1. Правило свободы: Стороны не должны препятствовать друг другу выдвигать свою точку зрения или подвергать сомнению точку зрения оппонента.

Это правило предполагает, что стороны, участвующие в дискуссии, должны предоставлять друг другу неограниченную свободу выдвигать и критиковать точки зрения и аргументы. Нарушения правила: путем наложения ограничений на точку зрения оппонента или путем ограничения свободы его действий. Это может быть осуществлено следующими способами:

  • объявление некоторых точек зрения священными или закрытыми для обсуждения;

  • наложить табу на некоторые точки зрения («о мертвых плохо не говорят»);

  • попытаться заставить оппонента отказаться от выдвижения точки зрения или возражения (например, угрозой насилия, репрессий, применения тех или иных санкций);

  • дискредитировать противника в глазах аудитории посредством сомнения в его компетентности, честности, правдивости.

Используемые уловки: «палочный довод», аргумент «к человеку», аргумент «к жалости», аргумент «ты тоже» (подробно характеристики уловок будут даны в следующем параграфе).

2. Правило бремени доказательства: сторона, выдвинувшая точку зрения, обязана защищать ее, если ее об этом попросят.

Для преодоления расхождения во мнениях, протагонист должен быть готов отстаивать свою точку зрения (хотя не всегда проявляет такую готовность), а тот, кто подвергает ее сомнению – выполнять роль антагониста (это требование обычно сомнению не подвергается).

Протагонист освобождается от «бремени доказательства» в следующих случаях:

  • если ранее он уже защитил свою точку зрения против того же самого оппонента, и в обстоятельствах дискуссии ничего не изменилось;

  • если оппонент отказывается заниматься этим вопросом или следовать правилам дискуссии.

Необходимость регулирования дискуссии возникает тогда, когда расхождение является смешанным, т.е. каждая сторона выдвигает свой тезис и, соответственно, несет бремя по его защите. Здесь действуют два принципа:

  • принцип презумпции statusquo: обязанность доказывать возлагается на ту сторону, которая критикует общепринятые взгляды, традиционные точки зрения или существующее положение дел (что не означает, конечно, что бремя доказательства ложится лишь на одну из сторон);

  • принцип справедливости: первой доказывается точка зрения, которую легче всего отстоять.

В некоторых странах, например, действует исключение из правила, что тот, кто предъявляет иск, должен привести доказательство в пользу своей правоты – это касается дел по выплате алиментов. Допустим, женщина, имеющая право на алименты со стороны ее бывшего мужа, замечает, что его доход вырос, и она хочет получать больше алиментов. Согласно правилу, она должна доказать, что доход ее мужа вырос. Учитывая конфиденциальность банковской информации и ряд других моментов, сделать это очень трудно. Поэтому на практике судья переносит обязанность приводить доказательство на мужа: он должен представить суду бумаги, и тогда станет ясно, увеличился его доход или нет. Это противоречит правилу «Тот, кто предъявляет иск, должен приводить и доказательство своей правоты».

Уловка, которая используется протагонистом в том случае, если выдвигается только одна точка зрения, называется «переложить бремя доказательства» на противоположную сторону: «Сначала докажи, что это не так».

Используется также уловка «уклонения от бремени доказательства» — в этом случае точка зрения выдвигается как нечто само собой разумеющееся: «Совершенно очевидно, что…», «Никто в здравом уме не сможет отрицать, что…».

Схожий эффект достигается путем приведения личных гарантий в поддержку правильности мнения: «Я могу Вас заверить, что…», «Я абсолютно убежден, что…».

Еще одна уловка состоит в «герметичной формулировке» — тезис формулируется так, чтобы сделать его неуязвимым для критики, недоступным для проверки и оценки: «Женщины по своей природе собственницы», «Мужчины в основном охотники», «Сегодняшняя молодежь ленива». В такого рода суждениях не уточнено количество суждения («все» или «некоторые»), используются нечеткие определители типа «по природе», «по существу», что делает их непроверяемыми и неопровергаемыми.

3. Правило точки зрения: Критика точки зрения должна относиться к точке зрения, которая действительно была выдвинута другой стороной.

Изменение выдвинутой первоначально точки зрения может произойти на любой стадии дискуссии: на стадии конфронтации критике может подвергнуться тезис, отличный от того, что выдвигал протагонист; во время открытия дискуссии в фокусе внимания может оказаться совсем не то суждение, которое положило начало обсуждению; на стадии аргументации доводы оппонента и пропонента могут относиться к двум разным суждениям. Даже заключение дискуссии может быть сформулировано в отношении утверждения, отличного от заявленного в начале спора. Если такое изменение происходит стихийно, то это признак плохо оформленной дискуссии. Гораздо чаще на практике приходится иметь дело с сознательным искажением точки зрения противника (да, здесь уже приходится говорить о «противниках» и о дискуссии с полемическим уклоном). Используемые при этом стратегии основываются на уловке, называемой «фиктивный противник» (или «соломенное чучело») – когда вместо противника сооружается «соломенное чучело», которое затем сжигается на радость публике.

Существуют три основные стратегии атаки на точку зрения противника.

Первое — это неверно представить истинный тезис. При этом используются следующие приемы:

  • Видоизменение точки зрения автора таким образом, чтобы она выглядела трудно доказуемой, несостоятельной или смехотворной. Это достигается путем выдергивания тезиса из контекста сказанного или написанного, чрезмерного ее упрощения или преувеличения. При вырывании из контекста цитатам может приписываться смысл, совсем не следующий из текста.

  • Преувеличение точки зрения противника путем замены количественного указателя суждения «некоторые» на «все» (уловка «подмена тезиса»: «Некоторые члены правительства бездарны» — «Все министры идиоты»), что облегчает опровержение точки зрения противника.

  • Упрощение точки зрения противника путем отбрасывания нюансов и ограничений (уловка: «от сказанного условно к сказанному безусловно»). Например, высказанную точку зрения на гомеопатов, как людей для которых «грань между законной деятельностью и шарлатанством очень зыбка», представить как обвинение гомеопатов в шарлатанстве.

Второе – приписать оппоненту фиктивную точку зрения. При этом используются такие приемы как:

  • Настойчивое выдвижение противоположной точки зрения. Например, некто настойчиво утверждает: «Лично я считаю развитие системы безопасности государства важнейшей задачей», тем самым, заставляя слушателей думать, что точка зрения оппонента – противоположная. Тому, естественно, ничего не остается как оправдываться, заявляя, что он не является противником безопасности государства.

  • Приписывание оппоненту фиктивной точки зрения группы (уловка «отравленный источник» плюс «чтение в сердцах»). Например: «Он защищает этот проект, но как эколог не может не понимать его вреда». Подразумевается: все экологи считают этот проект вредным.

  • Акцентирование точки зрения автора: «Очевидно, что автор придерживается той точки зрения, что…». Далее может последовать формулировка, совершенно не принадлежащая автору.

Третье – сделать так, чтобы фиктивной являлась не только точка зрения , но и сам оппонент. Для этого используются выражения типа: «Многие говорят, что…»; «Некоторые работники образования полагают, что…» — при этом говорящий не указывает на конкретных людей, чьё мнение он критикует (есть ли они вообще, и какое отношение к ним может иметь оппонент).

4. Правило релевантности:Для доказательства своей точки зрения сторона может пользоваться только теми аргументами, которые относятся к этой точке зрения.

В этом правиле выражены два минимальных требования к аргументации: во-первых, защита тезиса должна осуществляться с помощью аргументов, во-вторых, аргументы должны действительно иметь отношение к защищаемой точке зрения. Даже в случае доказательства тезиса и принятия его оппонентом, если при этом были использованы нерелевантные аргументы, разногласие нельзя считать разрешенным.

Нарушения правила релевантности происходят на стадии аргументации и их два. Причем нарушения и уловки здесь идут уже со стороны протагониста. Можно сказать, что ситуация с точностью до наоборот повторяет то, что мы рассматривали в комментариях к предыдущему правилу, только теперь к злоупотреблениям прибегает тот, кто выдвигает тезис.

Первое нарушение – это нерелевантная аргументация. Нерелевантная аргументация обосновывает точку зрения, которая не является той, что вызвала конфронтацию. Она осуществляется в два логических шага: первый шаг – искажается исходная точка зрения, с целью облегчить её защиту (уловка – подмена тезиса). Второй шаг – защищается данная искаженная точка зрения (уже релевантными для нее средствами). Можно добавить и третий, психологический шаг: делается вид, что именно так и было задумано, именно эта мысль и «подразумевалась» с самого начала.

Второе нарушение называется не-аргументация. В этом случае обычно преследуется цель убедить не оппонента, а публику. Идет игра на эмоциях, настроениях и пристрастиях аудитории. Такая игра называетсяпатетической ошибкой(от греческогоpathos– чувство, страсть). Приемы, которые при этом используются:

  • манипулирование положительными эмоциями – чувстве безопасности, преданности;

  • манипулирование отрицательными эмоциями – чувстве страха, стыда;

  • прагматическая уловка: указание на определенные интересы и ценности аудитории;

  • этический аргумент: укрепляя веру аудитории в свои знания, добросовестность, честность аргументатор пытается заставить поверить ему на слово и принять его точку зрения. Само по себе это не плохо, но не ведет к разрешению конфронтации. Кроме того, при этом может быть совершена ошибка неверного использования авторитета (уловка «аргумент к скромности»), когда подлинные доводы подменяются ссылкой на авторитет, да еще не в той области, о которой идет спор.

5. Правило невыраженной посылки: Сторона не может представлять какое-либо утверждение в качестве принадлежащей оппоненту невыраженной посылки или отрицать посылку, которая она сама оставила невыраженной.

В данном случае следует избегать двух ошибок, которые могут возникнуть на стадии аргументации:

  • ошибки антагониста, когда он приписывает протагонисту невыраженную посылку, не следующую из утверждаемого им, или расширяющую то, что осталось невыраженным (но подразумевалось в доказательстве);

  • ошибки протагониста, уклоняющегося от ответственности за те выводы, которые следуют из его доказательства.

Суть правила невыраженной посылки состоит в том, что протагонист отвечает только за то, что действительно имеет отношение к его позиции.

6. Правило исходной посылки: Сторона не может неверно представлять какое-либо положение в качестве исходной посылки, принятой обеими сторонами, или отрицать, что какое-либо положение было принято обеими сторонами как исходная посылка.

Всякое доказательство базируется на наборе утверждений, принимаемых обеими сторонами. Следовательно, для преодоления расхождения во мнениях стороны должны иметь минимальный набор принимаемых обеими сторонами фактов, положений, норм, ценностей.

Ошибки антагониста на это правило:

  • он подвергает сомнению утверждение оппонента, опирающееся на общепринятые положения или факты, которые протагонист использует как исходную информацию и считает, что она известна антагонисту;

  • «оппортунистическая позиция» («оппортунизм» здесь трактуется как беспринципность) – когда в середине дискуссии подвергается сомнению или отрицается положение, по которому уже было принято соглашение.

Ошибки протагониста:

  • ведет себя так, как если бы некоторое положение уже было принято, хотя это не так;

  • использует уловку представления положения в завуалированной форме (например, как пресуппозицию другого утверждения или вопроса: «Я не понимаю, почему наш начальник так плохо к тебе относится» — пресуппозицией является «начальник плохо к тебе относится»; «Кто тот человек, с которым ты сегодня поссорился?» — пресуппозиция: «ты с кем-то сегодня поссорился»);

  • использует аргумент, полностью совпадающий с его точкой зрения – поскольку точка зрения, это то, что еще только должно быть доказано, здесь совершается ошибка «круг в доказательстве» (например: «Разжигание национальной розни – наказуемое преступление, потому что оно противозаконно»).

7. Правило аргументативной схемы: Точка зрения не может считаться полностью доказанной, если в доказательстве применялась неверная аргументативная схема или использовавшаяся аргументативная схема была применена некорректно.

Нарушения этого правила могут быть на стадии аргументации. Напомним, что аргументативная схема определяется видом используемого умозаключения. Поэтому, чтобы избежать некорректного примененияправильных аргументативных схем, особое внимание нужно обратить на часто используемые индуктивные умозаключения, умозаключения по аналогии и на основании отношения причинности, так как именно в них может быть совершены известные ошибки:

  • «поспешное обобщение» (распространение признаков, присущим лишь некоторым предметам определенного класса на весь класс);

  • «после этого, значит вследствие этого» (смешение причинно-следственной связи с обычной последовательностью во времени);

  • «мнимая аналогия», когда в качестве основания аналогии берутся несущественные признаки, или когда нет связи между основанием аналогии и переносимым признаком.

Для уточнения типа аргументативной схемы следует использовать контрольные вопросы (см. Гл. 3, § 2).

Кроме того, может быть использована просто неверная аргументативная схема, основанная, например, на следующих ошибках:

  • обоснование собственной точкой зрения ссылкой на мнение большинства («обращение к народу» – argumentumadpopulum) – «Все так думают»;

  • подмена утверждений о фактах оценочными суждениями («Это неправда, потому что я не хочу, чтобы это было правдой»).

  1. Правило логичности: Рассуждение в аргументации должно быть логически правильным или способно быть приведено к логически правильной форме путем эксплицирования одной или более невыраженных посылок.

Нарушение правила логичности – это нарушение доказательности рассуждения, что является одной из наиболее серьезных ошибок. Тем не менее, в большинстве случаев, рассуждение может быть приведено к правильной логической форме путем восстановления неявных посылок. Если же это не удается, то тогда мы можем говорить о нарушении правила логичности.

Наиболее типичными ошибками являются следующие:

— нарушения правил modusponensиmodustollens, состоящие в том, что либо отрицается антецедент условной посылки, либо утверждается ее консеквент. Например:

        1. Если у него повышенная температура, он болен.

        2. У него нет повышенной температуры (отрицание антецедента).

        3. Следовательно, он не болен.

Пример второй ошибки:

        1. Если у него повышенная температура, он болен.

        2. Он болен (утверждение консеквента).

        3. Следовательно, у него повышенная температура.

  • перенос свойства целого на составляющие его части (ошибка разъединения) или наоборот – перенесение свойств части на целое (ошибка объединения). Целое не является простой суммой частей и, следовательно, его свойства не могут быть сведены к свойствам частей, так же как и части не обладают свойствами целого (ножка от стола не обладает свойствами стола). Например, неверно будет утверждать, что, если эта партия объединяет социально неимущих людей, то она и сама бедная; или, если некий фонд изобличен в жульнических операциях, то и все его члены – жулики.

9. Правило завершения дискуссии: результатом неудачного доказательства точки зрения должен быть отказ протагониста от своей точки зрения, а результатом успешного доказательства точки зрения – отказ антагониста от своих сомнений по поводу ее истинности.

Заключительная стадия дискуссии должна установить, было ли преодолено расхождение во мнениях и в чью пользу. Если сторонам не удалось прийти к соглашению, это означает, что разногласие остается. Если протагонист уверен, что он убедительно доказал свою точку зрения, а антагонист настаивает на том, что это не так, то дискуссия заходит в тупик. Если же они достигли согласия по результатам спора, то должны также согласиться и с последствиями этого соглашения.

Это означает, что протагонист, если ему не удалось доказать свой тезис, должен быть готов от него отказаться. Антагонист же должен быть готов снять свои возражения, если ему не удалось их убедительно обосновать.

Аргументативной ошибкой антагониста будет, в данном случае, заявление: «Если всё это так, то я не могу придумать никаких других возражений. Но все-таки я не согласен». В чем здесь ошибка? Задача антагониста в несмешанном споре (когда имеется только одна точка зрения и она оспаривается) состоит только в выдвижении возражений, и если их у него нет, то по правилам дискуссии он обязан согласиться с данной точкой зрения. Если же он имеет свою точку зрения и выдвигает ее, то тогда он должен ее отстаивать (нести бремя доказательства), независимо от того, удалось или нет оппоненту доказать свою. Тогда мы имеем дело со смешанной дискуссией.

Аргументативной ошибкой протагониста, успешно защитившего свою точку зрения, является преувеличение последствий такого доказательства, когда делается вывод, что точка зрения верна, поскольку она была успешно доказана. Он может рассчитывать только на то, что противоположная сторона снимет все свои сомнения по поводу его тезиса в рамках данной дискуссии, с учетом тех исходных посылок, которые были приняты. Но это не означает, что он доказал «истину на все времена». При других обстоятельствах, иных посылках (открывшихся новых фактах, новых знаниях), возможно, его тезис будет вновь подвергнут сомнению.

С другой стороны, наиболее частая ошибка смешанной дискуссии, в которой имеется несколько точек зрения, заключается в том, что делается вывод о верности точки зрения, поскольку не было доказано обратное. Эта ошибка называетсяargumentumadignorantiam– аргумент к незнанию (другие названия – аргумент к невежеству, манипулирование) — указание на недостаточную осведомленность оппонента о предмете речи и защищаемом положении, а также упор на то, что утверждаемое положение трудно или невозможно проверить. Если одному из оппонентов не удалось обосновать свою точку зрения, это не означает, что он должен тотчас принять противоположную, или точку зрения оппонента.

10. Правило формулирования и интерпретации аргументов: Стороны не должны использовать недостаточно ясные, вводящие в заблуждение или двусмысленные формулировки, и должны интерпретировать формулировки другой стороны как можно более взвешено и точно.

Двусмысленность и отсутствие ясности могут иметь место на любой стадии дискуссии. Ошибки неточности и ошибки двусмысленности на стадии конфронтации могут привести к ложному несогласию, причиной которого является некорректное формулирование доводов и точки зрения. На стадии завершения дискуссии они могут привести к ложному согласию, когда стороны считают, что они пришли к соглашению, которого на самом деле нет, так как оно основано на различном понимании используемых терминов.

Можно выделить неясность на уровне текста, это называется «структурной неточностью», возникающей из-за непоследовательного, несвязного изложения, неразборчивого употребления описательных, оценивающих, разъясняющих, интерпретирующих высказываний.

Можно также выделить неясность на уровне предложения. Существует четыре основных типа таких неясностей:

  • неясность, связанная с коммуникативной направленностью речевого акта (что это? Предложение? Угроза? Предупреждение?);

  • неясность, возникающая из-за употребления незнакомых слов и выражений;

  • неясность, связанная с неопределенностью понятий (к чему именно относится данное понятие? Какова его референция?);

  • неясность, проистекающая от расплывчатости, многозначности используемых понятий.

Проблема интерпретации – одна из древнейших. Можно привести поучительный пример, связанный со знаменитым храмом Аполлона в Дельфах. Этот храм был построен в 513 г. до н.э. Над входом его была знаменитая фраза: «Познай самого себя, и ты познаешь Вселенную и богов». Народ сюда стекался со всей Греции и даже из Египта и Малой Азии. Внутри великая прорицательница пифия предсказывала будущее тем, кто приходил к ней. Великая прорицательница жевала листья лавра и постоянно находиласт в трансе. Она отвечала на вопросы, которые ей подавали в письменном виде, положив записку в кубок. Пифию никто не видел. Она отвечала невнятными пронзительными воплями, которые «переводили» прислуживавшие ей «пророки».

Среди известных «клиентов» пифии были Александр Македонский, которому пифия предсказала «Ты непобедим!», а также Крез, богатейший лидийский царь. Он хотел знать, стоит ли воевать с персами. Пифия ответила: «В тот день, когда ты начнешь войну, погибнет великое царство». Крез решил, что пифия предсказала победу ему, начал войну и был разбит. Приговоренный к смерти, он просил наказать пифию, которая ответила ему: «Крез, ты действовал безрассудно. Нужно было сперва спросить: какое царство погибнет? Ведь речь шла о твоем».(Эдмонд Уэллс. «Энциклопедия относительного и абсолютного знания»).

В этом примере, назовем его «казус Креза», мы встречаемся почти со всеми видами неясностей:

  • Крез ошибся в коммуникативной направленности речевого акта (предостережение он воспринял как одобрение своих планов);

  • Он не правильно соотнес понятие «великое царство» с Персией (ошибка референции);

  • Эта ошибка была вызвана расплывчатостью самого понятия «великое царство» и поэтому требовала уточнения, на что ему и указала пифия.

Соблюдение приведенных десяти правил аргументативной дискуссии не гарантирует полного успеха в преодолении конфронтации, но их нарушение обязательно будет препятствовать разрешению спора. Зная правила ведения дискуссии, можно легко выявить, на каком этапе и кем были допущены ошибки в аргументации, и постараться преодолеть их.

«Кодекс Хабермаса»

Современный немецкий философ Юрген Хабермас строит свою «этику дискурса», в основе которой лежит убеждение, что наиболее социально значимые вопросы (прежде всего, моральные и правовые) должны решаться в практических дискурсах, т.е. путем широкого общественного обсуждения и достижения коммуникативного согласия. С этой целью он также строит модель «идеальной общественной дискуссии», которая должна основываться на правилах, являющихся универсальными, т.е. общепризнанными и общезначимыми для некоторого коммуникативного сообщества (в пределе – общества в целом). Такие правила делятся на три уровня.

Первый уровень – логико-семантический. Здесь могут быть сформулированы следующие правила:

  1. Ни один говорящий не должен противоречить себе.

  2. Каждый говорящий, применяющий предикат Fк предмету а, должен быть готов применить этот предикат к любому другому предмету, релевантно равному а (т.е. еслиF(a) иa=b, тоF(b)).

  3. Разные говорящие не должны использовать одно и то же выражение, придавая ему различные значения.

Это самые обычные правила, основанные на законе непротиворечия, законе тождества и принципе взаимозаменимости. Естественно, что они должны лежать в основании всякой рационально построенной дискуссии.

На втором уровне формулируются прагматические правила процедуры дискуссии:

  1. Каждый говорящий может говорить только то, во что он сам верит.

  2. Тот, кто прибегает к высказыванию или норме, не относящимся к предмету дискуссии, должен привести основание для этого.

На этом уровне дискурс ориентирован, прежде всего, на достижение взаимопонимания.

И, наконец, на третьем уровне формулируются коммуникативные предпосылки процесса аргументации, которые, как пишет Хабермас «каждый компетентный субъект речи, насколько он вообще намерен вступить в ту или иную дискуссию, должен предполагать как в достаточной мере выполненные»:

  1. Каждый владеющий языком и дееспособный субъект может принять участие в дискурсе.

  2. А. Каждый может поставить под вопрос любое утверждение.

В. Каждый может вводить в дискурс любое утверждение.

С. Каждый может выражать свои установки, желания и потребности.

  1. Никакое принуждение, господствующее вне или внутри дискурса, не должно мешать никому из говорящих реализовать свои права, определенные в п.п. 1) и 2).

Таким образом, выделяется некая идеальная форма коммуникации. Данные правила рассматриваются именно как формальная предпосылка реальных дискурсов (т.е. идеальная модель), которые могут лишь приблизительно ей соответствовать.

К приведенным трем группам правил добавляются еще некоторые общие требования к организации дискуссий, институциализирующие дискурсы. Это требования, упорядочивающие чередование тем докладов; регламентирующие начало, течение и окончание дискуссии; позволяющие обеспечивать и оценивать компетенции; т.е. требования, которые позволяют в большем или меньшем приближении соблюдать те идеализированные условия, служащие предпосылками дискуссии. Следует отличать правила дискурса от конвенций, служащих институциализации и приспосабливающих эти правила к эмпирически-конкретным ситуациям.

Как мы уже отмечали, Хабермас рассматривает правила аргументативной дискуссии как формальное основание для принятия обществом тех или иных норм морали, права. Спорная норма, получившая одобрение в ходе такой общественной дискуссии, становится общепризнанной нормой морали. Этот же принцип Хабермас предлагает распространить и на международное право. Таким образом, универсальные правила аргументации становятся основным принципом формирования этики и международного права.

Представляется, что все рассуждения Хабермаса об аргументативном обосновании этических суждений, могут быть отнесены к морали, понимаемой как некая совокупность норм (общественно-значимых, общественно-принятых, частично переплетенных с правовыми и в той или иной мере санкционированными государством). А как же тогда нравственность, как выражение неких глубинных установок сознания индивида? Не в этом ли смысле Кант говорил о «нравственном законе в себе», который обнаруживает всякий мыслящий человек и который вызывал его неизменное изумление и восхищение? Все-таки в ситуации нравственного выбора человек, как правило, остается наедине с самим собой, и только от него зависит, какое он примет решение.

И еще одно размышление – не выглядит ли благим пожеланием сама убежденность Хабермаса в возможности рационально достижимого консенсуса по общественно значимым вопросам, будь то в сфере морали, права, политики? Даже если его дискурсы рассматривать как некую гипотетическую процедуру, как некую идеализированную модель — всегда ли решения принимаются таким образом? Всегда ли мы можем рационализировать и дискурсивно выразить подлинные мотивы наших действий и поступков? Насколько реалистична, например, предлагаемая им модель построения международных отношений, точнее, международного правопорядка – путем обсуждения разнородных интересов государств и достижения в итоге некоторого консенсуса? «Мы не должны недооценивать усиливающих нашу ответственность международных споров и диспутов, вызванных целью построения новых правовых основ. Посредством участия в правовом взаимодействии и интерпретации, нормы которых вначале признаются только устно в терминах формальных деклараций, становятся все более и более интернационализированными» — говорил Ю. Хабермас в своем выступлении на XXI Всемирном философском конгрессе. Критикуя как «идеалистическое» представление о «доброй воле» государства, принимающего то или иное международно-значимое решение (даже если это государство демократическое, так сказать «добрый гегемон»), Хабермас, по существу, предлагает свою «коммуникативную» модель, основанную на принципах рационально построенной дискуссии, как нормативную предпосылку построения международного права. Чем-то он в этом напоминает Платона, до конца жизни не оставлявшего идею «наставить на путь истинный» тирана Дионисия. Но тем не менее, даже критикуя и высказывая сомнения, мы не можем не оценить то значение, которое он придает умению аргументировано отстаивать свою точку зрения, правилам ведения дискуссий, которые должны прийти на смену «праву силы» в современном многополярном мире.

Цель: научиться грамотно дискутировать.

Задачи

— выявить отличительные черты спора и дискуссии;
— усвоить правила ведения дискуссии;
— на практике применить правила дискуссии при обсуждении темы.

Ход урока

Все люди — разные, но это не мешает им общаться и понимать друг друга. Часто случается, что ваши с собеседником точки зрения на что-то не совпадают. Это противоречие может перерасти в спор или в дискуссию.

Обсуждение. Чем отличается спор от дискуссии? Каковы их цели?

Как вы видите, спор принципиально отличается от дискуссии. Во-первых, целями. В споре цель — доказать правоту, в дискуссии — найти истину, решение задачи, выход из ситуации.

Во-вторых, спор направлен на результат, дискуссия — это процесс. Он может быть длительным и изменяющимся. Под влиянием новой информации, аргументов обеих сторон меняется ход обсуждения и даже его предмет («Начали за здравие — кончили за упокой»). В-третьих, предмет спора обычно конкретный и незначительный, дискуссия же возникает вокруг чего-то глобального и важного. Итак, если обсуждение вопроса с собеседниками плавно перетекает в дискуссию, то, во избежание превращения ее в безрезультатный спор, придерживайтесь следующих правил.

Всегда помните о цели дискуссии — найти истину, решение, выход. Обсуждайте только то, что относится к данному вопросу. Пустые сожаления, воспоминания, нелепые сравнения мягко прерывайте. Не давайте обсуждению уходить в сторону от темы. Пресекайте попытки доказать, что кто-то лучше, а кто-то хуже. Стремитесь не к победе, а к истине.

С уважением относитесь к мнению другого человека. Любое мнение — это точка зрения человека. Даже отличаясь от вашей, она имеет право на существование. Не обижайте другого человека, называя его мнение неверным, нелепым, смешным. Пока дискуссия не окончена, любая точка зрения может быть верной. А в конце обсуждения могут оказаться реальными кажущиеся в начале невероятными вещи.

Любое высказываемое мнение должно быть аргументировано. Этим дискуссия отличается от скандала на базаре. Рассказчик должен доказать, почему он так считает. Выражения типа: «Мне так кажется», «Так было всегда», «Все хохлы — жадины», «Это правильно, потому что это верно» и пр. аргументами не являются.

Уважайте мнение любого человека. Иногда мнение важной персоны или авторитета изначально считается верным просто в силу статуса этого человека (профессор, опытный исследователь). Прислушивайтесь к ним, но без фанатизма. Опирайтесь на реальные факты. Иногда свежий непредвзятый взгляд какого-то новичка помогает по-иному взглянуть на ситуацию, найти новые подходы к решению давней проблемы, считавшейся неразрешимой.

Придерживайтесь дружелюбного тона. Обращайтесь к человеку по имени или другим уважительным способом («мой коллега, собеседник, оппонент»). Ваш оппонент — не ваш личный враг, он просто человек с другой точкой зрения. Не допускайте проявлений враждебности, оскорблений, перехода на личности.

Не спорьте ради спора! Подобным профессиональным спорщикам не место среди тех, кого интересует поиск истины. Не давайте дискуссии превратиться в азартный спор и выяснение отношений.

В дискуссии могут участвовать только те, кто открыт для другой точки зрения и терпим к иному мнению. Не пытайтесь доказать что-то тому, кому невозможно что-либо доказать. Иногда это люди, считающие себя лучше и правильнее всех. Люди, слышащие только себя. Люди, неспособные понять иную точку зрения. Люди, закосневшие в своих оценках и стереотипах. Это бывает чертой личности, особенностью характера. Зачастую подобная гибкость оценок и суждений утрачивается с возрастом. Относитесь к ним терпимо, но не тратьте силы, чтобы убедить их в чем-либо.

Практическая часть. Пусть каждый из вас на отдельном листке напишет тему, которая могла бы быть интересной для одноклассников, спорной, неоднозначной, — то есть могла бы стать предметом обсуждения-дискуссии. Затем сдайте их учителю. Обсуждению самых интересных из них мы посвятим следующее занятие. А сегодня мы попробуем потренироваться грамотно дискутировать.

Разбейтесь на группы по 10-12 чел. Каждая группа разделится пополам — сторонники одной точки зрения и их уважаемые оппоненты. Выберите тему для обсуждения и в ходе обсуждения попытайтесь прийти к какому-либо решению по данному вопросу. Применяйте правила ведения дискуссии!

(Примеры тем для дискуссии:
— Где лучше жить: у нас или за границей?
— Правильно ли воспитывают нас наши родители, и как мы будем воспитывать наших собственных детей?
— Может ли народ влиять на политику?
— Когда жизнь была лучше: раньше или сейчас?
— Хорошему или плохому учит нас наше телевидение?).

Вывод

Знание правил ведения дискуссии способствует эффективному протеканию процесса обсуждения и выработке решения.

Вопросы

1. В чем разница между спором и дискуссией?
2. Что такое дискуссия?
3. Каковы правила ведения дискуссии?
4. Как вы относитесь к дискуссиям (считаете безрезультатными или эффективными)?

«Полемическое мастерство» — знание предмета спора, понимание сущности публичного спора и его разновидностей, соблюдение основных требований культуры спора, умение доказывать выдвинутое положение и опровергать мнение оппонента, использование полемических приемов, умение противостоять уловкам противника.

Спор («Словарь современного русского литературного языка» ):

1. Словесное состязание, обсуждение чего-либо между двумя или несколькими лицами, при котором каждая из сторон отстаивает свое мнение, свою правоту. Борьба мнений (обычно в печати) по различным вопросам науки, литературы, политики и т.п.; полемика.

2. Взаимное притязание на владение, обладание чем-либо, разрешаемое судом.

3. Поединок, битва, единоборство (преимущественно в поэтической речи). Состязание, соперничество.

Общим для всех значений слова спор является наличие разногласий, отсутствие единого мнения.

Обычно под спором понимается всякое столкновение мнений, разногласие в точках зрения по какому-либо вопросу, предмету, борьба, при которой каждая из сторон отстаивает свою правоту.

В русском языке есть и другие слова для обозначения данного явления: дискуссия, диспут, полемика, дебаты, прения. Довольно часто они употребляются как синонимы к слову спор. В научных исследованиях, в публицистических и художественных произведениях эти слова нередко служат и наименованиями отдельных разновидностей спора.

Дискуссия (лат. discussio — исследование, рассмотрение. разбор) — публичный спор, целью которого является выяснение и сопоставление разных точек зрения, поиск, выявление истинного мнения, нахождение правильного решения спорного вопроса.

Дискуссия считается эффективным способом убеждения, так как ее участники сами приходят к тому или иному выводу.

Диспут (лат.disputer — рассуждать, disputatio — прение) — первоначально означало публичную защиту научного сочинения, написанного для получения ученой степени. В настоящее время в этом значении слово диспут не употребляется. Этим словом называют публичный спор на научную и общественно важную тему.

Полемика (лат. polemikos «воинственный, враждебный») — это не просто спор, а такой, при котором имеется конфронтация, противостояние, противоборство сторон, идей и речей. Исходя из этого, полемику можно определить как борьбу принципиально противоположных мнений по тому или иному вопросу, публичный спор с целью защитить, отстоять свою точку зрения и опровергнуть мнение оппонента.

Следовательно, полемика отличается от дискуссии, диспута именно своей целевой направленностью. Участники дискуссии, диспута, сопоставляя противоречивые суждения, стремятся:

► прийти к единому мнению;

► найти общее решение;

► установить истину.

Полемика обычно преследует определенную цель — одержать победу над противником, отстоять и утвердить собственную позицию.

Полемика — наука убеждать. Она учит подкреплять мысли убедительными и неоспоримыми доводами, научными аргументами. Полемика особенно необходима, когда вырабатываются новые взгляды, отстаиваются общечеловеческие ценности, права человека, складывается общественное мнение. Она служит воспитанию активной гражданской позиции.

Дебаты (от фр. debat ) — спор, прения.

Прения — русское слово, зафиксированное в лексиконе XVII в. Толковый словарь определяет эти слова так: дебаты — прения, обмен мнениями по каким-либо вопросам, споры; прения — обсуждение какого-либо вопроса, публичный спор по каким-либо вопросам.

Словами «дебаты», «прения», как правило, именуют споры, которые возникают на собраниях, заседаниях, конференциях и т.п.

В научной и методической литературе делаются попытки систематизировать виды споров. В качестве оснований берутся самые различные признаки. Однако единая классификация споров отсутствует.

К основным факторам, влияющим на характер спора и его особенности, относятся:

► цель спора,

► количество участников,

► форма проведения спора,

► организованность спора.

Рассмотрим, какие виды споров можно выделить в зависимости от этих факторов (см. схему 6).

Схема 6. Виды спора

Оппоненты, вступая в спор, преследуют далеко не одинаковые цели, руководствуются разными мотивами.

По цели.

Спор как средство для разъяснения истины, для проверки какой-либо мысли, для испытания ее обоснованности. Этот тип спора в смешанных формах встречается довольно часто. Начинают спорить, что послушать, что можно сказать против такой-то мысли или в ее пользу. Но в чистом виде он редко выдерживается до конца. Обыкновенно в пылу спора мы начинаем действовать уже не для выяснения истины, а для самозащиты и т.д.

При этом иногда люди горячатся до того, что создается впечатление, что они самые пламенные и фанатичные приверженцы идеи.

В чистом виде этот тип спора встречается редко, только между очень интеллигентными и спокойными людьми. Если сойдутся два таких человека, и для обоих их мысль не кажется совершенной истиной, и оба они смотрят на спор как на средство проверки, то спор иногда получает особый характер. Он доставляет, кроме несомненной пользы, истинное наслаждение и удовлетворение. Тут и сознание расширения кругозора на данный предмет, и сознание, что выяснение истины продвинулось вперед, и тонкое, спокойное возбуждение умственной борьбы, и какое-то особое интеллектуальное эстетическое наслаждение. Такой спор есть по существу совместное исследование истины.

«Проверочные споры», особенно смешанные, применялись нередко авторами-учеными, которые, прежде чем пустить пришедшую им в голову мысль в печать, считают нужным проверить ее сперва в устном обмене мыслями. Это вполне целесообразный прием.

Такие споры обычно имеют характер сложных.

Спор как средство убеждения оппонента.

Такого рода спор является уже сравнительно низшей формой спора. В нем, в свою очередь, можно различить два наиболее важных оттенка, разных по ценности:

► спорящий может убеждать оппонента в чем-либо, в чем сам глубоко убежден;

► спорящий может убеждать и вовсе не потому, что уверен в истине того, что защищает, или в ложности того, на что нападает.

Он убежден потому, что «так нужно», «так полезно» для какой-нибудь цели. Иногда эта цель хорошая, иногда глубоко эгоистическая, но, во всяком случае, «посторонняя».

Каков бы ни был оттенок спора для убеждения, спор этот всегда отличается от чистого спора первого типа. Прежде всего, разумный человек принимается спорить здесь лишь тогда, когда тезис таков, что в нем можно убедить оппонента. Иначе — не стоит и время тратить. Тут интересен для убеждающего не тезис, а оппонент, примет ли он этот тезис или нет.

Спор как средство победы. И тут бывают различные виды искателей победы. Одни — ищут побед потому, что им дороги лавры в словесных битвах. Другие ищут побед потому, что им надо победить в споре. «Победителей не судят». Лишь бы победа была поэффектнее. Кстати, только в подобных спорах часто необходим и такой прием, как «оставить за собой последнее слово». Кто истинный любитель словесных битв, тот иногда ищет «достойных противников».

Если кто должен побеждать «по должности», «по обязанности», тот чаще всего отдыхает душою и исполняется веселой бодрости при встрече с оппонентом слабым, всячески ускользая от чести встретиться с сильным противником.

С доводами в этом споре обычно еще менее церемонятся. Часто и разбирать «тонкости» не считают нужным: не все ли равно, чем воздействовать на оппонента — по всем правилам или без всяких правил. Споры этого типа ведутся чаще всего перед слушателями.

Само собой разумеется также, что в обоих последних типах спора — и в спорах для убеждения, и в споре для победы — спорщики часто пользуются не столько логикой, не доводами рассудка, сколько средствами ораторской убедительности: внушительностью тона, острыми словами, красотой выражения и т.п. бесчисленными средствами ораторского искусства. Конечно, об истине и логике при этом меньше заботятся, чем следует.

Спор ради спора. Это своего рода искусство ради искусства. Есть любители играть в карты — есть любители спора, самого процесса спора. Они не стремятся определенно и сознательно к тому, чтобы непременно победить, хотя, конечно, надеются на это. Такой оппонент не разбирает, из-за чего можно спорить, из-за чего не стоит. Готов спорить за все и со всяким, и чем парадоксальнее, чем трудней отстаиваемая мысль, тем она иногда для него привлекательнее. Для иных вообще не существует парадокса, который они не взялись бы защищать, если вы скажете: «нет». При этом они становятся часто в самые рискованные положения в споре.

Редко встречается в чистом виде спор-игра, спор-упражнение. Сущность этого типа выражена в его названии.

Каждый из этих типов имеет свои особенности по отношению:

► к выбору тезиса и доводов;

► к желательности того или иного оппонента;

► к допущению или недопущению сомнительных приемов спора.

По числу участников спора можно выделить три основные группы:

1) спор-монолог (человек спорит сам с собой, это так называемый внутренний спор);

2) спор-диалог (полемизируют два лица);

3) спор-полилог (ведется несколькими или многими лицами).

Спор-полилог может иметь большое значение при решении важных вопросов общественно-политической, духовной, научной жизни. Чем больше знающих людей принимают участие в таком споре, тем результативнее он будет.

Споры могут происходить при слушателях и без слушателей. Присутствие слушателей, даже если они не выражают своего отношения к спору, действует на спорящих. Победа при слушателях приносит большее удовлетворение, льстит самолюбию, а поражение становится более досадным и неприятным. Поэтому участники спора при слушателях обязательно учитывают присутствующих, их реакцию, тщательно отбирают необходимые аргументы, чаще проявляют упорство во мнениях, порой излишнюю горячность.

В общественной жизни нередко приходится встречаться и со спором для слушателей. Спор ведется не для того, чтобы выяснить истину, убедить друг друга, а чтобы привлечь внимание к проблеме, произвести на слушателей определенное впечатление, повлиять необходимым образом.

На процесс спора накладывает свой отпечаток и форма его ведения. Споры могут быть устными и письменными (печатными).

Устная форма предполагает непосредственное общение конкретных лиц друг с другом, письменная (печатная) форма — опосредованное общение. Устные споры, как правило, ограничены во времени и замкнуты в пространстве: они ведутся на занятиях, конференциях, заседаниях, различного рода мероприятиях и т.д. Письменные (печатные) формы более продолжительны во времени, чем устные, так как связь между полемизирующими сторонами опосредованная.

В устном споре, особенно если он ведется при слушателях, важную роль играют внешние и психологические моменты. Большое значение имеет манера уверенно держаться, быстрота реакции, живость мышления, остроумие. Робкий, застенчивый человек обычно проигрывает по сравнению с самоуверенным противником. Поэтому письменный спор бывает более пригоден для выяснения истины, чем устный. Однако у него есть свои недостатки. Он иногда тянется слишком долго, в течение нескольких лет. Читатели, да и сами участники спора, успевают забыть отдельные положения и выводы, не имеют возможности восстановить их в памяти. Иногда спор ведется на страницах нескольких различных изданий, отчего трудно следить за его ходом.

Споры делятся на организованные и неорганизованные. Организованные споры планируются, готовятся, проводятся под руководством специалистов. Полемисты имеют возможность заранее познакомиться с предметом спора, определить свою позицию, подобрать необходимые аргументы, продумать ответы на возможные возражения оппонентов. Но спор может возникнуть и стихийно. Такое нередко случается в учебном процессе, на собраниях и заседаниях, в бытовом общении.

Неорганизованные, стихийные споры, как правило, менее продуктивны. В подобных спорах выступления участников бывают недостаточно аргументированными, порой приводятся случайные доводы, звучат не совсем зрелые высказывания. Кроме спора из-за тезиса и из-за доказательства, есть разные другие виды спора, различаемые с разных других точек зрения .

Для успешного ведения спора важно также знать основные законы аргументации и правила ведения спора.

Законы аргументации и убеждения

1. Закон встраивания (внедрения).

Аргументы следует встраивать в логику рассуждений партнера, а не вбивать (ломая ее), не излагать их параллельно.

2. Закон общности языка мышления.

Если хотите, чтобы вас слышали, говорите на языке основных информационных и репрезентативных систем оппонента.

3. Закон минимализации аргументов.

Помните об ограниченности человеческого восприятия (пять-семь аргументов), поэтому ограничивайте число аргументов. Лучше, если их будет не более трех-четырех.

4. Закон объективности и доказательности.

Используйте в качестве аргументов только те, что принимает ваш оппонент. Не путайте факты и мнения.

5. Закон диалектичности (единства противоположностей).

Говорите не только о плюсах своих доказательств или предположений, но и о минусах. Этим вы придаете своим аргументам больший вес, так как двусторонний обзор (плюсы и минусы) лишает их легковестности и обезоруживает оппонента.

6. Закон демонстрации равенства и уважения.

Подавайте аргументы, демонстрируя уважение к оппоненту и его позиции.

7. Закон авторитета.

Ссылки на авторитет, известный вашему оппоненту и воспринимаемый им тоже как авторитет, усиливают воздействие ваших аргументов. Ищите авторитетное подкрепление им.

8. Закон рефрейминга.

Не отвергайте доводы партнера, а, признавая их правомерность, переоценивайте их силу и значимость. Усиливайте значимость потерь в случае принятия его позиции или уменьшайте значимость выгод, ожидаемых партнером.

9. Закон постепенности.

Не стремитесь быстро переубедить оппонента, лучше идти по­степенными, но последовательными шагами.

10. Закон обратной связи.

Подавайте обратную связь в виде оценки состояния оппонента, описания своего эмоционального состояния. Принимайте на себя персональную ответственность за недоразумение и непонимание.

11. Закон этичности.

В процессе аргументации не допускайте неэтичное поведение (агрессия, обман, высокомерие, манипуляции и т.д.), не задевайте «больные места» оппонента.

Правила ведения спора.

Первое правило (правило Гомера):

Очередность приводимых аргументов влияет на их убедительность. Наиболее убедителен следующий порядок аргументов: сильные — средние — один самый сильный (слабыми аргументами вообще не пользуйтесь, они приносят вред, а не пользу). Сила (слабость) аргументов должна определяться не с точки зрения выступающего, а с точки зрения лица, принимающего решение.

Второе правило (правило Сократа):

Для получения положительного решения по важному для вас вопросу поставьте его на третье место, предпослав ему два коротких, простых для собеседника вопроса.

Третье правило (правило Паскаля):

Не загоняйте собеседника в угол. Дайте ему возможность «сохранить лицо», сохранить достоинство. «Ничто так не разоружает, как условия почетной капитуляции». (Покажите, что предлагаемое вами решение удовлетворяет какую-то из потребностей собеседника).

Четвертое правило:

Убедительность аргументов в значительной степени зависит от имиджа и статуса убеждающего. Высокое должностное или социальное положение, компетентность, авторитетность, поддержка коллектива повышают статус человека и степень убедительности его аргументов.

Пятое правило:

Не загоняйте себя в угол, не понижайте свой статус проявлением признаков неуверенности.

Шестое правило:

Не принижайте статус собеседника, ибо любое проявление неуважения, пренебрежения к собеседнику вызывает негативную реакцию.

Седьмое правило:

К аргументам приятного нам собеседника мы относимся благосклонно, к аргументам неприятного — с предубеждением. Приятное впечатление создается многими факторами: уважительным отношением, умением выслушать, грамотной речью, приятными манерами, внешностью и т.д.

Восьмое правило:

Желая переубедить, начинайте не с разделяющих вас моментов, а с того, в чем вы согласны с оппонентом.

Девятое правило:

Проявите эмпатию, постарайтесь понять эмоциональное состояние другого человека, представить ход его мыслей, поставить себя на его место, сопереживать ему.

Десятое правило:

Будьте хорошим слушателем, чтобы понять ход мыслей собеседника.

Одиннадцатое правило:

Проверяйте, правильно ли вы понимаете собеседника.

Двенадцатое правило:

Избегайте слов, действий, приводящих к конфликту.

Тринадцатое правило:

Следите за мимикой, жестами, позами — своими и собеседника.

Чтобы защитить свою точку зрения и опровергнуть мнение оппонента, участники спора используют различные полемические приемы.

1. Юмор, ирония, сарказм. Эффективным средством считается применение юмора, иронии, сарказма. Они являются обязательными психологическими элементами публичного выступления. Эти средства усиливают полемический тон речи, ее эмоциональное воздействие на слушателей, помогают разрядить напряженную обстановку, создают определенный настрой при обсуждении острых вопросов, помогают полемистам добиться успеха в споре.

Ироническое или шутливое замечание может смутить оппонента, поставить его в затруднительное положение, а порой даже разрушить тщательно построенное доказательство, хотя само по себе это замечание далеко не всегда имеет прямое отношение к предмету спора. Поэтому не надо теряться. Лучше всего вести себя естественным образом. Если смешно, можно посмеяться со всеми, а затем обязательно вернуться к обсуждению существа проблемы.

2. «Сведение к абсурду». Распространенным приемом опровержения является «доведение до нелепости», «сведение к абсурду» (лат. reductio ad absurdum). Суть этого приема — показать ложность тезиса или аргумента, так как следствия, вытекающие из него, противоречат действительности.

Блестяще использовал этот прием в одном из своих выступлений на суде Ф. Н. Плевако, замечательный русский адвокат, обладавший удивительным даром речи. Страстный и взволнованный голос Ф. Н. Плевако захватывал и покорял слушателей, надолго оставался в их памяти.

По воспоминаниям В. В. Вересаева, он выступил в защиту старушки, украв­шей жестяной чайник стоимостью 50 копеек. В обвинительной речи прокурор отметил, что кража незначительная, что на преступление бедную старушку толкнула горькая нужда, что подсудимая вызывает не негодование, а только жалость. Но, несмотря на это, подчеркнул он, старушка должна быть осуждена, т. к. она посягнула на собственность, а собственность священна, все гражданское благоустройство держится на собственности, и если позволить людям покушаться на нее, страна погибнет. После него выступил защитник Плевако. Он сказал так: «Много бед и испытаний пришлось претерпеть России за ее больше чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двунадесять языков обрушилось на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь… старушка украла старый чайник ценою в пятьдесят копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно».

И суд оправдал старушку.

3. Прием бумеранга. Довольно часто в дискуссиях и полемиках применяется «возвратный удар», или так называемый прием бумеранга. Английское слово бумеранг означает метательное орудие, при искусном броске возвращающееся к тому месту, откуда было пущено. Полемический прием заключается в том, что тезис или аргумент обращается против тех, кто их высказал. При этом сила удара во много раз увеличивается. Поражение противника становится очевидным для всех присутствующих. Не раз этим полемическим приемом пользовался А. В. Луначарский.

Разновидностью «возвратного удара» считается прием «подхвата реплики». В ходе обсуждения спорных вопросов полемисты нередко бросают реплики различного характера. Умение применить реплику противника в целях усиления собственной аргументации, разоблачения взглядов и позиции оппонента, оказания психологического воздействия на присутствующих — действенный прием в полемике. «Подхватом реплики» часто пользуются, выступая на съездах, конференциях, митингах.

Приведем один весьма любопытный пример использования приемов «возвратного удара», «подхвата реплики», описанный в рассказе С. Званцева «Дело Вальяно».

Суть дела заключалась в следующем. В восьмидесятых годах XIX столетия Таганрог бойко торговал с заморскими странами. Молодой торговый маклер, то есть посредник при заключении торговых сделок, неожиданно для всех сказочно разбогател. Долго никто не мог понять, каков источник его богатства. А когда это стало ясным, то Вальяно был уже так богат, что не боялся разоблачений. Вальяно был контрабандистом особого рода: он ввозил запрещенные товары целыми пароходами.

Существовало таможенное правило: после того как чиновники проверяли груз и исчисляли пошлину, грузовладелец был вправе или, оплатив пошлину, забрать с парохода товар, или, отказавшись от оплаты, потопить груз на рейде. Акт о потоплении подшивался к делу, и пароход уходил в обратный рейс.

В действительности никакого потопления не было. У Вальяно была зафрахтована целая флотилия турецких фелюг — вместительных лодок, а весь груз с борта парохода, а не со дна Азовского моря, попадал в подвалы особняка Вальяно.

В Таганрог прибыл новый прокурор, охваченный жаждой карьеры. Он возбудил дело против Вальяно, которое двигалось с необычайной быстротой. Никакие попытки подкупить прокурора не удались. Вальяно грозили три месяца тюрьмы, а главное — штраф за контрабанду в размере 12 миллионов рублей, то есть все его состояние.

В качестве защитника был приглашен А. Я. Пассовер, специалист по гражданским искам. И вот заседание суда. Обвинительную речь произносит прокурор. Она длится три часа. Вина Вальяно доказана. По сравнению с прокурором защитник был необычайно краток. Он говорил не более 5 — 6 минут. От только заявил, что Вальяно должен быть оправдан, так как ввозил груз на турецких фелюгах. В разъяснении судебного департамента сената с исчерпывающим перечислением всех видов морской контрабанды: лодки, баркасы, шлюпки, плоты, даже спасательные пояса и обломки кораблекрушения, даже пустые бочки из-под рома — плоскодонные турецкие фелюги не упоминаются. А разъяснения правительствующего сената распространительному толкованию не подлежат.

Бледное лицо прокурора залилось краской. Он вскочил и почти закричал дрожащим голосом: — Вальяно — контрабандист! Если бы он им не был, он не мог бы заплатить своему защитнику миллион рублей за защиту! В зале ахнули. Миллион рублей?! Неслыханная цифра!

Реплика прокурора тотчас обернулась против него.

Да, я получил миллион, — спокойно ответил защитник. — Значит, так дорого ценятся мои слова! А теперь посчитаем, сколько же стоят слова прокурора…

В год прокурор получает три тысячи 600 рублей, — высчитывал вслух «добродушный» адвокат, — в месяц — триста, стало быть, в день, в том числе и сегодняшний день, — рублей десять. Произносил прокурор свою речь сегодня три часа, сказал за свои десять рублей 45 тысяч слов. Сколько же стоит слово прокурора?

Вытянувшись, Пассовер крикнул:

Грош цена слову прокурора !

Процесс был выигран. Вальяно оправдали.

4. Атака вопросами. Назовем еще один полемический прием — атака вопросами. Цель этого метода — сделать положение оппонента затруднительным, заставить его защищаться, оправдываться, создать себе наиболее благоприятные условия для спора.

5. «Довод к человеку». Иногда вместо обсуждения по существу того или иного положения начинают оценивать достоинства и недостатки человека, его выдвинувшего. Такой прием в полемике называют «довод к человеку» (лат. ad hominen). Он оказывает сильное психологическое воздействие.

«Довод к человеку» как полемический прием должен применяться в сочетании с другими достоверными и обоснованными аргументами. Как самостоятельное доказательство он считается логической ошибкой, состоящей в подмене самого тезиса ссылками на личные качества того, кто его выдвинул.

Разновидностью «довода к человеку» является прием, который называется «апелляция к публике». Цель приема — повлиять на чувства слушателей, их мнения, интересы, склонить аудиторию на сторону говорящего.

Таковы основные полемические приемы. Использование этих приемов помогает вести дискуссию, полемику более плодотворно.

Уловки в споре. Уловкой в споре называют всякий прием, с помощью которого участники спора хотят облегчить его для себя и затруднить для оппонента.

Ошибка многих вопросов — оппоненту задают несколько разных вопросов под видом одного и требуют ответить «да» или «нет». Выход из этой ситуации в том, чтобы дать развернутый ответ.

Ответ вопросом на вопрос — не желая отвечать на поставленный вопрос, полемист ставит встречный вопрос.

А почем купили душу у Плюшкина? — шепнул ему Собакевич.

А Воробья зачем приписали? — сказал ему в ответ на это Чичиков.

( Н. В. Гоголь. «Мертвые души» )

Ответ в кредит — испытывая трудности в обсуждении проблемы, спорщики переносят ответ на «потом», ссылаясь на его сложность.

Выход из спора происходит в том случае, если один из участников спора сознает слабость своей позиции.

Срывание спора производится путем постоянного перебивания оппонента, демонстрации нежелания слушать его.

«Довод к городовому» активно применяется в тоталитарных обществах. Тезис или аргумент объявляется опасным для общества.

«Палочные доводы» можно определить как особую форму интеллектуального насилия. Участник спора приводит такой довод, который оппонент должен принять из-за боязни чего-либо неприятного, опасного.

Психологические уловки:

► ставка на ложный стыд. Люди часто боятся признаться, что они чего-то не знают. Этим пользуются недобросовестные полемисты. Приводя недоказанный вывод, оппонент сопровождает его фразами «Вам конечно, известно, что», «Общеизвестным является факт», «Наука давно установила», «Неужели вы до сих пор не знаете?», тем самым делается ставка на ложный стыд. Если человек, желая не уронить себя в глазах окружающих, не признается, что ему что-то неизвестно, он вынужден будет соглашаться с аргументами противника;

► «подмазывание» аргумента — слабый довод сопровождается комплиментами противнику;

► ссылки на возраст, образование, положение используются для того, чтобы скрыть отсутствие веских и убедительных аргументов. Довольно часто мы сталкиваемся с такими рассуждениями: «Вот доживите до моих лет, тогда и судите», «Получите диплом, тогда и поговорим», «Займете мое место, тогда и рассуждать будете»;

► логическая диверсия используется оппонентом, чтобы переключить внимание слушателей на обсуждение другого утверждения, не связанного с первоначальным тезисом. Чтобы уйти от поражения, полемист отвлекается на посторонние темы;

► перевод спора на противоречия между словом и делом. Чтобы поставить противника в неловкое положение, указывает на несоответствие между взглядами оппонента и его поступками;

► «двойная бухгалтерия». Этот прием иначе называют переводом вопроса на точку зрения пользы или вреда. Недобросовестный спорщик пользуется слабостью человеческой натуры: когда мы чувствуем, что данное предложение нам выгодно, мы соглашаемся с ним, не учитывая высшую истину;

► смещение времени действия — спорщики подменяют то, что справедливо для прошлого и настоящего, тем, что произойдет в будущем;

► «троянский конь» — спорящий переходит на сторону противника, искажает его тезис до неузнаваемости, начинает его горячо защищать и тем самым наносит удар по авторитету оппонента;

► выведение противника из равновесия. В публичном споре большое влияние на слушателей оказывает внушение, поэтому нель­зя поддаваться на самоуверенный, безапелляционный тон;

► «чтение в сердцах». Оппонент, используя этот прием, не заинтересован разобраться в сути того, что сказал противник. Он пытается определить только мотивы говорящего;

► обструкция — намеренный срыв спора. Оппоненту не дают сказать слова, топают, свистят и т.п. О Наполеоне рассказывают, что во время переговоров с австрийским посланником он бросал на пол фарфоровые вазы, топал… Запуганный посланник согласился с Наполеоном, чтобы только прекратить эту сцену .

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *