Анна Андреевна Ахматова в живописи

 

Амедео Модильяни.
«Анна Ахматова».
1911.

В 1907 году в Париже русские начинающие поэты выпускали журнал «Сириус». Журнал был тощий — вроде нынешних сборников Союза молодых поэтов, поэты решительно никому не известны. Неведомая поэтесса А. Горенко печатала там стихи:

На руке его много блестящих колец
С покоренных им девичьих нежных сердец.
Но на этой руке нет кольца моего.
Никому, никому не отдам я его.

Это имя — Анна Горенко — так и кануло в Лету вместе с напечатанными в «Сириусе» стихами: свои позднейшие произведения поэтесса стала подписывать псевдонимом — Ахматова.

Георгий Иванов. «Китайские тени».

* * *

Наталия Третьякова.
«Ахматова и Модильяни. У неоконченного портрета.»

1911 год. В «башне» — квартире Вячеслава Иванова — очередная литературная среда. Весь «цвет» поэтического Петербурга здесь собирается.

Читают стихи по кругу, и "таврический мудрец", щурясь из-под пенсне и потряхивая золотой гривой, — произносит приговоры. Вежливо-убийственные, по большей части. Жестокость приговора смягчается только одним — невозможно с ним не согласиться, так он едко-точен. Похвалы, напротив, крайне скупы.
Самое легкое одобрение — редкость.

Читаются стихи по кругу. Читают и знаменитости и начинающие. Очередь доходит до молодой дамы, тонкой и смуглой.

Это жена Гумилева. Она "тоже пишет". Ну, разумеется, жены писателей всегда пишут, жены художников возятся с красками, жены музыкантов играют.

Эта черненькая смуглая Анна Андреевна, кажется, даже не лишена способностей.

Еще барышней, она писала:

И для кого эти бледные губы
Станут смертельной отравой?
Негр за спиною, надменный и грубый,
Смотрит лукаво.

Мило, не правда ли? И непонятно, почему Гумилев так раздражается, когда говорят о его жене как о поэтессе?

А Гумилев действительно раздражается. Он тоже смотрит на ее стихи как на причуду "жены поэта". И причуда эта ему не по вкусу. Когда их хвалят — насмешливо улыбается.

— Вам нравится? Очень рад. Моя жена и по канве прелестно вышивает.

— Анна Андреевна, вы прочтете?

Лица присутствующих «настоящих» расплываются в снисходительную улыбку.

Гумилев, с недовольной гримасой, стучит папиросой о портсигар.

— Я прочту.

На смуглых щеках появляются два пятна. Глаза смотрят растерянно и гордо. Голос слегка дрожит.

— Я прочту.

Так беспомощно грудь холодела,
Но шаги мои были легки,
Я на правую руку надела
Перчатку с левой руки…

На лицах — равнодушно-любезная улыбка. Конечно, не серьезно, но мило, не правда ли? — Гумилев бросает недокуренную папиросу.

Тайные ню становятся явными

Два пятна еще резче выступают на щеках Ахматовой…

Что скажет Вячеслав Иванов?

Вероятно, ничего. Промолчит, отметит какую-нибудь техническую особенность. Ведь свои уничтожающие приговоры он выносит серьезным стихам настоящих поэтов. А тут… Зачем же напрасно обижать…

Вячеслав Иванов молчит минуту. Потом встает, подходит к Ахматовой, целует ей руку.

— Анна Андреевна, поздравляю вас и приветствую. Это стихотворение — событие в русской поэзии.

Георгий Иванов. «Петербургские зимы».

* * *

«Михаил Лозинский и Анна Ахматова».
Фрагмент рисунка Сергея Городецкого.
1913.

Натан Альтман.
«Портрет Анны Ахматовой».
1914.

Дмитрий Викторович Онищенко.
«Анна Ахматова».
1999.

О. Кардовская.
«Портрет А. Ахматовой».
1914.

М. Ю. Сюрина.
«А. А. Ахматова».
Из серии «Мысли-облака».
2014.

Савелий Абрамович Сорин.
«Портрет А. А. Ахматовой».
1914.

Р. Курамшин.
«Портрет Анны Ахматовой».

Юрий Павлович Анненков.
«Портрет Ахматовой».
1921.

«Ротонда». Обычная вечерняя толкотня. Я ищу свободный столик. И вдруг мои глаза встречаются с глазами, так хорошо знакомыми когда-то (Петербург, снег, 1913 год…), русскими, серыми глазами. Это Судейкина. Жена известного художника.

— Вы здесь! Давно?

Улыбка — рассеянная «петербургская» улыбка.

— Месяц как из России.

— Из Петербурга?

Судейкина — подруга Ахматовой. И, конечно, один из моих первых вопросов — что Ахматова?

— Аня? Живет там же, на Фонтанке, у Летнего сада. Мало куда выходит — только в церковь. Пишет, конечно. Издавать? Нет, не думает. Где уж теперь издавать…

…На Фонтанке… У Летнего сада…

1922 год, осень. Послезавтра я уезжаю за границу. Иду к Ахматовой — проститься. Летний сад шумит уже по-осеннему, Инженерный замок в красном цвете заката. Как пусто! Как тревожно! Прощай, Петербург…
Ахматова протягивает мне руку.

— А я здесь сумерничаю. Уезжаете?

Ее тонкий профиль рисуется на темнеющем окне. На плечах знаменитый темный платок в большие розы:

Спадает с плеч твоих, о, Федра,
Ложноклассическая шаль…

— Уезжаете? Кланяйтесь от меня Парижу.

— А вы, Анна Андреевна, не собираетесь уезжать?

— Нет. Я из России не уеду.

— Но ведь жить все труднее.

— Да. Все труднее.

— Может стать совсем невыносимо.

— Что ж делать.

— Не уедете?

— Не уеду.

Георгий Иванов. «Петербургские зимы».

* * *

Павел Борисов.
«Анна Ахматова».
1995.

— Знаете, — серые глаза смотрят на меня почти строго, — знаете, — Аня раз шла по Моховой. С мешком. Муку, кажется, несла. Устала, остановилась отдохнуть. Зима. Она одета плохо. Шла мимо какая-то женщина… Подала Ане копейку. — Прими, Христа ради. — Аня эту копейку спрятала за образа.
Бережет…

Георгий Иванов. «Петербургские зимы».

* * *

Марина Князева.
«Анна Ахматова».

Т. М. Скворикова.
«Двойной портрет: Анна Ахматова и Николай Гумилёв».
1926.

Это был долгожданный ребенок. Брак старшего сына Дмитрия, к огорчению Анны Ивановны Гумилевой, оказался бездетным. К осени 1912 года в семье младшего, Николая, ждали наследника. Почему-то все были уверены, что родится мальчик. Николай Степанович, узнав о беременности жены, повез ее в Италию от сырой весны, от пронизывающих балтийских ветров. Итальянское солнце казалось панацеей от телесных и душевных недугов. Об этой поездке сведений почти не сохранилось, только маршрут: Генуя — Пиза — Флоренция. Из Флоренции Николай Степанович один отправился в Рим и Сиену, потом вернулся, и они с Анной посетили Болонью, Падую, Венецию.

Вопреки надеждам, итальянское солнце холодноватых отношений между супругами не согрело.

Помолись о нищей, о потерянной,
О моей живой душе,
Ты, в своих путях всегда уверенный…

Под этими строчками Ахматовой дата: 1912, май, Флоренция.

В эти же майские дни появились стихи Ахматовой, необъяснимые, поразительные своим трагическим диссонансом с реальностью, казалось бы, вполне благополучной.

Тихий дом мой пуст и неприветлив,
Он на лес глядит одним окном,
В нем кого-то вынули из петли
И бранили мертвого потом.
Был он грустен или тайно-весел,
Только смерть — большое торжество.
На истертом красном плюше кресел
Изредка мелькает тень его.
<…>
И, пророча близкое ненастье,
Низко, низко стелется дымок.
Мне не страшно. Я ношу на счастье
Темно-синий шелковый шнурок.

Что это? Просто литературный сюжет? Но откуда эти мрачные видения? Может быть, предчувствие будущей трагической судьбы? Век войн и революций уже надвигался, и мирной жизни было отмерено всего два года.
В Россию возвращались через Вену, Краков и Киев. В Киеве Анна Андреевна осталась погостить у матери. Потом отправилась в Литки (Подольская губерния), имение своей кузины. Николай Степанович поехал в Петербург, затем — в Москву, по литературным делам. Но в начале июня он уже был у матери, в Слепневе, откуда писал жене: «…мама нашила кучу маленьких рубашечек, пеленок…»

Вторую половину июля и начало августа Николай и Анна провели в Слепневе. Тогда за Ахматовой внимательно наблюдала двенадцатилетняя Елена, внучатая племянница Анны Ивановны Гумилевой. По ее воспоминаниям, Ахматова была «укутана в шаль и ходила тихими шагами со своей очень симпатичной бульдожкой Молли. Держалась она очень уединенно». Анна своих привычек не меняла, вставала поздно, строгому распорядку слепневского дома не следовала. Но все относились к ней доброжелательно, оберегали, в буквальном смысле на руках носили. Ей трудно было подниматься по крутой лестнице, и Анна Ивановна поручила Коле-маленькому, если Коли-большого рядом не будет, носить Анну вверх и вниз на руках. Коля-маленький, племянник Николая Степановича, был тогда рослым и сильным юношей; не пройдет и года, как оба Николая отправятся в Абиссинию.

Даже слепневские крестьяне стали не только свидетелями, но и участниками больших ожиданий в господском доме. На сельском сходе им обещали простить долги, если родится наследник. Забегая вперед, скажем, что Анна Ивановна Гумилева обещание сдержала.

Сергей Беляков. «Гумилёв, сын Гумилёва».

* * *

Владимир Смелков.
«Анна Андреевна Ахматова».

Анна Ивановна Гумилева никогда не жаловалась, что Ахматова не навещала Леву. Зато Инна Эразмовна Горенко мягко упрекала дочь. 15 октября 1924 года она пишет Ахматовой из поселка Деражня Подольской губернии, где жила у сестры: «Спасибо, Аничка, за обещание приехать сюда, но извини, детка, совсем ему не верю. Если в Бежецк ты подолгу не можешь собраться, то тем паче в такую глушь не заедешь». Она предлагает дочери на Пасху съездить в Бежецк вместе, повидать Левушку. Поездка не состоялась. Возможно, просто не нашли денег. Инна Эразмовна вместе с сестрой Анной Эразмовной жили почти без средств, натуральным хозяйством, к тому же сестры были немолоды. Тем не менее бабушка старалась порадовать внука, отправляла небольшие посылки.

Из письма И. Э.Горенко Анне Ахматовой 5 сентября 1925 года: «Дорогая моя детка! Поздравляю тебя, Аничка, с Днем рождения Левушки. Дай Бог ему здоровья и сил для учения. Послала ему вареных в сахаре груш, сушеных вишен и черешен. Не знаю, будет ли доволен?»

Ахматова в письмах к матери всё больше рассказывала о себе:

«Осень я провела в Царском, много гуляла в парке, чудесно отдохнула. Возможно, после рождества опять поеду туда на всю зиму. <…> Лева писал мне, что получил твое письмо и орешки».

Эгоцентризм гения, сосредоточенность Ахматовой на себе отмечали ее современники.

Из дневника Корнея Чуковского. 24 декабря 1921 года: «…я впервые увидел, как неистово, беспросветно, всепоглощающе она любит себя. Носит себя повсюду, только и думает о себе — и других слушает только из вежливости».

Взаимное непонимание, отчуждение матери и сына намечается уже в двадцатые годы. Тогда Лева очень любил мать, нуждался в ее ласке, в заботе. Он ждал ее, каждый раз просил приехать хотя бы на Пасху и на Рождество. В холодности Ахматовой он винил только себя. Из письма Левы Гумилева Павлу Лукницкому, конец 1925 года: «Мама мне не писала с моего приезда, верно, я что-нибудь сболтнул, и она во мне разочаровалась».

Почтительность, удивительная для тринадцатилетнего подростка.

Сергей Беляков. «Гумилёв, сын Гумилёва».

* * *

Георгий Иванович Нарбут.
«Анна Ахматова и Николай Гумилёв».
1930.

Елизавета Токарева.
«Анна Ахматова и Николай Гумилёв».

Александр Емельянов.
«Николай Гумилёв и Анна Ахматова».

Михаил Кудреватый.
«Поэты и судьба».
1990.

М. М. Синякова.
«Портрет А. А. Ахматовой».
1920.

Зинаида Евгеньевна Серебрякова.
«А. А. Ахматова».
1922.

Кузьма Сергеевич Петров-Водкин.
Набросок портрета А. Ахматовой.
1922.

Кузьма Сергеевич Петров-Водкин.
«Портрет А. А. Ахматовой».

Л. А. Бруни.
«Портрет А. А. Ахматовой».
1922.

Анна Ахматова.
«Автопортрет».
1926.

Николай Андреевич Тырса.
«Анна Ахматова».
1927.

Николай Андреевич Тырса.
«Портрет А. Ахматовой».
1927.

Николай Андреевич Тырса.
«Портрет А. А. Ахматовой».
1928.

Николай Андреевич Тырса.
«Портрет А. Ахматовой».
1928.

Николай Андреевич Тырса.
«Портрет Анны Ахматовой».

Николай Андреевич Тырса.
«Портрет А. А. Ахматовой».
1928.

Николай Андреевич Тырса.
«Портрет А. А. Ахматовой».
1928.

Светлана Мищенко-Сапсай.
«Анна».

АННА АНДРЕЕВНА АХМАТОВА (1889-1966)

ПИСАТЕЛИ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.

ЖИВОПИСЬ. АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ.

Раскраски с играми и заданиями © 2018.

Книги Анны Ахматовой

Книжный магазин с доставкой курьером или Почтой России. Лучшие цены в РФ. Анна Шатова

Покупая наши книги в интернет магазине доставка по России производится в город Москва, Санкт-Петербург, Абакан, Альметьевск, Ангарск, Арзамас, Армавир, Артём, Архангельск, Астрахань, Ачинск, Балаково, Балашиха, Барнаул, Батайск, Белгород, Березники, Бийск, Благовещенск, Братск, Брянск, Великий Новгород, Владивосток, Владикавказ, Владимир, Волгоград, Волгодонск, Волжский, Вологда, Воронеж, Грозный, Дербент, Дзержинск, Димитровград, Екатеринбург, Елец, Железнодорожный, Жуковский, Златоуст, Иваново, Ижевск, Иркутск, Йошкар-Ола, Казань, Калининград, Калуга, Каменск-Уральский, Камышин, Кемерово, Киров, Киселёвск, Кисловодск, Ковров, Коломна, Комсомольск-на-Амуре, Копейск, Королёв, Кострома, Красногорск, Краснодар, Красноярск, Курган, Курск, Кызыл, Ленинск-Кузнецкий, Липецк, Люберцы, Магнитогорск, Майкоп, Махачкала, Междуреченск, Миасс, Мурманск, Муром, Мытищи, Набережные Челны, Назрань, Нальчик, Находка, Невинномысск, Нефтекамск, Нефтеюганск, Нижневартовск, Нижнекамск, Нижний Новгород, Нижний Тагил, Новокузнецк, Новокуйбышевск, Новомосковск, Новороссийск, Новосибирск, Новотроицк, Новочебоксарск, Новочеркасск, Новошахтинск, Новый Уренгой, Ногинск, Норильск, Ноябрьск, Обнинск, Одинцово, Октябрьский, Омск, Орёл, Оренбург, Орехово-Зуево, Орск, Пенза, Первоуральск, Пермь, Петрозаводск, Петропавловск-Камчатский, Подольск, Прокопьевск, Псков, Пятигорск, Ростов-на-Дону, Рубцовск, Рыбинск, Рязань, Салават, Самара, Саранск, Саратов, Северодвинск, Северск, Сергиев Посад, Серпухов, Смоленск, Сочи, Ставрополь, Старый Оскол, Стерлитамак, Сургут, Сызрань, Сыктывкар, Таганрог, Тамбов, Тверь, Тольятти, Томск, Тула, Тюмень, Улан-Удэ, Ульяновск, Уссурийск, Уфа, Ухта, Хабаровск, Хасавюрт, Химки, Чебоксары, Челябинск, Череповец, Черкесск, Чита, Шахты, Щёлково, Электросталь, Элиста, Энгельс, Южно-Сахалинск, Якутск, Ярославль и другим городам Российской Федерации почтой России, курьером, с помощью курьерской службы, либо в пункт самовывоза.

Ахматова Анна Андреевна (1889-1966) – поэт.

Фото П. Лукницкого

Под псевдонимом “Анна Ахматова” вошла в литературу Анна Андреевна Горенко, ставшая одним из великих русских поэтов ХХ века. Родилась она 23.06. 1889 года в Одессе на Большом Фонтане. Псевдонимом взяла фамилию своей бабушки, так как отец, публиковавший статьи, был недоволен полным совпадением подписи – А. А. Г. Отец Анны Ахматовой Андрей Антонович Горенко был инженером торгового флота, капитаном 2-го ранга в отставке.

29 декабря 1889 года Анна Андреевна была крещена в Одессе в кафедральном Преображенском соборе на Соборной площади. Крестные – кандидат естественных наук С.Г. Романенко и дочь дворянина М.Ф. Вальцер. В нашем городе Анна Ахматова прожила чуть больше года, до августа 1890, но в родной город приезжала трижды – в 1904, 1906, 1909 годах. Именно в Одессе в 1904 году она написала первые стихи, в свои 15 лет влюбившись в одесского писателя Александра Митрофановича Федорова. Жила Ахматова в Люстдорфе у сестры отца Аспазии Антоновны Горенко. Далекие родичи Андрея Антоновича Горенко и до сих пор проживают в Люстдорфе.

Силуэт А. Ахматовой работы Е. Кругликовой

Все приезды Анны Ахматовой в Одессу были для нее полны значимых событий. 1904 год – первая влюбленность и первые стихи, 1909 – после многочисленных отказов она, наконец, согласилась стать женой поэта Николая Гумилева, замужем за которым была с 1910 по 1918 год.

Фото М. Наппельбаума. 1922 г.

Первая публикация стихов Ахматовой – в 1907 году в журнале “Сириус”, который издавали в Париже Николай Гумилев и одессит Мстислав Фармаковский. В 1910 году вместе с Н. Гумилевым, О. Мандельштамом, В. Нарбутом, М. Зенкевичем Ахматова основала группу “Цех поэтов”, положившую начало литературному течению акмеизм. Первый сборник стихов Анны Ахматовой “Вечер” (1912) принес ей признание, следующий – “Четки” (1913) – выдержал 13 переизданий, в том числе и “пиратское” в 1918 году в Одессе. В Одессе же вышел сборник “Стихи 1918”, где под одной обложкой опубликованы А.

Фото Ахматовой

Блок, И. Бунин, А. Ахматова и А. Федоров.

Признание Анны Ахматовой читателями и писателями не избавили ее от постоянного преследования большевиками. После 1922 года в течение 15 лет не публиковались ни новые, ни старые ее стихи. Лишь в 1940 году был издан сборник “Из шести книг”. А в 1946 году после доклада А. Жданова Анна Ахматова и Михаил Зощенко стали жертвами, как писал А. Твардовский, “крайне несправедливых и грубых нападок”. И Анна Ахматова, и Михаил Зощенко были исключены из Союза писателей СССР.

Возвращение Ахматовой в литературу произошло только после ХХ съезда КПСС. И все же на родине и “Поэма без героя”, и “Реквием” полностью были опубликованы только после смерти поэта.

Анне Ахматовой дважды разрешили выехать за рубеж – при получении премии Этна-Таормина в Италии (1964) и звания почетного доктора университета Оксфорда (1965).

Умерла Анна Андреевна Ахматова 5 марта 1966 г. в подмосковной больнице.

В Одессе у входа в аллею, по которой можно было пройти к дому, где родилась Анна Ахматова, близ 11-й станции Б. Фонтана установлена мемориальная доска с барельефом поэта работы скульптора Т. Судьиной, там же улица Украинская переименована в улицу Анны Ахматовой. В нашем городе в том же юбилейном 1989 году вышла книга “Венок Ахматовой”, где собрано около 100 стихотворений разных поэтов, в том числе и одесских – Ю. Михайлика, И. Рейдермана, И. Неверова, посвященных Анне Ахматовой.

Евгений Голубовский, журналист

2 сентября 2014 года, к 220-летию со дня основания Одессы, на Аллее Звезд была открыта новая звезда – в честь Анны Андреевны Ахматовой.

“Реквием”, читает Анна Ахматова.
Фото А. Воротынского

Портрет А. Ахматовой работы К. Петрова-Водкина

О царственности облика Ахматовой в старости говорят и пишут, кажется, все, кто ее знал, — это уже трюизм. Но без него действительно трудно обойтись, когда вспоминаешь ту совершенно естественную, ненаигранную, спокойную величавость, которая в последние годы стала ей свойственна и в походке, и в жесте, и в повороте головы иногда, например, когда она что-нибудь внимательно слушала.

Анна Андреевна Ахматова в живописи

Когда Анна Андреевна замедляла шаг перед закрытой дверью, казалось, что дверь должна перед ней сама отвориться, кресло — придвинуться, белая шаль — лечь на ее плечи, и даже непочтительная приставучая наша собака Изора — отстать. Я не любил только, когда к этой естественной царственности примешивалось в ее тоне еще что-то совсем другое, что-то Петербургское, светское, чопорное, подмораживающее окружающих. Но это случалось редко и только при других гостях. Впрочем, Анна Андреевна могла сама тут же и снять этот тон.

Елена Константиновна Гальперина-Осмёркина

При всем своем внутреннем величии Анна Андреевна не оставалась равнодушной к поклонению. Помню ее встречу у нас с Дмитрием Николаевичем Журавлёвым. Запомнился мне этот вечер, потому что Ахматова была в несвойственном ей веселом настроении. Журавлёв читал стихи Пушкина, и она нежно благодарила его, с улыбкой подавая ему руку ладонью вверх. И он всякий раз неизменно учтиво поворачивал эту руку и целовал ее особенно почтительно. Самое удивительное, что не совпадало с привычным мне образом Ахматовой, было невиданное мною ранее ее веселое кокетство.

Анатолий Генрихович Найман:

Она бывала капризна, деспотична, несправедлива к людям, временами вела себя эгоистично и как будто напоказ прибавляла к явлению и понятию "Анна Ахматова" все новые и новые восторги читателей, робость и трепет поклонников, само поклонение как определяющее качество отношения к ней. Вольно и невольно она поддерживала в людях желание видеть перед собой фигуру исключительную, не их ранга, единственную — и нужную им, чтобы воочию убеждаться в том, сколь исключительным, какого ранга может быть человек. И то, что она в самом деле была такой фигурой, выглядело — с близкого расстояния — естественной основой и побудителем ее поведения, а главным и самостоятельным, чуть ли не обособившимся от первопричины, казалось поведение.

Иосиф Александрович Бродский.Из бесед с Соломоном Волковым:

Близкие знакомые называли ее "королева-бродяга", и действительно в ее облике — особенно когда она вставала вам навстречу посреди чьей-нибудь квартиры — было нечто от странствующей, бесприютной государыни.

Дмитрий Евгеньевич Максимов:

Фон, на котором выступает образ Ахматовой, — строжайший минимум бытового реквизита. Не просто безбытность, а великолепное, хотя и совсем не подчеркнутое, не "поданное", но осуществленное наделе презрение к быту. Скудный, пунктирный интерьер дома Анны Андреевны, если позволено употребить это слово, не имел ничего общего с палаццами писателей-нуворишей, владельцев двухэтажных дач, автомобилей и гарнитуров красного дерева. Бывая у Ахматовой везде, где она жила за последние 30 лет в Ленинграде, я всегда сталкивался с редчайшей, "студенческой" скромностью или даже, называя вещи своими именами, бедностью. Маленький, еле существующий письменный столик, кровать, шкаф (?), книжная полочка (?), "укладка" или чемодан для рукописей, кресло, стул или стулья — все это, с некоторыми вариантами, можно было встретить во всех жилищах Анны Андреевны. И с этим связывалось впечатление неухоженности, жизненного неустройства, наводящее на вопрос, не то реальный, не то риторический: обедала ли Анна Андреевна сегодня или ограничилась чаем и яичницей? Так думалось об Ахматовой даже в самые последние годы ее жизни, когда она стала получать приличные гонорары и, казалось, могла обновить свою обстановку и изменить образ своей жизни.

Но с такими мыслями и в этой обстановке мы, посетители Анны Андреевны, становились свидетелями поразительного явления, которое ошеломляло бы нас каждый раз, если бы мы не ожидали увидеть его и, видя, к нему не привыкли. В комнатной беспредметности и щемящей бесприютности перед нами возникала, встречая и провожая нас до передней, повелительница мощной державы — поэтической или иной — не в этом суть.

Да где бы Ахматова ни находилась — дома, на прогулке, на эстраде, в гостях, — ее сопровождал ореол значимости и значительности. Я видел ее оживленно разговаривающей, больной, даже плачущей, но всегда она оставалась человеком необычайно сильным ("всех сильней на свете"), С болью, порожденной не только жизнью, но и самим устройством ее души, ее "изначальным замыслом", она мужественно несла посланный ей судьбой "дополнительный" тяжелейший груз бед, который для других был бы непосильным. Не будучи аристократкой по рождению, она была аристократически простой, естественной в обращении, слегка торжественной, но без чопорности и надменности. Это был аристократизм человеческого достоинства, ума и таланта.

Не забуду, когда, сидя у нас дома на диване, Анна Андреевна величественно слушала граммофонную запись своего голоса (первую или одну из первых). Голос читал размеренно, на очень ровной интонации, без резких звуковых сдвигов и модуляций. Голос был низкий, густой и торжественный…

Аманда Хейт:

Анна Андреевна Ахматова в старости была мало похожа на портреты высокой гибкой молодой поэтессы, которые я видела, хотя в профиль можно было узнать, в самом деле, то самое лицо. Годы полуголодного существования отложились впоследствии некоторой излишней полнотой, но я чувствовала, что она несет ее как царица. И вообще, что-то королевское было во всем, что ее касалось. Она недвусмысленным образом давала аудиенцию — ибо как еще описать способ, которым она терпеливо принимала поток бесконечных посетителей: людей из издательств; людей, расспрашивающих ее о ее творчестве; людей, желающих знать о ее умерших современниках.

Наталия Александровна Роскина:

В последний раз я видела Анну Андреевну в Боткинской больнице, в середине февраля 1966 года. Она сидела в кресле в коридоре и ждала — не придет ли кто. Посетителей было то очень много, то никого. В тот день, кроме меня, никто не пришел, и я провела у Анны Андреевны больше двух часов…

Потом мы зашли в палату, и я вынула кое-что из сумки. Анна Андреевна посмотрела и обрадовалась: "Сок — вот спасибо! А то все почему-то яблоки приносят". (Яблоки ей было трудно жевать.) Я побежала искать открывалку. Анна Андреевна отпила. Эта старая тучная женщина, сидевшая на высокой больничной кровати, в тапочках на босу ногу, все равно выглядела по-королевски с чашечкой сока в руке, а рядом сияли прекрасные нарциссы, которые накануне принес Кома Иванов. "Вишневый — это мой любимый". От этих слов я ушла в хорошем настроении, и ничто, ничто не подсказало мне, что я больше никогда ее не увижу.

Лев Адольфович Озеров:

Вынесли тело Ахматовой и положили его на помост, мимо которого стали двигаться люди — те, кто только что заполнял двор. Это длилось долго. Потом тело унесли, и через некоторое время появился цинковый гроб, в оконце которого я увидел Анну Андреевну в ее знаменитой шали. Это было видение царевны в гробу, возвышенное видение, запомнившееся на всю жизнь.

Фото Анны Ахматовой

Ахматова. ВоспоМИНАния. частЪ 9-я

Серж Фико

            ((( Лидия Чуковская — Записки об Анне АндрЕевне Ахматовой. )))

                             &^^^^^^~~~~~~~>   А-А-А  <~~~~~~~~~^^^^^^^&

                                       – Корней Иванович ошибается, –
                                      сказала Анна Андреевна АхмАтова.-

ффффффффффффффффффф
                               КорнЕй  ИвАнович  ЧукОвский:
           Русский и советский поэт, публицист, литературный критик,
            переводчик и литературовед, детский писатель, журналист.
 Отец писателей Николая Корнеевича Чуковского и Лидии Корнеевны Чуковской.
           По состоянию на 2015 год являлся самым издаваемым в России.
         Родился: 19 марта 1882 г., Санкт-Петербург, Российская империя
                  Умер: 28 октября 1969 г. (87 лет), Москва, СССР
        В браке с: Мария Борисовна Гольдфельд (с 1903 г.)  Рост: 181 см
ффффффффффффффффффф

              -..Это ни на каком особенном, а всё дело в том,
                      что в XVI и XVII веке во ФрАнции
                существовал для начал и концов прочный канон.
           Например, оды должны были начинаться со слова «aussi».
                     Пушкин часто переводил этот зачин.
        То же и «меж тем как». Это было просто нечто обязательное
                           для торжественного начала.
                 Уже Вольтер пародировал подобные зачины
                  и использовал  в сатирических стихах их.
      У меня об этом много написано – вон, все в тех ящиках лежит.
                     Я уже себе не могу  и вообразить,
                 как воспринимается Пушкин без этого фона.
                           Я – о «Полтаве» снОва…

фффффффффффффффф
                          поэма "Полтава" Пушкина:
             Поэма А. С. Пушкина, написанная в 1828 году.
             Название поэмы указывает на Полтавскую битву,
                     состоявшуюся 27 июня 1709 года.
   В работе над поэмой Пушкин обращался к историческим источникам,
 а также к молдавским преданиям, народным украинским песням и думам.
При чтении поэмы чувствуется влияние народных песен, сказочных мотивов
         на её содержание и характер изображения её персонажей.
            Автор: Александр Сергеевич Пушкин.   Жанр: поэма
фффффффффффффффф

             Она на минуту прижала руки к лицу в некий накАл:
              – Откуда он знал? Откуда он всё это знал?
                                Потом печАльно:
                  – Никогда больше не буду это читать!

    В коридоре топал и быстрым говорком тараторил Николай Николаевич.

                               ффффффффффффффффф
     Николай Николаевич Пунин и А. А. Ахматова познакомились в 1913 г.
в редакции журнала "Аполлон", где их представил друг другу М. Л. Лозинский.
 Ахматова говорила, что они могли младенцами ещё встречаться в колясочках,
               когда их семьи одновременно жили в ПАвловске.
Пунин окончил царскосельскую Николаевскую гимназию, директором которой был
     И. Ф. Анненский и где двумя классами старше учился Н. С. Гумилёв.
Удивительно, что не возникло случая для их знакомства в детские и юношеские
   годы, проведенные в Царском Селе, там у них было много общих знакомых,
      а Николая Михайловича Пунина — отца Николая Николаевича знали
             почти все местные жители как практикующего врача.
В двадцатые годы, когда они сблизились, Ахматова шутливо упрекала Пунина:
         "Я не могу тебе простить, что дважды ты прошёл мимо меня —
                            в 18-м веке и в начале 20-го".
   Пятнадцать лет длился их брак, и еще десять лет они жили рядом
           в одной квартире, сохраняя дружескую привязанность.
Ни с кем больше у Ахматовой не было таких продолжительных и тесных отношений.

       Во время последнего ареста Пунина 26 августа 1949 г.,
по странной закономерности, почти совпавшего с предполагаемой датой гибели
    Н. С. Гумилёва, Анна Ахматова была единственным близким человеком,
         кто оказался дома и кто проводил его в последнюю дорогу.
        В этот день Ахматовой написано стихотворение "Колыбельная".
                               ффффффффффффффффф

                Чтобы отвлечь Анну Андреевну от «Полтавы»,
                 я рассказала ей, как видела её впервые
                 на вечере памяти Блока в лазурной шАли.

                  – Это мне Марина ( ЦветАева )  подарила, –
                  сказала Анна Андреевна от душИ «щіро». –
                                              И шкатулку, —
         Добавила, порЫвшись с услАдой к прОшлому в минУтку..
               
                         Я  спросила о МережкОвских.
                             фффффффффффффффффф
              МережкОвские: Дмитрий СергЕевич и Зинаида ГИппиус:
      Русский писатель, поэт, литературный критик, переводчик, историк,
   религиозный философ, общественный деятель. Муж поэтессы Зинаиды Гиппиус.
        Д. С. Мережковский, яркий представитель Серебряного века,
    вошёл в историю как один из основателей русского символизма,
основоположник нового для русской литературы жанра историософского романа,
  один из пионеров религиозно-философского подхода к анализу литературы,
               выдающийся эссеист и литературный критик.
Родился: 14 августа 1865 г., Санкт-Петербург, Российская империя
Умер: 9 декабря 1941 г. (76 лет), Париж, Франция
В браке с: Зинаида Гиппиус (1889-1941 гг.)
Родители: Варвара Васильевна Мережковская, Сергей Иванович Мережковскии;
Цитата:
Мифы ловят богов как сети — рыбу. Люди плохие рыбаки: боги уходят от них.
                         Но и пустой миф всё ещё
                             фффффффффффффффффф

     – Недоброжелательные были люди, злые. И ничего не делали спростА..
            Мне в 17 году Зинаида Николаевна вдруг начала звонить,
            звала к себе, но я не пошла. Зачем-то я ей нужна былА…

        – А Розанов? – спросила я. – Я так его люблю, кроме… если…
ффффффффффффффффф
                                          РозАнов:
Василий Розанов долгое время работал штатным сотрудником
одной из ведущих газет Российской империи «Новое Время»,
владельцем которой был Алексей Сергеевич Суворин.
Несколько публикаций в этой газете, делали автора знаменитым.
Розанов писал статьи на самые разнообразные темы:
религия, христианство и иудаизм, история, пол, брак, семья, развОды…
Проблема развода Розанова касалось лично:
его первая жена Аполлинария Суслова, не давала Розанову развода много лет,
обрекая детей Розанова на статус незаконнорожденных.
Суслова была любовницей Достоевского …………
и стала прототипом Грушеньки и Настасьи Филипповны в его романах
«Идиот» и «Братья Карамазовы»…
Розанов автор импрессионистических книг «Уединенное» и «Опавшие листья»,
за которые писателя объявляли в порнографии, он  много писал о литераторах,
политиках, религиозных деятелях, террористах, царях и других личностях. 
ффффффффффффффффф

                    – Кроме антисемитИзма и половой проблЕмы.., –
                 закончила  радикАльно-ахмАтово Анна Андреевна…..

                                              31 мая 1939 .
         Вечером у меня сидел Геша. Вдруг, без предупреждения,
                                  пришла Анна Андреевна.
         Ей позвонили, оказывается, из «Московского альманАха», —
                                       просят стихи !!
                   Значит, все сомнения были напрАсны.
                        Она хочет, чтобы я отвезла.
         Я обещала перед отъездом непременно к ней забежать.
                    Она выпила чаю и быстро ушла, –
                 по-видимому, Геша её сильно стеснял.

                                                1 июня 1939
               Сегодня я зашла к Анне Андреевне за стихАми.
        Она лежит, лицо сухое, желтое, руки закинуты за голову.
        Я принесла ей котлеты, вареные яйца,  и сирень на тОрте!
           Да, и сирень, чтобы больше было похоже на подарок !!

                     Скоро пришёл Владимир Георгиевич.
                           ффффффффффффффффф
                        Владимир Георгиевич Гаршин:
Учёный-патологоанатом, действительный член Академии медицинских наук СССР.
                  Племянник писателя Всеволода Гаршина.
Родился: 19 декабря 1887 г. Умер: 20 апреля 1956 г.(68 лет) Санкт-Петербург.
                               Чем известен:
исследователь асептических воспалительных разрастаний и метаплазии эпителия.
        Соединитель между поЭтами и прозАиками сребряного вЕка.
                           ффффффффффффффффф

           Она попросила его переписать стихи:
                       « – Вы ведь знаете, где..»
   Он долго перелистывал тетрадь, искал, не находил.
         Она объясняла, где и что, очень терпеливо,
                               стараясь не раздражаться,
   и всё-таки где-то в глубине голоса жило раздражение.
         Какое-то от неё к нему микро-ужАсное…

     Владимир Георгиевич переписывал медленно
                    и, как бы, чего-то чурАясь..
Я подала ей в постель котлету на хлебе и чашку чаю.
           Она ела и пила лежа, не подниМАЯСЬ.

                      Он спрашивал её о знаках.
Она: = ~~~ >                      Это совершенно всё равно.
я:     =^^^^^^>>                   Вы к знакам равнодушны?..
Она:     В стихах – вполне. Такова футуристическая традиция склОчная..
Он:      -:-;-«-&— >>>              Нужно тут многотJчие?
Она:          (не глядя): Как хотите. (Мне): К. Г. Говорил  вздОрно,
       что у меня каждая вторая строка завершается многотОчно…

Владимир Георгиевич кончил переписывать в сутУлость
             и просил её посмотреть, но она отмахнУлась:
                    – Всё равно… Не важно… Не тепЕрь…
Взяв в руки тетрадь и взглянув на оригинал, я спросила:
                – Тут что? Чёрточка? или пробЕл?

Она:                – Нет, но там, к сожалению, строфа бъётся…
      Всю жизнь я мечтала писать без строф, сплошь. Не удаётся.

                   хххххххххххххххххххххххх
               ДонбАсс – ГОРловка – НовоРУСЪ
                           ДНР – НовоРОСсия
П\с — 1:
Анна Ахматова. частъ 1-я — поэмы, 01.08.2018 17:41
http://www.stihi.ru/2018/08/01/6368
АхмАтова — воспоМИНАния. 2 частЪ — поэмы, 09.08.2018 00:48
http://www.stihi.ru/2018/08/09/260
Анна АхмАтова. 3 частЪ. мАлые воспоМИНАния — поэмы, 10.08.2018 16:46
http://www.stihi.ru/2018/08/10/5848
Ахматова воспоминания. 4 частъ — поэмы, 22.08.2018 00:54
http://www.stihi.ru/2018/08/22/295
Ахматова. Воспоминания. частЪ 5-а — поэмы, 28.08.2018 19:24
http://www.stihi.ru/2018/08/28/7103
Ахматова. Воспоминания. частЪ 5-в — поэмы, 28.08.2018 19:51
http://www.stihi.ru/2018/08/28/7303.
Ахматова. ВоспоМИНАния. частъ 6-я. — поэмы, 31.08.2018 23:55
http://www.stihi.ru/2018/08/31/9729
Ахматова. ВоспоМИНАния. частъ 7-я — поэмы, 03.09.2018 18:27
http://www.stihi.ru/2018/09/03/6524
Ахматова. ВоспоМИНАния. частЪ 8-я — поэмы, 10.09.2018 13:40
http://www.stihi.ru/2018/09/10/4401

© Copyright: Серж Фико, 2018
Свидетельство о публикации №118091700422

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Серж Фико

Рецензии

Написать рецензию

Серебрянного века поЭты не СТЫКовались с поЭтами Золотого,
но частИчно СТЫКовались с поЭтами и поэтЭссами "Бронзового"*
СтопПп-топ: а за "Бронзовым веком" какой век РУсо-поЭзии ??

Серж Фико   17.09.2018 12:10   &#0149;   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Серж Фико

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *