• Не верю! Разговор с атеистом: Андрей Баранов и Сергей Худиев

    Как быть, если думаешь, что Бога нет? Как его найти? И что делать, если искать не хочется? Откуда произошла человеческая мораль? Противоречат ли друг другу наука и религия? Об этом рассуждают гости программы: Андрей Баранов — заместитель редактора отдела политики "Комсомольская правда"; Сергей Худиев — публицист, богослов, постоянный автор и ведущий "Радонежа", автор ряда статей в журналах "Фома", "Альфа и Омега", "Православие и современность".

  • Не верю!

    Протоиерей Дмитрий в гостях у программы «Познер»

    Разговор с атеистом: Игорь Артюхов и Сергей Худиев

    Как быть, если думаешь, что Бога нет? Как его найти? И что делать, если искать не хочется? Какой смысл жизни, если мы смертны? Есть ли смысл в жизни? Почему люди боятся смерти? Эти вопросы обсудят гости программы: Игорь Артюхов — биофизик (геронтолог, криобиолог), футуролог, выпускник ФОПФ МФТИ, сотрудник «Института биологии старения»; Сергей Худиев — публицист, богослов, постоянный автор и ведущий "Радонежа", автор ряда статей в журналах "Фома", "Альфа и Омега", "Православие и современность".

  • Не верю! Разговор с атеистом: Анатолий Вассерман и протоиерей Александр Абрамов

    Опираясь на известные теоремы о неполноте, их доказал Курд Фридрих Рудольфович Гёдель в 1930 году, можно выстроить цепочку рассуждений показывающую, что бытие божие во-первых — невозможно, во-вторых — ненужно. Невозможно в том смысле, что несовместимо с существованием нашей вселенной в том виде в каком мы её наблюдаем. И ненужно в том смысле, что ссылками на бога можно обосновать любые утверждения о природе, любые утверждения об обществе, любые правила поведения в том числе и совершенно человеконенавистнические.

  • Как отвечать на аргументы воинствующих верующих, чтобы превратить их в смиренных атеистов

    Энциклопедический словарь атеиста. Аргументы, которые помогут тебе разгромить в споре любого попа, архиепископа и даже самого Иисуса. В этом пособии мы собрали лучшие аргументы, которых обычно хватает для того, чтобы посеять хотя бы зерно сомнения в душу среднестатистического верующего. Конечно, мы в основном занимались христианами, так как живем по преимуществу в христианском окружении, но с мусульманами, ламаистами и вудуистами, скажем, эти доводы тоже можно применять.

  • Религия и атеизм — на чьей стороне наука?

    Дмитрий Гусев

    Вечная полемика между религиозным и атеистическим мировоззрением вновь разворачивается на нынешнем постсекулярном этапе развития российского общества. Противостояние религиозных и атеистических ценностей тесно связано с политическими, социальными и культурными противоречиями и конфликтами современности. Какую позицию и роль в этой дискуссии может, соответственно, занять и сыграть наука, которая во многом определяет облик современного мира? Близка ли наука по своей природе атеизму и действительно ли она противостоит религии, как это часто представляется? На каких основаниях обычно сближают научное и атеистическое видение мира? Может ли наука быть не только союзницей атеизма, но и гармоничным продолжением религиозных идей? Добывает ли она знания, соответствующие действительности или строит различные интерпретации мира, человека и общества, которые могут иметь к действительности достаточно отдаленное отношение? В какой мере практика научно-технических достижений является критерием истины? Как соотносятся сциентистская и антисциентистская социокультурные ориентации с религиозным и атеистическим миропониманием? Возможно ли охарактеризовать атеизм как более рациональное мировоззрение по сравнению с религиозным? Как религиозный иррационализм может оказаться вполне рациональным, а рационализм атеизма, роднящий, на первый взгляд, его с наукой, обернуться фундаментальным логическим противоречием? Лекция представляет собой попытку найти возможные ответы на подобного рода вопросы и разобраться в непростых проблемах взаимодействия религии, атеизма и науки в культуре человечества.

  • Откровения атеиста

    Стив Уильямс

    Я гарантирую, что вы сами являетесь атеистом. Если вы христианин, то вы не верите в языческих богов. То есть, по отношению к ним вы атеист. Если вы язычник, то вы, вероятно, не верите в концепцию Брахмана. Впрочем, атеизм просто означает отсутствие веры. В определенном смысле все мы атеисты, просто некоторые люди являются атеистами в большей степени, чем другие.

  • Ответы атеистов на распространенные утверждения верующих

    Джеффри Тейлер

    Я предлагаю атеистам новое кредо: конкретные ответы на оскорбления на основе веры, на религиозные предубеждения, на то, что Хитченс называл «клерикальным запугиванием». Безусловно, верующие имеют право на свою веру. Но у них нет изначального права выставлять свою веру напоказ, не ожидая при этом критики. Религию следует подвергать анализу с позиций здравого смысла и рациональным оценкам. Ее нужно открыто обсуждать, как мы обсуждаем вопросы политики, искусство и погоду. Почему считается невежливым вести дебаты на эту тему, особенно в условиях, когда люди верующие часто говорят о своей вере и пытаются навязывать ее остальным? Вот некоторые общие религиозные утверждения и то, как на них могут реагировать и отвечать атеисты.

  • Во что я верю

    Бертран Рассел

    В предисловии к первому изданию книги Рассел писал: "Я попытался сказать, что я думаю о месте человека во вселенной и о том, насколько он способен достичь благосостояния… В делах человеческих, как мы можем видеть, есть силы, способствующие счастью, и силы, способствующие несчастью. Мы не знаем, какие из них одержат верх, но чтобы поступать мудро, мы должны знать о них". В судебном процессе, организованном церковниками в 1940 г. в НьюЙорке и нацеленном на дискредитацию научных заслуг Рассела, работа "Во что я верю" фигурировала в качестве основной. Отрывки из нее широко цитировались в печати, большей частью для того, чтобы представить философию Рассела в ложном свете — как апофеоз аморализма.

  • О доказательствах бытия божия

    Иосиф Крывелёв

    В ЛОГИКЕ существует так называемый закон достаточного основания. Он гласит: все, что ты мыслишь, все, что ты высказываешь, ты должен мыслить и высказывать только на достаточном основании. Если данное суждение не имеет основания или основание есть, но оно недостаточно, ты не имеешь логического права считать это суждение истинным.

  • Церковь как угроза культуре

    Владимир Познер, Яков Кротов

    С христианской точки зрения

    Почему интеллигентные люди воспринимают Церковь как угрозу культуре? Об этом в программе «С христианской точки зрения» разговор с Владимиром Познером. Ведет программу Яков Кротов.

  • Владимир Познер о православии и РПЦ

    О религии, свободе и эмиграции: 10 мудрых цитат Владимира Познера

    Книгу "Прощание с иллюзиями" Владимир Познер написал более 20 лет назад, но она по-прежнему увлекательна и актуальна. Предлагаю вашему вниманию рассуждения автора о Российской Православной Церкви. 

    "Еще во времена Бориса Николаевича ЕльцинаРПЦстала занимать все более заметное положение, ее иерархи чаще появлялись на экранах телевизоров, глава государства и прочие высшие чиновники публично начали общаться с патриархом и чинами чуть пониже. РПЦ быстро приспособилась к новым временам, например к рыночным условиям — надо сказать, весьма диким — новой России. Она сумела добыть для себя привилегии, в частности, право торговать спиртными напитками и табачными изделиями, не платя за это налоги. Я не устаю поражаться аморальности церкви и церковников, шокирующим несоответствием между тем, что проповедуется, и тем, что делается (это относится не только к РПЦ). Горячие проповеди о вреде и греховности курения и потребления алкоголя никоим образом не воспрепятствовали бурной, чтобы не сказать лихой, торговле этим «грехом», которой активно добивались высшие иерархи РПЦ. По мне, лучше иметь дело с откровенным мерзавцем, ничего не проповедующим и ни во что не верующим, чем со святошей-лжепроповедником. По крайней мере, в первом случае знаешь, с кем имеешь дело.
     

    Внезапное «прозрение» государственных чиновников всех разрядов, от самых высоких до вполне рядовых, их стремительное возвращение в лоно православия не просто удивляет, а вызывает чувство брезгливой неловкости.Все эти тогдашние «товарищи», которые размахивали красными партийными книжками и клялись положить жизнь на строительство коммунизма, в одночасье стали не просто господами, но еще и православными. Скорость и легкость этой метаморфозы уму непостижимы. Прав, конечно, был Наполеон, когда говорил, что от трагедии до фарса — один шаг: во главе РПЦ, облачившись в соответствующие патриарху одеяния, оказался человек, имевший тесные связи с КГБ. Ни для кого не секрет, что в советское время иерархи назначались в Совете по делам церкви и религии при Совете Министров СССР, на самом деле являвшемся одним из многих филиалов все того же КГБ.

    Помнится, во время Великой Отечественной войны Сталин, по сути, вернул РПЦ к жизни, отменив гонения на нее и на верующих. Расчет был очевиден: церковь должна сыграть роль патриотического объединителя в борьбе со смертельно опасным врагом.

    владимир познер о религии

    Думаю, что и Ельцин, и в еще большей степени Путин увидели в РПЦ единственную силу, способную сплотить раздираемое противостояниями и противоречиями российское общество. Возможно, они правы.

    Но повальное «эксгибиционистское» ношение крестов, заполонение телевизионного эфира религиозной тематикой и бородатыми проповедниками, почти насильное введение предмета «Православная культура» в государственных школах вызывает у меня отвращение.

    Замечу: я к религии отношусь терпимо, понимая, что это есть некая система взглядов, некое мировоззрение. На христианскую же церковь смотрю с непримиримой враждебностью. Более всего она напоминает мне ЦК КПСС с генсеком (патриархом или папой), политбюро в виде митрополитов и кардиналов, ЦК и так далее.

    Я писал эту книгу в конце восьмидесятых, когда еще горела надежда перестройки, и тогда РПЦ была тише воды, ниже травы. Но по мере убывания демократии — а она, с моей точки зрения, начала убывать вскоре после закрепления власти Ельцина, — РПЦ становилась все более заметной. В принципе нет в этом ничего удивительного: трудно найти менее демократический институт, чем церковь. Я даже позволю себе сказать так: дальнейший рост влияния РПЦ будет признаком все большего сокращения демократии в России, и напротив — ограничение влияния церкви станет свидетельством роста демократии. Что и говорить, не повезло России, когда князь Владимир сделал выбор в пользу православной ветви христианства: именно она более других темна, нетерпима, замкнута, именно она активнее других доказывает человеку, что он — ничто.

       В советские времена было опасно афишировать свою религиозную веру. Сегодня в «демократической» России атеизм не приветствуется. Высшие государственные чины, начиная с президента и премьер-министра, демонстративно крестятся и целуют патриарху руку на виду у всего народа. При новом патриархе — Кирилле — РПЦ еще более агрессивна в своем стремлении «рулить» процессом образования в России, стать истиной в последней инстанции по всем вопросам, касающимся СМИ, искусства, культуры, медицины, здорового образа жизни и, когда возможно, международных отношений. Она даже пытается быть законодателем мод, поучая, в частности, женщин, как и во что они должны одеваться".

    С чем вы согласны, о чём поспорили бы с Познером? Лично мне его точка зрения очень близка.

    Рубрики: Разное

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *