В канун Недели 15-й по Пятидесятнице, по Воздвижении, 28 сентября, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий совершил Всенощное бдение в Иоанно-Богословском Череменецком монастыре.
Его Высокопреосвященству сослужили епископ Гатчинский и Лужский Митрофан с братией, благочинный Лужского округа протоиерей Николай Денисенко, секретарь епархиального управления Санкт-Петербургской епархии протоиерей Сергий Куксевич, секретарь епархиального управления Гатчинской епархии протоиерей Владимир Глазунов, благочинный Гатчинского районного благочиния протоиерей Владимир Вафин и другие священнослужители.

«Крест и Воскресение — это два столпа нашей веры, — сказал владыка в проповеди. — Первая апостольская проповедь была о Христе распятом и воскресшем. Господь с Креста призывает нас взять крест свой и следовать за Ним. Взять свой крест — значит жить по воле Божией, исполнять заповеди, терпеть все, что случается в жизни, — а случается с нами все не без воли Божией: всякие нападения, притеснения, искушения — все это попускает Господь, и мы должны терпеливо этот крест нести. Воскресение напоминает, что мы должны воскреснуть еще здесь, на земле, от греховной жизни, потому что, веруя в Воскресение, нельзя жить в грехах. Если мы знаем, что будет воскресение из мертвых, воздаяние, и, несмотря на это, совершаем смертные грехи, не каясь, с нами что-то не в порядке. Мы должны умереть для греха, чтобы воскреснуть со Христом для вечной жизни».
«Все хотят быть со Христом в вечной жизни, но никто не хочет страдать вместе с Ним, — продолжил архипастырь. — А надо и это пройти обязательно. Все святые проходили болезни, искушения, скорби, и многими скорбями вошли в Царствие Небесное, показав пример, как спасаться. Все, кто был в Иерусалиме, знают, что Голгофа и кувуклия, где Гроб Господень, находятся в одном храме Воскресения Христова, под одним куполом. Это символ того, что в душе должны быть и Господь распятый, и Воскресение. А посмотришь иногда в нашу душу — там вместо Креста стоят языческие идолы страстей. Надо этих идолов из сердца выносить, чтобы оно было чисто, чтобы в душе не царила мерзость запустения. Если человек грешит и не кается, грехов своих не видит, храм его души изуродован, как были изуродованы эти храмы в советское время. Но потом с помощью владыки Митрофана и благодетелей они были приведены в достойный вид. И нам нужно так же наши души приводить в хороший вид».
«Поэтому, когда мы приходим в храмы, должны посмотреть в свою душу: все ли там соответствует храму, все ли правильно, что в сердце — чистота ли, порядок? Если нет — вот аналой, подходим к батюшке, исповедуемся и весь мусор из души выгребаем, чтобы она была чистой, белой, как этот храм. А если еще будет украшена добродетелями — совсем хорошо. Когда приходим в храм, надо учиться. Храм — это школа, которая должна нас чему-то учить. Мы учимся каждый праздник, каждое воскресенье, слушаем Евангелие, проповедь. И с каждым разом стараемся становиться лучше. Сегодня, когда мы поклоняемся Кресту и Воскресению, постараемся иметь в сердце чистоту и следовать за Христом. Обязательно за Ним надо идти, ведь все несут крест, и неверующие тоже, но крест им ничего не дает. Господь говорит: «Бери крест свой и следуй за Мной» (Мк. 8:34). А они крест несут, но за Ним не идут. Страдают, болеют, мучаются, но не идут за Христом. И куда придут? В вечную погибель. А Господь говорит: «Идите за Мной, с Моим Крестом вам будет легче». Мы должны брать крест и идти за Господом, что бы ни было, все терпеть, переносить и за все Бога благодарить», — завершил проповедь митрополит Варсонофий.

Он поблагодарил владыку Митрофана за приглашение и подарил ему Корсунскую икону Пресвятой Богородицы: «Пусть Царица Небесная помогает вашей обители, чтобы она восстанавливались, чтобы появлялись новые иноки и здесь возносилась молитва. Главная задача монаха — молиться за весь мир. Не работа в полях и на огородах, а именно молитва. Если она есть, все будет хорошо. Это главное, для чего монашествующие призываются в святые обители. Желаю вам всем быть молитвенниками».
Епископ Митрофан поблагодарил владыку за молитву, рассказал, как главная святыня монастыря — икона святого апостола Иоанна Богослова — была крестным ходом принесена в возрожденную обитель из Луги, где благочестивые люди скрывали ее в годы гонений на Церковь. В возрожденном храме, отметил он, это было первое богослужение, возглавляемое митрополитом. Он подарил главе Санкт-Петербургской митрополии икону святого апостола Иоанна Богослова.
Верующим раздали деревянные крестики, привезенные со Святой земли.
Монастырь на полуострове Череменецкого озера был основан в XV веке, во время правления царя Иоанна III. Первое документальное свидетельство относится к 1497/98 годам. По преданию, в 1478 году на острове, где теперь стоит монастырь, крестьянину Мокию явилась икона святого апостола Иоанна Богослова. Великий князь Иоанн III, услышав об этом, велел основать монастырь во имя святого. После 1917 года в обители была создана сельхозартель, в которой трудились оставшиеся монахи. Другую часть монастыря занял детский интернат. В 1930-м монастырь был закрыт, почти все иноки арестованы, монастырское кладбище разрушено. Затем здесь находилась школа садоводства, до конца 80-х — турбаза. В 1997 году монастырь был возобновлен. В 1999 году из Казанского собора Луги в обитель перенесли икону святого Иоанна Богослова. Собор во имя святого практически отстроен заново. Восстановлена церковь Преображения Господня.
ИА «Вода живая»,

В 1680 г. монастырь сильно пострадал от нападений литовцев, были сожжены все монашеские кельи. Однако храмы и монастырские строения сохранились.

Храмов в обители было два.

Главный — пятиглавый Иоанно-Богословский собор, выстроенный в XVI в. из белого известняка, — стоял на высоком насыпном холме посреди острова.

Рядом находилась небольшая каменная церковь Преображения Господня, построенная в 1707 г. на месте старой деревянной церкви Рождества Пресвятой Богородицы.

На острове Деревелец рядом с монастырем находилась каменная Успенская часовня, освященная в 1905 г.

Главной святыней обители была явленная икона св.апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

Икона имела богатую ризу и находилась в Иоанно-Богословском соборе в четырехъярусном иконостасе. (Позднее чудотворная икона хранилась в Казанском соборе Луги, куда ее передали во время Отечественной войны.)

Крестные ходы с чудотворной иконой совершались: 21 мая и 9 октября — вокруг монастыря, а 14 мая — в город Лугу, в память избавления от холеры в 1848 г..

Известно, что на крестном ходе ежегодно присутствовал митрополит Вениамин (Казанский).

Обитель никогда не была многолюдной, управлялась архимандритом.

В 1920-х годах монастырь был закрыт.

В 1930 г. здания монастыря отданы артели «Красный Октябрь», почти все иноки были арестованы

В последующие годы здесь находилась школа садоводства, а с 1967 г. до конца 1980-х гг. — Череменецкая турбаза.

Уцелевший даже в Отечественную войну Иоанно-Богословский храм был снесен местным чиновником.

Возобновлен монастырь в 1997 г.

В 1999 г. из Казанского собора города Луги в обитель перенесена главная ее святыня — явленная икона св. ап. и ев. Иоанна Богослова (XV в.).

Статус монастыря утвержден постановлением Священного Синода от 9 июня 1996 г.

Престольный праздник- апостола и евангелиста Иоанна Богослова (21 мая).

Центральное место в композиции монастыря до недавнего времени занимали руины собора Иоанна Богослова, который стоял на самой высокой точке холма. Рядом с руинами на деревянных опорах была поставлена небольшая звонница. В 2012 году здание собора было практически отстроено заново. В феврале 2013 года на храм были водружены шесть куполов, кресты и колокола.

Рядом находится восстановленная церковь Преображения Господня, от которой вниз, к подножию холма, ведёт древняя каменная лестница. К ней из-за пределов монастыря попадают по дорожке, ведущей через стилизованные ворота. За пределами монастырских построек остров покрыт тихим старинным парком.

Собор во имя Казанской иконы Божией Матери долгое время оставался единственным действующим храмом Луги и поэтому хорошо известен горожанам. Его до недавнего времени голубой, а ныне покрытый медными листами купол возвышается в окружении усадебной застройки на севере за железнодорожной частью города, словно благословляя проезжающие мимо поезда.

Казанский собор, безусловно, входит в число наиболее красивых построек города. Его архитектурные достоинства отмечали еще дореволюционные столичные журналы, сообщая об открытии в Луге новой православной церкви. До недавнего времени имя ее зодчего оставалось забытым. Вспомнить его помогла подпись под архивными чертежами церкви – Николай Галактионович Кудрявцев, о котором мы уже имели возможность рассказать в сведениях о Троицкой церкви в бывшем имении архитектора «Ведрово».

Переезд Кудрявцевых в Лугу совпал с расширением городских территорий за счет нарезки усадебных участков за железной дорогой. Эта часть города стала популярной дачной местностью. Особенно интенсивно новое строительство велось от р. Наплатинки до Боровичского переулка. Здесь, на специально предусмотренной площади, при пересечении Тверской улицы (ныне – ул. Гагарина) с Лисьим переулком, и решили возвести Казанскую церковь. Инициаторами ее строительства стали почетный гражданин и городской голова И.В. Якшинский, потомственный дворянин Д.М. Краевский, отставной генерал-майор А.А. Пешков. Возводить храм решили на пожертвования местных жителей. Основной капитал на его строительство внесла жена статского советника Елизавета Павловна Устрецкая, проживавшая в начале Большой Маркизской (ныне Красноармейской) улицы. Старожилы рассказывали, что она была похоронена в Казанской церкви. Ее прах находился там до закрытия храма в 1937 г.

Возможно, что переезд Н.Г. Кудрявцева в Лугу оказался весьма кстати, поскольку именно ему поручили разработать проект Казанской церкви. Чертежи храма были завершены в 1901 г. Освидетельствование постройки и освящение церкви состоялось в 1903 г. Спустя еще один год спроектировали и построили колокольню. По названию церкви Лисий переулок переименовали в Казанский.

Современники высоко оценили художественное своеобразие Казанской церкви, сравнивали ее с величавым Софийским собором в Новгородском кремле. Кудрявцеву действительно удалось соединить формы древнерусского зодчества, точнее, его великокняжеской архитектуры с особенностями стиля модерн, только начинавшего входить в моду. Этим художественным синтезом Казанская церковь выгодно отличается от многих церковных зданий, построенных в так называемом русском стиле, сводящемся к заимствованию форм декора древнерусского зодчества XVI–XVII вв. В контрасте с ними Казанская церковь в Луге является воплощением той благородной простоты, которая во все века отличает подлинные шедевры от произведений подражательного характера.

Казанская церковь вместительна и светла внутри. Ее украшал четырехъярусный резной иконостас. Певчие обычно собирались из любителей, преимущественно из дачников. Однако сюда приезжал петь и знаменитый петербургский хор под управлением А. Архангельского.

Перед войной церковь закрыли под склад, перекрыли вторым этажом. В августе 1941 г. во время боев на Лужском рубеже в Казанской церкви размещался штаб 41-го корпуса генерала А.А. Астанина. В годы оккупации церковь, получившая статус собора, вновь стала действующей с восстановлением первоначального внутреннего пространства.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *