«Октябрь 1993-го стал венцом беззакония»

3-4 октября в России вспоминают очередную годовщину расстрела Белого дома из танков, в результате которого власть окончательно взял Борис Ельцин. В этот момент была разрушена институциональная и юридическая основа Советского государства, а через несколько месяцев прошел референдум о принятии новой Конституции, и состоялись выборы в Федеральное собрание. Эти же события, фактически, знаменовали неограниченные «шоковые» реформы, беспредел и разгул 90-х в том виде, в каком они запомнились многим, во всяком случае, тем, кто смог их пережить. О том, почему сложилась система двоевластия, о «безбашенном» Ельцине и «авторитарном» Хасбулатове, о поражении советского мира рассказал в интервью Накануне.RU историк, автор учебника истории, «альтернативного» линейке Минобра, Евгений Спицын.

Вопрос: В эти выходные – очередная годовщина октябрьских событий 93-го года. Можно ли говорить, что октябрь 1993-го логично вытекал из августа 1991-го? Было ли это, в определенном смысле, завершением «майдана» в нашей стране?

Евгений Спицын: Это был не майдан, а государственный переворот в чистом виде. Государственный переворот, который был устроен не ГКЧП, а Ельциным. В постоянном режиме происходили со стороны Ельцина и его команды нарушения Конституции, законов и т.д. Горбачев, например, снял Павлова с поста премьер-министра СССР, хотя по конституции он не имел права этого делать. Он мог сделать это только с согласия Верховного совета СССР. Больше того, он ликвидировал это конституционный орган и создал на его месте внеконституционный Межреспубликанский экономический совет. И таких примеров – десятки. Каждодневно происходили нарушения фундаментальных основ законодательства и Союза ССР и РСФСР. И во всем этом самое активное участие принимали лично Борис Ельцин и его ближайшее окружение, включая Бурбулиса, Шахрая, Станкевича. Если логически рассматривать август 1991 и октябрь 1993 как полное абсолютное наплевательское отношение к верховенству права, к теориям правового государства, то это абсолютно идентичные аналогии. Октябрь 1993 стал венцом беззакония, которое началось еще в СССР.

У нас мало кто обращает внимание на такой поразительный факт: в октябре расстреляли ВС, через несколько дней выходит президентский указ о назначении выборов в Государственную думу и Совет Федерации РФ и одновременно на этот же день назначается референдум по Конституции РФ. А как могли проходить выборы в Госдуму и Совет Федерации параллельно с референдумом по Конституции, то есть выборы в органы, которые на тот момент в природе не существовали? Эти органы власти были таковыми только по новой Конституции. А если бы депутатов выбрали, а Конституцию не приняли? На этом примере видно, что под вывеской западных теорий общественного договора, правового государства, разделения властей, шло беспардонное, бессовестное, тотальное нарушение законодательства, самих его основ. И то, что мы наблюдаем на Украине сейчас – это то же самое, тот же «круговорот воды в природе», что и у нас 20лет назад. Мы дали им хороший пример и когда разваливали Союз, и когда расстреливали парламент, а нам аплодировал весь мир, а американцы всем этим процессом дирижировали, это ни для кого не секрет.

Вопрос: Это длилось несколько лет, но Верховный совет не смог удержать власть, что стало причиной – личная слабость лидера, дезорганизация, отсутствие поддержки силовиков и армии?

Евгений Спицын: Дело в том, что Конституцией РСФСР от 1978 года, и конституцией СССР прописывалась система органов советской власти, сам институт президентства был пятым колесом в «телеге российской бюрократии». Институт президентства и советская власть – абсолютно несовместимые вещи. Вся система советской власти строилась в строгой иерархии: поселковые, сельские советы, районные, областные, краевые, республиканские, вплоть до Верховного Совета СССР. Это была жесткая соподчиненность, жесткая иерархия, решение Верховного совета было обязательным для исполнения всеми остальными верховными советами, по горизонтали разделения властей не существовало. И вдруг, в эту стройную жесткую систему, в которой советы составляли основу политического строя, воткнули эту президентскую власть. Естественно, рано или поздно, конфликт между этими двумя ветвями власти возник бы. В старой Конституции РСФСР было написано, что ВС является высшим государственным органом власти в стране, который вправе принимать к рассмотрению и решать любые вопросы государственной жизни. В этой конфигурации власти неизбежно было противостояние президента Ельцина и ВС, помноженное на амбиции двух этих товарищей – Ельцина и Хасбулатова.

А почему ВС проиграл — очевидно. Во-первых, это не исполнительный орган власти, армия находилась не под ним, а те министры, которые были назначены исполнять обязанности, не пользовались непререкаемым авторитетом в воинских частях, в МВД и т.д. Хотя, на стороне ВС были и довольно авторитетные военачальники, как генерал Ачалов. Но не сложилось. В данном случае, Ельцин – это не мягкотелый Горбачев, который проболтал все и вся. Ельцин прекрасно понимал, чем ему грозит потеря власти. Как минимум, это была бы эмиграция, а по максимуму – суд, трибунал со всеми вытекающими последствиями. И все его окружение это прекрасно понимало. Поэтому, они пошли ва-банк. Если посмотреть воспоминания участников событий, типа Грачева, Черномырдина, Ельцину пришлось приложить максимум усилий, чтобы фактически заставить исполнительную власть, прежде всего, вооруженные силы, встать «на защиту президента страны». Первоначально наши силовые структуры вообще не хотели вмешиваться в этот конфликт. А с точки зрения права, Ельцин грубейшим образом нарушил Конституцию, издав свой знаменитый Указ № 1400. Процесс грубейшего нарушения Конституции шел уже несколько лет, начиная с подписания Декларации о независимости РСФСР, документов о верховенстве республиканских законов над союзным законодательством и т.д. С юридической точки зрения, в течение нескольких лет шел настоящий шабаш, и переворот в октябре стал венцом этого шабаша.

Вопрос: Насколько во всей истории начала 90-х был важен личный фактор Ельцина? «Самый демократический президент» шел напролом и сквозь ГКЧП, разогнал толпу армией, из танков стрелял в Белый дом, сколько людей погибло…

Евгений Спицын: Он был человеком со звериным чутьем, и он прекрасно понимал, что в случае проигрыша он не просто политический труп, но мог стать и осязаемым трупом. У него не было хода назад. Нужно понимать психологию этого человека. Он не преувеличивал, когда говорил о себе «царь Борис», он действительно считал себя таким, и он вел себя так со своим окружением. Другое дело, что он сам стал заложником своего окружения.

Недавно в одном документальном фильме Александр Лифшиц рассказывал о том, что после выборов 1996 года, когда Ельцин «победил» и было сформировано новое правительство, пост министра финансов в котором занял Лифшиц, его пригласили в один из крупных банков. Он приехал, там сидели девять самых «крутых» олигархов, которые ему прямо на листочке передали перечень требований, о том, что он не имеет права без их согласия и рекомендаций делать любые назначения в министерстве, не имеет права контролировать банки и т.д. И они ему говорят – мы сделали Ельцина президентом, мы – реальная власть, и ты будешь выполнять то, что мы тебе скажем. Тогда Лифшиц спросил, что будет, если он не будет исполнять указания олигархов, они ему ответили, что он тогда не будет министром. Вот какая система власти была выстроена. Сейчас много говорят про бизнес-связи Путина. Я в эти версии не вникаю и не особо верю, но я прекрасно понимаю, что Путину можно поставить памятник только за то, что эту систему власти, которая сложилась при Ельцине, он ее разрушил, уничтожил. Если бы он этого не сделал, у нас ситуация была бы хуже, чем на Украине.

Вопрос: Если говорить о 1993 годе – если бы все пошло по иному сценарию и Ельцин проиграл – реально ли было стабилизировать ситуацию, сохранить государственные институты?

Евгений Спицын: На региональном уровне продолжали существовать Советы народных депутатов. На региональном уровне тоже было противоречие – с одной стороны были главы администраций, которые еще назначались указами президента РФ, — Немцов, Россель, и др. С другой стороны, были органы местной власти в виде советов. Неслучайно, когда Ельцин совершил переворот, первым делом он издал указ о роспуске органов советской власти. Эта система существовала, ее можно было восстановить – в рамках старой Конституции. Другое дело, насколько она была бы эффективной. В той конфигурации, я сомневаюсь, что Хасбулатов был бы лучше для страны. Он такой же авторитарный лидер как Ельцин, он такой же был человек, который рвался к неограниченной власти. Обратите внимание и на то, что у нас в истории часто личные отношения политиков накладываются на противостояние политических сил и очень часто это выливается в кровавые разборки. В данном случае, личное противостояние Ельцина и его окружения и Хасбулатова и его окружения подлили масла в огонь. Это совершенно очевидно.

Вопрос: Насколько внешний фон оказывал давление на ситуацию, когда проходило тотальное разрушение соцблока? Это тоже оказывало сковывающий эффект для сторонников СССР?

Евгений Спицын: Естественно, что рубеж 80-90х годов – это была катастрофа планетарного масштаба. Рушился биполярный мир, рушилась система социализма, рушились все институты, начиная с СЭВ, ОВД и т.д. Американцы этот процесс подталкивали, они не были сторонними наблюдателями. Сейчас уже достоверно известно, что в Прибалтике, Молдавии, на Украине действовали агенты ЦРУ, а руководство США напрямую давало указания Горбачеву, чтобы он не смел вмешиваться в «естественные процессы развития народной демократии». Когда в январе 1991 года произошли кровавые события в Вильнюсе, Буш отменил свой визит, запланированный на февраль того же года, а попутно прислал личное письмо Горбачеву, общий смысл которого был примерно таким: «Майкл, мы обеспокоены этими событиями в Вильнюсе – ты не зарывайся. Если не продолжишь движения по пути демократизации, то имей в виду…». С другой стороны, есть и наши органы, как политические, так и органы безопасности, которые тоже сыграли свою роль в смене режимов в странах Восточной Европы. А венцом всех событий стали договоренности на Мальте. Говорят, что когда они встретились, они договорились разрушить советский блок. Неправда. К тому времени уже было разрушено практически все, они там подводили итоги. А через неделю после этой встречи случились кровавые события в Румынии – к концу 1989 года это была последняя страна, где антисоветская «трансформация» еще не произошла. Через несколько дней после встречи на Мальте произошло свержение Чаушеску, а через пару дней – его расстрел.

Вопрос: Хотелось бы затронуть еще информационный аспект – ведь в этот период шла настоящая информационная война. Насколько общество было расколото этой ситуацией, как далеко могла зайти эта история?

Евгений Спицын: Люди жили очень тяжело. Вы не представляете, что тогда представляла собой та же Москва. Грязные, неубранные улицы, на деревянных ящиках все торговали, чем могли, люди голодали в прямом смысле, копейки считали. Ужасная была атмосфера, апатия, пили в подворотнях спирт «Рояль». У людей было ощущение какого-то унижения, полного краха всего и вся. Люди элементарно выживали. И на фоне этого колоссального обнищания, люди продолжали верить Ельцину. Еще не знали, что он представляет, думали, что его пьяные закидоны – это «противная сторона» специально демонизирует образ «нашего народного президента». Это уже потом многие поняли, кто есть кто. Общество было расколото и, судя по итогам референдума в апреле 1993 года, уже тогда было понятно, что общество расколото примерно наполовину. А СМИ фактически все были в руках президентской власти. Та же газета «День» Проханова была закрыта, многие патриотические издания закрыты, шельмование шло по всем направлениям. Всех сторонников патриотического лагеря иначе как «красно-коричневые» и «фашисты» не именовали. Вся наша либеральная публика, начиная с академика Лихачева и заканчивая Новодворской, прямо призывали «раздавить гадину». Это был либерал-фашизм в чистом виде, полная нетерпимость к иному общественному мнению. Гайдар и его соратники не стесняясь говорили о том, что пусть вымрет большая часть людей, но остальная «впишется в рынок». Мерзкие были времена. Это было потерянное десятилетие. Если бы вместо Ельцина оказался условный Путин, мы бы это десятилетие совсем по-другому прошли.

В Киеве разразился громкий скандал: заместитель генерального прокурора Украины Виталий Касько подал в отставку, обвинив свое руководство в беззаконии. В рапорте об отставке Виталий Касько заявил, что «нынешнее руководство прокуратуры окончательно превратило ее в орган, где царит коррупция и круговая порука, а любые попытки изменить это положение вещей сразу и показательно преследуются». Посол США в Киеве Джеффри Пайетт назвал произошедшее ударом по продвижению реформ на Украине.

«Здесь работают не право и закон, а произвол и беззаконие, а ключевые позиции в Генпрокуратуре с каждым днем занимает все больше воспитанников и последователей печально известного Пшонки (бывшего генпрокурора.— «Ъ”)»,— заявил Виталий Касько. По его мнению, попытки создать «настоящую прокуратуру европейского образца» потерпели крах.

Виталий Касько подчеркнул, что его решение одобрено «иностранными партнерами», с которыми он советовался. По словам господина Касько, эти партнеры его «все время морально поддерживали», и они «пришли к общему мнению, что Генпрокуратура пока мертвый орган, в независимость и эффективность которого уже никто не верит». Кто эти партнеры, Виталий Касько не сообщил. Но его коллеги заявили «Ъ”, что господин Касько сотрудничал с «европейскими структурами в деле розыска активов, вывезенных из Украины во время президентства Виктора Януковича».

В Генеральной прокуратуре на рапорт господина Касько отреагировали оперативно. По словам помощника генпрокурора Владислава Куценко, «заявления Виталия Касько — настоящая пиар-акция».

В украинском парламентском большинстве «Ъ” заявили, что этот скандал был ожидаемым. «За заявлением об увольнении министра экономразвития и торговли Айвараса Абромавичуса должен был последовать новый скандал. Все это делается в преддверии завтрашнего голосования о недоверии правительству. Так нас убеждают, что исполнительную вертикаль нужно менять»,— сообщил «Ъ” один из собеседников во фракции «Блока Петра Порошенко».

Посол США на Украине Джеффри Пайетт назвал отставку Виталия Касько ударом по продвижению реформ в стране. На своей странице в Twitter дипломат написал, что Украина заслуживает прозрачной судебной системы и установления верховенства права на всех уровнях вместо всепроникающей коррупции и кумовства. «Соединенные Штаты будут продолжать оказывать помощь тем, кто в прокурорской системе стремится работать по новым правилам»,— отметил господин Пайетт.

Касько був поборником змін у ГПУ. Його звільнення перерве прогрес реформ в #Україні.

— Geoffrey Pyatt (@GeoffPyatt) 15 февраля 2016

Тем временем, собеседник, близкий к администрации президента Украины, заявил «Ъ”: «Каждый такой скандал ставит под сомнение продолжение кредитования Украины Международным валютным фондом и осложняет не только политическую, но и экономическую ситуацию в стране».

Янина Соколовская, Киев

Как Петр Порошенко пообещал «перезагрузить» правительство Украины

Президент Украины Петр Порошенко в декабре на форуме депутатов местных советов, избранных от партии «Блок Петра Порошенко «Солидарность»», заявил о предстоящей для правительства страны «перезагрузке». По словам украинского лидера, граждане не ощущают эффекта от реформ из-за отсутствия видимых результатов в борьбе с коррупцией.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *