Содержание

Проповедь в день памяти преподобного Амвросия, старца Оптинского

Блаженный псалмопевец Давид говорит: День дни отрыгает глагол, и нощь нощи возвещает разум (Пс. 18, 3). Какое слово, какой глагол сегодняшний день возвещает нам с вами, собравшимся здесь, в церкви? День, когда мы празднуем обретение мощей преподобного и богоносного отца нашего Амвросия? Не ошибемся, если скажем, что это слово – слово о Воскресении Христовом.

Свидетели, которые некогда посещали римские катакомбы, где были гробы первых мучеников за Христа, говорили о том, что, входя в священные пещеры, они вдруг радовались неизреченной великой радостью.

Проповедь протоиерея Леонида Царевского в день памяти прп. Амвросия Оптинского

Непонятно, откуда происходила она. Она, словно ветер, налетала на них, сбрасывала печали и скорби, горести их, как ветер сметает опавшие осенние листья. И они стояли и только радовались и веселились. И ничего, кроме голоса: «Христос воскресе из мертвых!», не было в их сердце.

И мы сегодня, приходя ко гробу преподобного отца нашего Амвросия, старца Оптинского, радуемся той же неизреченной радостью Воскресения Христова. Воспевая Гроб Спасителя нашего, говорим мы с вами: «Яко живоносец, яко рая краснейший, воистинну и чертога всякаго царскаго показася светлейший, Христе, гроб Твой, источник нашего воскресения!» А в тропаре преподобному Амвросию поется: «Яко к целебному источнику, притекаем к тебе, Амвросие, отче наш!» Воистину гроб отца нашего преподобного Амвросия – источник исцелений. Исцелений от ран душевных, исцелений от скорбей, печалей, горестей, которыми мы наполняем себя в мире. Приходим сюда, и исчезает эта печаль, исчезает величайшая мирская скорбь, и радость о Воскресении Господа нашего Иисуса Христа вселяется в сердца по молитвам преподобного отца нашего.

Вспомните, как Церковь воспевает жен-мироносиц: «Почто миро с милостивными слезами растворяете?» – говорит им Ангел. Мы так же, подобно им, приходим с радостью, с надеждою к мощам, но и с печалью и со скорбями. И здесь, как некогда Господь сказал Своим ученикам по Воскресении: Мир вам! (Ин. 20, 19.) Преподобный Амвросий утешает нас. Потому и мы глаголем ему: «Утешаешь нас, преподобный Амвросий, в скорбях и в болезнях наших».

Уподобился отец наш Амвросий смертью Христу, как уподобились Ему многие мученики, праведные, святители и преподобные отцы и матери наши. И поэтому уподобился он, старец наш, Ему и по Воскресении: ныне предстоя пред Господом нашим в лике величайших святых, прославленных в земле Российской, воспевает он Троицу Единосущную и Нераздельную.

Преподобный Амвросий Оптинский: Веселый больной

Память: 10 / 23 октября (Собор Оптинских старцев), 11 октября / 24 октября, 27 июня / 10 июля (обретение мощей)

В этот день 200 лет назад родился Александр Михайлович Гренков, известный всем православным христианам как преподобный Амвросий Оптинский. В возрасте 35 лет он становится фактически полным инвалидом. При этом прп. Амвросий — прозорливый старец и подвижник — отличался необычайно добродушным, веселым нравом.

В Древней Руси существовало особое представление о красоте — человек, наделенный духовными дарами, почти всегда обладал и красотой телесной. Связь между здоровым телом и сильным духом — идея очень давняя, восходящая еще к Ветхому Завету. В те времена болезнь считалась наказанием за грехи, и правоверный иудей в своих молитвах ежедневно благодарил Бога за то, что он не женщина, не ребенок и не прокаженный. Да и в наши дни часто можно встретить "богословские" рассуждения о том, что болезнь ребенка — непременно наказание за грехи родителей, а вид нездорового человека позволяет некоторым верующим поразмышлять на тему, кто согрешил — сам несчастный или его родители.

Между тем среди христианских святых всегда были люди, которых сегодня бы назвали инвалидами. 200 лет назад в 1812 году родился Александр Михайлович Гренков, известный всем православным христианам как преподобный Амвросий Оптинский.

При чтении жития и воспоминаний о нем сложно сразу понять, что образ старичка, ходящего с палочкой или лежащего в своей келье, на самом деле относится к молодому мужчине, еще не достигшему сорока лет. Именно тогда у святого появились первые признаки болезни, которая сопровождала его до самой смерти.

В декабре 1845 года отец Амвросий отправился из Оптиной Пустыни в Калугу для посвящения в иеромонахи. Было осень холодно, и во время поездки 33-летний мужчина сильно простудился и "почувствовал сильную боль в желудке". После этого у него стали неметь руки, и отец Амвросий не мог долго стоять с потиром, причащая верующих.

Преподобный Амвросий Оптинский. Фотографи

В возрасте 35 лет он становится полным инвалидом, неспособным к совершению богослужений, и остается в монастыре за штатом. Он выжил, но до конца своих дней страдал воспалением (катаром) слизистой оболочки желудка и кишечника, рвотой, кровотечениями и постоянной лихорадкой, сменявшейся ознобом.

При этом преподобный Амвросий был далек от того образа православного святого и неизлечимого больного, как мы представляем его себе, штудируя популярные жития святых.

Традиция доброй шутки и афористичности, к которой прибегал преподобный Амвросий (достаточно вспомнить его присказки "Терпел Моисей, терпел Еслисей, терпел Илия, потерплю и я" или "Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там не одного"), восходит к новозаветной проповеди и Средневековью. Сергей Аверинцев в своих работах неоднократно писал о том, что большая часть человеческой культуры — это культура устная. Книгопечатание было изобретено лишь в XV веке, а до этого большинство людей было неграмотными и воспринимали информацию либо через картинку, либо на слух. Перед проповедником стояла задача построить проповедь или поучение так, чтобы она мгновенно запоминалась даже очень простым человеком. Если мы возьмем Нагорную проповедь — самый известный отрывок из Евангелия, в котором Христос беседует с массой народа (ситуация, в которой часто оказывался и преподобный Амвросий), то даже в русском переводе мы увидим, что проповедь построена с использованием сходных синтаксических конструкций — "Блаженны …, ибо…". Сергей Аверинцев писал, что Новый Завет в оригинале дает более яркое представление об особенностях проповеди Христа, Который часто использовал игру слов, созвучие окончаний и четкий ритм проповеди, что позволяло слушателям достаточно легко запоминать то, что сказал им Господь.

На подобной игре звучащего слова построена вся культура поздней Античности и Средневековья — поучения святых отцов, например, Иоанна Златоуста даже в переводе доносят до нас темперамент и ритм поучений святого. Его огласительное слово на Пасху, которое до сих пор читается в православных храмах, — это чудесный пример ритмизированной прозы.

Параллельные синтаксические конструкции и почти стихотворный ритм можно встретить и в текстах преподобного Амвросия. 5 декабря 1871 года старец отвечает на письмо одного инока, жалующегося на слабое здоровье. Несмотря на серьезную тему письма, святой в начале почти стихами пересказывает послания своего корреспондента: "В письме от 21 ноября ты пишешь, что у тебя из погреба украли кадку с яблоками.

Из этого видно, что N. Воры — лакомые воры, да и не слабы и не хворы, лазят не только через заборы, но как мыши пробираются и сквозь крыши".

Преподобный Амвросий настолько привык обращаться к людям с краткими получениями, что даже в письме сохраняются сказовые особенности. Нетрудно догадаться, что святой прибегает к такой манере письма для того, чтобы подбодрить собеседника.

Тонкий юмор поучений знаменитого насельника Оптиной пустыни также дает положительный ответ на знаменитый вопрос Средневековья, которому Умберто Эко посвятил целый роман: может ли христианин шутить и смеяться. Многие православные христиане до сих пор вслед за слепым библиотекарем Хорхе из "Имени Розы" считают, что Христос много плакал, но никогда не смеялся. В сознании многих сложился образправославного святого или монаха, как человека, который только и делает, что рыдает о своих грехах и никогда не улыбается.

Проповедь архиепископа Феогноста в день памяти преподобного Амвросия Оптинского

Между тем, знаменитый проповедник ХХ века — митрополит Сурожский Антоний, отличавшийся чрезвычайной сосредоточенностью во время богослужений и запрещавший произносить хоть слово в алтаре во время литургии, говорил о том, что популярный православный образ подвижника является скорее пародией на святого. В качестве примера он рассказывал чудесную историю из одного патерика.

В эпоху гонений на христиан в монастыре у старца был послушник, "послушный, внимательный, но еще не до конца прошколенный". Услышав о гонениях, он пришел к старцу и попросил благословения на мученический подвиг. Подвижник же понимая, что его ученик не готов к этому, отправил его на три дня молиться в хижине: "Юноша пошел в хижину, огляделся и подумал: какой же тут подвиг? Тут удобно, пол застлан шкурами, мне будет тут слишком уютно. Но кроме как на шкурах, сидеть было не на чем. Он сел, и через две минуты почувствовал укус, потому что шкуры кишели и блохами, и клопами, и прочими кусачими тварями, которые, вероятно, изголодались, а тут им достался живой монах!. Он поймал одну блоху.. но тем временем его уже кусали еще… Через короткое время он выбежал из хижины, пошел к своему духовному наставнику и говорит: "Отче, я не могу сосредоточиться, не могу молиться. Меня заели блохи!" И старец сказал ему: "А ты думаешь, львы и тигры меньше кусаются?". Очевидно, что такой способ воспитания куда более эффективен, чем пространные рассуждения о том, что юноша не готов к мученическому подвигу. Наука легче усваивается на собственной шкуре.

Точно также поступал и преподобный Амвросий. Все его поучения — это краткие изречения или небольшие письма, в которых он старается обличать грешника и утешать людей скорее своими действиями, чем пространными высказываниями. Одним из современников старца был пожилой послушник с большой лысиной. Этот мужчина очень страдал от того, что иеросхимонах был болен, поскольку хотел взять у него благословение. Подойдя к кровати, на которой лежал изможденный от болезни человек, послушник опустился на колени, принял благословение и вдруг услышал: "Эх ты, лысый игумен". Способность отца Амвросия шутить, даже находясь при смерти, поддерживала иноков и мирян, спешивших к нему за утешением.

С помощью доброго юмора иногда старец находил ключи к сердцу даже неверующих людей. Один из последователей Льва Толстого находился в сильном смятении. Узнав о старце, он приехал в Оптину с ним познакомиться. Мужчину пригласили в келию, и он увидел старичка, лежащего на кровати. Когда на вопрос преподобного Амвросия, неверующий ответил, что приехал его "посмотреть", святой улыбнулся, встал на койке и сказал: "Смотрите". Такая кротость и ясный взгляд подвижника покорили сердце неверующего.

Добродушие преподобного Амвросия не было следствием его слабохарактерности. Напротив, иногда старец был очень строг, о чем свидетельствуют, например, две его встречи со Львом Толстым. После второй беседы святой был очень изможден и на все вопросы отвечал лишь одной фразой: "Горд очень". Так что шутки преподобного никак не свидетельствовали о том, что один из самых великих православных подвижников XIX в. был человеком неглубоким.

Андрей Зайцев

Нескучный сад — 05.12.2012.

***

Молитва преподобному Амвросию Оптинскому:

  • Молитва преподобному Амвросию Оптинскому. Богомудрый наставник, утешитель и молитвенник, преподобный Амвросий сделался воистину венцом и украшением Оптинского старчества. Старец прославился прозорливостью, даром исцелять телесные недуги и врачевать душевные раны. Ему молятся о помощи в различных житейских нуждах, об исцелении в болезнях, о твердом стоянии русского народа в вере отеческой, о добром нраве и христианском воспитании детей

Акафист преподобному Амвросию Оптинскому:

Канон преподобному Амвросию Оптинскому:

Житийная и научно-историческая литература о преподобном Амвросие Оптинском:

Проповедь иером. Гавриила (Баглая) в день памяти

преподобного Амвросия, старца Оптинского.

Во Имя Отца и Сына и Святого Духа!

         Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых (1Кор. 9: 22) – эти слова апостола Павла, сказанные им к Коринфянам, как нельзя точно отражают жизнь в Боге почившего старца Оптинского Амвросия, чью память мы почитаем сегодня, собравшись в этом храме для молитвы. Многие из вас читали его житие, и мало кто, из любящих историю нашего Отечества, не слышал имени этого удивительного человека, к которому стекался люд со всей матушки России.

         И стар, и млад; и ученый и неграмотный; и простец, и мудрец; люди всякого сословия, всякого рода занятий стремились в Оптину пустынь: кто за советом, а кто и просто из любопытства – взглянуть на живого старца.

         Мелочей для батюшки Амвросия не существовало. Однажды остановила старца женщина, которая была нанята помещицей ходить за индюшками, но индюшки у нее почему-то умирали и хозяйка хотела ее рассчитать. «Батюшка, – обратилась она к нему со слезами, – сил моих нет; сама над ними не доедаю, пуще глаз берегу, а колеют. Согнать меня барыня хочет. Пожалей меня, родимый». Присутствующие смеялись над ней, а старец с участием спросил ее, как она их кормит, и дал ей совет, как их содержать иначе, благословил ее и отпустил. Тем же, которые смеялись над ней, он заметил, что в этих индюшках вся ее жизнь. После сделалось известным, что индюшки у бабы уже не умирали.

         Для старца не существовало тайн: он видел всё. Незнакомый человек мог прийти к нему и молчать, а он знал его жизнь и его обстоятельства, и зачем он сюда пришел. Преподобный Амвросий расспрашивал своих посетителей, но внимательному человеку по тому, как и какие вопросы он ставит, было ясно, что ему всё известно. Но иногда, это знание обнаруживалось, что всегда приводило старца в смущение. Однажды к нему подошел молодой человек из мещан с рукой на перевязи и стал жаловаться, что никак не может ее вылечить. У старца был еще один монах и несколько мирян. Не успел тот договорить: «…болит, шибко болит…», – как старец его перебил: «И будет болеть, зачем мать обидел?». Но сразу смутился и продолжал: «Ты ведешь-то себя хорошо ли? Хороший ли ты сын?»

     От него не было сокрыто ни прошлое, ни настоящее, ни будущее. Одна его духовная дочь, говаривала о старце: "Как радостно забьется сердце, когда, идя по темному лесу, увидишь в конце дорожки скитскую колокольню, а с правой стороны убогую келейку смиренного подвижника! Как легко на душе, когда сидишь в этой тесной и душной хибарке, и как светло кажется при ее таинственном полусвете. Сколько людей перебывало здесь! И приходили сюда, обливаясь слезами скорби, а выходили со слезами радости; отчаянные утешенными и ободренными; неверующие и сомневающиеся верными чадами Церкви. Здесь жил батюшка – источник стольких благодеяний и утешений. Ни звание человека, ни состояние не имели никакого значения в его глазах. Ему нужна была только душа человека, которая настолько была дорога для него, что он, забывая себя, всеми силами старался спасти ее, поставить на истинный путь".

         С утра и до вечера удрученный недугом старец принимал посетителей, подавая каждому по потребности. Трудно представить себе, как он мог, будучи пригвожденный к столь страдальческому кресту, в полном изнеможении сил, принимать ежедневно толпы людей и отвечать на десятки писем. На нем поистине сбывались слова апостольские: «Сила Божия в немощи совершается» (2Кор.12: 2). Не будь он избранным сосудом Божиим, через который Сам Бог вещал и действовал, такой подвиг, такой гигантский труд, не мог быть осуществим никакими человеческими силами. Животворящая Божественная благодать здесь ясно присутствовала и содействовала. Таким просветленным, пронизанным насквозь Божией благодатью и был в действительности великий старец Амвросий.

         Батюшка поучал народ народными же пословицами и поговорками с присущим ему юмором. Самую глубокую мудрость вкладывал он в меткие и остроумные слова, для более легкого усвоения и запоминания. Например:

         «Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного».

         «Не хвались горох, что ты лучше бобов: размокнешь, сам лопнешь».

Проповедь в день памяти преподобного Амвросия, старца Оптинского

         «Отчего человек бывает плох? – оттого, что забывает, что над ним Бог».

         Одной особе, стыдившейся признаться в грехе, он сказал: «Сидор да Карп в Коломне проживают, а грех да беда с кем не бывают?». Она залилась слезами, бросилась старцу в ноги и призналась в своем грехе.

         «Праведных ведет в Царство Божие апостол Петр, а грешных – Сама Царица Небесная».

         В день всех святых старец сказал: «Все они были, как и мы, грешные люди, но покаялись и, принявшись за дело спасения, не оглядывались назад, как жена Лотова». На замечание, что мы все смотрим назад, батюшка пояснил: «За то и подгоняют нас розгами и бичом, т.е. скорбями да неприятностями, чтобы не оглядывались».

         Такими и многими другими словами поучал и спасал приходящий к нему народ всероссийский старец Амвросий. Его же молитвами ниспошли нам, Христе, велию Свою милость. Аминь.

Преподобный Амвросий Оптинский

Дни памяти:27 июня, 10 октября, 11 октября (Оптин.)


Преподобный Амвросий (Гренков), старец Оптиной пустыни

Александр Гренков, будущий отец Амвросий, родился 21 или 23 ноября 1812 года, в духовной семье села Большие Липовицы Тамбовской Епархии. Окончив Духовное Училище, он затем прошел успешно курс в Духовной Семинарии. Однако не пошел ни в Духовную Академию, ни в священники. Некоторое время он был домашним учителем в одной помещичьей семье, а затем преподавателем Липецкого Духовного Училища. Обладая живым и веселым характером, добротою и остроумием, Александр Михайлович был очень любим своими товарищами и сослуживцами. В последнем классе Семинарии ему пришлось перенести опасную болезнь, и он дал обет постричься в монахи, если выздоровеет.

По выздоровлении он не забыл своего обета, но несколько лет откладывал его исполнение, «жался», по его выражению. Однако, совесть не давала ему покоя. И чем больше проходило времени, тем мучительнее становились укоры совести. Периоды беззаботного веселья и беспечности сменялись периодами острой тоски и грусти, усиленной молитвы и слез. Однажды, будучи уже в Липецке, гуляя в соседнем лесу, он, стоя на берегу ручья, явственно расслышал в его журчанье слова: «Хвалите Бога, любите Бога…»

Дома, уединяясь от любопытных взоров, он пламенно молился Божией Матери просветить его ум и направить его волю. Вообще, он не обладал настойчивою волею и уже в старости говорил своим духовным детям: «Вы должны слушаться меня с первого слова. Я — человек уступчивый. Если будете спорить со мною, я могу уступить вам, но это не будет вам на пользу». Изнемогая от своей нерешимости, Александр Михайлович отправился за советом к проживавшему в той местности известному подвижнику Илариону. «Иди в Оптину, — сказал ему старец, — и будешь опытен». Гренков послушался. Осенью 1839 года он прибыл в Оптину Пустынь, где был ласково принят старцем Львом.

Вскоре он принял постриг и был наречен Амвросием, в память святителя Медиоланского, затем был рукоположен в иеродьякона и, позднее, во иеромонаха. Когда отец Макарий начал свое дело издательства, о. Амвросий, окончивший семинарию и знакомый с древними и новыми языками (он знал пять языков), был одним из его ближайших помощников. Скоро после своего рукоположения он заболел. Болезнь была настолько тяжела и продолжительна, что навсегда подорвала здоровье отца Амвросия и почти приковала его к постели. Вследствие своего болезненного состояния он до самой своей кончины не мог совершать литургии и участвовать в длинных монастырских богослужениях.

Постигшая о. Амвросия тяжелая болезнь имела для него несомненно провиденциальное значение. Она умерила его живой характер, предохранила его, быть может, от развития в нем самомнения и заставила его глубже войти в себя, лучше понять и самого себя, и человеческую природу. Не даром же впоследствии о. Амвросий говорил: «Монаху полезно болеть.

День памяти преподобного Амвросия Оптинского (подборка материалов)

И в болезни не надо лечиться, а только подлечиваться!» Помогая старцу Макарию в издательской деятельности, о. Амвросий и после его кончины продолжал заниматься этою деятельностью. Под его руководством были изданы: «Лествица» преп. Иоанна Лествичника, письма и жизнеописание о. Макария и другие книги. Но не издательская деятельность была средоточием старческих трудов о. Амвросия. Его душа искала живого, личного общения с людьми, и он скоро стал приобретать славу опытного наставника и руководителя в делах не только духовной, но и практической жизни. Он обладал необыкновенно живым, острым, наблюдательным и проницательным умом, просветленным и углубленным постоянною сосредоточенною молитвою, вниманием к себе и знанием подвижнической литературы. По благодати Божией его проницательность переходила в прозорливость. Он глубоко проникал в душу своего собеседника и читал в ней, как в раскрытой книге, не нуждаясь в его признаниях. Лицо его, крестьянина-великоросса, с выдающимися скулами и с седой бородой, светилось умными и живыми глазами. Со всеми качествами своей богато одаренной души, о. Амвросий, несмотря на свою постоянную болезнь и хилость, соединял неиссякаемую жизнерадостность, и умел давать свои наставления в такой простой и шутливой форме, что они легко и навсегда запоминались каждым слушающим. Когда это было необходимо, он умел быть взыскательным, строгим и требовательным, применяя «наставление» палкой или же накладывая на наказуемого епитимью. Старец не делал никакого различия между людьми. Каждый имел к нему доступ и мог говорить с ним: петербургский сенатор и старая крестьянка, профессор университета и столичная модница, Соловьев и Достоевский, Леонтьев и Толстой.

С какими только просьбами, жалобами, с какими только своими горестями и нуждами не приходили к старцу люди! Приходит к нему молодой священник, год тому назад назначенный, по собственному желанию, на самый последний приход в епархии. Не выдержал он скудости своего приходского существования и пришел к старцу просить благословения на перемену места. Увидев его издали, старец закричал: «Иди назад, отец! Он один, а вас двое!» Священник, недоумевая, спросил старца, что значат его слова. Старец ответил: «Да ведь дьявол, который тебя искушает, один, а у тебя помощник — Бог! Иди назад и не бойся ничего; грешно уходить с прихода! Служи каждый день литургию и все будет хорошо!» Обрадованный священник воспрянул духом и, вернувшись на свой приход, терпеливо повел там свою пастырскую работу и через много лет прославился, как второй старец Амвросий.

Толстой, после беседы с о. Амвросием, радостно сказал: «Этот о. Амвросий совсем святой человек. Поговорил с ним, и как-то легко и отрадно стало у меня на душе. Вот когда с таким человеком говоришь, то чувствуешь близость Бога».

Другой писатель, Евгений Погожев (Поселянин) говорил: «Меня поразила его святость и та непостижимая бездна любви, которые были в нем. И я, смотря на него, стал понимать, что значение старцев — благословлять и одобрять жизнь и посылаемые Богом радости, учить людей жить счастливо и помогать им нести выпадающие на их долю тягости, в чем бы они ни состояли». В. Розанов писал: «Благодеяние от него льется духовное, да, наконец, и физическое. Все поднимаются духом, только взирая на него… Самые принципиальные люди посещали его (о. Амвросия), и никто не сказал ничего отрицательного. Золото прошло через огонь скептицизма и не потускнело».

В старце в очень сильной степени была одна русская черта: он любил что-нибудь устроить, что-нибудь создать. Он часто научал других предпринять какое-нибудь дело, и когда к нему приходили сами за благословением на подобную вещь частные люди, он с горячностью принимался обсуждать и давал не только благословение, но и добрый совет. Остается совершенно непостижимым, откуда брал отец Амвросий те глубочайшие сведения по всем отраслям человеческого труда, которые в нем были.

Внешняя жизнь старца в Оптинском скиту протекала следующим образом. День его начинался часа в четыре — пять утра. В это время он звал к себе келейников, и читалось утреннее правило. Оно продолжалось более двух часов, после чего келейники уходили, а старец, оставшись один, предавался молитве и готовился к своему великому дневному служению. С девяти часов начинался прием: сперва монашествующих, затем мирян. Прием длился до обеда. Часа в два ему приносили скудную еду, после которой он час-полтора оставался один. Затем читалась вечерня, и до ночи возобновлялся прием. Часов в 11 совершалось длинное вечернее правило, и не раньше полуночи старец оставался, наконец, один. Отец Амвросий не любил молиться на виду. Келейник, читавший правило, должен был стоять в другой комнате. Однажды, один монах нарушил запрещение и вошел в келью старца: он увидел его сидящим на постели с глазами, устремленными в небо, и лицом, осиянным радостью.

Так в течение более тридцати лет, изо дня в день старец Амвросий совершал свой подвиг. В последние десять лет своей жизни он взял на себя еще одну заботу: основание и устройство женской обители в Шамордине, в 12 верстах от Оптины, где кроме 1000 монахинь имелись еще приют и школа для девочек, богадельня для старух и больница. Эта новая деятельность была для старца не только лишней материальной заботой, но и крестом, возложенным на него Провидением и закончившим его подвижническую жизнь.

1891 год был последним в земной жизни старца. Все лето этого года он провел в Шамординской обители, как бы спеша закончить и устроить там все незаконченное. Шли спешные работы, новая настоятельница нуждалась в руководстве и указаниях. Старец, повинуясь распоряжениям консистории, неоднократно назначал дни своего отъезда, но ухудшение здоровья, наступавшая слабость — следствие его хронической болезни — заставляли его откладывать свой отъезд. Так протянулось дело до осени. Вдруг пришло известие, что сам преосвященный, недовольный медлительностью старца, собирается приехать в Шамордино и увезти его. Тем временем старец Амвросий слабел с каждым днем. И вот — едва преосвященный успел проехать половину пути до Шамордина и остановился ночевать в Перемышльском монастыре, как ему подали телеграмму, извещающую его о кончине старца. Преосвященный изменился в лице и смущенно сказал: «Что же это значит?» Был вечер 10 (22) октября. Преосвященному советовали на другой день вернуться в Калугу, но он ответил: «Нет, вероятно такова уж воля Божия! Простых иеромонахов архиереи не отпевают, но это особенный иеромонах — я хочу сам совершить отпевание старца».

Было решено перевезти его в Оптину Пустынь, где провел он свою жизнь и где покоились его духовные руководители — старцы Лев и Макарий. На мраморном надгробии выгравированы слова апостола Павла: «Бых немощным, яко немощен, да немощныя приобрящу. Всем бых вся, да всяко некия спасу» (1 Кор. 9, 22). Слова эти точно выражают смысл жизненного подвига старца.

Епископ Елисей. Проповедь. День памяти преподобного Амвросия Старца Оптинского.

Преподобный Амвросий был одним из самых известных в сонме чудотворцев Оптинских. Мудрый наставник, утешитель и молитвенник ознаменовал великий венец Оптинского старчества. К его убогой келии стекалось множество православного люда за богомудрым советом, наставлением, утешением, исцелением телесных и душевных недугов.

В чем помогает икона

В наследство христианам оставлена икона преподобному Амвросию Оптинскому и духовное наследие в виде наставлений для монашествующих и мирян.

В них содержатся важные строки, укрепляющие веру в Творца Неба и Земли, возвращающие веру во спасение и жизнь вечную.

Амвросию Оптинскому молятся:

  • об исцелении в болезнях;
  • в различных житейских и бытовых нуждах;
  • о добром нраве и христианском воспитании отроков и отроковиц;
  • об укреплении в вере православной русского народа.

Мощи русского святителя покоятся в Введенском соборе Оптиной Пустыни.

С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ! И ПРОПОВЕДЬ В ДЕНЬ ПАМЯТИ АМВРОСИЯ ОПТИНСКОГО

Для поклонения и прославления святого, с просьбами, нуждами и для ощущения благодати, к святой раке съезжается множество народа со всего мира.

История служения

Будущий Святитель появился на Свет Божий в семействе православного священника, поэтому с детства отец с матерью воспитывали мальчика в соответствии с церковными канонами и правилами.

Родители с малых лет привили сыну любовь к Богу, а позже он получил достойное образование, благодаря чему смог получить работу учителя в семье одного из богатых помещиков. Но внезапно обострившийся тяжелый недуг изменил его жизнь и заставил переосмыслить ее.

Будущий священнослужитель принял решение стать иноком.

Служение началось в Оптиной Пустыни. Амвросию из-за прогрессирующей болезни очень тяжело давалось совершение церковных Таинств и служение Литургии, но он никогда не показывал болезненную слабость своему окружению.

Болезнь не сломила его дух, клирик оставался позитивным и преданным Богу, принимал активное участие в создании книг, помогал семинаристам, строил больницы, обустраивал приюты и школы, светился от счастья быть нужным людям.

У него было очень много друзей, как простых мирян, так и писателей, выдающихся деятелей его эпохи.

В последний год жизни, когда силы стали покидать больное тело, святой молился в уединении и старался поскорей закончить дела по обустройству Шамординского монастыря.

Вскоре в Шамордино его святая душа отошла ко Господу. Но старец завещал упокоить тело в родной Оптиной пустыни, что и было исполнено.

Администратор

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *