Почему немцы не смогли спасти окружённую армию Паулюса?

12 декабря 1942 года Манштейн ударил от Котельникова к Сталинграду, чтобы деблокировать 6-ю армию, окружённую там в ноябре. Идея операции «Зимняя гроза» была в том, чтобы повторить весну 1942 года под Харьковом, когда советский удар отрезал часть немецких сил, но последующий контрудар вермахта привёл к окружению и пленению наступавших советских войск. Под Сталинградом этот испытанный рецепт не сработал. Более того, советский ответ на «Винтергевиттер» сделал возможным разгром армии Паулюса в январе 1943 года. Попробуем понять, как так получились.

Немецкий удар: один вместо двух

21 ноября 1942 года Гитлер создал группу армий «Дон», главной целью которой вскоре поставил деблокаду 6-й армии Паулюса. Для этого предполагалось нанести два удара к Сталинграду — от Верхне-Чирской к северу от Дона и от Котельникова к югу от Дона. Первый удар должен был срезать северный, а второй — южный клин, которыми советские войска отрезали сталинградскую группировку немцев от её тылов. Проблема этого амбициозного плана была в том, что немцы по-прежнему не имели полного представления о масштабе тех сил, которыми Красная армия располагала под Сталинградом.

Из-за этого силы, выделенные на деблокаду армии Паулюса, были не так велики. Из танковых соединений Манштейн смог сосредоточить на главном направлении удара свежую 6-ю танковую дивизию с 200 танками и потрёпанную 23-ю танковую дивизию с 30. Силы северного клина были ещё скромнее. К тому же командование советского Юго-Западного фронта связало их своими собственными попытками наступления, и сил на удар к северу от Дона не оставалось. Поэтому Манштейн принял решение бить только с юга, от Котельникова.

Советская оборона: ошибка Сталинградского фронта

На первый взгляд, немецкое наступление было просто обречено на неудачу. От города Котельниково «Винтергевиттер» проходил через позиции Сталинградского фронта. Тот к 12 декабря 1942 года насчитывал 274 000 человек и 578 танков, из которых лишь 100 000 были связаны на внутреннем фронте, окружая 6-ю армию. Для внешнего фронта и в резерве против «Зимней грозы»оставалось 174 000 человек. У Манштейна на то же 12 декабря тамбыло 124 000 человек и 230 танков.

Однако была проблема. 9 декабря в журнале боевых действий Сталинградского фронта его руководствофиксирует свою ошибку: «Немецкое командование намечает провести операцию, имея направление главного удара из района Нижне-Чирской на Мариновку и вспомогательного вдоль ж/д Котельниково — Сталинград». То есть главный удар от Котельникова оценивался Ерёменко и его штабом как вспомогательный. От этого большие силы Сталинградского фронта были размещены неправильно. Основную их часть на внешнем кольце окружения сосредоточили в полосе 5-й ударной армии, к северу от места будущего немецкого удара, ближе к Нижне-Чирской, где Ерёменко ожидал основного удара.

12 декабря никакого «основного удара» там не было, зато 51-я армия, стоявшая на пути немцев, была весьма слабой —лишь 34 тысячи человек и 77 танков. Как мы видим, шесть из семи танков Сталинградского фронта были сосредоточены где угодно, но только не там, где надо.

В результате неверного определения направления главного удара у немцев здесь было трёхкратное превосходство в танках и двухкратное — в живой силе и артиллерии. На направлении главного удара всё было ещё хуже, чем в полосе 51-й армии в целом. 6-я и 23-я немецкие танковые дивизии обрушили основной удар на 302-ю стрелковую дивизию. Всё, что она в таких условиях могла сделать, — героически умирать, замедляя продвижение противника. Примерно это с ней ипроизошло к концу того же дня.

Декабрьская драма «Зимней грозы» повторяла сценарий всего лета 1942 года. Тогда всё было точно так же: в целом советские силы на сталинградском направлении были велики, но, неверно определяя направление главного удара противника, командующие фронтами сосредотачивали их не там. От этого вроде бы объективно более слабые немцы на направлении своего удара оказывались сильнее.

После их прорыва им навстречу с неатакованных участков по частям начинали перебрасывать другие советские соединения. Немецкие танковые части, вошедшие в прорыв, громили советские силы на марше раньше, чем те успевали из предбоевых порядков развернуться в боевые. И напрасно товарищ Сталин 23 июля 1942 года пафосновзывал к командующему Сталинградского фронта: «Стыдно отступать перед 50 танками немцев-мерзавцев, на фронте около 900 танков». Не так важно, сколько у вас танков, если они находятся не в том месте и не в то время.

Уменьшение планет

Как это ни смешно, но успех жалких 230 немецких танков — первого этапа «Зимней грозы» — радикальноизменил стратегическую обстановку на советско-германском фронте. Сталин немедленно отказался от плана «Сатурн». По нему РККА должна была через позиции итальянцев на Среднем Дону ударить на Ростов и окружить на Кавказе 27 дивизий группы армий «А», то есть устроить немцам разгром сильнее сталинградского. Верховный урезал план до «Малого Сатурна» — вместо Ростова направил удар на юго-восток, к Морозовской, в тыл деблокирующей группировке Манштейна.

Был отложен и план «Кольцо». По нему с 18 декабря Донской фронт, получив из резерва 2-ю гвардейскую армию, должен был разгромить армию Паулюса, чтобы высвободить все силы этого фронта для ликвидации будущего кавказского суперкотла. Вместо этого 90 тысяч человек 2-й гвардейской армии решили бросить на Манштейна, закрывая дыру, образованную его прорывом.

Тем временем Ерёменко спешно перебросил навстречу Манштейну силы с неатакованных участков и ударил танками и пехотой с севера и с юга по немецкому клину. Три дня советские 4-й мехкорпус и 13-й танковый корпус пытались его срезать и тем самым не давали противнику наступать далее. К 17 декабря, однако, к немцамподошла 17-я танковая дивизия — 54 танка и 2300 человек. К 19 декабря за счёт этого подкрепления они прорвали позиции советских войск вновь и вошли в прорыв по направлению к Сталинграду.

Однако было уже поздно: за неделю боёв с начала «Зимней грозы» сюда подтянули ещё три дивизии Сталинградского фронта. В это же время за ними разворачивались стрелковые корпуса 2-й Гвардейской армии, на немецком фланге — её 2-й мехкорпус с танками. Представитель Ставки под Сталинградом А.М. Василевский планировал срезать им немецкий клин.

«Малый Сатурн»

Тем не менее сделать это опять не удалось. Дело в том, что 16 декабря 1942 года советские войска к северу от Сталинграда, на Среднем Дону, ударили по итальянской 8-й армии и начали движение на юго-восток. К 23 декабря стало ясно, что они идут в тылы Манштейна. От этого он приказал 6-й танковой дивизии, своей главной ударной силе, прекратить деблокаду Паулюса и отправиться на север. Немецкие войска успели отойти из своего вытянувшегося к Сталинграду выступа сами до того, как их отрезали.

Удар с севера не только остановил «Зимнюю грозу», но и нанёс фатальный удар по снабжению 6-й армии в Сталинградском котле. С 16 по 24 декабря 24-й танковый корпус генерал-майора Баданова прошёл с боями 240 километров и внезапно ударил на Тацинскую, где был крупнейший немецкий аэродром снабжения котла. Танкисты въехали на аэродром и принялись стрелять по самолётам. Большинство улетели, но 72 исправные машины были уничтожены на взлёте.

Переброшенная Манштейном 6-я танковая дивизия сыграла решающую роль в контрударе, которым отсекла корпус Баданова, срезав советский клин 26 декабря 1942 года. Однако, попытавшись ликвидировать окружённых, немцы не преуспели. Получив разрешение на отход в ночь с 28 на 29 декабря, Баданов вырвался из окружения с очень умеренными потерями. Пожалуй, это лучший образец действий советского подвижного кулака за всю первую половину войны.

Поэтому вдвойне забавно, что он больше известен на Западе, чем у нас. О нём активно писали немцы, бои за Тацинскуюпопали в пару американских компьютерных игр, но вот у нас, честно говоря, они не так «раскручены». Впрочем, это неизбежно: если снимать фильмы о «погибшем» герое-панфиловце (впоследствии немецком полицае) и устанавливатьпамятные доски союзнику Гитлера, то времени на описание настоящих подвигов всегда будет не хватать.

Прошли по краю

Острие немецкого удара, «Зимней грозы», было остановлено всего в 50 километрах от Сталинградского котла. По плану Манштейна, когда сближение составило бы 30 километров, ему навстречу ударил бы Паулюс. До того удар не имел смысла, поскольку 100 танков 6-й армии имели горючего всего на 30 километров, а без них советские танкисты растерзали бы колонны отступающих немцев в голой степи. 2-я гвардейская армия, прибывшая только к концу второй декады декабря 1942 года, не успела бы ничего поправить, если бы не героическое сопротивление 4-го мехкорпуса Вольского и 13-го танкового корпуса Танасчишина. Поэтому именно эти части, а не гвардейцы 2-й армии, получили почётное наименование «Сталинградские».

С 11 по 20 декабря 1942 года, в ходе основных боёв «Зимней грозы», весь Сталинградский фронтпотерял 12 718 человек, из которых 5080 — безвозвратно. 40 процентов из них утратил один только 4-й мехкорпус: 994 убитыми, 1075 пропавшими без вести и 3497 ранеными. Почти половина состава корпуса была потеряна, но задачу они выполнили, не дав противнику сблизиться с котлом на судьбоносные 30 километров. Их умение и героизм сыграли главную роль в компенсации просчёта командования Сталинградского фронта.

Что было бы, если бы люди Вольского и Танасчишина не вынесли бы на себе главную тяжесть боёв? Гитлер в тот моментимел мощное возражение против прорыва 6-й армии: топливо. Без заправленных танков и машин прорыв через голую степь без лошадей (уже пущенных на мясо) означал прорыв без артиллерии, без танков, но под ударами советской артиллерии и танков. По сути, это было бы избиение армии Паулюса. Так её было бы намного легче и быстрей разгромить, чем в окопах котла, где она потом держалась ещё 50 дней. После такого «прорыва» освободившиеся с периметра котла советские части быстро направились бы к Ростову и вполне могли сделать реальностью кавказский суперкотёл.

Манштейн, однако, держал за деблокирующей группировкой грузовики с 3000 тонн снабжения. Сразу после деблокады 6-й армии она получила бы топливо, достаточное для отхода с сохранением техники и боеспособности. С её помощью немцы смогли бы сохранить устойчивость фронта и избежать потери и армии Паулюса, и кавказской группы армий «А». Как мы видим, роль 4-го мк и 13-го тк в победе под Сталинградом настолько велика, что её трудно переоценить.

Как катастрофа воздушного моста сделала возможной ликвидацию 6-й армии Паулюса

Вернёмся к корпусу Баданова и его рейду на Тацинскую. Дело в том, что именно отсюда осуществлялось снабжение 6-й армии по воздуху. В нашей литературе принято описывать эту воздушную операцию с иронией. Мол, «избиение транспортной авиации люфтваффе», мол, у немцев не было никаких шансов обеспечить 6-ю армию нужными 300–500 тоннами снабжения в день.

На самом деле всё было совсем не так. Люфтваффе не просто могло поставлять 500 тонн снабжения в сутки, но и успешно делало это и до, и после Сталинграда. 4-й воздушный флот, поддерживавший вермахт в этом районе, в августе-октябре 1942 года за 92 сутокпоставил 43 000 тонн снабжения на передовую, а также 27 тысяч человек пополнения. А это и есть 500 тонн в сутки. В феврале 1943 года те же транспортники 4-го воздушного флота, что не смогли нормально снабжать Паулюса, спокойновозили 17-й армии, отрезанной на Кубани, в среднем более 500 тонн в сутки, эвакуируя до 5000 раненых в сутки. За счёт этого вроде бы отрезанные немецкие части спокойно держались, оттягивая большие советские силы.

Да, в конце ноября, в начале операции, у немцев под Сталинградом было очень мало транспортников, а погода была просто ужасной. Советские ВВС летали главным образом на всепогодных У-2, немецкие боевые самолёты почти совсем не летали. Но постепенно сюда было собрано много транспортников. Один Ju-52 вёз в котёл пару тонн и вывозил оттуда до 40 раненых. При лётной погоде с аэродрома в Тацинской можно было сделать два рейса в сутки. Живой пример — 7 декабря, когда немцыдоставили в котёл 362 тонны в сутки. Если бы поставок по воздуху не было, 6-я армия была бы уничтожена советскими атаками ещё в начале декабря 1942 года, развязав Красной армии руки для взятия Ростова и ликвидации немецкой группы армий «А».

Не было в этой воздушной операции и «избиения транспортной авиации люфтваффе». Да, снабжая Паулюса, она потеряла 488 самолётов. Но, во-первых, лишь 254 из них были сбиты или пропали без вести. Ещё 214 были списаны уже после посадки, в силу повреждений. В советских ВВС такие самолёты (списанные по повреждениям) в статистику боевых потерьвообще не включались. Во-вторых, половина из 488 машин была потеряна из-за аварий и катастроф, вызванных полётами в очень плохую погоду (сверхнизкая облачность и туман).

Ещё 72 из них было уничтожено на аэродроме Тацинской танками. Из 214 списанных многие были ждавшими ремонта самолетами на той же Тацинской — перед тем как покинуть аэродром, танкисты Баданова проехали вдоль их ряда, ломая корпусами танков хвосты. Немецкие потери транспортных самолётов именно в воздухе, а не на земле — всего 416 машин за 69 дней операции, или шесть в сутки.

Если это «избиение», то как тогда назвать то, что случилось с советскими ВВС в то же время и в том же месте? Напомним, в наступательной фазе Сталинградской битвы тетеряли 9,7 самолёта в сутки, и это без учёта списанных после посадки из-за повреждений.

Более того, несмотря на усилия советской авиации и зениток, пополнение транспортников всё время превышало причиняемые им потери. В ноябре 1942 года немцы использовали под Сталинградом полсотни транспортников, из них 30 были исправны. К январю 1943 года их число выросло до 500, исправных — до 146. Вполне достаточно для поддержания боеспособности 6-й армии — если бы не одно «но». Этим «но» был удар на Тацинскую.

Дело в том, что от Тацинской до единственного пригодного для тяжёлых транспортников аэродрома в котле (под Питомником) было близко, лишь 234 километра. Поэтому немецкие истребители могли сопровождать транспорты до котла. В 1942 году среди советских истребителей и учебный налёт, и боевой были очень небольшими. Редко у кого было даже сто часов. Человек с такой практикой за рулём сегодня наклеивает себе на заднее стекло восклицательный знак, — а ведь сбивать самолёты на другом самолёте, да ещё и в плохую погоду, куда сложнее, чем водить машину. Немецкие источники показывают, что потерь от советских ВВС конвоируемые самолёты практически не имели.

После эвакуации под обстрелом танков Баданова Ju-52 потеряли не только много машин, но и близкий к котлу аэродром. Пришлось перелететь в Сальск, в 335 километрах от Питомника. Оттуда истребители уже не могли провожать транспорты до котла, и тут их начали намного активнее сбивать. Ju-52 стали летать ночью, пропуская драгоценное дневное время для полётов. В полтора раза большая дистанция значила, что пришлось брать больше топлива, но меньше груза. О двух вылетах в сутки пришлось забыть.

В итоге 6-я армия в среднем получала лишь чуть более 100 тонн в день, отчего не только начала голодать, но и не могла нормально отвечать на огонь советской артиллерии в январе 1943 года. К 1 декабря 1942 года 480 тысяч советских войск не смогли ликвидировать 248 тысяч 6-й армии потому, что ей было чем стрелять и что есть, а тактические качества Красной армии в тот момент были низки. Как отмечал Рокоссовский, в Сталинградской битве советская пехота после катастрофы 1941 года была подготовлена очень слабо. Однако в январе 1943 года 250 тысяч под командованием Рокоссовского смогли ликвидировать 220 тысяч под началом Паулюса. Одна из главных причин этого заключалась в том, что при дефиците боеприпасов и отсутствии еды воевать немцам оказалось довольно сложно.

Подведём итоги. «Зимняя гроза», благодаря неверной оценке направления удара Манштейна, действительно смогла сорвать амбициозные планы советского командования. Во-первых, не вышло уничтожить 6-ю армию в декабре 1942 года (первый вариант «Кольца»). Во-вторых — захватить в том же месяце Ростов (первый вариант «Сатурна»).

Однако и немецкий замысел вывести почти целую 6-ю армию из котла был сорван. И помешал этому даже не перевес Красной армии в силах — как мы отметили выше, их развернули не там, где надо, — а отличные действия 4-го и 13-го корпусов, у которых оказались весьма умелые командиры.

В то же время даже урезанный вариант «Сатурна», благодаря корпусу Баданова, нанёс роковой удар по снабжению 6-й армии с воздуха. После его урезания и удалось в конечном счёте разгромить её умеренными силами и с умеренными потерями.

Главное отличие Сталинграда-1942 от Харькова-1942 было в том, что под Харьковом силы маршала Тимошенко действовали в рамках изолированной фронтовой операции — без помощи резервов Ставки (вроде 2-й гвардейской под Сталинградом), без новых ударов на помощь первой волне наступления («Малый Сатурн»). Попросту говоря, наше стратегическое руководство доросло до системного, полноценного управления войной — ну и командиры на фронте в этот раз показали себя вполне на уровне. Красная армия наконец научилась побеждать даже в самых тяжёлых условиях.

25 декабря 1942 года завершилась операция «Зимняя гроза»

Когда в ноябре 1942 года замкнулось кольцо окружения вокруг 6-й полевой немецкой армии, Гитлер немедленно издал указ, в котором требовал «остановить наступление противника и вернуть утерянные с начала наступления противника позиции».

Он ставил эту задачу перед новообразованной группой армий «Дон» и ее командующим Э. Манштейном, совершенно не осознавая опасности положения немецких войск в районе Сталинграда.

А. Гитлер обсуждает план боевых действий с генерал-фельдмаршалом Э. фон Манштейном Автор фото: Вальтер Френц

Последняя надежда

Эрих фон Манштейн был видной фигурой в военном деле своего времени. Именно он в 1940 году предложить нанести удар по Франции через горы Арденны, и в результате этой блестяще проведенной операции получил Рыцарский крест Железного креста.

В мае 1942 года войска под его командованием захватили крепость Севастополь. Когда Манштейна направили под Сталинград, он уже снискал себе славу лучшего стратега Третьего Рейха.

Но и его полководческие умения не смогли сотворить чуда в декабре 1942 года – им противостояли непреодолимые обстоятельства: суровая русская зима с трескучими морозами и метелями, малые силы, отданные в его распоряжение, и… неспособность Паулюса нарушить приказ фюрера.

Генерал пехоты Эрих фон Манштейн на крымском фронте в своем штабном автомобиле, 1942 год. Автор фото: Кирше (Kirsche)

Вопрос о необходимости прорыва кольца вокруг блокированной 6-й армии витал в воздухе, начиная с 20-х чисел ноября. Паулюс слал в Ставку запрос за запросом с просьбой разрешить начать прорыв.

В Генштабе вермахта не утихали споры – Гитлер не желал оставлять Сталинград, ведь для прорыва требовалось покинуть практически захваченный город. Для него это был вопрос престижа, и фюрер тянул время, откладывая неприятное решение.

В конце концов, 1 декабря план операции «Зимняя гроза» был утвержден. По кольцу окружения предполагалось нанести два деблокирующих удара – в районе станицы Нижне-Чирская под Калачом и с юго-запада в районе Котельниково.

12 декабря группа армий Манштейна должна была перейти в наступление и проломить оборону советских войск, пробив «коридор» для вывода армии Паулюса.

Хотя «вывод» в данном случае не подразумевал полной эвакуации – приказа покинуть захваченный город никто так и не отдал. Мобильные части 6-й армии должны были выдвинуться вперед и соединиться с частями Манштейна. Через образовавшийся же коридор собирались немедленно пустить колонну грузовиков со снабжением – позади передовых частей Манштейна ждали своего часа тягачи с 3000 т. груза – горючим, боеприпасами и продовольствием для 6-й армии.

Ход операции «Винтергевиттер». Источник: Википедия

«Манштейн идет!» — ситуация внутри котла

Довольно скоро новости о готовящемся наступлении дошли до окруженных под Сталинградом немцев. В рядах 6-й полевой армии воцарилось радостное возбуждение: фюрер выручит нас!

Как писал Иоахим Видер, служивший в 6-й армии офицером для особых поручений, в своей книге воспоминаний «Катастрофа на Волге»:

«С быстротой молнии распространился, словно единый пароль, клич: «Манштейн идет!».

Окруженные воспряли духом – ведь спасение казалось таким близким. Особую радость вызывало и то, что освобождать их будет сам фельдмаршал Манштейн, этот крупный военачальник, обладающий незаурядным талантом полководца.

Штабной полевой телефон накалился от звонков с передовой – командиры требовали ободряющих сведений о приближении «спасителей», чтобы поднять боевой дух своих солдат. Ведь урезанная ежедневная пайка и строгий лимит на расходование боеприпасов сильно подкосили их оптимизм.

«Все мы надеялись на приближение великого часа избавления, и каждый, естественно, связывал с этим и свои личные заветные желания и мечтал о собственных маленьких радостях. Для меня это, прежде всего, были надежды на получение рождественской почты и посылок из дома, чудесных посылок, битком набитых всякой всячиной. Родные уже сообщали, что выслали их мне, и, конечно же, они давно ждали меня где-то за пределами «котла». – вспоминал Видер.

Немецкий солдат у грузовых контейнеров, подготовленных для снабжения немецких частей в Сталинграде. 1942—1943 гг.

Танковые части Гота быстро продвигались в районе Котельникова – с начала наступления 12 декабря, к слову, неожиданного для Красной армии, к 19 декабря они уже углубились внутрь советской обороны на 100 километров.

Уже слышали окруженные немцы залпы родной артиллерии на западном участке своего «котла». Лишь 50 километров отделяли их от «спасителей».

«Держитесь! Идем на выручку!» – скупой текст радиограммы Гота с быстротой молнии облетел передовые части западной части «котла».

Все с нетерпением ждали приказа выдвигаться навстречу, чтобы прорвать кольцо окружения изнутри. Нужно было лишь сократить расстояние до 30 километров – именно на столько хватало горючего у окруженной армии, чтобы совершить марш-бросок. Тыловые службы лихорадочно готовились к приему большого количества автоколонн с грузом – тысяч тонн продовольствия и другого имущества.

Но сигнал о наступлении все не приходил. С ужасом наблюдали окруженные, как противник снимает с их участка одну за другой танковые части и тяжелое вооружение и перебрасывает на запад и на юг, навстречу группировке Манштейна:

«Сообщения, поступавшие с внешнего фронта окружения вызывали у нас серьезное беспокойство: русские снимали свои соединения не только с участка нашего корпуса, но и с других участков. Создавалось впечатление, что русские уже не уделяют свое основное внимание окруженной армии. Судя по всему, они не склонны были переоценивать наши силы и возможности и вообще уже не принимали нас всерьез». – писал Видер.

Артиллеристы — гвардейцы осматривают захваченные немецкие 150-мм шестиствольные реактивные минометы «Небельверфер» 41 (15 cm Nebelwerfer 41) на Сталинградском фронте.

Провал операции

И вскоре до находящихся в котле дошла страшная весть – наступление Эриха фон Манштейна захлебнулось. Оставалась ещё надежда на снабжение по «воздушному мосту» – с Тацинского и Морозовского аэродромов беспрерывно летали транспортные самолеты с грузами для котла.

Но вскоре и там появились советские танки. На немецких транспортных узлах воцарилась страшная неразбериха – тыловые службы охватила паника, полыхали, как чудовищные фейерверки, склады с боеприпасами, самолеты, пытавшиеся взлететь, сталкивались в воздухе.

Рейд на станицуТацинская корпуса генерала Баданова. Декабрь 1942 года

А советские танкисты давили и повреждали транспортные самолеты вермахта, взрывали интендантские склады и уничтожали все, что попадалось на пути.

На рождество никто из 6-й армии так и не дождался подарков и почты из дома. 25 декабря группировка Манштейна отошла на позиции, на которых находилась до начала операции, потеряв практически всю технику и более 40 тыс. человек. Последняя возможность спасти окруженную армию была безвозвратно упущена.

Валентин Рунов, Лев Зайцев

Горячий снег Сталинграда. Всё висело на волоске!

«Судьба рейха решалась не в Сталинграде, а в кровопролитных боях на небольшой, но глубокой реке Аксай Есауловский».

Меллентин, бывший начальник штаба 48-го танкового корпуса

ВВЕДЕНИЕ

Полтора года самоотверженной борьбы, огромные человеческие и материальные жертвы советского народа зимой 1942/43 г. увенчались крупной стратегической победой, выражавшейся в окружении и разгроме 6-й и части 4-й немецких армий под Сталинградом, тем самым проявив то военное искусство, которого не было на протяжении первых 16 месяцев войны. Острие фашистского ножа, глубоко вонзившееся в советскую территорию, наконец-то было навсегда сломлено. Именно поэтому Сталинградская битва по праву считается переломной в ходе Великой Отечественной войны.

В то же время уничтожение группировки войск генерал-фельдмаршала Ф. Паулюса было только частью грандиозного стратегического плана, задуманного советским командованием и полная реализация которого могла существенно повлиять на ход Великой Отечественной войны. В любой масштабной операции на окружение проводящие ее войска всегда должны создавать два фронта: внутренний и внешний. Задача внутреннего фронта — не допустить прорыва и разгром окруженной группировки врага. Задача внешнего — не допустить деблокады (освобождения) окруженной группировки ударом извне и при возможности максимально расширить масштабы операции. И трудно сказать, роль какого из Фронтов важнее для успешного развития оперативного искусства до рамок стратегии?

В сражении под Сталинградом основные силы Донского и часть сил Сталинградского фронтов были брошены на внутренний фронт. Когда советское командование убедилось в успешном завершении операции на окружение и начало подсчитывать вражеские силы, оказавшиеся в кольце, то в какой-то мере даже само испугалось полученных результатов. Вместо предполагавшейся группировки в 80–90 тысяч человек в окружении оказались 6-я и часть сил 4-й армий противника общей численностью свыше 200 тысяч человек. Поэтому неудивительно, что главные силы были сосредоточены против окруженной группировки.

В этих условиях внешний фронт окружения мог показаться менее значимым, не требующим максимального напряжения сил и средств. Однако именно наступлением на внешнем фронте советское командование планировало, развивая наступление, нанести удар в общем направлении на Ростов-на-Дону с тем, чтобы не только разгромить действующую на сталинградском направлении группу армий «Дон», но и поставить под угрозу разгрома группу армий «А», действующую на Кубани и в районе Северного Кавказа.

Внешний фронт окружения под Сталинградом первоначально создавался за счет соединений 5-й танковой армии Юго-Западного фронта и 51-й армии Сталинградского фронта, соединения которых оказались ослабленными предыдущими боями и растянутыми на широком фронте. Это обстоятельство, а также близость линии их расположения от окруженной под Сталинградом группировки, создало у германского командования иллюзию возможного прорыва окружения ударом извне. Эта операция, получившая условное наименование «Зимняя гроза», была поручена одному из самых талантливых немецких военачальников Э. фон Манштейну, который, в свою очередь, на острие деблокирующего удара поставил одного из лучших танковых военачальников вермахта генерала Г. Гота.

Срыв деблокирующей операции немецких войск потребовал от советского командования огромного напряжения сил и средств, а от командующих армиями, командиров соединений, частей, подразделений особого военного искусства, личного героизма и мужества. «Зимняя гроза» не только потерпела неудачу, но и на ряде направлений произошло дальнейшее наступление советских войск. Правда, замысел операции «Сатурн» в полной мере реализовать не удалось. Несмотря на это, события второй половины 1942-го — начала 1943 года, Произошедшие под Сталинградом, стали яркой страницей отечественной и мировой истории, которые знает и помнит все прогрессивное человечество.

* * *

В 70-е и 80-е годы слушатели Военной академии имени М. В. Фрунзе в качестве плановых занятий обязательно на несколько дней выезжали в район Волгограда для изучения на местности событий Сталинградской битвы. Тогда большинство из них впервые оказались на этой легендарной земле, обильно политой человеческой кровью и навечно вписанной в историю Великой Отечественной войны. Многие из них на этой земле в 1942 году воевали, получили ранения и даже погибли их отцы и деды.

Кроме того, в Волгоград обязательно вывозили офицеров иностранных армий, которые проходили обучение в Военной академии имени М. В. Фрунзе. Нам запомнились серьезные и очень сосредоточенные лица слушателей во время занятий. Запомнилось, как на одном из занятий, проводимых на склонах Мамаева кургана, преподаватель набрал горсть земли и нашел в ней сразу несколько пуль и осколков. Запомнилось, как у обреза Волги на виду у товарищей плакал капитан армии ГДР, дед которого погиб в Сталинграде, так и не дойдя до великой русской реки. Запомнилось, как по лестнице Мамаева кургана нескончаемым людским потоком поднимались украшенные орденами ветераны, молодежь, дети, приехавшие на Холм русской славы со всех концов необъятной советской страны, не помня о своих национальных амбициях, объединенные одним ВЕЛИКИМ СОЛДАТСКИМ БРАТСТВОМ.

Военно-исторические поездки слушателей в Волгоград продолжались вплоть до того момента, пока военное ведомство демократической России не стало «экономить» деньги на изучении и пропаганде советского периода истории нашей Родины.

Но именно благодаря военно-историческим поездкам преподавателям и слушателям удавалось расширить и углубить свои знания по разделу «Сталинградская битва». В то же время каждый из них убедился в том, что даже в ее истории, которой занимались сотни людей, имеется еще немало «белых» пятен и что с течением времени их освещение будет становиться все труднее. Утверждаются стереотипы, уходят из жизни свидетели, пропадают документы… у нового поколения постепенно теряется интерес к событиям 70-летней давности. В понимании многих современных подростков Сталинград — это не особая веха в истории Отечества, а обильная стрельба и эффективные кинематографические трюки, в которых одинаково красочно выглядят как русские, так и немцы.

Безусловно, противник всегда заслуживает уважения, особенно немцы, которые в 1941-м и 1942 годах смогли нанести серьезное поражение Красной Армии и дойти до Сталинграда. Заслуживают уважения и войска 6-й армии генерала-фельдмаршала Ф. Паулюса, которые, оказавшись в окружении, несмотря на голод, лишения, гибель многих товарищей, продолжали сражаться еще более месяца. Заслуживают уважения соединения и части армейской группы «Гот», которые самоотверженно рвались на выручку своим товарищам. Заслуживают уважения многие немецкие генералы и офицеры, которые умело руководили подчиненными им войсками, сумев обеспечить им временный тактический успех.

Но еще большего уважения заслуживают те генералы, офицеры и войска, которые смогли победить в этой схватке и превратить тактические успехи в оперативные и даже стратегические. Это были советские люди, с честью выполнившие поставленную задачу и внесшие свой вклад в перелом в Великой Отечественной войне, сделав большой шаг к будущей Победе. В их числе А. М. Василевский, командующие фронтами К. К. Рокоссовский и А. И. Еременко, командармы Р. Я. Малиновский и Н. И. Труфанов, командующий воздушной армией Т. Т. Хрюкин, крупные танковые командиры С. И. Богданов, В. Т. Вольский, П. А. Ротмистров и многие другие.

По истории Сталинградской битвы написано много книг и снято много фильмов. Мы не ставим своей задачей переписать ее или дополнить чем-то существенным. Наша задача заключается в более глубоком и детальном раскрытии одной из известных ее страниц, связанных с попыткой германского командования деблокировать окруженную под Сталинградом группировку ударом извне, и, следовательно, отражение этой попытки советскими войсками. При этом, избегая лирических отступлений как в ту, так и в другую сторону, мы постарались писать, только основываясь на проверенных фактах и архивных документах. Поэтому заранее приносим свои извинения тем читателям, которым данная книга покажется скучной и неинтересной.

Операция «Мёртвый снег»

Операция «Мёртвый снег»

Død snø

Жанр

фильм ужасов, комедия

Режиссёр

Томми Виркола

Продюсер

Томас Эвьен
Жан-Эрик Гаммленг

Автор
сценария

Томми Виркола
Стиг Фроде Хенриксен

В главных
ролях

Ласс Валдал
Бьорн Сундквист
Шарлотта Фрогнер
Орхан Гамст
Стиг Фроде Хенриксен
Вегар Хоел
Еппе Леурсен
Иви Кассет Ростен
Дженни Скавлан
Ане Даль Торп

Оператор

Мэттью Уэстон

Композитор

Кристин Вилбе

Кинокомпания

Barentsfilm AS
Euforia Film
Miho Film
Yellow Bastard Production
Storm Studio

Длительность

88 мин

Бюджет

800 000 $

Сборы

1 984 662 $

Страна

Норвегия

Язык

норвежский

Год

Следующий фильм

Операция «Мёртвый снег» 2

IMDb

ID 1278340

Официальный сайт

«Операция „Мёртвый снег“» (норв. Død snø) — норвежский комедийный фильм ужасов 2009 года, повествующий о встрече студентов-медиков с отрядом немецких солдат времён Второй мировой войны, превратившихся в зомби. Один из редких представителей жанра «хоррор с зомби-нацистами». В 2014 году картина получила продолжение под названием Операция «Мёртвый снег» 2.

Теглайн фильма — Ein Zwei Die! (в оригинале Grav Deg Ned I Tide, российская прокатная версия сопровождалась видоизменённым слоганом Ein. Zwei. Umirai!)

Сюжет

Ночью в горах Норвегии девушка по имени Сара бежит от преследователей, однако им удаётся настичь и растерзать её. Утром в заброшенный домик в горах приезжает компания студентов-медиков, четверо молодых людей и три девушки. Сам домик принадлежит девушке, погибшей ночью. Студенты шутят и устраивают гонки по снегу, а вечером собираются в доме. Неожиданно появляется незнакомец, который предостерегает молодёжь, рассказывая о местной легенде, согласно которой в этих местах погибли немцы грабившие местное население в конце Второй мировой войны.

Вегард, приятель Сары, беспокоится о ней и утром отправляется на её поиски на снегоходе. По пути он видит палатку с мёртвым незнакомцем. Пойдя по следам, он проваливается сквозь снег в пещеру и теряет сознание. Остальные члены компании тем временем ничего не подозревают и развлекаются дома, где Эрланд находит в подвале шкатулку, полную золотых украшений. Эрланд отлучается в туалет на улице, обронив во дворе золотую монетку. Вскоре на Крис, которая тоже вышла в туалет, нападает нацист-зомби. Друзья слышат её крик и замечают в окнах фигуры зомби, которые начинают лезть в дом. Они хватают Эрланда и раздирают его на части, остальным удаётся отбиться. Утром они разделяются — Мартин и Рой отвлекают зомби, а Ханна и Лив должны бежать в поисках их машин или какой-то подмоги.

Тем временем Вегард находит в пещере немецкое огнестрельное оружие, каски времён войны, а также отрезанную голову Сары. Выбравшись, он встречает нациста-зомби, а затем ещё нескольких, и вступает в схватку с ними. Лив попадается зомби и взрывает их и себя гранатой. Ханна едва избегает той же участи, однако ей удаётся расправиться с преследователем. Мартин и Рой возвращаются в домик, однако случайно поджигают его. Затем они вооружаются бензопилой и прочими инструментами и выходят на открытое место, где вступают в бой с зомби. В пылу битвы Мартин случайно убивает Ханну, незаметно подошедшую к нему сзади. После, к Мартину и Рою приезжает на снегоходе Вегард. В результате Вегарда разрывают на части, а Мартина кусают в руку. Боясь того что он может превратиться в зомби, Мартин ампутирует себе руку бензопилой, однако его тут же кусают в пах.

Все зомби повержены, кроме командира — штандартенфюрера Герцога. Однако когда он кричит: «Восстаньте!» — нацисты вновь вылезают из снега. Раненый Мартин и Рой убегают от них, но, Герцог догоняет Роя и ударяет его молотком, который оставил на поле битвы Рой. В результате, он натыкается на ветку и погибает. Мартин прибегает на место их сгоревшего домика, находит в зале шкатулку с золотом и отдаёт Герцогу. Зомби успокаиваются, Мартин добирается до машины и садится в неё, однако с ужасом видит, как у него из кармана выпадает ещё одна золотая монетка. За окном машины тут же появляется Герцог, разбивая стекло.

В ролях

  • Шарлотта Фрогнер — Ханна Делон — девушка Мартина. Имеет вместо пышных длинных прядей, как у практически всех девушек, дреды. Двоюродная сестра Крис и лучшая подруга Лив. В сюжете принимает значительную роль, так как именно она предложила оставшимся в живых после блокады зомби друзьям разделиться. Вместе с Лив она принимала участие в поисках их машин. Погибла от удара топором в горло, от рук её приятеля Мартина.
  • Вегар Хоел — Мартин Хэдвен — единственный выживший из семи студентов-медиков во время неравной схватки с нацистами-зомби. Носит очки, не переносит вида крови. Бойфренд Ханны, которую он случайно убил топором в пылу битвы с зомби. Был вынужден ампутировать себе правую руку, после того как его укусили. Друг Вегарда. По характеру спокоен, миролюбив и не агрессивен.
  • Еппе Леурсен — Эрленд Джонсен — студент, очень любящий всякие фильмы, в особенности Голливуда. Дружит с Роем. Имеет лишний вес. Носит белую футболку с надписью «Braindead», которая жирно выведена красным. Случайно нашёл в подвале шкатулку с драгоценностями и золотом. Во время осады их дома в лесу зомби его схватили и разодрали его мозг напополам, а затем утащили.
  • Ласс Валдал — Вегард Ростен — единственный студент-медик, который знал дорогу до заброшенного домика в горах, принадлежавшему его мёртвой подружке Саре. Слегка молчалив, а говорит только по делу. После кошмарного сна по поводу его девушки, молодой парень решил отправиться на её поиски, но нашёл её отрубленную голову в пещере. Позже его укусил один из зомби в шею, но он сумел обработать свою рану с помощью лески и скотча. Был разорван на части нацистами на глазах у своих друзей, почти ничего от них не узнав.
  • Стиг Фроде Хенриксен — Рой Тойвонен — последний студент, которого истребили зомби (шестой по счёту). Коротковолосый брюнет. Очень энергичный, позитивный человек, особенно любит обсмеивать своих товарищей и употреблять в речи нецензурную лексику. По словам Ханны в начале фильма, у Роя одно на уме — вступить в половое сношение, так как у него нет девушки.
  • Иви Кассет Ростен — Лив — блондинка, подруга Ханны. Перед блокадой дома нацистами ей оторвали локон волос. Лив после разделения вместе с Ханной попали в засаду, однако первой пострадала Лив. Её оглушили нацисты, и только спустя какое-то время она пришла в сознание, когда из неё вытаскивали внутренние органы. Она всё же сумела достать из кармана одного из зомби гранату и взорвать себя и остальных нацистов.
  • Дженни Скавлан — Крис Фрогнер — двоюродная сестра Ханны. Погибла первой, когда вышла в туалет на улицу. Её крик стал завязкой войны между студентами и зомби. Её сначала выследил один зомби, а затем растерзал.
  • Ане Даль Торп — Сара
  • Бьорн Сундквист — Незнакомец
  • Орхан Гамст — Орхан Гамст — Герцог, возглавляет отряд немецких солдат, повинных в смерти друзей Мартина.
  • Томми Виркола — один из зомби (в титрах не указан)

> Ссылки

  • Официальный сайт фильма
  • Англоязычный сайт
  • Операция «Мёртвый снег»
  • «Død snø» (англ.) на сайте Internet Movie Database

Бронированный громоотвод «Зимней грозы»

В Сталинградском котле зимой 1942 года «варилось» более 200 тысяч солдат и офицеров 6-й гитлеровской армии. Герман Геринг, командующий люфтваффе, бил себя кулаком в грудь, обещая, что военно-транспортная авиация обеспечит окруженцев всем необходимым. Но немецкие генералы этот оптимизм не разделяли: слишком много людей нужно было обеспечить едой, патронами и другими жизненно необходимыми вещами. Причём между аэродромами в Морозовске и Тацинской и самим Сталинградом были ещё многие километры голой заснеженной степи.

По всему выходило, что единственный шанс для армии Паулюса, пока она ещё сохраняла относительную боеспособность, — это прорыв окружения. И чем быстрее он произойдёт, тем лучше.

«Зимняя гроза». Карта боевых действий

Подручные средства фон Манштейна

Единственным шансом для 6-й армии была как можно более скорая деблокада – пока еще окруженные сохранили относительную боеспособность. Однако для «как можно более скоро» у назначенного командующим группой армий «Дон» Э.Манштейна банально не было сил – после окружения Паулюса на фронте образовалась огромная дыра, которую еще надо бы как-то попытаться заштопать. Для организации контрудара требовались свежие части, они были обещаны, но… действительно мощная часть – 2-й танковый корпус СС П.Хауссера, имевший три полностью укомплектованные танковые дивизии (включавшие даже новейшие «Тигры») вряд ли мог появиться раньше февраля. Манштейн вполне понимал, что к этому моменту в 6-й армии уже давно доедят последних румынских лошадей. В относительно приемлемые сроки успевала доехать лишь 6-я танковая дивизия Э.Рауса. Именно ей и была назначена роль главного «тарана» советской обороны в операции «Зимняя гроза».

К началу наступления 6-я танковая дивизия имела 21 Pz.II, 73 Pz.III c 5 cm KwK 39 L/60, 32 Pz.III с короткоствольной 75-мм пушкой, 24 Pz.IV с длинноствольной 75-мм пушкой, 9 командирских танков, 9 ПТ-САУ «Мардер» с модернизированной советской пушкой Ф-22. В дополнение к 6-й тд в состав 57-ого танкового корпуса включили 17-й и 23-ю танковые дивизии, но эти части уже не первый месяц были на фронте, поэтому численность боеготовых машин у них была заметно меньше. 23-я тд к началу наступления располагала 5 Pz.II, 12 Pz.III с короткой 5 cm KwK 39 L/42, 15 Pz.III с длинноствольной 50-мм, 4 Pz.IV с 75-мм » окурками» и 4 Pz.IV lang. В подходившей 17-й танков на ходу к началу боев имелось около 50, правда, в их числе вообще не было машин с длинноствольными орудиями. В целом ударный кулак Гота – 57-й танковый корпус – насчитывал порядка 250 танков.

По меркам конца 42-ого это было не так уж и много – тем более, на фоне рассказов уцелевших итальянцев и румын, о проехавших через их позиции тысячах советских танков. Но сейчас в пользу Манштейна играл еще один фактор. Если несколькими неделями ранее командование 6-й армии не смогло правильно угадать места, где прорвут фронт роковые для них «клешни», то сейчас и сами окружившие Паулюса оказались в схожем положении. Внешний фронт кольца протянулся на сотни километров.

С точки зрения советского командования, самый опасным выглядел немецкий плацдарм на реке Чир. До Сталинграда и Паулюса от него было километров сорок. Но Манштейн понимал, что удар отсюда будет очевиден не только для него, но и для противника. Так что от Чира он запланировал только вспомогательный удар, да и то позднее отказался от его нанесения. Зато в районе Котельниково, где немцы сосредотачивали 57-й танковый корпус, советская разведка смогла «вскрыть» только 6-ю танковую дивизию (в документах названную 6-й моторизованной), причём командование решило, что немцы готовятся к обороне. Даже появился план: ударить по румынским частям на фланге, разгромить их и окружить котельниковскую группировку. Учитывая недооценку немецких сил на участке, вряд ли из этого плана получилось бы что-то путное. Да и не суждено ему было воплотиться в реальность: Манштейн сделал ход первым.

Наблюдение за противником из укрытия

Декабрьский гром под Сталинградом

Первая молния «Зимней грозы» ударила по 302-й стрелковой дивизии. В 6:30 12 декабря после короткого артналёта на позиции советских войск двинулись вражеские танки и мотопехота. Немецкие самолёты непрерывно бомбили боевые порядки дивизии, штабы частей и ближние тылы — в рапорте командованию упоминается более 200 самолётовылетов. Под удар пикировщиков попал даже командный пункт 51-й армии — в частности, погиб начальник разведотдела полковник Юров.

И если после первых атак 302-я просто пятилась назад под вражеским натиском, то после 12:00 с организованным сопротивлением на её участке было покончено: те, кто оставался жив, «в беспорядке отошли». Только вечером уцелевшие офицеры смогли приступить к сбору частей и приведению их в порядок.

Теперь, когда направление вражеского контрудара наконец-то стало ясно, сюда срочно начали перебрасывать части 2-й гвардейской армии Родиона Малиновского. Однако в этот момент они были ещё в эшелонах.

К месту прорыва лихорадочно стягивали всё, что было под рукой. Пехоту, противотанкистов… Но для того, чтобы части 2-й гвардейской армии смогли встать на пути танков Гота, кто-то должен был затормозить эти танки здесь и сейчас. В зимней степи надёжно парировать танковый удар могли только другие танки. Конкретно — советских 13-го танкового и 4-го механизированного корпусов.

К вечеру 12 декабря 4-й мехкорпус В. Вольского имел на ходу 44 «тридцатьчетвёрки» и 50 лёгких Т-70. Ещё 37 Т-34 и 29 Т-70 числились в ремонте. В 13-м танковом корпусе Т. Танасчишина в этот день исправны были 28 Т-34 и 21 Т-70.

Если бы наши корпуса сошлись с немецкими на одном поле во встречном бою, это выглядело бы эффектно, а закончилось бы трагично — для наших танкистов. В реальности, к счастью, ситуация развивалась иначе. Командование немецкой группировки, справедливо не веря в устойчивость румынских войск на своих флангах, старалось наступать на широком фронте, тем самым обеспечивая безопасность своих путей снабжения. Естественно, каждая отдельная наступавшая кампфгруппа при этом была уже не такой сильной.

13 декабря немцы вышли к реке Аксай. Теперь от окруженцев Паулюса их отделяла река Мышкова. В этот день под «каток» попал 13-й корпус Танасчишина. По итогам боя в нём осталось 20 Т-34 и 16 Т-70 (плюс три танка не указанного в донесении типа).

Санитар перевязывает раненого бойца

Не прорвались!

4-й мехкорпус вступил в сражение позже, 15 декабря 1942 года, у хутора Верхне-Кумского.

Весь день за хутор и соседние высоты шёл ожесточённый бой: танкисты и мотострелки Вольского пытались выбить немцев из Верхне-Кумского, противник яростно сопротивлялся, постоянно переходя в контратаки. Хуже других пришлось выдвинутой вперёд, к хутору Водянскому, 36-й мехбригаде, которую поддерживали 158-й отдельный танковый полк и 482-й истребительно-противотанковый артполк. Собрав, по донесениям частей, до 70 танков, немцы взяли Водянский, смяв оборонявшие их 1-й и 2-й батальоны 36-й механизированной бригады. Остатки бригады отошли в район колхоза «8 марта». Чтобы хоть как-то компенсировать образовавшуюся нехватку пехоты, Вольскому передали в подчинение 1378-й полк из подошедшей 87-й стрелковой дивизии.

К вечеру в 4-м мехкорпусе осталась 21 «тридцатьчетвёрка» и 36 Т-70. Но зато немецкий передовой отряд 6-й танковой был выбит из Верхне-Кумского и даже отошёл обратно за Аксай.

Но это было только начало. К наступавшим 6-й и 23-й немецким танковым дивизиям наконец-то присоединилась и прибывшая 17-я, что позволило Готу сконцентрировать силы на участке за Аксаем. Основные бои развернулись за высоты около Верхне-Кумского и находившегося поблизости колхоза «8 марта». Но прорвать оборону 4-го мехкорпуса и других частей 51-й армии немцам не удалось. Наоборот, их танковый кулак быстро таял: так, в двух танковых ротах кампфгруппы 6-й дивизии, атаковавшей Верхне-Кумский, к полудню осталось два исправных танка.

Наконец в ночь с 16 на 17 декабря танкисты Рауса доложили о том, что Верхне-Кумский взят. Командование корпуса, сочтя, что оборона русских на этом участке сломлена, на следующий день увело боевые группы 6-й танковой дивизии от хутора на помощь к 23-й танковой. Однако утром 18 декабря оставшаяся 17-я танковая с удивлением обнаружила, что русские продолжают драться.

В 5 утра 19 декабря немцы при поддержке авиации начали новое наступление. Но только после шести часов боя им удалось прорвать оборону 4-го мехкорпуса. Уже в сумерках ударная группа 6-й танковой захватила мост через Мышкову. Но к этому моменту части 5-й ударной и подходившей 2-й гвардейской армий уже успели сформировать новую линию обороны. А немецкие танковые дивизии за неделю боёв сильно «просели» в численности. Из 250 танков, с которыми Гот начал прорыв к Паулюсу, в строю осталось чуть больше сотни. Шанс на победу мог дать разве что встречный удар 6-й армии изнутри котла, но Паулюс, как известно, так на него и не решился.

Судьбу «Зимней грозы» решили те четыре дня, которые для Красной армии выиграл Вольский и его 4-й механизированный корпус. Победа досталась дорогой ценой. 22 декабря в корпусе оставалось всего одиннадцать «тридцатьчетвёрок» и восемь Т-70. Итог декабрьским боям Вольский подвёл 1 января уже нового, 1943 года.

«В настоящее время в бригадах корпуса насчитывается 70–90 человек активных бойцов на каждый мотострелковый батальон… 482 ИПТАП потерял всю материальную часть и выведен на восстановление. Оставшиеся 3 45-мм орудия переданы 59 мбр… В проведённых боях танковые полки потеряли всю материальную часть, остатки материальной части боевых машин были переданы 7-му танковому корпусу и частично отправлены в ремонт».

Успех корпуса советское командование отметило переформированием его в 3-й гвардейский механизированный корпус. Это произошло ещё 18 декабря 1942 года. Немецкий удар не достиг цели, и окружённая в Сталинграде 6-я армия была обречена. Примерно через полтора месяца солдаты Паулюса поднимут белый флаг капитуляции.

Источники и литература:

  1. Оперативные документы и донесения 4-ого (3-его гвардейского) механизированного корпуса.
  2. Оперативные документы и донесения 13-го танкового корпуса.
  3. Оперативные документы и донесения 51-й армии.
  4. Оперативные документы и донесения 5-й ударной армии.
  5. Battistelli, P. Panzer Divisions: The Eastern Front 1941–43 (Battle Orders).

Как немцы пытались спасти армию Паулюса. Операция «Зимняя гроза»

12 декабря 1942 года началась операция «Зимняя гроза» — наступление немецких войск под командованием Эриха фон Манштейна из района Котельниковского с целью вызволить 6-ю армию Фридриха Паулюса в районе Сталинграда.
Действия немецкого командования

23 ноября 1942 г. в районе Калача-на-Дону советские войска замкнули кольцо окружения вокруг 6-й армии вермахта. Командование 6-й армии готовилось к прорыву кольца окружения. Прорыв предполагалось предпринять 25 ноября после перегруппировки, необходимой для сосредоточения ударных сил на юго-западе. Планировалось, что армия выступит на рассвете правым флангом восточнее Дона на юго-запад и форсирует Дон в районе Верхне-Чирская.
В ночь с 23 на 24 ноября Паулюс послал Гитлеру срочную радиограмму, в которой попросил разрешения на прорыв. Он отмечал, что 6-я армия слишком слаба и не в состоянии долго удерживать фронт, увеличившийся в результате окружения более чем в два раза. Кроме того, за последние два дня она понесла очень тяжелые потери. Долго оставаться в окружении было нельзя – необходимы были большие запасы топлива, боеприпасов, продовольствия и других припасов. Паулюс писал: «Запасы горючего скоро кончатся, танки и тяжелое оружие в этом случае будут неподвижны. Положение с боеприпасами критическое. Продовольствия хватит на 6 дней».
Гитлер, ещё вечером 21 ноября, когда штаб 6-й армии, оказавшийся на пути наступления советских танков, перебрался из района Голубинского в Нижне-Чирскую, отдал приказ: «Командующему армией со штабом направиться в Сталинград, 6-й армии занять круговую оборону и ждать дальнейших указаний». Вечером 22 ноября Гитлер подтвердил свой первый приказ: «6-й армии занять круговую оборону и выжидать деблокирующего наступления извне».
23 ноября командующий группой армий «Б» генерал-полковник Максимилиан фон Вейхс направил в ставку Гитлера телеграмму, где также говорил о необходимости отвода войск 6-й армии, не дожидаясь помощи извне. Он отмечал, что снабжение армии, насчитывающей двадцать дивизий, по воздуху невозможно. При имеющемся парке транспортных самолетов при благоприятной погоде ежедневно в «котел» можно перебросить только 1/6 часть продовольствия, необходимого на одни сутки. Запасы армии быстро иссякнут и их можно растянуть только на несколько дней. Боеприпасы будут быстро израсходованы, так как окруженные войска отбивают атаки со всех сторон. Поэтому 6-й армии нужно пробиваться на юго-запад, чтобы сохранить её как боеспособную силу, даже ценой потери большей части техники и имущества. Потери при прорыве, однако, «будут значительно меньшими, чем при голодной блокаде армии в котле, к которой приведут ее в противном случае развивающиеся сейчас события».
Начальник генерального штаба сухопутных сил (ОКХ) генерал пехоты Курт Цейтцлер также настаивал на необходимости оставить Сталинград и бросить 6-ю армию на прорыв окружения. Детали операции по выходу 6-й армии из окружения, намеченной на 25 ноября, были согласованы между штабами группы армий «Б» и 6-й армии. 24 ноября ждали разрешение Гитлера сдать Сталинград и приказ о выходе 6-й армии из окружения. Однако приказ так и не поступил. Утром 24 ноября был озвучен доклад командования ВВС о том, что немецкая авиация обеспечит снабжение окруженных войск по воздуху. В результате главное командование — Гитлер, глава ОКВ (верховное главнокомандование вермахта) Кейтель и начальник штаба оперативного руководства ОКВ Иодль, — окончательно склонилось к мнению, что 6-я армия продержится в районе окружения до ее освобождения путем деблокирования крупными силами извне. Гитлер сообщил 6-й армии: «Армия может поверить мне, что я сделаю все от меня зависящее для ее снабжения и своевременного деблокирования…».
Таким образом, Гитлер и верховное командование вермахта надеялось не только освободить 6-ю армию из окружения, но и восстановить волжский фронт. Паулюс предлагал отвести войска, но сам в то же время признавал, что «при известных условиях имелись предпосылки для запланированной операции по деблокированию и восстановлению фронта». Немецкому командованию необходимы были позиции на Волге, чтобы сохранить стратегическую инициативу, и как основа для дальнейшего ведения наступательной войны. Верховное военно-политическое руководство Третьего рейха по-прежнему недооценивало противника. Гитлер и его генералы чётко видели обстановку и угрозу катастрофы. Однако они не верили в наступательные возможности русских и, считали, что имеющиеся силы и резервы Красной армии были брошены в Сталинградскую битву, что их не хватит, чтобы одержать полную победу.
Ценой больших усилий немецкому командованию удалось восстановить фронт и остановить дальнейшее наступление советских войск юго-западнее и южнее Сталинграда на внешнем фронте окружения. На рубеже р. Чир было приостановлено отступление разгромленной и отброшенной сюда советскими войсками 3-й румынской армии. В излучине Дона между устьем р. Чир и районом ст. Вешенская (в основном вдоль р. Чир) противник организовал оборону. Кроме 3-й румынской армии, сюда стянуты были наскоро собранные немецкие боевые группы (каждая до усиленного полка). Затем в этот же район прибыл свежий 17-й армейский корпус, занявший оборону по р. Чир и р. Кривая в районе Дубовского. Части немецкого 48-го танкового корпуса, разгромленного советскими войсками при осуществлении операции окружения, заняли промежуток между 3-й румынской армией и 17-м армейским корпусом. Таким образом, на рубеже р. Чир командование врага создало новый фронт обороны недалеко от Сталинграда. Немецким войскам также удалось создать устойчивую линию обороны в районе окружения.
Тем временем в районе Котельникова, восточнее Дона, готовилась к удару 4-я танковая армия под командованием генерал-полковника Гота. В ближайшие дни она должна была прорвать кольцо окружения и развернуть наступление на широком фронте. Одновременно армейская группа под командованием генерала пехоты Холлидта должна была из района западнее верхнего течения Чира атаковать с фланга противника, наступающего на юг. 48-й танковый корпус под командованием генерала танковых войск фон Кнобельсдорфа (со штабом в Тормосине), вместе с только что прибывшей 11-й танковой дивизией и ещё ожидавшимися соединениями, должен был наступать с плацдарма восточнее Нижне-Чирской. Однако в районе Тормосина немцам не удалось создать такой сильной деблокирующей группировки, какая сосредоточивалась в районе Котельниково. Попытки атаковать в этом направлении оказывались неудачными. В непрерывных боях понесла большие потери немецкая 11-я танковая дивизия.


Немецкий танк Pz.Kpfw. IV Ausf. G (Sd.Kfz. 161/2) во время отражения наступления советских войск под Сталинградом, в районе поселка Котельниково. На машине установлены «восточные» гусеницы (Ostketten). На заднем плане, танк Pz.Kpfw. III
Формирование группы армий «Дон»
Подготовка и проведение деблокирующей операции было возложено на группу армий «Дон», созданную приказом ОКХ от 21 ноября 1942 года. Она располагалась между группами армий «А» и «Б». Командование этой группой армий было возложено на генерал-фельдмаршала Эриха фон Манштейна. В нее были включены: оперативная группа «Холлидт» (в районе Тормосина), остатки 3-й румынской армии, 4-я немецкая танковая армия (вновь созданная из управления бывшей 4-й танковой армии и соединений, прибывших из резерва) и 4-я румынская армия в составе 6-го и 7-го румынских корпусов. Группа «Холлидт» в качестве ударной силы имела в своём составе 48-й танковой корпус (с 11-й танковой дивизией) и 22-ю танковую дивизию; 4-я танковая армия – 57-й танковый корпус (6-я и 23-я танковые дивизии).
На усиление группы армий «Дон» спешно перебрасывались дивизии с Кавказа, из-под Воронежа, Орла и из Польши, Германии и Франции. Манштейну также были подчинены и войска, окруженные в районе Сталинграда (6-я армия). Группа была усилена значительными силами артиллерии резерва. Группа армий «Дон» занимала фронт общей протяженностью 600 км, от станицы Вешенской на Дону до р. Маныч. В ее составе было до 30 дивизий, в том числе шесть танковых и одна моторизованная (16-я мотодивизия), не считая войск, окруженных под Сталинградом. Перед войсками Юго-Западного фронта находились 17 дивизий из группы армий «Дон», а 13 дивизий (объединенных в армейскую группу «Гот») противостояли войскам 5-й ударной армии и 51-й армии Сталинградского фронта.
Самой свежей и мощной дивизий была – 6-я танковая дивизия генерал-майора Рауса (160 танков и 40 САУ). Эта дивизия наряду с 23-й танковой дивизией, а затем и 17-й танковой дивизией входила в 57-й танковый корпус генерала танковых войск Кирхнера. Этот корпус стал основным бронированным кулаком, с помощью которого немецкое командование пыталось пробить брешь в кольце окружения. После тяжелых зимних боев в 1941-1942 гг. в районе Москвы 6-я танковая дивизия в мае 1942 г. была переброшена во Францию для пополнения и перевооружения, 11-й танковый полк, имевший на вооружении чехословацкие машины «Шкода-35», получил вместо них новые немецкие машины. Соединение имело сильные кадры. В ней имелось наряду с опытными обер-ефрейторами кадровое ядро унтер-офицеров и офицеров. Подразделения были сколоченными, обладали боевым опытом. X. Шейберт (командир 8-й танковой роты 11-го танкового полка) в своей книге: «До Сталинграда— 48 километров. Деблокирующий удар 6-й танковой дивизии, декабрь 1942 года» отмечал: «Боеспособность дивизии можно оценить как выдающуюся. Каждый чувствовал свое большое превосходство над противником, верил в силу своего оружия, в подготовленность командиров».
27 ноября утром эшелон 6-й танковой дивизии прибыл в Котельниково. Как раз в это время, после артиллерийского обстрела, советские подразделения ворвались в город. Уже через несколько минут дивизия понесла первые потери. 6-я танковая дивизия к 5 декабря была полностью сосредоточена в районе Котельниково, ее мотопехота и артиллерия заняли оборону примерно в 15 км восточнее города.
Эрих фон Манштейн, поставленный Гитлером во главе группы армий «Дон» и получивший приказ деблокировать сталинградскую группировку Паулюса, был испытанным полководцем, стяжавшим себе известность во многих операциях. Манштейн, как командующий 11-й армией, прославился при завоевании Крыма. За взятие Севастополя Манштейн был произведён в чин генерал-фельдмаршала. Затем 11-ю армию под командованием Манштейна, как имеющую успешный опыт осадных и штурмовых действий, перебросили для решающего штурма Ленинграда. Однако наступление советских войск Волховского фронта сорвало планы немецкого командования. Паулюс характеризовал его как военачальника, который «пользовался репутацией человека, обладающего высокой квалификацией и оперативным умом и умеющего отстаивать перед Гитлером свое мнение».

«Зимняя гроза»
1 декабря командование группы армий отдало приказ на проведение операции «Зимняя гроза» (Операция «Винтергевиттер», с нем. Wintergewitter — «зимняя буря»). План операции предусматривал следующее: 4-я танковая армия должна была начать наступление основными силами из района Котельниково восточнее р. Дон. Начало наступления намечалось не раньше 8 декабря. Войскам армии предлагалось прорвать фронт прикрытия, ударить в тыл или во фланг советским войскам, занимающим внутренний фронт окружения южнее или западнее Сталинграда, и разгромить их. 48-й танковый корпус из состава группы «Холлидт» должен был ударить в тыл советских войск с плацдарма на реках Дон и Чир в районе Нижне-Чирская.
6-й армии в соответствии предлагалось удерживать свои прежние позиции в «котле». Однако определенный момент, указанный штабом группы армий, 6-я армия должна была атаковать на юго-западном участке фронта окружения в направлении на р. Донская Царица и соединиться с наступающей 4-й танковой армией.
Таким образом, Манштейн решил нанести основной удар из района Котельниково. Хотя немецкие войска, закрепившиеся на рубеже р. Чир у Нижне-Чирской, находились всего в 40 км от окруженных войск Паулюса, тогда как котельниковская группировка (армейская группа «Гот») была удалена от них перед началом наступления на расстояние 120 км. Тем не менее, Манштейн решил наступать именно отсюда.
Во многом это было связано с тяжелой обстановкой на р. Чир, которая складывалась для немецких войск. Как только советские войска укрепили кольцо окружения, они сразу же начали атаки вражеских позиций по р. Чир. Центром этих атак было нижнее течение реки и плацдарм в ее устье у Дона. В итоге немцы исчерпали здесь все наступательные возможности. Войска, объединенные под командованием 48-го танкового корпуса, отбили эти атаки. Однако, когда ударная группа «Холлидт», предназначавшаяся как основная сила для деблокирующей операции, успела подойти в конце ноября к немецкому оборонительному фронту по р. Чир, вновь созданный 48-й танковый корпус уже исчерпал свои силы. Таким образом, 48-й танковый корпус не только не смог содействовать деблокирующему контрудару с помощью операции с Чирского плацдарма, более того, он вынужден был уже 15 декабря сдать эту позицию, ближе всего находившуюся к окруженным в Сталинграде войскам.
Срок начала деблокирующего удара немецкое командование перенесло на 12 декабря. Это пришлось сделать из-за задержки сосредоточения войск, предназначенных для наступления. Группа Холлидта не успевала занять исходные позиции для наступления вследствие недостаточной пропускной способности дорог, а 4-я танковая армия ожидала прибытия 23-й танковой дивизии, которая из-за оттепели на Кавказе задерживалась. Кроме того, Манштейну пришлось отказаться от идеи двух ударов. Так, из семи дивизий, предназначенных для группы Холлидта, две уже были задействованы в боях на фронте 3-й румынской армии, и оперативное состояние не позволяло отозвать их обратно. 3-я горнострелковая дивизия вообще не прибыла, приказом ОКХ она была передана группе армий «А», а потом группе армий «Центр». Группой армий «А» была также задержана артиллерия резерва главного командования. Активизация частей Красной Армии на фронте 3-й румынской армии исчерпало возможности 48-го танкового корпуса, который не мог одновременно отбивать атаки и пойти в контрнаступление. Таким образом, Манштейн принял решение отказаться от двух деблокирующих ударов. Окончательно было решено, что главный удар должна была нанести 4-я танковая армия.
11 декабря Манштейн отдал приказ о начале операции. Положение на южном участке фронта ухудшилось, и необходимо было наступать. Удар решили нанести силами 6-й и 23-й танковых дивизий, к которым в дальнейшем присоединялась 17-я танковая дивизия. Генералу Паулюсу Манштейн предложил нанести встречный удар из района Сталинграда.

Продолжение следует…

75 лет назад, в начале сентября 1942-го войска фашистской Германии, после варварских бомбардировок 400-тысячного города на Волге, вошли в Сталинград.

Началась самая кровавая стадия великой битвы, которую и много лет спустя окружают легенды. Главные из них мы обсудили с писателем и историком Алексеем Исаевым, автором книги «Мифы и правда о Сталинграде»

КЕМ ПРИДУМАН «УРАН»?

— Авторство операции «Уран» по окружению 6-й армии Паулюса и союзных частей приписывают разным авторам.

— Авторы операции «Уран» — маршалы Василевский и Жуков. Предложения от Рокоссовского, командующего Донским фронтом, как и предложения от командующего Сталинградским фронтом Еременко были рассмотрены, но не принимались как отправная точка.

— Маршал Тимошенко, который после провала под Харьковом «отметился» и под Сталинградом — злой гений этой битвы?

— Тимошенко сняли с фронта спустя буквально неделю после начала Сталинградской битвы. В том числе — за большие потери в окружении под Миллерово. Это был его серьезный промах. Потери были на открытой местности в придонских степях, где не было возможности за что-то зацепиться. При том он был человеком деятельным, более подходящим на командование фронтом, чем заменивший его Гордов. Тимошенко выступал за скорейшую эвакуацию Сталинграда. Официального запрета на эвакуацию не было, но начали ее слишком поздно. Успели переправить за Волгу лишь 100 тысяч человек из 400. Тимошенко озаботился судьбой сталинградцев в первые дни сражения за него, когда фронт стоял еще далеко от города — за месяц до страшной бомбардировки 23 августа. Но в Москве его не услышали.

ГЕНЕРАЛЫ БЫЛИ ГЕРОЯМИ?

— Роль в победе генералов-героев, многие из которых стали позже маршалами — Чуйкова, Шумилова, Толбухина, Родимцева советские историки и писатели преувеличивали?

— Под Сталинградом заслуженно взошла звезда командарма 64-й армии Шумилова. Он начинал войну в Прибалтике в июне 1941 года. В Сталинграде его справедливо заметили, потом он рос и успешно командовал 7-й гвардейской армией.

В отношении командарма 62-й Чуйкова все сложнее. После войны он продвинулся по службе, стал Главнокомандующим Сухопутными войсками СССР. Его роль в советской военной историографии преувеличивалась. Ему приписывают, что по его указаниям приближали передний край к немцам, за счет этого якобы те не могли вести артиллерийский огонь и бомбить— чтобы не попасть по своим.

Но у немцев была такая тактика: они быстро отводили свои войска с переднего края и разрешали бомбить передовую самыми крупными бомбами.

Чуйков говорил, что знаменитая дивизия Родимцева была недовооружена. Но она вооружалась согласно приказам по фронту. Однако Чуйков в своих мемуарах так построил фразу, что потом это позволило, снимая фильм «Враг у ворот», показать, что советские солдаты без оружия идут в атаку. Но безоружных в бой на правом берегу Волги не бросали. То, что показано в фильме «Враг у ворот» — полная чепуха.

Писатель и историк Алексей Исаев.Фото: YouTube

Чуйков поддерживал легенду про битву за каждый метр. При том сам он умудрился за день потерять большую часть Сталинградского тракторного завода. И при руководстве вверенными ему частями он почти за сутки потерял значительрную часть территории артиллерийского завода «Баррикады». С окружением целой 308-й дивизии Гуртьева.

У него возникали конфликтами с командирами дивизий — Чуйков и Родимцев друг друга не переносили. Сразу после Сталинграда Родимцева перевели в другую армию и с Чуйковым он позже не пересекался.

КТО ЗНАЛ ПРО ДОМ ПАВЛОВА?

— Превосходство немцев в небе или на земле в начале было огромным?

— Была страшная проблема — превосходство немцев в артиллерии. По нашим били калибры 150-мм, 210-мм, пикировали бомбардировщики, сбрасывавшие бомбы по 500-килограмм, а у нас — минометы, легкое стрелковое вооружение и пушки-сорокопятки.

Наша Заволжская группировка артиллерии дошла до значимого состояния только к концу борьбы на улицах Сталинграда. До этого она была относительно слаба — относительно к тому, что было у немцев. Те крушили наши укрепления массой тяжелой артиллерии. Это приводило к большим нашим потерям.

— Оборона Дома Павлова — легендарный героический эпизод. Но какое значение он имел?

— Если бы бойцов дивизии Родимцева спросили после Сталинграда о Доме Павлова — большинство бы переспросило: А ЧТО ЭТО? Ключевые пункты, за которые бились солдаты Родимцева — вокзал, комплекс зданий НКВД Дом железнодорожников и Г-образный дом. Вот эти пункты постоянно проходят по оперативным документам. Дом Павлова от них далеко, это точка вспомогательная в борьбе 12-й гвардейской дивизии. Дом Павлова — нетипичная ситуация для Сталинграда.

В Сталинграде регулярно приходилось контратаковать, часто с большими потерями. Фраза на Мамаевом кургане в Волгограде «Железный ветер бил им в лицо» — это не художественный образ, это правда. Вот это было очень страшно.

Победа в Сталинградском сражении стала поворотным пунктом в войне. Фото: Виктор ДЕНИ (Денисов) «Сталинград», 1942 год

— Заградотряды и 10-я дивизия НКВД в Сталинграде — именно они не давали нашим войскам отступить?

— Дивизия НКВД заградотрядом не являлась. По факту — обычные стрелковые части, они были слабее обычной дивизии, у них было меньше артиллерии.

Заградотряды формировались в том числе из курсантов военных училищ с Северного Кавказа, в частности, из Орджоникидзе. Но их роль была мизерной. Заградотряды стали создавать после июльского приказа № 227 «Ни шагу назад!». В сентябре-октябре это все только раскручивалось. Их было немного и толку от них на улицах города не было. Чаще всего действовали как обычные стрелковые подразделения.

А вот 10-я дивизия НКВД Сараева участвовала в боях. Именно ее бойцы сбили немцев с плацдарма, который на реке Царица захватила 24-я танковая дивизия — в течении суток, 16-17 сентября. С другой стороны, 13-14 сентября в первый штурм города прорыв немцев в центр произошел через 269-й полк дивизии Сараева.

ОСОБИСТОВ БОЯЛИСЬ НЕ ВСЕ?

— Наши генералы боялись особистов больше чем немцев, из-за чего 27 декабря 1942-го застрелился член Военсовета 2-й гвардейской армии (командующий Малиновский), генерала Иван Ларин?

— В предсмертной записке Ларина нет ничего про разложение или про особистов . Там написано, что Родион (Малиновский — командующий 2-й гвардейской армией) — хороший человек. Ларин покончил с собой в тот момент, когда их армия уже выдержала танковый удар Манштейна. Прорыв сдерживали тяжело. Ларин переживал кризис. Казалось, все плохо, армия погружается в хаос, вот-вот все посыпется. Но к 25 декабря ситуация стабилизирована. У Ларина был негативный опыт, когда Малиновского наказали за оставление Ростова — и его с командования фронта понизили на командование армией. Но Малиновский себя реабилитировал полностью, при том смерть Ларина, своего товарища с первых дней войны — он переживал сильно.

Особистов если и боялись, то только в тактическом звене — и то не очень подготовленные люди. Доходило до того, что могли доносить неверные данные.

Например, генерал Чуйков людей «хлестал» за донесения о неверном положении войск. Когда говорили, что занят рубеж, который не был занят. Он требовал от командиров рисовать и подписывать схемы реального расположения частей.

О каком страхе перед особистами может идти речь, если люди видели, где на самом деле бьются войска?

— Гитлер не отдал приказ на выход армии Паулюса из котла — почему?

— Немцы не представляли себе масштабов операции «Уран». Думали, наступление во фланг будет максимум тактическое. Но масштабы наступления оказались гораздо большими, чем немцы ожидали и по ним ударили из безлюдных волжско-донских степей. Противостояли только румыны, не ставшие серьезной силой, способной остановить лавину наших механизированных частей.

Что касается приказа на отход — с немцами сыграла злую шутку ситуация под Демянском. Зимой 42-го 2-й армейский корпус вермахта благополучно снабжался по воздуху, 100 тысяч человек. И когда 6-я армия была окружена, немцы думали, что получится то же самое, что со 2-м корпусом. Паулюса снабжали 2 крупных аэродрома Тацинская и Морозовская, но это его не спасло.

На подходе была свежая немецкая дивизия, которая могла создать проблему для операции «Уран», но она не успела. Это личная заслуга представителя Ставки Василевского. Ему Сталин сказал: не начинать операцию без авиации. А Василевский взял и начал без авиации в плохую погоду. Успели до прибытия новых немецких сил. И из-за тумана и снега наш танковый корпус смог стать в овраге и заправляться горчим без проблем. Не будь тумана и пурги, корпус был бы сожжен с воздуха. А так он дошел и замкнул кольцо.

ФАШИСТОВ В ПЛЕНУ НЕ ДУШИЛИ?

— Из 91 тысячи гитлеровцев, которые оказались в плену у нашей армии, выжили лишь 5 тысяч — их не кормили, не лечили?

— Немецкие солдаты и офицеры уже попали в плен в ужасном состоянии. После голода и длительных болезней, когда успели все завшиветь. Армия Паулюса находилась в окружении два с лишним месяца. Люди были истощены и больны, а на советской стороне никто не ожидал такого массового наплыва пленных. Лагеря военнопленных за Волгой справлялись с этим с трудом. Не то, чтобы специально кто-то пытался с ними что-то сделать. В пересыльных лагерях немецкие пленные находились дольше, чем например при нашем наступлении в 44-м году. И процент выживания в заволжских лагерях был ниже. Никакой программы «уничтожения пленных 6-й армии» Паулюса не было.

ЛЮДОЕДОВ В КОТЛЕ НЕ ВИДЕЛИ?

— Писали, что в немецких войсках в январе-феврале 1943 в Сталинграде было людоедство — лошадей они всех съели в ноябре-декабре?

— Это пропагандистские измышления. Немцам повезло. В котел вместе в с ними попала румынская кавалерийская дивизия. Да еще в пехотных дивизиях армии Паулюса артиллерия была на конской тяге. Потому почти до самого конца еды из конины в окруженной группировке хватало. Норма составляла 100 грамм хлеба и 200 грамм конины в сутки. Половина — румынские лошади и половина — гужевая тяга артиллеристов. Самолетами доставляли кроме боеприпасов и леденцы, и специи, и презервативы.

При том наша операция противодействия воздушному мосту была очень результативна. Был коллапс снабжения — вместо 600 тонн, которые требовал Паулюс ежедневно, ему привозили от 40 до 200 тонн в стуки. Недостаток боеприпасов предопределил трагичный для немцев исход в январе-феврале 1943 года.

А сообщения о людоедстве не подтверждены документально. И предпосылок к этому нет — они не так долго сидели в котле.

— Были зафиксированы массовые заболевания туляремией в войсках вермахта летом и осенью 1942 года. Это либо укусы грызунов, либо распыление аэрозоля. Под Сталинградом использовали бактериологическое оружие?

— Документы показывают массовое выбывание из строя солдат армии Паулюса по болезни. Это в разы превосходило чисто выбывших по ранениям. Но уточнений, по каким именно заболеваниям, нет. Уровень технологий того времени не позволяли использовать эффективно бактериологическое оружие, даже если оно и было. Опыты японцев 40-х были достаточно беспомощны. Технологии развились до достаточно уровня к концу 50-х, началу 60-х. Вирусы технологиями того времени невозможно было «упаковать».

Причины взрывного распространения туляремии — неубранный из-за боев урожай и резкий рост численности грызунов — переносчиков болезни. И резкое ухудшение медобслуживания населения на оккупированных территориях.

— Какие цифры потерь можно считать наиболее близкими к истине у немцев и у нас — 1 129 000 у СССР и 950 000 у немцев и их союзников?

— Это общие потери — не только убитые, но и раненные обмороженные, заболевшие с июля 1942 по февраль 1943. Вторые по потерям под Сталинградом со стороны гитлеровцев были румыны. Их 3-я и 4-я армии были практически полностью уничтожены. Был даже приказ Гитлера вывести с фронта всех союзников.

Кстати, итальянцы, потерявшие большую часть своей 8-й армии, показали себя лучше, чем румыны, для которых несущийся на них Т-34 был страх и ужас, а у итальянцев были эффективные противотанковые орудия, которые они применяли против Т-34 с июля 1942 года.

Командующий 6-й армией Паулюс сдался в плен 31 января 1943 года — даже несмотря на то, что накануне Гитлер присвоил ему звание фельдмаршала.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

— Британский историк Энтони Бивор в своей книге «Сталинград» утверждает, что во время битвы на Волге на стороне германских войск воевали более 50 тысяч советских граждан.

— Такое число — 50 тысяч — у немцев нигде не проходит. В документах 6-й армии есть 20 тысяч так называемых добровольных помощников, хиви. Это люди, которые попали в плен и выполнявшие грязную работу в немецких войсках. Они были безоружные, строили, перетаскивали тяжести, но они не шли в атаку на своих. И были тыловые полицейские части из украинцев. Но это десятки, максимум сотни человек.

Есть легенда о некоей дивизии «Штумпфельд», которая якобы стояла из русских. Но это чепуха — это была сборных части из немцев, стоящие в районе Чира. Их набрали из тыловых подразделений в Ростове и из других мест. И с немецкими командирами. Она была не очень эффективна. Они удержали какие то пункты на внешнем кольце окружения.

— Какой миф о Сталинграде самый яркий?

— Главный миф — о выдающейся роли приказа № 227 «Ни шагу назад!» . Приписываемой ему огромной роли в успехе Красной армии в Сталинграде он не сыграл. Главную роль сыграло своевременное использование резервов, грамотный план операции «Уран» и стойкость наших солдат.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *