Второе послание к Коринфянам

Глава I. Не должно думать низко о Христе и спасении нашем, Им совершенном

Братья! Об Иисусе Христе вы должны помышлять, как о Боге и судье живых и мертвых (Ин. 5, 22, 27; Деян. 10, 42; 17, 31; 2 Тим 4, 1), так как и о своем спасении мы не должны думать мало; ибо если мы мало думаем о Нем, то и получить надеемся мало. И если мы слушаем об этом, как о чем — то малом, то мы грешим, не зная, откуда мы, кем и в какое достоинство призваны, и сколько Иисус Христос благоволил претерпеть за нас. Какое же дадим Ему вознаграждение или какой принесем плод достойный того, что Он даровал нам? Сколько священнейших преимуществ, которыми мы обязаны Ему? Он даровал нам свет; Он приветствовал нас как Отец детей; Он спас нас погибающих. Какую похвалу воздадим Ему или чем заплатим за то, что om Него получили мы, — мы, которые в слепоте ума кланялись камням и деревам, золоту, серебру и меди, изделиям человеческим, — мы, коих вся жизнь была не что иное, как смерть? Окруженные тьмою и имея такое помраченное зрение, мы по воле Его прозрели и отогнали облегавший нас туман. Ибо Он сжалился над нами, и по Своему милосердию спас нас, видя, что мы находимся в заблуждении и погибели, и что для нас не осталось никакой надежды ко спасению, кроме как от Него. Он призвал нас не сущих и воззвал от небытия к бытию.

Глава II. Церковь, прежде неплодная, сделалась чрез призвание язычников весьма плодоносною

«Возвеселись неплодная, не рождающая, возгласи и громко взывай не мучившаяся родами; потому что много детей у оставленной, более, нежели у той, которая имеет мужа»(Ис. 54, 1; Гал. 4, 27). Слова: «возвеселись, неплодная, не рождающая» относятся к нам, ибо Церковь наша была неплодна, прежде нежели были дарованы ей дети. А слова: «громко взывай, не мучившаяся родами» означают то, чтоб мы возносили наши молитвы к Богу просто, не малодушествуя, подобно рождающим. Слова же: «потому что много детей у оставленной, — более, нежели у той, которая имеет мужа» сказаны потому, что народ наш, по — видимому, был оставлен Богом; а ныне, когда уверовали, мы сделались многочисленнее тех, которые считались имеющими Бога. И другое Писание говорит: «не пришел Я призвать праведных, но грешных». Это значит, что Ему должно спасти погибающих. Ибо в том величие, достойное удивления, — утвердить не то, что стоит, но что падает. Так и Христос восхотел спасти погибающее, и спас многих, пришедши и призвавши нас уже погибавших.

Глава III. Будем исповедывать Христа, исполняя заповеди Его и всем сердцем почитая Его

Если же Он сделал нам такую милость, и во — первых тем, что мы живые уже не приносим жертв богам мертвым и не кланяемся им, но познали чрез Него Отца истины, то в чем должно состоять наше ведение в отношении к Нему, как не в том, чтоб не отрицаться от Того, чрез Кого мы познали Его? Он и Сам говорит: «того, кто исповедает Меня пред человеками, исповедаю и Я пред Отцом Моим»(Мф. 10, 32). Такова награда нам за исповедание Того, чрез Кого спасены. Но чем исповедаем Его? Тем, если исполняем слова Его, и не пренебрегаем Его заповедей, а почитаем Его не только устами, но и всем сердцем и всею мыслию. У Исаии говорит Он: «народ этот устами своими почитает Меня, а сердце его далеко отстоит от Меня» (Ис. 29, 13).

Глава IV. Кто истинно исповедует Христа?

Итак, не будем довольствоваться только тем, чтобы называть Его Господом: это не спасет нас. Ибо Он говорить: «не всяк, кто говорить Мне: Господи, Господи! спасется, но делающие правду». Поэтому, братья, будем исповедывать Его делами, взаимною любовию, не прелюбодеянием, не злословием друг на друга, не завистию, но воздержанием, милосердием, добротою; мы должны сострадать друг другу и не быть сребролюбивыми. Такими — то делами будем исповедывать Его, а не противными им: и не должно нам бояться людей более, нежели Бога. Поэтому Господь на тот раз, когда мы делаем это, сказал: «если вы будете собраны в объятиях Моих и не исполните заповедей Моих, отвергну вас, и скажу вам: подите от Меня прочь, не знаю вас, откуда вы, делатели неправды» (Мф. 7, 23; Лк. 13, 27).

Клеомен III

Король Спарты

Короли Агис и Клеомен, гравюра конца 17 века.

Царствовать

235–222 гг. До н. Э.

Предшественник

Леонидас II

Преемник

Агесиполис III

Родился

c. 265–260 до н. Э.
Спарта

Умер

219 г. до н.э.
Александрия

Консорт

Агиатис

Проблема

Неизвестно (как минимум один сын)

Династия

Агиад

Отец

Леонидас II

Мама

Серебряная тетрадрахма с изображением Клеомена III. Реверс: статуя Артемиды Ortheia потрясая копьем и держит лук, ХА (ΚΩΝΩΝ), из Laconians .

Клеомен III ( древнегреческий : Κλεομένης ) был одним из двух царей Спарты с 235 по 222 год до нашей эры. Он был членом династии Агиадов и сменил своего отца Леонида II . Он известен своими попытками реформировать спартанское государство.

С 229 по 222 год до нашей эры Клеомен вел войну против Ахейского союза под командованием Арата Сикиона . После поражения от ахейцев в битве при Селлазии в 222 г. до н.э. он бежал в Птолемеевский Египет . После неудавшегося восстания в 219 г. до н.э. он покончил жизнь самоубийством.

Ранние годы

Клеомен родился в Спарте в семье будущего царя Агиада Леонида II и его жены Кратиклейи. Точный год рождения Клеомена неизвестен, но историк Питер Грин считает его периодом между 265 и 260 годами до нашей эры.

Около 242 г. до н.э. Леонид был изгнан из Спарты и вынужден искать убежища в храме Афины после того, как выступил против реформ царя Эврипонтида Агиса IV . Шурин Клеомена Клеомброт, который был сторонником Агиса, стал царем. Между тем, начав свои реформы, Агис отправился в поход возле Коринфского перешейка , который предоставил Леониду возможность вернуть себе трон. Он быстро избавился от Клеомброта и пошел за Агисом, который отправился искать убежище. Продержавшись некоторое время, Агис был арестован и казнен вместе с другими членами семьи.

После казни Агиса, Клеомен, которому в то время было около восемнадцати лет, был вынужден своим отцом жениться на вдове Агиса, Агиатис, которая была богатой наследницей . Согласно легенде, Клеомен был на охоте, когда его отец послал ему сообщение, в котором он велел немедленно вернуться в Спарту. Когда он вернулся в город, он увидел, что его украшают к свадьбе, и когда он спросил своего отца, кто женится, его отец ответил, что он, Клеомен, женился. Сообщалось, что Клеомен сомневался в браке, потому что его отец казнил мужа Агиатиса. Тем не менее брак состоялся.

Ранние года

Клеомен взошел на трон Спарты в 235 г. до н.э., после смерти своего отца. Клеомен был вдохновлен Агисом и довел до конца его реформы. Тем временем Ахейский союз под командованием Арата Сикиона пытался объединить весь Пелопоннес . Услышав о смерти Леонида, Арат начал нападать на города Аркадии , которые граничили с Ахеей. Плутарх говорит, что Арат предпринял эти шаги, чтобы обнаружить наклонности Спарты.

В 229 г. до н.э. к Спарте присоединились города Тегея , Мантинея , Кафии и Орхомен , которые были в союзе с Этолийским союзом. Историки Полибий и сэр Уильям Смит утверждают, что Клеомен вероломно захватил эти города; однако переводчик Плутарха о Спарте Ричард Талберт утверждает, что сделал это по их собственной просьбе. Позже в том же году эфоры послали Клеомена захватить Атеней, форт на спартанской границе с мегаполисом, который оспаривался обоими городами. Клеомен захватил форт и улучшил его укрепления. Тем временем Ахейский союз созвал собрание своего собрания и объявил войну Спарте. В отместку за укрепление Атенея, Арат совершил ночную атаку на Тегею и Орхоменус, но когда его сторонники в этих городах не смогли помочь, он отступил, надеясь остаться незамеченным.

Клеомен обнаружил попытку ночного нападения и отправил Аратусу сообщение с вопросом о цели экспедиции. Арат ответил, что он пришел, чтобы помешать Клеомену укрепить Атеней. Клеомен ответил: «Если тебе все равно, напиши и расскажи мне, зачем ты взял с собой эти факелы и лестницы».

Клеомейская война

Основная статья: Клеомейская война

На это Клеомен написал ему в знакомой манере, желая знать: «Шел ли он накануне вечером». Арат ответил: «Что, понимая его замысел укрепить Белбину, намерение его последнего движения состояло в том, чтобы предотвратить это. Измерьте «. Клеомен с юмором ответил:» Я удовлетворен отчетом о вашем походе; но был бы рад узнать, куда маршировали эти факелы и лестницы «.

Разговор между Клеоменом и Аратом по Плутарху.

Клеомен продвинулся в Аркадию, прежде чем его отозвали эфоры. Когда Арат захватил Кафьи, эфоры снова отправили его. Он опустошил территорию Аргоса с армией из 5000 человек, прежде чем столкнулся с новым стратегом Ахейского союза, Аристомахом Аргосским и его армией, состоящей из 20000 пехотинцев и 1000 кавалерии в Паллантии . Арат, сопровождавший Аристомаха в качестве советника, убеждал его отступить. Смит согласен с оценкой Арата, что 20 000 ахейцев не могли сравниться с 5 000 спартанцев.

Этот успех очень воодушевил Клеомена, и когда он услышал, что Арат атакует союзницу Спарты, Элиду , он отправился противостоять им. Спартанская армия обрушилась на армию ахейцев близ горы Lycaeum и разгромили его. Арат воспользовался слухом о том, что он был убит в битве, и захватил Мантинею. Победа Арата при Мантинее уменьшила стремление спартанцев к войне, и они начали противодействовать военным усилиям Клеомена.

Тем временем умер царь Спарты Эврипонтид Евдамид III, который был сыном Агиса IV и Агиатиса. Клеомен вспомнил своего дядю, который бежал после казни Агиса в Мессину , чтобы занять трон. Однако, как только он вернулся в Спарту, его убили. Участие Клеомена в убийстве неизвестно, Полибий утверждает, что он заказал это убийство , но Плутарх с этим не согласен.

Подкупив эфоров, чтобы позволить ему продолжить кампанию, Клеомен продвинулся на территорию Мегаполиса и начал осаду деревни Левктра . Когда Клеомен осаждал деревню, ахейская армия под командованием Арата напала на спартанцев. В первой атаке спартанцы были отброшены. Однако Лидиада из Мегаполиса , командующий кавалерией, ослушался приказа Арата не преследовать спартанцев. Когда кавалерия рассеялась при попытке пересечь труднопроходимую местность, застрельщикам Клеомена удалось их победить. Ободренные этой контратакой, спартанцы атаковали основные силы ахейской армии и разбили их.

Уверенный в своей твердой позиции, Клеомен начал заговор против эфоров. Заручившись поддержкой отчима, он вместе с ним отправился в стремительный военный поход против его противников, и когда они попросили остаться в Аркадии из-за истощения, он вернулся в Спарту, чтобы осуществить свои планы реформ. Достигнув города, он послал нескольких своих верных последователей убить эфоров. Четверо эфоров были убиты, а пятому, Агилею, удалось бежать и искать убежище в храме. Убрав эфоров, Клеомен приступил к осуществлению своих реформ.

Реформы

После устранения эфоров, мешавших его политической воле, Клеомен использовал характер законодателя Ликурга, что позволило ему узаконить насилие, и начал свои реформы. Сначала он передал всю свою землю государству ; Вскоре за ним последовали его отчим, его друзья и остальные горожане . Он разделил всю землю и дал каждому гражданину равный участок — уникальное достижение. Земля была объединена и передана в равных долях примерно 4000 гражданам (хотя первый план Agis предполагал, что 4500 граждан). Эти граждане были наполовину старыми, изгнанными, и наполовину новыми гражданами, которые по большей части были наемниками , сражавшимися со спартанской армией. Были также Perioeci пожалованы земли за их посвящение Спарте. Эти 4000 граждан увеличили количество спартанских граждан, пострадавших от олигантропии.

Впервые количество продукции, которое илоты должны были отдавать каждому владельцу кларо, было указано в абсолютных количествах, а не в процентах от годового урожая. Клеомен обучил 4000 гоплитов и восстановил древнюю спартанскую военную и социальную дисциплину.

Дети граждан должны были пройти через волнение , а взрослые граждане должны были снова практиковать старую суровую диаиту, основанную на общинной жизни в рамках военно-настроенных масс. Что еще более важно, Клеомен постановил, что его новая армия должна следовать модели македонской армии, спустя столетие после горького поражения афинян и фиванцев от македонцев при Херонеи . Это характеризовалось использованием македонской сариссы , пятиметровой щуки, которая хорошо зарекомендовала себя в течение следующих двух сезонов кампании. Клеомен завершил свои реформы, поставив во главе своего брата Евклида , сделав его первым царем Агиада на троне Эврипонтида .

Македонское вмешательство

В 226 г. до н.э. жители Мантинеи обратились к Клеомену с просьбой изгнать ахейский гарнизон из города. Однажды ночью он и его войска прокрались в город и сняли ахейский гарнизон, а затем двинулись в близлежащую Тегею. Из Тегеи спартанцы двинулись в Ахею, где Клеомен надеялся заставить Лигу сразиться с ним в решающей битве . Клеомен со своей армией двинулся к Диму и был встречен всей ахейской армией. В битве спартанцы разбили ахейскую фалангу , убив многих ахейцев и захватив других. После этой победы Клеомен захватил город Ласиум и подарил его элианцам.

Олигархи выступили против Клеоменских реформ. Благодаря быстрым победам Клеомена это противостояние усилилось по всему Пелопоннесу. Клеомен занял Коринф и другие стратегические места. Клеоменские реформы, хотя они и не предназначались для применения к побежденному населению, были важным фактором успеха кампании спартанского царя. Действительно, часть ахейского населения хотела избавиться от долгов и была готова поделиться своими землями ради большей справедливости. На самом деле Клеомена не особо заботило побежденное население, и он предпочел вести переговоры с олигархиями, даже если вражда между Аратом и Клеоменом была слишком сильной, чтобы позволить им прийти к соглашению.

После этой дипломатической неудачи Арат решил вести переговоры с Антигоном III Досоном , королем Македонии, который решил начать войну против Спарты. Несмотря на многочисленные попытки прорвать линию обороны и достичь Лехея на Коринфском перешейке, силы Антигона потерпели неудачу и понесли значительные потери. В то время Аргос восстал, и Клеомену пришлось послать 2000 человек, чтобы разобраться с ситуацией. Из-за нехватки людей Клеомен покинул перешеек и отступил в Мантинею. В этот момент Клеомен не мог не отступить и позволить македонской армии продвинуться через Аркадию.

Зная, что Клеомен получил деньги на оплату своих наемников от Птолемея, Антигон, по словам Питера Грина, похоже, уступил часть территории в Малой Азии Птолемею в обмен на то, что Птолемей отказался от финансовой поддержки Спарты. После этого Клеомен вошел в мегаполис и разрушил его, а также совершил набег на территорию Аргоса. Ущерб, нанесенный этими набегами, был не столько фактором военного господства для Клеомена, сколько перерывом в неизбежных поражениях спартанской армии, которая не могла противостоять македонской армии в генеральном сражении. В 222 году в битве при Селлазии спартанцы потерпели поражение, во время которого македонская кавалерия одолела спартанскую конницу. Спартанская фаланга была сокрушена более глубокими рядами македонской фаланги и почти уничтожена, и лишь несколько спартанцев спаслись от битвы с Клеоменом на их стороне.

Поражение и изгнание

В 222 г. до н.э. Клеомен потерпел поражение в битве при Селлазии от ахейцев, получивших военную помощь от Антигона III Досона из Македонии . Клеомен вернулся в Спарту, посоветовал гражданам подчиниться Антигону и бежал в Александрию к своему союзнику Птолемею Эвергету из Египта , надеясь на помощь в восстановлении своего престола.

Однако, когда Птолемей умер, его сын и преемник Птолемей Филопатор пренебрег Клеоменом и в конце концов поместил его под домашний арест. Вместе со своими друзьями он избежал домашнего ареста в 219 г. до н.э. и попытался спровоцировать восстание. Когда он не получил поддержки от населения Александрии , он избежал захвата, покончив с собой . Так умер человек, который почти завоевал весь Пелопоннес и описан Уильямом Смитом как «последний поистине великий человек Спарты и, за исключением, возможно, Филопоэмена , всей Греции».

Источники

Основные источники

Вторичные источники

  • Эта статья включает текст из публикации, которая сейчас находится в общественном достоянии : Smith, William , ed. (1870). » необходимо название статьи «. Словарь греческой и римской биографии и мифологии .
  • Эта статья включает текст из публикации, которая сейчас находится в открытом доступе : Chisholm, Hugh, ed. (1911). » Клеомен «. Encyclopdia Britannica . 6 (11-е изд.). Издательство Кембриджского университета. п. 494.

дальнейшее чтение

Предшественник
Леонидаса II
Агиад, царь Спарты,
235–222 гг. До н. Э.
Преемник
Агесиполис III

Ин. 1: 1, 14, 18. В начале было Слово, и Слово было с Богом, и Слово было Бог. И Слово стало плотью и обитало среди нас, и мы увидели славу Его, славу как Единородного от Отца, полного благодати и истины. Бога никто не видел никогда: Единородный Бог, сущий в лоне Отца, Он открыл.

Св. Климент Римский

Сидоров А.И.

1. «Первое послание к Коринфянам»

Свидетельства о жизни и творениях св. Климента. О самом св. Клименте нам известно очень немногое. Согласно св. Иринею Лионскому, он был третьим епископом Рима (после Лина и Анаклита), и св. Ириней говорит о нем как о «видевшем блаженных Апостолов и общавшемся с ними, еще имевшем проповедь Апостолов в ушах своих и предание их пред глазами своими». Согласно Евсевию Кесарийскому (Церк. ист. III, 15 и 34), епископское служение Климента приходится на 92-101 гг. По Преданию, погиб он мученической смертью и произошло это в Херсонесе. Мощи римского епископа были открыты святыми первоучителями словенскими Мефодием и Кириллом: часть их они принесли в дар римской церкви, а остальное было перенесено в Киев, где мощи были положены в Десятинной церкви. Имя св. Климента обросло большим количеством легенд, многие из которых восходят к апокрифическому роману под названием «Псевдо-Климентины» (или просто «Климентины»), однако эти легенды не имеют под собой никакой твердой почвы в подлинно церковном Предании.
Св. Клименту приписываются несколько произведений, но подлинным является только его «Послание к Коринфянам» (называемое иногда «Первым посланием св. Климента»). Оно дошло до нас в двух греческих рукописях (V и XI вв.); имеются несколько переводов этого послания на латинский (XI в.) и сирийский (XII в.) языки, а также фрагменты двух коптских переводов (рукопись одного датируется IV или V в.). Данное послание пользовалось большим авторитетом и весьма почиталось в древней Церкви: Климент Александрийский причислял его к новозаветным книгам, а Евсевий Кесарийский сообщает, что в его время послание св. Климента читалось в церквах (вероятно, при богослужении). Датируется оно довольно точно 96-97 гг. Послание являет нам святого автора, миросозерцание которого насыщено и пронизано духом Священного Писания — его св. Климент постоянно цитирует и глубоко понимает. Причем цитаты из Ветхого Завета у него явно преобладают над новозаветными, что неудивительно, ибо в то время канон Нового Завета только еще проходил процесс своего становления. Во всяком случае, св. Климент дважды ссылается на изречения («логии») Господа, почерпывая их из устного Предания. Обращаясь к Священному Писанию, св. Климент безоговорочно «признавал высшее происхождение» его «как в отдельных выражениях, так и в целом объеме». Поэтому «учение св. Климента по вопросу о богодухновенности есть самое ясное и отчетливое свидетельство церковной веры в богодухновенность Св. Писания послеапостольского века». В то же время св. Климент отнюдь не чуждался и эллинской образованности: некоторые стоические идеи явно находят у него отклик (особенно гл. 19—20 послания).
Непосредственным поводом к написанию послания был слух, дошедший до римской церкви, о нестроениях в братской коринфской общине: по словам св. Климента, среди коринфских христиан произошел «мятеж» (сттаогс), который «немногие дерзкие и высокомерные люди разожгли до такого безумия, что почтенное, славное и для всех достолюбезное имя ваше (т. е. имя христиан.— А. С.) подверглось великому поруганию» (гл. 1). Далее он говорит, что «люди бесчестные восстали против почтенных, бесславные против славных, глупые против разумных, молодые против старших» (гл. 3). Эту фразу, особенно последние слова: oi neoi epi touV presbuterouV, можно понимать в двояком смысле — как «восстание младших по возрасту против старших» и как «мятеж некоторой части мирян против клира». Оба смысла, вероятно, почти совпадают, но св. Климент выделяет все-таки второй, ибо ниже он замечает, что «твердейшая и древняя церковь коринфская из-за одного или двух человек возмутилась против пресвитеров» (гл. 47). Таким образом, причина волнений в коринфской общине не имела серьезной догматической подоплеки: это была обычная схизма (раскол), у истоков которой стояли всего несколько лиц, обуреваемых гордыней и честолюбием. Поэтому видеть в этой схизме столкновение «харизматических проповедников с пресвитерами» у нас нет серьезных оснований.
Учение св. Климента. Указанная схизма послужила для св. Климента причиной изложения некоторых важных моментов христианского вероучения, основой которого является догмат о Святой Троице. Впрочем, триадология в послании только намечается в самых общих чертах, но детально не разрабатывается. Тайна внутритроичной Жизни и отношения Божественных Лиц между собой лишь предполагаются св. Климентом, но в эту тайну он не дерзает проникать. Слово Бог (o QeoV) служит у него обозначением не Божественной сущности, но первого Лица Святой Троицы. Главный акцент в послании ставится на спасительном излиянии действия Божиего на мир, т. е. на тайне Домостроительства Божиего. Причем, как подчеркивает св. Климент, в этом Домостроительстве участвуют все Ипостаси Святой Троицы: Богу Отцу принадлежит изволение (qelhma Qeou) устроить Царство Божие; Сын является главным орудием и средоточием Домостроительства спасения, а Святой Дух изображается как Полнота (plhrojoria) благодатных средств, ведущих ко спасению, т. е. в Царство Божие. Характерно, что вторую Ипостась Святой Троицы св. Климент лишь один раз называет Сыном Божиим, хотя представление о Божестве Христа и Его предсуществовании высказывается им достаточно ясно. Однако отсутствие четкого акцента на Божественности Христа заставляет св. Фотия Константинопольского в своей «Библиотеке» заметить, что в послании св. Климента Господь наш Иисус Христос называется Архиереем и Предстателем (arcierea kai prostathn), а «богоприличные и более возвышенные речения» (taV qeoprepeiV kai uyhloteraV … jwnaV) о Нем здесь отсутствуют. Акт рождения Сына, согласно св. Клименту, как бы совпадает с решением Бога Отца спасти род человеческий, т. е. «сыноположение здесь ясно приурочивается к моменту усыновления Богом рода человеческого в личности Христа-Спасителя». Боговоплощение понимается прежде всего как факт уничижения (etapeinojronhsen) второго Лица Святой Троицы. Человечество Христа особо подчеркивается св. Климентом: Он обладает и плотью (sarx), и душой (yuch); по плоти Господь произошел от Авраама и из любви к нам отдал Кровь Свою за нас. Роль Святого Духа не ярко выражена в богословии св. Климента, который называет Его Источником и Излиянием благодати Божией, а также Источником пророческого вдохновения о тайне искупления.
Домостроительство Божие, согласно св. Клименту, распространяется не только на человечество, но и на весь тварный мир. Бог, будучи Отцом и Создателем мира, излил на него Свои благодеяния, которые св. Климент называет «дарами мира» (thV eirhnhV). Поэтому в мире («космосе») царит лад и благочиние: «Небеса, по Его распоряжению движущиеся, мирно (en eirhnh) повинуются Ему; день и ночь совершают определенное им течение, не препятствуя друг другу. Солнце и лики звезд, по Его велению, согласно и без малейшего уклонения проникают на назначенные им пути» и т. д. Эту в целом античную (особенно, стоико-платоническую) идею «космоса», предполагающую благоустроение и гармонию мироздания, св. Климент включает в общий контекст «икономического» христианского мировидения: Создатель и Владыка всяческих благотворит всем Своим творениям, но «бесконечно много (uperekperisswV) нам, которые прибегли к милосердию Его через Господа нашего Иисуса Христа» (гл. 19—20). Таким образом, хотя Домостроительство Божие распространяется на все мироздание, оно сосредотачивается в первую очередь на человеке, как венце творения. Подспудно св. Климентом предполагается мысль, что, поскольку грехопадением человека нарушена вселенская гармония, то от спасения человека зависит и восстановление «благочиния» в мироздании. А это спасение, дарованное Богом людям через Воплощение второго Лица Святой Троицы, осуществляется лишь в Церкви и через Церковь. Поэтому экклесиология занимает одно из самых центральных мест в послании.
Ведущим лейтмотивом данной экклесиологии является опять же идея лада, гармонии и мира («эйрене»). Церковь св. Климент сравнивает с воинским подразделением, где «ни великие без малых, ни малые без великих не могут существовать. Все соединены друг с другом (букв. «есть некое смешение всех» — sugkrasiV tiV estin en pasin) и от этого польза». Второе сравнение, приводимое св. Климентом, это сравнение с телом в духе экклесиологии св. Апостола Павла: «голова без ног ничего не значит, равно и ноги без головы, и малейшие члены в теле нашем нужны и полезны для целого тела; все они находятся в согласии друг с другом (букв. «дышат вместе» — panta sunpnei) и стройным подчинением своим служат во здравие целого тела» (гл. 37). Гармоничное устроение Тела Христова проявляется прежде всего в богослужении, совершаемом в определенные времена и часы; благодаря церковному богослужению нам открываются «глубины божественного ведения». Последняя фраза (ta baqh thV qeiaV gnwsewV) указывает на ту традицию православного «гносиса», у истоков которой стоят свв. Апостолы Иоанн и Павел и которая затем обрела наиболее четкие формы свои в александрийской школе. Св. Климент указанной фразой как бы подчеркивает один из самых существенных моментов этого «гносиса» — его церковность, ибо без Церкви, ее таинств и богослужения подлинное ведение не может существовать.
Важнейшей экклесиологическои идеей послания представляется мысль, что Церковь есть не человеческое, а Божественное установление. Это проявляется, согласно св. Клименту, прежде всего в богоучрежденности церковной иерархии. Данная мысль ясно высказывается в 42 главе: «Апостолы были посланы проповедовать нам Евангелие от Господа нашего Иисуса Христа, а Иисус Христос — от Бога. Христос был послан от Бога, а Апостолы от Христа; то и другое произошло благочинно (eutaktwV) по воле Божией. Итак, приняв повеление и удостоверенные (plhrojorhqenteV) воскресением Господа нашего Иисуса Христа, утвержденные в вере словом Божиим, с полнотою (meta plhrojoriaV) Духа Святого пошли благовествовать Царство Божие. Проповедуя по странам и городам, они первенцев своих (taV aparcaV autwn), после испытания в Духе (dokimasanteV tw pneumati — «испытав Духом» или «после духовного испытания»), поставляли во епископов и диаконов для будущих верующих. И это не было новшеством (ou kainwV), ибо задолго до этого было написано о епископах и диаконах». И далее св. Климент цитирует Ис.60,17, заменяя в тексте Септуагинты arcontaV (начальники) на diakonouV (слуги, диаконы). Тем самым он довольно прозрачно намекает на то, что истоки свои Церковь имеет в Ветхом Завете. Затем он говорит: Апостолы знали, что «будет раздор о епископском достоинстве» (eriV estai peri tou onomatoV thV episkophV), а поэтому, обладая «совершенным предведеннем» (prognwsin… teleian), они, поставив указанных служителей, присовокупили закон (epinomhn — «добавление, приложение к закону»), чтобы после смерти этих служителей «другие испытанные мужи принимали на себя их служение». Такое поставление новых служителей должно происходить «с согласия всей Церкви» (suneudokhsashV) и, если их служение проходит со смирением, безукоризненно, тихо (hsucwV — мирно) и получает от всех одобрение, то таковых служителей нельзя лишать епископства (гл. 44). Таким образом, согласно св. Клименту, вся церковная иерархия имеет не только божественное, но и апостольское происхождение. В акте поставления на церковное служение он различает два основных момента: собственно «поставление» (katastasiV) и «одобрение» (suneudokhsiV); первый момент предполагает «рукоположение» (ceirotoneia — см. Деян. 14, 23), а второй — активное участие в этом поставлении и всего народа Божиего, т. е. соборное признание.
Церковная иерархия обеспечивает единство Церкви — идея также наиважнейшая для экклесиологии св. Климента. Причем он, озабоченный схизмой в коринфской общине, «занимается по преимуществу разъяснением внешних условий, необходимых для этого единства… Но, занимаясь изображением важности и необходимости внешних объединяющих начал для единства Церкви, Климент не теряет при этом из виду и внутренних начал этого единства; они даже составляют его исходную точку зрения на единство Церкви». Постоянное пребывание Святого Духа в Церкви побуждает чад ее непрестанно устремляться к святости. Отметив это, св. Климент касается еще одного существенного свойства Церкви — ее соборности, «которая у него представляется существующею в виде полного, целостного организма, сознающего и чувствующего себя во всех членах, несмотря на их различие, и потому предоставляющего им право на живое и деятельное участие во всем том, что относится к жизни всего (olou) ее Тела».
С экклесиологией св. Климента непосредственно смыкается и его этическое учение. Поскольку Христос есть Основатель и Глава Церкви, то Он есть образ для определения нравственных норм поведения ее членов. Прежде всего, св. Климент обращает особое внимание на важность покаяния: без покаяния невозможно спасение, ибо Кровь Христа «всему миру принесла благодать покаяния» (metanoiaV— гл. 7). Далее, для св. Климента покаяние неотделимо от смирения, заповеданного Господом: «утверди себя, чтобы ходить со смирением, повинуясь святым повелениям Его» (гл. 13). Сам Господь являет нам пример смирения, ведь Он «пришел не в блеске великолепия и надменности, хотя и мог бы, но смиренно» и за грехи наши кротко перенес все крестные муки (гл. 16). Здесь христологическая идея «кеносиса» определяет и нравственное учение св. Климента. Наконец, смирение и покаяние немыслимы без любви. Вдохновенный гимн христианской любви в духе св. Апостола Павла звучит в послании: «Любовь соединяет нас с Богом; любовь покрывает множество грехов, любовь все принимает, все терпит великодушно. В любви нет ничего низкого, ничего надменного, любовь не допускает разделения, любовь не заводит возмущения, любовь все делает в согласии, любовью все избранники Божий достигли совершенства, без любви нет ничего благоугодного Богу» (гл. 49). Все этическое учение св. Климента увенчивается положением об оправдании и верою, и делами, причем преимущественный акцент ставится на первой. Он говорит: «мы, будучи призваны по воле Бога во Христе Иисусе, оправдываемся (dikaioumeqa) не сами собою, и не своею мудростью, или разумом, или благочестием, или делами, в святости сердца нами совершаемыми, но посредством веры, которою Вседержитель Бог от века всех оправдывал» (гл. 32). Это, естественно, не означает пренебрежения делами, поскольку св. Климент увещевает: «со всем усилием и готовностью поспешим совершать всякое доброе дело. Ибо Сам Творец и Владыка всего веселится о делах Своих» (гл. 33).
Наконец, следует отметить, что миросозерцание св. Климента окрашено в эсхатологические тона, впрочем достаточно мягкие. Подобного рода эсхатологизм присущ всем апостольским мужам, ибо «в первые века христианства надежда на скорое пришествие Христа была, по-видимому, господствующим настроением христианского мира». Однако у св. Климента эта надежда хотя и присутствует, но особенно не акцентируется. Он только указывает на величие и красоту будущих обетованных даров. Путь к обретению их, по св. Клименту, возможен при следующих условиях: «Если ум наш будет утвержден в вере в Бога; если будем искать того, что Ему угодно и приятно; если будем исполнять то, что находится в согласии с Его святою волею, и ходить путем истины, отвергнув от себя всякую неправду и беззаконие» (гл. 35). Данная фраза показывает, что эсхатология у св. Климента, как и у многих других отцов Церкви, вполне созвучна с этикой, поскольку только жизнь по Христу и во Христе открывает человеку доступ в будущее Царство Божие.
Следовательно, одна из основных интуиции послания св. Климента — ясное осознание глубокой взаимосвязи всех частей христианского вероучения. Руководящим началом и связующим центром всего мировоззрения святого отца представляется идея Домостроительства Божиего. Как действие всех трех Лиц Святой Троицы, Домостроительство объемлет совокупность мироздания, но сосредотачивается преимущественно на роде человеческом. Ибо именно к людям Бог Отец посылает Своего Сына, Который, восприняв всю полноту человечества, искупил род человеческий и открыл ему путь ко спасению, основав Церковь Свою. Она, являясь Телом Христовым, руководствуется законом благочиния, гармонии и единства всех ее членов. Подчиняясь этому закону, каждый христианин должен свою жизнь настроить на единый лад с данным духовным законом вселенского бытия, ибо без этого он не может стать наследником Царства Божия.

Климент XII, папа Римский

Климент XII (1652 — 1740), папа Римский (1730 — 1740)

В миру Лоренцо Корсини (Lorenzo Corsini), родился 7 апреля 1652 года.

Римский папа с 13 июля 1730. Терпел постоянные неудачи в своих политических и церковных стремлениях.

На попытку Климента вернуть папскому престолу Парму и Пьяченцу, после смерти бездетного Антонио Фарнезе, не обратили даже внимания многочисленные соискатели этого наследства; также не удалось Клименту присоединить и маленькое владение Сан-Марино.

Во время войны между Австрией и Испанией в 1734-1736 годах папа подвергался унижению в самой церковной области, где поочередно хозяйничали обе враждующие стороны.

Полная неудача постигла попытку папы присоединить Православную Церковь и вернуть к римо-католицизму протестантов, которым он обещал за это признать их право собственности на церковные земли, которыми они владели с эпохи реформации.

Заслуги Климента — облегчение податных тягостей в церковной области, меры против роскоши и разбоев, украшение Рима и обогащение ватиканской библиотеки, с помощью того же Ассемани.

Скончался 6 февраля 1740 года.

Литература

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *