Уважаемый Олег,

Действительно, все народы произошли от трёх сыновей Ноаха, как сказано в Торе (Бэрейшит 9:18—19): «и были сыны Ноаха, вышедшие из ковчега: Шем, Хам и Йефет… Эти трое были сыновьями Ноаха, и от них разошлась (т.е. населилась) вся земля». Далее Тора говорит, что от их детей и внуков произошли целых семьдесят народов:14 — от Йефета (10:2—5), 30 — от Хама (10:6—18) и 26 — от Шема (10:21—29).

В целом известно, что потомки Йефета заселили Европу, потомки Шема — Азию, а потомки Хама (кстати, не все они чернокожие) — африканские регионы (комментарий Виленского Гаона на мишну Нэгаим 2:1). О населении Америки в этом комментарии упоминаний нет. Но точных сведений, кто есть кто из перечисленных народов на сегодняшний день, достаточно мало. Идентификация народов осложняется ещё и тем, что многие из них пережили изгнания, переселения, что нередко влекло за собой изменение имени народа — в соответствии с новым местом проживания. Кроме того, многие из них «сливались» друг с другом, образуя единый народ, сохранявший только одно из прежних имён, и т.п.

Не будем забывать, что кроме этих семидесяти первых народов на сцене истории появляются и другие. Такие, как потомки Лота (племянника Авраама) — Амон и Моав, потомки Ишмаэля (там же 25:13—16) и потомки Ктуры (25:2—4), второй жены Авраама, о которых сказано, что Авраам отослал их на восток, народы Эдома — потомки Эйсава (брата Яакова) и еврейский народ.

Что же касается китайцев, на первый взгляд может показаться, что они прямо упоминаются в списке потомков Хама (10:17) «а Кнаан (сын Хама) породил … Сини». На иврите «Китай» — Син. Но рабейну Бехаей, пишет, что эти десять народов — потомков Кнаана, упомянутых здесь, — те самые десять народов, о которых Б-г говорил Аврааму (Бэрейшит 15:19—20): «В тот день заключил Б-г с Авраамом союз, сказав: потомству твоему Я отдал эту землю, от реки Египетской до реки великой, реки Прат (Эфрат), (народы) Кейни, Книзи и Кадмони, Хити, Призи и Рефаим, Эмори, Кнаани, Гиргаши и Йевуси». Только там они названы теми именами, что носили в ту пору, а здесь — именами, которыми назвал их отец, прародитель.

Отсюда следует, что, скорее всего, Сини — это один из народов, проживавших либо на Земле Израиля, либо где-то в районе реки Эфрат. И уже во времена Авраама его имя было не Сини, а как-то иначе (одно из перечисленных в Бэрейшит 15:19—20). Разве что мы предположим, что только часть этого народа расселилась в земле Кнаан (на территории современного Израиля), а другая часть ушла на восток — в нынешний Китай. Но если это не так, то, скорее всего, китайцы — потомки Шема, хотя утверждать что-либо невозможно.

Об индейцах майя и других племенах Америки и Австралии: скорее всего они попали туда во времена поколения Рассеяния, когда при строительстве Вавилонской Башни Всевышний рассеял народы по всему свету (см. Бэрейшит 11:8). Кстати, это может объяснить загадку их появления на отдалённых материках притом, что после Потопа все люди жили на территории Евразии. Но если Сам Господь «рассеял» их по всему свету, то не исключено, что это было сделано чудесным путем. (А так как животные — неотъемлемая часть существования человека, как в качестве «помощников», так и в качестве «врагов», то и они могли быть помещены туда вместе с людьми). Интересно, что это предположение совпадает с мнением учёных, которые датируют начало индейской цивилизации примерно 2000 годом до н.э. А это как раз и выпадает на период после Потопа (Потоп был в 1656 г. от сотворения мира, т.е. 4118 лет назад) и время поколения Рассеяния (около 350 лет после Потопа).

Всё сказанное основано на наших классических древних источниках, но понятно, что современным исследователям тоже есть что сказать на эту тему. Но так как на сегодняшний день эта информация широкодоступна, а также из-за невозможности говорить об этом в рамках короткого ответа, мы не входили в обзор научных концепций.

С уважением, Натан Агрес

«Таблица Наций» перенаправляется сюда. Список стран см. В списке суверенных государств . На этой T- и O-карте из первой печатной версии » Этимологии Исидора » ( Аугсбург, 1472 г.) обозначены три известных континента ( Азия , Европа и Африка ), населенные соответственно потомками Сем ( Сим ), Иафет ( Иафет ) и Чам. ( Ветчина ). Мир , как известно , к евреям по счету Mosaic (1854 карта, исторический учебник и атлас библейской географии по Лаймана Coleman )

В житие Ноя или таблицы Наций , в целом называют Origines Gentium , является родословная сыновей Ноя , согласно еврейской Библии ( Бытие 10: 9 ), и их дисперсии на многие земли после потопа , сосредоточив внимание на основные известные общества. Термин » нации» для описания потомков является стандартным английским переводом еврейского слова » гой » после c. 400 г. н. Э. Латинская Вульгата означает «нации» и не имеет той политической коннотации, которую это слово влечет за собой сегодня.

Список из 70 имен впервые вводит ряд хорошо известных этнонимов и топонимов, важных для библейской географии, таких как три сына Ноя, Шем , Хам и Иафет , из которых немецкие ученые 18-го века из Геттингенской школы истории заимствовали расовую терминологию. Семиты , хамиты и яфетиты . Некоторые внуки Ноя также использовались для названий народов: от Элама , Ашура , Арама , Хуша и Ханаана произошли соответственно эламиты, ассирийцы , арамейцы , кушиты и ханаанеи . Подобным же образом из сыновей Ханаана: Хетовым , Иевуса и Amorus были получены хеттов , иевусеев и Аморреев . Дальнейшие потомки Ноя включают Евера — от Сима (от которого произошли » евреи «); царь-охотник Нимрод — из Куша; а филистимляне — из Мисраима .

Когда христианство распространилось по Римской империи , оно несло идею, что все люди произошли от Ноя. Но традиция эллинистической еврейской идентификации предков различных народов, которая в значительной степени концентрируется на Восточном Средиземноморье и Древнем Ближнем Востоке (описывается ниже), стала растянутой, и ее историчность подверглась сомнению. Не все люди Ближнего Востока были охвачены, и североевропейские народы, важные для позднеримского и средневекового мира , такие как кельты , славянские , германские и северные народы, не были охвачены, как и другие народы мира, такие как южнее Сахары. Африканцы , коренные американцы и народы Центральной Азии , Индийского субконтинента , Дальнего Востока и Австралии . Ученые придумали множество приспособлений, чтобы подогнать стол к столу, например, скифы , которые присутствуют в традиции, считаются предками большей части Северной Европы.

Согласно Джозефу Бленкинсоппу , 70 имен в списке символически выражают единство человечества, что соответствует 70 потомкам Израиля, которые идут в Египет с Иаковом в Бытие 46:27, и 70 старейшинам Израиля, которые посещают Бога с Моисеем в церемония завета в Исход 24: 1–9 .

Золотой век
Древнейший период существования китайских племён оставил много легенд. Археологические находки в общем подтверждают эти предания.
По легенде, первые правители территории были большими изобретателями. Один из них научил подданных добывать огонь и делать рыболовные крючки. Второй приручил животных и разработал триграммы — сочетания прерывистых и сплошных линий, в которых зашифрована информация о Вселенной. Третий, Шань Нун, изобрёл плуг и иглоукалывание. В память об этом последующие китайские императоры каждую весну пахали золотым плугом священное поле — не всё, конечно, а так, проводили первую борозду, а потом работу доделывали приближённые.
А изобретатель плуга Шань Нун кончил плохо. Экспериментируя с едой, он проглотил тысяченожку, которая и прогрызла его кишки. Но китайцев эта печальная история не остановила. Сейчас они, кажется, употребляют в пищу всех тварей, которые только водятся на их территории.
Ещё с того легендарного периода до нашего времени дошло слово «юань», так назывались связки морских раковин, используемые в качестве денег.
В поисках вечной жизни
За несколько тысяч лет существования китайской государственности она много раз перетасовывалась в разных комбинациях, но первым настоящим императором Китая считается Цинь Шихуан, в III веке до нашей эры победивший многочисленных местных правителей и сколотивший из их вотчин одну страну.
Чтобы утихомирить соединённые территории, император конфисковал у населения оружие, велел срыть все внутренние укрепления, а те стены и валы, что находились на северной границе империи, наоборот, укрепил и соединил между собой. Так родилась Великая Китайская стена. Последующая история показала, что это мощное сооружение не защитило империю от кочевников, которые обходили его или спокойно проходили через ворота, подкупив стражников. Но стена стала больше, чем просто укреплением, — она провела черту между степным населением и оседлыми китайцами, заставила их осознать своё отличие, да и просто не позволяла подданным империи покидать её. Своего рода железный занавес.
Кроме государственной деятельности, Цинь Шихуан извес тен поисками эликсира бессмертия, это стало его идефиксом. Император знакомился с кудесниками и гадателями, чтобы выведать у них тайну вечной жизни. А когда последователи философа Конфуция попытались доказать, что всё это суеверия, рассерженный властитель приказал зарыть 460 из них живьём в землю.
Не сумев добиться физического бессмертия, император постарался обеспечить себе посмертное существование. Для этого был построен огромный бункер, где в озере ртути плавала лодка с его телом. А охраняли усопшего 8 тысяч глиняных воинов-пехотинцев и кавалеристов.
Интересно, что последующие властители Китая идею бессмертия не оставили. На открытие волшебного средства тратилось много денег, некоторые императоры даже скончались раньше времени, отравившись в ходе экспериментов. В процессе поиска был случайно изобретён порох. В конце концов китайская мысль направилась в другую сторону: смерть решили победить с помощью вампиризма.
День донора
Нет, кровь никто не сосал — вампиризм был чисто энергетическим. Здесь китайским императорам помогли даосы, объяснившие, что во время полового акта мужчина теряет жизненную энергию вместе с семенем. Но из этого не следовал отказ от секса, наоборот, даосы рекомендовали совокупляться как можно чаще и с разными женщинами, по возможности юными и не рожавшими. При этом на каждый десяток эротических контактов должно приходиться не более двух-трёх эякуляций, лучше ещё меньше. А вот женщину желательно доводить до оргазма как можно чаще: именно при таком раскладе она выплёскивается и отдаёт «экономному» партнёру драгоценную жизненную энергию.
Назывался такой метод «воровским походом на небо». «Поход» был строго регламентирован: «Следует просто, без каких-либо особых поз совокупляться и не извергать семя… Входить нужно, пока член ещё мягкий, выходить — когда он становится напряжённым… Если заниматься любовью таким образом десятки раз в день, жизнь удлинится сама по себе… Чем больше будет женщин, тем лучше… Если кто-либо постоянно спит с одной и той же женщиной, то её жизненные силы постепенно ослабевают вплоть до того, что она больше не может принести мужчине пользу. Она начинает питаться его силой, а он из-за этого худеет».
Главным в процессе омоложения было не нарваться на женщину, владеющую теми же вампирскими методиками. В противном случае — болезнь и преждевременная смерть.
Можно спорить об эффективности такой практики, но для «доноров» она явно не была мучительной. Чего не скажешь о других сексуальных затеях китайской аристократии.
Походка лотоса
Идеал женской красоты для китайца включал в себя ступню детского размера, но если бы дело ограничивалось только этим!
Начиная с двух лет девочек из аристократических и состоятельных семей приводили к специалисту, который ломал им по четыре пальчика на каждой ноге, оставляя нетронутыми только большие. После этого сломан ные пальцы подгибались к стопе, как бы собираясь в кулачок, и туго бинтовались. Через несколько лет таких перевязок ступни на всю жизнь оставались миниатюрными, не более 7 сантиметров в длину. Естественно, женщина с такими ногами ходила очень своеобразно, «походкой лотоса», но эта неуклюжесть и бессилие страшно нравились китайским мужчинам. А недеформированные ступни нормальных размеров считались плебейскими.
В эротических руководствах описывались многочисленные забавы со «стопами лотоса», но при этом мужчине в процессе забав не рекомендовалось смотреть на голые пятки любимой, чтобы «не осквернить эстетическое чувство». В крайнем случае изуродованные ножки следовало упаковать в изящные шёлковые футлярчики.
Обычай бинтования полностью был искоренён только при коммунистах, но ещё до недавнего времени по Китаю ковыляли аристократические старушки. Специальная «обувь лотоса» была снята с производства только в 1998 году.
Желанные и не очень
Император считался сыном Неба, поэтому ничего недоступного и запретного на Земле для него не существовало в принципе, и осуждать его вкусы тоже никто не мог. У одного из китайских владык помимо жён и наложниц имелся ещё и Дворец желанных чудовищ. В нём жили самые уродливые женщины, собранные со всех концов Поднебесной: карлицы и великанши, горбатые и безногие, и даже, по свидетельству хроник, женщина о двух головах. Впрочем, подобные экзотические пристрастия встречались не так часто.
Обычно в императорской резиденции, называвшейся Запретным городом, монарха окружали сотни молодых женщин, делившихся на пять рангов. При этом реальный шанс переспать со своим господином имелся лишь у первых двух, а девушки низших рангов, как правило, не доходили до императорской спальни, они занимались разными хозяйственными делами. Хотя удача могла улыбнуться кому угодно. Если счастливица всё-таки попадала в спальню и задерживалась там сверх точно регламентированного времени, управляющий за дверью громко провозглашал:
— Время пришло! — после чего заходил в комнату и спрашивал у господина, оставлять ли «семя дракона»? Если импера тор приказывал не оставлять, опытный слуга давил на живот наложницы так, что семя вытекало. Если же господин был не против зачатия, то в специальной книге делалась запись «В такой-то месяц, такого-то числа, в такой-то час император осчастливил такую-то».
Империя евнухов
После заката в Запретном городе не должно было оставаться ни одного мужчины, кроме самого императора. Компанию ему составляли женщины и евнухи. Число последних при китайском дворе доходило до десятков тысяч, они частенько составляли верхушку администрации, управляли государством и возглавляли армии. А иногда эта могущественная прослойка возводила императоров на трон или, наоборот, убивала их. Ряды кастратов пополнялись за счёт наказанных за какую-то провинность, и за счёт пленных солдат, и за счёт добровольцев — ведь оскопление способствовало карьере. И дело здесь не только в допуске к дворцовым женщинам.
Император воплощал абсолютное мужское начало «ян», народ — женское «инь», а бесполые евнухи служили посредниками между Небом и Землёй. Таким образом сохранялась гармония — главный принцип, на котором стояло китайское государство. Тем более что самому сыну Неба заниматься рутинным управлением было не к лицу. Кроме того, евнухи иногда служили громоотводом — здоровые народные массы относились к ним неприязненно, и значит, в случае кризиса на них всегда можно было свалить вину и отдать на растерзание.
С другой же стороны, искалеченные слуги по-женски любили своего господина, а накопленную в результате ущербности злобу выплёскивали на его врагов.
Так, в VIII веке, когда император Сюань Цзун решил урезать привилегии буддийских монахов, он послал к ним кастрата-карателя Гао Лиши. И тот дал волю своей фантазии. Оскопив провинившихся, он велел сварить их гениталии и накормить ими монахинь. После чего отрезал у накормленных груди и, в свою очередь, покормил этим деликатесом искалеченных мужчин.
В завершение темы нужно заметить, что Китай был единственной страной, где евнухи иногда имели… гаремы. Не только потому, что мучились от неудовлетворённой похоти, но и потому, что, как и императоры, верили в эротическую магию. Облизывая и тиская девушек, кастрат надеялся на регенерацию отрезанного — отрастают же хвосты у ящериц!
Прогулялись, и хватит
Лет за тридцать до экспедиций Колумба от берегов Китая отчалила эскадра из 250 огромных кораблей. И если генуэзец искал Индию и лишь по ошибке заплыл в Америку, то у китайцев всё шло по плану. Эскадра прошла через Индийский океан, высадилась в Южной Индии, дошла до Персидского залива и Африки.
В принципе китайцы могли и до европейских берегов добраться, но не захотели. В отличие от европейских авантюристов, плывших за наживой, подданные императора выполняли государственный заказ. Властитель Поднебесной хотел ознакомиться со своими заморскими «владениями» и по возможности получить от них дань. Дело в том, что «Поднебесная» означает «Вселенная», которая по китайским понятиям вся принадлежала китайскому владыке, а раз так, неплохо познакомиться с «подданными». Естественно, что удивлённые «подданные» не очень спешили с данью, так что дорогая экспедиция не окупилась.
Неповиновение удивило мореплавателей, но не огорчило, ведь у варваров с окраин Вселенной «лишь облик как у людей, а душа и разум — как у птиц и диких зверей». Императору что-то наврали, чтобы не расстраивался.
А когда через несколько лет очередной китайский Колумб захотел организовать новую экспедицию, дворцовые чиновники «потеряли» все документы о предыдущем плавании, чтобы «воспрепятствовать дальнейшей растрате государственных средств и бесцельной гибели сограждан».
Ритуальные услуги
Вообще китайцы не стремились к внешней торговле, потому что всё необходимое у них было, а новинок они в силу консерватизма не принимали. В западных купцах и послах в Пекине видели вассалов, приехавших, чтобы выразить верноподданнические чувства. Поэтому на их дары отвечали намного более ценными подарками, чтобы не уронить престиж Империи.
Естественно, у западного купчины, совершившего такой обмен, тут же загорались глаза и возникало желание продолжить «торговлю». Но туг на его пути вставала китайская бюрократия, понимавшая экономическую невыгодность схемы: на прибытие торговых караванов вводились лимиты.
Так что связи с Европой налаживались плохо. Им мешали ещё и жёсткие ритуалы, на которых была построена китайская жизнь. Например, представитель любого государства должен был двигаться к императорскому трону ползком, отбивая по дороге поклоны. Это было железное правило для всех подданных императора, а таковыми, как мы помним, являлись все земляне. Гостей это коробило.
Британский посол лорд Макартни, в 1793 году прибывший в Поднебесную, ещё как-то смирился с тем, что на его корабле китайцы вывесили плакат «Дань от управителя Англии», тем более что надпись была не на английском. Но уж ползание перед «дикарем» на коленях и поцелуй его туфли были покушением на честь британского монарха. На это англичанин никак не мог согласиться и в результате не был принят императором.
Русские послы оказались гибче. Понимая, что за срыв дипломатической миссии их не похвалят, они выполнили унизительный обряд, но в Петербург об этом не сообщили. А ушлые голландцы вообще не имели комплексов и ради выгодных сделок кланялись и ползали столько, сколько требовалось.
Чуть позже китайское правительство всё-таки разрешило торговлю с варварами. Но только через один порт и только за наличные. То есть свои шёлк и чай китайцы продавали, а чужие товары не импортировали. Это бесило англичан. Они долго ухаживали за «китайской девицей», пытались её уломать… Наконец, не выдержали и лишили её невинности грубо и в извращённой форме.
Опиум для народа
Орудием взлома стал опиум, который Китай закупал в небольших количествах для нужд медицины. Под прикрытием легальных поставок англичане развернули широкую контрабандную торговлю — по приемлемым для населения ценам. Но только за серебро, никакого бартера.
В 1775 году в Китае нелегально было продано чуть более 20 ящиков опиума (примерно 1,4 тонны). К 1820 году число продаж возросло до 5150 ящиков (309 тонн), а к концу 1830-х годов в Китай ввозилось более 30 тысяч ящиков (свыше 1800 тонн) опиума в год. Серебро потекло в Британскую империю мощным потоком.
Через несколько лет население приморских районов Китая составляли одни наркоманы. Зараза пошла и в глубь страны, проникла в армию и высшее китайское общество. Отток серебра был столь велик, что оно почти исчезло из оборота. Платить налоги стало нечем.
В 1839 году на покупку опиума китайцы потратили 100 миллионов лян, в то время как затраты правительства составили только 40 миллионов. Деловая активность резко сократилась, население обнищало, государственный аппарат разъела коррупция. Опиумом торговали все представители государства — от мелких чиновников до императорских цензоров. Власть императора становилась всё призрачнее.
А когда в 1839 году императорский комиссар Линь Цзэсюй арестовал полторы тысячи наркотовговцев и конфисковал 20 тысяч ящиков с опиумом, англичане объявили Китаю войну.
Армия Китая была плохо вооружённой и неопытной, да к тому же ещё и сильно наркотизированной. Так что «опиумные войны» Поднебесная проиграла. В результате — выплата огромных контрибуций, открытие рынка и в общем потеря суверенитета на многие годы.
За эти годы случалось всякое: и Боксёрское восстание, когда озверевшие китайцы ловили христиан и поедали их сердца, и возмездие со стороны европейцев, и революция, и японская оккупация, и долгая гражданская война, и эксперименты Мао. И, наконец, серьёзная модернизация экономики.
Китайцы хорошо помнят свою историю, учатся на ошибках, но по-прежнему уверены, что Вселенная принадлежит им. Очень может быть, что вскоре эту истину признают и живущие на окраине Поднебесной варвары.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *