Совершенствование речи педагогов

Детям очень много можно объяснить,
лишь бы объясняющий сам понимал
ясно предмет, о котором взялся говорить
с детьми и умел говорить человеческим языком
Н.Г.Чернышевский

Грамотная речь является основным элементом общей культуры человека.
Речь – не только средство общения, но и орудие мышления, носитель сознания, памяти, информации, средство управления поведением других людей. Не случайно считается, что речь человека – его визитная карточка.
Насколько грамотно выражается педагог, зависит его успех не только в повседневном общении, но и в профессиональной деятельности.
К сожалению, многие педагоги делают ошибки в произнесении элементарных повседневных словах…
К речи педагога сегодня предъявляются высокие требования, и проблема повышения культуры речи рассматривается в контексте повышения качества дошкольного образования.
Среди требований к речи педагога ДОУ выделяют:
Правильность – соответствие речи языковым нормам. Педагогу необходимо знать и выполнять в общении с детьми основные нормы русского языка.
Точность – соответствие смыслового содержания речи и информации, которая лежит в ее основе. Особое внимание педагогу следует обратить на семантическую (смысловую) сторону речи, что способствует формированию у детей навыков точности словоупотребления.
Логичность – выражение в смысловых связях компонентов речи и отношений между частями и компонентами мысли. Педагогу следует учитывать, что именно в дошкольном возрасте закладываются представления о структурных компонентах связного высказывания, формируются навыки использования различных способов внутритекстовой связи.
Чистота – отсутствие в речи элементов, чуждых литературному языку. Устранение нелитературной лексики – одна из задач речевого развития детей дошкольного возраста. Педагогу необходимо заботиться о чистоте собственной речи: недопустимо использование слов-паразитов, диалектных и жаргонных слов.
Выразительность – особенность речи, захватывающая внимание и создающая атмосферу эмоционального сопереживания. Выразительность речи педагога является мощным орудием воздействия на ребенка. Владение педагогом различными средствами выразительности речи (интонация, темп речи, сила, высота голоса и др.) способствует не только формированию произвольности выразительности речи ребенка, но и более полному осознанию им содержания речи взрослого, формированию умения выражать свое отношение к предмету разговора.
Богатство – умение использовать все языковые единицы с целью оптимального выражения информации. Педагогу следует учитывать, что в дошкольном возрасте формируются основы лексического запаса ребенка, поэтому богатый лексикон самого педагога способствует не только расширению словарного запаса ребенка, но и помогает сформировать у него навыки точности словоупотребления, выразительности и образности речи.
Уместность – употребление в речи единиц, соответствующих ситуации и условиям общения. Уместность речи педагога предполагает, прежде всего, обладание чувством стиля. Учет специфики дошкольного возраста нацеливает педагога на формирование у детей культуры речевого поведения (навыков общения, умения пользоваться разнообразными формулами речевого этикета, ориентироваться на ситуацию общения, собеседника и др.).
К вышеперечисленным требованиям необходимо отнести правильное использование педагогом невербальных средств общения, его умение не только говорить с ребенком, но и слышать его!
Позвольте провести небольшой ликбез
«Пожалуйста, говорите правильно!»
Буквально несколько слов, которые встречаются в нашей речи ежедневно!
Класть, а не лОжить!
СозвонИмся, а не созвОнимся!
Не понялА, а не пОняла!
ПолдниЧать, а не подлниКать!
ТеЧёт кран, а не теКёт!
ПропылесоШу, а не пропылесоСю!
Протру пыль, а не протЕру!
И не В заде, а Сзади!
А теперь небольшой пример-анекдот из личной жизни
Пришла в поликлинику, заняла очередь в регистратуру. Стою. Подходит женщина лет 50-55, спрашивает: «Кто крайний?». Я отвечаю (с паузой между словами): » Я…, последняя…»
На что она мне говорит: «Ну, кто последний, а я крайняя, рано мне ещё в последний путь!» (и что-то еще в этом роде). Я ей спокойно отвечаю: «Вы не правы, обратитесь к словарю».
Так она не унимается, пытается меня учить: » Я знаю, что я говорю, иначе бы так не говорила!»
Я промолчала, ну что возьмешь с самоуверенных «грамотеев»? А в довершении ко всему этому, подходит молодой человек и очень громко спрашивает: «Кто крайний?»
Эта дама (ладно, ей простительно, она не педагог!), посмотрев гордо в мою сторону: «Я!»

Google показывает рекламу аксессуаров для оружия, хотя это противоречит политике компании. Если ввести поисковый запрос «.223 100rd», то в правой части страницы отобразятся рекламные объявления, которые ведут прямо на страницы интернет-магазина, в котором можно приобрести оружие. Источник: Theverge.com Известный разработчик Цегловски утверждает, что алгоритмы Google не могут блокировать результаты поиска и для других аксессуаров для оружия. В компании прокомментировали ситуацию следующим образом: «Наши сердца обращены к жертвам этой ужасной трагедии. У нас есть строгие правила, регулирующие виды рекламы, которые мы разрешаем на нашей платформе, и реклама оружия или его частей является нарушением этих правил. Когда мы находим рекламу, которая нарушает наши правила, мы удаляем их». Цегловски также отмечает, что это не первый случай, когда аксессуары для пистолетов проскальзывают сквозь алгоритмы Google. В то время компания признала, что реклама была ошибкой, вызванной «человеческим фактором. Затем она была исправлена, запретив все результаты со словом «пистолет». Стоит отметить, что на момент публикации данной новости, эти объявления все еще не удалены. Напомним вам: https://thecoinshark.net/ru/google-nachinaet-prodavat-svoj-kljuch-bezopasnosti-titan-na-mezhdunarodnom-rynke/

В те годы, когда протоиерей Иоанн Ильич Сергиев был уже всенародно известен, а в кронштадтский Андреевский собор к нему на литургию ежедневно уже съезжались тысячи людей со всей России, произошел один вопиющий случай. Во время службы на амвон поднялся некий студент и прикурил (sic!) от лампады на иконостасе. Отец Иоанн в это время уже вышел с чашей для причащения. Он в недоумении посмотрел на молодого человека и с гневом спросил: «Что ты делаешь?» В ответ молодой человек не покраснел, не застыдился и не вышел поспешно из храма. Он подошел к отцу Иоанну и резко, наотмашь ударил его по лицу рукой. От удара отец Иоанн сильно качнулся. Евхаристические Дары расплескались из чаши на пол, и потом пришлось вынимать несколько плит из амвона, чтобы утопить их в Балтийском море. До революции оставалось совсем недолго.
***
Студент тогда, к сожалению, ушел из храма на своих ногах и не был разодран на части возмущенными людьми, собравшимися для молитвы, чего он был, несомненно, достоин. Говорю это с полной ответственностью за каждое слово, ничуть не сгущая красок: если бы народ действовал в подобных случаях более жестко и адекватно, наглость шакалов уменьшалась бы на глазах. Говорю это также и с точки зрения последующей истории, которая для нас уже является прошедшей, а тогда лишь предчувствовалась и неясно различалась. Недалеко были уже времена неслыханного поругания веры, но прежде, нежели душить попов епитрахилью или «причащать» раскаленным оловом, нужно было кому-то начать с дерзкого глумления над Церковью, таинствами и служителями.
Древний Змей выползал из-под земли, и его отравленное дыхание рисовало многим миражи близкого всемирного счастья. Во имя будущего нужно было прощаться с прошлым. Кощунство – одна их форм подобного прощания. Достоевский в «Дневнике писателя» описывает случай, когда простой мужик на спор вынес за щекой из храма Причастие, чтобы выстрелить в Святые Дары из ружья (!). Было дело, Есенин выплюнул (!) Святое Причастие, в чем бахвалился перед Блоком. Вроде бы в том же замечен был в гимназические годы будущий любимец Ленина – Бухарин. Многие, имже несть числа, срывали затем с себя нательные кресты с радостью, и если бы можно было, то согласились бы смыть с себя и крещение какой-нибудь жертвенной кровью, как это хотел сделать Юлиан Отступник. Нужно понять, что в канун революции большие массы народа натуральным образом бесновались, дав место в своем сердце врагу. И у одних это беснование было облачено в гражданский пафос, а у других – в оправдательные речи для этого пафоса. Диавол был закономерно неблагодарен со временем и к тем, и к другим, пожрав с костями и строителей «нового мира», и разрушителей «старого», и любителей придумывать одобрительные аргументы для тех и других.
Но кем был в своих собственных глазах упомянутый студент? Хулиганом? Кощунником? Нет, что вы! В своих глазах он был героем и выразителем социального протеста. Какие-то поверхностные брошюры помогли ему сформировать жалкое мировоззрение. «Вы мне ответите за инквизицию, за Джордано Бруно и за гибель цивилизации ацтеков», – возможно, бормотал он, вынашивая планы, как отомстить Церкви. Должен же что-то гневное бормотать про себя глупый человек в свои прыщавые годы, когда бес уже вселился в него и тащит на свои дела. Ведь и сегодня, в период всеобщей грамотности, люди бормочут подобную ахинею.
Студент, вероятно, крепко веровал, но не в Воскресение Христово, а в торжество прогресса и в гуманизм. Ради одной веры он оскорблял другую, всюду заметную, но сердцем не усвоенную. Он оскорблял эту веру, стремясь приблизить ее конец.
Тогда он ушел из храма на своих ногах, и, что было с ним после, мы доподлинно не знаем. Но мы хорошо знаем, что было в общих чертах с этими многочисленными «бледными юношами со взором горящим». Тот, кто вошел в храм с целью ударить священника, вряд ли проживет затем всю жизнь в «благочестии и чистоте». Его неизбежно окрылит сошедшая с рук безбожная выходка, и в глазах многих он станет смельчаком, презирающим ветхие устои. Что запретит ему бросать бомбы в жандармов, или строчить антиправительственные листовки по ночам, или точить топор, как новый Раскольников? Что запретит ему окунуться в вихрь борьбы с самодержавием, ища то ли счастья для миллионов, то ли большей, хотя и минутной, славы себе? И если он дожил до Февраля, то со слезами радости и с визгом, свойственным всем взвинченным натурам, он приветствовал отречение императора. Потом был Октябрь, и если он не был среди большевиков Троцкого-Ленина, то мог оказаться среди тоже радикальных и любивших пострелять эсеров.
Кто убил его, оставшегося в живых тогда, в Андреевском соборе? Ведь наверняка кто-то убил его в том сумасшедшем XX столетии, когда самые невинные люди редко удостаивались смерти в собственной постели? Да кто угодно. Пуля белых в гражданскую. Пуля красного палача в застенках «красного террора». Та же пуля того же палача, только позже, когда «социализм уже был построен». А может – голод и цинга на стройке века или нож уркагана – на той же стройке. А может, он сам залез в петлю, видя, как не похоже то, за что он боролся, на то, что подобные ему бесноватые люди (не без его участия) построили. В этом случае он сэкономил для Родины пулю, хотя никто за это спасибо ему не сказал.
***
Но перенесемся на время опять в Андреевский собор Кронштадта. Еще не было бунта на Императорском флоте. Еще не было мятежа, для подавления которого Тухачевский сотоварищи побегут по льду в атаку при поддержке артиллерии. Гумилев еще не расстрелян. Еще на троне – последние Романовы, а в храме чудотворно служит Всероссийский пастырь Иоанн Ильич Сергиев. Вот какой-то мерзавец поднимается на амвон и прикуривает от лампады над местной иконой папиросу…
Завтра почтеннейшая публика, хихикая, прочтет об этом событии заметку в свежих номерах либеральной прессы.
Протоиерей Андрей Ткачев
29 августа 2012 г.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *