Приидите поклонимся и припадем ко Христу

Эти слова церковного песнопения, исполняемого на литургии во время входа с Евангелием, являются призывом к молитвенному действию. В известной степени они могут характеризовать внешнюю сторону православного богослужения вообще. Люди приходят в храм, чтобы совершить прославление Бога, Творца, Промыслителя и Спасителя мира, и прибегнуть к Его помощи в молитвах и таинствах. Однако перед порогом храма внешние действия не заканчиваются, но продолжаются и внутри в течение всей службы.

Слова входного стиха «приидите поклонимся и припадем ко Христу» перекликаются со словами псалма 94: «Приидите, поклонимся, и припадем, приклоним колена пред лицем Господа, Творца нашего» (Пс. 94,6). Вероятно этот псалом пелся у евреев перед началом утреннего богослужения в субботу, когда полагалось традиционное чтение Пятикнижия Моисеева. «О, если бы вы и ныне послушали гласа Его (Бога)», – восклицает псалмопевец, предполагая воспоминание слушателями многочисленных знамений попечения Божия о народе еврейском во время его странствования по пустыне (Пс.

Текст Божественной Литургии

94,7).

Уже в христианские времена в Константинополе существовала традиция начинать Божественную литургию в главном храме города – святой Софии – и продолжать ее торжественным крестным ходом с пением псалмов до храма в честь того святого, празднование которого полагалось в тот день по церковному календарю. Тогда с пением «Приидите поклонимся» входили в храм святого и продолжали в нем совершение торжественной службы. Одновременно с этим вступлением в храм народа духовенство входило в алтарь. Все приготавливались к слушанию Евангелия, которое тогда не лежало на престоле в алтаре, а хранилось вместе с другими богослужебными книгами в правом приделе церкви. Евангелие выносилось из этого придела и вместе со входом духовенства вносилось в алтарь. Так и сейчас при совершении входа на литургии износится Евангелие, что является знаком к приготовлению его слушания. Евангельское «Во время оно…» открывает перед слушателями картину земного служения Сына Божия, дьякон или священник в благоговейной тишине произносит слова Его божественного гласа…

Это некогда вступление в храм всего духовенства и народа, а сейчас только духовенства в алтарь, это видимое движение («приидите») сопровождается видимым же и поклонением. Поклонение это бывает обычно поясное (с крестным знамением). Земной же поклон полагается при вступлении в храм до начала богослужения, исключая воскресные дни. Именно он соответствует смыслу слов входного стиха «поклонимся и припадем».

Падение ниц выражает сознание человеком своего ничтожества перед лицом Творца. Так Авраам кланялся Богу у дуба Мамврийского, Моисей снимал обувь свою перед горящей купиною и Давид лежал на земле за содеянный с Вирсавией грех. Так же и всякий иудей делал земной поклон во время пения определенных каждому дню псалмов, которые прерывались громогласным звуком труб.

Соблюдая эту библейскую традицию, Церковь установила совершать вместе с молитвой и поклонение, обычно поясное, а в определенные времена и земное, нераздельно полагая вместе с видимым действием поклона и внутреннее смирение человека. Св. Василий Великий в 27 главе книги о Святом Духе говорит, что в первый день седмицы (наше воскресенье) Церковью отдается предпочтение молитве без земных поклонов в знак предстояния Богу в день будущего века, но не пренебрегаются и поклоны: «Каждым коленопреклонением и восстанием от земли на самом деле показываем, что через грех пали мы на землю, и человеколюбием создавшего нас опять призываемся на небо». Так видимое действие выражает духовное, невидимое действие («сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже» – Пс.50,19), и служение видимое, телесное подчиняется служению в «духе и истине» (Ин. 4,24).

Назад к списку

Домашнее молитвенное правило, а также большинство церковных богослужений всегда начинаются с одних и тех же молитв, называемых начальными.

Если богослужение совершает священник в храме, то вначале священник возглашает: «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков». Молящиеся отвечают: «Аминь».

Если богослужение совершается без священника, то вместо «Благословен…» произносится: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь». А затем читается: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь».

Затем читаются следующие молитвы.

Молитва Святому Духу

Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.

(Перевод: Царь Небесный, Утешитель, Дух Истины, везде пребывающий и всё наполняющий, Сокровищница благ и жизни Податель, приди и вселись в нас, и очисти нас от всякой скверны, и спаси, Благой, души наши.)

Трисвятое

Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас. Трижды.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва Святой Троице

Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради.

Господи, помилуй (трижды).

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков.

приидите поклонимся и припадем ко христу

Аминь.

Молитва Господня

Отче наш, Иже еси на Небесех, да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

(Перевод: Отче наш, Который на небесах! Да святится имя Твоё; да придёт Царство Твоё; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам сегодня; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас во искушение, но избавь нас от лукавого.)

Священник: Ибо Твое Царство, и сила, и слава, Отца, и Сына, и Святого Духа ныне, и присно, и во веки веков.

Молящиеся: Аминь.

Господи, помилуй (12 раз).

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу.
Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу.
Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему.

(Перевод: придите, поклонимся Царю нашему, Богу.
Придите, поклонимся и припадем ко Христу, Царю, нашему Богу.
Придите, поклонимся и припадем к Самому Христу, Царю и Богу нашему.)

После этого начинается основная богослужения или молитвенного правила.

Вернуться к словарю

В будни: во святых дивен сый,…

В праздники Богородицы: Молитвами Богородицы,…

Тропари и кондаки

Диакон: Господу помолимся.

Хор: Господи помилуй.

Иерей: Яко Свят еси. Боже наш, и Тебе славу возсылаем. Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно.

Диакон: Господи, спаси благочестивыя и услыши ны.

Хор: Господи, спаси благочестивыя и услыши ны.

Диакон: И во веки веков.

Хор: Аминь.

Трисвятое

Хор: Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный. помилуй нас.

Приидите поклонимся

(Трижды)

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь. Святый Безсмертный, помилуй нас.

Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас.

Диакон: Вонмем

Иерей: Мир всем.

Чтец: И духови твоему.

Диакон: Премудрость.

Чтец: Прокимен…

Хор повторяет прокимен.

Диакон: Премудрость.

Чтец: Деяний святых апостол чтение. Или: Соборнаго послания Петрова; или: Иоаннова чтение. Или. К римляном; К коринфяном; К галатом; к Тимофею и.т.п.; или послания святаго апостола Павла чтение.)

Диакон: Вонмем.

Чтение Апостола.

Иерей:Мир ти.

Чтец: И духови твоему.

Диакон: Премудрость.

Чтец: аллилуйарий.

Хор: Аллилуйя (трижды).

Диакон: Благослови, владыко, благовестителя святаго апостола и евангелиста (имя евангелиста).

Иерей: Бог, молитвами святаго, славнаго, всехвальнаго апостола и евангелиста (имя), да даст тебе глагол, благовествующему силою многою, во исполнение Евангелия Возлюбленнаго Сына Своего, Господа нашего Иисуса Христа.

Диакон: Аминь.

Иерей: Премудрость, прости, услышим святаго Евангелия. Мир всем.

Хор: И духови твоему.

Диакон: От (имя) святаго Евангелия чтение.

Хор: Слава Тебе, Господи, слава Тебе.

Иерей: Вонмем.

Чтение Евангелия.

Иерей: Мир ти, благовествующему!

Хор: Слава Тебе, Господи, слава Тебе.

Сугубая ектения

Диакон: Рцем вси от всея души, и от всего помышления нашего рцем.

Хор: Господи, помилуй.

Диакон: Господи Вседержителю, Боже отец наших, молим Ти ся, услыши и помилуй.

Хор: Господи, помилуй.

Диакон: Помилуй нас. Боже, по велицей милости Твоей, молим Ти ся, услыши и помилуй.

Хор: Господи, помилуй. (Трижды, на каждое прошение.)

Еще молимся о Великом Господине и Отце нашем Святейшем Патриархе Алексии, и о Господине нашем Высокопреосвященнейшем митрополите (или: архиепископе, или: епископе)(имярек), и всей во Христе братии нашей.

Еще молимся о Богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте.

Еще молимся о братиях наших, священницех, священномонасех и всем во Христе братстве нашем.

Еще молимся о блаженных и приснопамятных святейших Патриарсех православных, и создателех святаго храма сего (если в монастыре: святыя обители сея), и о всех преждепочивших отцех и братиях, зде лежащих и повсюду, православных.

Еще молимся о милости, жизни, мире, здравии, спасении, посещении, прощении и оставлении грехов рабов Божиих, братии святаго храма сего (если в монастыре: святыя обители сея).

Еще молимся о плодоносящих и добродеющих во святем и всечестнем храме сем, труждающихся, поющих и предстоящих людех, ожидающих от Тебе великия и богатыя милости.

Иерей: Яко милостив и Человеколюбец Бог еси, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому духу, ныне и присно и во веки веков.

Хор: Аминь.

Ектения оглашенных

Диакон: Помолитеся, оглашеннии, Господеви.

Хор: Господи, помилуй. (На каждое прошение.)

Вернии, о оглашенных помолимся, да Господь помилует их.

Огласит их словом истины.

Открыет им Евангелие правды.

Соединит их Святей Своей, Соборней и Апостольстей Церкви.

Спаси, помилуй, заступи и сохрани их. Боже, Твоею благодатию.

Оглашеннии, главы ваша Господеви приклоните.

Хор: Тебе, Господи.

Иерей: Да и тии с нами славят пречестное и великолепоеИмя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков.

Хор: Аминь.

Диакон: Елицы оглашеннии, изьдите, оглашеннии, изыдите; елицы оглашеннии, изыдите. Да никто от оглашенных, елицы вернии, паки и паки миром Господу помолимся.

Хор: Господи, помилуй.

Диакон: Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас. Боже, Твоею благодатию.

Хор: Господи, помилуй.

Диакон: Премудрость.

Иерей: Яко подобает Тебе всякая слава, честь и поклонение. Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков.

Хор: Аминь.

Диакон: Паки и паки миром Господу помолимся.

Хор: Господи, помилуй. (На каждое прошение.)

О свышнем мире и спасении душ наших. Господи помолимся.

О мире всего мира, благостоянии святых Божиих Церквей и соединении всех. Господу помолимся.



Есть одно молитвенное известное обращение ко Христу, которое почему-то многие православные пропускают, как маловажное не обращая на него внимания, и даже если их спросить почему именно так оно выглядит, а не иначе, то, вряд-ли, они смогут ответить. Это — троичное призывание ко Христу. Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему.
Какой смысл в троичном обращении и что это может означать, и как лучше понять? — как ни странно, на примере способов фотосъёмки. Как известно, композиционное построение самого портрета в изначале подразделяется на три плана: общий, средний, и крупный. Общий — в полный рост, то же и группа, средний — по пояс, крупный — само лицо. Также есть и особо крупный план — какая-нибудь выдающаяся часть лица, например, одни глаза, или даже просто — глаз, и, лоб, и др..
Также и здесь. Мы на молитве взираем умными, сердечными очами не понимаемые плотским, материалистическим умом, мудрованием от мiра сего, невидимые простыми человеческими внешними телесными глазами, но — очами, ведь взгляд наш тогда есть взгляд на Божество.

Конечно, "душевные разумные очи" не тоже что и очи телесные, или человеческие душевные, а — проникнутые Духом, потому не иначе как в Духе (значит, в Истине) видит верующий в Бога, т.е. понимает то важное, что источает Господь в благодати своей искренне молящемуся Ему, — то, отчего душа после преображается, становится лучше, чище, светлей, особенно если старается соответствовать ему — этому важному спасительному, пытается удержать в себе это виденное, свет духовный не осязаемый телесными очами.
Всё оно так, как и: "внешнее мiрское есть лишь слабое подобие горнего" даже в отдалённой степени сравнимо с человеческим воззрением. Но ведь надо-же представить себе это, и как-то придти к нему, и, значит: и не с пустого места, а с личного своего желания лицезреть вышнее. Не для того ли и ещё дал Господь человеку глаза, чтобы, наконец, увидеть тому образ Божий в иконе? — Поэтому представление о прихождении ко Господу начинается не без участия земного, — да это и невозможно иначе, поскольку вера христианская православная зиждится не на неявном представлении, а на явном воззрении, — и как-бы в подтверждение тому она — богочеловеческая как и Господь Иисус Христос — Богочеловек. Субстанция, а не акциденция. Значит, отсюда понять "прихождение" "приидите поклонимся…" можно на метафизическом уровне (вообще термин: "метафизический" довольно грубая аналогия, но кажется, лучше других подходящая для настоящего случая). "Над физическим"; не физический, но учитывая физическое как новое состояние: иной, просветлённый взгляд.

Приидите, поклонимся и припадем ко Христу

Т.о. метафизически — взгляд на Бога, движимый верой, — от веры исходящий и не материальный, а духовный, — предполагает приближение ко Господу в своём желании духовного соединения с Божеством с Истиной. В этой неразрывной связи есть и утешение, и обретание всё более нового смысла свыше. Впрочем, достоинств можно найти множество, но первейшее из всех — нахождение исключительно светлой цели (которую душа видит, или хочет увидеть) и желания вырваться из земного мрака.
И вот тогда мы смотрим на икону Св. Троицы, обнаруживаем как-бы "общий план", — здесь сравнение не непосредственное, а иносказательное, но только используемое лишь, чтобы облегчить представление о степени приближения к Божеству ради Которого и читается это: — "Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу"; — и обнаруживая на иконе Св. Троицы изображённого в виде Ангела — Иисуса Христа, тем самым приближаясь к Нему сами, — п.к. мы же не можем отстранённо без сердца, и без веры читать эти удивительные строки, — и, соответственно, призываем приблизиться и других кто с нами единомысленен и находится в это время. К Цареви т.е. ко Христу ввиде одной ипостаси Св. Троицы. К Нему приидите и поклонитесь!
Возможно, из трёх в первом "речитативе" под словом "Цареви" мы можем подразумевать и все три лица (ипостаси) Св. Троицы, но уже второе высказывание укрепляет нас в мысли, что и первое высказывание было обращено относительно лишь одного Христа; "Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу". Этот момент более всего усиливает (по крайней мере, должен) наше сердечное расположение, в смысле направленности, устремление и силу молитвенного обращения. То что непременно только Ему здесь необходимо поклониться, что именно Он наш — Цареви. Вообще, кому-то может показаться, что все упоминаемые здесь три обращения одинаковы, и что их количество напрасно увеличено (достаточно одного), но это совершенно не так. Всё гораздо сложнее и интереснее, п.ч. они лишь формально сходны, а в сути своей — означают усиление верования, усиление молитвы, представляют собой лучшее представление о Том основном, относительно Которого и читается. Но это означает тогда, что Он становится лучше виден, ведь без ясного видиния Его невозможно сказать, что поклониться нужно именно Ему. А увидеть невозможно без приближения, (т.к. представить что человек может видеть Божество без приближения к Нему (будучи в греховном состоянии), т.е. взять на себя, как-бы "функции" Всевидящего — не просто самонадеянность, а непонимание православного вероучения). Значит, это не "излишнее повторение одного и того-же", а степень благостного, со страхом Божьим совершаемого приближения к Богу. Так становится понятен и второй шаг ко Христу. Кроме того, не только в этом случае, а и в других: во время церковной службы, вообще при чтении канонов и т.д. есть двух и трёх и более- кратные повторения, казалось-бы, одного и того-же, но это только доказывает степень усиления в особых случаях молитвенного прошения. В данном-же случае три рассматриваемые прошения и с формальной стороны разные.
И, наконец, в третьем обращении, в совершаемом третьем шаге приходящего на поклон верующего становится наиболее ясно заметно в нём то, что, возможно, не столь ясно было видно вначале. Т.о. третий шаг особенно не случаен, и не "непонятное повторение одного и того-же", а насущная необходимость для того кто проникся сутью троекратного обращения и не может обойтись без третьей заключительной и важнейшей (хотя здесь всё важно) его части. Здесь уже верующий подходит, как о том и говорится, настолько близко ко Христу, что сказано о Нём — "Самому". Исключительно к Нему. А это в аспекте веры православной означает такое Его рассмотрение, такую любовь, когда душа ясно видит, что подвигается к самой благости, к любви, припоминая, что Христос сделал для него, что именно запомнившегося исключительно хорошего (а такое если покопаться в своих воспоминаниях в этот момент найти можно, и не стоит бояться: то не рассеянность, а проявление памяти смертной), — и всё это подразумевается под словом: "Самому". Приидите поклонимся самой Любви, милости, милосердию, ясному чистому знанию о Нём…, — да мало ли можно увидеть в этом случае всего истинно хорошего? — и тогда Того что я вижу перед собой в этот момент в Его образе олицетворяет Собой, знаменует явленное. — Вот что означает последний третий шаг призывания к поклону и почитанию Господа Иисуса Христа. Поэтому понятно, что без ясного воззрения духовными, и сердечными очами здесь не возможно обойтись, чтобы не погрешить против Истины.
При этом полезно перевести взгляд со Св. Троицы на икону Самого Иисуса Христа, для тех кто не сделал этого сразу.
Теперь надо оговориться. Здесь я сначала рассматривал изображение Св. Троицы как "общий план", но не умаляя Её сути, а для того лишь чтобы легче понять на наглядном примере как от общего переходить к целому, — в случае когда относительно молитвенного обращения происходит выделение главного в настоящий момент: одного Её лика в образе Христа. Поэтому "общий план" это условность, т.с. апологетический приём. Для тех-же кто читая "Приидите поклонимся…" сразу смотрел на образ одного Христа — тому также понятно, что начальное "Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу" — всего только первый шаг к Нему, где мы обозначаем Его как Бога, что уже доказывается вторым "речитативом", где прямо говориться, что Бог здесь для нас это Цареви — Христос ("…Христу, Цареви нашему Богу") как усиление предыдущего высказывания, и его конкретизация. Явно, что здесь добавление слова: "Христос" не могло быть случайным. Те же кто при этом чтении не видят иконы вообще, а прочитывали, — то и они не могут не согласиться с тем, что здесь отмечается явное движение означающее приближение ко Христу, которое невозможно осуществить без всё более, более, и более ясного видиния Его.
Вот здесь мы на данном наглядном примере и понимаем то чем отличается материальное, вещественное от духовного. "Господи, чтобы мне прозреть!" — тот евангельский нищий;: он был слеп, но слеп лишь материально, — в духе-же своём он ясно видел своего Избавителя, иначе-бы он к Нему не обратился как к именно своему Спасителю. "Вижу Господи, — Ты есть!" — вот зрение умно-сердечное. Чисто духовное.
Точно также и здесь. Верующий стоит на одном месте, и, хоть и кланяется, но рядом с ним обычный человек никого не видит. "Кому он кланяется, здесь-же никого нет?" — может подумать тот не догадываясь о своей духовной слепоте.
Христианин стоит на одном месте, но в духе он далеко отсюда, он на пути к Богу. И движение его тем стремительней, и оправданней (в высшем смысле) чем больше любви он испытывает ко Христу.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *