В этом году исполняется 400 лет царскому дому Романовых. Пока от властей ничего не слышно о пышных торжествах по этому поводу. Может потому, что сегодня идея монархии в России связывается с английской королевской семьёй, а не Романовыми.

Тем более что в мире Виндзоры уже давно воспринимаются как главные защитники православия. Идея о приглашении на российский престол кого-то из английской королевской семьи сегодня превалирует в среде православных и значительной части русских монархистов (так как преемственность в престолонаследии у потомков Романовых нарушена, а сами они перегрызлись на почве самозванчества). Чаще всего называют имена принца Чарльза и Майкла Кентского.

Отец Чарльза герцог Филипп родился и некоторое время жил в Греции. Его отцом был греческий принц Андрей, а бабкой – Ольга Константиновна, великая княжна из дома Романовых. Кстати, муж королевы Англии Елизаветы герцог Филипп – православный по вероисповеданию. В Англии в последнее время часто говорят, что и сам Чарльз тайно принял православие. Наверное, после этого его правильнее называть на русский лад «Чарльз Филиппович» (фамилий официально Виндзоры не имеют; даже их паспорта – бесфамильные).

Во всяком случае, в православном мире (а этот мир, напомним, кроме России составляют Греция, Болгария, Украина, Румыния, Сербия, и т.д.) принц Чарльз воспринимается как их главный опекун, нечто на уровне «гражданского вселенского Патриарха».

В последние годы принц Чарльз неоднократно посещал Афон – единственную православную республику в мире, состоящую только из монахов. Чарльз и его отец герцог Эдинбургский Филипп являются членами американо-британского общества «Друзья горы Афон», которое финансирует реставрацию монастырей.

Интерес к Православию возник у Чарльза Филипповича с 1996 года, и он стал дважды в год посещать Святую гору, постоянно останавливаясь в Ватопедском монастыре, иногда более чем на месяц. Принц Уэльский открыл на территории монастыря Ватопед отреставрированную церковь св. Евдокима. Средства на это были предоставлены обществом «Друзья горы Афон», шефом и одним из спонсоров которого он является.

Во время посещений Афона Чарльз живет в крошечной келье и встаёт в 5 часов на молитву вместе с монахами. В свободное от молитвы и трудов время пишет картины. Некоторые из них были проданы на лондонском аукционе, а вырученные от их продажи деньги принц Чарльз передал в Ватопед. Как отмечает окружение принца, «краткий уход от мирских дел и напряженная духовная работа самым положительным образом влияют на принца Чарльза».

Сейчас Чарльз ещё взял под опеку православные святыни в Боснии и Косово.

Особенное благоговение перед английской королевской семьёй испытывает православный истеблишмент России. Православные люди примерно так восторгаются принцем Чарльзом: «Среди прочих гостей на его свадьбе была и меццо-сопрано из России — солистка Мариинского театра, патроном которого является принц Чарльз. По просьбе Чарльза Екатерина Семенчук исполнила полюбившийся принцу отрывок русского православного «Символа веры».

А монахи так: «Как-то один монах из этого монастыря мне рассказал такую историю. У него послушание – ухаживать за одним храмом, я ему помогал. Мы пришли туда, все убрали, поставили свечки и он говорит:

— Ты знаешь, что этот храм построил английский принц Чарльз?

Я говорю:

— А что здесь делал принц Чарльз?

— Принц Чарльз – православный человек.

— Как такое может быть?

— Ты вспомни, кто был родной внучкой английской королевы Виктории? Это же императрица Александра Федоровна, святая страстотерпица. Не случайно, что святые страстотерпцы предстоят Богу, и молятся о своих родных, по их молитвам неслучайно все происходит.

Я удивился, потому что в силу религиозного устройства Англии, принц Чарльз должен быть частью англиканской церкви, и дивно, что он молится на Афоне по-православному. У него есть своя келья не только в Ватопеде, но и в сербском монастыре Хиландаре. Недавно, после пожара в Хиландаре, принц Чарльз пожертвовал весьма солидную сумму на восстановление. Представляю, какие противоречивые чувства разрывают этого человека, и в этом смысле он мне сразу стал симпатичен».

Второй претендент на российский престол – принц Майкл Кентский. Особенная активность вокруг его фигуры проявлялась в 2005-06 годах, когда остро стоял вопрос о «престолонаследии» после ухода Владимира Путина с президентского поста. Потом этот «проект» утих.

Майкл Кентский является прапраправнуком Николая I. А по линии своей бабки Елены Владимировны он — праправнук Александра II. Он был назван Михаилом в честь своего двоюродного деда, последнего русского Императора Михаила Александровича (был императором 1 день – со 2 до 3 марта 1917).

Принц Майкл Кентский (его предполагалось называть «царь Михаил») является внучатым племянником последнего российского императора Николая II и двоюродным братом ныне правящей британской королевы Елизаветы II, а также крестным сыном президента США Франклина Рузвельта и в должности Великого Мастера возглавляет Великую Ложи Мастеров Метки Англии и Уэльса.

Он также руководит Российско-Британской торговой палатой. По армейской специальности принц военный переводчик с русского языка, служил в Штабе военной разведки (DIS), то есть изначально готовился к работе на восточном направлении. В России его высочество активно занимается благотворительностью.

Бывший работник спецслужб, английский писатель Фредерик Форсайт даже написал роман «Икона» где агенты ЦРУ и английской СИС в результате активных мероприятий в РФ реализуют проект колониальный монархии и делают главой Российского государства Майкла Кентского («царя Михаила»). В 2005 году книга была экранизирована в США.

Вот как описывается в книге референдум по изменению конституционного строя России и назначения в стране английского царя:

«Иностранные обозреватели долго придерживались мнения, что после семидесяти лет коммунистической индустриализации русские в основном стали городскими жителями. Это было ошибочным убеждением. Более 50% россиян все ещё жили в основном тихо и незаметно в маленьких городах и деревнях в сельской местности, раскинувшейся от Белоруссии до Владивостока, занимая десять тысяч километров в длину и охватывая девять часовых поясов.

И на этой земле существовало 100 тысяч церковных приходов, входящих в сотню епархий православной церкви, и каждый имел свою большую или маленькую, с луковкой-куполом, приходскую церковь.

И в эти церкви морозным утром в воскресенье, 16 января, устремились 70% русских людей, а с амвона приходский священник читал письмо патриарха. Ставшее позднее известным как «Великая энциклика», это письмо было самым ярким и впечатляющим посланием Алексия II. Оно было одобрено закрытым совещанием митрополитов на предыдущей неделе; хотя голосование и не было единогласным, но зато убедительным.

После утренней службы русские отправились на избирательные участки.

"Православный" принц и Великая Пародия

Из-за огромных расстояний и отсутствия электронной техники в сельских районах на подсчёт голосов ушло два дня. Из действительных бюллетеней 60% были «за» нового царя, 35% – «против».

20 февраля исполняющий обязанности президента и ГосДума направил предложение принцу, проживающему вне России, принять титул и обязанности, в рамках конституционной монархии, царя Всея Руси.

Через десять дней российский авиалайнер после долгого полёта приземлился в аэропорту Внуково. Перед зданием аэропорта ожидала большая делегация во главе с Марковым, в неё входили спикер Думы, лидеры всех крупных партий, начальники штабов и патриарх Алексий II.

Из самолёта вышел призванный Думой принц английского дома Виндзоров».

В книге специально подчёркивается, что английский «царь Михаил» избран на референдуме – примерно как первый Романов (поскольку формально Майкл Кентский получить российский престол не может из-за нединастического брака).

Понятно, что эти предложения по воцарению английских принцев в России так и останутся фантазиями. Но возня вокруг всего этого является хорошим пиар-ходом для властей: придумать очередную «громкую тему», с помощью которой забалтывать реальные проблемы страны. «Выносить Ленина из Мавзолея или нет», «Казнить геев или ограничиться только пожизненным», «Царь Чарльз Филиппович или царь Михаил, а может смириться и оставить Путина».

 

Чарльз Уэльский

Однако дела у молодой пары не заладились уже во время брачной церемонии. От волнения Диана вместо имени мужа произнесла имя своего отца, а Чарльз запутался и вместо традиционной фразы «Обещаю разделить с тобой все, что мне принадлежит» сказал: «Обещаю разделить с тобой все, что тебе принадлежит». Некоторые газетчики впоследствии выдавали эти оговорки за пророчества.

В период с 1982 по 1984 год у четы родилось два сына. Это было, вероятно, самое удачное время в их семейной жизни. Принц Чарльз так любил возиться с детьми, что порой даже отказывался от прогулок. К сожалению, он ни на минуту не прерывал своего романа с Камиллой Паркер-Боулз, что доставляло молоденькой Диане нестерпимые муки ревности.

Принцесса Диана была очень привлекательной, чего нельзя было сказать о Чарльзе. На фоне ее блестящей красоты он всегда выглядел незавидно, все внимание было обращено на жену, от чего принц Чарльз чувствовал себя крайне неуютно: он не привык довольствоваться второй ролью. Однажды во время поездки супругов в Австралию он с грустью пошутил: «Я здесь, очевидно, затем, чтобы держать букеты».

Недостаток внимания со стороны мужа сделал свое дело.

Во что верят в доме Виндзоров

В 1989 году Диану очаровал торговец автомобилями Джеймс Джибли. Следует сказать, что разочарованная в своей мечте Диана была легкой добычей. К этому моменту она уже оставила попытки растопить лед в сердце Чарльза. Однако через какое-то время леди Ди осознала, что не может выйти замуж за продавца автомобилей: суровая действительность, которая ожидала бы ее в случае такого брака, была ниже ее достоинства.

Следующий красивый и страстный роман Дианы был буквально выставлен на всеобщее обозрение. Она никогда не скрывала своих чувств по отношению к инструктору верховой езды майору Джеймсу Хьюитту. Связь их длилась до 1994 года и, возможно, закончилась бы согласием Дианы на брак, но деньги для Джеймса оказались превыше любви. В том же году он выпустил книгу воспоминаний, в которой не пожалел слов, чтобы описать во всех красках свои отношения с Дианой. На гонорар, полученный за книгу, он купил дом в сельской местности и открыл конно-спортивную школу.

К 1987 году Чарльз и Диана уже не могли скрывать взаимной неприязни. На официальных приемах они старались поддерживать видимость теплых супружеских отношений, однако это им не всегда удавалось. В случаях с поцелуями дело доходило вообще до абсурда. Например, на одном из приемов Диана непроизвольно вытерла губы, на другом она отвернулась, и Чарльз поцеловал ее куда-то в ухо.

В 1989 году мировосприятие Дианы коренным образом изменилось: она наконец вылечилась от булимии, выяснила отношения с Камиллой, увлеклась йогой. После таких перемен Диана стала острее чувствовать ту дисгармонию и фальшь, которая присутствовала в их отношениях с мужем. Когда-то подавляемое чувство собственного достоинства вылилось в бурный протест. Она объявила войну Виндзорам и, насколько можно судить сейчас, выиграла ее, пусть даже ценой своей жизни.

С 1992 года стало официально известно о том, что Диана и Чарльз живут порознь. Чарльз хотел развестись, как говорится, без огласки. Согласно английскому законодательству, супруги, которые прожили 5 лет отдельно, считаются разведенными. Все с интересом следили, чем окончится эта история. Некоторые считали, что Чарльз сделает все возможное, чтобы сохранить брак с Дианой, в противном случае он никогда не станет королем. Однако выступление принцессы в одной из самых популярных передач Би-би-си в декабре 1995 года положило конец всем слухам и домыслам. В этом интервью Диана перед миллионами телезрителей призналась, что ей было известно о связи принца с Камиллой Паркер-Боулз с самого начала. «В том браке нас было всегда трое, – сообщила она. – Это слишком много».

В 1994 году сердце Дианы, казалось, отогрелось в объятиях торговца произведениями искусства миллионера Оливера Хора. Однако этот роман осложнялся тем, что Оливер нередко давал поводы для ревности. Поэтому леди Ди, которая, естественно, не желала делить его с кем-нибудь еще, донимала Оливера анонимными звонками, в результате чего он отвернулся от нее.

На смену Оливеру Хору пришел Уилл Карлинг, капитан британской национальной команды, выходец из рабочего класса. Но и эта связь была недолговечна. Все любовные похождения Дианы становились достоянием общественности, принося страдания близким людям.

После официального разрыва с Чарльзом Диане надоело высокомерное аристократическое общество, и она осознанно начала искать мужчин незнатного происхождения. Все последующие любовники Дианы никогда не поднимались на высшую ступень британского общества.

После развода состояние Дианы насчитывало 23 миллиона долларов. За ней сохранили титул принцессы, равные с принцем Чарльзом права на воспитание детей, резиденцию в Кенсингтоне и кабинеты во дворце Сент-Джеймс. Единственное, что она потеряла, так это право стать королевой и именоваться Ее Королевским Величеством, тем не менее это отнюдь не расстраивало Диану. Популярность леди Ди после развода достигла максимума, а к Чарльзу стали относиться как к человеку, который предал самую обаятельную женщину Британии.

В августе 1995 года один из вездесущих папарацци исхитрился сделать снимки Дианы в объятиях ее нового возлюбленного – Доди Аль-Файеда.

Члены этого семейства до сих пор не могут получить английское гражданство, несмотря на то что они являются одними из богатейших людей в мире. Отец погибшего Доди, египетский миллиардер Мохаммед Аль-Файед, – владелец империи супермаркетов «Хэрродз», в том числе и известного во всем мире Лондонского универмага. Однако и деньги не помогли семье Аль-Файед приобрести английские паспорта.

Слава Доди как известного донжуана гремела уже давно. Сначала он завоевал Брук Шилдс, Джулию Робертс, Дэрил Ханну, затем переключился на Джоан Уэлли, внучку Уинстона Черчилля. Последней победой Доди стала леди Ди, ради которой он бросил манекенщицу Келли Фишер. То презрение, которое английское общество выказывало по отношению к Доди, вполне объяснимо: уж слишком была велика дистанция между блистательной принцессой и «денежным мешком» Доди. В светских клубах сочинялись невероятные истории, которые, в свою очередь, обрастали слухами и распространялись по стране. Подобную брезгливость испытали американцы, когда Жаклин Кеннеди вышла замуж за греческого миллиардера Аристотеля Онассиса. Что бы ни говорили люди, Диана сама выбрала свой путь и, несмотря на все грязные сплетни, распространяемые в прессе, осталась всенародной любимицей.

Принц Чарльз посетил русскую женскую обитель на Масличной горе, где покоится его бабушка

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *