Самые ранние христианские символические изображения относятся ко временам древней катакомбной Церкви и первых гонений. Тогда символика употреблялась в первую очередь как криптограмма, тайнопись, чтобы единоверцы могли узнавать друг друга во враждебном окружении. Однако смысл символов был всецело обусловлен религиозными переживаниями; тем самым можно утверждать, что они донесли до нас богословие ранней Церкви.

Мир "иной" приоткрывается в этом мире через символы, поэтому и символическое видение есть свойство человека, который предназначен к бытию в этих двух мирах. Поскольку Божественное в той или иной степени открывалось людям всех дохристианских культур, то неудивительно, что Церковь использует некоторые из "языческих" образов, уходящих своими корнями не собственно в язычество, а в глубины человеческого сознания, где даже у самых пламенных атеистов дремлет жажда богопознания. При этом Церковь очищает и проясняет эти символы, показывает стоящую за ними истину в свете Откровения. Они оказываются подобными дверям в другой мир, прикрытыми для язычников и распахнутыми настежь в христианстве. Отметим, что в дохристианском мире в наибольшей полноте была просвещена Богом ветхозаветная Церковь. Израиль знал путь познания Единого Бога, а следовательно, и язык его символов был наиболее адекватным тому, что за ними стояло.

Православные символы, знаки — их значение

Потому многие ветхозаветные прообразовательные символы естественно входят в христианскую символику. Объективно это связано и с тем, что первыми христианами были в основном выходцы из иудейской среды.

Символизм христианского искусства этой поры был проявлением "естественного" для религиозного человека видения мира, был способом познания сокровенных глубин мироздания и его Творца.

Отношение к непосредственному изображению Бога и "мира невидимого" было неоднозначным даже среди ранних Отцов Церкви; у всех перед глазами был пример язычества, в котором религиозное почитание отнималось у первообраза божества и переносилось на его воплощенную в том или ином материале форму.

Художественно передать тайну Воплощения и Креста представлялось весьма трудной задачей. По замечанию Леонида Успенского, "для того, чтобы понемногу подготовить людей к воистину непостижимой тайне Боговоплощения, Церковь сначала обращалась к ним на языке, более для них приемлемом, чем прямой образ". Этим и объясняется обилие символов в раннехристианском искусстве.

Богатый материал для изучения раннехристианской символики дают творения Климента Александрийского, который пишет о предпочтительных для христиан изображениях. Сплав образов ветхозаветных и общекультурных мы находим в гимне Христу его сочинения (ок. 190 г.):

15 Подпора страждущих,
  Вечный владыка,
  Смертного рода
  Спаситель Иисус,
  Пастырь, пахарь,
20 Кормило, устье,
  Крыло Небесное
  Святого стада.
  Рыбарь всех смертных,
  Тобою спасенных
25 В волнах неприязненных.
  Из моря нечестия
  Сладкою жизнью уловляющий,
  Веди нас, овец
30 Разумных Пастырь
  Святый, веди нас,
  Царь детей непорочных.
  Стопы Христа —
  Путь Небесный.

Здесь мы приведем лишь основные символы из той совокупности древнехристианской символики, которая передает целостную картину миропонимания Церкви и чаяния Небесного Царствия.

Главные символы естественным образом связаны с самым существенным в жизни Церкви — Спасителем, Его крестной смертью и утвержденным Им таинством Богообщения — Евхаристии. Таким образом, главные евхаристические символы: хлеб, виноград, предметы, связанные с виноградарским делом, — получили наиболее широкое распространение в живописи катакомб, в эпиграфике; они изображались на священных сосудах и предметах обихода христиан. К собственно евхаристическим символам относятся изображения виноградной лозы и хлеба.

Хлеб изображается и в виде колосьев (снопы могут символизировать собрание Апостолов), и в виде хлебов причащения. Приведем рисунок, явно апеллирующий к чуду приумножения хлебов (Мф 14:17-21; Мф 15:32-38) и в то же время изображающий хлеб Евхаристии (о символике изображения рыбы см. ниже).

Виноградная лоза — евангельский образ Христа, единого источника жизни для человека, которую Он подает через причастие.Символ лозы имеет также значение Церкви: ее члены — ветви; виноградные грозди, которые нередко клюют птицы, суть символ Причащения — способа жизни во Христе. Виноградная лоза в Ветхом Завете — символ земли обетованной, в Новом — рая; в этом значении лоза еще долго используется в качестве декоративного элемента. Вот совершенное изображение лозы из мозаик мавзолея Сан-Констанца в Риме.

К символике винограда относятся также изображения чаш и бочек, используемых при его уборке.

Виноградная лоза, чаша и крестообразная монограмма Христа.

Приведем фрагмент равеннской мозаики VI в., изображающей лозу, монограмму Христа и павлина, — птицу, символизирующую возрождение к новой жизни.

С самим Спасителем связаны изображения рыбы как своеобразной отсылки к имени Христа; Доброго Пастыря (Ин 10:11-16; Мф 25:32); Агнца — Его ветхозаветного прообраза (например, Ис 16:1, ср. Ин 1:29), а также Его имени, выраженного в знаке (монограмме) и в прикровенном изображении Креста в образе якоря, корабля.

Остановимся прежде всего на монограмме имени Христова. Эта монограмма, состоящая из начальных букв Х и Р, получила большое распространение, возможно, начиная с апостольских времен. Мы находим ее в эпиграфике, на рельефах саркофагов, в мозаиках и пр. Возможно, монограмма восходит к словам Апокалипсиса о "печати Бога Живого" (Откр 7:2) и "новом имени побеждающему" (Откр 2:17) — верному в Царствии Божием.

Греческое название монограммы crisma (собств. "помазание, миропомазание") может переводиться как "печать". Форма монограммы существенно видоизменялась с течением времени. Древние формы: . Наиболее раcпространенный вариант усложняется в раннеконстантиновское время: , ок. 335 г. он преобразуется в (исчезает буква Х). Такая форма имела большое распространение на востоке, особенно в Египте. Нередко она украшается пальмовыми ветвями или утверждается в лавровом венке (античные символы славы), сопровождается буквами и . Приведем изображение детали саркофага II в., в которой собственно хризма не присутствует, но значение сохраняется. Такое употребление и восходит к тексту апокалипсиса: Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель. (Откр 1:8; см. также Откр 22:13). Начальная и конечная буквы греческого алфавита являют таким образом Божественное достоинство Иисуса Христа, а их соединение с Его именем (хризма) подчеркивает "…Его собезначальное бытие со Отцем, Его отношение к миру, как первоисточника всего и конечной цели всякого бытия". Таково изображение хризмы на монете императора Константина II (317-361).

Дополнительной отсылкой ко Христу могла служить надпись, которая была шифрограммой Его имени Christos — ikhthus, "рыба". Помимо простого анаграммного сходства, это слово приобретало и дополнительную символическую нагрузку: его читали как аббревиатуру фразы Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель, Iesus Christos Theu Yu Sotir. Ср. серебряную пластинку IV в. (Трир).

Изображение хризмы — постоянный мотив христианского искусства. Приведем и интересный современный графический вариант хризмы — эмблему журнала "Sourozh".

Все эти изображения — действительно тайнопись: за известными формами букв алфавита и др. скрывается образ Распятия Воплотившегося Бога и возможность для человека измениться через приобщение к тайне Креста.

Таково изображение на могильном камне (Тунис, VIII в.).

К таким образам относится также и якорь — символ христианской надежды на будущее Воскресение, как говорит о том апостол Павел в послании к Евреям (Евр 6:18-20). Вот изображение якоря из римских катакомб.

В раннехристианской гемме сливаются изображения креста и якоря. Его сопровождают рыбы — символы Христа, а из основания произрастают пальмовые ветви — символы триумфа. В прямом смысле, как образ спасения, используется якорь в изображении с двумя уловляемыми рыбками-христианами из римских катакомб II века. А это — еще один, графически проработанный вариант того же сюжета.

Другой распространенный символ — корабль, который также нередко включает образ Креста. Во многих древних культурах корабль — символ человеческой жизни, плывущей к неизбежной пристани — смерти.

Но в христианстве корабль ассоциируется с Церковью. Церковь как корабль, ведомый Христом, — распространеннейшая метафора (см. выше в гимне Климента Александрийского). Но и всякий христианин тоже может уподобляться кораблику, следующему за кораблем-Церковью. В христианских изображениях корабля, несущегося по волнам житейского моря под знаком креста и направляющегося ко Христу, адекватно выражен образ христианской жизни, плод которой — обретение вечной жизни в единении с Богом.

Обратимся к образу Христа — Доброго Пастыря. Основной источник этого образа — евангельская притча, в которой Сам Христос называет Себя так (Ин 10:11-16). Собственно образ Пастыря коренится в Ветхом Завете, где нередко предводители народа израильского (Моисей — Ис 63:11, Иисус Навин — Числ 27:16-17, царь Давид в псалмах 77, 71, 23) называются пастырями, о Самом же Господе говорится — "Господь, Пастырь мой" (Пс Господе говорится — "Господь, Пастырь мой" (Пс 23:1-2). Таким образом, Христос в евангельской притче указывает на исполнение пророчества и обретение утешения народом Божьим. К тому же образ пастыря имел и имеет всем понятный смысл, так что и поныне в христианстве принято называть священников пастырями, а мирян — паствой.

Христос-Пастырь изображается в виде античного пастуха, одетого в хитон, в пастушеских зашнурованных сандалиях, нередко с посохом и сосудом для молока; в руках он может держать тростниковую флейту. Сосуд для молока символизирует Причастие; жезл — власть; флейта — сладость Его учения ("Никто никогда не говорил так, как этот человек" — Ин 7:46) и упования, надежды. Такова мозаика начала IV в. базилики из Аквилеи.

Художественными прототипами образа могли послужить античные изображения пастуха, покровителя стад Гермеса , с ягненком на плечах, Меркурия с барашком у ног — образ Богообщения. Агнец на плечах Доброго Пастыря божественной радости о пропавшей овце — кающемся грешнике — в Евангелии от Луки (Лк 15:3-7), где раскрывается и пророчество Исайи: "Агнцев будет брать на руки и носить на груди своей, и водить дойных" (Ис 40:11). Тут тайна искупления мира во Христе, отношения Бога, "полагающего жизнь свою за овец" (Ин 10:11), к людям. Овца в данном случае есть образ падшей человеческой природы, воспринятой Богом и возведенной Им к Божественному достоинству.

С образом Доброго Пастыря в раннехристианском искусстве соседствует образ Агнца — ветхозаветного прообраза жертвы Христа (жертва Авеля; жертва Авраама, пасхальная жертва) и евангельского Агнца, "вземлющего грехи мира" (Ин 1:29). Агнец — Христос нередко изображается с принадлежностями пастуха, что буквально следует словам Откровения "Агнец будет пасти их и водить их на живые источники вод" (Откр 7:17). Агнец есть евхаристический образ, и в христианской иконографии он нередко изображается на дне литургических сосудов. Агнцем называется в современной литургической практике и часть просфоры, освящаемая в Евхаристии.

Агнец может изображаться на скале или камне, из подножия которого бьют струи четырех источников (символы Четвероевангелия), к которым устремляются другие агнцы — апостолы или, шире, вообще христиане. Агнец из мозаик Равенны (VI в.) изображен с нимбом, на котором — хризма; тем самым его соотнесенность с Христом предстает как совершенно бесспорная.

Изображение Христа в виде Агнца намекало на тайну Крестной Жертвы, но не обнаруживало ее перед нехристианами; однако во времена широкого распространения христианства оно было запрещено 82 правилом VI (V-VI) Вселенского собора 692 г., поскольку первенство в почитании должно принадлежать не прообразу, а самому образу Спасителя "по человеческому существу". По отношению к "прямому образу" такие символы являлись уже пережитками "иудейской незрелости".

В Новом Завете символика рыбы связывается с проповедью; бывших рыбаков, а после апостолов, Христос называет "ловцами человеков" (Мф 4:19; Мк 1:17), а Царствие Небесное уподобляет "неводу, закинутому в море и захватившего рыб всякого рода" (Мф 13:47).

Евхаристическое значение рыбы связывается с прообразовательными евангельскими трапезами: насыщением народа в пустыне хлебами и рыбами (Мк 6:34-44; Мк 8:1-9), трапезой Христа и апостолов на Тивериадском озере по Воскресении (Ин 21:9-22), которая нередко изображается в катакомбах, смыкаясь с Тайной Вечерей. В Писании Христос говорит: "Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? И когда попросит рыбы, подал бы ему змею?"(Мф 7:9-10). По мысли толкователей образ рыбы относится ко Христу как истинному Хлебу Жизни, в противоположность змее, которая символизирует диавола. Изображение рыбы нередко сочетается с изображением корзины с хлебами и вином, и таким образом символ рыбы связывается с Самим Христом. Выше мы писали, что этой соотнесенности способствует и графический облик греческого названия рыбы. Символика рыбы оказывается связанной и с таинством Крещения. Как говорит Тертуллиан: "Мы маленькие рыбки, ведомые нашим ikhthus, мы рождаемся в воде и можем спастись не иначе, как пребывая в воде."

На рисунке — изображение рыбы, служившее заставкой к письму свт. Василия Великого.

Крест Христов и Его Воскресение, апокалиптические чаяния всеобщего воскресения и настоящая жизнь Церкви в Таинстве Евхаристии — вот суть образов, скрывающихся за символами первых веков христианства, часть которых постепенно, начиная со времени Константина Великого, вытеснялась более прямыми образами.

Елена Луковникова

Успенский Л. Богословие иконы Православной Церкви. Издательство Западно-Европейского Экзархата. Московский Патриархат, 1989, с. 11.

Слово устье может значить и "гавань". — Ред.

Цит по: Граф А. С. Уваров. Древнехристианская символика. М., 1908.

По слову Климента Александрийского, как лоза дает вино, так Божественное Слово дало Свою кровь; ср. Ин 15:1 ("Я есмь истинная виноградная лоза").

Архим. Христофор. Древнехристианская иконография как выражение древнецерковного миросозерцания. Спб., 1886, с. 60.

Голубцова, могло возникнуть в Александрии — центре аллегорической экзегезы. — Голубцов А. П. Из чтений по церковной археологии и литургике. Т. 1. Сергиев Посад, 1918, с. 189.

Gerd Heinz-Mohr. Lexikon der Symbole. Herder, 1992, S. 274.

Отметим, что посох как знак пастырского достоинства вручается православным игуменам и епископам.

В этом значении образу Агнца наследовало более позднее изображение Распятия.

Успенский Л. Богословие иконы Православной Церкви, с. 64.

Голубцов А. П. Из чтений по церковной археологии и литургике, с. 191.

Цит по: Успенский Л. Там же, сс. 40-41.

Древнее представления информации

Наскальная живопись

Наскальная живопись (часто называют наскальной живописью) — изображения в пещерах, выполненные людьми эпохи палеолита. Большинство подобных объектов найдено в Европе, т.к. именно там древние люди были вынуждены жить в пещерах и гротах, спасаясь от холодов. Но такие пещеры есть и в Азии, например, Ниах-Кейвз в Малайзии.

Долгие годы современная цивилизация не имела представлений о каких-либо объектах древней живописи, однако в 1879 году археолог-любитель Марселино Санс де Саутуола вместе со своей 9-летней дочерью в ходе прогулки случайно наткнулся на пещеру Альтамира, своды которой были украшены множеством рисунков древних людей — не имевшая аналогов находка крайне потрясла исследователя и сподвигла его на её пристальное изучение. Годом позже Саутуола вместе со своим другом Хуаном Вилановым-и-Пьером из Мадридского университета опубликовали результаты своих исследований, в которых датировали исполнение рисунков эпохой палеолита. Многие учёные восприняли это сообщение крайне неоднозначно, Саутуолу обвиняли в фальсификации находок, однако позднее подобные пещеры были открыты во многих других уголках планеты.

Принято различать одноцветные, или монохромные, и многоцветные, или полихромные изображения. Часто, пещерная живопись выполнялась с учётом объёма, перспективы, цвета и пропорции фигур, учитывала движение, но позднее пещерная живопись стала более стилизованной.

Пиктограммы

Пиктогра́мма (от лат. pictus — нарисованный и греч. γράμμα — запись) — знак, отображающий важнейшие узнаваемые черты объекта, предмета или явления, на которые он указывает, чаще всего в схематическом виде.

В настоящее время пиктограммы имеют узкоспециальную и второстепенную роль (например, дорожные знаки, значки-элементы графического интерфейса пользователя ЭВМ и др.), в отличие от привычного нам алфавитного письма, способного отображать многоуровневый характер естественного языка. Значок, элемент графического интерфейса пользователя; небольшое изображение на видеоэкране, служащее для идентификации некоторого объекта: файла, программы и т. п. Выбор и активизация пиктограммы вызывает действие, связанное с выбранным объектом. Пиктографи́ческое письмо́ — вид письменности, знаки которой (пиктограммы) обозначают изображённый ими объект. Ацтекская пиктограмма «Мир» из Кодекса Теллериано-Ременсис.

Пиктографическое письмо использовалось на заре письменности разными культурами: месопотамской, египетской, китайской, ацтекской и др. В настоящее время пиктографическое письмо представлено письменностью донгба (дунба), которой владеют до нескольких десятков пожилых представителей народа наси, живущего в предгорьях Тибета.

Иероглифы

Иеро́глиф (др.-греч. ἱερογλύφος) — название письменного знака в некоторых системах письма. Иероглифы могут означать как отдельные звуки и слоги (элементы алфавитного и силлабического письма), так и морфемы, целые слова и понятия (идеограммы) Термин «иероглиф» греческого происхождения и взят у Климента Александрийского (II—III вв.). Он называл надписи, высеченные на камне, ἱερογλυφικὰ γράμματα (иероглифика граммата). Слово ἱερογλυφικά состоит из двух частей: ἱερός (иерос) — «священный» и γλύφω (глифо) — «вырезаю», «высекаю». Таким образом, ἱερογλυφικὰ γράμματα переводится как «священновырезанные письмена». Первоначально термин «иероглиф» употреблялся по отношению к древнеегипетскому письму, в котором сочетались элементы идеографического, силлабического и фонетического (акрофонического) писем. Сейчас кроме этого термин применяется для характеристики знаков китайского письма, а также знаков кандзи и кокудзи в японском языке (они используются в комбинации со слоговыми азбуками: катаканой и хираганой), знаков ханча в корейском языке и знаков тангутской письменности.

* Христианские символы и их значение для христиан *

Иероглифические системы последних являются производными китайского иероглифического письма. Особенностью китайской иероглифики является использование составных иероглифов, представляющих комбинацию идеограмм.

В середине двадцатого века была попытка создать систему письменности, сходную с иероглифической, для западных языков. Чарльз К. Блисс, автор этой системы, считал, что она позволит общаться письменно народам всего мира, аналогично тому, как различные народы Восточной Азии, в первую очередь Китая, могут письменно общаться с помощью иероглифов.

Алфавит

Алфави́т (греч. ἀλφάβητος), также азбука, — форма письменности, основанная на стандартном наборе знаков. В алфавите отдельные знаки — буквы — обозначают фонемы языка, хотя однозначное соответствие звук ↔ буква наблюдается редко и имеет обыкновение утрачиваться в процессе развития устного языка. Алфавит отличается от пиктографического (идеографического) письма, где знаки обозначают понятия (шумерская клинопись), и морфемного и логографического письма, где знаки обозначают отдельные морфемы (китайское письмо) или слова. Выделяются следующие разновидности алфавитов Пиктографические письменности насчитывают тысячи знаков. Сложность и ограниченность системы (она может описывать только объекты) объясняют движение таких систем в сторону идеографических письменностей. Движение это сопровождается расширением смысла знаков, а также упрощением и канонизацией начертаний каждого знака. Примеры пиктографического письма — кодексы индейцев Месоамерики. Относительная сложность фонетических систем различных языков обуславливает наличие алфавитов неодинакового размера. Согласно Книге рекордов Гиннесса, больше всего букв — 72 — содержится в алфавите кхмерского языка, наименьшее — 12 (a, e, g, i, k, o, p, r, s, t, u, v) — в алфавите языка ротокас острова Бугенвиль (Папуа Новая Гвинея). Самой древней буквой алфавита является буква «о», которая осталась неизменной в том же виде, в каком она была принята в финикийском алфавите (около 1300 года до н. э.). (Эта буква там обозначала другой, согласный звук, но современная «о» произошла от неё).

 

Назад: Древнее представления информации

Рыба — символ философского камня в его первичном состоянии, ибо камень, как и рыба, рождается и живет в воде. Поэтому рыба — символ молчания.

В индуистской мифологии рыбы считаются созданиями, обладающими абсолютной свободой, которым не грозит потоп, а также предстают как спасители — инкарнации богов Вишну и Варуны. Изображаемые на ступнях Будды, они символизируют освобождение от бремени мирских желаний.

В Китае рыба — символ изобилия и удачи.

Во многих культах отмечается сексуальный символ рыбы, что связано с обильной икрой, с водой — символом плодородия, а также с фаллосоподобной формой рыбы. Рыбы ассоциируются с богами Луны, материнства и деторождения.

Для рыбаков море — непаханое поле, в котором они собирают не сеяный урожай.

С рыбой также связан символ помехи, от которой трудно избавиться, — «кость в горле», а именно — острая рыбья кость. И, как бы в противовес этому, рыба (точнее, золотая рыбка) — символ исполнения любых, самых несбыточных желаний, символ воздания по заслугам, справедливости.

Рыба — знак Христа

Рыба известна, в первую очередь, как раннехристианский символ Иисуса Христа. В качестве секретного знака Иисуса Христа она присутствует на печатях и лампадах в римских катакомбных церквах. Там же встречается изображение рыбы, несущей на спине корзинку с хлебами и с красным предметом (бутылью вина), — символическое изображение Христа и Евхаристии (причащения). Корзина является символическим аналогом пирога. В других изображениях вместо корзины рыба несет на себе корабль — символ христианской церкви. Ранние христиане носили рыбок из металла, камня, перламутра или стекла на шее подобно тому, как сейчас носят нательные крестики.Евангельские тексты подчеркивают этот символизм: упоминается о чудесной ловле рыбы, в которой принимал участие Иисус; сам

Две рыбы с якорем

Иисус проводит аналогию между ловлей рыбы и обращением людей в новую веру (отсюда и «кольцо рыбака», которое носит папа Римский); рассказывается о кормлении пяти тысяч людей пятью хлебами и двумя рыбами. Новообращенных крестят водой. Крещение на латинском языке называется «piscina» («садок для рыбы»), а новообращенные — «pisciculi» («рыбки»). Изображение трех сплетенных рыб (или трех рыб с одной головой) — символ Троицы.Христос явил собой приход Нового Века Рыб. Эта теория могла бы прояснить наличие сдвоенных рыб в христианской образной символике, а также сохранение в христианском искусстве вариантов символа зодиакального Знака Рыб. Карл Юнг считает, что «если обозначение Христа одной из рыб проинтерпретировать астрологически, его придется отождествить с первой, вертикально

Зодиакальный знак «Рыбы»

расположенной рыбой. В конце времен за Христом следует Антихрист. При непосредственном приближении ко второй рыбе начинается эпоха Ренессанса, а вместе с ней приходит и тот дух, кульминация которого наблюдается в нынешнее время». Еще один пример — изображение рыб в чашах крещальных купелей (писцинах); считается, что вода благодаря такому символическому присутствию Христа становится святой.

Условная форма рыбы содержит, как правило, контуры, внутри которых изображаются Христос, Святая Дева или Святой. Зачастую она представляет собой мандорлу. В то же время халдейское название рыбы (Nun) связывается с культом Венеры как богини, управительницы одного из дней недели — пятницы. Римские католики по сей день едят рыбу по пятницам. Рыба была принята в качестве магического символа Христа в раннехристианский период. Более поздние христианские изображения Христа-рыбы соединяют наиболее, узнаваемый символ креста (в победоносном венце) с другим солярно-жизненным символом — виноградом.

Христианский символизм, связующий рыбу с Христом и с душой, был охотно присоединен к символике алхимии.

Рыба и крест, обрамленные победоносным венцом

Средневековые алхимики по-своему интерпретировали образ рыбы. В многочисленных алхимических трактатах описана чудесная рыба stella marina, светящаяся под водой и воспламеняющая все, к чему прикоснется.

Христианские православные символы: их значение и смысл

В данном случае свечение понимается как огонь Святого Духа, действие божественной благодати, воспламеняющей сердца, погруженные в «море греха». Алхимики считали, что эта чудесная рыба с первых мгновений жизни распространяет свет вокруг себя, а потому может служить символом религии, чей негасимый свет животворит верующих. Свет, исходящий от stella marina, следует понимать как всепрощение, милосердие и божественную любовь.

В одном из алхимических рисунков Лэмспринка две рыбы, представляющие Душу и Дух, плавают в море, символизирующем тело.

СМЫСЛ ДРЕВНЕ-ХРИСТИАНСКИХ СИМВОЛОВ,
ИЗОБРАЖЕННЫХ ВОКРУГ СВЯТО-ИЛЬИНСКОГО ХРАМА.

Самые ранние христианские символические изображения относятся ко временам первых гонений на Церковь в Римской империи.

Мозаики пола времен Константина и Елены в базилике Рождества Христова в Вифлееме.

Тогда символика употреблялась в первую очередь как криптограмма, тайнопись, чтобы единоверцы могли узнавать друг друга во враждебном окружении. Однако смысл символов был всецело обусловлен религиозными переживаниями; тем самым можно утверждать, что они донесли до нас богословие ранней Церкви. Агнец, Крест, виноградная лоза, корзина с хлебами, чаша, голубь, Добрый Пастырь, лилия, павлин, рыба, феникс, якорь, пеликан, орел, хризма, петух, лев, оливковая ветвь, альфа и омега — вот наиболее часто встречающиеся первохристианские символы.

Мозаичный пол с изображением виноградных листьев и гроздий, несущих евхаристический смысл, дополнением к которому служат изображения Евхаристических чаш и рядом с ними плодов гранатовых яблок — одного из вариантов плодов Древа Жизни.

Символизм первохристианского искусства гораздо глубже простых зашифрованных изображений, эти изображения являлись своего рода наглядной проповедью для христиан, подобно притчам, к которым прибегали библейские пророки и нередко обращался в своих беседах Иисус Христос.

В 2012 году, в ходе работ по благоустройству территории Ильинской горы, с западной и восточной, северной и южной стороны Свято-Ильинского храма с помощью декоративного мощения были изображены древне-христианские символы: лилия, хризма, рыба и якорь. Что же они означают?

ЛИЛИЯ.

Изображенная в декоративном мощении перед входом в храм лилия является символом невинности и чистоты, символом любящей Бога души. В Книге Песни Песней сказано, что ветхозаветный храм Соломона был украшен лилиями. По преданию, Архангел Гавриил в день Благовещения пришел к Деве Марии с белой лилией, которая с тех пор стала символом Ее чистоты, невинности и преданности Богу. С этим же цветком в Средневековье изображали святых, прославленных чистотой своей жизни. У первых христиан лилия олицетворяла мучеников, которые остались чисты и верны Христу, несмотря на жестокие гонения.

Так и нам должно входить в храм Господень с чистыми и кроткими сердцами, если мы хотим принять участие в Божественной Литургии и достойно приобщиться Святых Христовых Таин.

ХРИЗМА.

Хризма или хрисмон — монограмма слова Христос, что значит Помазанник, Мессия, и которая состоит из двух начальных греческих букв этого слова "ΧΡΙΣΤὈΣ" — "Χ" (хи) и "Ρ" (ро), наложенных одна на другую. По краям монограммы иногда помещают греческие буквы "а" и "ω". Такое употребление этих букв восходит к тексту Апокалипсиса: "Аз есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель" (Откр. 1:8).

Монета императора Магненция с изображением хризмы.

Хризма получила широкое распространение в эпиграфике, на рельефах саркофагов, в мозаиках, в том числе напольных, и, вероятно, восходит к апостольским временам. Возможно, что ее происхождение связано со словами Апокалипсиса: "печать Бога живаго" (Откр. 7:2). Греческое название монограммы "crisma" (собств. "помазание", "миропомазание") может переводиться как "печать".

Монограмма Христа на полу древне-христианской базилики Хрисополитисса.

В среде славянских народов древне-христианская хризма приобрела новый смысл, став символом Боговоплощения или Рождества Христова, по первым буквам, — "Р" и "Х" — его славянского написания.

Хризма на южной стороне Свято-Ильинского храма в Выборге

РЫБА.

Рыба — один из самых ранних и наиболее распространенных христианских символов. "Ихтис" (др.-греч. Ἰχθύς — рыба) — древний акроним (монограмма) имени Иисуса Христа, состоящий из начальных букв слов: Ίησοὺς Χριστὸς Θεού Ὺιὸς Σωτήρ(Иисус Христос Сын Божий Спаситель), то есть выражает в краткой форме исповедание Христианской веры.

Новый Завет связывает символику рыбы с проповедью Учеников Христовых, некоторые из которых были рыбаками.

При этом и сами христиане часто изображались символическим образом — в виде рыбок. Один из ранних отцов Церкви Тертуллиан писал: "Мы, маленькие рыбки, вслед за нашим Иисусом Христом в воде (благодати) рождаемся и, лишь пребывая в ней, можем быть невредимыми".

Символическое изображение рыбы имеет также евхаристическое значение. В древнейшей части катакомб Каллиста исследователи обнаружили четкое изображение рыбы, несущей на спине корзину с хлебами и сосуд с вином. Это — евхаристический символ, обозначающий Спасителя, Который дарует людям пищу спасения, новую жизнь.

Древняя мозаика, изображающая ступу с хлебами и рыбами, которыми Господь накормил страждущих, находится в Алтаре рядом со священным камнем. На камне, как предполагают некоторые исследователи Нового Завета, Спаситель стоял, когда благословлял рыбу и хлеб перед насыщением ими народа.

В других катакомбах и на надгробных памятниках изображение рыбы часто встречается в сочетании с другими символами и означает насыщение народа в пустыне хлебами и рыбами (Мк. 6:34-44, Мк. 8:1-9), а также трапезу, приготовленную Спасителем для Апостолов по Его Воскресении (Ин. 21:9-22) на берегу Тивериадского озера.

Древне-христианский символ рыбы с восточной
стороны Свято-Ильинского храма в Выборге

 

ЯКОРЬ.

В раннехристианском искусстве якорь являлся символом надежды. Источником для возникновения этого образа послужило Послание к евреям св. Апостола Павла, где мы можем найти следующие слова: "Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву, дабы… твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду, которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу, куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека" (6:17-20). Таким образом, якорь является для нас атрибутом персонифицированной надежды на спасение во Христе Иисусе от вечной смерти.

Напольная мозаика Морского собора.

Якорь, как древне-христианский символ надежды с северной стороны Свято-Ильинского храма в Выборге.

Со временем, Единая неразделенная Церковь Христова своим соборным разумом 82-м правилом Шестого Вселенского собора отвергла образ Агнца, как символ Крестной Жертвы Христовой: "На некоторых честных иконах изображается, перстом Предтечевым показуемый агнец, который принят во образ благодати, чрез закон показуя нам истиннаго агнца, Христа Бога нашего. Почитая древние образы и сени, преданныя Церкви, как знамения и предначертания истины, мы предпочитаем благодать и истину, приемля оную, как исполнение закона. Сего ради, дабы и искусством живописания очам всех представляемо было совершенное, повелеваем отныне образ агнца, вземлющаго грехи мира, Христа Бога нашего, на иконах представлять по человеческому естеству, вместо ветхаго агнца: да чрез то созерцая смирение Бога Слова, приводимся к воспоминанию жития Его во плоти, Его страдания, и спасительной смерти, и сим образом совершившегося искупления мира".

Также, 73-м правилом того же Собора Церковь запретила изображать Животворящий Крест Христов на земле: "Поелико Животворящий Крест явил нам спасение, то подобает нам всякое тщание употребляти, да будет воздаваема подобающая честь тому, через что мы спасены от древнего грехопадения. Посему и мыслью, и словом, и чувством поклонение ему принося, повелеваем: изображения Креста, начертываемые некоторыми на земле, совсем изглаждать, дабы знамение победы нашей не было оскорбляемо попиранием ходящих…".

Но, сегодня, когда современные средства информации, казалось бы, дают неисчерпаемые возможности для познания собственной Веры, неведомо откуда, появились несчастные«ревнители» собственного невежества, которые от воспаления еще неизжитых страстей прежней жизни стали хулить изображенные по четырем сторонам Свято-Ильинского храма древне-христианские символы, ложно утверждая, что их изображения на земле запрещены 73-м правилом Шестого Вселенского собора. Однако, как мы можем видеть из текста этого правила, Церковь запрещает изображать только Животворящий Крест Христов на земле, даже намеком не упоминая другие древне-христианские символы. Более того, это правило говорит именно о "Животворящем Кресте", а не о всяком ином, простом или декоративном, перекрестии линий. Потому что из трех, найденных равноапостольной царицей Еленой крестов, только один, — Крест Христов, — был Животворящим и достойным поклонения. Два других креста, среди которых был и крест благоразумного разбойника, который, по слову Господнему, первым вошел в райские обители, не были Животворящими и не являлись предметом поклонения для Церкви.

Опять же, если мы будем видеть Животворящий Крест Господень в любом перекрестии линий, то вынуждены будем отказаться от пользования транспортом и дорогами, которые постоянно перекрещиваются, как, впрочем, и тротуарами, которые неизбежно заканчиваются пешеходными переходами на перекрестках. Одновременно, к великой радости противников нашей веры, мы будем вынуждены прыгать как блохи, случайно оказавшись в перекрестии швов плиточных полов в общественных местах.

Поэтому Церковь издревле, изображая Животворящий Крест Господень, двумя дополнительными перекладинами и надписанием на них указывает на то, что сей крест есть не просто декоративное перекрестие линий или орнаментов, а есть образ Животворящего Креста Христова, которым мы спасены "от работы вражия".

Что же касается других древне-христианских символов, то, повторим, Церковь никогда не запрещала их изображение как на стенах, так и на полах христианских храмов, кроме как во времена позорного торжества иконоборчества. Те же, кто будучи заражен гордостным самомнением, вопреки всей традиции Единой неразделенной Церкви, ревнует о своих невежественных мнениях о недопустимости изображения христианских символов в православном храмостроительстве не только на стенах, но и на земле, уподобляется древним фарисеям, которые, вместо наблюдения за исполнением заповедей Божиих, самовольно приняли держаться ложного благочестия: "наблюдать омовение чаш, кружек, котлов и скамей" (Марк. 7:4).

И таковые показывают себя подобными не только древним фарисеям, но и обнаруживают себя новыми иконоборцами, которые, будучи заражены тайным манихейством, забыли о том, что все сотворено "добра зело" (Быт. 1:31); и что мы сотворены из праха земного, который доныне "попираем" нашими ногами; и что Господь, в Своем Святом Воплощении, воспринял эту нашу телесность из праха земного, приобщив ее к Своему нетленному Божеству; и что Господь омыл в Своих Таинствах не только наши головы, но и ноги, что ясно показал на примере Петра (Иоан. 13:6-10); и что Бог есть не только Бог Неба, но и земли (Откр. 11:4); и что в день Святого Богоявления мы освящаем святой агиасмой не только стены наших жилищ, но и "во всяких местах, и скаредных, и всюду кропится, яже и под ногами нашими суть"; и что в будущий век, предсиянием которого наполнены наши храмы, "Бог будет все во всем" (1Кор. 15:28) — таковые желают отнять у нас не просто благолепие, но богатство благодатных и спасительных символов, наполняющих наши храмы, уподобив их печальному запустению протестантских кирх.

Более того, если нам следовать логике этих новых иконоборцев, то следует запретить архиерейские службы. Потому что епископы Церкви на богослужениях стоят не иначе как на орлецах, на которых изображен древне-христианский символ орла в сиянии благодати и город со святыми храмами, и которые, если верить басням новоявленных иконоборцев, предстоятели поместных Церквей в "постыдном неведении" об истинном благочестии "попирают" ногами. Но мы знаем, что где епископ, там и Церковь, и где нет епископа, там нет и Церкви. Что же нам теперь в угоду новым иконоборцам оставить Церковь? Да не будет этого!

   

Самое же печальное, что таковые лжеучителя, «не входя дверью во двор овчий» (Иоан. 10:1), обольщают сердца простодушных и сеют разделение в единое Тело Церковное. Для них полезно будет хорошо помнить и не забывать совсем другое правило этого же Шестого Вселенского собора, — 64-е, — которое гласит: "Не подобает мирянину пред народом произносить слово, или учить, и тако брать на себя учительское достоинство, но повиноваться преданному от Господа чину, отверзать ухо приявшим благодать учительскаго слова, и от них поучаться Божественному. Ибо в единой Церкви разные члены сотворил Бог, по слову Апостола, которое изъясняя Григорий Богослов ясно показывает находяшийся в них чин, глаголя: сей, братия, чин почтим, сей сохраним; сей да будет ухом, а тот языком; сей рукою, а другой иным чем-либо; сей да учит, тот да учится. И после немногих слов далее глаголет: учащийся да будет в повиновении, раздающий да раздает с веселием, служащий да служит с усердием. Да не будем все языком, Если и всего ближе сие, ни все Апостолами, ни все Пророками, ни все истолкователями. И после неких слов еще глаголет: почто твориши себя пастырем, будучи овцею? почто делаешься главою, будучи ногою? почто покушаешься военачальствовать, быв поставлен в ряду воинов? И в другом месте повелевает премудрость: не буди скор в словах; не распростирайся убог сый с богатым; не ищи мудрых мудрейший быти.

Христианские символы и их значение

Если же кто усмотрен будет нарушающим настоящее правило: на сорок дней да будет отлучен от общения церковнаго".

Председатель Отдела религиозного образования и катехизации
Выборгской епархии,
настоятель Свято-Ильинского храма города Выборга
протоиерей Игорь Викторович Аксёнов.

www.na-gore.ru

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *