Студенчество – самая запоминающаяся пора! Новый этап в жизни, новые открытия, новые эмоции! Отмечая День знаний, Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения вновь открыл свои двери для родных студентов и тепло встретил первокурсников. Бывшие абитуриенты окунулись в творческую атмосферу вуза, познакомились с наставниками и преподавателями, а также принесли торжественную клятву посвящения в студенты

Стартовал учебный год. Для нашего Института это новая сто первая страница истории. Весь день в киноконцертном зале на Бухарестской 22 царила праздничная атмосфера. В фойе ККЗ студенты и сотрудники подготовили для первокурсников небольшую презентацию действующих вузовских проектов и объединений. Танцевальные команды, вокал, литература, фотография, монтаж – это и многое другое является неотъемлемой частью студенческой жизни в СПбГИКиТ! Здесь каждый может найти то, что ему по душе.

Праздник посвящения в первокурсники открыл доктор экономических наук, ректор СПбГИКиТ, профессор Александр Дмитриевич Евменов:

– Сегодня вы отмечаете одно из самых радостных событий в своей жизни, потому что вы поступили в самый лучший институт России! Пройдет несколько лет, и вы будете определять информационную политику, снимать лучшие фильмы и пойдете по стопам выпускников нашего института, которые благодаря своим картинам стали востребованными в киноотрасли и на телевидении. Самое главное, чтобы вы обрели друзей, помощников, сподвижников в стенах нашего Института. Надеюсь, спустя 5 лет вы будете гордо носить имя выпускника Санкт-Петербургского государственного института кино и телевидения, поздравляю!

Александр Дмитриевич также зачитал поздравительную телеграмму министра культуры Владимира Ростиславовича Мединского, который пожелал студентам и сотрудникам реализации творческих замыслов, крепкого здоровья, счастья и вдохновения!

Так же в адрес института поступило поздравление с Днем знаний от заместителя председателя Комитета Государственной Думы по контролю и Регламенту Михаила Валентиновича Романова

Развлекательная программа была построена в стиле телевизионной новостной передачи. Официальные поздравления, творческие номера, все это очень гармонично сочеталось с видеоконтентом, который рассказал первокурсникам о знаменательных событиях прошлого юбилейного года и анонсировал традиционные вузовские события и фестивали.

Присоединились к поздравлениям заместитель председателя комитета по науке и высшей школе Санкт-Петербурга Анна Олеговна Степанова и заместитель главы администрации Фрунзенского района Юлия Геннадьевна Фролова и Председатель попечительского совета Института, Генеральный продюсер компании «Гамма продакшн» – Виктор Михайлович Будилов.

Заместитель председателя комитета по Молодежной Политике и взаимодействию с общественными организациями Санкт Петербурга Низами Адилханович Мамишев передал поздравления от председателя Комитета Юлии Сергеевны Аблец и выразил надежду, что новое поколение поможет городу выйти на новый уровень развития:

– Желаю, чтобы ваш талант всегда рос и всегда давал созидательные плоды. Желаю, чтобы вы развивались и развивали наш город. Для этого сегодня есть все условия, возможности. Хочу поблагодарить руководство вуза и преподавателей за ваш труд. Спасибо!

Студенты вуза не меньше преподавателей и сотрудников готовились и ждали первокурсников. Танцевальные коллективы, номинанты и лауреаты межвузовских и городских конкурсов, а также инди-группа «Хозяйственное мыло», выступали перед ребятами, на собственном примере показывая, что СПбГИКиТ – это не только лекции, аудитории и сессии, но место где юноши и девушки занимаются творчеством, создают что-то свое.

Поздравил студентов советский и российский сценарист, режиссер, актер, народный артист РФ Виктор Иванович Мережко:

– Добро пожаловать в нашу дружную семью! Будьте открыты и участливы и вместе с вами мы с вернем горы! Не забывайте, что кино – это сотворчество группы людей. Поэтому с первых дней обучения будьте сопричастны. Творите! В добрый путь! Желаю вам вдохновения и побед!

Уникальное поздравление подготовили доценты кафедры актерского мастерства Александр Васильевич Цыбульский и Владимир Иванович Глазков. Теплые пожелания со сцены ККЗ прозвучали также от Заслуженного артиста Российской Федерации, российского актёра театра и кино, кинорежиссёра, продюсера Александра Тютрюмова, Заслуженного артиста театра и кино Сергея Кошонина и артиста театра и кино Сергея Горобченко.

Профессорско-преподавательский состав, члены попечительского совета, заведующие кафедрами, добрые друзья Института желали юным студентам удачи и успехов.

Декан факультета телевидения дизайна и фотографии Петр Петрович Иванцов присоединился к поздравлениям и подчеркнул, что впереди ребят ждет много интересного:

– Вам выпала особая честь, вы становитесь студентами Санкт-петербургского государственного института кино и телевидения, старейшего киновуза нашей страны с вековой историей и традициями. Здесь особая атмосфера, интеллектуальная, творческая, где формируются не только мысли, но и целый образ жизни. Впереди очень трудная, но увлекательная жизнь, ни пуха, ни пера!

– Вам предстоит долгий путь. – отметил декан факультета экранных искусств Павел Вячеславович Данилов. – Хотел бы вам посоветовать запомнить золотые слова моих предшественников: «Любите искусство в себе, а не себя в искусстве». Живите, любите, снимайте кино.

Продолжился праздник торжественной клятвой, массовым фотографированием, просмотром лучших студенческих видеоработ и закончился вручением долгожданных студенческих билетов!

Своими впечатлениями от праздника поделилась студентка первого курса, направления «Телевидение» Вероника Кожевникова:

– Честно говоря, я чувствую себя самым счастливым человеком в галактике! Более четырех лет я мечтала поступить на факультет Телевидения, и моя мечта сбылась! Я даже не могла представить себе, что праздник в честь начала нового цикла жизни будет таким потрясающим и эмоциональным. От чистого сердца хочется сказать спасибо организаторам за то, что приложили колоссальные усилия, чтобы устроить для нас этот праздник. С первого дня я действительно чувствую себя в Институте, как дома, в кругу семьи! Моя первая важная цель достигнута. Теперь передо мной раскрыт целый горизонт возможностей! Спасибо, СПБГИКиТ!

11.10.2016 20:58

В рубрике «7 вопросов» мы будем обсуждать важные феномены, тренды и волнующие многих вопросы с экспертом в этой области. На этот раз мы решили узнать, что такое посвят и с чем его едят. На вопросы об этом важном дне в жизни студента ответил организатор посвящения политологов, студент НИУ ВШЭ Иван Александров

  1. Кто занимается организацией посвята?

Как правило, посвятом занимается второй курс, хотя это могут делать и инициативные ребята постарше. Иногда это может быть уже сформировавшаяся группа, уже работавшая над другим мероприятием, как было, например, на политологии. Все же лучшее решение − объявлять общий сбор и принимать всех людей, которые готовы помочь.

  1. Как проходит посвящение в студенты НИУ ВШЭ?

Есть два понимания, что такое посвят. Первое – это посвят как просто алкогольная тусовка, клуб своего рода. В другом же, он понимается как нечто очень интимное, как собственно посвящение, момент передачи опыта, как мероприятие, связанное с тимбилдингом.

Организаторы пытаются угнаться за двумя зайцами одновременно, сочетая безалкогольные квесты, направленные на тематику специфики факультета, с алкогольной программой, тоже определенным образом завязанной на сфере интересов студентов.

Дальше − увеселительная программа: танцпол, чилл-зона для более спокойного отдыха, даже версус на некоторых программах (у первокурсников был запрос, который был учтен). В итоге весь посвят максимально подчинен определенной логике, связан общей канвой.

  1. Что надеть?

Погода осенью не балует: будет довольно холодно. Естественно, организаторы адаптировали программу, чтобы она была максимально теплой, и основная масса квестов будет проводиться в помещении. Оптимальной при таком раскладе будет одежда луковичного типа: много слоев.

Надевать шпильки и вечернее платье не очень разумно, ведь если вы решите тусоваться на улице, вы замерзнете.

В то же время, если в помещении будет жарко, то должен быть запас, чтобы снять что-то. Также, собираясь на посвят, нужно учитывать, что это очень непредсказуемая штука, стоит брать одежду, которую не жалко испачкать: всякое может случиться! Советуем не одеваться парадным образом, подойти к выбору наряда более практично.

  1. Что стоит взять с собой?

Если у вас, допустим, пищевая аллергия, то однозначно стоит взять с собой таблетки. Но ничего другого особенно не приходит на ум. Проще сказать, чего брать точно не стоит: колюще-режущие предметы (можно травмироваться самому или допустить их попадание не в те руки) и дорогую технику (будет много людей, и даже если потерянная вещь найдется потом, во время ее отсутствия вы потратите много нервов).

  1. Есть ли мне смысл идти, если я не пью?

Это принципиальная позиция организаторов. Было уже много скандалов с посвятами в последнее время: МАДИ, Кемеровский государственный университет. У многих сложилось впечатление, что посвят – это какая-то алкогольная тусовка, откуда можно живому не вернуться. Поэтому особенно важно подчеркнуть, что интересно будет даже непьющим.

  1. Можно ли праздновать не со своим факультетом?

Тут есть две позиции. Первая говорит о том, что посвят – это священнодействие своего рода, на котором могут быть только студенты одной образовательной программы. Другой подход заключается в том, что, хотя тусовка и рассчитана на определенное направление, туда могут приезжать друзья и партнеры первокурсников, организаторов. И тот, и другой подход по-своему верен. Решение этой проблемы, конечно, во многом зависит от факультета.

Так, например, в прошлом году на посвят филологов активно звали мальчиков с других направлений за недостатком своего мужского населения.

  1. Можно ли прийти только на какую-то одну часть посвящения?

Из соображений того же тимбилдинга, очень советуем приезжать на квесты в первую очередь. Потому что это то, о чем первокурсники впоследствии будут вспоминать. В хорошем смысле или плохом, но это элемент общей памяти, общие точки, когда люди еще все между собой общаются, не распределившись на компании. Этот момент очень важен для формирования студенческого сообщества.

    • Дарья Логинопуло Автор Рубрика: Мнения Метки: 7 вопросов

      УДК 882

      ББК 83.3 (2Рос = Рус) 6

      Е. И. Голованова

      г. Челябинск, Россия

      Личностное начало в современном научном дискурсе (на примере текста посвящения к книге)

      В статье рассматриваются особенности проявления личностного начала в современном научном дискурсе на примере текста посвящения к научной книге. Выявляются функциональные, содержательные и структурные характеристики текста посвящения, производится типология данных текстов на различных основаниях. Особое внимание уделяется проблеме актуализации в посвящении аксиологических и культурных смыслов, значимых для автора.

      Ключевые слова: научный дискурс, текст, посвящение, личностное начало, автор.

      E. I. Golovanova

      Chelyabinsk, Russia

      Identity Principle in Modern Scientific Discourse (by the Example of the Text of Dedication to Book)

      Keywords: scientific discourse, text, dedication, personality principle, author.

      Характерной особенностью современного этапа развития культуры является усиление личностного начала во всех сферах деятельности человека. Личность, её потребности, ценности, интересы, особенности сознания становятся сегодня важнейшим фактором при анализе речемыслительной деятельности в лингвистических исследованиях. В рамках настоящей статьи особый интерес представляет такая составляющая современного научного дискурса, тесно связанная с выражением личностного начала, как посвящение.

      В «Словаре русского языка» под редакцией А. П. Евгеньевой слово «посвящение» толкуется как: 1) действие по глаголу посвятить; 2) надпись в начале произведения или вступительная часть произведения, указывающая, кому посвящено это произведение автором . Судя по иллюстративному материалу ко второму значению, речь идёт прежде всего о художественном дискурсе, ср.: Посвящение в стихах. Посвящение этой повести особенно дышит кокою-то неотразимою прелестью теплого и грустного чувства. Белинский, Мозаисты, соч. Ж. Занда; Когда был отпечатан первый том сочинений Добролюбова, … я с изумлением увидела, что издание посвящено

      мне. Панаева, Воспоминания . Для нас важно, что посвящение интерпретируется авторами словаря как текст (а точнее, субтекст или микротекст), выполняющий особые функции и имеющий стандартное расположение внутри большего по объёму сложного текстового целого.

      Семантика глагола «посвятить» помогает прояснить фоновые знания, связанные с данным словом. Первое значение в указанном выше словаре «осведомить о чем-то тайном, не всем известном, сделать причастным к чему-л.», хотя и не связано, на первый взгляд, с посвящением напрямую, раскрывает его суть. Посвящение делает явным неявное, скрытое от непосредственного наблюдения или понимания. Второе значение глагола — «предназначить для какой-л. деятельности, занятия и т. п.» -подчёркивает глубоко осознанный, целенаправленный характер посвящения, его связь с образованием смысла (ср. значение, приведённое далее: «наполнить содер-

      жанием, непосредственно относящимся к кому-, чему-л.»). И, наконец, словарное толкование прямо указывает на назначение посвящения: «предназначить кому-л. своё произведение как дань своего уважения, почитания, любви и т. п., обычно сде-

      © Голованова Е. И., 2011

      В лингвистической литературе посвящение никогда не становилось предметом отдельного рассмотрения, мало внимания уделено данному текстовому образованию и в литературоведении (в специальных словарях мы встретили лишь два случая выделения понятия «посвящение» в отдельную статью . Между тем, именно наличие и характер посвящений, на наш взгляд, принципиально отличают современные издания монографий, учебников и словарей от издававшихся ранее. Посвящения в научном дискурсе уже не воспринимаются в настоящее время как единичное явление, они получили широкое распространение и предоставляют автору (авторам) уникальные возможности для выражения собственной позиции и проявления индивидуальности. Если ранее авторы монографий и учебников преимущественно стремились к выражению модальности объективности, «истинности» транслируемого научного знания, то теперь, в эпоху научного плюрализма, доминирования полипарадиг-мальности в науке, создатели научных трудов всё отчётливее осознают значимость отдельной личности, её индивидуального начала, что находит отражение и в содержании, и в оформлении текстов.

      В «Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля личность определяется как «лицо, самостоятельное, отдельное существо» . «Российский энциклопедический словарь» (М., 2000) интерпретирует личность как субъект сознательной деятельности, необходимо предполагающей этический момент самоопределения, в связи с чем личность характеризуется системой взглядов, ценностных установок, предпочтений, проявляющихся в действиях и поступках. С этих позиций научный текст, имеющий посвящение, осознается как действие, включённое рефлексией автора в пространственно-временной континуум и наделённое метасмыслом.

      Отметим, что любое научное исследование предполагает напряжённую интеллектуальную работу автора, связанную с освоением, осмыслением и обобщением

      большого числа разрозненных фактов, их упорядочением и систематизацией, построением целостной концепции, а также рефлексию автора по поводу своих мыслей, их соответствия общему направлению исследования. Учёному приходится преодолевать «сопротивление» материала, его «живой», многообразный, во многом противоречивый характер. Посвящение при таком понимании выступает как словесный поступок, осознанный коммуникативный акт.

      Цель посвящения — включить конкретный текст в контекст культуры (контекст научной традиции, исследовательской школы или личностного пространства автора). Посвящение при этом выражает важные социальные смыслы (даёт информацию об авторе, значимом для него адресате, отношениях между ними) и выполняет конкретное коммуникативное задание (реализует намерения автора поблагодарить, подчеркнуть значимость кого-либо, отдать дань уважения, выразить признательность, дать оценку кому-, чему-либо).

      В научную коммуникацию посвящение пришло из художественной сферы коммуникации. В «Литературной энциклопедии терминов и понятий» посвящение включено в рамочную конструкцию художественного произведения наряду с именем (псевдонимом) автора, заглавием, подзаголовком, эпиграфом, предисловием, послесловием и примечаниями. По мнению авторов энциклопедии, наличие рамочных компонентов придаёт произведению характер завершённости, усиливает его внутреннее единство, создаёт определённую установку восприятия .

      Посвящения как элементы письменного текста возникли в эпоху Средневековья и первоначально были «почти обязательным «украшением» первого листа любой книги» , представляя собой торжественные восхваления важного лица -мецената или покровителя. На рубеже ХУП-ХУШ вв. в литературный обиход вошли посвящения, носящие предельно обобщённый, высокопарно-символический характер (такие посвящения иронически изображены в романе Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль»).

      В конце XIX — начале ХХ вв. посвящения становятся особым знаком литературной преемственности, служат для выражения

      искренней дружбы и сердечной привязанности. В русской литературе представлено немало примеров подобных посвящений. Так, например, И. С. Тургенев посвятил «Песнь торжествующей любви» Гюставу Флоберу («Посвящается памяти Гюстава Флобера»), повесть «Первая любовь» сопроводил посвящением П. В. Анненкову, отдельное издание романа «Отцы и дети» посвящено им памяти В. Г. Белинского. Лев Толстой посвятил И. С. Тургеневу журнальную редакцию своего рассказа «Рубка леса», тем самым подчеркнув связь и преемственность последнего с «Записками охотника». Андрей Белый книгу стихов «Пепел» посвятил Н. А. Некрасову, сборник «Урна» — В. Брюсову. Книга В. Брюсова «Stephanos» посвящена Вячеславу Иванову — «поэту, мыслителю и другу», а «Urbi et Orbi» — «другу и брату К. Бальмонту».

      В художественном дискурсе нередки посвящения более интимного характера, обращённые к родным и близким (т. е. людям, которые не связаны с литературным творчеством, но значимы для личности писателя). Подобными посвящениями сопровождаются журнальные варианты «Идиота» и «Униженных и оскорблённых» Ф. М. Достоевского. В первом случае текст был посвящен С. Ивановой, во втором — старшему брату писателя, М. М. Достоевскому. Свой последний роман «Братья Карамазовы» автор посвятил жене — Анне Григорьевне Достоевской. Н. Г. Чернышевский посвятил роман «Что делать?» своему «другу О. С. Ч.» (т. е. Ольге Сократовне Чернышевской, жене писателя), Н. А. Некрасов сопроводил текст поэмы «Дедушка» посвящением «З-н-ч-е» (Зиночке, так он звал свою жену, Фёклу Анисимовну Викторову) .

      Объединяет посвящения в художественном и научном дискурсах категория автора. Образ автора, явленный в посвящении как начальном элементе разворачивающегося перед читателем текста, оказывается актуальным для всей книги, основой внутреннего единства всех её элементов. Благодаря образу автора весь текст (дискурс) обретает самостоятельную коммуникативную, этическую и эстетическую значимость.

      iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

      Независимо от прагматической направленности авторское посвящение всегда придаёт особую тональность тексту, определяет его индивидуальное своеобразие, подчёркивает открытость текстовых

      границ, придаёт тексту временную и пространственную документированность и эмоциональность.

      Современные тексты посвящений в рамках научного дискурса позволяют произвести их внутрижанровую типологию на разных основаниях.

      По характеру коммуникации, эксплицируемой посвящением, выделяются: 1) мемориальные посвящения (включают слово «память» в дательном падеже), в них представлена коммуникация закрытого типа, т. е. не допускающая обратной связи; 2) диалогические посвящения, предполагающие продолжение взаимодействия между автором и адресатом (коммуникация открытого типа).

      По характеру адресата различаются посвящения полиадресатные (обращены к широкой аудитории) и моноадресатные (апеллируют к конкретной личности или личностям).

      По типу отношений между автором и адресатом возможно разграничить экстравертные, или социально-ориентированные, посвящения (в них осуществляется идентификация автора с определённой научной школой, социальной или локальной группой) и интровертные, или ориентированные на личную сферу, посвящения, связанные с выражением разнообразных интенций по отношению к близким людям.

      Рассмотрим конкретные тексты посвящений с учётом того, как в них многообразно совмещаются указанные выше характеристики.

      Классическими для научного дискурса являются мемориальные посвящения. Они широко представлены в текстах учебников, монографий, словарей. Так, например, строкой посвящения открывается учебник Н. Б. Мечковской «Общее языкознание: структурная и социальная типология языков» (2-е изд. — М., 2001):

      Памяти Адама Евгеньевича Супруна.

      Труд А. А. Леонтьева «Основы психолингвистики» (М., 1999) также сопровождается посвящением:

      Памяти А. С. Штерн и Л. В. Сахарного.

      Памяти Татьяны Григорьевны Винокур.

      Аналогичные посвящения предваряют тексты индивидуальных монографий. Например: Светлой памяти Ильи Наумовича Горелова (Седов К. Ф. Становление дискурсивного мышления языковой личности. Психо- и социолингвистический аспекты. — Саратов, 1999).

      Памяти Юрия Владимировича Рождественского

      Тексты мемориальных посвящений нередко включают слово «учитель» или подразумевают его. Так, в монографии К. Е. Кореповой «Русская лубочная сказка» (Н. Новгород, 1999) после оборота титульного листа на отдельной странице до эпиграфа помещено следующее посвящение: Светлой памяти моего учителя Владимира Яковлевича Проппа.

      Книга Л. П. Крысина «Жизнь слова» (М., 1980) открывается строками:

      Светлой памяти моего учителя Александра Андреевича Лапицкого.

      В посвящениях, адресованных конкретным лицам, авторы нередко выражают определённые чувства и переживания. Это могут быть интенции признательности, почтения, благоговения, дружеской или сыновней благодарности. Например: Моему учителю

      Маргарите Николаевне Кожиной, профессору Пермского университета, с безграничной признательностью (Котюрова М. П. Стилистика научной речи: учеб. пособие. — М. : Академия, 2010).

      Обобщённый адресат в посвящении обозначается реже. Примером может служить текст, предваряющий университетский курс лекций известного российского философа М. С. Кагана:

      Моим учителям и моим ученикам (Каган М. С. Эстетика как философская наука. — СПб. : Петрополис, 1997).

      В любом случае за посвящением стоит индивидуальность автора, которая проявляется и в построении данного микротекста, и в выборе вербализуемых в нём смыслов.

      Для посвящения характерна общая семантика «рубежности» события — завершения работы над текстом книги, в связи с чем она выступает для автора знаком

      переживания этого события. Чаще всего посвящения представлены в индивидуальных монографиях, которые являются итогом многолетних раздумий исследователя над проблемой, результатом долгой и напряжённой работы. Реже посвящениями сопровождаются учебные пособия, курсы лекций, которые также носят знаковый для их авторов характер, знаменуют собой завершение некоего этапа в жизни. Текст посвящения как вербализация личностного смысла рождается уже после того, как готов текст книги, он словно обрамляется строками посвящения, получает свою завершённую форму.

      Так, например, коллективная монография саратовских русистов «Хорошая речь» под редакцией М. А. Кормилицыной и О. Б. Сиротининой предваряется развернутым посвящением:

      Светлой памяти Галины Георгиевны Полищук -неутомимого борца за чистоту и красоту русской речи п о с в я щ а е т с я.

      Экстравертные посвящения имеют своей целью подчеркнуть значимость публикуемого труда с точки зрения отдельных парадигм научного знания или — чаще — в рамках определённой научной традиции, направления или школы. Они могут носить общий характер (Интеллигентам XXI века посвящается — Винарская Е. Н. Сознание человека. — М., 2007), но чаще содержат локальные маркеры, как например, в учебном пособии С. Г. Тер-Минасовой «Язык и межкультурная коммуникация» (М., 2000): Посвящается студентам, преподавателям и сотрудникам факультета иностранных языков МГУ имени М. В. Ломоносова.

      Гораздо более распространены в научном дискурсе конкретизированные посвящения, включающие имя создателя научной школы. Например, курс лекций В. П. Дани-ленко «История русского языкознания» (2-е изд. — Иркутск, 2003) предваряется следующим текстом (с фотографией учёного): Светлой памяти Юрия Сергеевича Маслова посвящается эта книга.

      iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

      Книга В. М. Мокиенко «Образы русской речи: историко-этимологические очерки фразеологии», выдержавшая два издания (Л., 1986; СПб., 1999), перед предисловием содержит посвящение:

      Галине Алексеевне ЛИЛИЧ -моему Учителю.

      Сравните с приведёнными тексты посвящений, представленные в монографии А. Л. Топоркова «Теория мифа в русской филологической науке XIX века» (М., 1997): Светлой памяти Никиты Ильича Толстого. Или посвящение, включённое в монографию М. С. Родионова «Информационный код русских богатырских былин» (Челябинск, 2007): Посвящается

      Александру Ивановичу Лазареву и Галине Яковлевне Шишмаренковой.

      (В тексте посвящения названы уважаемые профессора Челябинского государственного университета, у которых учились многие поколения студентов, в том числе автор настоящей статьи).

      Обычно текст посвящения не превышает более 3-4 строк, но есть исключения. Так, в работе А. П. Авцына и его коллег «Микро-элементоза человека: этиология, классификация, органопатология» (М. : Медицина, 1991) представлен следующий текст: Посвящается памяти основоположника биогеохимии Владимира Ивановича Вернадского и его выдающихся последователей Александра Павловича Виноградова и Виктора Владиславовича Ковальского, рано оценивших значение микроэлементов для жизнедеятельности здорового и больного организма и много сделавших для развития этого направления науки.

      В целом экстравертные посвящения более привычны для научного дискурса, они представлены как в учебных изданиях, так и в собственно научных. Структура подобных посвящений позволяет судить о сложившемся стереотипе. Текст посвящения обычно включает слово посвящается, которое располагается в абсолютном начале (реже — в конце) текста, например: Посвящается памяти Маргариты Генриховны (Андреевны) Ведель и Александра Ильича Перельман (Алексеенко В. А. Экологическая геохимия. — М. : Логос, 2000).

      Названное ключевое слово может отсутствовать в тексте посвящения, в таком случае оно переходит в категорию подразумеваемого, имплицитного. Например:

      Памяти подвижника уральского краеведения писателя Владимира Павловича Бирюкова -в год столетия со дня его рождения

      (Шмаков А. А., Шмакова Т. А. Урал литературный : краткий биобиблиографиче-ский словарь. — Челябинск, 1988).

      В приведённом тексте слово «посвящается» легко может быть восстановлено без изменения общей тональности и информационного наполнения текста.

      В нашей картотеке есть лишь один пример отступления от традиционной формулы посвящения. Речь идёт о посвящении, помещённом в научном труде И. А. Зимней «Лингвопсихология речевой деятельности» (М. ; Воронеж, 2001): Признательность всем, кто учил и у кого училась, с кем работала.

      Данный текст, как и обычное посвящение, расположен над предисловием к книге, содержит интенцию выражения признательности, но нетипичность его формы свидетельствует о его пограничном характере между экстравертными и интровертными посвящениями. В отличие от приведённых выше мемориальных и экстравертных посвящений, в которых указание на конкретное имя исследователя опосредованно информирует о разделяемых автором (авторами) принципах отбора и осмысления фактов, предпочтительных концепциях и методах научного анализа, в данном случае акцент сделан на качествах и оценках самого учёного как личности.

      Наиболее интересны для исследования интровертные посвящения — относительно новый для научного дискурса вид посвящений. Их появление и постепенное превращение в устойчивый феномен связано с рубежом ХХ-ХХІ вв., что, на наш взгляд, не случайно. Как отмечают исследователи, на рубеже веков обостряются ощущения, связанные с культурным временем и пространством, поэтому закрепление нового научного жанра вполне логично. Кроме того, для современного научного дискурса все более характерен процесс интимизации .

      Интровертными мы считаем посвящения, которые обращены к ближайшему окружению личности исследователя — его родным и друзьям. Этот тип посвящений выявляет обычно скрытые от посторонних глаз взаимоотношения в семье учёного. При этом известно, что личная поддержка родителей, супруга, детей и других родственников оказывается чрезвычайно значимой для каждого человека, посвятившего себя науке.

      В большинстве случаев посвящения вербализуют признательность родителям. Это самый распространённый тип интенции в интровертных посвящениях, различия могут быть связаны с объёмом выражаемой в тексте информации, характером коммуникации (открытого или закрытого типа), импликацией или экспликацией ключевого слова «посвящаю». Сравните:

      Моим родителям

      (Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. — Омск, 1999). Посвящается моим родителям -Сарычевым Марии Павловне и Владимиру Григорьевичу, благородным и светлым людям (Лаенко Л. В. Перцептивный признак как объект номинации. — Воронеж, 2005). Посвящается памяти м о и х р о д и т е л е й (Налепин А. Л. Два века русского фольклора: опыт и сравнительное освещение подходов в фольклористики России, Великобритании и США в Х1Х-ХХ столетиях. -М. : ИМЛИ РАН, 2009).

      Светлой памяти моих родителей -Петра Ивановича и Надежды Ивановны Крысиных -посвящаю

      (Крысин Л. П. Толковый словарь иноязычных слов. — М. : Изд-во Эксмо, 2006). Моим родителям Нине Васильевне

      и Александру Фёдоровичу Рязановым с любовью и благодарностью (Воронцова Т. А. Речевая агрессия: вторжение в коммуникативное пространство. -Ижевск, 2006).

      Посвящается моей матери,

      Н. Ф. Кравченко

      (Кравченко А. В. Знак, значение, знание. Очерк когнитивной философии языка. — Иркутск, 2001).

      Посвящается моей матери Сибиряковой Р. А. -преподавателю русского языка и литературы

      Кочегарова Виктора Николаевича, посвящается

      (Мякшева О. В. Пространственная семантика: ресурсы языка и их функциональный потенциал. — Саратов, 2007).

      В нашей картотеке есть пример рефрен-ного использования посвящений родителям в разных публикациях автора: Посвящается светлой памяти моих бесконечно дорогих родителей Р. В. Маковской и М. Л. Маковского (Маковский М. М. Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках: образ мира и миры образов. — М. : ВЛАДОС, 1996).

      Светлой памяти моих бесконечно дорогих родителей — Михаила Львовича Маковского и Розалии Вениаминовны Маковской посвящается. Их образ и имя навеки останутся для меня святыми (Маковский М. М. Феномен табу в традициях и в языке индоевропейцев: сущность — формы — развитие. — М. : Азбуковник, 2000).

      iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

      Объединяющим во всех приведённых выше текстах оказывается притяжательное местоимение «мой», которое усиливает интимный характер речевого произведения и его эмоциональность.

      Второй после родителей фигурой, значимой для личности исследователя, оказывается фигура супруга. Эти посвящения могут носить как стандартный (в рамках жанра), так и творческий характер. Сравните: Посвящаю памяти моей дорогой жены и друга Чистовой Беллы Ефимовны

      (Чистов К. В. Русская народная утопия (генезис и функции социальноутопических легенд). — СПб. : Дмитрий Буланин, 2003).

      Светлой памяти моего мужа Николая Семёновича Михина (Шулежкова С. Г. Крылатые выражения русского языка, их источники и развитие. -М. : Азбуковник, 2001).

      Жене, товарищу, другу

      Галине Александровне Виноградовой

      с любовью посвящаю

      любимой жене Любови Яковлевне

      (Лейчик В. М. Люди и слова. Как рождаются и живут слова в русском языке. — М. : ЛИБРОКОМ, 2009).

      В последнем примере мы наблюдаем реализацию в тексте посвящения шутливой тональности авторов. Это довольно редкий пример для подобного жанра. Чаще в посвящениях реализуется торжественная тональность, призванная подчеркнуть, что личность автора выступает субъектом ценностных ориентаций, ей присущи активное самосознание, свобода выбора в сочетании с ответственностью.

      Местоимение «мой», употреблённое в абсолютном начале текста интровертного посвящения, в сочетании с нетипичным выбором адресата со всей определённостью актуализирует личностные смыслы и наделяет их дополнительной выразительностью. Сравните:

      Моей семье

      Моему сыну

      Посвящаю памяти

      моего дорогого друга

      Дмитрия Евгеньевича МИХАЛЬЧИ

      (Чичерин А. В. Очерки по истории русского литературного стиля. Повествовательная проза и лирика. — М. : Худож. литература, 1997).

      Моей самоотверженно доброй сестре -Человеку долга и чести -Нине Георгиевне Зубковой с восхищением и нежностью (Зубкова Л. Г. Общая теория языка в развитии: учеб. пособие. — М.: Изд-во РУДН, 2002).

      Единичный пример в нашей картотеке связан с образом бабушки:

      Памяти моей бабушки Бобровой Зинаиды Григорьевны (Коновалова Н. И. Словарь народных названий растений Урала. — Екатеринбург, 2000).

      Дружеская тональность, задушевность интровертных посвящений создают атмосферу доверительного, интимного контакта между автором и читателем научного текста.

      В целом посвящения особым образом маркируют научные тексты, делают их самодостаточным фактом культуры, выделяют из общего ряда как наделённые личностным смыслом. По словам М. М. Бахтина, «всякое вступление в сферу смыслов свершается только через ворота хронотопов» . Отсюда — эмоциональность и ценностная окрашенность переживания конкретного момента — момента завершения научного труда.

      Через посвящение, выражающее отношение к другим, автор транслирует образ самого себя, что позволяет воспринимать научный текст как отражение человеческой личности. Диалог учёного и компетентного читателя наделяется таким образом необходимыми аксиологическими и культурными смыслами.

      Список литературы

      iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

      3. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. М. : Русский язык, 1989-1991. Т. 1-4.

      4. Литературная энциклопедия терминов и понятий / гл. ред. и сост. А. Н. Николюкин. М. : Ин-телвак, 2003. 1600 стб.

      5. Посвящение // Достоевский: эстетика и поэтика : словарь-справочник / сост. Г. К. Щенников. Челябинск : Металл, 1997. С. 199.

      7. Словарь русского языка : в 4 т. / под ред. А. П. Евгеньевой. М. : Русский язык, 1983. Т. 3. 752 с.

      Возможно ли это? И если да, как к этому прийти? Как при этом понять, кому (чему) служишь, не поклоняешься ли тем или иным идолам?

      Протоиерей Павел Адельгейм: На вопрос «как посвятить жизнь служению Богу?» замечательно отвечает библейское выражение «ходить перед Богом». Это заповедь, данная в книге Бытия «Я Бог Всемогущий; ходи предо Мною и будь непорочен» (Быт 17:1). Та же книга Бытия свидетельствует, что заповедь эта исполнима и называет людей, которые её исполнили: «Енох ходил пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его» (Быт 5:24). «Ной был человек праведный и непорочный в роде своём. Ной ходил пред Богом» (Быт 6:9). «Ты сделал рабу Твоему Давиду, отцу моему, великую милость за то, что он ходил пред Тобою в истине и правде» (3 Цар 3:6). Посвятить свою жизнь Богу означает всегда осознавать себя в Его присутствии.

      Достигаем этого, всегда помня и повторяя Его имя. «Непрестанно молитесь», — призывает апостол.

      Ещё сложнее не потерять, что приобрёл, и достигается непрекращающимся подвигом трезвения. Христос даёт эту заповедь и многократно повторяет в Евангелии. Он выразил заповедь одним словом: «бодрствуйте!». В другом месте: «трезвитесь»! Подлинное следует отличать от всякой подмены, и это бывает просто для тех, кто бережёт принятое откровение. Подмена возникает там, где ты её ищешь, даже если не хочешь в этом признаться самому себе.

      Профессор Н.А. Струве: Кто говорит, что он посвящает или хочет посвятить всю свою жизнь Богу и человеку, чаще всего самообольщается. Отчасти это могут сказать монахи или давшие вопреки своей природе обет целибата, поскольку они отказываются от существенной части личной жизни, тоже заповеданной Богом, но и у них бывают самообольщения и жестокие соблазны, например, власти и самослужения. Примеры некоторых святых показывают, что полная самоотдача, посвящение себя Богу и человеку возможны в исключительных случаях. Отдавать себя Богу – это жить в любви к ближнему, как к самому себе, в любви к миру, Богом созданному, в духе истины и правды, до готовности пострадать за правду.

      Идолы – это нечто конечное, возведенное в абсолют. А главное, что нам всем доступно, хотя и дается с трудом, это – смирение, оно уже есть само по себе служение Богу и человеку, и, как таковое, не подвластно идолопоклонству.

      Профессор Жорж Нива: Трудно мне ответить на такой вопрос. Я любуюсь некоторыми личностями святых или мирян, которые отдали всю свою жизнь служению ближнему и тем же – Богу. Таких людей мы знаем – многих по истории и нескольких в нашем окружении. Есть известные, как д-р Швейцер, мать Тереза, Франциск Ассизский, есть анонимы.

      Трудно мне судить об отшельниках или монахах типа католических картезианцев (их основной монастырь недалеко от места, где я живу, в Альпах), которые целиком отдают себя Богу. Одна моя тетка была такой: она принадлежала женскому ордену «клариссинок». Мои многочисленные разговоры с ней – важнейшая веха в моей жизни. Она для меня живой и верный пример возможности полной отдачи себя Богу. Она мне завещала свой дневник, и это текст мистический. Святая Клара, учредительница ордена Клариссинок, была сестрой Франциска Ассизского. Лучше всего я понимаю францисканцев, которые не заботятся о завтрашнем дне и, в принципе, живут «как птицы небесные». Ведь Иисус был бродягой и не велел Своим ученикам заботиться о завтрашнем дне. (А нам-то, простым людям, – наоборот…)

      Однако мне кажется, что хорошо управляемая жизнь мирская, будь это с экономической, сексуальной, семейной точки зрения, не менее – служение Богу. И что любование красотой сотворенного мира также есть служение Богу (люблю «Цветочки» Франциска Ассизского), тем более, что ныне эта красота в большой опасности.

      Найти в сложной и духовно опустошенной современной жизни свой путь служения трудно и очень увлекательно для сердца. Я уважаю Блеза Паскаля, почитаю его, но считаю его пример не образцовым: после своего обращения он полностью бросил физику и математику и стал как бы светским анахоретом. А ведь нас, обычных верующих, интересует именно, как связать математику с верой, профессию и ремесло со служением Богу, семейную жизнь с любовью к ближнему.

      Надо добавить, что я вполне допускаю, что в нашей жизни могут чередоваться периоды работы, влюбленности, отдачи себя семье с периодами как бы «монашескими». То есть неполного и как будто более полного служения Богу. Имею в виду не столько паломничества, сколько целые годы, отданные служению ближнему – чередование нормальной жизни и длительных отпусков, «sabbaticals», как говорят американцы, полностью отданных Богу. Но с возвращением к «нормальной жизни». У меня в моей жизни такое, увы, не получалось, но я любуюсь молодыми людьми, которые на год-два покидают всё и лечат людей в далёкой стране или в бедных кварталах своего города. Этим они нам лучше всего показывают, что и в нашем духовно бедном мире человек еще может служить Богу. И мне кажется, что, порой даже не сознавая этого, они воздвигают настоящую Церковь. «Личность – это видение Бога», пишет Леон Блуа в своём дневнике. Если вдуматься, это и пугает, и обнадёживает…

      Профессор Александр Копировский, ученый секретарь СФИ:
      В советское время часто цитировалось высказывание писателя Н. Островского, автора культового романа «Как закалялась сталь»: «Жизнь дается человеку только один раз, и прожить ее надо так, чтобы … умирая, мог сказать: вся жизнь, все силы отданы самому прекрасному на земле – борьбе за освобождение человечества». Напыщенность этой фразы мгновенно стала объектом иронии – по контрасту с грубой реальностью, которая сразу душила прекрасные порывы. Но есть в ней и трезвое зерно: понять, что значит отдать всю жизнь служению, можно только пред самым ее концом. В этом смысле вопрос, на который мне нужно ответить, повисает в воздухе. Поэтому могу сказать немногое и предположительно. Видимо, вначале нужно, по слову премудрого Сираха, как следует «приготовить душу свою к искушению» (Сир 2:1). А значит – перестать думать, что целожизненное служение Богу возможно только «духовным профессионалам» или, того хуже — великим святым. Великое служение – да, для великих людей (я таких видел), но просто служить Богу (и служить всегда) призван каждый верующий в Него человек. И главное здесь, мне кажется, не пытаться начать некий процесс подготовки, чтобы потом, получив «диплом», идти служить, как после института – работать на производстве. Начало служения – в серьезном и, одновременно, радостном отношении к тому, что встречает любого человека сразу после оглашения. Храм, молитва, причастие, самостоятельное и совместное с братьями и сестрами чтение Писания и писаний, общение всегда с надеждой сказать хоть маленькое благое слово. Все это – без самоутверждения, без попыток непременно придумать что-нибудь «этакое». Служение, и именно на всю жизнь, начинается, как правило, незаметно…

      Владимир Якунцев, сопредседатель Миссионерско-катехизаторского общества: Бог до ревности любит дух, живущий в нас. Поэтому Господь отдает нам всего Себя, поэтому и мы призываемся к этому. Если получается с нашей стороны по-другому, то это всегда лукавство. А прийти к общению и единству с Ним можно только через жажду этого общения и единства. Собственно такая жажда и есть вера.

      Кирилл Мозгов, руководитель издательства Преображенского братства: То, что возможно отдать служению Богу всю жизнь, мы видим на примере самых разных людей – от апостолов до наших современников. Что это значит и как к этому прийти? Услышать обращенный к тебе призыв Божий и ответить на него. Не у всех это бывает так ярко, как у пророка Исайи, ап. Павла или Н.Н.Неплюева. Но каждый может сделать этот шаг, потому что Господь обращается к каждому человеку. Н.А. Бердяев писал, что подлинная свобода – это не момент выбора, подлинная свобода рождается только тогда, когда выбор уже сделан. А служение Богу может быть только в свободе.

      Людмила Комисарова, руководитель Богословского колледжа при СФИ: Если служить Богу, то всей своей жизнью, потому что жизнь у человека одна. Человек, который пытается прожить несколько жизней, или болен, или глуп. В нормальном случае человек знает цель своей жизни и всегда исходит из этого. Для верующего человека цель жизни в служении Богу.

      К служению Богу прийти чаще всего трудно, потому что нужно самого себя и всю свою жизнь Богу отдать. Страшно на это решиться, но если решился, больше никуда идти не нужно, начинается путь служения Богу.

      Елена-Милена Королёва, доброволец 1-го московского хосписа: Это значит умереть для греха, потому что если ты для греха не умер, то он обязательно тебя настигнет в той или иной форме и через десять, и через двадцать лет жизни в Церкви и в общине. Если ты не сжег хоть один мост, то рано или поздно ты убежишь по нему на другую сторону, и тебе будет казаться, что можно совместить служение Богу и устраивание своей личной судьбы. И эта раздвоенность в конце концов лишит тебя всего и приведет в такую безблагодатную ситуацию, из которой любой выход будет с минусом. Только умерев для греха, можно прийти к целожизненному служению, иначе не получится.

      Маргарита Шилкина, декан факультета религиоведения СФИ: Богу можно отдать только всю свою жизнь, ибо она вся Его изначально. Если мы что-то оставляем «для себя», то мы это теряем навсегда, т.к. вне Бога жизни просто нет. Служить целожизненно – это значит все, что Господь подарил нам, вернуть Ему обратно с благодарностью и прибытком, как приращение талантов: любовь, жизнь, друзей, братство и общину, образование, семью и детей, работу, наше здоровье, способности и духовные дары – чтобы ничего из этого не стало вдруг дороже Самого Бога и Христа, не затмило любви к Нему, не отделилось от Него и не было присвоено нами как «свое».

      И история Церкви, и ее жизнь сегодня показывают, что это действительно возможно. И удивительно, что это возможно и собственно в церковном служении, и в науке, и в поэзии, и в преподавании, и даже в тяжелой болезни, приковывающей к постели. Помня о величии служения святых всей церковной истории, хочется благодарить Бога за те встречи, которые были и есть в моей жизни сегодня: с владыкой Михаилом (Мудьюгиным), отцом Виталием Боровым, Сергеем Сергеевичем Аверинцевым, Никитой Алексеевичем Струве, Аллой Даниловной Василевской и, конечно, с отцом Георгием Кочетковым, родившим меня и многих-многих из нас во Христе. Их жизнь убедительно свидетельствует о том, что и в наше время можно всю свою жизнь прожить как целостное служение Богу и Церкви.

        1. Понятие посвящения

      В широком смысле понятие «посвящение» появилось очень давно. Образцы посвящений можно обнаружить еще в древнеримской литературе, жанр этот тогда назывался панегирическим. В процессе развития литературы с древнейших времен и до наших дней у литературоведов сформировалось многозначное определение понятия «посвящение».

      Одно из значений определяет посвящение как один из элементов текстовой рамы, а именно – «указание лица, которому предназначается или в честь которого написано данное произведение» . В таком широком смысле посвящение не обладало самостоятельной художественной ценностью.

      В узком смысле, наиболее интересном для нас, посвящение является самостоятельным поэтическим жанром, определение которому дано, например, в Краткой литературной энциклопедии. Там сказано, что «посвящение — стихотворное обращение к такому лицу, содержащие мотивы обращения, характеристику адресата или самого произведения» .

      Есть определение посвящения, которое охватывает как узкий, так и широкий ракурс данного понятия. Оно представлено в Словаре литературоведческих терминов под редакцией Л. И. Тимофеева и С.В. Тураева. В словаре говорится, что «посвящение — это предпосланная произведению авторская надпись, иногда стихотворная, с указанием лица или события, в честь которых написано произведение, или с указанием лица, которому преподносится в дар» . В таком определении посвящение не является самостоятельной единицей литературы подобно цельному произведению, но и не может относиться к элементу текстовой рамы, так как несет в себе определенное лирическое зерно, отношение автора к адресату или к посвященному произведению, которое не может быть упущено исследователем при анализе.

        1. Историко-литературное развитие понятия посвящение

      Как самостоятельные художественные произведения, посвящения впервые получили распространение в период меценатства в Риме и представляли собой оды, речи, эпиграммы. Первоначально посвящения носили возвышенный характер, во многом обусловленный незавидным положением поэтов, вынужденных обращаться за помощью и поддержкой к знатным господам, сопровождая свои просьбы восхвалениями адресата.

      В процессе генезиса жанра лирические посвящения утратили свою нарочитую возвышенность, приобрели большую гамму экспрессивных форм. Этот процесс особенно ярко проявил себя в XVIII веке, тогда разнообразие посвящений начало пополняться модифицированными формами (посвящение-манифест, посвящение-заявление, посвящение-надпись, посвящение-мистификация). Подобные формы в мировой литературе представлены у Вольтера, А. Виньи, Л. Стерна, Г. Гейне.

      Что касается русской литературы, то здесь жанр посвящения развивался по той же направляющей, что и в мировой культуре. Новые формы посвящения, представляющие собой уже не элемент текстовой рамы, а автономную часть творческого пласта, проникают в отечественную литературу в XIX веке. Лирические посвящения сокращаются в объеме, а тематически чаще являются доказательством преданности, дружбы или любви. Подобные примеры встречаются в творчестве таких поэтов, как А. С. Пушкин («Друзьям», «К Языкову»), М. Ю. Лермонтов («Сосед», «Мы снова встретились с тобой…»), Н.А. Некрасов («Одинокий, потерянный…», «Памяти Белинского»), М. Цветаева («Асе», «Глотаю соленые слезы…») и др.

      Очень важно обратить внимание на посвящения, появлявшиеся в послевоенные годы XX века в Советском союзе. Среди них можно увидеть лирические произведения, повествующие об участниках сражений, об армии и о солдатах, о представителях командования, а главное — о простом народе, который хоть и жил на территориях, где не велись бои, но всеми силами помогал фронтовикам. После победы над фашизмом в людях, в том числе и в поэтах, возрос уровень патриотизма, появилось восхищение, которое поэты и писатели воплощали в своих произведениях. К теме солдата и военных лишений обращались А. Ахматова («Победителям»), А. Твардовский («Две строчки»), В. Высоцкий («Братские могилы»), К. Симонов («З. А. Суркову»), Б. Окуджава («До свидания, мальчики…»), Э. Асадов («Могила неизвестного солдата») и др.

      [ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *