11.01.2020 21:32 Новости епархий

11 января 2020 года. Караганда. На центральный купол строящегося главного храма Карагандинской епархии – собора в честь Живоначальной Троицы и преподобноисповедника старца Севастиана – водружен крест.

Сам центральный купол был установлен в несколько этапов накануне – 10 января.

Перед установкой креста был совершен молебен «на начало всякого доброго дела», за которым молились епископ Карагандинский и Шахтинский Севастиан, секретарь Карагандинской епархии протоиерей Владимир Фрейганг, благочинный Карагандинского церковного округа протоиерей Александр Угольков, священнослужители, насельницы Богородице-Рождественского монастыря, сотрудники Карагандинского епархиального управления, православные жители Шахтерской столицы.

Центральный крест собора делан из позолоченного металла в традициях средневекового церковного искусства. Его высота составляет 7 метров. Высота собора, вместе с крестом, достигает 60 метров.

Для строительства храма в честь Живоначальной Троицы и преподобного Севастиана выбрано историческое место в одном из старых районов города, который называется «Михайловка», поблизости от Богородице-Рождественского монастыря – места подвигов святого Карагандинского старца.
Троице-Севастиановский храм станет главным собором Карагандинской епархии.
Согласно проекту, разработанному карагандинскими архитекторами, он будет вмещать 1500-2000 человек.
20 сентября 2011 года митрополит Астанайский и Казахстанский Александр, в ходе торжеств по случаю принесения в Караганду чудотворной Курской-Коренной иконы Божией Матери «Знамение», совершил освящение закладного камня и креста на месте строительства.
31 мая 2015 года, в день Святой Троицы, епископ Карагандинский и Шахтинский Севастиан совершил первое богослужение в строящемся соборе.
18 сентября 2016 года в строящемся храме прошли духовные торжества, посвященные 50-летию со дня преставления преподобноисповедника Севастиана Карагандинского. Праздничную Божественную Литургию возглавил митрополит Астанайский и Казахстанский Александр в сослужении архипастырей из Казахстана, России, Украины и Белоруси.
9 октября епископ Севастиан совершил чин освящения куполов и надкупольных крестов, а 15 октября – чин освящения звонницы нового собора.
22 октября 2018 года, в день обретения мощей преподобноисповедника схиархимандрита Севастиана Карагандинского, митрополит Астанайский и Казахстанский Александр совершил великое освящение нижнего храма строящегося кафедрального собора во имя преподобноисповедника Севастиана.За богослужением великого освящения и Божественной Литургией Предстоятелю Православной Церкви Казахстана сослужили: викарий Астанайской епархии епископ Талдыкорганский Нектарий, епископ Карагандинский и Шахтинский Севастиан, епископ Кокшетауский и Акмолинский Серапион, епископ Петропавловский и Булаевский Владимир и клирики епархий Митрополичьего округа.
На территории собора выстроен административный и духовно-культурный центр Карагандинской епархии. В настоящее время в здании осуществляются отделочные работы.

Материал пресс-службы Карагандинской епархии

Архим. Севастиан (Фомин)

Севастиан (Фомин) (1884 — 1966), схиархимандрит, преподобный, исповедник

Память 6 апреля, 9 октября (обретение мощей в 1997), в Соборе новомучеников и исповедников Казахстанских, Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской и в Соборе Воронежских святых

В миру Степан Васильевич Фомин, родился 28 октября 1884 года в селе Космодемьянское Орловской губернии в бедной крестьянской семье. После смерти родителей пятилетний Степан стал жить с семьёй старшого брата. Средний его брат принял постриг в Оптиной Пустыни. Степан хорошо окончил трёхклассную приходскую школу, книги ему давал читать приходской священник. Мальчик был слаб здоровьем, в полевых работах участвовать не мог, а ходил за скотиной, был пастухом. Часто зимой посещал он брата в Оптиной пустыни.

3 января 1909 года был принят в скит Оптиной Пустыни келейником к старцу Иосифу, после смерти которого в 1911 году, перешёл под старческое руководство к отцу Нектарию и остался при нём до 1923 года келейником.

В 1917 году пострижен в мантию с именем Севастиан.

10 января 1918 года Оптина пустынь была закрыта, хотя монастырь и продолжал существовать под видом сельскохозяйственной артели. Многие, особенно молодые послушники, не выдержав тяжелого труда и суровых требований, покинули Оптину. Одновременно на её территории был устроен музей. Скитов к этому времени уже не существовало. Все жили практически одним днем. В 1923 году монастырские службы были полностью прекращены и власти приступили к выселению монахов. Братские келии сдавались музеем желающим в качестве летних дач. Все это время отец Севастиан находился под духовным окормлением старца Нектария Оптинского.

В 1927 году рукоположен в сан иеромонаха от епископа Калужского.

Иеромонах Севастиан (Фомин), город Козлов. 1928 год

Был келейником старца иеросхимонаха Нектария до самой его кончины 29 апреля 1928 года. По благословению старца после его смерти ехать служить на приход, о.Севастиан уехал сначала в Козельск, затем в Калугу, а потом в Тамбов, где получил назначение на приход в город Козлов (с 1932 года — Мичуринск), в Ильинскую церковь, настоятелем которой был прот. Владимир Нечаев, отец будущего митрополита Питирима (Нечаева), от которого впоследствии отец Севастиан примет схиму. Во время ареста протоиерея Владимира отец Севастиан заботился о его многодетной семье.

В Ильинском храме он служил с 1928 по 1933 годы вплоть до своего ареста. Батюшка не любил немолитвенного нотного пения и старался устроить на своем приходе благоговейное монастырское пение. В этот период он вёл в городе борьбу с обновленцами и не оставлял общения с жившей в рассеянии братии Оптиной пустыни.

В феврале 1933 года был арестован. На допросах дал прямой ответ:

«На все мероприятия советской власти я смотрю как на гнев Божий, и эта власть есть наказание для людей. Такие же взгляды я высказывал среди своих приближенных, а также и среди остальных граждан, с которыми приходилось говорить на эту тему. При этом говорил, что нужно молиться, молиться Богу, а также жить в любви, только тогда мы от этого избавимся. Я мало был доволен соввластью за закрытие церквей, монастырей, так как этим уничтожается Православная вера».

Впоследствии отец Севастиан рассказывал:

«Когда меня принуждали отречься от православной веры, то поставили в одной рясе на всю ночь на мороз и стражу приставили. Стража менялась через 2 часа, а я бессменно стоял на одном месте. Но Матерь Божия опустила надо мной такой «шалашик», что мне было в нем тепло. А утром меня повели на допрос и говорят: «Коль ты не отрекся от Христа, так иди в тюрьму».

Его приговорили к 7-летнему заключению на лесоповал, несмотря на слабое здоровье и повреждённую левую руку.

Заключение отбывал в Карагандинском ИТЛ (Карлаг) — «Карагандинском совхозе-гиганте ОГПУ». К середине 30-х годов в Карлаге было создано огромное «образцовое» хозяйство со своими заводами, промышленными цехами, научными программами. Тогда же, начинает зарождаться будущая карагандинская община. У о.Севастиана появляются на зоне духовные чада, постепенно собираются и ждут его освобождения прежние его чада.

«В заключении я был, — вспоминал батюшка, — а посты не нарушал. Если дадут какую-нибудь баланду с мясом, я это не ел, менял на лишнюю пайку хлеба».

После освобождения 29 апреля 1939 года о.Севастиан поселился в пригороде Караганды. «Дорогие мои, — сказал сестрам батюшка, — будем жить здесь. Мы здесь больше пользы принесем, здесь наша вторая родина».

Он окормлял всех стремящихся к Богу, приходя к ним в дома и совершая требы, хотя разрешение на это со стороны властей не было — «народ в Караганде был верный — не выдадут». Батюшку полюбили и в окрестностях, со всех концов страны стали съезжаться духовные чада старца, всех он принимал с любовью и помогал устроиться на новом месте. Часто старец благословлял приезжавших к нему за духовным окормлением монахинь жить в какую-нибудь семью, что было в духе Оптинских старцев. Такие матушки становились как бы ангелами-хранителями дома.

В 1944 г. община устроила себе домовую церковь в с. Большая Михайловка — село стало потихоньку заселяться «батюшкиными». В 50-е годы жизнь карагандинской общины начала налаживаться. В 1953 г. было получено разрешение на молитвенный дом, в 1955 г. удалось добиться регистрации религиозной общины.

Священников батюшка подбирал себе сам. Вокруг него собралась монашеская женская община. О его общине архиепископ Петропавловский и Кустанайский Иосиф (Чернов) так говорил: «батюшка насадил здесь виноград, который потом и слезами вырастил». «Маленькая церковь, от земли не видно, а столп горит до неба».

22 декабря 1957 года возведен в сан архимандрита.

Батюшка сохранял безупречное исполнение церковного устава, не допуская при богослужении пропусков или сокращений. Церковные службы были для него неотъемлемым условием его внутренней жизни. В беседах его любимым образом был святой апостол Иоанн Богослов — он часто призывал паству к почитанию этого апостола Любви. Отец Севастиан очень почитал святые иконы и говорил, что он даны нам в помощь от темных сил, что есть иконы, особые по славе благодати, есть намоленные веками чудотворные образы, которые, как ручейки, несут от Господа благодать. Он приводил слова старца Нектария Оптинского о том, что мудрость, разум и рассудительность есть дары Святого Духа, которые приводят к благочестию.

Батюшка обладал тонким юмором и любил пошутить, но всегда доброжелательно. Он не жалел времени на беседу с человеком. Каждый его совет приводил к благополучию.

Прп. Севастиан Карагандинский

Власти, видя его авторитет, всячески старались закрыть храм, но это им не удавалось: батюшка — как только они его вызовут — обезоруживал их так, что они совершенно лишались дара слова и после его ухода удивлялись: «Что это за старичок такой, что мы сделать ничего не можем?»

Батюшка всегда и во всём учил полагаться на волю Божия Промысла. Он также любил природу, жалел животных, однажды спас только что родившихся котят.

О бесноватых он говорил: «Здесь они потерпят, а там мытарства будут проходить безболезненно… Я не хочу с вас кресты снимать. Здесь вы потерпите, но на Небе большую награду приобретёте». У батюшки была духовная мудрость, великое терпение. Если кто при нём роптал на ближнего, он скажет: «Я вас всех терплю, а вы одного потерпеть не хотите». Не поладит кто, он волнуется: «Я настоятель, а всех вас слушаю».

Он заботился о спасении каждого, это была его цель. Он просил: «Мирнее живите». Однажды, среди беседы о нравах людей батюшка сказал и даже указал: «Вот этих людей нельзя трогать, они, по гордости, не вынесут ни замечания, ни выговора. А других, по их смирению, можно». Очень важное значение он придавал молитвам за усопших, и других призывал: «молитесь за усопших больше всего. За всё слава Богу! Слава Богу за всё!»

16 апреля 1966 года принял постриг в схиму от владыки Питирима (Нечаева).

Впитав в себя традиции и благодатный святоотеческий дух Оптиной Пустыни и будучи учеником её великих старцев, перенеся изгнания и заключения в большевицких концлагерях, он по неисповедимым судьбам Божиим пронёс своё старческое служение в столице знойных степей центрального Казахстана, многострадальной Караганде.

Скончался 19 апреля 1966 года, на Радоницу. Погребён он был на Михайловском кладбище.

Прославлен в 1997 году как местночтимый святой Алма-Атинской епархии. 4 ноября 1997 года были обретены его святые мощи и перенесены в новый храм Рождества Пресвятой Богородицы в Караганде.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Награды

  • Патриаршая грамота «За усердное служение Церкви» (1957)
  • митра и посох (1965, ко дню Ангела)

Тропарь, глас 3

Тро́ицы Святы́я служи́телю,/ зе́мне а́нгеле и небе́сне челове́че,/ духо́внаго О́птинскаго ста́рчества прее́мниче,/ Христо́в священнотаи́нниче и испове́дниче,/ Ду́ха Свята́го оби́тель всечестна́я,/ преподо́бне о́тче Севастиа́не, досточти́ме,/ испроси́ ми́рови мир/ и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Кондак глас 3

В радость Господа Воскресшаго в шедшаго,/ преподобным Oптинским старцем сликовника,/ мучеников и исповедников сопричастника,/ священнотаинникам Божиим сослужителя,/ земна Aнгела и небесна человека,/ града Караганды боголепное украшение,/ Казахстанския страны богомольца изрядна,/ Церкви Русския похвалу/ ублажим, вернии,/ с веселием ему вопия:/ радуйся, Севастиане, преподобне отче наш.

Литература

  • Цветочки Оптиной пустыни: Воспоминания о последних Оптинский старцах о. Анатолии (Потапове) и о. Нектарии (Тихонове)/ Сост. С.В. Фомин. М., 1995. С.13.
  • Карагандинский Старец преподобный Севастиан/ Сост. В.Королева. М.: Православный паломник, 1998.
  • Владимиров В. Старец Севастиан Карагандинский. Житие и прославление// Православное книжное обозрение. М., 1998. Апрель-май. С.1,3.
  • Деяние Юбилейного Освященного Аpхиеpейского Собоpа Русской Пpавославной Цеpкви о собоpном пpославлении новомучеников и исповедников Российских XX века. Москва, 12-16 августа 2000г.

Использованные материалы

  • Житие на сайте Православие.ru
  • БД ПСТГУ «Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX века»
  • Гимнография прп. Севастиана Фомина, сайт храма Новомучеников в Строгине

Из Христовой плеяды священноисповедников

Есть люди, жизнь которых подобна сиянию молнии среди черноты грозового неба или внезапному свету ночесветки в глубине моря. И чем суровее окружающая действительность, тем прекраснее их миссия. Таких людей мы называем святыми. Они жили и живут среди нас. Практически наши современники – знаменитые старцы ХХ века, прошедшие тюрьмы, лагеря, ссылки, унижения и побои, но оставившие нам в наследство мудрые слова о Высшей Любви, ибо Она и есть Бог. Одним из этой замечательной Христовой плеяды священноисповедников является преподобный Севастиан Карагандинский – последний старец Оптиной пустыни.

Он родился в бедной крестьянской семье на Орловщине 10 ноября (по новому стилю) 1884 года. Получил имя Стефан в честь преподобного Стефана Савваита, в день памяти которого он родился. Впервые Оптину пустынь будущий старец посетил вместе с семьей в возрасте 4 лет, тогда же он получил благословение преподобного Амвросия. Скорбными стали последующие годы: один за другим ушли из жизни отец и мать. Старшему из трех сыновей Иллариону тогда было 17, Стефану – 5. Средний брат Роман, к которому так был привязан младший избратьев-сирот, вскоре избрал иноческий путь и поступил послушником в Иоанно-Предтеченский скит Оптиной пустыни.

Стефан хорошо учился, закончил приходскую школу, с удовольствием читал книги, которые ему давал священник. Но самой большой радостью было посещение любимого брата Романа в зимнее время, свободное от крестьянского труда. Мальчик рос слабым здоровьем, поэтому практически не мог трудиться на поле, а помогал пастухам. С самого первого, почти младенческого посещения Оптиной пустыни у него зародилось желание стать монахом. С годами оно только усиливалось. Но пока требовалась его помощь по хозяйству, Стефан оставался в послушании у старшего брата. Такое поведение в безропотном послушании у окружающих людей вообще было свойственно будущему старцу на протяжении всей жизни и стало причиной практически всеобщей к нему любви.

Только лишь в 1909 году в возрасте 21 года исполняется самое заветное желание Стефана – он переезжает к возлюбленному брату в Оптину пустынь, где становится келейником последовательно двух знаменитых старцев: иеросхимонаха Иосифа (Литовкина), а после его кончины – иеромонаха Нектария (Тихонова). О том, насколько благодатным было то время, свидетельствует такой факт. Старец Нектарий часто говорил посетителям: «Вы об этом спросите моего келейника о. Стефана, он лучше меня посоветует, он прозорлив». Под духоносным водительством великого старца иноческий путь будущего подвижника продолжился.

То имя, под которым его будут знать и помнить тысячи православных – Севастиан, оптинский послушник получил при постриге в мантию в 1917 году. Начинались сложные, роковые годы – как для Церкви, так и для страны. После закрытия Оптиной пустыни и ликвидации монастыря старец Нектарий и его верный келейник о. Севастиан жили в селах под Козельском. Здесь образовалась община, состоявшая из изгнанных монахов и монахинь. Наверное, они смирились с опустошением своих славных некогда обителей, но от этого не переставала страдать душа иноков, вынужденных стать частью нового мира.

Скорби в это время не просто следуют одна за другой, а прямо-таки наваливаются на о. Севастиана. Арестован его духовный наставник – старец Нектарий. Верный келейник перебирается в Козельск, своего старца не оставляет и навещает и в тюрьме, и в ссылке. В 1928 году после кончины старца Нектария о. Севастиан, уже будучи иеромонахом, выполняет его благословение и становится приходским священником. Это послушание в более чем стесненных и многоскорбных условиях он несет на разных приходах, ведет бескомпромиссную борьбу с обновленцами, продолжает собирать возле себя монашескую общину в изгнании. Но эти попечения прерывает арест, последовавший 25 февраля 1933 года. Сохранился рассказ о. Севастиана о пребывании в Тамбовском ОГПУ: «Было у меня такое испытание: когда меня принуждали отречься от Православной веры, то поставили в одной рясе на всю ночь на мороз и стражу приставили. Стража менялась через каждые два часа, а я бессменно стоял на одном месте. Но Матерь Божия опустила на меня такой «шалашик», что мне было в нем тепло. А утром меня повели на допрос и говорят: «Коль ты не отрекся от Христа, так иди в тюрьму».

Семь лет о. Севастиан провел на лесоповале в Тамбовской области. Можно только догадываться, какими они были для этого, слабого по своей физической природе человека. Вера согревала, а Бог давал силы. Затем уже немолодой священник был отправлен в Карлаг. О времени своего заключения сам батюшка впоследствии рассказывал, что там его били, истязали, требовали одного: отрекись от Бога. Он отвечал: «Никогда». Тогда его отправили в барак к уголовникам. «Там, – сказали, – тебя быстро перевоспитают». Но благодаря обезоруживающей беззлобности и безропотному послушанию, свойственным о. Севастиану, любви и вере, которыми дышала его душа, мрак уголовной лагерной зоны рассеялся. Многих из заключенных он привел к вере, и они стали духовными чадами старца, некоторые остались возле него в Караганде, некоторые регулярно приезжали из всех городов и весей.

О том, каким был батюшка в обыденной жизни, дает представление такой рассказ из уже послевоенной жизни в Караганде: о. Севастиан сам ходил в магазин получать хлеб по карточкам. Одевался он, как простой старичок, в очень скромный серенький костюмчик. И вот он шел, занимал очередь. Очередь подходила, его отталкивали, он снова становился в конец очереди и так не один раз. Люди это заметили и, видя его незлобие и кротость, стали без очереди пропускать батюшку и давать ему хлеб.

Связь с братией Оптиной пустыни о. Севастиан сохранял все годы священнического служения, дух обители, ее порядки и устав он пронес сквозь всю свою жизнь, где бы ни был: в тюрьме, лагере или Караганде – в то время жутком месте вечного поселения «врагов народа» среди бескрайней степи. И всю оставшуюся жизнь его сопровождали сестры разоренной Шамординской обители – Агриппина, Феврония и Варвара.

В конце 30-х годов, перед освобождением батюшка благословил этим своим верным монахиням-келейницам купить небольшой домик в Караганде в районе Большой Михайловки. Освободившись из лагеря 29 апреля 1939 года, здесь он провел все последующие годы своей жизни, служа местному измученному народу. «Люди здесь душевные, сознательные, хлебнувшие горя, – говорил старец, – будем жить здесь. Здесь больше пользы принесем, здесь наша вторая родина». Из дома в дом ходил пожилой священник, безотказно выполняя требы, на которые не было разрешения и за которые можно было отправиться обратно в лагерь. Богослужения совершали тайно, по ночам на дому. Сегодня даже трудно представить, как эти люди собирались, шли так, чтобы не вызывать никаких подозрений у случайных прохожих или соседей. Как христиане первых веков гонений, тихо совершали Божественную литургию, а потом также незаметно расходились и отправлялись на работу.

В это же время к старцу начали съезжаться духовные чада. Так формировалась община, выстроили молельный дом. Примечательно, что официальное разрешение на все это получили только в 1953 году. До этого все службы и требы совершали нелегально, и никто не донес. А в 1955 году, в день праздника Вознесения Господня, наконец, был освящен храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Невероятных трудов стоило получить разрешение на это, но старец был настолько благодатен, что перед ним не могли устоять никакие уполномоченные по делам религий.

Отец Севастиан исполнял послушание настоятеля этой церкви на протяжении 11 последних лет своей жизни. Здесь он был возведен в сан архимандрита, здесь награжден архиерейским посохом, здесь перед своей блаженной кончиной пострижен в схиму. Весь священнический путь старца занял 57 лет: с 1909 года, когда он стал послушником в скиту Введенской Оптиной пустыни, по 1966 год – год его отшествия в Вечные Небесные Обители. Скончался батюшка на Радоницу 19 апреля 1966 года и был погребен при многотысячном стечении народа на Михайловском кладбище Караганды.

Прославлен о. Севастиан в 1997 году как местночтимый святой Алма-Атинской епархии. В том же году были обретены его святые мощи и перенесены в новый храм Рождества Пресвятой Богородицы в Караганде. А на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 года преподобноисповедник Севастиан причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских для общецерковного почитания.

* * *

Нынешний год ознаменован 50-летием со дня кончины этого, одного из самых почитаемых старцев ХХ века и небесного покровителя Казахстанской земли. 18 сентября в день празднования в честь Собора Новомучеников и Исповедников Казахстанских по традиции совершается Богослужение и в память преподобного Севастиана Карагандинского. Из микрорайона Михайловка, где он подвизался и где на месте скромного храма ныне располагается Богородице-Рождественский монастырь крестным ходом православные верующие во главе с духовенством и священноначалием прошли к возводимому кафедральному собору города Караганды, посвященному Живоначальной Троице и преподобноисповеднику Севастиану Карагандинскому.

Праздничную Божественную литургию возглавил митрополит Астанайский и Казахстанский Александр. Ему сослужило множество духовенства, причем не только из Казахстана и других республик Средней Азии, но и из европейской части СНГ. Особо отметим участие в торжествах Патриаршего экзарха всея Беларуси митрополита Минского и Заславского Павла и митрополита Черновицкого и Буковинского Мелетия, олицетворяющее неразрывность духовных связей между Казахстаном, Россией, Белоруссией и Украиной.

Необходимо подчеркнуть незаменимую роль преподобного Севастиана в духовном становлении митрополита Минского и Заславского Павла – уроженца Караганды, родители которого были духовными чадами старца Севастиана, да и он сам в юном возрасте получил первые уроки благочестия из уст приснопамятного преподобноисповедника. Также в богослужении принимали участия и близкие старцу люди: его келейница Вера Афанасьевна Ткаченко, духовные чада и ученики преподобного старца Севастиана – духовник Богородице-Рождественского монастыря архимандрит Петр (Горошко) и настоятель Введенского кафедрального собора протоиерей Александр Киселев.

Почтить память преподобноисповедника Севастиана собрались несколько тысяч богомольцев – карагандинцев и паломников из различных областей Казахстана, стран ближнего и дальнего зарубежья…

В удушающей атмосфере государственного атеизма служение старца Севастиана стало духовным лучом, рассекающим тьму официального безбожия. Сын бедных крестьян, оптинский монах, заключенный, старец – преподобный Севастиан Карагандинский это – олицетворение строк из Псалтири: «Воссия во тьме свет правым, милостив и щедр, и праведен… В память вечную будет праведник…»

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *