кризис души, мы с тобой тупо запутали жизнь,
забудь и лежи. беспечность загубит нас сказками. мы купались во лжи,
тонули? дыши. бывали ли ласковы? даже не помню петляли ли глазками,
теперь я мечтаю проснуться посреди ночи и вмазаться грязью по венам.
пополнив запасы злости, в одну из ночей мы проснёмся без мозга,
мы его не используем, наконец понял, кто моего сердца коррозия.
извинения поздние, ты прости, но я так заебался с тобою быть,
просто возьму и нажрусь, позвоню и разрушу наш остров, к хуям
Нас снова завалит, есть сотня рук, чтобы нам уцепиться за память,
но все сорвутся. нам так нравится падать вниз.
смирился, что жизнь не подносит подарков, кажется, хватит грызть тебя,
пора обливаться слезами, чтобы не вспыхнуть, слышь, хватит нас плавить.
я нажрусь и разрушу всё, что мы строили. так бестактно.
забавно, но видимость грани прошла и так сладостно манит
прикончить тебя, исполосовать твой милый ебальник
ножом, я изрисую всё твои листы кровью, поржём.
на моём сердце огромный ожог,
куда ты рвёшься? мы можем ещё.
меня шторит от запаха крови,
при чём тут любовь и прочее, больно? да.
просто я так хочу, чтобы все сдохли в такт.
все вокруг так торопятся жить,
я бы вечность отдал, чтобы тут всё застыло на миг.
ты уже и не вспомнишь то сладкое время, когда мы любили любить,
были счастливы, теперь это лишь сны, они так безучастны,
я готов пожертвовать большей частью себя, лишь бы счастье осталось на часик хоть.
это праздник жизни, я его бесполезный участник.
сердце лишь пластик — раньте ножами, я тот, кто вам давит на жалость, здраствуйте.
людишки полезли по панцирям. я изгой, но заставлю вас плакаться,
добьюсь своего даже в карцере, ведь апокалипсис к нам подбирается.
на моём сердце огромный ожог,
куда ты рвёшься? мы можем ещё.
меня шторит от запаха крови,
при чём тут любовь и прочее, больно? да.
просто я так хочу, чтобы все сдохли в такт.
вам всем пизда, моя душёнка уже устала
от этих трясок и будет блевать безпристанно
на этот социум, изысканно пачкая стадо,
и мы с тобой ещё расквитаемся, а пока
давай представим, что всё пиздато,
что любовь ещё жива и всё так же кристальна.
давай увидим свет в конце тоннеля, скажем тихо,
что любим друг друга, если ты позвонишь мне в своём предсмертном крике.

София Халходжаева

Евангелист Матфей повествует о том, как после крещения в реке Иордан Иисус «возведён был Духом в пустыню, для искушения от диавола». Готовясь начать Свою миссию провозглашения Небесного Царства, Иисус делает это так, как уже делали Моисей и Илья в Ветхом Завете (ср. Исх 24,18; 1 Вал 19,8), с помощью сорокадневного поста. Он вступает в «Четыредесятницу».

В конце этого поста уединение Иисуса было нарушено дьяволом: появившись как смерч, он трижды пытается поставить Иисуса в затруднительное положение. Пользуясь тем, что Иисус голоден, дьявол предлагает Ему: «Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами» (Мф 4,3). Иисус отвечает четко и ясно: «Написано: «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих»» (Мф 4,4), ссылаясь на Моисея, который напоминал народу о долгом пути по пустыне: тогда израильтяне познали, что их жизнь зависит от Слова Божия (ср. Втор 8,3), пояснил Папа.

Затем дьявол делает вторую попытку, более изощренную:

«Он также цитирует Священное Писание. Его стратегия понятна: если ты так уповаешь на Божью силу, то испытай ее, ведь в самом Писании говорится, что ангелы придут к тебе на помощь (ср. Мф 4, 6). Но и в этом случае Иисус не дает Себя запутать, ибо тот, кто верит, знает, что Бога не испытывают, а всецело вверяются Его благости. Поэтому на библейские слова, пристрастно истолкованные Сатаной, Иисус отвечает еще одной цитатой: «Написано также: не искушай Господа Бога твоего (Мф 4, 7)»».

Наконец, третья попытка (ст. 8-9) показывает истинное намерение дьявола: поскольку пришествие Царства Небесного знаменует начало поражения сил зла, то лукавый хочет отвлечь Иисуса от выполнения Его миссии, предлагая Ему перспективу политического мессианства. Однако Иисус отвергает идолопоклонство власти и человеческой славе и в конце концов прогоняет искусителя, говоря ему: «Отойди от Меня, сатана; ибо написано: «Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи»» (Мф 4,10).

Иисус не вступает в диалог с дьяволом, подчеркнул Святейший Отец. Иисус отвечает дьяволу Словом Божьим, не Своим словом:

«Во время искушения мы нередко начинаем диалог с искушением, с дьяволом: «Пожалуй, я могу это сделать, потом исповедуюсь и все будет хорошо». Потом нас ожидают второе, третье искушение… Поэтому никогда не нужно вести диалог с дьяволом. Иисус прогоняет дьявола или, как в этом случае, отвечает ему Божьим Словом. Будьте внимательны: никогда не ведите диалог с искушением, никогда не вступайте в диалог с дьяволом».

Сатана и сегодня врывается в жизнь людей, чтобы соблазнять их своими заманчивыми предложениями, смешивая свой голос со множеством других голосов, которые пытаются усыпить человеческую совесть, продолжил Папа:

«Со всех сторон нас одолевают послания, призывающие «поддаться соблазну», чтобы испытать острые ощущения греха. Опыт Иисуса учит нас, что искушение — это попытка следовать путям, альтернативным пути Бога: «Давай, сделай это, нет проблем, позже Бог простит! Наслаждайся, пока можешь…» — «Но ведь это грех!» — «Да нет же, ничего подобного!». Это альтернативные пути, дающие нам ощущение самодостаточности, наслаждения жизнью, цель которой заключена в ней самой. Однако все это иллюзорно: очень скоро мы понимаем, что чем больше мы отдаляемся от Бога, тем больше мы чувствуем себя беззащитными и беспомощными перед лицом огромных проблем существования».

Завершая свое размышление, Святейший Отец воззвал к Пресвятой Богородице, испрашивая Её помощи для всех верных Церкви, дабы они оставались во время Великого поста бодрствующими в борьбе с искушениями, не поддавались идолам этого мира, следовали за Иисусом в борьбе со злом. «Тогда, — сказал Папа, — мы тоже станем победителями, как и Он».

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *