ЭССЕ на тему «Богатым человека делает его сердце»

Нельзя судить о богатстве человека по толщине его кошелька. Только наличие высоких моральных качеств позволяет считать человека истинно богатым. Нравственность- это степень усвоения личностью моральных ценностей и следование им в повседневной жизни. Человек может не совершать дурных поступков потому, что боится наказания или дорожит мнением других людей. Но высшая степень развития духовности- опора в своем поведении на определенные принципы. Если стремление к наживе и удовольствиям превращается в неуёмную страсть, вся жизнь человека подчинена алчности. Ненасытная жадность и стяжательство вытесняют из души человека все нравственные качества. Такой человек находит оправдание всем дурным поступкам или даже преступлениям, если они увеличивают его сокровища. В этимологическом словаре слово «богатый» означает «хранимый богами.» Согласно христианскому учению, Господь делает человека богатым для того, чтобы он использовал своё богатство на благо других людей. Тогда, согласно золотому правилу морали, человек получит от окружающих уважение и доброе отношение. Никакие материальные блага не заменят красоту человеческой души, а именно это и привлекает к нам других людей, создаёт широкий круг общения. Ярким примером нравственного поведения является благотворительная деятельность русского купечества. Щедрые пожертвования на развитие культуры и образования, забота о сиротах, инвалидах и бездомных – всё это было привычными статьями расходов российских купцов второй половины 19 века. Наиболее значительными результатами благотворительности московского купечества стали: Третьяковская галерея, Бахрушинский театральный музей, Алексеевская больница и многие другие учреждения. В наши дни традиции благотворительности стали возрождаться. Я считаю, что нам следует сохранить эту тенденцию, и тогда количество по-настоящему богатых людей будет только увеличиваться. Когда я стану экономически самостоятельным, то планирую тратить часть моих денежных средств на благотворительность. Деньги и материальные ценности не важны сами по себе. Богатым человека делает его доброта, его милосердие, всё, чем человек дорожит.

Протесты в США стали невероятным проявлением силы демократии и подорвали рейтинг Трампа. Левые могут воспользоваться этим шансом…

То, что происходит в Соединенных Штатах, со стороны может показаться странным. Самая могущественная страна в мире (к тому же одна из самых богатых и технически продвинутых) не только оказалась совершенно неспособной эффективно бороться с пандемией, а еще и трещит по швам в приступах протестов и гражданских разногласий. Президент России Владимир Путин высказал распространенную точку зрения, что США переживает «глубокий внутренний кризис». Как заметили другие, этот кризис перекликается с тем, что охватил советскую империю на пути к развалу.

Штаты находятся в критической ситуации, а наиболее очевидным ее проявлением являются протесты — возможно, крупнейшие в американской истории. Но было бы не совсем справедливо утверждать, что эти протесты отражают либо усугубляют «глубокий внутренний кризис», как полагают (и, возможно, надеются) Путин и другие. Не менее высока вероятность, что они смогут укрепить американскую демократию.

Более того, они могут помочь левым одержать победы, немыслимые еще несколько недель назад. Будем ли мы вспоминать это время как на момент перехода США с пути демократического упадка и раздора на путь положительных, прогрессивных изменений? Это будет зависеть от различных факторов, и не в последнюю очередь от решений, которые примут сами левые.

Протест — законная форма использования политических прав в демократических странах; способ, с помощью которого граждане могут заявить о своей точке зрения вне избирательного процесса. Протесты действительно часто возникают из-за недовольства этим процессом, а именно решениями и поведением избранных должностных лиц. Таким образом, масштабная мобилизация и даже недовольство не всегда являются проблемой для демократических режимов. Предоставляя гражданам разнообразные законные способы выражения своих требований, демократические приобретают мирные способы саморегулирования, которые отсутствуют в диктатурах.

Удивительное проявление демократии

Протесты, разразившиеся в США, действительно вызваны тем, что люди недовольны поведением представителей власти, избранных и не только. Толчком послужила реакция на убийство Джорджа Флойда в Миннесоте в конце мая полицейским, которому позже предъявили обвинение в убийстве. Но вскоре протесты переросли в требования устранить системное неравенство и несправедливость, которые сделали убийство Джорджа Флойда возможным. Демонстрации проходили в каждом штате, в городах и поселках, а участие в них принимали люди самого разного происхождения, с разными религиозными взглядами и социально-экономическим статусом. Протесты стали удивительным проявлением не только гнева и недовольства, но и потенциальной силы демократического участия.

В течение нескольких недель они уже достигли серьезных результатов. Наиболее очевидным является их влияние на общественное мнение. В отличие от предыдущих случаев, когда полиция убивала афроамериканских граждан, убийство Джорджа Флойда не оправдывают и не ищут объяснений. Восемьдесят восемь процентов белых американцев считают, что последовавшие за ним протесты вполне оправданы. Директор CNN по политике едва в это поверил, отметив, что столько людей обычно «не согласны ни по какому вопросу».

Взгляды на движение Black Lives Matter («Жизни темнокожих людей важны»), наиболее связанное с протестами, также быстро меняются. Раньше немало белых американцев его критиковали или относились к нему с опаской, а в последние несколько недель поддержка Black Lives Matter увеличилась почти настолько же, что и за предыдущие два года.

Глубокие проблемы

Но изменились взгляды не только на убийство Флойда, полицейскую жестокость и движение BLM. Все больше граждан признали и начали бороться с более глубокими проблемами расизма и неравенства. Например, сейчас шесть из десяти белых американцев называют расизм «большой проблемой» в обществе, а более двух третей считают, что убийство Флойда отражает более масштабные проблемы в правоохранительных органах США.

Реагируя на этот сдвиг общественного сознания, даже очень консервативные издания, такие как National Review и The American Conservative в последнее время начали публиковать статьи с такими названиями, как «Семь причин, почему полицейская жестокость — системная, а не случайная проблема» и «Америка начинает четче видеть то, что темнокожие граждане знали всегда». Один наблюдатель в США отметил, что «если говорить о таких радикальных, практически одномоментных изменениях, мне кажется, ничего подобного мы еще не видели».

И меняется не только общественное мнение. Компании, спортивные клубы, развлекательные заведения и другие учреждения, которые раньше избегали вопроса расовой справедливости, тоже присоединились к движению.

Национальная лига американского футбола пусть с опозданием, но все же признала, что Колин Каперник и другие спортсмены вполне имели право протестовать против полицейской жестокости, встав на колено во время исполнения гимна США. Прекратили выпуск нескольких торговых марок, в которых явно или неявно использовались расистские образы. Компании и другие организации поспешили отметить Девятнадцатое июня — праздник, ранее неизвестный многим белым американцам, который посвящен провозглашению свободы для рабов в Техасе в этот день 1865 года. Все это сопровождалось «рекордным потоком пожертвований организациям, которые занимаются расовой справедливостью, фондам залога и адвокационным организациям под руководством темнокожих людей по всей Америке, что за считанные недели совершенно изменило финансовую ситуацию политического активизма за права афроамериканцев».

Влияние на политику

Политическое давление протестующих, изменения во взглядах и действия частного сектора и гражданского общества уже начали оказывать влияние на политику. Политики на местном, государственном и национальном уровнях начали обсуждать и внедрять реформы. Например, демократы в Конгрессе разработали законопроект о реформе (так называемый «Закон о справедливости в полицейской деятельности»), который представляет собой «самое масштабное вмешательство в полицейскую работу… предложенное за последнее время».

Помимо прочего, в рамках законопроекта запрещаются удушающие захваты, создается национальная база данных для отслеживания неправомерных действий полицейских и упрощается привлечение полицейских к ответственности в гражданских и уголовных судах. В ответ республиканцы в Конгрессе опубликовали собственный проект реформы («Закон о справедливости»). Он не настолько масштабен, как законопроект демократов, но все же показывает, что и республиканцы признают сложившуюся тенденцию.

Итак, протесты показали, как именно должна работать демократия: граждане коллективно высказали свои требования, а политическая система начала реагировать соответствующим образом. Однако, чтобы изменения были долгосрочными, структурными и системными, этого недостаточно. Чтобы закрепить фундаментальные прогрессивные реформы общества и экономики в США, нужно будет победить на выборах и удерживать политическую власть.

Это подводит нас к ключевому моменту, в который происходят протесты — к важнейшим выборам в современной американской истории.

Давние разногласия

За время пребывания в Белом доме Дональд Трамп приумножил самые отвратительные настроения в американском обществе, усугубил проблемы, которые и сделали возможным убийство Джорджа Флойда, и подорвал американскую демократию сильнее, чем это происходило в любой другой момент в современной истории. Несмотря на три года коррупции, разделения общества и ретроградного поведения, республиканцы и их избиратели до сих пор его поддерживали.

Но в последние несколько недель, возможно, начал проявляться тот политический сдвиг, который ожидали и на который надеялись демократы и другие прогрессивные политики. Вследствие некомпетентности в борьбе с пандемией, а также авторитарной и противоречивой реакции Трампа на смерть Джорджа Флойда такие политики, как Джеймс Мэттис, Джеймс Миллер, Джордж Буш-младший, Колин Пауэлл и другие заявили, что больше его не поддерживают, а возможно, даже проголосуют в ноябре за его оппонента от демократов, Джо Байдена.

Благодаря как широкой известности, так и последовательному консерватизму этих критиков, такие заявления могут наконец привести к «переломному моменту», который даст возможность другим республиканцам и избирателям отказаться от шовинистического популизма, продвигаемого Трампом. Как следствие, меняются и результаты опросов общественного мнения: в некоторых из них Байден лидирует с огромным отрывом.

Что же делать левым в этой невероятной ситуации?

Та реакция, которую мы уже увидели, показывает давние разногласия внутри Демократической партии и среди левых активистов. Чтобы победить на выборах, необходимо сотрудничать и достигать компромиссов, а также избегать всего, что дает республиканцам возможность отвлечь избирателей от проблем социальной несправедливости либо подрывает широкую, но все еще хрупкую поддержку изменений.

Президентство Трампа четко и ясно показало роль политического разделения и нагнетания расизма, которые являются неотъемлемой частью Республиканской партии со времен Ричарда Никсона. Точно так же левым следует признать, что стычки с оппонентами и отказ от компромиссов и коалиций несовместимы с демократией, в отличие от общения с целью их переубедить.

В последние дни в отдельных сообществах левых было немало попыток оправдать и объяснить беспорядки. В прессе широко освещали ситуацию в Миннеаполисе, когда мэр Джейкоб Фрей, прогрессивный правозащитник и второй самый молодой мэр в истории города, произнес воодушевленную речь о «глубокой структурной реформе», но при этом не был согласен на отмену финансирования полиции и расформирование городского полицейского управления. Протестующие окружили его, сказав, в частности, чтобы он «шел на х***».

Неоднозначно и противоречиво

Требование «лишить полицию финансирования», одно из ключевых требований протестов, призвано мобилизовать людей, которые уже согласны с движением и выразить злость, а не привлечь поддержку широкого круга людей. Разумеется, целью протестов является создание новой модели полицейской работы — менее жестокой и агрессивной, более глубоко и естественно встроенной в сообщества, более тесно связанной с расширенными организациями социальных услуг, которые могли бы заниматься вопросами психического здоровья и бедности, с которыми полицейские работать не обучены.

Такие реформы в обществе широко поддерживают, но если их сформулировать как «лишение полиции финансирования» или вообще упразднение полиции как института, большинство людей будут против таких решений. Если целью является победа на выборах и внедрение серьезных структурных реформ, то акцент на противоречивых и неоднозначных слоганах вроде «лишить полицию финансирования» будет только во вред. Конечно, если целью является не выиграть на выборах или получить власть, а кому-то что-то доказать или мобилизировать людей, которые уже недовольны работой полиции — это другое дело. Некоторые левые очень склонны к такой позиции, что регулярно ставит их в уязвимое положение по сравнению с правыми, которые более стратегичны и сосредоточены на своей цели.

Настало время, которого так долго ждали американские левые. В последние несколько недель протесты стали невероятным проявлением силы демократии — граждане из всех штатов и всех слоев общества заставили власть их услышать, а американское общество — признать проблемы, на которые оно долго не обращало внимания. Протесты также подорвали поддержку президента, который является самой большой угрозой для прогресса и демократии в США в наше время.

Но чтобы воспользоваться этой возможностью, левым следует признать, что в демократической стране есть только два способа достичь цели: вы можете пойти на компромисс с теми, кто не согласен с вашими взглядами, либо убедить их, что ваши взгляды верны. Нелиберальное отношение, морализаторство и взаимные обвинения этому не способствуют. США сейчас на переломном этапе — левым демократам пора это признать и принимать решения в соответствии с ситуацией.

Шери Берман (Sheri Berman) – профессор политологии в Барнард-колледже при Колумбийском университете. Ее исследовательские интересы охватывают европейскую историю и политику, развитие демократии, популизм и фашизм, а также историю левых сил.

В окрестностях Москвы, недалеко от Симонова монастыря жила некогда юная девушка Лиза со своей старушкой матерью. После смерти Лизиного отца, довольно зажиточного поселянина, жена и дочь обеднели. Вдова день ото дня становилась слабее и не могла работать. Одна Лиза, не щадя своей нежной молодости и редкой красоты, трудилась день и ночь — ткала холсты, вязала чулки, весной собирала цветы, а летом ягоды и продавала их в Москве.

Однажды весной, спустя два года после смерти отца, Лиза пришла в Москву с ландышами. Молодой, хорошо одетый человек встретился ей на улице. Узнав, что она продаёт цветы, он предложил ей рубль вместо пяти копеек, сказав, что «прекрасные ландыши, сорванные руками прекрасной девушки, стоят рубля». Но Лиза отказалась от предложенной суммы. Он не стал настаивать, однако сказал, что впредь всегда будет покупать у неё цветы и хотел бы, чтобы она рвала их только для него.

Продолжение после рекламы:

Придя домой, Лиза все рассказала матушке, а на другой день нарвала самых лучших ландышей и снова пришла в город, но молодого человека на этот раз не встретила. Бросив цветы в реку, она с грустью в душе вернулась домой. На следующий день вечером незнакомец сам пришёл к ее дому. Едва завидев его, Лиза кинулась к матушке и с волнением сообщила, кто к ним идёт. Старушка встретила гостя, и он показался ей очень любезным и приятным человеком. Эраст — так звали молодого человека — подтвердил, что собирается и в будущем покупать цветы у Лизы, и ей не обязательно ходить в город: он сам может заезжать к ним.

Эраст был довольно богатый дворянин, с изрядным разумом и добрым от природы сердцем, но слабый и ветреный. Он вёл рассеянную жизнь, думал только о своём удовольствии, искал его в светских забавах, а не находя, скучал и жаловался на судьбу. Непорочная красота Лизы при первой встрече потрясла его: ему казалось, что в ней он нашёл именно то, что давно искал.

Брифли существует благодаря рекламе:

Так было положено начало их долгим свиданиям. Каждый вечер они виделись или на берегу реки, или в берёзовой роще, или под тенью столетних дубов. Они обнимались, но объятия их были чисты и невинны.

Так прошло несколько недель. Казалось, ничто не могло помешать их счастью. Но однажды вечером Лиза пришла на свидание печальная. Оказалось, что за неё сватается жених, сын богатого крестьянина, и матушка хочет, чтобы она за него вышла. Эраст, утешая Лизу, говорил, что по смерти матери он возьмёт её к себе и будет жить с ней неразлучно. Но Лиза напомнила юноше, что он никогда не сможет быть ее мужем: она крестьянка, а он дворянского рода. Ты обижаешь меня, говорил Эраст, для твоего друга важнее всего твоя душа, чувствительная, невинная душа, ты будешь всегда ближайшая к моему сердцу. Лиза бросилась в его объятия — и в сей час надлежало погибнуть непорочности.

Заблуждение прошло в одну минуту, уступив место удивлению и страху. Лиза плакала, прощаясь с Эрастом.

Свидания их продолжались, но как все переменилось! Лиза не была уже для Эраста ангелом непорочности; платоническая любовь уступила место чувствам, которыми он не мог «гордиться» и которые были для него не новы. Лиза заметила в нем перемену, и это ее печалило.

Продолжение после рекламы:

Однажды во время свидания Эраст сообщил Лизе, что его призывают на службу в армию; им придётся ненадолго расстаться, однако он обещает ее любить и надеется по возвращении никогда с нею не расставаться. Нетрудно вообразить себе, как тяжело переживала Лиза разлуку с любимым. Однако надежда не покидала ее, и каждое утро она просыпалась с мыслью об Эрасте и об их счастье по его возвращении.

Так прошло около двух месяцев. Однажды Лиза пошла в Москву и на одной из больших улиц увидела Эраста, проезжающего мимо в великолепной карете, которая остановилась около огромного дома. Эраст вышел и хотел уже идти на крыльцо, как вдруг почувствовал себя в Лизиных объятиях. Он побледнел, потом, не говоря ни слова, провёл ее в кабинет и запер дверь. Обстоятельства переменились, объявил он девушке, он помолвлен.

Прежде чем Лиза могла опомниться, он вывел ее из кабинета и сказал слуге, чтобы тот проводил ее со двора.

Очутившись на улице, Лиза пошла куда глаза глядят, не в силах поверить услышанному. Она вышла из города и долго брела, пока вдруг не очутилась на берегу глубокого пруда, под сенью древних дубов, которые за несколько недель перед этим были безмолвными свидетелями ее восторгов. Это воспоминание потрясло Лизу, но через несколько минут она погрузилась в глубокую задумчивость. Увидев соседскую девочку, идущую по дороге, она кликнула ее, вынула из кармана все деньги и отдала той, попросив передать матушке, поцеловать ее и попросить простить бедную дочь. Тут она бросилась в воду, и спасти ее уже не смогли.

Лизина мать, узнав о страшной смерти дочери, не выдержала удара и скончалась на месте. Эраст был до конца жизни несчастлив. Он не обманул Лизу, когда сказал ей, что едет в армию, но, вместо того чтобы сражаться с неприятелем, играл в карты и проиграл все состояние. Жениться ему пришлось на пожилой богатой вдове, которая была в него давно влюблена. Узнав о Лизиной судьбе, он не мог утешиться и почитал себя убийцей. Теперь, может быть, они уже примирились.

Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его

Дадим взаймы Богу всемилостивому, дабы воспринять от Него милосердное воздаяние. О, сколь мудро это изречение: Благотворящий бедному дает взаймы Господу (Притч 19:17)! Почему не сказано просто: «благотворящий бедному дает Богу», но — «дает взаймы»? Знало Писание наше корыстолюбие, приметило, что алчность наша, питаемая любостяжанием, ищет излишества; для того и сказано в нем не просто: «благотворящий бедному дает Богу», дабы ты не подумал, что дело идет о простом возмездии, но говорится: Благотворящий бедному дает взаймы Господу. Если Бог берет у нас взаймы, то Он уже наш должник. Итак, каким же хочешь ты иметь Его — судьей или должником? Должник чтит дающего взаймы, судья же не щадит получающего взаймы.

Гомилии о покаянии и милости.

Смотри, какой новый и необыкновенный род займа: один получает, а другой становится должником. Но, кроме того, здесь необычайно и то, что, давши в займы, не испытаешь неблагодарности и никакого другого вреда. Нет, Бог, обещает дать не сотую только часть прибыли, как это бывает здесь, но во сто крат больше данного в займы: не довольствуется даже и этим, но, воздавая так в настоящем веке, в будущем (даст) жизнь вечную. В настоящей жизни, если бы кто обещал нам уплатить только вдвое больше того, что получить от нас, мы с охотою отдали бы ему все наше имущество, между тем сколько здесь бывает неблагодарности и сколько обманов со стороны корыстолюбцев! Многие и из самых порядочных людей не отдают самого долга или по безрассудству, или часто даже по бедности. Но о Владыке вселенной ничего этого подумать нельзя; напротив, и данная сумма остается в сохранности, и за одолжение Он обещает заплатить во сто крат, а в будущем веке уготовляет нам жизнь (вечную).

Беседы на книгу Бытия. Беседа 3.

Почему не сказал: милующий нищего дает Богу, но: «дает взаймы»? Знает Писание наше корыстолюбие, приняло во внимание и то, что ненасытность наша в деле наживы ищет обогащения, и поэтому не сказало просто: милующий нищего дает Богу, чтобы ты не разумел простое даяние и вознаграждение, но говорит: «благотворящий бедному дает взаймы Господу», чтобы, слыша название займа, любитель корысти подвигнул себя к милости. Если Бог получает от нас в заем, значит Он делается должником нашим. Так что же, судьей своим или должником желаешь Его иметь? Ведь должник чувствует уважение к давшему в заем, а судья не стесняется с подсудимым.

Необходимо, братие, посмотреть и с другой стороны, почему Бог сказал, что «мне в заем дает дающий нищему». Конечно, Он видел, что наше любостяжание доходит до крайности, как я сказал уже, и что не находится имеющего деньги и желающего давать без обеспечения (потому что заимодавец требует или закладной, или залога, или поручителя, и под эти три вида обеспечения доверяет свои деньги, или получив поручительство, как я сказал сейчас, или под залог движимости); итак, так как знал Бог, что без этого никто не дает в долг, и что никто не руководится человеколюбием, но все ищут только прибыли; а между тем нищий лишен всего этого, не имея ни закладной (так как ничего не имеет), ни залога (так как сам наг) и не будучи в состоянии представить поручителя (так как не пользуется ничьим доверием, как неимущий), – когда увидел Бог, что в таком случае подвергается опасности и бедный – по неимению, и имеющий деньги – по своему бесчеловечию, тогда Он стал между ними, в качестве поручителя за бедняка и в качестве залога для заимодавца. Ты не веришь ему, говорит (Бог), из-за его бедности? Поверь Мне – по причине Моего преизбыточества. Увидел бедного и умилостивился; увидел нищего, и не презрел, но самого Себя сделал заложником за ничего не имущего, и по Своей великой благости вступился за недостаточного. «Благотворящий бедному дает взаймы Господу». Не бойся, говорит, ты даешь в долг Мне. – Но какую я получаю пользу, давая Тебе взаем? – Я воздаю тебе сторицею и (даю) жизнь вечную.– Но чтобы со временем Ты отдал мне этот долг, я требую условия, желаю обеспечить себя договором. Укажи мне время воздаяния, назначь срок отдачи. Послушай же внимательно, когда и как отдаст тебе долг получивший его в лице нищих. Когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своея, станут овцы по правую сторону Его, и козлища по левую; тогда скажет Он тем, которые по правую сторону Его: «приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира» (Мф.25:34). За что? «Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне» (35, 36). На это, угодившие в настоящем веке, взирая на свою немощь и достоинство должника, говорят: «Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?» (ст. 37-39), – Тебя, на Которого очи всех уповают? Когда Тебя видели мы в такой нужде и когда сделали тебе это? «Так как вы сделали это», говорит «одному из сих братьев Моих меньших» (Мф.25:40). Разве не истинно слово, что «благотворящий бедному дает взаймы Господу». Но, показав находящимся по правую сторону дарованное им за их человеколюбие царство, Господь и находящимся по левую сторону угрожает наказанием за их бесчеловечие: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (ст. 41). Почему? За что? «Ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть» (ст. 42). Не сказал: за то, что вы были развратны, прелюбодействовали, воровали, лжесвидетельствовали, ложно клялись; хотя и это единогласно признается (дурным), но в меньшей степени сравнительно с бесчеловечием и немилосердием. Почему же, Господи, ты не вспоминаешь ничего другого? Не сужу, говорит, грех, но бесчеловечие. Не сужу согрешивших, но не покаявшихся. Осуждаю вас за бесчеловечие, потому что, имея столь великое средство спасения, милостыню, вы не воспользовались этим благом. Истребляю бесчеловечие, как корень всякого зла и всякого нечестия, хвалю человеколюбие, как корень всех благ, и за первое угрожаю вечным огнем, а за второе даю царство небесное.

Беседа на пророческое изречение, гласящее: «Подлинно, напрасно мятется всякий человек живущий».

«Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом» (Притч. 19:21).

Савл из Тарса, учившийся у одного из самых выдающихся раввинов своего времени, спешил из Иерусалима в Дамаск, чтобы преследовать и арестовывать мужчин и женщин, единственным преступлением которых была вера в Иисуса Христа (см. Деян. 9). Он был еще молод и крайне воинственен, полагая, что искоренение христианской ереси — правильное и необходимое дело. Он не задумывался, что в его жизни произойдет то, о чем написал Соломон. Сколько бы планов ни строил человек, произойдет только то, что входит в промысел Божий.

Темноту ночи неожиданно прорезал свет с неба. Никто не мог понять, что происходит, все оцепенели. Савл упал на землю, в дорожную пыль, он был не в силах пошевелиться. И тут он услышал обращенный к нему нежный голос:

— Савл, Савл! Что ты гонишь Меня?

— Кто Ты, Господи? — только и смог произнести Савл.

— Я Иисус, Которого ты гонишь, — услышал он в ответ.

Той ночью Савл умер. Его планы, его стремления, его замыслы — все осталось там, посреди дороги из Иерусалима в Дамаск. Той же ночью родился Павел, смиренный слуга, неутомимый миссионер, первопроходец, мученик, человек, который позабыл о земной славе, выбрал Иисуса и стал выдающейся личностью в истории христианства.

Сегодняшний стих описывает то, что постоянно случается в жизни людей. Мы строим планы. С нашей точки зрения может казаться, будто ситуация и обстоятельства складываются так, что успех обеспечен. Мы мечтаем, представляем себе будущее, начинаем предвкушать победу, трудимся ради нее, и внезапно дело принимает неожиданный оборот. И все идет совсем не так, как предполагалось.

Соломон не говорит, что нам не надо строить планы и воплощать их. Библия неоднократно подчеркивает необходимость этого. Составляя план, мы знаем, куда собираемся дойти. Без цели и плана невозможно ничего достигнуть. Сегодняшний текст подчеркивает несостоятельность человеческих планов. Любые замыслы надо отдавать в руки Божьи, потому что Он управляет жизнью всей Вселенной, Он знает жизнь каждого из нас и знает, какие планы должны быть воплощены, а какие — нет.

Пусть твои планы находятся в гармонии с волей Творца. Советуйся с Богом и прислушивайся к Нему, потому что «много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом».

«Дорога мудрости» — утренние чтения 2019 года

Электронный вариант Утреннего Стража предоставлен издательством «Источник жизни». Вы можете приобрести Утренний Страж в Книжных центрах вашего региона. Аудио-версию Утреннего Стража для вас записывает РТЦ «Голос надежды»[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *