Юрий Пономарев
Исповедаю Тебе Господу Богу моему и Творцу, во Святей Троице Единому, славимому и покланяемому Отцу, и Сыну, и Святому Духу, вся моя грехи, яже содеях во вся дни живота моего, и на всякий час, и в настоящее время, и в прошедшия дни и нощи, делом, словом, помышлением, объядением, пиянством, тайноядением, празднословием, унынием, леностию, прекословием, непослушанием, оклеветанием, осуждением, небрежением, самолюбием, многостяжанием, хищением, неправдоглаголанием, скверноприбытчеством, мшелоимством, ревнованием, завистию, гневом, памятозлобием, ненавистию, лихоимством и всеми моими чувствы: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием, и прочими моими грехи, душевными вкупе и телесными, имиже Тебе Бога моего и Творца прогневах, и ближняго моего онеправдовах; о сих жалея, винна себе Тебе Богу моему представляю, и имею волю каятися; точию, Господи Боже мой, помози ми, со слезами смиренно молю Тя: прешедшая же согрешения моя милосердием Твоим прости ми, и разреши от всех сих, яже изглаголах пред Тобою, яко Благ и Человеколюбец.
Живота моего – жизни моей. Скверноприбытчеством – преступной наживой (прибылью). Мшелоимством – мздоимством, корыстолюбием; страстью к собиранию вещей (от мшель – (др.рус.) – вещь, имущество; мшел – корысть). Лихоимством – жадностью, сребролюбием. В нашей традиции, закрепленной в катихизисе, утвердилось именование этим словом всяческого неправедного обирания ближних: взяток, вымогательства и т. д. Онеправдовах – я оклеветал; причинил всякое зло, неправду. Точию – только. От всех сих, яже изглаголах – от всего этого, что я высказал.
«Каждодневные дела наши надо ежечасно взвешивать, внимая им, а вечером необходимо облегчать бремя их покаянием, сколько сил есть, если желаем, с помощью Христовою, препобедить в себе зло. Надобно также смотреть, по Богу ли, пред лицеем ли Бога и для единого ли Бога совершаем мы все свои чувственные и видимые дела, чтобы по неразумию не быть окраденными при сем какими-либо недобрыми чувствами».
Преподобный Исихий Иерусалимский
Необходимость ежедневного покаяния в грехах, содеянных во всю жизнь, поясняют слова преподобного Антония Великого: «Говорите, что вы грешники, и оплакивайте все, в состоянии нерадения вами наделанное. За это благоволение Господа будет с вами и будет действовать в вас: ибо Он благ и отпускает грехи всех, обращающихся к Нему, кто бы они ни были, так что не помянет о них более. Однако же Он хочет, чтобы помилованные сами помнили о прощении грехов своих, доселе соделанных, чтобы, забыв о том, не допустить чего в поведении своем такого, из-за чего принуждены будут дать отчет и в тех грехах, которые уже были им прощены… Давид, получив отпущение грехов, не забывал о них и память о них передал потомству. Это сделано в память всем родам, из рода в род. Научу беззаконныя путем Твоим (Пс. 50, 15), говорит он, чтобы все грешники научились от примера его подобно ему каяться в грехах своих и, когда они будут прощены, не забывать о них, но всегда помнить. Подобное сказал Сам Бог через пророка Исаию: Аз есмь заглаждаяй грехи твоя, и не помяну. Ты же помни… (Ис. 43, 25-26). Таким образом, когда Господь отпускает нам грехи наши, мы должны не отпускать их себе сами, но всегда помнить о них, через возобновление раскаяния о них».

Тот же святой предупреждает: «Не обращай в уме твоем грехов, некогда совершенных тобою, чтоб они опять не возобновились. Будь уверен, что они прощены тебе в то время, как ты предал себя Богу и покаянию, и нимало в том не сомневайся».
Итак, сохраняя и постоянно возобновляя раскаяние в грехах нашей жизни, не забывая о них – мы не должны в то же время «обращать их в уме», заново переживать, прилепляться к ним памятью. В этом – одно из проявлений искусства «невидимой брани», срединного «царского» пути, каким должен идти христианин.
Молитва эта помогает рассмотрению дневных прегрешений и поддерживает память о совершенных ранее – во все дни жизни, Напомним, что искренне исповеданные в Таинстве Покаяния грехи полностью прощаются Господом, но это не означает, что мы должны забывать о них. Грехи остаются в памяти для смирения и сокрушения о содеянном.
«Должно внимать себе, не престала ли совесть наша обличать нас, не ради чистоты нашей, но как бы утомившись. Признак разрешения от грехов состоит в том, что человек всегда почитает себя должником перед Богом».
Преподобный Иоанн Лествичник
Как на исповеди в Таинстве Покаяния, так и на ежедневной исповеди Богу грехи свои надо исповедовать раздельно, сознательно. Поэтому остановимся на названных в молитве грехах и укажем, какие под ними могут подразумеваться дела, поступки, слова и мысли. При этом мы руководствуемся Православным катихизисом и наставлениями подвижников Православной Церкви.
Объядение, пиянство, тайноядение – грехи, связанные со страстью чревоугодия, входящей в восьмерку главных страстей. Тайноядение – употребление пищи тайком (из жадности, стыда или нежелания делиться, при нарушении поста, при употреблении недозволенной еды и т. д.). К грехам чревоугодия относятся также многоядение и гортанобесие – страсть к наслаждению вкусовыми ощущениями, то есть гурманство, так насаждаемое в наши дни. Употребление наркотиков и курение также относятся к области пьянства; если вы страдали или страдаете этими греховными пристрастиями, включите их в перечень грехов.
Празднословие. Напомним грозное слово Самого Господа: Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься (Мф. 12, 36-37).
А вот святоотеческий рецепт, как вести себя, если обстановка и разговоры в компании располагают к празднословию: «Если не имеешь особенной нужды остаться, то уйди; а когда будет надобность остаться, то обратись умом к молитве, не осуждая празднословящих, но познавая свою немощь».
Преподобный Иоанн Пророк
Расширяет понятия празднословия преподобный Ефрем Сирин: «А что такое праздное слово? Обещание веры, не исполненное на деле. Человек верует и исповедует Христа, но остается праздным, не делает того, что повелел Христос. И в другом случае бывает слово праздным – именно, когда человек исповедуется и не исправляется, когда говорит, что кается, и снова грешит. И худой отзыв о другом есть праздное слово, потому что пересказывает, что не было сделано и чего не видит».
Уныние. Этот грех нередко впрямую связан с празднословием:
«Уныние часто бывает одною из отраслей, одним из первых исчадий многословия… Уныние есть расслабление души, изнеможение ума… оболгатель Бога, будто Он немилосерд и нечеловеколюбив; в псалмопении оно слабо, в молитве немощно… в послушании лицемерно».
Преподобный Иоанн Лествичник
Леность, как видим, теснейшим образом связана со страстью уныния. Православный катихизис называет «леность по отношению к учению благочестия, молитве и общественному богослужению» в числе грехов против 1-й заповеди Закона Божия.
А вот святоотеческое наблюдение из монашеской жизни, действительное для мира: «Ленивые, когда видят, что им назначают тяжкие дела, тогда покушаются предпочитать им молитву; а если дела служения легки, то отбегают от молитвы как от огня».
Преподобный Иоанн Лествичник
Прекословие. «Связывай язык твой, неистово стремящийся на прекословия, и семьдесят крат седмерицею в день сражайся с сим мучителем», – учат святые отцы словами Иоанна Лествичника. «Кто в беседе упорно желает настоять на своем мнении, хотя бы оно было и справедливо, тот да знает, что он одержим диавольским недугом; и если он так поступает в беседе с равными, то может быть, обличение старших и исцелит его; если же обращается так с большими себя и мудрейшими, то этот недуг от людей не исцелим».
Непослушание. «Неповинующийся словом без сомнения не повинуется и делом, ибо кто в слове неверен, тот непреклонен и в деле», – так связывает непослушание с прекословием преподобный Иоанн Лествичник. В Церкви все строится на послушании; слушаться мы должны всех и каждого, кого Господь над нами поставил. Полное послушание в вопросах духовной жизни необходимо по отношению к духовному отцу, вообще к пастырям и духовным учителям: Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать ответ; чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас неполезно (Евр. 13, 17). Но полное и беспрекословное послушание (во всем, что не противоречит вере и Закону Божию: Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам – Деян. 5, 29) должна оказывать жена мужу, еще не создавшие своей семьи дети – родителям. О повиновении начальствующим говорит апостол Павел: Начальник есть Божий слуга, тебе на добро… И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести (Рим. 13, 4-5). Митрополит Антоний Сурожский рассказывает, что был призван в армию, уже дав монашеские обеты, но не приняв пострига. На вопрос, как же ему в армии осуществлять послушание, духовник ответил: «Очень просто: считай, что каждый, кто дает тебе приказ, говорит именем Божиим, и твори его не только внешне, но и всем твоим нутром; считай, что каждый больной, который потребует помощи, позовет – твой хозяин; служи ему, как купленный раб».
Оклеветание – прямое нарушение 9-й заповеди Закона Божия (Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего – Исх. 20, 16). Всякая клевета, любые пересуды и сплетни, любое несправедливое порицание – это оклеветание. Почти непременно приводит к оклеветанию осуждение ближнего, прямо запрещенное Господом: Не судите, да не судимы будете (Мф. 7, 1). Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же (Рим. 2, 1).
«Как огонь противен воде, так и кающемуся несродно судить. Если бы ты увидел кого-нибудь согрешающего даже при самом исходе души из тела, то и тогда не осуждай его, ибо суд Божий неизвестен людям. Некоторые явно впадали в великие согрешения, но большие добродетели совершали в тайне; и те, которые любили осмеивать их, обманулись, гоняясь за дымом и не видя солнца». «Опытом доказано, что за какие грехи, телесные или душевные, осудим ближнего, – в те сами впадаем».
Преподобный Иоанн Лествичник
Небрежение – небрежное исполнение возложенных на нас Богом обязанностей или и вовсе пренебрежение ими. Небрежение на работе, небрежение своими домашними и семейными обязанностями, небрежение молитвой…
Самолюбие авва Дорофей называет корнем всех страстей, а преподобный Ефрем Сирин – матерь всего худого.
«Самолюбие есть страстное безрассудное любление тела. Противоположны ему любовь и воздержание. Очевидно, что имеющий самолюбие имеет все страсти».
Святой Максим Исповедник
Многостяжание. Любостяжание… есть идолослужение, – говорит апостол Павел (Кол. 3,5). В другом послании он пишет: Корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям (Тим. 6, 10). Многостяжание – это страсть сребролюбия, входящая в восьмерку главных страстей, в действии: любое накопительство, пристрастие к различным предметам, скупость и, наоборот, расточительность.
«Любящий земное более небесного лишится и небесного и земного».
Авва Евгений (Скитский патерик)
«Многостяжательный опутан попечениями и как пес привязан цепью».
Преподобный Нил Синайский
Многостяжание – это ненадеяние на Бога. И так не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6, 31-33).
«Почему не свергаем с себя всякой бесполезной заботы и не облегчаем себя от бремени земных вещей? Не знаете разве что дверь узка и тесна и что любостяжательный не может войти в нее? Будем искать лишь того, что удовлетворяет потребности; ибо излишнее только развлекает, а пользы не приносит».
Преподобный Ефрем Сирин
Хищение. В это понятие входит не только всякая кража, но и всякое пользование тем, что «плохо лежит»: например, «зачитать книгу в библиотеке или у друзей. Особо тяжелый вид хищения – святотатство – «присвоение того, что посвящено Богу и что принадлежит Церкви» (см. «Православный катихизис»), то есть не только прямая кража священных предметов, но и: взять, не испросив благословения священника, пожертвованное на канон или принесенное в храм благотворителями для раздачи, и т. д.
Неправдоглоголание – любая ложь словом. Мерзость пред Господом – уста лживые, а говорящие истину благоугодны Ему (Притч. 12, 22). Посему, отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены друг другу (Еф. 4, 25).
Надо помнить, что нет «невинной» лжи, всякая ложь не от Бога. «Ложь, при которой нет намерения вредить ближнему, непозволительна, потому что она не согласна с любовью и уважением к ближнему и не достойна человека, и особенно христианина, созданного для истины и любви», – говорит святитель Филарет в своем «Православном катихизисе».
Скверноприбытчество – получение прибыли, прибытка скверным, неправедным путем. Понятие может включать в себя всякий обвес, обмер, обман, но также и любой заработок, приносящий людям зло, – например, основанный на удовлетворении или разжигании греховных страстей. Подделка любых документов и использование поддельных документов (например, проездных билетов), покупка по дешевке краденого – тоже скверноприбытчество. Сюда же относится и тунеядство, «когда получают жалование за должность или плату за дело, но должности и дела не исполняют и, таким образом, крадут и жалование или плату, и пользу, которую могли бы трудом принести обществу или тому, для кого следовало работать» (см. «Православный катихизис»).
Мшелоимство – корыстолюбие, взимание мшела – корысти. Сюда относятся все виды вымогательства и взяточничество. И, раз уж этот грех внесен в молитву-покаяние для всех православных христиан, следует внимательно рассмотреть свою жизнь и обнаружить его проявления в ней.
Ревнование – ревность всех родов.
Зависть. «Кто завидует ближнему, тот восстает против Бога – раздаятеля даров».
Святитель Иоанн Златоуст
«Кто уязвляется завистью и соперничеством, тот жалок, потому что он соучастник диавола, завистию которого вошла в мир смерть (Прем. 2, 24)… зависть и соперничество – страшная отрава: от них рождается оклеветание, ненависть и убийство».
Преподобный Ефрем Сирин
Гнев – одна из восьми главных страстей.
«От какой бы причины ни возгоралось движения гнева, оно ослепляет очи сердца и, налагая покров на остроту мысленного зрения, не дает видеть Солнца правды. Все равно, золотой ли лист, или свинцовый, или из другого какого металла наложен будет на глаза – ценность металлов не делает разницы в ослеплении».
Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин
«Как с появлением света удаляется тьма, так от благоухания смирения исчезает всякое огорчение и гнев».
Преподобный Иоанн Лествичник
Памятозлобие «есть последний предел гнева, хранение в памяти грехов против нас ближнего, отвращение образа оправдания (Богом определенного: «прости и прощено будет» – ср.: Лк. 6, 37), сгубление всех прежних добродетелей, яд душегубный, грызущий сердце червь, стыд молиться (как скажешь: «остави, якоже и мы…»?), вонзенный в душу гвоздь, непрестанный грех, неусыпное беззаконие, ежечасное зло».
Преподобный Иоанн Лествичник
«Как дым от тлеющей соломы ест глаза, так и памятозлобие – ум во время молитвы».
Преподобный Нил Синайский
«Если злопамятствуешь на кого, молись о нем; и, молитвою отделяя печаль от воспоминания о зле, какое он причинил тебе, остановишь движение страсти; став же дружелюбным и человеколюбивым, совершенно изгонишь страсть из души».
Святой Максим Исповедник
«Укротивший гнев пресек зарождение и памятозлобия; ибо чадородие бывает только от живого отца».
Преподобный Иоанн Лествичник
Ненависть. Кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза (Ин. 2, 11). Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающий (1 Ин. 3, 15). Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1 Ин. 4, 20).

Лихоимство – «когда под видом некоторого права, а на самом деле с нарушением справедливости и человеколюбия, обращают в свою пользу чужую собственность или чужой труд, или даже самые бедствия ближних, например, когда заимодавцы обременяют должников ростом (процентами займа), когда владельцы изнуряют зависящих от них излишними налогами или работой, если во время голода продают хлеб по слишком высокой цене» (см. «Православный катихизис»). В широком смысле слово лихоимство означает вообще любостяжание, жадность (страсть сребролюбия); в этом значении слово употребляется в Новом Завете (Рим. 1, 29; 2 Кор. 9, 5; Еф. 4, 19 и 5, 3; Кол. 3, 5).
Тяжкие согрешения, соделанные в течение жизни, из числа таких, которые прямо не названы в этой молитве, следует включить в нее, а не «подводить» под один из пунктов (например, богохульство, ропот на Бога, или попытка самоубийства, или убийство нерожденных детей – аборт, и т. д.). В частности, в этом перечне нет грехов, относящихся к страсти блуда (а среди них такие, как прелюбодейство и всякое внебрачное сожительство, и все нарушения чистоты и целомудрия), и к страсти гордости, которая по праву считается ужаснейшей из страстей.
;
ССЫЛКИ:
«Митрополит Антоний Сурожский»
Азбука веры
Православный календарь
Православный мир

ИНСТРУКЦИЯ ПО ЭКСТРЕННОЙ ПОМОЩИ БЕЗГРЕШНЫМ. ИЗВЕСТНЫЙ ДУХОВНИК О ХРИСТИАНАХ-ОДИНОЧКАХ И ИХ ПРОБЛЕМАХ С ИСПОВЕДЬЮ.
На сайте журнала «Фома» уже долгое время существует постоянная рубрика «Вопрос священнику». Каждый читатель может задать свой вопрос, чтобы получить личный ответ священника. Но на некоторые из вопросов нельзя ответить одним письмом — они требуют обстоятельной беседы. Какое-то время назад к нам пришел сложный вопрос — «Зачем мне исповедь, если не в чем каяться?» (письмо целиком).

Когда человек только приходит в храм, впервые приступает к исповеди, он может беседовать со священником чуть ли не часами: ему есть о чем спросить и есть что сказать. Но проходит время, и христианин уже не очень понимает, что сказать на исповеди. Повторять ли одни и те же грехи? Каяться ли в дурных мыслях? А если ничего за собой не чувствуешь, это повод не исповедоваться?
В этих вопросах разбираемся вместе с протоиереем Игорем Фоминым, настоятелем храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО, председателем Комиссии по миссионерству и катехизации г. Москвы.
Семейный лечащий врач
— Отец Игорь, наверное, следует начать с вопроса: почему человек в принципе приходит через некоторое время к такому состоянию, когда он не знает, что ему говорить на исповеди?
— Давайте попробуем начать издалека. Мы все знаем, что храм называют врачебницей. А здоровых людей в больнице не бывает. Кто-то думает, что может самостоятельно справиться с болезнью, кто-то запускает свои болезни и приходит к врачу уже на последней стадии. Если выстраивать аналогию с миром духовным, то здесь врачебница — это храм. И сюда человек приходит именно для излечения, то есть для изменения своей жизни, своей души. Причем, я бы дерзновенно сказал, что чем человек ближе к престолу, тем он больше нуждается в лечении, больше нуждается во враче — во Христе.
Да, обычно бывает, что, придя в больницу, человек не знает своего диагноза. Ему известны только симптомы — что и где у него болит, что мешает ему жить. Он знает, что зрение упало, или зубы выпали, или сердце сильно колотится. Врач-терапевт эти жалобы выслушивает и посылает к специалистам. В храме, в общем-то, происходит то же самое: человек, приходя в церковь, очень часто не знает своей проблемы, плохо понимает, что с ним происходит, почему вдруг у него в жизни что-то не так, он не может продвигаться дальше по своей «духовной лестнице», у него ничего не меняется в жизни и т. д. Ему очень хочется, чтоб менялось, но ничего не получается! Он начинает говорить о каких-то своих «симптомах»: у меня болит там-то, у меня не ладится то-то, у меня есть такой-то грех. И специалист — священник, духовник — начинает с ним, назовем это так, работать. Он ему подсказывает какие-то вещи, обращает внимание на тот или иной поступок. И таким образом у человека начинает складываться реальная картина его духовного состояния. Увидев эту картину, он уже сможет оценить, распределить и направить свои силы. Достигли мы успеха или нет — это другой вопрос, об этом судить будет Господь. Но наше дело — прикладывать усилия.
Поэтому, если говорить конкретно о письме читателя, нужно поставить в первую очередь вопрос: а есть ли у этой женщины «семейный лечащий врач» — духовник, или она бегает к разным, в общем-то, «врачам»?
— Человек принципиально не должен исповедоваться в разных храмах?
— Христианин может исповедоваться у разных священников, в разных храмах. Но все равно у него должен быть духовник, который был бы, если назвать это светским, мирским языком, третейским судьей — кем-то третьим. Зная всю ситуацию, он бы мог посмотреть на происходящее с человеком с другой стороны.
— Все-таки о чем говорить на исповеди, когда не знаешь толком, что сказать? Неужели не надо вообще к таинству приступать в таком случае?
— В первую очередь надо говорить о том, что ты не видишь своих грехов. Это же тоже, в общем-то, грех. Когда человек не видит в себе ничего дурного, это никогда не свидетельствует об отсутствии грехов. Это просто следствие нашей невнимательности, нежелания потрудиться, и очень часто видеть грехи нам не позволяет наша гордость.
— А почему так получается? Ведь человек видел свои грехи, когда только пришел в Церковь, и видел всё больше. Но какое-то время проходит, и он словно бы начинает топтаться на месте.
— Нам, конечно, очень хочется поскорее стяжать совершенство. Но так не бывает!
Если мы топчемся на месте и не можем понять причин этого, надо обратить внимание… на наше зрение. Наше духовное зрение должно быть очищено Христом, чтоб мы могли понимать, какое у нас слабое место, какой духовной работой надо в первую очередь заняться, на какие недостатки, грехи обратить внимание и как с ними бороться. Ведь мало быть созерцателем происходящего! Надо быть еще и делателем — об этом говорит Господь в Евангелии. А современный мир, к сожалению, располагает к бездействующему созерцанию: мы любим посмотреть телевизор, любим почитать новостную ленту, мы — «диванные» политики, «диванные» правители, «диванные» Минины и Пожарские, которые знают, как спасти Россию. Только в «ополчение» никто не готов идти.
Поэтому я бы посоветовал нашей читательнице в первую очередь найти духовника — человека, которому бы она смогла рассказать свою жизнь, а он бы смог подсказать ей пути разрешения ее проблем, подсказал бы, как действовать, чтобы быть исполнителем слова, а не только слушателем.
Христианин-одиночка?
— Часто можно услышать: все равно, к какому священнику идти на исповедь, ты же Богу исповедуешься! А вместе с тем Вы называете духовника «семейным лечащим врачом». Значит, его личность все-таки имеет большое значение?
— Действительно, в каком-то смысле все равно, к какому священнику идти исповедоваться. Но все-таки роль духовного наставника, «духовного навигатора» — современным языком так назовем пастыря — велика. Священник должен тебя направить в нужное русло: помочь в понимании твоей жизни, твоих поступков, подсказать, как выйти из той или иной ситуации. Ведь кто такой духовник? Это тот, кто рождает тебя во Христе Иисусе. Тот, кто показывает тебе Христа. Тот, кто тебя приводит ко Христу и вручает тебя Христу. Так что духовник просто необходим человеку.
— Не всегда просто кому-то довериться, прилепиться к какому-то священнику, найти такого, с кем ты будешь созвучен…
— Можно просто прилепиться к любому батюшке, и он обязательно тебе покажет Христа. К любому!
В советское время епископ Василий Родзянко, выступая на радиостанции «Голос Америки», ставил очень интересные магнитофонные записи бесед с одним афонским монахом, к которому в свое время ездил. И вот я помню такой рассказ этого монаха. Когда он поселился на Афоне, его стали обвинять в духовной прелести. Он очень сильно испугался: а вдруг действительно прельщен? Пришел к настоятелю своего монастыря. А на Афоне настоятели — это не администраторы, а духовники монастыря, потому что там монастырь собирается вокруг духовника. Монах пришел к этому духовнику и сказал: «Батюшка, мне говорят, что я в прелести. Я этого очень боюсь, переживаю. Как мне убедиться, что это не так?» И настоятель послал его послушником к одному очень суровому старцу, который жил в отдаленном скиту, и сказал: «Если ты 11 лет у него сможешь подвизаться безропотно, без каких-либо других соблазнов, и вытерпишь, значит, нет в тебе прелести». Прошло 11 лет, и этот монах все равно сомневался, что прелести у него нет. Он думал: «Прошло 11 лет, и что? Я сейчас выйду и скажу всем: «Ну что, съели? Нету у меня прелести!”» Он испугался гордости. И решил еще 11 лет прожить с этим старцем. А тот был действительно очень жестким! Монах прожил подле него еще 11 лет, после чего старец умер. И все убедились, что прелести в этом подвижнике нет.
Роль духовника — очень важна
Но, конечно, наличие духовника — это не единственное условие, чтобы прийти ко Христу. Главное — Сам Христос привлекает человека к Себе, видя его желание, его стремление. Поэтому духовник может быть не святым, может быть добрым или жестким. Он не может только быть еретиком, то есть человеком, который находится вне Церкви.
— Подождите. А как можно себе представить отношения с жестким, недобрым духовником? Наверное, бежать надо от такого!
— Может быть, да. Но кому-то нужен добрый и внимательный духовник, кому-то — суровый и требовательный. Кого-то надо погладить по головке, а кого-то надо в хвост и в гриву гонять, и только тогда польза будет. Но духовник должен быть один. Не может быть так: по этому случаю у меня один духовник, а по тому — другой. Больного должен вести один врач, тогда будет польза.
— Другими словами, христианин-одиночка, который сам определяет, что ему нужно, а что нет, не имеет наставника — это не очень хорошо?
— А этого и не может быть. Я даже не представляю, что такое христианин-одиночка. Мы должны все находиться в лоне Церкви, быть одной семьей, из одной Чаши причащаться, одними таинствами наполнять себя духовной силой.
Понимаете, когда ты один, то, конечно, все таинства будут над тобой совершаться, но как ты ими воспользуешься, будет зависеть только от твоего настроения: сегодня мне это «помогает», завтра «не помогает»; сегодня я причастился, вышел из храма, и меня обдала грязью машина, так что я решил, что недостойно причастился и, значит, мне не надо больше подходить к Чаше. Человеку все время что-то кажется…
Как готовиться?
— Как христианин должен готовиться к исповеди, если он не чувствует, не понимает, в чем грешен?
— Давайте вернемся в «районную больницу». В больнице, если я совсем далек от медицины, я приду и скажу: «Не знаю, что со мной, но вот у меня тут болит». И это нормально — я не профессионал, чтоб разбираться в медицине! Ну, я немножечко тут слукавил, потому что моя жена — медик, так что от нее я уже набрался определенных терминов и медицинских воззрений и, придя к врачу, смогу с ним разговаривать уже более конкретным языком. Видите, жизнь рядом с медиком меня делает на одну десятую медиком. Вот так же жизнь рядом с духовным человеком делает меня на одну десятую духовным человеком.
Будучи направляем духовником, учась у него, я уже смогу различить, что, оказывается, я обидел своего ближнего не потому, что я злой, а потому, что я гордый, и нечего мне бороться со своей злостью. На самом деле мы же очень часто гнев путаем с гордостью. Тщеславие — с достижениями какими-то. И так далее, и тому подобное. То, на что мы сами не обращаем внимания, очень часто бывает грехом.
Нам очень трудно, к примеру, разделить грех и страсть, а это совершенно разные вещи! Грех — это то, что в нас укоренилось, то, что искореняется уже очень болезненно. А страсть — это то, что находится как бы вне нашего естества, то, что предлагается нам извне лукавым, то, с чем мы боремся. Если побеждаем, то страсть не перерождается в грех.
Казалось бы, я говорю о далеких от основной темы нашего разговора вещах, но я хочу, чтобы мы с вами поняли, что начинать надо именно с них. Не надо сразу изучать закон Бойля — Мариотта. Давайте сначала изучим, что такое скорость, разберемся с правилом буравчика…
— Часто бывает, что мнимое отсутствие грехов свидетельствует о том, что мы сами себя обманываем, обманываем свою совесть?
— Да. Бывает и такое. Это, естественно, происходит не на столь примитивном уровне, о котором мы сейчас говорили, все гораздо тоньше.
У аввы Дорофея описан именно такой случай. Он приходит в один из монастырей и вдруг видит молодого брата, который достиг уже, кажется, совершенного бесстрастия: его все обижают, «клюют», а он не реагирует на это. А когда авва Дорофей умолил этого молодого монаха открыть ему тайну его совершенства, то столкнулся с совершенно страшной вещью. Тот ответил ему: «Мне ли обращать внимание на их недостатки, или принимать от них обиды как от людей? Это — лающие псы».
Вот о чем мы должны помыслить. Для самого себя этот человек был молодцом. Но он в упор не видел своей гордости. Поэтому все равно надо разобраться со своим духовным состоянием, и сделать это в одиночку невозможно.
— Вы упомянули невнимательность как причину, по которой человек не видит своих грехов. А что такое внимательность в духовной жизни и как ее в себе воспитать?
— Внимательность — это состояние, когда человек на всю свою жизнь, на свои поступки пытается смотреть через призму Евангелия. Что такое духовное зрение? Мы читаем в Священном Писании: если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло (Мф 6:22), то есть если твое око настроено по-евангельски, когда твои мысли настроены созвучно с тем, как мыслит Христос (а для этого надо знать, о чем говорит Христос). Причем знание и понимание Христа — это не сложные вещи, они доступны абсолютно каждому человеку, начиная с маленького ребенка и заканчивая умудренным духовными дарами старцем. Внимание — это аккуратная духовная жизнь в этом большом, бушующем житейском море.

— Как этому вниманию учиться?
— Естественно, если ты не читаешь Евангелие, понимание Христа у тебя затуманивается. Надо обращаться к Писанию, постоянно обновлять его знание. Но вместе с тем речь не просто о теоретических знаниях евангельских событий. Важно то, как мы эти знания применяем на практике, в своей жизни. Неумело, весело иногда это получается, даже смешно, если посмотреть со стороны. Но для Бога любые наши попытки к Нему приблизиться, Его познать, полюбить — важны.
Вы наблюдали когда-нибудь, как пятилетний ребенок играет в шахматы? Это действительно очень весело выглядит со стороны: ребенок настолько серьезен, он может высунуть язык набок, стараться, пыхтеть. Не так важно, как он играет, важно — во что. Берет ли он карандаш и «курит» его или берет карандаш и начинает им рисовать — вот что важно! Вокруг чего строится его жизнь — это важно.
Я хочу пример из личной жизни привести. Один из моих сыновей очень рано научился расставлять шахматные фигуры и ходить ими. Естественно, уровень игры был в том возрасте, в трехлетнем, очень далек от совершенства. Но тем не менее мы «играли». И вот в очередной раз расставили шахматы, и ребенок уже, не обращая внимания на меня, заигрался сам с собой. Взял коня и говорит: «Идет, идет конь… Причащается раб Божий конь!»
Кощунство это? Нет, хотя и важно в этом случае объяснить ребенку, что в Причастие играть нельзя, что это всегда про настоящее, что оно игрушечным не бывает. Но все же я был очень рад, потому что увидел, что вся жизнь моего ребенка сформирована вокруг храма — даже его игры. Это очень важно и драгоценно для родителей.
Так и для Бога важно, когда мы стараемся познать Его, применить Евангелие к своей жизни, хоть поначалу это получается не всегда умело.
Плач, список грехов и самобичевание.
— Отец Игорь, а как быть, если человек приходит на исповедь и ничего не чувствует, скажем, не плачет от раскаяния — может, привычка сказывается, может, еще что-то? Но он готов перечислить: грешен в том, в этом…
— Откуда рождается список вот этих грехов, с которым человек приходит на исповедь? Он рождается из повседневной жизни. Очень часто исповедь — это уже финальная точка нашего покаяния. Ведь на самом деле покаяние тебя может настигнуть где угодно. Ты можешь вдруг заплакать о своем поступке, о своей мысли в любом месте: в общественном транспорте, дома, на работе. Совершенно не важно, где! Ты можешь сидеть за столом, обедать и вдруг тебе станет мучительно стыдно, что ты ешь первое, второе и компот, а только что прошел мимо человека, который просил подаяния. Является ли это грехом, что ты ешь вкусный обед, а кто-то не ест? Для кого-то — является. А кто-то этого не заметит!
Очень часто бывает, что ты приходишь на исповедь и можешь даже не плакать, потому что ты уже выплакал этот грех, Господь уже был свидетелем твоего покаяния. Но то, что этот грех тебе ненавистен, ты должен засвидетельствовать перед Крестом и Евангелием, в присутствии свидетеля — священника. Не стесняться сказать: «Я плохой». Причем, важно конкретно сказать, в чем тебя обличает совесть. Не просто «я плохой», «во всем грешен», а «я немилосердный, потому что прошел мимо человека и сделал вид, что его не заметил». Это очень важно! Когда человек приходит и просто говорит: «Я грешник, я плохой», — он не исповедовался ни в чем. Когда он приходит и говорит: «Я недостоин» — это свидетельство о его внутреннем состоянии. Но он снова не исповедовался ни в чем! Исповедь — это конкретика: я такой-то, я сякой-то — без оправдательного момента, без пояснений, почему я совершил этот грех, если этого не просит объяснить сам духовник или исповедующий священник. Просто констатируйте: я украл, я солгал, я соблудил. Именно такая исповедь, наверное, более угодна Богу, чем когда мы начинаем растекаться мыслью по древу нашей жизни и думаем, что подробности как-то помогут покаянию.
— Чем отличается настоящее покаяние от самобичевания или самоанализа? Ведь тут мы говорим одинаковые слова: я плохой, я сделал то-то и то-то.
— Когда ты смотришь в зеркало, плачешь и говоришь: «Какой я несчастный, какой я бедный, плохой», — это самолюбование своим покаянием. И вот это ужасно. А собственно покаяние — когда за твоими слезами стоит исправление, когда ты плачешь и просишь Бога: «Господи, избавь меня от греха. Избавь меня от гордости, от уныния. Избави меня, нет моих сил!» Потом проходит время, ты опять падаешь, опять начинаешь еще больше плакать, опять падаешь — и опять, и опять, и опять. Но это и есть покаяние, это и есть борьба. Преподобный Иоанн Печорский закапывал себя по пояс в землю, борясь с блудной страстью, недели так проводил, ненавидя свой грех. Там не было самолюбования. Там были поступки, он предпринимал какие-то решительные, радикальные действия, чтобы от страсти избавиться.
Господь не сразу дает избавление от какой-либо страсти. Ты должен немножечко приложить своих усилий, поплакать об этом. На самом деле выход есть всегда. Но мы не любим кардинальных решений, борьбы, нам хочется, чтоб было легко.
Иногда ради того чтобы победить страсть, приходится с кем-то попрощаться навсегда: с близкими друзьями, например, которые тебя толкают на грех. Иногда приходится просто отказаться от чего-то: от благополучия, от тишины в своей жизни. И это — настоящее покаяние. А ненастоящее покаяние — когда мы ничего не хотим менять и начинаем себя оправдывать: «Я же ничего сделать не могу. Вот, Господи, если бы Ты что-нибудь особенное сотворил, чтоб меня исправить: шел бы я, шел, а меня бы ударил гром — и я бы сразу забыл бы русский язык и выучил бы английский! Ударил гром — и обстоятельства моей жизни резко изменились, и я бы исправился».
— Как Вы относитесь к такой практике, когда человек выписывает на бумажку свои грехи и очень боится что-то забыть? Допустим, он исповедался, отошел, потом что-то вспомнил и побежал обратно к батюшке — это нормально?
— Бывают такие люди, которые к аналою прибегают по 3, по 4 раза за службу: «Ой, а я вспомнил еще, ой, я вспомнил еще это». Я считаю, что это не очень правильно.
Я пытаюсь в таких случаях утешить людей, подсказать, что в этом ничего страшного нет, жизнь не прошла, у вас еще есть время на покаяние. Само по себе то, что какие-то грехи забываются, это совершенно нормальная практика. Часто Господь до времени специально скрывает от тебя твой грех, а потом, при нужных обстоятельствах, вдруг тебе его показывает.
Не надо сомневаться в Господе, не надо относиться к исповеди как к какому-то бухгалтерскому отчету, где одну строку забыл, значит цифры не сойдутся. Господь все знает и промышляет о нас. Если мы не специально укрываем грех, не пытаемся его вытеснить из своего сознания, то не будем об этом переживать и мучиться совестью и тем более впадать в какие-то психические расстройства: «А вдруг я что-то забыл? Что же теперь будет?» Никакими своими поступками Царствие Небесное мы не заслужим. Мы можем войти в Царствие Небесное, только если Господь нас туда привлечет, а мы не будем сопротивляться.
Исповедь — это конкретика
— Читательница упомянула в письме, что чаще грешит в мыслях, мечтаниях. Можно или нужно ли исповедоваться в мыслях и движениях души, в помыслах?
— Мы знаем такую поговорку: диавол кроется в мелочах. На самом деле, если не обращать внимания на мелочи, мы можем проиграть в духовной жизни очень многое. Что такое мысли, что такое движения души? Это бывает от лукавого, когда он пытается нас совратить на какой-либо грех, представить его нам привлекательным. Если понять, кто за этими мыслями стоит, потом ты на них и обращать внимания не будешь. Если же принимать их, они могут укорениться, войти в тебя и постепенно ты отдалишься от Христа, не будешь иметь сопричастность Христу. Ты будешь иметь сопричастность только самому себе, каким-то своим мыслям и воззрениям. Поэтому на мысли свои надо обращать внимание, исповедовать их.
Но при этом исповедовать помыслы подробно нельзя. Это касается, кстати, и некоторых грехов. Допустим, если ты, вспоминая какие-то блудные свои падения, продолжаешь ими услаждаться, то нельзя исповедовать все подробно. Лучше просто одним словом назвать: я такой-то, сякой-то — и всё.
Исповедь помыслов — это монашеское делание, тонкое делание, связанное с максимальным углублением в духовную жизнь. Но иногда оно просто необходимо и для мирянина. Опять же, такие вещи надо обговаривать со своим духовником.
— Не могли бы Вы дать какой-то общий совет тем, кто давно в Церкви и привык к исповеди?
— За тех, кто привык к исповеди, я очень радуюсь: это очень хорошо, что люди привыкли давать отчет о своей жизни перед Богом и не мыслят себя без этого. Это не означает, что чем больше человек исповедуется, тем меньше у него становится грехов. Это значит, что у него становится больше сил их победить.
Честное, внимательное, конкретное отношение к себе, мне кажется, — самое правильное в исповеди. А еще надо радоваться. Радость — это не что иное, как внешнее проявление любви. Быть со Христом — это радость! Надо это осознать…
Я скажу еще одну, может быть, парадоксальную вещь. Я думаю, что дело покаяния — это, конечно, дело всей жизни, но это не самое главное, с чем мы должны столкнуться в Православии.
— А что самое главное?
— Самое главное — увидеть, почувствовать Христа. Самое главное — соединиться со Христом. Самое главное — узнать Христа. И жить во Христе и со Христом.
— Разве покаяние из этого не вытекает?
— Вы знаете, это одна из ступенек, одно из орудий достижения Христа. Но — не самое основное содержание нашей веры. Все-таки, главное — это жертвенность, благодарность и радость.
То есть, говоря об исповеди, я все-таки хочу напомнить о главном — о любви. Чтобы любовь была настоящей, чтобы любовь была с большой буквы, здесь важно дело покаяния, осознание своего недостоинства, своей немощи. Но это осознание не должно ввергать нас в уныние, наоборот, оно дарует надежду. По одной простой причине: оказывается, круче тебя и твоих человеческих сил может оказаться Христос! Вот это очень важно — вдруг увидеть и почувствовать. Подчас мы декларируем все это, но мало кто имеет настоящую надежду на Христа, настоящее доверие Ему.
Нет прокрустова ложа, через которое мог бы каждый пройти и получить такую печать: «Ты — Христов». На самом деле ты шагаешь по жизни и встречаешь Христа везде, и ты должен это понять. Кто-то встречает Христа в покаянии, кто-то — в трудах и молитвах, кто-то — в доброделании. Каждому дан свой дар от Бога, свой опыт соприкосновения с Богом. И здесь первично все-таки не желание, чтобы к каждой исповеди «было что сказать», не скрупулезно составленный список грехов, а то, ради чего ты это делаешь. Ради того, чтобы быть со Христом и быть Христовым! Вот это, мне кажется, самый главный момент в покаянии и во всей нашей христианской жизни.
Михайлова (Посашко) Валерия
ФОМА

НАЗАД (На предыдущую страницу)

Следующая молитва

Предыдущая молитва

Исповедание грехов повседневное

Исповедаю Тебе Господу Богу моему и Творцу, во Святей Троице Единому, славимому и покланяемому Отцу, и Сыну, и Святому Духу, вся моя грехи, яже содеях во вся дни живота моего, и на всякий час, и в настоящее время, и в прошедшия дни и нощи, делом, словом, помышлением, объядением, пиянством, тайноядением, празднословием, унынием, леностию, прекословием, непослушанием, оклеветанием, осуждением, небрежением, самолюбием, многостяжанием, хищением, неправдоглаголанием, скверноприбытчеством, мшелоимством, ревнованием, завистию, гневом, памятозлобием, ненавистию, лихоимством и всеми моими чувствы: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием, и прочими моими грехи, душевными вкупе и телесными, имиже Тебе Бога моего и Творца прогневах, и ближняго моего онеправдовах; о сих жалея, винна себе Тебе Богу моему представляю, и имею волю каятися; точию, Господи Боже мой, помози ми, со слезами смиренно молю Тя: прешедшая же согрешения моя милосердием Твоим прости ми, и разреши от всех сих, яже изглаголах пред Тобою, яко Благ и Человеколюбец.

Живота моего – жизни моей. Скверноприбытчеством – преступной наживой (прибылью). Мшелоимством – мздоимством, корыстолюбием (мшел – корысть). Лихоимством – жадностью, сребролюбием. В нашей традиции, закрепленной в катихизисе, утвердилось именование этим словом всяческого неправедного обирания ближних: взяток, вымогательства и т. д. Онеправдовах – я оклеветал; причинил всякое зло, неправду. Точию – только. От всех сих, яже изглаголах – от всего этого, что я высказал.

+ «Каждодневные дела наши надо ежечасно взвешивать, внимая им, а вечером необходимо облегчать бремя их покаянием, сколько сил есть, если желаем, с помощью Христовою, препобедить в себе зло. Надобно также смотреть, по Богу ли, пред лицеем ли Бога и для единого ли Бога совершаем мы все свои чувственные и видимые дела, чтобы по неразумию не быть окраденными при сем какими-либо недобрыми чувствами».

Преподобный Исихий Иерусалимский

Необходимость ежедневного покаяния в грехах, содеянных во всю жизнь, поясняют слова преподобного Антония Великого: «Говорите, что вы грешники, и оплакивайте все, в состоянии нерадения вами наделанное. За это благоволение Господа будет с вами и будет действовать в вас: ибо Он благ и отпускает грехи всех, обращающихся к Нему, кто бы они ни были, так что не помянет о них более. Однако же Он хочет, чтобы помилованные сами помнили о прощении грехов своих, доселе соделанных, чтобы, забыв о том, не допустить чего в поведении своем такого, из-за чего принуждены будут дать отчет и в тех грехах, которые уже были им прощены… Давид, получив отпущение грехов, не забывал о них и память о них передал потомству. Это сделано в память всем родам, из рода в род. Научу беззаконныя путем Твоим (Пс. 50, 15), говорит он, чтобы все грешники научились от примера его подобно ему каяться в грехах своих и, когда они будут прощены, не забывать о них, но всегда помнить. Подобное сказал Сам Бог через пророка Исаию: Аз есмь заглаждаяй грехи твоя, и не помяну. Ты же помни… (Ис. 43, 25-26). Таким образом, когда Господь отпускает нам грехи наши, мы должны не отпускать их себе сами, но всегда помнить о них, через возобновление раскаяния о них».

Тот же святой предупреждает: «Не обращай в уме твоем грехов, некогда совершенных тобою, чтоб они опять не возобновились. Будь уверен, что они прощены тебе в то время, как ты предал себя Богу и покаянию, и нимало в том не сомневайся».

Итак, сохраняя и постоянно возобновляя раскаяние в грехах нашей жизни, не забывая о них – мы не должны в то же время «обращать их в уме», заново переживать, прилепляться к ним памятью. В этом – одно из проявлений искусства «невидимой брани», срединного «царского» пути, каким должен идти христианин.

Молитва эта помогает рассмотрению дневных прегрешений и поддерживает память о совершенных ранее – во все дни жизни, Напомним, что искренне исповеданные в Таинстве Покаяния грехи полностью прощаются Господом, но это не означает, что мы должны забывать о них. Грехи остаются в памяти для смирения и сокрушения о содеянном.

«Должно внимать себе, не престала ли совесть наша обличать нас, не ради чистоты нашей, но как бы утомившись. Признак разрешения от грехов состоит в том, что человек всегда почитает себя должником перед Богом».

Преподобный Иоанн Лествичник

Как на исповеди в Таинстве Покаяния, так и на ежедневной исповеди Богу грехи свои надо исповедовать раздельно, сознательно. Поэтому остановимся на названных в молитве грехах и укажем, какие под ними могут подразумеваться дела, поступки, слова и мысли. При этом мы руководствуемся Православным катихизисом и наставлениями подвижников Православной Церкви.

Объядение, пиянство, тайноядение – грехи, связанные со страстью чревоугодия, входящей в восьмерку главных страстей. Тайноядение – употребление пищи тайком (из жадности, стыда или нежелания делиться, при нарушении поста, при употреблении недозволенной еды и т. д.). К грехам чревоугодия относятся также многоядение и гортанобесие – страсть к наслаждению вкусовыми ощущениями, то есть гурманство, так насаждаемое в наши дни. Употребление наркотиков и курение также относятся к области пьянства; если вы страдали или страдаете этими греховными пристрастиями, включите их в перечень грехов.

Празднословие. Напомним грозное слово Самого Господа: Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься (Мф. 12, 36-37).

А вот святоотеческий рецепт, как вести себя, если обстановка и разговоры в компании располагают к празднословию: «Если не имеешь особенной нужды остаться, то уйди; а когда будет надобность остаться, то обратись умом к молитве, не осуждая празднословящих, но познавая свою немощь».

Преподобный Иоанн Пророк

Расширяет понятия празднословия преподобный Ефрем Сирин: «А что такое праздное слово? Обещание веры, не исполненное на деле. Человек верует и исповедует Христа, но остается праздным, не делает того, что повелел Христос. И в другом случае бывает слово праздным – именно, когда человек исповедуется и не исправляется, когда говорит, что кается, и снова грешит. И худой отзыв о другом есть праздное слово, потому что пересказывает, что не было сделано и чего не видит».

Уныние. Этот грех нередко впрямую связан с празднословием:

«Уныние часто бывает одною из отраслей, одним из первых исчадий многословия… Уныние есть расслабление души, изнеможение ума… оболгатель Бога, будто Он немилосерд и нечеловеколюбив; в псалмопении оно слабо, в молитве немощно… в послушании лицемерно».

Преподобный Иоанн Лествичник

Леность, как видим, теснейшим образом связана со страстью уныния. Православный катихизис называет «леность по отношению к учению благочестия, молитве и общественному богослужению» в числе грехов против 1-й заповеди Закона Божия.

А вот святоотеческое наблюдение из монашеской жизни, действительное для мира: «Ленивые, когда видят, что им назначают тяжкие дела, тогда покушаются предпочитать им молитву; а если дела служения легки, то отбегают от молитвы как от огня».

Преподобный Иоанн Лествичник

Прекословие. «Связывай язык твой, неистово стремящийся на прекословия, и семьдесят крат седмерицею в день сражайся с сим мучителем», — учат святые отцы словами Иоанна Лествичника. «Кто в беседе упорно желает настоять на своем мнении, хотя бы оно было и справедливо, тот да знает, что он одержим диавольским недугом; и если он так поступает в беседе с равными, то может быть, обличение старших и исцелит его; если же обращается так с большими себя и мудрейшими, то этот недуг от людей не исцелим».

Непослушание. «Неповинующийся словом без сомнения не повинуется и делом, ибо кто в слове неверен, тот непреклонен и в деле», — так связывает непослушание с прекословием преподобный Иоанн Лествичник. В Церкви все строится на послушании; слушаться мы должны всех и каждого, кого Господь над нами поставил. Полное послушание в вопросах духовной жизни необходимо по отношению к духовному отцу, вообще к пастырям и духовным учителям: Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать ответ; чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас неполезно (Евр. 13, 17). Но полное и беспрекословное послушание (во всем, что не противоречит вере и Закону Божию: Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам – Деян. 5, 29) должна оказывать жена мужу, еще не создавшие своей семьи дети – родителям. О повиновении начальствующим говорит апостол Павел: Начальник есть Божий слуга, тебе на добро… И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести (Рим. 13, 4-5). Митрополит Антоний Сурожский рассказывает, что был призван в армию, уже дав монашеские обеты, но не приняв пострига. На вопрос, как же ему в армии осуществлять послушание, духовник ответил: «Очень просто: считай, что каждый, кто дает тебе приказ, говорит именем Божиим, и твори его не только внешне, но и всем твоим нутром; считай, что каждый больной, который потребует помощи, позовет – твой хозяин; служи ему, как купленный раб».

Оклеветание – прямое нарушение 9-й заповеди Закона Божия (Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего – Исх. 20, 16). Всякая клевета, любые пересуды и сплетни, любое несправедливое порицание – это оклеветание. Почти непременно приводит к оклеветанию осуждение ближнего, прямо запрещенное Господом: Не судите, да не судимы будете (Мф. 7, 1). Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же (Рим. 2, 1).

«Как огонь противен воде, так и кающемуся несродно судить. Если бы ты увидел кого-нибудь согрешающего даже при самом исходе души из тела, то и тогда не осуждай его, ибо суд Божий неизвестен людям. Некоторые явно впадали в великие согрешения, но большие добродетели совершали в тайне; и те, которые любили осмеивать их, обманулись, гоняясь за дымом и не видя солнца». «Опытом доказано, что за какие грехи, телесные или душевные, осудим ближнего, — в те сами впадаем».

Преподобный Иоанн Лествичник

Небрежение – небрежное исполнение возложенных на нас Богом обязанностей или и вовсе пренебрежение ими. Небрежение на работе, небрежение своими домашними и семейными обязанностями, небрежение молитвой…

Самолюбие авва Дорофей называет корнем всех страстей, а преподобный Ефрем Сирин – матерь всего худого.

«Самолюбие есть страстное безрассудное любление тела. Противоположны ему любовь и воздержание. Очевидно, что имеющий самолюбие имеет все страсти».

Святой Максим Исповедник

Многостяжание. Любостяжание… есть идолослужение, — говорит апостол Павел (Кол. 3,5). В другом послании он пишет: Корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям (Тим. 6, 10). Многостяжание – это страсть сребролюбия, входящая в восьмерку главных страстей, в действии: любое накопительство, пристрастие к различным предметам, скупость и, наоборот, расточительность.

«Любящий земное более небесного лишится и небесного и земного».

Авва Евгений (Скитский патерик)

«Многостяжательный опутан попечениями и как пес привязан цепью».

Преподобный Нил Синайский

Многостяжание – это ненадеяние на Бога. И так не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6, 31-33).

«Почему не свергаем с себя всякой бесполезной заботы и не облегчаем себя от бремени земных вещей? Не знаете разве что дверь узка и тесна и что любостяжательный не может войти в нее? Будем искать лишь того, что удовлетворяет потребности; ибо излишнее только развлекает, а пользы не приносит».

Преподобный Ефрем Сирин

Хищение. В это понятие входит не только всякая кража, но и всякое пользование тем, что «плохо лежит»: например, «зачитать книгу в библиотеке или у друзей. Особо тяжелый вид хищения – святотатство – «присвоение того, что посвящено Богу и что принадлежит Церкви» (см. «Православный катихизис»), то есть не только прямая кража священных предметов, но и: взять, не испросив благословения священника, пожертвованное на канон или принесенное в храм благотворителями для раздачи, и т. д.

Неправдоглоголание – любая ложь словом. Мерзость пред Господом – уста лживые, а говорящие истину благоугодны Ему (Притч. 12, 22). Посему, отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены друг другу (Еф. 4, 25).

Надо помнить, что нет «невинной» лжи, всякая ложь не от Бога. «Ложь, при которой нет намерения вредить ближнему, непозволительна, потому что она не согласна с любовью и уважением к ближнему и не достойна человека, и особенно христианина, созданного для истины и любви», — говорит святитель Филарет в своем «Православном катихизисе».

Скверноприбытчество – получение прибыли, прибытка скверным, неправедным путем. Понятие может включать в себя всякий обвес, обмер, обман, но также и любой заработок, приносящий людям зло, — например, основанный на удовлетворении или разжигании греховных страстей. Подделка любых документов и использование поддельных документов (например, проездных билетов), покупка по дешевке краденого – тоже скверноприбытчество. Сюда же относится и тунеядство, «когда получают жалование за должность или плату за дело, но должности и дела не исполняют и, таким образом, крадут и жалование или плату, и пользу, которую могли бы трудом принести обществу или тому, для кого следовало работать» (см. «Православный катихизис»).

Мшелоимство – корыстолюбие, взимание мшела – корысти. Сюда относятся все виды вымогательства и взяточничество. И, раз уж этот грех внесен в молитву-покаяние для всех православных христиан, следует внимательно рассмотреть свою жизнь и обнаружить его проявления в ней.

Ревнование – ревность всех родов.

Зависть. «Кто завидует ближнему, тот восстает против Бога – раздаятеля даров».

Святитель Иоанн Златоуст

«Кто уязвляется завистью и соперничеством, тот жалок, потому что он соучастник диавола, завистию которого вошла в мир смерть (Прем. 2, 24)… зависть и соперничество – страшная отрава: от них рождается оклеветание, ненависть и убийство».

Преподобный Ефрем Сирин

Гнев – одна из восьми главных страстей.

«От какой бы причины ни возгоралось движения гнева, оно ослепляет очи сердца и, налагая покров на остроту мысленного зрения, не дает видеть Солнца правды. Все равно, золотой ли лист, или свинцовый, или из другого какого металла наложен будет на глаза – ценность металлов не делает разницы в ослеплении».

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

«Как с появлением света удаляется тьма, так от благоухания смирения исчезает всякое огорчение и гнев».

Преподобный Иоанн Лествичник

Памятозлобие «есть последний предел гнева, хранение в памяти грехов против нас ближнего, отвращение образа оправдания (Богом определенного: »прости и прощено будет» – ср.: Лк. 6, 37), сгубление всех прежних добродетелей, яд душегубный, грызущий сердце червь, стыд молиться (как скажешь: »остави, якоже и мы…»?), вонзенный в душу гвоздь, непрестанный грех, неусыпное беззаконие, ежечасное зло».

Преподобный Иоанн Лествичник

«Как дым от тлеющей соломы ест глаза, так и памятозлобие – ум во время молитвы».

Преподобный Нил Синайский

«Если злопамятствуешь на кого, молись о нем; и, молитвою отделяя печаль от воспоминания о зле, какое он причинил тебе, остановишь движение страсти; став же дружелюбным и человеколюбивым, совершенно изгонишь страсть из души».

Святой Максим Исповедник

«Укротивший гнев пресек зарождение и памятозлобия; ибо чадородие бывает только от живого отца».

Преподобный Иоанн Лествичник

Ненависть. Кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза (Ин. 2, 11). Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающий (1 Ин. 3, 15). Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1 Ин. 4, 20).

Лихоимство – «когда под видом некоторого права, а на самом деле с нарушением справедливости и человеколюбия, обращают в свою пользу чужую собственность или чужой труд, или даже самые бедствия ближних, например, когда заимодавцы обременяют должников ростом (процентами займа), когда владельцы изнуряют зависящих от них излишними налогами или работой, если во время голода продают хлеб по слишком высокой цене» (см. «Православный катихизис»). В широком смысле слово лихоимство означает вообще любостяжание, жадность (страсть сребролюбия); в этом значении слово употребляется в Новом Завете (Рим. 1, 29; 2 Кор. 9, 5; Еф. 4, 19 и 5, 3; Кол. 3, 5).

Тяжкие согрешения, соделанные в течение жизни, из числа таких, которые прямо не названы в этой молитве, следует включить в нее, а не «подводить» под один из пунктов (например, богохульство, ропот на Бога, или попытка самоубийства, или убийство нерожденных детей – аборт, и т. д.). В частности, в этом перечне нет грехов, относящихся к страсти блуда (а среди них такие, как прелюбодейство и всякое внебрачное сожительство, и все нарушения чистоты и целомудрия), и к страсти гордости, которая по праву считается ужаснейшей из страстей.

Исповедаю Тебе, Господу Богу моему и Творцу, во Святой Троице единому, прославляемому и поклоняемому Отцу, и Сыну, и Святому Духу, все мои грехи, совершённые во все дни жизни моей, и во всякий час, и в настоящее время, и в прошедшие дни и ночи — делом, словом, помышлением, объедением, пьянством, нарушением поста, празднословием, унынием, леностью, пререканием, непослушанием, клеветой, равнодушием, осуждением, эгоистичным себялюбием, жадностью, хищением, ложью, осквернением, корыстолюбием, ревностью, завистью, гневом, злопамятством, ненавистью, алчностью, любостяжанием и всеми моими чувствами: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием, — и другие мои грехи душевные и телесные, которыми Тебя, Бога моего и Творца, прогневал и ближнего моего обидел. Раскаиваюсь в них, виновным предстою пред Тобою, Богом моим, и хочу покаяться. Но только, Господи Боже мой, со слезами смиренно прошу Тебя: помоги мне. Прошлые же мои грехи милосердием Твоим прости мне и освободи от всего, что я высказал пред Тобою, ибо Ты благ и человеколюбив.

Даже самое маленькое пятнышко на белоснежном листе бумаги будет заметно невооруженным глазом. Точно так же происходит и с нашей душой. Любое, даже самое незначительное, с нашей точки зрения, «нарушение» остается на ней, пока не будет омыто слезами покаяния. И чем больше таких пятнышек собирается, тем темнее становится душа, воспринятая от колыбели Крещения чистой и непорочной.

В одной известной притче говорится о монахе, которому лукавый предложил на выбор три греха: блуд, убийство и пьянство. Если инок добровольно согласится совершить один из них, то диавол не будет его больше никогда искушать. Монах принял это условие, но перед тем как выбрать грех, который совершит, попытался оценить вред каждого из них, чтобы выбрать наименьшее зло.

Монах подумал про себя так:

– Человека убить — страшно, ибо это есть и само по себе большое зло, и заслуживает смертной казни как по Божьему суду, так и по гражданскому.

– Совершить блуд, стыд, погубить хранимую до того чистоту тела — жаль, и гнусно оскверниться не познавшему еще этой скверны.

– Упиться же один раз, кажется, небольшой грех, ибо человек скоро протрезвляется сном. Итак, пойду я, упьюсь, чтобы бес больше не угнетал меня, и мирно я буду жить в пустыне.

И вот, взяв свое рукоделие, он пошел в город и, продав его, вошел в корчму и упился.

По сатанинскому действию случилось ему беседовать с некоей бесстыдной и прелюбодейной женщиной. Будучи прельщен, он пал с нею. Когда он совершал с ней грех, пришел муж той женщины и, застав грешащего с женой, начал его бить, а он, оправившись, начал драться с тем мужем и, одолев его, убил.

Таким образом, пустынник совершил все три греха: блуд и убийство, начав с пьянства. Каких грехов он трезвый боялся и гнушался, те он смело совершил пьяный и через это погубил свои многолетние труды.

В духовной жизни нет мелочей. Каждый наш поступок, каждый наш помысел, влекут за собой того или иного рода последствия. Каждое утро, когда мы встаем с постели, мы вступаем на поле невидимой брани, в которой против нас используются наши же слабости. Начиная с утренней молитвы, очень часто сводящейся к рассеянному вычитыванию молитвенного правила, и на протяжении всего дня, проводимого так же рассеянно и невнимательно, мы раз за разом совершаем одни и те же ошибки. Недобрый взгляд на случайно задевшего нас в транспорте человека, грубое слово, невольно сорвавшееся в этот момент с нашего языка – всё это и многое другое мы подчас даже и не замечаем, так как всё это давно уже стало нормой жизни.

Жил–был голубь, который постоянно менял гнезда. Ему был невыносим неприятный, острый запах, исходивший от этих гнезд. Как–то он горько пожаловался на это старому, опытному голубю.

Тот всё выслушал и сказал: «Обрати внимание: оттого, что ты постоянно перелетаешь из гнезда в гнездо, ничего не меняется: запах, который тебе так мешает, идёт не от гнезд, а от тебя самого».

«Молитва должна служить нам ежевечерним напоминанием о том, что нам не удалось изменить в себе минувшим днём»

В вечернем правиле есть молитва повседневного исповедания грехов. В ней перечисляются те грехи, которые мы совершаем постоянно. Так длится изо дня в день, из года в год. Является ли это оправданием для наших поступков? Думаю, что нет. Данная молитва скорее должна служить нам ежевечерним напоминанием о том, что нам не удалось изменить в себе минувшим днём.

Внимательная молитва не может не сопровождаться сердечным сокрушением о каждом грехе, упомянутом в ней. Только такое рассудительное отношение к себе, а не попытки самооправдаться, могут позволить нам потихонечку, шаг за шагом, сократить свой личный список «малозначимых проступков». В этой статье я хотел бы остановиться лишь на некоторых из них, так прочно укоренившихся в нашем сознании.

Рассеянная молитва

Один монах, побеждаемый рассеянной молитвой, с горечью произнес:

– Господи, если Ты повсюду, то как так получается, что я постоянно оказываюсь еще где–то?

Говорят, что нерассеянная молитва – удел святых. Означает ли это, что мы, приступая к общению с Богом, не должны стараться делать это со вниманием и благоговением? Только постоянное упражнение в молитвенном делании может дать навык к сосредоточенной молитве, отражающей в нашем отношении к ней наше реальное духовное состояние. Ведь, как правило, рассеянная молитва является признаком рассеянной жизни, в которой нет точно намеченных задач и ориентиров.

Встал человек на вечернее правило. Начал читать молитвы, но так как за день устал, то сел на стул. Молитва всё равно не шла. Неожиданно раздался звонок в дверь – это сосед, вернулся с рыбалки. Стояли они и часа два беседовали о том, на что тот ловил и как у него клевало.

Когда разговор закончили, человек опять вернулся к молитве. Сначала он читал правило стоя, а потом – снова сидя. Сил–то ведь стоять на молитве у него опять не было!

«Если мы просим у Бога смирения, то значит, просим и возникновения тех ситуаций, в которых нам представится возможность проявить его»

Господь призывает нас постоянно молиться. Сделать это в мирской жизни сложно, но можно. Ведь молитва не ограничивается только установленным Церковью правилом. Она может выражаться не только определенными правильными словами и прошениями, но и их ежеминутным воплощением в жизнь. Добиться такой молитвы, проявляемой в конкретных делах, можно тщательно наблюдая за собой. Если мы просим в молитве у Бога смирения, то значит, просим и возникновения тех ситуаций, в которых нам представится возможность проявить его.

Некий человек спросил монаха:

– Кто тебя научил молиться?

Тот ответил:

– Бесы.

– Как бесы?!..

– Да так! Они меня бороли разными помыслами, а я от них отбивался молитвой.

Жестокосердие

Признать себя жестокосердным человеком тяжело.

– Как так, я работаю с утра до ночи ради своей семьи, помогаю друзьям, подаю милостыню. Разве у меня грубое и черствое сердце? Примерно так я рассуждаю, когда произношу в молитве этот грех. Но, когда начинаю копать глубже, то вспоминаю, что не помог женщине с коляской сесть в троллейбус, не помог старушке, идущей с базара, донести до остановки ее сумки. Таких простых ситуаций возникает множество, и они могут быть связаны не только с оказанием банальной физической или материальной помощи, а обычного доброго слова, согревающей душу улыбки.

Как часто нам приходится роптать на несправедливость, господствующую в этом мире, и как мало нужно порой, чтобы ее стало хоть чуть-чуть меньше.

На улице зимой человек увидел раздетого и голодного ребенка.

Человек разозлился и с негодованием обратился к Богу:

– Почему ты позволяешь это? Почему Ты ничего не делаешь для этого несчастного малыша?

В ответ он услышал:

– Я кое–что предпринял: Я послал ему тебя…

У архимандрита Иоанна (Крестьянкина) есть «Слово о малом доброделании». В нем идет речь о важности именно таких «малых» хороших поступков. «Окружайте, люди, себя, опоясывайтесь малыми делами добра – цепью малых, простых, легких, ничего вам не стоящих добрых чувств, мыслей, слов и дел. Оставим большое и трудное, оно для тех, кто любит его, а для нас, еще не полюбивших большого, Господь милостью Своею приготовил, разлил всюду, как воду и воздух, малую любовь».

Менять мир необходимо с себя. Если нет в нас пока еще любви к ближнему, мы можем делать дела этой самой любви, а не задавать риторические вопросы о происхождении зла и несправедливости.

– Господи! Ну почему так много лжи, насилия, войн, смертей, разврата?! – спросили люди Бога.

– Вам не нравится всё это?

– Конечно, нет!!!

Бог ответил:

– Тогда не делайте этого!

Осуждение

Однажды послушник спросил авву Дорофея, как не впасть в осуждение. В ответ он услышал:

– Если ты скажешь «мой брат солгал» – ты скажешь правду. Но если ты скажешь «мой брат лжец» – ты осудил его.

Чтобы почувствовать ту грань, которая отделяет рассуждение о грехе от осуждения, нужно обладать духовным опытом и духовным ведением. Мы, живя в миру, вряд ли можем считать себя достигшими подобного состояния. Осудить ближнего, даже не заметив того, бывает слишком просто. Причем нам для этого не надо какой-то серьезной причины – был бы человек, а повод найдется.

Одна семейная пара переехала жить в новую квартиру.

Утром, едва проснувшись, жена выглянула в окно и увидела соседку, которая развешивала на просушку выстиранное бельё.

— Посмотри, какое грязное у неё бельё, — сказала она своему мужу.

Но тот читал газету и не обратил на это никакого внимания.

— Наверное, у неё плохое мыло, или она совсем не умеет стирать. Надо бы её поучить.

И так всякий раз, когда соседка развешивала бельё, жена удивлялась тому, какое оно грязное.

В одно прекрасное утро, посмотрев в окно, она вскрикнула:

— О, неужели! Сегодня бельё чистое! Наверное, научилась стирать!

— Да нет, – сказал муж, – просто я сегодня встал пораньше и вымыл окно.

Заметить грязь в окне собственной души бывает намного тяжелее, но это самое верное средство не впасть в грех осуждения. Научиться видеть в каждом человеке лучик света, а не беспросветную тьму – очень важно. Важно в первую очередь для нас самих.

– Отец, почему ты печален? – спросил ученик у старца.

– Люди разучились видеть истину. Трижды я показывал трем из вас белую одежду с грязным пятном. И спрашивал: что вы видите? Грязное пятно, – говорил каждый из вас. И ни один не догадался ответить: белую ткань.

Многословие

Многословие, пустословие, сквернословие – всё это разные стороны одного греха, связанного с неумением (нежеланием) обуздать свой язык. Данный грех присущ нам всем. Даже когда мы молчим, мысленно порой мы произносим такие речи и употребляем такие словообороты, что диву даешься. О том, что молчание – золото, знаем мы все. Но как трудно сдержаться, когда рядом с тобой что-то или кого-то обсуждают.

Слово – очень опасный инструмент, способный не только ободрить и придать сил, но также ранить или разрушить чужую жизнь. Избежать бесполезного многословия можно только при внимательном и бережном отношении ко всему произносимому, неразрывно связывая его с душеполезной рассудительностью.

Один человек спросил Сократа:

– Знаешь, что мне сказал о тебе твой друг?

– Постой, – остановил его Сократ. – Перед тем как сказать мне что–то, просей свои слова через три сита. Первое сито – сито правды. Ты уверен, что то, что ты слышал, правда?

– Нет, я просто слышал это.

– Второе сито – сито доброты. Ты хочешь сказать мне о моем друге что–то хорошее?

– Нет, напротив.

– Третье сито – сито пользы. Мне действительно полезно услышать то, что ты хочешь мне сказать?

– Думаю, что нет.

– Значит, в том, что ты хочешь мне сказать, нет ни правды, ни доброты, ни пользы? Зачем тогда это говорить?

Перечень таких грехов, непроизвольно совершаемых нами, достаточно велик. Он включает в себя не только рассеянность, жестокосердие, пустословие, праздность, непослушание, ревность, объедение, злопамятство, но и такие малопонятные, как мшелоимство, скверноприбытчество и любостяжание.

Мшелоимство

Мшелоимство означает страсть к вещам. В одном из монашеских уставов говорится о том, что иноки не должны иметь у себя в келье никаких лишних вещей, так как эта страсть является разновидностью сребролюбия. В наши дни этот грех особо ярко проявляется в таком явлении, как шопоголизм.

Господь, обращаясь к Своим ученикам, сказал: «У кого две одежды, тот дай неимущему, и у кого есть пища, делай то же» (Лк. 3, 11). Вещи сами по себе не являются чем-то греховным, греховной является страстное отношение к ним.

Однажды воры сказали некоему старцу:

— Мы пришли забрать всё, что находится в твоей келье.

Тот ответил:

— Дети мои, берите всё, что пожелаете.

Тогда они взяли в келье всё, что можно, кроме спрятанного мешочка, и ушли. Но старец побежал за ними, крича:

— Дети мои, вы забыли мешочек, возьмите его!

Скверноприбытчество

Скверноприбытчество также связано со страстью обогащения, совершаемого неправедным путем. Сребролюбие – болезнь, ищущая для своего удовлетворения любые способы, включая использование служебного положения, авторитета, родственных и дружеских связей.

Пришёл однажды в монастырь один очень влиятельный человек. Он принёс с собой много золота и попросил настоятеля раздать золото братьям.

Настоятель ему ответил:

— Братья не нуждаются в этом.

Но поскольку принёсший был очень важной особой и убедительно просил об исполнении его желания, то пресвитер предложил ему поставить ящик с золотыми монетами при входе в церковь, а братьям сказал, что тот, кому они нужны, пусть возьмёт деньги из ящика. Однако никто из братьев не только не прикоснулся к монетам, но даже не взглянул на них.

Тогда старец сказал вельможе:

— Бог принял твоё приношение — поди, раздай золото нищим.

Любостяжание

Любостяжание выражается в страстном попечении о приобретении имущества, превышающего требуемую для жизни меру. Апостол Павел причисляет этот грех к идолослужению: «… никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога» (Кол. 3, 5).

Иисус, проповедуя народу, сказал: «Смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения. И сказал им притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле, и он рассуждал сам с собою: «Что мне делать? Некуда мне собрать плодов моих». И сказал: «Вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое, и скажу душе моей: Душа! Много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись!» Но Бог сказал ему: «Безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?» Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет» (Лк. 12, 15-21).

Господь не ждет от нас каких-то невероятных подвигов, связанных с восхождением на крест или преданием себя за веру на пытки и смерть. Всё, что от нас требуется, – это внимательное отношение к своей жизни и к тем мелочам, из которых складывается наше христианское устроение. Именно эта повседневная работа над собой, проявляющаяся в каждом конкретном поступке, является залогом нашего духовного роста, залогом нашего спасения.

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)52[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *