Как следует из предыдущих лекций, христианство никогда не представляло собой единого течения. С самого начала формирования, в нем существовали различные направления и ответвления. Наиболее крупной, самой массовой разновидностью христианства является католицизм. Согласно данным ООН приверженцами католицизма в 90-х годах XX века было около 900 млн. человек, что составляет более 18 % всех жителей нашей планеты. Католицизм преимущественно распространен в Западной, юго-восточной и Центральной Европе (Испания, Италия, Португалия, Франция, Бельгия, Австрия, Германия, Польша, Литва, Чехия, Словакия, Венгрия, часть Украины и Белоруссии). Он охватывает своим влиянием около 90 % населения Латинской Америки, около трети населения Африки. Довольно сильны позиции католицизма в США

Католицизм разделяет с православием основные положения вероучения и культа. В основе вероучения католицизма лежит общехристианский символ веры, «Кредо», включающий в себя 12 догматов и семь таинств, о которых речь шла в лекции о православии. Однако этот символ веры в католицизме имеет свои отличия.

Каково же историческое происхождение особенностей католического вероучения и культа и в чем конкретно оно заключается?

Как мы уже отмечали в предыдущей теме, православие принимает решения только первых семи Вселенских соборов. Католицизм же продолжал развивать свою догматику на последующих соборах. Поэтому основу вероучения католицизма составляет не только Священное Писание, но и Священное Предание, которое образуют постановления 21 собора, а также официальные документы главы католической церкви — Римского папы. Уже в 589 г. на Толедском соборе католическая церковь вносит дополнение к символу веры в виде догмата о филиокве (буквально, и от сына). В этом догмате дается своя оригинальная трактовка взаимоотношения лиц Божественной троицы. Согласно Никео-Царьградскому символу веры, Святой Дух исходит от Бога-Отца. Католический догмат о филиокве утверждает, что Святой Дух исходит и от Бога-сына.

Православное учение считает, что в загробной жизни души людей в зависимости от того, как прожил человек земную жизнь, попадают в рай или ад. Католическая церковь сформулировала догмат о чистилище — промежуточном между адом и раем месте. Согласно католическому вероучению, в чистилище пребывают души грешников, не получившие прощения в земной жизни, но не отягощенные смертными грехами. Они горят там в очищающем огне. Католические теологи этот огонь понимают по-разному. Одни трактует его как символ, и видят в нем муки совести и раскаяния, другие признают реальность этого огня. Догмат о чистилище был принят Флорентийским собором в 1439 г. и подтвержден Тридентским собором в 1562 г.

С точки зрения католицизма, судьба души в чистилище может быть облегчена и срок пребывания ее там сокращен «добрыми делами». Эти «добрые дела» в память умершего могут совершать оставшиеся на Земле родные и близкие. Под «добрыми делами» в данном случае понимаются молитвы, богослужения в память об умершем человеке, а также пожертвования в пользу церкви. С этим догматом тесно связано учение о запасе добрых дел. Согласно этому учению, провозглашенному папой Климентом I (1349) и подтвержденному Тридентским и I Ватиканским соборами (1870), церковь располагает запасом «сверхдолжных дел». Этот запас накопился у церкви за счет деятельности Иисуса Христа, Богоматери и святых Римской католической церкви. Церковь как мистическое Тело Иисуса Христа, его наместник на Земле распоряжается этим запасом по своему усмотрению и распределяет их среди тех, кто в них нуждается.

На основе этого учения в Средние века, вплоть до XIX века, широкое распространение в католицизме получила практика продажи индульгенций. Индульгенция (в переводе с лат. милость) — это папская грамота, свидетельствующая об отпущении грехов. Индульгенцию можно было купить за деньги. С этой целью руководство церкви разработало таблицы, в которых каждая форма греха имела свой денежный эквивалент. Совершив грех, состоятельный человек приобретал индульгенцию и тем самым получал отпущение грехов. Все грехи, за исключением так называемых «смертных грехов», можно было легко искупить за деньги. Правом распределения «сверхдолжных» дел, распределения благодати, отпущения грехов пользуются все священники. И это обусловливает их привилегированное положение среди верующих.

Для католицизма характерно возвышенное почитание Богородицы — Матери Иисуса Христа — Девы Марии. Чтобы отметить ее особую и исключительную роль среди людей в 1854 году папа Пий I провозгласил догмат о непорочном зачатии Девы Марии. «Все верующие, писал Папа, должны глубоко и постоянно верить и исповедовать, что Пресвятая Дева с первой минуты ее зачатия была ограждена от первородного греха благодаря особой милости всемогущего Бога, проявленной ради заслуги Иисуса — Спасителя рода человеческого» В продолжении этой традиции в 1950 году папа Пий XII утвердил догмат о телесном вознесении Богоматери, в соответствии с которым Пресвятая Богородица Приснодева после окончания ее земного пути была взята на небо «с душой и телом для Славы Небесной». В соответствии с этим догматом в католицизме в 1954 г. был установлен специальный праздник, посвященный «королеве небес».

Одной из специфических особенностей католицизма является учение о главенстве папы Римского над всеми христианами. Это учение связано с претензией католицизма быть единственным, истинным и полным воплощением христианства. Термин «католический» — производное от греческого katholikos — всеобщий, вселенский. Глава католической церкви Папа Римский — провозглашается наместником Христа на земле, преемником апостола Петра, который по христианскому преданию был первым римским епископом. В развитие этих претензий на I Ватиканском соборе (1870 г.) был принят догмат о непогрешимости Папы Римского. Согласно этому догмату, Папа Римский выступая официально (ex kathedra) по вопросам веры и морали, непогрешим. Иначе говоря, во всех официальных документах, публичных выступлениях устами Папы говорит сам Бог.

Важное отличие католицизма от православия состоит в социальном положении священников. Е( православии духовенство делится на две категории: черное и белое. Черное духовенство — это монахи. Белое — священнослужители, которые не принимали обета безбрачия. Высшими должностными лицами в православии, начиная с епископов, могут быть только монахи. Приходские священники, как правило, относятся к белому духовенству. В католицизме же, начиная с XI века, действует целибат — обязательное безбрачие духовенства. В католической церкви все священники принадлежат одному из монашеских орденов. В настоящее время наиболее крупными являются монашеские ордена иезуитов, францисканцев, салезианцев, доминиканцев, капуцинов, христианских братьев, бенедиктинцев. Члены каждого ордена носят специальную одежду, которая позволяет их отличать их друг от друга.

Своеобразие католицизма проявляется не только в вероучении, но и культовой деятельности, в том числе и в совершении семи таинств. Так, например, таинство крещения производится путем обливания водой или погружения в воду. Таинство миропомазания в католицизме называется конфирмацией. Если у православных это таинство совершается вскоре после рождения, то в католицизме конфирмация совершается над детьми и подростками в возрасте 7— 12 лет. Таинство причащения (евхаристии у православных) совершается на квасном тесте. Православная просфора представляет собой маленькую булочку. В католицизме же просфора печется из пресного теста в виде маленького блинчика.

Различается и процесс богослужения. В православном храме богослужение совершается стоя или верующие могут стоять на коленях. В католическом храме верующие сидят во время богослужения и стают только при пении определенных молитв. В православном храме в процессе богослужения в виде музыкального оформления звучит только человеческий голос: поет священник, дьякон, хор и верующие. В католическом храме присутствует инструментальное сопровождение: звучит орган или фисгармония. Отсюда можно сделать вывод, что католическая месса носит более пышный, праздничный характер, в которой используются все виды искусства для воздействия на сознание и чувства верующих.

Канонических правил, строго различающих внешний вид и убранство храмов, в православии и католицизме не существует. Однако в православном храме преобладают живописные произведения — иконы. Святое место — алтарь отгорожено от основного зала специальным сооружением — иконостасом. В католическом храме алтарь открыт для всех взоров и совершающееся там таинство причащения священников видят все люди. Преобладающим же культовым элементом в католическом храме являются скульптурные изображения Иисуса Христа, Богородицы, святых. Однако во всех католических храмах на стенах развешаны четырнадцать икон, изображающих различные этапы «Крестного пути Господня».

В приходах, где есть община, наши священники просят всех, молодежь и взрослых, помочь и заехать за стариками домой. Часто они оказываются соседями! Нужно просто встать на полчаса раньше, ничего такого трагического или исключительного. Это все могут делать!

Публикуем (в сокращении) доклад представителя католической Общины святого Эгидия в России Алессандро Салаконе, прозвучавший на одной из секций Рождественских чтений-2014.

Фото www.pstgu.ru

В истории человечества нет другого института, кроме Церкви, где было бы столько людей, способных работать, жертвовать и бескорыстно тратить свое время и силы ради ближнего, делая – среди войн, голода, насилия и эпидемий – наши общества немного лучше. И если это верно на глобальном уровне, то тем более – в большинстве европейских стран, и особенно в Италии, где Церковь всегда играла важнейшую роль в культурной, политической и социальной жизни страны.

Милосердие было новой категорией, которую христианство принесло в Римскую империю и в мир. В различные эпохи истории Церкви оно было ориентиром, поворотным пунктом, новым взглядом в будущее. У меня нет намерения читать здесь лекцию по истории Церкви. Но, чтобы понять роль католических священников и Церкви вообще в воспитании культуры милосердия сегодня, нужно учитывать эту традицию, которая росла в веках. И, может быть, нужно вернуться к евангельским, духовным и культурным корням христианского милосердия, чтобы сформулировать сегодня подлинную культуру милосердия, которая несла бы новые идеи и предложения и умела бы отвечать на вызовы, которые ставит перед нами современный мир.

Великие Отцы Церкви, такие как, например, Григорий Двоеслов или Иоанн Златоуст, разработали целое учение о милосердии, которое начиная с середины двадцатого века католическая Церковь переосмыслила с большим вниманием именно к этому аспекту. Не думаю, что нужно создавать что-то новое на теоретическом и богословском уровне, однако нужно сформулировать новые практики и схемы милосердия, опираясь на эти основания. Всякий раз, когда мы возвращаемся к источнику, чтобы обрести изначальную свежесть евангельского милосердия, расцветают новые пути, творческие методы, другие формы выражения и красноречивые слова.

Это и стремились сделать во время Второго Ватиканского Собора, самого большого католического собрания в истории, где все епископы всех континентов в течение трех лет, с 1962 по 1965 год, вместе размышляли о Церкви в современном мире, чтобы определить путь возвращения Церкви материнского лика перед лицом мира, народов и истории. Нельзя свести Собор к одной только теме милосердия, но я хотел бы остановиться на этом аспекте, потому что размышление, начатое в период, стало действительно отправной точкой для новой работы Церкви в области социального служения, и потому что из него родились новые пути и формы христианского милосердия, в том числе и Община святого Эгидия, которую я представляю.

«Церковь представляется такой, какова она есть, и какой хочет быть – как Церковь всех, и особенно бедных». Эти слова сказал папа Иоанн XXIII в 1962 году, в начале Собора. Это были сильные слова, не просто сказанные по случаю. Это призыв и программная установка для епископов, священников и мирян: бедных надо поставить в , а не на второстепенное место в жизни епархии, прихода, христианской общины. Иными словами, христианское милосердие – не второстепенный аспект в христианском воспитании человека, мирянина или священника или монаха. Более того, это культура, которой, как и всем предметам, нужно учиться и упражняться в ней день за днем.

Культура милосердия – слабое, но мощное оружие для борьбы с тем, что нынешний папа Франциск назвал «культурой отбросов» и «глобализацией равнодушия». Это два распространенных явления в наших обществах: «отбрасывают» тех, кто кажется ненужным, и остаются безразличными к страданию, близкому и далекому.

В Общине святого Эгидия мы стараемся поставить бедных в нашей работы и литургической жизни. Прежде чем продолжить тему моего выступления, я хотел бы сказать нескольких слов об Общине святого Эгидия, которую, думаю, знают не все присутствующие.

Община святого Эгидия родилась в Риме в 1968 году из группы молодых людей и сегодня живет в семидесяти странах мира. Ее члены – обычные люди, которые на добровольной основе посвящают свое свободное время делам милосердия и участию в богослужении. Нас около семидесяти тисячи. В своей христианской жизни, основанной на Евангелии и молитве, Община с самого начала поставила в центр особое внимание к бедным, следуя тому указанию, которое сам Господь Иисус дал своим ученикам: «Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне» (Мф 25, 35-36).

Эта работа для «меньших братьев» Господа основана на Евангелии, и не является только социальной или благотворительной деятельностью. Она рождается из глубокого убеждения, что у верующих есть ответственность – снова поставить бедных и страдания мира в центр всеобщего внимания. Мы верим, что близость к бедным нельзя сводить к второстепенному аспекту жизни верующего или к частному делу более щедрых людей. Евангельская заповедь любви к ближнему, столь ясно выраженная в притче о Добром Самарянине, обращена к каждому верующему, а не только к «специалистам в области милосердия».

Из прямых и личных отношений с бедными Община святого Эгидия открыла страдание целых миров бедных и приняла их боль как свою. Так родились многие служения Общины: старикам и детям, больным СПИДом и инвалидам, цыганам и иммигрантам, а также работа по содействию установлению мира в странах, страдающих от войн, потому что действительно война – мать всех видов бедности. И это только некоторые области деятельности Общины.

И священники из Общины разделяют стремление поставить бедных в центр и лично живут вниманием к бедным. Например, у каждого священника есть конкретное и постоянное служение милосердия, как и у всех мирян-членов Общины.

В Общине есть дома семейного типа для стариков и инвалидов. Священники, как и все другие добровольцы, готовят еду, помогают переодеваться и помыться больным, дежурят по ночам и, конечно же, заботятся о духовном состоянии этих людей.

Свидетельство священника, который делает «то же, что и все», очень убедительно, как для нуждающихся, так и для других добровольцев. Кроме того, думаю, что это дает возможность священнику не отдалиться от бедных и позволяет оставаться человечным, сохранить пространство милосердия в своем графике, который, как мы знаем, всегда полон! И у наших семинаристов предусмотрено еженедельное служение милосердия. Каждый с верностью и постоянством совершает это служение бедным в течение всего времени своего образования, а не только краткий период в последний год.

Священники и будущие священники, приученные к служению милосердия, сумеют сообщить эту культуру другим. И это не автоматически, особенно в современном обществе, где люди не удовлетворяются общими указаниями и добрыми намерениями. Я вижу в Италии священников, у которых нет прямого опыта служения милосердия, а потому они не умеют сообщить другим красоту этого христианского опыта.

С Общиной святого Эгидия мы осознали, что культура милосердия передается в первую очередь свидетельством красоты, которая есть в том, чтобы отдавать себя другим, свидетельством радости, которую получают и передают, а не только самопожертвованием.

Кроме того, нужно показать, что бедные, нуждающиеся, те, кто ждет нашего милосердия – такие же люди, как мы, а не какие-то особые категории людей. Огромная работа, которую проводят наши священники с помощью мирян, — в том, чтобы сделать бедных видимыми в приходах, не изолировать их в каком-то специальном пространстве только для них.

Часто бедных оставляют у дверей, а иногда даже прогоняют, порождая непонимание некоторых прихожан или поддаваясь недостатку чуткости других. В церквях, где есть Община святого Эгидия, есть и больные, старики, инвалиды, бездомные, цыгане. Многие удивляются, когда входят! Но мы объясняем, что всем нужно нести благую весть Евангелия, более того – худшее, что можно сделать бедному – это видеть только его материальную нужду, а не духовную.

Я думаю, например, о том, какими значимыми были пасхальные послания Патриарха Кирилла к бездомным, простой и красноречивый жест. В одном из них Патриарх пишет: «Не многие из вас пока ходят в Церковь — может быть потому, что думают, что Церковь только для людей благополучных и хорошо одетых? Это совсем не так! … в православных храмах вас ждут и никто не обидит вас только за то, что вы не очень хорошо одеты и вам негде жить”.

Сообщать культуру милосердия в приходе значит привлечь к этому всех, а не только прихожан, записанных в группу милосердия. Приведу пример. В каждой церкви есть пожилые люди, бабушки, которые ходят на службу, а потом в какой-то момент исчезают, потому что не могут сами добраться до церкви. Может быть, они не очень больны, просто они не могут долго идти без посторонней помощи. В больших приходах часто даже не замечают их отсутствия, но для них трагично оставаться без церковных таинств именно тогда, когда они еще больше нуждаются в них, потому что знают, что жизнь их клонится к закату.

Фото http://www.postkomsg.com

В приходах, где есть община, наши священники просят всех, молодежь и взрослых, помочь и заехать за стариками домой. Часто они оказываются соседями! Нужно просто встать на полчаса раньше, ничего такого трагического или исключительного. Это все могут делать! То же самое касается инвалидов. Слишком часто эти люди чувствуют, что для них нет места, и им стыдно даже попросить! Уже много лет с общиной святого Эгидия мы начали катехизацию с умственно отсталыми людьми, чтобы включить их в приходскую жизнь, и катехизация эта приносит большие плоды. И поскольку опыт этот очень положителен, мы опубликовали учебник катехизации, чтобы помочь другим приходам, которые хотят начать идти по этому пути.

К сожалению, по причинам времени я не могу приводить другие примеры, но я хотел бы сказать последнюю мысль из опыта нашей общины. Нужно включить конкретное служение милосердия в процесс духовного и человеческого образования молодежи, добровольцев, детей. Священники могут играть в этом важную роль.

Часто в приходах и христианских общинах молодежи предлагают все, спорт, театр, кино, экскурсии, но не дают им конкретно прикоснуться к страданию. Конечно, молодежь нужно готовить ко встрече со страдающими, но нельзя исключить их из этого. Мы видим, что встреча с бедным, со стариком, часто больше сообщает Евангелие, чем слова и речи.

Бедные многому могут научить христиан, и часто их присутствие может оказаться спасительным для прихода и общины, потому что оно побуждает выйти из собственного уютного мирка и иметь смелость дойти до всех окраин, которые нуждаются в свете Евангелия. По моему мнению, это некоторые аспекты, которые может авторитетно сообщать священник, хотя я и осознаю, что в жизни священнослужителя есть и много других вызовов, которые я не имею амбиции рассматривать.

Часть серии о

Иерархия
католической церкви

Церковные титулы (в порядке старшинства )

  • Папа
  • Кардинал
    • Кардинал викарий
  • Модератор курии
  • Капеллан Его Святейшества
  • Папский легат
  • Папский мажордом
  • Апостольский нунций
  • Апостольский делегат
  • Апостольский синдик
  • Апостольский гость
  • Апостольский викарий
  • Апостольский экзарх
  • Апостольский префект
  • Помощник на Папском престоле
  • Епарх
  • Столичный
  • Патриарх
  • Епископ
    • Архиепископ
    • Почетный епископ
    • Епархиальный архиерей
    • Главный архиепископ
    • Примас
    • Суффраганский епископ
    • Титулярный епископ
    • Коадъютор епископ
    • Вспомогательный епископ
  • Территориальный прелат
  • Территориальный настоятель

Литургические титулы

Названия организаций

  • Портал католической церкви

Священство является одним из трех сана в католической церкви , включающий рукоположенных священников или пресвитеров . Два других ордена — это епископы и диаконы . Церковная доктрина также иногда называет всех крещеных католиков «общим священством».

У церкви разные правила для священников в Латинской церкви — самой большой католической церкви — и в 23 восточно-католических церквях . Примечательно, что священники в Латинской церкви должны дать обет безбрачия , в то время как большинство восточных католических церквей разрешают рукоположение женатых мужчин. Дьяконы — мужчины и обычно принадлежат к епархиальному духовенству, но, в отличие от почти всех священников латинской церкви (западных католиков) и всех епископов восточного или западного католицизма, они могут вступать в брак как миряне до своего рукоположения в духовенство. Католическая церковь учит , что когда человек участвует в священстве после Причастия из Священства , он действует в персоне Кристи Capitis , представляющая личность Христа.

В отличие от использования в английском языке, «латинские слова sacerdos и sacerdotium используются для обозначения служебного священства, которое разделяют епископы и пресвитеры. Слова пресвитер , пресвитериум и пресвитератус относятся к священникам в английском использовании слова или пресвитерам». Согласно Annuario Pontificio 2016, по состоянию на 31 декабря 2014 года во всем мире насчитывалось 415 792 католических священника, включая как епархиальных священников, так и священников религиозных орденов . К священнику обычного духовенства обычно обращаются с титулом «Отец» (по контракту с о. В католической и некоторых других христианских церквях).

Католики, живущие посвященной жизнью или монашеством, включают как рукоположенных, так и не посвященных. Институты посвященной жизни или монахи могут быть дьяконами, священниками, епископами или нерукоположенными членами религиозного ордена . Не посвященные в эти чины не должны считаться мирянами в строгом смысле слова — они дают определенные обеты и не могут свободно вступать в брак после того, как они торжественно исповедуют клятвы. Все религиозные женщины не рукоположены; они могут быть сестрами, живущими в той или иной степени в общинном государстве, или монахинями, живущими в монастыре, или в какой-то другой изоляции. Мужчины-члены религиозных орденов, живущие в монашеских общинах или уединенные в изоляции, и рукоположенные в священники или дьяконы, составляют так называемое религиозное или обычное духовенство , отличное от епархиального или светского духовенства . Рукоположенные священники или дьяконы, которые не являются членами какого-либо религиозного ордена ( светские священники ), чаще всего служат духовенством определенной церкви или в офисе определенной епархии или в Риме .

Одно из важнейших различий между церквями – отношение к основам веры. Согласно католической «теории догматического развития», допускается возможность принятия новых догматов и дополнения Священного Предания (постановления церковных соборов, церковные каноны и т.п.) новыми «вероучительными» текстами. В числе нововведений – догмат о непогрешимости папы римского (1870) и др., а также решения католических соборов нового времени (всего 21, последний в 1962-1965 гг.) и римских пап. Православная церковь считает, что христианское учение не может подвергаться изменениям. Под Священным Преданием в православии понимаются постановления семи Вселенских соборов (последний – Никейский в 787 г.), православные каноны, богослужебные тексты, творения богословов эпохи Вселенских соборов (Святых Отцов) и др.

Учение о верховенстве власти папы римского

Учение о чрезвычайной и единоличной власти римского папы (примате) над всей христианской церковью стало источником обособления католичества уже с первых веков христианской истории. В 494 г. римский папа впервые стал именоваться «наместником Христа» на земле. В VI-VII вв. главы западной церкви пытались противопоставить свои решения постановлениям Вселенских соборов, за что, в частности, папа Григорий I был осужден за ересь VI собором (681). В 1054 г. претензии римского престола на верховную власть над Константинопольским патриархом стали одной из причин раскола между западной и восточной церквями. Впоследствии признание верховенства власти римского первосвященника выдвигалось западной церковью как обязательное условие во время попыток объединения церквей на II Лионском (1274) и Ферраро-Флорентийском (1438-1445) соборах. В качестве догмата католичества учение о примате римского папы было утверждено на I Ватиканском соборе (1870).

В православии высшей церковной властью, правомочной решать вопросы, касающиеся основ вероучения, обладают исключительно Вселенские соборы.

Непогрешимость богословских определений понтифика

Уже с V в. в западной церкви постановления римских пап рассматривались наравне с постановлениями Вселенских соборов. В 1870 г. был принят один из основных догматов о непогрешимости богословских определений папы римского, которые он делает от лица всей церкви («ex cathedra»). Согласно православному учению, непогрешимостью обладают исключительно решения Вселенских соборов.

Филиокве

В IV в. был утвержден символ веры – строгая вероучительная формула, в которой собраны основные догматы христианства. В VII в. западная церковь решила внести в него изменения, добавив слова об «исхождении Святого Духа» не только от Бога Отца, но «и от Сына» (филиокве, от лат. Filioque – «и Сына»). В 1014 г. филиокве было официально утверждено папой Бенедиктом VIII в качестве догмата, что стало одной из причин раскола церквей в 1054 г. С точки зрения православия, этот догмат искажает учение о Троице. Кроме того, такое решение могло быть принято только с согласия всей церкви.

Учения о «сверхдолжных заслугах» и о «чистилище»

В Средние века в католической доктрине также утвердилось учение о так называемых «сверхдолжных заслугах». Согласно ему, совокупность добрых дел всех когда-либо живших святых образует своеобразный «запас заслуг», который церковь может использовать для прощения грехов своей паствы. Отсюда возникло учение об индульгенциях. Православная церковь отрицает наличие каких-либо «сверхдолжных заслуг» и тем более возможность ими распоряжаться.

Согласно доктрине католической церкви, умерший христианин, отягощенный бременем «легких» грехов, не может сразу попасть в Царствие Божие и подвергается после смерти временному наказанию в «чистилище». Окончательно его посмертная судьба решается на Страшном суде. Православие отрицает существование «чистилища», а также разделение грехов на «легкие» и «тяжкие». Согласно учению православной церкви, сразу после смерти судьба человеческой души решается во время так называемых «мытарств» (испытаний всех поступков в течение жизни). Молитва отдельных христиан и всей церкви может изменить посмертную судьбу человека по милосердию Бога. Окончательное решение о вечном проклятии или вечном блаженстве происходит на Страшном суде.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *