По благословению Высокопреосвященнейшего Ростислава, митрополита Томского и Асиновского

Храм во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла

Томская Митрополия Русской Православной Церкви

В 2018 году нашему храму исполняется110 лет!

Трудности толкования притчи о неверном домоправителе

Из наследия русской богословской мысли

     В благовестии Иисуса Христа, Спасителя нашего, притчи занимают немалое место. Господь проповедовал о Своем Небесном Царстве. Чтобы народ мог лучше понять Его, Он изъяснялся притчами. Притча — это краткое повествовательное произведение с нравственным поучительным содержанием. Как правило, притчи имели аллегорическую форму. Христос заимствовал Свои приточные образы из окружающей среды, из повседневной жизни иудейского народа, чтобы более понятно, но в то же время и более загадочно донести до людей евангельские истины. Такой метод в проповеди Спасителя раскрывал или, наоборот, прикрывал Христову истину о Царстве Божием.
     Одной из наиболее сложных для толкования является притча о неверном домоправителе, переданная нам Евангелистом Лукой (Лк. 16,1—13). Она относится к разряду поучений Христа, сказанных Им о богатстве и о том, как следует Его последователям относится к материальным благам.

Текст притчи и проблема его понимания

     Рассмотрим два варианта текста. Церковнославянский текст притчи приводится здесь только потому, что многие толкователи XIX в. пользовались именно этим текстом, а не русским, для более глубокого выяснения смысла некоторых слов и выражений Христа.
«Глаголаше же ко учеником Своим: человек некий бе богат, иже имяше приставника: и той оклеветан бысть к нему, яко расточает имения его. И пригласив его рече ему: что се слышу о тебе: воздаждь ответ о приставлении домовнем: не возможеши бо ктому дому строити. Рече же в себе приставник дому: что сотворю, яко господь мой отъемлет строение дому от мене копати не могу, просити стыжуся. Разумех, что сотворю, да егда отставлен буду от строения дому, приимут мя в домы своя. И призвав единаго когождо от должник господина своего, глаголаше первому: колицем должен еси господину моему он же рече: сто мер масла. И рече ему: приими писание твое, и сед скоро напиши пятьдесят. Потом же рече другому: ты же колицем должен еси он же рече: сто мер пшеницы. И глагола ему: приими писание твое, и напиши осмьдесят. И похвали господь дому строителя неправеднаго, яко мудре сотвори: яко сынове века сего мудрейши паче сынов света в роде своем суть. И Аз вам глаголю: сотворите себе други от мамоны неправды, да, егда оскудеете, приимут вы в вечныя кровы. Верный в мале, и во мнозе верен есть: и неправедный в мале, и во мнозе неправеден есть. Аще убо в неправедней имении верни не бысте, во истинней кто вам веру имет и аще в чужем верни не бысте, ваше кто вам даст. Никий же раб может двема господинома работати: ибо или единаго возненавидит, а другаго возлюбит: или единаго держится, о друзем же нерадети начнет: не можете Богу работати и мамоне». (Лк. 16, 1-13) .
«Сказал же и к ученикам Своим: некоторый человек был богат, и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его. И призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении своем: ибо ты не можешь более управлять. Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом копать не могу, просить стыжусь. Знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом. И призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми свою расписку, и садись скорее, напиши: пятьдесят. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми свою расписку, и напиши: восемьдесят. И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде. И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители. Верный в малом и во многом верен а неверный в малом неверен и во многом. Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны: кто поверит вам истинное? И если в чужом не были верны: кто даст вам ваше? Никакой слуга не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне » (Лк. 16,1-13).
Трудности в понимании данного текста притчи связаны с тем, что Спаситель здесь довольно сокровенно передал свое истинное учение. За некоторыми фразами, непривычными для нашего слуха, скрывается более глубокий смысл, чем может показаться первоначально. Понимать притчу, конечно, следует в соотнесении со всем учением Христовым, не вырывая ее из контекста всей Евангельской проповеди, четко определив основную мысль Спасителя о возможности спастись человеку, прилепившемуся к своему богатству. Такие трудности понимания притчи привели в западной науке к предположению об искажении переписчиками и переводчиками краеугольной фразы: «приобретайте себе друзей богатством неправедным». Русские богословы высказывались наоборот в защиту подлинности текста. Например, прот. Л. Липеровский филологически показал, что нельзя допустить в этом месте возможность описки. Он же говорил, что символический смысл притчи был многим недоступен, несмотря на ясность образов в ее содержании. Б. И. Гладков по этому поводу высказался довольно определенно: «Если мы все трудности, с которыми встречаемся при чтении Евангелия, будем объяснять искажением текста при переписке, то дойдем до отрицания подлинности Евангелия, то есть верности имеющихся у нас списков с рукописей самих евангелистов». Многие авторы пытались соединить при толковании этой притчи и буквальный, и иносказательный методы с духовно-нравственным поучением.

Два направления: одобрение или порицание домоправителя

     Мнения относительно личности домоправителя в русской богословской литературе расходятся: от однозначного осуждения до восхваления. Прот.

Разъяснения по притче о неверном управителе

И. Бухарев и Д. П. Боголепов высказывались отрицательно о поступках домоправителя. Управитель недобросовестно распоряжался вверенными ему делами, и, будучи изобличен, он решается на новый обман своего господина. Бухарев писал, что похвала господина в данном случае относилась к находчивости и изобретательности управителя, что он сумел так выкрутиться из затруднительной ситуации и обеспечить себя на будущее. Но это никак нельзя отнести к нравственному свойству его поступка, который не может быть одобрен. Отсюда и сам управитель назван «неверным».
     Более лояльное отношение к домоправителю, даже близкое к оправданию его, было у прот. Т. Буткевича. Он считал, что управитель не обманул господина в ущерб его доходам. Управитель простил должникам в итоге только то, что сам в свое время набрал в свою пользу, не нарушая доходов хозяина, т. е. хозяин от этих долгов не пострадал. Домоправитель просто брал с должников больше договоренной нормы, а излишек от долженствующего дохода брал себе. Доносом он был оклеветан. Когда же хозяин узнал всю правду, то похвалил управителя за его догадливость (греч. благоразумно). Гладков развил эту мысль и высказал свою версию: уладив дела с должниками, управитель тем самым привел все бумаги в порядок доносчик доложил о его изворотливости тогда-то господин и похвалил управителя за его мудрость, тем более что он не причинил ему убытка, и, вероятно, после этого господин не уволил домоправителя окончательно, т. к. признал его действия заслуживающими похвалы.
     Н. Розанов приводил слова блаж. Августина, который писал, что господин похвалил приставника, обращая внимание не на вред, который он ему причинил, а на его ум (ingenium). Так и мы, когда слышим о ловком, хотя и плохом поступке, невольно все же хвалим его совершителя за находчивость, сожалея однако о том, что такое действие было направлено не на хорошее дело. Далее Розанов писал: «Так Сам Спаситель, говоря своим последователям: „будите мудри, яко змия" (Мф. 10,16), — не злобу и ядовитость змеи, конечно, представляет в пример верующим, от которых требует, чтобы они были просты, как голуби, но указывает на ту мудрость, догадливость и изобретательность, какую змеи, „мудрейшие из всех зверей земных" (Быт. 3,1), обнаруживают в своих действиях».
     Совершенно особое понимание личности домоправителя у прот. Л. Липеровского. Неверный управитель расточал имение хозяина, действовал не в одном духе с принципами своего господина, т. к. «кто не собирает со Мною — тот расточает», — говорит Христос. Простив долги господским должникам, управитель заслужил не порицание, а похвалу, т. к. впервые совершил поступок в духе своего господина. Он, простив долги (грехи) другим, тем самым получил и надежду на прощение своих грехов и принятие в вечные обители, где простивший и прощенный встретятся как друзья. Таким образом, нужно в управлении имением прощать скорее людям их долги, нежели сурово взыскивать их.

Общие моменты толкования

     Эта притча учит тому, как следует пользоваться земными благами, чтобы приобрести этим вечное блаженство. Богатый человек является символическим изображением Бога, а под домоправителем разумеется в таком случае всякий человек, который ничего своего не имеет, но все получает от Бога. Расточение имущества — это злоупотребление дарами Божьими, трата богатства на одни чувственные наслаждения. Отчет домоправителя господину — образ того, как от каждого после его смерти Господь потребует отчета в делах. Скорбь домоправителя о предстоявшей ему участи — это скорбь человека, не обогатившегося в земной жизни добрыми делами, о том, что ему после смерти уже невозможно будет что-либо предпринять для своего спасения. Похвала господина — это благоволение к человеку за его догадливость и заботливость о своей будущей судьбе. «Сыны века сего» — люди, пребывающие в заботах только о земном благополучии «сыны света» — люди, просвещенные светом христианства и желающие получить вечное блаженство. Сыны века сего о своих житейских выгодах заботятся гораздо лучше, чем сыны света о своем спасении. «Богатство неправедное» — это земные блага, неправедное, т. к. часто приобретается неправедно, и, будучи тленным, это богатство воспринимается людьми за великое сокровище. Такое богатство часто служит поводом к неправде. Друзья — это те, которых Сам Господь назвал Своими «меньшими братьями» (Мф. 25,40), это бедные, нуждающиеся люди. Их дружбу можно приобрести, уделяя им от избытка своего имущества. Такие люди могут доставить нам вход в Царство Небесное своими молитвами за нас перед Богом. Вот так учит притча употреблять излишки своих богатств, но эта притча не одобряет приобретения имущества неправдой — Господь никак не одобряет неправду, не принимает жертв, которые приобретены неправдой и приносятся без покаяния и исправления жизни.
     Далее обозначим частные особенности в толковании различных частей текста притчи некоторыми писателями.
«сказал же и ученикам Своим…» Толкователи уделяли большое внимание тому, кому именно, при каких обстоятельствах и с какой целью произнес Спаситель данную притчу. После того, как Христос в предыдущих притчах дал ответ фарисеям, которые роптали на Него за общение с мытарями и грешниками, Он говорит теперь со словом наставления к «ученикам», ко всем Своим последователям. Учениками в данном случае названы не только апостолы, но и все слушавшие тогда Господа, особенно же мытари (сборщики податей), которые не очень порядочно относились к своему делу. Также притча адресована индивидуально Иуде Искариоту, который был неверным хранителем порученных ему жертвенных денег. На этот момент особое внимание обратил М. Барсов. Он писал о том, что Иуда носил ящик с деньгами апостолов, которым пользовался бесконтрольно. Отзыв о нем в Евангелии от Иоанна (12,6) заставляет думать, что склонность к утайке чужих денег довольно рано обнаружилась в нем. Христос искал удобного момента, чтобы сделать ему внушение, но так, чтобы оглашением тайны не унизить и не ожесточить его. Теперь был случай подходящий, когда Спаситель мог сказать по отношению к собирательной личности мытарей, слушающих его, прикрывая тем личность Иуды.
«дай отчет в управлении своем» Отчет домоправителя перед своим господином в русской богословской литературе всегда понимался иносказательно, как суд Божий над человеком после его смерти, отчет человека обо всем содеянном им в земной жизни. Д. П. Боголепов отмечал, что люди беспорядочной жизни, расточающие имение Божие, также будут позваны через смерть на суд Бога к отчету и тем будут отставлены от своей должности, т. к. человек ничего из земных сокровищ не возьмет с собой в загробную жизнь. Подобно тому, как хозяин в притче не сразу уволил домоправителя, так и Господь через различные обстоятельства воздействует на совесть человека, побуждая предпринять какие-то действия, что не беззащитным предстать на суд Божий. Прот. И. Бухарев приводит рассуждение епископа Михаила о том, что прежде смерти, еще при жизни, Бог в различных обстоятельствах как бы судится с человеком, требует отчета в образе его жизни и поведении и, попуская то или иное в течение жизни — счастье или скорбь, — тем самым выражает ему Свое благоволение или гнев.
«…богатство неправедное» «Мамона неправды» (Лк. 16,9) — богатство неправедное. Мамона — сирийское божество, покровитель богатства. Свт. Филарет Московский отмечал, что Господь не без причины вместо простого названия богатства употребил слово «мамона», в котором с понятием самого богатства соединяется понятие идолослужения. Т. е. это богатство, с пристрастием собираемое, пристрастно обладаемое и делающееся идолом сердца. Богатство названо неправедным, т. к. приобретается не всегда безукоризненным путем, бывает соблазном для нас и поводом к неправде, удаляет от правильного пути Божьего, оно суетно, непрочно и обманчиво, удовлетворяет только чувственным потребностям. Розанов настаивал на том, что в притче имеется в виду богатство именно в земном смысле, но не в духовном. Неправда — это все земное и чувственное, что составляет принадлежность «ветхого человека ». Св. Феофан Затворник мыслил иначе. Он считал, что это не только употребляемое нами земное богатство, но и все наши духовные силы. Приставник в притче распоряжался не своим, так и мы делаем, т. к. у нас все не свое, но от Бога. Мы и сами не свои во Христе Иисусе.
     Спаситель призывает людей приобретать себе друзей таким неправедным богатством (Лк. 16,9). Многие спекулировали этой фразой. Любостяжатели оправдывали себя, говоря, что достаточно отдавать часть из награбленного бедным. Толкуя в этом смысле изречение Иисуса Христа, Юлиан Отступник издевался над всем учением Господа. Святые отцы сразу же давали отпор такому неверному толкованию. Блаж. Августин писал, что такое мнение оскорбительно для святости и правосудия Божия. Основываясь на святоотеческом понимании притчи, Н. Розанов писал, что дела благотворительности только тогда будут спасительны, когда соединятся с верой, любовью и покаянием. Невозможно ждать спасительных плодов от милостыни, которая приносится от имущества, приобретенного неправдой. Следует, прежде всего, при этом думать о покаянии и исправлении. Необходимо подражать неправедному приставнику только в употреблении имущества, но никак не в способе его приобретения. Н. Виноградов писал, что если человек станет неверно пользоваться земными благами, злоупотреблять ими, то он рискует потерять свое нравственное достояние, свою нравственную личность, и никто тогда не даст, не возвратит нам ее.
     Земное богатство, писал прот. Лев Липеровский, таково, что лучше его не иметь, т. к. оно все равно содержит в себе элемент греховности. Уже само то, что рядом с богачами есть нищие, которых те не замечают, делает всякое земное богатство неправедным. Именно поэтому Христос сказал не собирать себе сокровищ на земле, но на небе, «ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6, 19-21). Вспомним евангельскую историю с богатым юношей. Он не смог по слову Христа преодолеть привязанность к имению и отказался от идеала совершенства. По Л. Липеровскому, в притче имеется в виду не богатство само по себе, а способ его употребления и отношение к нему. Если человек свое имение считает не личным, а Божьим, и распоряжается им по заповеди Христовой, то он, пользуясь видимыми предметами, будет собирать себе сокровище на небесах — будет «стяживать благодать Всесвятого Духа Божия», как учил прп. Серафим Саровский. Это и есть истинное богатство, не чужое, а свое для его обладателя. Между этими двумя богатствами нет компромисса: «не можете служить Богу и мамоне » (Лк. 16, 13 Мф. 6, 24).
«…сыны века сего догадливее сынов света в своем роде» О том, что под «сынами века сего» подразумеваются люди грешные или более склонные к земному имению, а «сыны света» — люди, стремящиеся к Богу и просветленные Его светом, об этом было уже упомянуто в общем толковании притчи. Остановимся здесь на оригинальных толкованиях. Согласно прот. Т. Буткевичу, сынами света себя называли фарисеи, а остальных (особенно мытарей) они считали «сынами века сего». Поэтому Христос иронически назвал фарисеев «сынами света» и упрекнул в том, что мытари разумнее их, т. к. чаще следуют за Ним. Гладков, дополняя высказывание Буткевича, пояснял, что сыны века сего — это грешники, заботящиеся только о своем земном благополучии, а сыны света — фарисеи и книжники, которые сами себя так называли. Мысль Спасителя здесь такова: неверный управитель, грешник, покаялся и примирился с теми, кого обижал, за что и удостоился похвалы своего господина фарисеи же и книжники, эти слепые вожди народа, считают себя праведниками и не хотят покаяться. Поэтому сыны века сего (управитель, мытари и грешники) мудрее сынов света (фарисеев и книжников) в своем роде. Так в другом месте Христос сказал: «…истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие» (Мф. 21, 31).
     Интересно также высказывание митр. Филарета (Дроздова). «Жаль, — пишет он, — что чада мирской мудрости имеют довольно искусства темными средствами устроить свое временное благосостояние, а чада света, ученики мудрости Божественной, часто не употребляют довольно тщания, чтобы при ее свете, с ее силой, уравнять и управить свой путь в вечные кровы».
«…друзья » По общему мнению толкователей друзьями в притче названы те, кого Сам Господь удостоил названия Своих «меньших братьев» (Мф. 25, 40), т. е. бедные земными благами и богатые верой (Иак. 2, 5). Им Господь дал как бы в собственность Свое Царство (Мф. 5, 2-10), в награду за их лишения и скорби. Помогая им, мы можем через это сделаться их друзьями, а они умолят Отца Небесного и введут нас в Царство Божие, т. к. Господь по Своей благости усваивает Себе все те благодеяния, которые мы оказываем меньшим Его братьям. Даже если сами бедные не попадут в Небесное Царство и не смогут там молиться за нас, все равно благодеяния наши не потеряют своего достоинства, и мы не лишимся заслуженной награды, потому что все принимается Самим Богом.
     Называя домоправителя сыном века сего, а всех, кто хочет спасти свою душу, сынами света, Д. П. Боголепов замечает, что у тех и других сходные цели, но не тождественные. Они должны приобрести себе друзей посредством облагодетельствования ближних, но неверному домоправителю нужны земные друзья, а сыну света — небесные, т. е. Ангелы и святые. Сыны света должны без обмана идти путем милосердия и благотворительности. Это будет угодно Ангелам, которые и примут их в вечные обители после смерти.
     Согласно учению Христову, к тому же призывает и ап. Павел в своем послании к Тимофею: «Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали о себе и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам все обильно для наслаждения чтобы они благодетельствовали, богатели добрыми делами, были щедры и общительны, собирая себе сокровище, доброе основание для будущего, чтобы достигнуть вечной жизни» (1Тим. 6,17-19).

О понимании заключительных слов Спасителя и нравственный вывод из данной притчи

     Заключением притчевой истории и нравоучения является 13 стих (Лк. 16, 13). Н. Виноградов не соглашался с мнением западных толковников, которые считали этот стих лишним при заключении притчи. Также автор оспаривал то, что стих взят из Евангелия от Матфея (6, 24): там он начинается совершенно иначе, хотя заключение одно и то же. Весь же основной смысл притчи содержится в словах: «…приобретайте себе друзей богатством неправедным» (Лк. 16, 9). Итак, основной смысл притчи видится в следующем. Христос учит нас, что если мы не употребим благ мира сего как должно, т. е. по заповедям Божиим, но будем употреблять их на собственные удовольствия, зачастую порочные, не на пользу нам самим и ближним, и не ведущие к славе Божией, то мы не имеем истинного благочестия, а поэтому и недостойны Божественных духовных даров и не войдем в вечные обители. Если же мы верны в малом, т. е. правильно употребляем блага мира сего, то тем свидетельствуем, что мы истинные чада Божии, имеем блага духовные и получим после смерти богатство нетленное и славу небесную. Следовательно, нам необходимо стараться быть верными в малом и правильно пользоваться благами мира.
     Фарисеи смеялись над заключительными словами Христа. В психологическом понимании они тем самым обнаружили свое внутреннее сердечное убеждение и умственное заблуждение по вопросу о значимости и употребительности богатства в деле спасения души. Поэтому для большего их вразумления Христос сразу же за этой притчей предложил им другую — о богатом и Лазаре (Лк. 16, 19-31).
     Но слова Спасителя в этой притче не остались просто словами. Они были восприняты многими. Следствием такого призыва Христа в данной притче является действие мытаря Закхея, который не только награбленное вернул, но и вознаградил обиженных им и половину имения своего вознамерился употребить на благотворительность. Так должны поступать все любящие свои земные богатства.
     Завершить объяснение притчи о неверном домоправителе в русской богословской литературе можно следующей цитатой: «Смысл всего нравоучения такой: и Я вам говорю: снискивайте себе благосклонность бедных посредством тленных сокровищ, дабы они приняли вас в вечные обители Отца Небесного, когда вам нужно будет оставить все, что теперь льстит вашей чувственности».
http://www.sophia.orthodoxy.ru

И. МАКАРОВ,студент 1 курсаСанкт-ПетербургскойПравославной Духовной академии,
03.07.2008

Другие публикации

© 2008 — 2018 Сайт храма святых апостолов Петра и Павла.
Томск, ул.Центральная, 12а. (3822) 68-23-53
При перепечатке материалов сайта ссылка на petripavel.tomsk.ru обязательна.

Меня просили объяснить притчу Христову о неправедном домоправителе. Эта притча действительно требует объяснения. Уже один раз я вам ее объяснял, но вы забыли, или не все слышали, поэтому объясню опять.

«Сказал же и к ученикам Своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его; и, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять. Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь; знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом. И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее, напиши: пятьдесят. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят. И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде. И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители» (Лк. 16, 1-9).

Недоумение возникает у многих при чтении этой притчи: ведь этот лукавый управитель поступил, как мошенник, занялся подлогами, чтобы не остаться нищим.

И что же? Его господин узнал об этом, и смотрите, как отнесся к этому: он похвалил управителя неверного, что догадливо поступил, ибо «сыны века сего догадливее сынов света в своем роде».

Но вот что слышите вы от Господа Иисуса Христа: «И я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители». Вот тут Господь как будто советует поступать так, как поступил мошенник-управитель.

Нет, совсем не так, смысл слов Христовых совсем иной: он очень велик, он очень свят, как глубоки и святы все слова Спасителя нашего. Он знал, что богатство богатых в большинстве случаев бывает богатством неправедно приобретенным эксплуатацией рабочих своих, сотрудников своих, обсчитыванием их.

Притча о неверном управителе

Он знал, что богатые часто поедают дома вдов и сирот. Он знал, что богатство человеческое в большинстве случаев бывает богатством неправедным. Таким богатством неправедным было и богатство этого господина, которого так ловко обманул его управитель.

А если так, если богатство обычно бывает неправедным, что с ним делать? Неужели продолжать пользоваться им? Нет, Господь советует использовать богатство неправедное так, как сумел использовать его этот неверный управитель. Ведь он поставил целью своего мошенничества и подлогов приобретение друзей, которые приняли бы его в дома свои, избавили бы от необходимости копать землю или милостыню просить.

Господь и говорит нам: «Если у вас есть неправедное богатство, поступайте так, как поступил неверный домоправитель, употребите его на то, чтобы приобрести себе друзей, которые оправдают вас в жизни вечной, если вы употребите богатство на помощь им, на облегчение страданий и нищеты. Раздавайте богатство ваше, и тогда будут они, эти облагодетельствованные вами несчастные, ходатаями за вас пред Престолом Всевышнего. Господь вовсе не советует приобретать богатство неправедным путем. Он советует избавиться от неправедного богатства, советует использовать его так, как это нужно для спасения душ наших. Можно сказать, что Господь не только явно неправедное богатство, но и всякое богатство считает неправедным.

Не каждое богатство приобретается неправедным путем, путем нечистым. Бывает немало людей, которые богатство стяжали путем чистым: тяжелым трудом своим, благодаря талантам своим, благодаря глубокому уму своему; такое богатство почетно и не ставится наряду с неправедным… Но и это богатство Господь считает неправедным.»

Основываюсь на словах Самого Спасителя, ибо вы слышали, как однажды подошел к Спасителю юноша, желавший спастись, и просил указать, что требуется, чтобы наследовать жизнь вечную. Господь отвечал: «Разве ты не знаешь заповедей? Исполняй эти заповеди». Юноша ответил: «Я все заповеди знаю, все их исполняю; что еще требуется от меня?» Господь ответил: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим» (Мф. 19, 21). Опустив скорбно голову, этот юноша в молчании отошел от Христа, потому что велико было богатство его, и не мог он расстаться с ним.

Если не мог расстаться с ним, поступил неправильно, ибо люди, следующие основному закону Христову, закону любви и милосердия, не могут равнодушно смотреть на страдания несчастных, голодающих, обездоленных, бесприютных и обязательно будут раздавать свое богатство.

А если не раздаем богатства, даже праведного, значит нет у нас любви, а если нет любви, то как получим жизнь вечную, радость вечную? Итак, видите, что не только неправедное богатство, но и всякое богатство, удерживаемое при себе, лишает права получить жизнь вечную.

Богатство, которое человек держит только для себя, которым не старается приобрести друзей, которые бы свидетельствовали перед Богом о милосердии Его на Страшном Суде, осуждает человека. Богатство подобно тяжким железным узам, которыми связан человек в жизни. Это тяжесть, которая давит его к земле, тяжесть, которая не дает воспарить горе, к Престолу Всевышнего.

Поэтому всякое богатство, даже чисто нажитое; Господь считает богатством неправедным и заповедует богатством этим распорядиться как мошенник-домоправитель; распорядиться так, чтобы приобрести друзей в жизни вечной.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий).

14 мая 1948 г.

Сборник проповедей «Спешите идти за Христом»

Толкование притчи о неверном управителе

Михаил Пушкарский

Часть 1

1. Сказал же и к ученикам Своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его;
2. и, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять.
3. Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь;
4. знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом.
5. И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему?
6. Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее, напиши: пятьдесят.
7. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят.
8. И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде.
9. И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители.
10. Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом.
11. Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное?
12. И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше?

Исходя из контекста гл.15 Евангелие от Луки, Иисус рассказал несколько притч в наставление фарисеям и книжникам, которые роптали за то, что Он общался с мытарями и грешниками.

Глава 16 начинается со слов: "сказал же и к ученикам Своим".
С одной стороны все притчи, сказанные Иисусом, полезны ученикам Его, они также имеют духовный смысл, как, например, предыдущая "о блудном сыне" в обличение фарисеев.
Но в данном случае, относительно притчи "о неверном управителе" контекст подчёркивает: "сказал ЖЕ И К ученикам СВОИМ".
То есть, здесь следующая притча относится именно к ученикам Его. И несмотря, что мытари и грешники тоже внимали слову Иисуса.

Далее, Иисус обращается к ученикам по ходу смысла самой притчи, показывая пример сообразительности неверного управителя в житейских делах и жизненной ситуации, обобщает и делает разделение: "ибо сыны века сего догадливее сынов света в своём роде".
И здесь видно, что мытари и грешники, в данном случае, Иисусом не подразумеваются в качестве Его учеников. Ибо, если они и призваны быть сынами света, то на данный момент они остаются живущими по закону века сего. О них Христос замолвил в притчах 15 главы, как спасённых овцах, найденных драхмах и вернувшихся блудных сынах.
В данном случае "сынами света" уместнее назвать тех людей, которые не являются пока учениками Иисуса, но не живут по похотям и мирским законам; люди, которые добры, нестяжательны и помышляющие о Боге.

Так-что, сынами света Иисус здесь называет Своих учеников. К ним же Он и обращается, говоря о "домах вечных", куда их должны принять, когда они "обнищают".

Слова "в роде своём" относятся к сфере догадливости сынов века сего. Ибо, по большому счёту, догадливыми или умными сынов века сего назвать нельзя. Ибо, как говорится, "начало мудрости — страх Господень".

Теперь давайте рассмотрим, какое богатство по тексту правильно подразумевать под "неправедным"?

В притче говорится, что неверный управитель распоряжался имуществом не своим, а хозяина.
О том, праведно или нет это имущество было нажито хозяином в притче не указывается. То есть, такой необходимости Иисус не усматривал, так-как, смысл притчи этого не требует. Следовательно "неправедным" это имущество считается лишь потому, что не было имуществом управителя — оно было ему вверенным.

Существует много толкований, где делаются попытки считать "неправедным" имуществом то, которые управитель приобретал путём укрытия от хозяина или путём расточительства через партнёров.
Но это обычная невнимательность. Ибо в притче говорится об имуществе неправедном — которым управитель распоряжался и в котором он не был верен.

Так что, Иисус говорил о богатстве неправедном в смысле богатства, которое не заработаное и не своё, а которое вверенное чужое.
"Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное?
12 И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше?"
Очевидно, что "неправедное" здесь "чужое" — ввернное.

Такое справедливое толкование не создаёт проблем и для духовного толкования, и не наводит подозрений и неразберихи на интерпретацию действий учеников, которые уже, само собою разумеется, не могут в себе заключать нечестность и стяжательство, расточительство, обман или воровство.

Теперь можно утверждать, что ученики должны распоряжаться, также, богатством им вверенным.
Кто вверил ученикам богатство, чтобы они распоряжались им?
Здесь однозначно все толкователи сходятся в мнении, что это Бог.
Ну вот… Здесь даёт богатство Бог, а не какой- либо хозяин или царь — всё просто.
Но какое богатство даёт Бог, ответ у толкователей (так получилось, и у Святых) чересчур прост — как изречение "на всё воля Божья"…

Чтобы разобраться в этом вопросе, давайте представим себя учеником Христа. Или лучше, пусть тот, кто считает себя учеником ответит на такой простой вопрос: что есть настоящее богатство, которое даёт верующим Бог?
И какое богатство они должны раздавать ("расточать") чтобы приобрести "друзей" и войти в "домы вечные"? Не о духовном ли богатстве идёт речь?
О какой "жизни с избытком" говорит Иисус в данном ученикам обетовании по Евангелию? Не о внутренней ли? Не о богатстве Духа?
Или о чём говорит Апостол Павел: "Не видел того глаз, не слышало ухо и не приходило на сердце человеку, что даёт Бог любящим Его"? О земном ли или небесном?

Если христианин никогда не имел опыта переживания духовного богатства, как реально — богатства, но какое-то вдохновение всё же имеет в вере своей, пусть положит руку себе на сердце и ответит, может ли духовное богатство Бога сравниться с любым земным богатством, с богатством "века сего"?

И второй вопрос к ученикам Христа.
Каким богатством они считают необходимо приобретать "друзей" чтобы войти "в домы вечные", можно сказать "войти в Божественное — в Царство Божье"?
— Конечно, Божественное приобретается Божественным.
И такой вопрос: неужели христианин чувствуя внутри себя духовное богатство, которое ему дал Бог, не имеет радости передать другим? Не от "избытка сердца говорят уста"? Не "сердцем ли веруют к праведности, а устами исповедуют к спасению"?

Впрочем, бывает, как по Книге Песнь Песней, где возлюбленная говорит, когда постучался к ней возлюбленный: "я уже скинула хитон свой и вымыла ноги, как же мне теперь марать их". Потом, когда пошла открывать, она покоилась в благодати и "с её рук капала мирра и стекала на ручки замка".
Но когда решилась отворить, опоздала. и возлюбленный исчез.
И вот тогда лишь она пошла искать его и проповедовать, каков он.

2. Я сплю, а сердце мое бодрствует; вот, голос моего возлюбленного, который стучится: "отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои – ночною влагою\".
3. Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?
4. Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него.
5. Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка
6. Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его и не находила его; звала его, и он не отзывался мне
7. Встретили меня стражи, обходящие город, избили меня, изранили меня; сняли с меня
покрывало стерегущие стены.
8. Заклинаю вас, дщери Иерусалимские: если вы встретите возлюбленного моего, что скажете
вы ему? что я изнемогаю от любви.

Также, если исходить из заповеданного ученикам, умело распоряжаться вверенным богатством, то для того, чтобы раздавать материальные "богатства" (даже обозначение и иносказание разных материальных благ в качестве "богатства" некорректно) бедным и братьям, особой изобретательности не нужно.
А если умножать материальные блага, чтобы больше раздать, то это будет в ущерб духовного богатства в сынах света.

Всё говорит в притче, всё же, о мудрости и деятельности в деле благовестия.

часть 2

Итак, если мы имеем благодать и слышим притчу о "вверенном нам неправедном богатстве", которое необходимо "раздавать", то ничего другого на ум и не придёт, как только, данная нам не заслуженная, а милостью Божьей, Божья благодать.
И никакая материальная забота о нищих не выйдет на первый план, в понимании Божественного домостроительства, прежде потребности передать миру Благую Весть.

Когда пришли Иоановы ученики к Иисусу от Иоанна узнать Он ли Мессия или ждать иного, Иисус им ответил: "пойдите и скажите что видите: слепые прозревают, хромые исцеляюися, мёртвые воскресают и нищие благовествуют"(!)

Подобно этой притчи о неверном управителе, говорились притчи о «благоразумном рабе», «талантах» . И несмотря, что там такая же "мирская" аналогия, однако, не составило никому труда понимать их духовно.
Но почему же, всё-таки Святые отцы толковали притчу о неверном домоуправителе в более широком смысле?

Например, Феофилакт Болгарский даёт весьма важное понимание:

«Всякая притча (говорит он) прикровенна и объясняет образно сущность какого-нибудь предмета, но она не во всем подобна тому предмету, для объяснения которого берется.
Посему не следует все части притчи изъяснять до тонкости, но, воспользовавшись предметом насколько прилично, прочие части нужно опускать без внимания, как прибавленные для целости притчи, а с предметом ее не имеющие никакого соответствия. Ибо, если мы возьмемся до тонкой подробности объяснять все, кто домоправитель, кто приставил его к управлению, кто донес на него, кто должники, почему один должен маслом, а другой пшеницей, почему говорится, что они должны были по сто… и если все прочее вообще будем исследовать с излишним любопытством, то мы затемним свою речь и, вынужденные затруднениями, может быть, дойдем и до смешных объяснений. Посему настоящею притчею надо воспользоваться, насколько это возможно».
«Господь (продолжает блаженный Феофилакт) желает здесь научить нас хорошо распоряжаться вверенными нам богатством. И, во-первых, мы научаемся тому, что мы не господа имения, ибо ничего собственного не имеем, но что мы управители чужого, вверенного нам Владыкою с тем, чтобы мы управляли им так, как Он повелевает. Воля же Владыки такова, чтобы вверенное нам мы употребляли на нужды сослужителей, а не на собственные удовольствия. Неправедным называется то богатство, которое Господь вручил нам для употребления на нужды братьев и сослужителей, а мы удерживаем его для самих себя".

Вся причина здесь в том, что Святые делали акцент на смысл всего вверенного Богом человеку имения жизни.

И это вполне удовлетворительное альтернативное толкование. И его можно считать дополнением к толкованию приоритета духовного "имения".
Следовательно, толковать всё же необходимо, делая акцент на Благовестии.

Теперь, когда ученики раздают духовное богатство, приобретая друзей богатством «неправедным», не ясным пониманию может показаться: каким образом те, которым раздается, могут принять раздающих в «обители вечные»?

И здесь, также, опыт духовной жизни дает спокойное уверенное понимание: Сам Христос подразумевал здесь лишь главную мысль о том, что примет Бог в "домы вечные". И выразился так, чтобы перефразировать взятый для притчи сценарий (образ) в нужный смысл.
Но толковать можно и так: "кто обратит к праведной жизни грешника, покроет множество и своих грехов".
Ибо кто знает, может назидаемый словом веры человек возрастет духовно к лучшему воскресению и походатайствует в молитвах за своего первого наставника?

Другой важный акцент вопроса "распоряжения духовным богатством" – в умелом распоряжении.
Поэтому было сказано, что «господин похвалил неверного управителя за догадливость».
И здесь относительно «догадливости сынов века сего», ответ тоже духовный.
Неверующие люди, как правило, надеются всегда только на самих себя. Поэтому, не искушая Бога, чтобы делать за них их дела, сыны века сего приобретают различные навыки «довести до ума» нужное им дело. Они часто знают смысл в житейской добродетели и нередко прозревают и духовную в том мудрость, являясь "догадливыми".
Так, самое простое – это вкушать от плодов рук своих и быть довольным. Соломон пишет, что это – дар от Бога, ибо другие не имеют и этого…

Но чтобы не выходить из темы, извлекаемый урок из мудрости "века сего" для умелого распоряжения духовным богатством – это иметь нужду и искреннее желание к необходимому делу.
Поэтому в духовном деле такое желание приходит тогда, когда воля Бога согласуется с нашей волей.
Чтобы Божье стало нашим, нам нужно возрасти до этого нрава и понимания.
Что можно сказать об этом относительно дела благовестия?

Несмотря на грех людей, человек имеет все же некоторые задатки совершенства, заложенные Творцом. И если нам свойственно любить красивое, то нам свойственно это оберегать и созидать. Красота присуща и цветущему саду, и душе человека. Когда взору открывается великолепие Божьего создания, то в сердце открывается вдохновение. Тогда и уму приходит понимание соучастия в благом.
Приобретая Божий нрав и силу вдохновения, Божье становится нашим и мы говорим:
Закон Господа совершенен – укрепляет душу; откровение Господа верно, умудряет простых;
повеления Господа праведны, веселят сердце; заповедь Господа светла, просвещает очи» (Пс 18: 8, 9).

Второе качество – это внимание.
Иисус говорит: «верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом» (от Луки 16:10).
В основном – малые дела требуют большего внимания. Иногда может показаться бессмысленным какой-нибудь разговор, или чья-то антипатия отделяет от доброго побуждения. Тогда мы остаемся без добрых дел. Но если иной раз проявить терпение и внимание, то может спастись душа — как это много!
Другой случай, когда верный в малом верный во многом – это когда «сядет Судия на престол и откроются книги». Тогда та большая часть жизни, которая в основном состоит из малых дел, за неимением, может выявиться и грехом, а те большие дела, которые считались важными, могут открыться мотивом тщеславия.
Вместо «сокровенной манны» праведности вкусится горечь беззакония.
И третье – можно сказать, что посеянная привычка в навыке малых дел и верности в малом пожнет силу быть в будущем верным и во многом.
Стоит сказать и о рассудительности.
Для обычной рассудительности нужны чуткое сердце и уравновешенный ум. И это поможет в духовном деле.

Притча о неверном управителе кажется нелогичной. Объясните Лук.16:1-14

Если передать человеку по- настоящему духовное просвещение, то этим мы можем приобрести себе и друга (брата во Христе).
А если кто — либо рядом с нами становится духовнее нас, то первыми имеем благословение.

Бога хватит на всех! По притче видно, что господин управителя был очень богат, если ничуть не рассердился на последние махинации того.
Здесь – прообраз безмерного богатства Творца. Такая весть свидетельствует о том, что делая малое для Бога, будем иметь безмерно больше: «верный в малом – верный и во многом».
Когда Иисус говорил, что ‘верный в малом верный и в большом’ и ‘если в чужом неверны, то кто даст вам ваше’, то здесь Он расставляет точки для правильного толкования образа, в частности, "приобретения друзей богатством неправедным" и соответствующего восприятия духовного слова, что бы снять всякую тень праздного и мобилизовать учеников на деятельную изобретательную и праведную жизнь.

Как и говорил св.Феофилакт Болгарский, толкование притчи не требует скрупулезной и абсолютной образной привязки. Приоритет отдаётся пониманию духовной сути.
Так, например, если под хозяином имения вначале подразумевался Бог, то позже, где говорилось о сынах века сего, это сравнение уже не имеет необходимости. Здесь хозяин может по буквальному смыслу оставаться теперь снова человеком — "сыном века сего" и включаться в сообраз следующей духовной мысли.
Более ясно видно на «богатстве неправедном», что образ часто заключает в себе лишь определённый смысл. Также, необходимо и в обычном общении понимать высказанную мысль в том смысле, в каком её хотят выразить.

В "Толковании Евангелия" Б.И.Гладкова автор считает, что "объяснение блаженного Феофилакта не дает ответа на самые главные вопросы, возникающие при чтении притчи о неверном управителе: достоин ли был похвалы управитель? Почему Господь выставил его как пример для подражания? И почему Он заповедал приобретать друзей богатством неправедным, если, богатство само по себе не может считаться ни праведным, ни неправедным, а называется неправедным или по преступности его приобретения, или по преступности целей, для достижения которых оно употребляется, или же по особой привязанности к нему, по преклонению перед ним, как перед кумиром, идолом? Да и мог ли вообще Господь сказать, что врата Царства Небесного можно открыть богатством неправедным? На все эти вопросы мы не находим ответа в толковании блаженного Феофилакта." — говорится в "Толковании Евангелия" Б.И.Гладкова.

Однако, Феофилакт Болгарский, всё же ответил на самый главный вопрос, который прежде всего, учит понимать духовные изречения в притчах и иносказаниях. И тем самым, предостерегает от лишних и ограниченных воображаемых идей, от путаницы и глупости.

По блаженному Феофилакту вопрос, достоин ли похвалы управитель и почему его Господь привёл в пример, а также, почему необходимо приобретать друзей богатством неправедным, просто переводится в духовную плоскость.
Ведь не возникает ни у кого вопроса, например, по притче \"о талантах\", где главный герой господин и рабовладелец, а рабы обязаны были умножать его деньги, в том числе и торговлей.
Короче говоря, ученикам важно было знать, что они, являясь сынами света, должны быть также сообразительными в деле спасения своей души (как предприимчивы "сыны века сего\" в роде своём) через всё имеющее, что в этой жизни для них дал Бог.
Богатство "неправедное" — это богатство не своё, а чужое и вверенное для временного управления им. Это понятно из самой притчи, далее — из комментария Иисуса, а также, духовно, где всё Божье есть.
По Феофилакту Болгарскому, неправедным богатством считается всё данное нам Богом и удерживаемое нами для себя.
Можно уточнить, по притче, управитель использовал чужое богатство для своей пользы. Так и Господь нас призывает использовать Божье для своего спасения.

Главное богатство сынов света — это данная им духовная жизнь Бога. И чтобы мудро распорядиться этим богатством, его необходимо раздавать другим. Необходимо нести в мир Благую Весть. Именно не "проповедовать," а "благовествовать". И тогда это будет проповедь в силе и вдохновении, жизнью и делами веры. И вот тут, по Святым отцам, необходимо будет приложить и всё дополнительное — что имеем и можем в этой жизни, данной Богом.

Однако,

19. Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,
20. но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,
21. ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.

36 Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?

Существуют толкования, по которым управитель не расточал имения хозяина.
Ведь хозяин потребовал отчёта у управителя на основании доноса. А донос может быть ложным.
По толкованию Буткевича, например, вероятнее всего, что управитель брал завышенную арендную плату с земледельцев.
И по такому толкованию управитель поступает "благоразумно", возвращая накрученную цену должникам.
Такой вариант подтверждается как-бы тем, что в греческом переводе не говорится: "догадливо". Но в редакции Б.И. Гладкова, есть синоним: "проницательно".

Как уже говорилось, эти детали не имеют никакого значения для главного и необходимого смысла притчи.
Но ради интереса. По тексту притчи был донос на управителя не по конкретному случаю и не по крупному ущербу. И хозяин без гнева решил просто посмотреть, каков будет отчёт у него.
По отчёту оказалось, что всё как-будто сходится. Возможно расписки должников многое прояснили.
Но поскольку был донос и хозяин всё же решил уже уволить управителя, и теперь узнав, что управитель скостил должникам, хозяин исполняет своё намерение, но не гневается на управителя. Он, напротив, удивился находчивости управителя и похвалил того, ибо это уважительное качество среди сынов века сего.
Поэтому Иисус тоже говорит: "сыны века сего догадливее сынов света в своём роде.

© Copyright: Михаил Пушкарский, 2016
Свидетельство о публикации №216110601920

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Михаил Пушкарский

Рецензии

Написать рецензию

На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Михаил Пушкарский

В качестве введения к этой притче я хочу сделать несколько предварительных замечаний. Во-первых, притча о неправедном управителе – притча о суде, но стоит как бы особняком в этом ряду, – до того она странная. Кроме того, следует помнить ее контекст: она помещена между притчей о блудном сыне и притчей о богаче, попавшем в ад, то есть между притчей, где нам говорится о самой сущности греха, о том, что он несет с собой падение, несет с собой болезненное несчастье, но оно же может быть спасительной болью, путем обратно домой; в притче говорится и о том, как нас принимает Отец. С другой стороны, притча о богаче подчеркивает, что если на земле мы отнеслись без внимания к тому, что нам было дано понять, что составляло часть нашей веры, наших убеждений, которые мы открыто исповедали (в случае богача – Ветхий Завет), то нас может постичь осуждение. Вот между этими двумя рассказами стоит притча о неправедном управителе, которую я прочитаю целиком, чтобы нам вспомнить все ее подробности:

Сказал же и к ученикам Своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его; и, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять. Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? Господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь; знаю, что сделать, чтобы приняли меня в дома свои, когда отставлен буду от управления домом. И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее, напиши: пятьдесят. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят. И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде. И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители. Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом. Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное? И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше? Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне (Лк 16:1–13).

Прежде чем углубиться в саму притчу, напомню, что притча никогда не имеет целью в точности отразить то, о чем идет речь, – в таком случае в ней не было бы нужды. Цель притчи – осветить нам некоторый аспект ситуации и только, она не ведет нас дальше. Вторая трудность этой притчи – перевод, некоторые формы выражения не позволяют нам ясно уловить мысль говорящего. Мне кажется, притчу можно разделить как бы надвое: оболочку и внутреннее ядро. Оболочка – та часть, которая, возможно, представляется нам наиболее трудной. Она рассказывает, что у богатого человека был управляющий, который расточал его добро. Когда управляющего призвали к ответу, он нашел способ избежать неприятностей; и хозяин похвалил его. Текст говорит, что хозяин похвалил неправедного управителя, потому что он поступил мудро, хитро, догадливо, поскольку сыны века сего в своих поступках более мудры, дальновидны, чем сыны света.

В этой первой ситуации Господь указывает на контраст между умением, усилием ума, которые люди века сего, века неправедности, прилагают к тому, чтобы быть успешными в своих делах, и детьми света, детьми Царствия, которые как будто далеко не столь ясно понимают, что им к добру, где путь, чтобы им богатеть в Боге, в то время как те так хорошо понимают, как им богатеть земным богатством; указывает также, с каким трудом сыны Царствия нащупывают дорогу в сложных, опасных ситуациях на путях спасения души, в то время как сыны века сего по-своему умны и быстро соображают. Мне кажется, суждение Спасителя относится к этому аспекту вещей, не к тому, каким образом неправедный управитель избежал неприятностей.

Есть и другой аспект этой притчи. В каком-то смысле богатого человека можно отождествить с Богом, и это поможет нам понять некоторые черты притчи. В конце нам говорится, что если в чужом не были верны, кто даст вам ваше? Это как будто странным образом противоречит всему рассказу, поскольку Господь похвалил управителя за его умение выпутаться из неприятного положения, неправедным путем; а здесь нам говорится, что если мы не верны в чужом, кто даст нам наше собственное…

Все мы, как правило, управители, не хозяева; если в нас жив евангельский дух, мы – только лишь управители. Помните первое блаженство: Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Если мы хотим принадлежать Царству Небесному, если мы хотим быть в таком взаимоотношении с Богом, чтобы Он был нашим Царем, а мы принадлежали бы тому Царству, которое есть Небо на земле и в вечности, мы должны научиться предельной нищете.

Что такое нищета? Объективно говоря, все мы предельно нищи и ничем не обладаем; мы вызваны из радикального небытия односторонним призывом Божиим, мы не существовали, и существуем мы только потому, что Бог возжелал нас в бытие; мы не участвовали в первичном событии, вследствие которого мы появились, так что наше бытие никак нам не принадлежит, – что бы ни случилось, оно нам дано. Это бытие – не просто присутствие, нам дано больше, чем присутствие: дана жизнь, и жизнь эта богата и сложна. Если посмотреть на эту нашу жизнь, мы опять-таки видим, что мы ничем не обладаем в собственность. Наше тело, наш ум, наше сердце, все, что вокруг нас, окружающие нас люди – все это дано Богом, и мы никак не можем это удержать. Достаточно маленькому сосуду лопнуть в мозгу – и самый острый ум погаснет, исчезнет. В момент, когда нам хотелось бы по возможности собрать всю чуткость, когда мы хотели бы отозваться всем сердцем, всем существом на чью-то нужду или зов, мы порой находим в себе только каменное сердце, из которого ничего невозможно выжать, и т. д. Присутствие или отсутствие друзей, родных, того, что нам дорого во всех отношениях, подпадает под эти же категории, так что мы действительно ничем не обладаем. Но каким образом этот факт может быть блаженством? Потому что нам ведь сказано, что мы блаженны: блаженны нищие духом. Каким образом сознание этой предельной, безнадежной лишенности может быть блаженством?

Здесь мы видим другую сторону этой заповеди блаженства. Как только человек чем-то обладает, он делается независимым, но независимость связана с изоляцией; только когда ты зависим, есть место отношениям заботы, участия, любви между нами и тем, от кого мы зависим. Если бы начало и конец этой нищеты духа не был в том, что мы ничем не обладаем, не было бы связи любви с тем, кто богат – с Богом. У нас все это есть, у нас есть бытие и дыхание, есть тело и душа, у нас живые чувства, у нас есть ум, и только если мы осознаем, что не можем каким-то волшебством вызвать все это из небытия, когда придет желание или нужда, или что никак не можем удержать все это, – только тогда мы понимаем, что все, что имеем, каждый наш вздох, каждое движение, каждая наша мысль – все, все есть знак Божией заботы и Божией любви.

Так что быть нищим – блаженство, потому что если бы мы были богаты сами по себе, нас не связывала бы любовь с Богом-Дарителем; мы просто получали бы дар и все на этом кончалось бы.

Притча о неправедном управителе

И это же мы находим в несколько ином виде в притче о блудном сыне. Сын забирает с собой все, чем он обладал бы, если бы остался с отцом, и уходит из отчего дома, и впадает в нищету по-иному: он постепенно нищает, потому что все его имущество пропадает, поскольку он оторвался от источника любви и источника богатства. Бог дарует нам все это, но пока мы не отделились от Него, все это, благое и скорбное, доходит до нас безостановочным потоком, потому что это дар. Я уже говорил вам, что богатство зависит не только от обладания, а бедность – от лишенности; то и другое зависит от нашего отношения к тому, что нам принадлежит или чего у нас нет. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что бедность не в том, чтобы чего-то не иметь, а в жадном стремлении обладать тем, чего у нас нет. Так что человек может быть крайне богатым, а чувствовать себя предельно нищим, потому что у него нет чего-то одного, чего он страстно желает, – и все остальное не в счет.

По этой же линии: есть рассказ у Мартина Бубера о человеке, который жил в крайней нищете и оставленности, и тем не менее постоянно благодарил Бога за все Его богатые дары и благодеяния. Кто-то однажды укорил его в лицемерии, и он ответил: “Я не лицемерю. Бог посмотрел на меня и подумал: этому человеку, чтобы спасти душу, требуется жаждать и голодать, мерзнуть и терпеть оставленность, и это Он дал мне в избытке, и вот почему я благодарю Его каждый день”. Так что можно быть бедным и богатым, обладая или не обладая; но в этом-то и вопрос: как мы обладаем?

Есть другое место в том же Евангелии от Луки, где говорится, что трудно войти в Царство Божие тому, кто надеется на богатство. Вот где разница между обладанием и управлением. Хозяин воображает, будто он обладает; в действительности никто ничем не обладает, но хозяин воображает, будто обладает тем, что на какое-то время у него в руках. Те, кто принадлежит Царству, тоже могут иметь что-то в руках, разница в том, насколько это имущество липнет к их рукам – или нет, и проблема богатого человека в том, что чем богаче мы в одном отношении, тем беднее в другом. Возможно, я уже приводил некоторым из вас персидский рассказ о человеке, который отправился в путешествие, вернулся ободранный, как липка, и друзья его спрашивают: “Как же ты дошел до такого состояния? Ты же мог сопротивляться!”. И он ответил: “Как же я мог бороться? – у меня руки были заняты: в одной – пистолет, в другой – кинжал!”. Это кажется очень нелепым, но на самом деле оно не так уж нелепо, потому что большую часть времени мы в таком состоянии: мы не можем воспользоваться своими руками, потому что они заняты чем-то другим. Говоря в общем: я зажал что-то в руке и обладаю этим, но я не замечаю вот чего: у меня в кулаке зажата монета, я потерял руку; а уж если я разбогател еще на монету и зажал ее второй рукой, у меня вовсе рук не осталось. И такое богатство – очень жалкое состояние, только мы этого не замечаем и всеми возможными способами стараемся разбогатеть, и с каждым шагом становимся все беднее и беднее. Управление же заключается вот в чем: ничем не обладать, распоряжаться вещами, но не удерживать их себе, и в этом отношении управляющий может пропускать через свои руки гораздо больше ценностей, чем богач, но он свободен от этого богатства, хотя вовсю пользуется этим обладанием.

В притче мы видим человека, у которого был ловкий, хитрый управляющий. Он попытался стать обладателем, внешне оставаясь управителем, и попал в неприятное положение. Как же тогда нам говорится: если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное?

Мне кажется, здесь нам следует перейти от богатого в притче к Тому, Кто стоит за притчей, к Богу. Бог обладает всем, Он как бы хозяин, но отношения, которые Он хочет иметь с каждым из нас, это отношения милостивого управляющего, который по-своему расточает богатства своего господина, не в свою пользу, не так, как блудный сын их растратил, а по-иному. И здесь сердцевина притчи становится удивительно точной. Бог ожидает от нас, чтобы мы в каком-то смысле поступали подобно неправедному управляющему, потому что Он хочет, чтобы мы сделали из нашей жизни дело любви по отношению к каждому, кто нам встретится. Но это дело любви мы можем творить только из того, что принадлежит нашему хозяину, Господу, потому что сами мы ничем не обладаем. Так что центр притчи становится более реалистичным и непосредственно верным. Да, мы управители. Пока мы стремимся присвоить добро нашего Господина, мы – как тот неправедный управитель, который заслуживает, чтобы его выгнали и осудили, и выбросили вон. Но поскольку мы употребляем добро нашего Господина на дела милосердия, мы заслуживаем похвалы этого странного хозяина, потому что Он не похож на обычных хозяев, которые стремятся накопить, обладать, собрать добро себе. Он – Хозяин, Который щедро раздает все, чем обладает, даже то, чем Сам является, и если мы хотим быть верными этому Хозяину, – не хозяину из притчи, но Тому, Которому мы служим, нашему Господу, мы призваны быть верными Ему очень необычным образом, быть управляющим, который раздает, который дает, который, если хотите, расточает имущество своего господина на дела любви, дела милосердия. И тогда неправое богатство, то есть все богатство, которое может нам достаться, физическое, материальное или интеллектуальное, эмоциональное, духовное, – все это мы раздадим людям, которые в нужде, которые в долгу у нашего Господина, чтобы помочь им оправдаться. Здесь есть противоречие между таким аспектом вещей и притчей о десяти девах.

Так что мы призваны нашим Господином быть управляющими, быть мудрыми, быть верными своей должности тем, чтобы ничего не присваивать себе, но мы призваны также быть управляющими нашего Господина, не любого богача, но Господина, Который желает, чтобы каждый воспользовался Его несметным богатством. Поступая так, мы окажемся верными в том, что принадлежит другим, и, может быть, нас сочтут достойными получить собственное добро. Поступая так, мы можем также оказаться верными в малом, и нам будет доверено большее. Но тем временем, как говорится в стихе 9, у нас появится много друзей, людей, которые получили милосердие и любовь, и когда мы предстанем на суд, они смогут принять нас в свои дома, в свои вечные жилища, потому что окажется, что мы были теми людьми, кто проявил в жизни Божественную любовь.

Вот что я хотел сказать в качестве введения к этой притче.

Альманах “Альфа и Омега”, № 48, 2007

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *