Описание

Синонимы:Аскетика; психология; психотерапия;

Православная психология и психотерапия — психологические теории практики, соответствующие православной доктрине, признаваемые Церковью.

Необходимо отметить, что пока церковном сообществе нет единого мнения, что следует понимать под православной психологией и психотерапией. Например, есть убеждение, которого в основном придерживаются психологи православного вероисповедания, получившие классическое светское образование, что термин "православная психология" некорректен в своей основе. Это почти тоже самое, что говорить о православной физике или химии. При этом данные психологи признают, что в практике психотерапии можно использовать только те методики, которые согласуются с православным мировоззрением (среди отрицаемых практик — НЛП, холотропное дыхание, психотерапия Фрейда и многие другие).

Альтернативный подход к вопросу православной психологии гласит, что священники и так фактически занимаются психологией, просто не осознают этого. В таком контексте актуальной становится задача обучения священнослужителей психологии, чтобы они избежали возможных ошибок, а также получили эффективные инструменты для решения насущных вопросов: как правильно общаться с человеком в кризисной ситуации, как священнику "не сгореть" в своём труде, принимая на себя все горести прихожан и многие другие.

Между тем, существует третий подход к проблеме определения православной психологии и психотерапии, который показывает, что в православных книгах, которые были популярны ещё более 100 лет назад, детально рассматриваются вопросы душевного здоровья и насущные проблемы, с которыми может сталкиваться каждый человек на своём духовном пути: "Как не раздражаться?", "Как справиться с леностью и унынием?" и др. Фактически речь идёт о психологии и психотерапии, но эти названия не используются, а вместо них существует термин аскетика — раздел православного богословия, предметом которого является изучение процесса возрождения падшего человеческого естества в ходе христианского подвижничества.

Православная психология опирается в своём развитии на христианскую философию, богословие, наследие аскетического опыта святых отцов и православную антропологию.
К основополагающим принципам православной психологии относятся:

  • Используемые разнообразные психологические методики преломляются через православное мировоззрение;
  • Человек понимается в контексте единства тела, души и духа — чёткой связи между ними, нарушение которой ведёт к болезням;
  • Смысл человеческой жизни: развитие добродетелей и преодоление страстей;
  • Смерть — это переход души в иное состояние;
  • Признание воздействия на человеческую душу со стороны ангелов и падших духов;
  • Истинное исцеление не может происходить без процесса богопознания

Считается, что причиной внутреннего или межличностного конфликта, является состояние, когда человек забывает, что он духовное существо, созданное творцом ("не хлебом единым жив").

Основными методами православной психологии являются самонаблюдение (интроспекция) и диалог.

Православие и психотерапия

Под самонаблюдением понимается осознанность, самопознание, понимание мотивов своих поступков. Результатом познания своего внутреннего мира является понимание его приоритетной важности при разрешении проблемных состояний, осознание, что источник проблем внутри человека, а не вовне. Как говорится "познай себя-познаешь Бога".

Большую роль в православной психологии играют понятия греха и страсти. Считается, что православный должен ежедневно, ежечасно бороться со своими греховными привычкам, проявлениями страстей. Сначала человек грешит ради удовольствия, но затем сам становится рабом греха — как например, наркоманы и алкоголики. Выделяют восемь страстей, каждая из которых включает различные грехи:

  • чревоугодие,
  • любодеяние,
  • сребролюбие,
  • гнев,
  • печаль,
  • уныние,
  • тщеславие,
  • гордость.

Прослеживается последовательная связь между страстями, когда "излишество предыдущей даёт начало последующей". Например, упорство в чревоугодии приводит к любодеянию и т.д. Чтобы одержать победу над данной страстью, нужно сосредоточиться на борьбе с предыдущей в иерархии, например излечение от печали происходит через подавление гнева.

Православный психолог может оказать помощь в решении таких проблем как: межличностные отношения, внутриличностные конфликты, ценностные конфликты, нейтрализация последствий психологических травм, помощь в воцерковлении.

Безусловно православная психотерапия является практически единственным действенным методом психологической помощи для православных верующих. Именно в этом её главное предназначение.

Рекомендации в жанре "Православная психология и психотерапия"

Дорога домой. Выпуск 54р 

ВВЕДЕНИЕ В СВЯТООТЕЧЕСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ
Владимир Невярович

Эта замечательная работа ясно описывает почему светская психология не понимает полностью человека, а Святоотечская психология этого достигает .

Содержание: (1) Психология без души. (2) Христианские духовные врачи.

В последние годы активно развивается и внедряется во все сферы жизни наука, именующей себя психологией. Ставки психологов введены в штатное расписание школ, предприятий, управленческих структур. Теперь есть психологи и в правительстве, и в Госдуме, и в банках, и в командах политиков, и в милиции, и в театрах. С одной стороны, можно приветствовать появление многочисленной армии специалистов, призванных формировать, здоровые отношения среди людей. Проблема видится в ином. Кто и чему научил этих специалистов, какими способами (советами, рекомендациями, приемами) они будут помогать людям, менять их отношение к психотравмирующим ситуациям, обучать искусству общения? Наконец, каким будет духовный фундамент российской психологии, неужели, как и на Западе, им станет сексуальный материализм З.Фрейда с его решительным антихристианством?

1. Психология без души

А теперь попытаемся обратиться к сути современной психологии, как науки. Здесь сразу же мы сталкиваемся с парадоксом: психология, оказывается, вовсе не признает в человеке душу и не верит в ее существование. Так, например, в достаточно распространенном ныне 2-х томном учебном пособии Ж. Годрфруа ("Что такое психология" М., 1992 г.). Читаем: "Представление о человеке, состоящем из нематериальной души, управляющей материальным организмом, — это дуалистическая концепция, восходящая… к доисторическим временам. В научной психологии, однако, утвердилось представление о том, что наши чувства или мысли — это всего лишь результат жизнедеятельности нервных клеток, объединенных в один орган — головной мозг…" (с. 84).

Подобные или близкие к тому утверждения, можно найти практически во всех современных учебниках по психологии, включая российские, где вера в существование души однозначно объявляется архаичной, причем о христианской психологии не найти ни слова. Представьте, например, что медицина не верила бы в излечение человека от болезней или география не признавала бы существование земли, континентов, морей и проч.

Этот очевидный парадокс, заложенный в самом названии этой "науки о душе", нимало не смущает самих представителей психологии, нашедших выход в том, что душа — это оказывается нервные клетки мозга, то есть душа — вовсе не душа, а нечто иное. Тогда корректно было бы назвать науку как-то по иному, да вот до этого дело не доходит, ибо даже для неверующих притягательны духовные термины…

Согласно мнению известного русского философа С. Франка (1877 — 1950), "прекрасное обозначение "психология" — учение о душе — было просто незаконно похищено и использовано как титул для иной научной области". При этом, продолжает он "мы не стоим перед фактом смены одних учений о душе другими (по содержанию и характеру)", а перед фактом совершенного устранения учения о душе и замены учениями о закономерностях так называемых "душевных явлений", оторванных от их внутренней почвы и рассматриваемых как явления внешнего мира. (Франк С. "О понятиях и задачах философской психологии"). Нынешняя психология не есть наука о душе, а, в лучшем случае, есть смесь каких-то логических, социальных, физиологических и философских построений и умозаключений. "Одно лишь несомненно, — констатирует Франк в той же статье, — живой, целостный внутренний мир человека, человеческая личность, то, что мы вне всяких теорий называем нашей "душой", нашим "духовным миром", в этой науке совершенно отсутствует".

Таким образом, базовой платформой современной психологии "без души" является подчеркнутый материализм.

Парадокс номер два. Это попытка психологии материалистически обосновать некоторые духовные и близкие к ним по сути категории: совесть, веру, любовь, стыдливость и другие.

Что из этого получается, будет изложено в качестве примера ниже. Оперируя весьма туманными терминами, типа "мотивация", "побуждение", "бессознательное", материалистическая психология скрывает под ними свое непонимание тех явлений, которые пытается охарактеризовать. Возьмем хотя бы описание двух понятий, заимствованных из одного из современных психологических словарей, открытого наугад (на букву "л"):

  1. "Личность — системное качество, приобретаемое индивидом в предметной деятельности и общении, характеризующее его со стороны включительности в общественные отношения".
  2. "Любовь — интенсивное напряжение и относительно устойчивое чувство субъекта, физиологически обусловленное сексуальными потребностям и выражающееся в социально-формируемом стремлении быть своими личностно — значимыми чертами с максимальной полнотой представленным в жизнедеятельности другого таким образом, чтобы пробуждать у него потребность в ответстветном чувстве той же интенсивности, напряженности и устойчивости".

Кому-нибудь из Вас хотелось бы так любить "интенсивным напряжением и относительно устойчивым чувством субъекта" и проч. или быть любимым "с максимальной полнотой представленным в жизнедеятельности другого"?

Итак, думается, именно редукция души до уровня нервных клеток, а человека до физиологических и биохимических процессов низвели и саму науку, стоящую на этой платформе, до чего-то очень туманного и неудобоваримого. Подобный подход, по мнению одного из известных английских профессоров естествознания А. Харди (Манчестер), был "важнейшей методологической ошибкой" в изучении человека. Ибо именно при таком подходе еще в конце XIX века психологические изыскания явно зашли в тупик.

На сегодняшний день ведущие психологи практически во всем мире признают, что человека надо рассматривать в целостности, "во всей полноте его физических, психических и духовных проявлений, как духовной личности" (Мелехов Д.Е. Психиатрия и актуальные проблемы духовной жизни. М., 1997)

Но тогда встает новый вопрос: что понимать под духовностью? Если это всего лишь "высокие моральные качества личности", то это все тот же тупиковый путь. Правда, в последних учебниках по психологии появляются какие-то туманные ссылки на некий "всеобщий интеллект", "высший разум", "ноосферу". К примеру, в упомянутом учебном пособии Ж. Годфруа читаем: "Поскольку вселенная построена из воли и частиц, находящихся в непрерывном взаимоотношении, в природе существует некий всеобщий интеллект, который возрастает по мере усложнения материи — от камня до самых высокоорганизованных существ. Что касается человека, то он — всего лишь одно звено в этой огромной совокупности" (с. 84). И все же "современная научная психология", как она сама себя именует, остается, повторяю, сугубо материалистической по сути, атеистической по своим убеждениям, весьма далекой от понимания истинного смысла жизни человеческого бытия, а потому хотя и стремящейся служить человеку, но на потребу времени и обстоятельствам, да к тому же и не бескорыстно…

2. Христианские духовные врачи

Теперь перейдем более предметно к христианской психологии. Тут же изначально снимается первое кричащее противоречие. Христианская психология действительно соответствует своему названию именно потому, что предметом ее изучения являются не клетки мозга, а бессмертная человеческая душа. Вместе с тем, задачи христианской психологии гораздо шире "исследования поведения и умственной деятельности" (Ж. Годфруа). "Современная официальная психология делает ошибку, резко разграничивая наше душевное "я" от обособленной внешности — "не я". Эта ошибка происходит от того, что свои наблюдения психология строит над душой (точнее внешними физиологическими функциями — В.Н.) человека, находящегося в состоянии выраженной греховности". (Пестов Н.Е. "Современная практика православного благочестия". "Сатис", СПБ, 1994 г.) Христианская же психология знает иной идеал, иной образ душевного состояния и духовного бытия.

Еще Н.В. Гоголь в ХIХ веке говорил: "здоровую психологию и не кривое, а прямое понимание души встречаем лишь у подвижников-отшельников … Человеку, сидящему по уши в житейской тине, не дано понимать природы души" (См. Вересаев В. "Гоголь в жизни" Соч. В 4-х т. М., 1990 г. Т. 4. с. 383).

Кстати, именно незнание святоотеческой психологии в свое время привело автора "Мертвых душ" (безусловно, пронзительно тонкого литературного психолога и человековеда) к ложным измышлениям относительно якобы прирожденных человеку страстей высокого предназначения. "Это я писал в "прелести" (т.е. духовном заблуждении, ложном понимании истины — В.Н.), — сознается Гоголь после прочтения древнего христианского аскета Исаака Сирина. — Это вздор, прирожденные страсти — зло, а все усилия разумной воли человека должны быть устремлены для искоренения их… Жалею, что поздно узнал книгу Исаака Сирина, великого душеведа и прозорливого инока". Учение о страстях, впрочем, до сих пор остается неведомым официальной психологической науке!

Ум человека, не озаренного светом христианства, по словам одного из поздних отцов Русской Православной Церкви святителя Игнатия Брянчанинова (1807 — 1867), "блуждает как бы в мрачной, беспредельной пустыне, и вместо истинных познаний, к приобретению которых он не имеет никакой возможности, сочиняет мнение и мечты, облекает их в темное и хитросложное слово, обманывает ими себя и ближних, признавая мудрость там, где со всею справедливостью должно признать умоисступление и умоповреждение". "В христианстве сокровено и истинное Богословие, и неподдельная психология и метафизика", — повествует святитель Игнатий (собр. соч. в 7-ми т. М., 1993. Т.4. с.144 — 145 ).

Высоко оценивал значимость именно христианской психологии и необходимость совершенствования в этой области наш виднейший педагог-просветитель К.Д. Ушинский (1824 — 1870): "Психология, в собственном смысле этого слова, находится еще более, чем история, в тесном отношении к религиозным системам… Все религиозные системы не только возникли из потребностей души человеческой, но и были, в свою очередь, своеобразными курсами психологии" (Ушинский К. Д. Педагогическая антропология. СПб., 1908, Т.2. с.426).

Особо подчеркивал Ушинский глубинно-психологическое значение Евангелия: "Великие психологические истины, скрывающиеся в Евангелии, распространялись вместе с евангельским учением, и этим только фактическая наука может объяснить то умягчающее, гуманизирующее влияние евангельского учения, которое оно вносило с собою повсюду. Какая книга в мире представляет более глубокую психологию, более верное знание людей, и какая книга в мире более читалась, слушалась, обдумывалась! Если же евангельская психология, более или менее глубоко понятая, сделалась общим достоянием всего христианского мира, то есть всего образованного европейского мира, то каким же образом психолог может не знать этой психологии, может обойти ее, ограничив свои познания теориями Гербарта, Бенеке или какого-нибудь другого надуманного ученого?" (там же с.426-427).

К большому сожалению, христианская психология по сей день находится в состоянии некой недовостребованности. Более того, она еще в достаточной мере не систематизирована, не написано по ней достойного учебника. Следует отметить, что некоторая появившаяся в последнее время литература, такая как "Введение в христианскую психологию "протоиерея о. Бориса Нечипорова, психолога по образованию, мало отражает сущность обозначенного в заглавии предмета, ибо не четко ориентирует читателя на базисные понятия христианской психологии: святоотеческое учение о страстях, добродетелях, самопознании, понятие о душе, стадиях развития греховного процесса. Впрочем, выражено лишь личное мнение, не умоляющее заслуг автора на пастырском и православно-просветительском поприще.

Рассуждая о разнице современной научной и святоотеческой психологии, аскетический писатель ХХ века епископ Варнава (Беляев) замечает следующее:

"Всякий, изучивший научную (мирскую), желая приступить к изучению психологии святоотеческой, должен быть готовым встретить между ними большую разницу. Ученые психологи в миру, сами будучи душевно-плотскими людьми, изучают всегда душевно-плотских людей и изучают только под душевно-плотским углом зрения. Они настолько погрузились в плотяность, что изучение психологических явлений с помощью психометрических методов и разных машин стали считать высшим достижением науки. Эта поразительная узость их миросозерцания и рабское подчинение материалистическому направлению, которое их держит наподобие каторжника, прикованного по рукам и ногам цепями к своей тачке, в данном случае разными "авторитетами" и "духом времени", не дают им возможность увидеть и поверить, что существует, кроме затхлой атмосферы их аудиторий экспериментальных институтов и кабинетов, еще другая жизнь, где — свобода духовной мысли, сияние вечного дня, благоухание небесных откровений. Поэтому учение их о душе и ее способностях односторонне и лживо. А святоотеческая психология — динамична, в высшей степени живая, рассматривает дело в широком масштабе приснодвижущегося духа — духа, разорвавшего путы и оковы мира, борющегося со своими и его страстями и перешедшего грань материализма.

Психология научная страдает поразительной бедностью мыслей, выводов. Все "открытия" ее — толчея на одном месте, разные повороты вокруг того же самого столба. Под вычурными терминами, производящими впечатление только на мало- и полуграмотных людей, скрывается полное убожество содержания. Ученые психологи не знают и не подозревают ни тех чувств, ни тех настроений, которыми горит подвижник. Даже движение собственных страстей, гордости, тщеславия, неверия, плотоугодия и проч. ими не изучаются, а уж, кажется, что бы проще и чего бы ближе этого было к ним.

Помочь проекту!

А психология святоотеческая — это откровение новой жизни. Это проникновение в такие уголки и глубины человеческого духа, которые никакому психологу со всеми его тонкими инструментами не под силу. Вхождение в изучение святоотеческой психологии — это вхождение в необозримое и бездонное море духовных откровений и осияний". (еп. Варнава, "Основы искусства святости" Нижний Новгород, 1995, Т.2).

Христианская психология рассматривает личность во всей полноте ее духовного, душевного и физического бытия. Она утверждает, что теперешнее состояние человека есть состояние греховности и одержимости, ибо грех стал почти нормой нашего бытия. Что подлинно здоровое состояние души — это бесстрастие. Святые Отцы утверждают, что в первую очередь надо бороться не со злыми предрассудками, а с порождающими их страстями. Так, например, с позиции христианской психологии пьянство — это лишь внешнее проявление автоматизированного греховного навыка, но его корни — чревоугодие, гордыня, сластолюбие и некоторые иные страсти, которые совершенно не учитываются при попытках современного лечения. Отсюда и такие плачевные результаты при столь самонадеянной рекламе, обещающей сто процентов исцеления от пьянства. Особое внимание христианская психология уделяет не физическим или биологическим проявлениям, и даже не поведению человека, а его духовности, которую рассматривает как норму человеческой жизни.

Согласно христианской психологии, человеческая личность духовна, а потому принадлежит, прежде всего, сфере духовного бытия. В каждом человеке запечатлен образ божественной любви и свободы (не в политическом, а духовном смысле). В каждом из нас потенциально заложены нравственные достоинства (добродетели), постепенно раскрывающиеся по мере очищения души человека от греховности, в стремлении к правде, святости и чистоте.

Христианскую психологию можно (и следует) рассматривать как один из предметов духовной школы будущего, которая, по словам игумена Никона (в миру Николая Николаевича Воробьева) (1894 — 1963 гг.) должна:

  1. "укрепить веру;
  2. научить молиться;
  3. научить познать себя, свое падение;
  4. научить бороться с грехом и искушениями, как боролись святые Отцы;
  5. научить понимать и чувствовать творения святых Отцов, а через них и Евангелие, сделать их своими, родными, близкими сердцу, живыми, отвечающими на все требования души в любом состоянии, а не предметом изучения;
  6. научить смотреть на заповеди Св. Евангелия не как на препятствие к вольной жизни, а как на путь к нахождению еще здесь на земле драгоценной жемчужины, увидя которую человек радостно продает все…"

Владимир Невярович

Литература на наших эл. стр.:
Святоотеческая психология (ДД-55)

Примечания
Святоотеческая психология.
Для того чтобы ответить правильно на вопрос что такое «Святоотеческая или христианская психология» и «Христианская нравственность» мы сделали следующую выписку из «Богословского энциклопедического словаря»:

«Нравственное богословiе — (иначе христiанская и?ика или этика) — систематическое изложенiе началъ христiанской нравственности. Ведетъ свое начало отъ древности, которая имела выдающихся богослововъ-нравоучителей какъ: Климентъ Александрiйскiй, сближающiй христiанское нравоученiе съ философiей Платона, Василiй Великiй, основывающiйся исключительно на Св. Писанiи, Иоаннъ Златоустъ и другiе. Творенiя Св. отцовъ, египетскихъ и другихъ, св. Антонiя, Макарiя, Нила Сирiйскаго, Исаака Сирина, Феодора Студита, Иоанна Лествичника, Анастасiя Синаiта и др., разрабатывали христiанскую психологiю, описывая различные виды душевных состоянiй, степени человеческих стремленiй, способы борьбы съ грехомъ, и другiя подобныя темы» (Полный Православный богословскiй энциклопедическiй словарь, 2-ая книга, СПб, стр. 1681. Жирный шрифт и подчеркнуто редактором «Дорога домой»).

Владимир Невярович. Похищенная психология.
Интернет-журнал Сретенского монастыря.
Эл. стр.: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/pravpsih.htm
(Эта работа была опубликована в «Интернет-журнале Сретенского монастыря» под названием «Похищенная психология». К сожалению, при распечатывании, с правой стороны листа, исчезало около двух или трех сантиметров текста. Поэтому, чтобы получить весь текст полностью, пришлось слегка переделать кодировку).

 

Духовный листок «Дорога домой. Выпуск 54 —
Введение в святоотеческую психологию»
эл. страницы: http://www.dorogadomoj.com/
dr54psi.html,  (31авг02),  01сен02
НАВЕРХ
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

ПРАКТИЧЕСКИЙ СЕМИНАР

МЕТОДЫ ПРАВОСЛАВНОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПСИХОТЕРАПИИ

Шеховцова Л. Ф.

   Сегодня тема нашего практического семинара "Методы православной психологии и психотерапии". Важный вопрос. Когда мы, православные психологи и психотерапевты, собирались вместе и пытались понять, как нам работать, то наши секулярные коллеги спрашивали: "А какие у вас техники, приемы, особые технологии?". Поскольку каждое современное направление психотерапии имеет свой метод, я говорила, что у нас нет никакого особого метода, и как-то начинала сразу комплексовать. Но по прошествии этих лет, я считаю, что в этом ничего страшного нет. В результате многолетних размышлений я пришла к убеждению, что все-таки главный метод православной психологии и психотерапии – это диалог и беседа.

    У нас уже был семинар по критериям оценки методов – какие из них неприемлемы с точки зрения христианского мировоззрения. Первое в отношении метода, чтобы он не противоречил христианскому мировоззрению. И второе, чтобы он не подавлял свободу клиента.

    Исследования эффективности психотерапии, проводимые светскими психотерапевтами, показывают, что она у разных психотерапевтических школ приблизительно одинаковая. И обнаружился еще такой неожиданный факт, что вообще то эффективность психотерапии низкая: имеется только около 16 % людей, прошедших психотерапию, которым она помогла. И еще эти исследования показали, что эффективность психотерапии зависит, в основном, от взаимоотношений клиента и психотерапевта, а не от используемых техник и методов.

С этой точки зрения особого внимания заслуживает клиент-центрированный подход Роджерса, где никаких специальных приемов не используется, но необходима подлинность, искренность психотерапевта. Три основные положения Роджерса: необходима эмпатия, необходимо приятие клиента, и нужно хотеть и уметь его слушать. Это все то, что составляет основу любого диалога, любой беседы. В православном контексте все это обязательно должно быть. Тиллих, протестантский богослов, утверждал, что в общении между людьми должна быть вслушивающаяся любовь, которую в христианстве, вероятно, и называют агапе.

    Правильно, наверное, диалог называть "методом общения", который призван помогать человеку. У православного психолога Тамары Александровны Флоренской есть замечательная работа "Диалог в психологическом консультировании". Она там излагает основные принципы диалога и тоже не говорит о каких-то особых методах. Основными принципами построения диалога должны быть открытость, отсутствие предубеждения по отношению к клиенту, свобода вступления в диалог, субъект-субъектные отношения (а не субъект-объектные, что характерно для медицинских моделей психотерапии). Флоренская говорила также о необходимости доминанты на собеседнике, о сопереживании. И еще она подчеркнула такой принцип, как вненаходимость: то есть сопереживая, сочувствуя клиенту, психотерапевт должен не терять контроль над собой. Последнее, конечно, не так просто и вот это и можно было бы назвать какой-то техникой, но по моему убеждению консультирование есть в первую очередь "технология" высокой культуры общения и в принципе там никаких особых техник нет.

    Что же касается секулярной психотерапии, которая очень любит техники и приемы, то я должна сказать, что меня как-то очень коробит, когда, например, называют "техникой" улыбку, посмотреть в глаза, поздороваться. Мне кажется, что это элементы культуры общения и язык просто не поворачивается все это называть техниками. Конечно, психотерапевт должен обладать высокой культурой общения: и улыбаться, и замечать невербальные реакции клиента, и выражать свое эмоциональное состояние. Но не нужно называть все это техниками.

    Кроме того, и сейчас об этом говорят все чаще, что главный инструмент психолога это его собственная личность. Поэтому психотерапевт должен быть личностью с такой высокой коммуникативной культурой, с определенным мировоззрением, с определенными ценностями.

    Могут быть некоторые вспомогательные техники, например, умение задавать вопросы. В консультировании существует определенная последовательность в порядке задавания вопросов, но это уже технические детали.

    Можно в диалоге использовать искусство майевтики (с греческого "родовспоможения"), то есть помочь клиенту осознать свою мысль, свою проблему – при помощи наводящих вопросов психотерапевта. Это сделать не просто, это уже мастерство, может быть, это и можно назвать техникой, но "технике" можно обучить, а обучить искусству (в высоком смысле) возможно ли?

    Если говорить о какой-то специфике православной психотерапии, то здесь, конечно же, можно использовать Библейский текст, Библейские притчи. И главное здесь мировоззрение самого психотерапевта, если он человек верующий, то его конечная задача подвести человека к церковной ограде, свидетельствовать о Божьей благодати и помощи. Это можно назвать такая катехизаторской функцией православного психотерапевта. Конечно, это надо делать очень осторожно и аккуратно, без давления.

    Мы уже говорили, что православная психотерапия имеет две задачи: частную и общую. Частная задача – это горизонталь психологических проблем, а вертикаль – это духовные проблемы. Здесь можно говорить о неких духовных прививках: когда с клиентом говорится о душевных проблемах, то постепенно появляется момент, когда можно говорить и о духовных проблемах. Это дело очень тонкое и деликатное, и разбираться с ним лучше на каких-нибудь конкретных примерах. Сегодня же мне больше хотелось бы говорить не о содержании, а о способе и форме работы.

    Еще мне хотелось бы напомнить, что одним из направлений работы православной психотерапии могло бы быть оказание помощи человеку при подготовки к исповеди. Это, конечно, особое направление и здесь важно понимать, где область работы психолога, где – священника, чтобы психологу не покушаться не на свою область. Если же человеку трудно назвать и осознать психологические корни своих грехов, здесь ему может помочь психолог. Ф. Е. Василюк в своей статье описал образец такой помощи, предлагаю его вашему вниманию и особенно присутствующим здесь батюшкам. Прежде чем приступить к обсуждению этого материала, я хотела бы дать слово архимандриту Иерониму, который занимается психотерапевтической практикой. Расскажите пожалуйста о своем опыте. Что Вы считаете приемлемым, что не приемлемым. Мы, православные психологи, пока рефлексируем проблемы, у нас нет готовых решений и Ваш опыт нам будет особенно важен.

Архимандрит Иероним.

    Я также в поиске, как и все здесь сидящие. В течение 20 лет я имел пастырскую практику и наблюдал за тем, с какими запросами приходят к пастырю прихожане. Я могу подтвердить, что нормальное распределение Гаусса работает и здесь. Я напомню, что по наблюдениям этого математика массовые случайные процессы имеют распределение, которое описывается определенной кривой, которая внешне похожа на слона (из "Маленького принца"), который проглотил слона. Есть понятие тела кривой Гаусса и ее крылья. Я это нарисую. Собственно говоря, я заметил, что в соответствии с учебниками пастырского богословия мы имеем в Церкви около 15 % людей, которые скажем так отличаются от основного большинства. Это люди, которые имеют некоторые психические заболевания. Священники, согласно пастырскому богословию должны отправлять их к врачу, это не наша компетенция. Еще примерно 15 % людей, которые приходят в церковь и имеют свой собственный духовный опыт, духовные запросы. Они спрашивают, как молиться, как оценивать некоторые возникающие при этом состояния и т. д. Этих людей волнуют в первую очередь их взаимоотношения с Богом. А 70 % людей приходят с житейскими и психологическими вопросами и эти люди остаются в общем-то без помощи. Нас в семинарии не учили, как работать в этом диапазоне. Наверное, это правильно, поскольку обучение психологическим методам работы для священника было бы легким путем. Когда священник решал бы проблемы психологическим образом, тогда он не помогал бы прихожанам подняться вверх, а опускался бы вместе с ними вниз. Таким образом, возникла проблема следующего свойства: как быть с проблемами 70 % людей, и у меня возникло желание дополнить свой багаж знаний данными психологической науки.

    Психология как систематическая наука возникает не так давно. Мы знаем, что любое знание имеет период донаучный и собственно научный. В донаучный период накапливается эмпирический опыт, затем появляется научный метод, который позволяет этот опыт обработать, находить в нем закономерности и возвращать это знание тем, кому это необходимо и важно.

    Как молодая наука, психология очень бурно развивается. Здесь можно привести такое сравнение: есть океан, есть множество морей (направлений) и у них есть еще множество заливов. Поэтому мы имеем в настоящее время достаточно много психологических направлений и различных школ, уже внутри каждого направления. И поскольку, как Вы уже сегодня сказали, многие люди пришли в психологию с определенными позициями – часто мы наблюдаем субъект-объектные отношения, которые являются препятствием для решения проблем души. И, конечно, мы не можем использовать те методы и приемы, которые сделаны с этой точки зрения. Здесь можно разделить не только теоретические и практические вопросы, но и еще, я бы сказал, вопросы технологические, экзистенциональные, смысловые. Это важно, потому что ответы на вопросы, что мы делаем и зачем, нам нужно искать внутри Церкви. Церковь накопила колоссальный объем эмпирического знания. На мой взгляд в XX веке возникла возможность научного понимания всего этого наследия. Я вижу свой интерес именно здесь.

    В настоящее время перед психологической наукой стоят большие задачи и я думаю, что каждый из нас там найдет свое место, выберет свое направление, свое море, в этом океане. Мы же, здесь собравшиеся, я думаю собрались для того, чтобы обсудить, по каким морям плавать, какие там бывают рифы или мели.

Наша богоподобность включает в себя творчество, желание творить. Мы работаем не с красками, не с материалами, а с живыми людьми. В этом смысле наша работа очень благодарна, поскольку видны ее соответствующие результаты.

    Кроме того, приступая к психологической работе я решил, что наверное были в Церкви те, кто интересовались этими вопросами. Я обратился собственно к Феофану Затворнику, его книгам. Из прочтения его книги "Страсти и борьба с ними" я понял, что подходы к психологическому анализу души человека делались. Хотя они не были оформлены как научные изыскания.

    Вот, например, я хотел сообщить вам, что в Санкт-Петербургской Духовной академии накануне революции был прочитан курс православной психологии. Его читал, может быть Вы слышали о таком, старце Сампсоне (Сиверсе).

православная психология – что это?

В двухтомнике его биографии я читал о том, что он подготовил курс по православной психологии и единожды его прочитал.

    Что касается практики, я знаю в Москве есть случаи, когда при храмах работают психологи. Есть и такой вариант: батюшка служит в храме, а матушка получила психотерапевтическое образование и тоже выполняет свою работу. Я думаю, здесь возможен хороший тандем – не только в тех организациях, которые занимаются реабилитацией наркозависимых и алкоголиков, но и в обычных приходах, где понимают важность этих проблем.

Выводы.

Шеховцова Л. Ф.

     Итак, как показывает наш диалог, большинство прихожан нуждаются в психологической помощи. Я полагаю, все согласны с тем, что главный метод православной психотерапии – диалог, беседа (есть даже образ Богоматери Беседной). Условием эффективности диалога является высокая культура общения психотерапевта, которая проявляется в умении слушать, задавать вопросы, сопереживать собеседнику, любить его как ближнего своего. Главным же "инструментом" психотерапевта является его собственная личность.

В принципе, статьи наших сайтов являются эффективным и бесплатным инструментом онлайн психологии. Тем не менее, психологии онлайн некоторым страдающим оказывается недостаточно, поэтому к нам  часто обращаются с вопросом — где найти хорошего психолога. Очная помощь психолога необходима многим. Поэтому мы сделали этот раздел.

Здесь мы представляем православных психологов, психотерапевтов, которых хорошо знаем и которых можем всячески рекомендовать. Ситуации бывают разные, методики у психологов также различные, одни принимают за деньги, другие помогают как бесплатные психологи. Но все они работают очно — ни для кого из них  психология онлайн не является основным направлением. Поэтому кто лучше поможет именно в Вашей ситуации, заранее сказать нельзя. Читайте, звоните, общайтесь, трудитесь!

В списке лучшие православные психологи Москвы и некоторые из лучших православных психологов других городов.

Заочная школа Любви
Главное преимущество Школы — системная диагностика. В каждом курсе определенная проблема диагностируется с помощью десятков узконаправленных тестов.

Что такое православная психология и психотерапия

Курсы можно проходить в удобное вам время, в любом месте, на любом устройстве. Низкая цена, независимость от региона, где Вы находитесь, конфиденциальность и еще много удобств.
Читать дальше

Центр кризисной психологии при храме Воскресения Христова на Семеновской (Москва)
Центр находится в районе метро «Бауманская». Здесь можно получить консультацию психолога бесплатно. При этом сам центр и православные психологи Москвы, в нем работающие несколько дней в неделю, не имеют никакого финансирования. Это действительно "бесплатные психологи", при этом очень хорошие психологи, корифеи кризисной психологии онлайн психологии.
Читать дальше

Социально-психологическое объединение «Православная семья» (Москва)
Психологи Москвы. Центр основала очень опытный и хороший психолог, семейный психолог, наш постоянный автор Ирина Рахимова. Основные направления работы православных психологов объединения: оказание квалифицированной психологической помощи в добрачных и семейных отношениях, популяризация и поддержка традиционных семейных ценностей, профилактика разводов, просветительская деятельность, психология онлайн…
Читать дальше

Психологическая консультация «Семейное благо» (Москва)
"Семейное благо" — одно из самых известных и крупных объединений православных психологов Москвы, которое возглавляет известный православный психолог,семейный психолог Ирина Мошкова, кандидат психологических наук.
Читать дальше

Психологическая служба «Православный семейный психолог» (Челябинск)
В консультационной работе участвуют православные психологи, нарколог, психиатр, юрист и др. Часть специалистов имеет ученые степени кандидата, доктора наук. Руководитель Психологической службы «Православный семейный психолог» — Киржанова Лариса Васильевна, кандидат психологических наук, активный участник наших проектов онлайн психологии.
Читать дальше

Ермакова Людмила Федоровна, психолог (Москва)
Известный по многочисленным публикациям православный психолог,работающий в Москве, семейный психолог. Имеет большой опыт помощи в различных ситуациях.
Читать дальше

Православная психология: возможности, специфика и уникальность

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *