Сергия (Страгородского) по поводу положения Церкви на оккупированных территориях, документы Рижского архиерейского совещания 1944 г. и др. материалы.

Особо следует отметить, что достоинством книги является использование автором многих ранее неизвестных исследователям исторических источников, в частности материалов архивов бывшего Комитета государственной безопасности Латвийской ССР, архива Управления ФСБ по Псковской области, а также архивов Пскова, Санкт-Петербурга и Латвии. Среди источников — скрупулезно

собранные воспоминания участников Псковской Миссии, с некоторыми автору посчастливилось общаться лично.

В приложении к книге даны редкие фотографии, большинство из которых были обнаружено автором в частных или государственных архивах и ранее не публиковались.

Псковская православная Миссия, закончившая свою деятельность более 60 лет тому назад, оставила о себе благодарную память. Благодаря исследованию К. П. Обозного из прошлого воскресают образы подвижников-миссионе-ров, ранее объявлявшихся в нашей стране изменниками Родины и даже врагами Церкви, пошедшими в «услужение» нацистам. На самом деле именно эти церковные труженики, не жалевшие сил для духовного возрождения России, были настоящими патриотами своего Отечества и подлинными подвижниками Церкви. Отрадно, что наступили, наконец, времена, о которых мечтал член Псковской Миссии священник Алексий Ионов, который писал: «Не сомневаюсь, что деятельность Православной Миссии в свое время будет отмечена и на страницах будущей истории Русской Церкви».

Священник Илья Соловьев

В даугавпилсском кинотеатре «Ренессанс» состоялся показ новой работы студии документальных фильмов Латвийской Православной Церкви — «Псковская духовная миссия». Как сообщает Патриархия.ru, на премьере присутствовали дипломаты Российского и Белорусского консульств, представители традиционных конфессий города Даугавпилса, представители учебных заведений и средств массовой информации.

Фильм «Псковская Духовная миссия» был снят студией документальных фильмов Латвийской Православной Церкви и ее сотрудниками — Ниной и Валентином Маргевичами. Автором идеи и руководителем проекта выступил протоиерей Андрей Голиков, консультантом митрополит Рижский и всея Латвии Александр, а закадровый текст прочитал рижский артист Леонид Ленц.

Как следует из самого названия фильма, он посвящен Псковской духовной миссии, а также ее устроителю митрополиту Сергию (Воскресенскому) и ее многочисленным труженикам. В фильме представлены уникальные документальные кадры 40-х годов из Латвийского Государственного архива кино- и фотодокументов.

Перед началом демонстрации фильма слово было предоставлено епископу Даугавпилсскому Александру. В своей речи владыка отметил, что не так часто в наше время документальные фильмы, созданные в небольшой Латвии, становятся лауреатами различных премий. Епископ Александр далее сказал, что эпиграфом к фильму прекрасно подошли бы слова Христа Спасителя: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). За дело сохранения Церкви и спасения многих тысяч душ верующих, которое положило начало возрождению Православия в те безбожные годы, продолжил владыка, убиенный митрополит Сергий заслужил перед Богом нетленный венец. Ведь, как повествуют исторические данные, использованные в фильме, к началу 1941 года Русская Православная Церковь стояла на пороге полного уничтожения: были замучены и убиты 130 тысяч представителей духовенства. На всем пространстве СССР оставалось четыре правящих епископа и 500 храмов. Не было ни одной конфессии на пространстве бывшего Союза, которая бы наравне с Православной Церковью понесла такие ощутимые потери среди своих служителей и верующих.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *