Подготовка к исповеди грехов, как каяться

Прежде чем идти к батюшке на исповедь, необходимо подготовиться. Что значит подготовиться? Для этого нужно читать молитвы, поститься как минимум день перед походом в храм. Непосредственно в день самой исповеди нужно ничего не есть, прийти на самое начало службы. Если батюшка заметит, что Вас не было от самого начала службы, исповедовать не будет.

Не ищите оправдания в поступках своих. Если так поступили, значит хотели, и на тот момент Вас это очень даже устраивало. Перед походом на исповедование примиритесь с самим собой, близкими, попросите прощения, если нужно.

Исповедование делится на две части:

  • Душевное исповедование: Вы каетесь, каждый день в том, что совершили;
  • Исповедь священнику: Вы рассказываете о совершенных деяниях священнослужителю с целью очистить свою душу.

Это совершенно две разные стороны одной медали. Придя в церковь, Вы должны давать себе отчет, что и зачем будете говорить. Перед совершенно посторонним человеком очень трудно рассказывать какие проступки имеете, и почему так поступали. Становится стыдно, многие забывают или не желают говорить о самых наболевших совершенных ошибках.

Можете составить списочек проступков, так ничего не запамятуете, да и потом легче будет об этом говорить. Если Вам все же трудно составить такой списочек, при церкви есть мини магазинчик, в нем уж наверняка есть книжечка о том, как провести исповедь, какие грехи существуют.

После исповеди обычно человек испытывает чувство облегчения, как будто бы гора с плеч свалилась. Исповедоваться можно несколько раз на неделе. Частые походы в церковь помогают чувствовать себя раскованно и увереннее.

style=»text-align: justify;»>

Грехи на исповеди перечень для женщин

Составление и прочтение такого готового списка многих дам приводит в ступор. Понять, что твоя жизнь это сплошной греховный кошмар под силу далеко не каждой. Отчаиваться не стоит. Посоветуйтесь со священником, он вкратце все объяснит и подскажет, что и зачем. В вашу личную жизнь никто вторгаться не будет, ведь только один Господь знает, почему так, и чем Вы это заслужили. Вы же, пройдя тайну исповеди, сможете разобраться и сделать правильные выводы, улучшить свою жизненную позицию и стать на верный путь исправления жизненных ошибок. С батюшкой можно обсудить предохранение, ведь проведенные аборты это смертный грех, и лучше этого вовремя избежать, чем потом раскаиваться всю жизнь.

Список возможных грехов:

  • Была не довольна своим положение в обществе, окружением, жизнью;
  • Злилась на детей своих, кричала, сомневалась в них;
  • Не доверяла докторам, сомневалась в их компетентности;
  • Вводила себя в заблуждение;
  • Показывала плохой пример своим детям;
  • Ревновала;
  • Была причиной скандалов;
  • Самый страшный и смертельный грех ГОРДЫНЯ. С ним очень трудно воевать, его практически никто не замечает, но якают очень часто. Если научитесь ловить себя на Я, перестроитесь на МЫ, значит, находитесь на верном пути.
  • Не молилась и редко читала молитву, не приходила в храм Божий;
  • Во время службы размышляла о мирских проблемах;
  • Делала аборты сама, и подталкивала других к этой мысли;
  • Плохо думала о людях, обсуждала;
  • Читала непристойности или смотрела непристойные фильмы;
  • Сквернословила, лгала, завидовала;
  • Без причины обижалась, показывая окружающим свое Я;
  • Одевала, непристойную одежду, слишком короткую и вызывающую, тем самым провоцировала излишнее мужское внимание и зависть женскую;
  • Боялась за свою внешность и фигуру;
  • Помышляла о смерти;
  • Объедалась, упивалась спиртным, употребляла наркотические средства;
  • Отказывала в помощи;
  • Посещала ворожеек, гадалок.
  • Верила во всякие суеверия;

Список грехов на исповеди для мужчин

Мужчинам тяжелее признавать свои проступки, слова, грехи. Они могут и вовсе считать, что ни в чем не виноваты. В их понятии виновны только женщины. Поэтому и каяться и исповедоваться только им. Но это далеко не верно. Мужчины не менее грешны. Они в некотором плане обсуждают и сплетничают поболее чем мы. А вспыльчивость и самолюбование, вообще отдельная тема для разговора.

Возможные грехи:

  • Разговоры в церкви и во время службы;
  • Допущение сомнений в вере;
  • Проявление жестокости, гордости, лени;
  • Жадность или расточительность;
  • Уход от помощи жене, детям, введение их в заблуждение;
  • Разглашение чужих тайн;
  • Склонение к греху;
  • Распитие спиртного, курение наркотических веществ;
  • Увлеченность карточными играми, автоматами, склонение других к этому распутству;
  • Участие в кражах, драках;
  • Самолюбование;
  • Наглое поведение, способность унижать близких;
  • Проявления халатности и малодушия;
  • Рукоблудство, соблазнение, прелюбодеяние.

Это далеко не полный список мужских грехов. К большинству из вышеперечисленного человечество относится как к должному, и грехом не считает вовсе.

Примеры грехов для исповеди

Грешат люди каждый по своему. Один считает свой поступок нормой, для другого это смертельный грех.

Приведем приблизительный возможный перечень:

  • Не вера в Господа Бога;
  • Сомнения;
  • Неблагодарность Спасителю;
  • Не желание носить крестик;
  • Не желание отстаивать свое мнение о Боге перед неверующими;
  • Клялись Господом, что бы себя оправдать;
  • Призывали Бога, просили о помощи в суете и неверии;
  • Нарекали на Господа;
  • Пребывали и посещали не христианские церкви;
  • Враждебность;
  • Прибегали к помощи колдунов, ворожеек;
  • Читали или проповедовали ложные учения о Боге;
  • Играли во всякого рода игры: карты, автоматы;
  • Отказывались поститься;
  • Не читали молитвослова;
  • Желали покончить жизнь самоубийством;
  • Сквернословили;
  • Не ходите в церковь;
  • Плохо думаете о священниках;
  • Смотрите телевизор или сидите у компьютера, вместо того, что бы помочь близким, или сделать что-то по дому;
  • Отчаиваетесь и не просите помощи у Бога;
  • Излишне надеетесь на других;
  • Обманываете батюшку во время исповеди, или не доверяете ему;
  • Имеет вспыльчивый характер;
  • Высокомерно относитесь к людям;
  • Показываете окружающим свою гордость и тщеславие;
  • Лжете близким и знакомым;
  • Насмехаетесь над бедными, неумехами;
  • Показываете свою скупость, или излишнюю расточительность;
  • Ваши дети не воспитываются в вере и страхе Господнем;
  • Не помогаете нуждающимся, обездоленным;
  • Не приходите на помощь к родителям своим;
  • Прибегаете к воровству;
  • Не пристойно ведете себя на поминках, позволяете алкоголю взять верх над Вами;
  • Можете убить собеседника с помощью слова;
  • Клевещете;
  • Доводите человека до греховных мыслей о кончине;
  • Аборт, склонение других к этому;
  • Навязывание своих мыслей;
  • Культ денег;
  • Показывание себя людям как благодетеля;
  • Излишнее объедание, упивание;
  • Прелюбодеяние, рукоблудие, кровосмешение.

Исповедь блудных грехов

Блуд считается очень тяжким грехом. Раньше за такие проступки отлучали от причастия на срок до 7 лет. Он находится внутри самого человека, в его подсознании. Он ест человека изнутри. Находясь в таком искушенном состоянии, чувствуешь эйфорию. Тебе уже не хочется читать молитву. Богу такие грешники неугодны, ему мерзко от одной мысли о них. Но в то же время, покаявшись, они будут прощены быстрее всех других.

Как говорят святые отцы, хватит и трех дней усиленной молитвы, поста, покаяния, чтобы заслужить прощение Господнее.

Стыдно конечно страшно, но лучше рассказать и раскаяться, нежели носить эту мерзость в себе. А если Ваша семья еще и ждет ребенка, тем более. Зачем мучить еще неродившуюся душу малыша. Ведь мы перекладываем свои грехи на детей. А потом диву даемся, чтож они болеют, или имеют много проблем в жизни!

В таком случае не стоит писать записку священнику. Мол, почитайте, а я пока в магазин схожу или покурить! Это детский сад! Когда грешили, стыдно перед Богом не было, а вот перед батюшкой да!

Самое главное! Покаялись. Усвоили пройденный материал. Исправляйте свою ошибку! Не повторяйте ее! Повторяя, становитесь автоматически лицемером!

Пусть хранит Вас Господь, от искушения.

Исповедь грех рукоблудие

Понятие неоднозначное, да и грех очень тяжкий. В христианской вере называют его рукоблудием, или онанизмом. Любить себя руками, такой же грех, как и изменять своей супруге, или перебирать девушками. Избавиться от такой ухищренной страсти очень трудно. Батюшке нужно рассказать все подробно, он будет задавать много вопросов. Необходимо докопаться до сути, данного греха, так как это верхушка айсберга, корень проблемы намного хуже и прячется глубоко в подсознании, прикрываясь другими явными грехами.

Исповедаться, значит пройти небольшой суд божий. Краснеть, и стыдиться будете только Вы. А там, в том миру, на суде Божьем, стыдиться будут все Ваши покойные родственники, там ничего не утаишь. Поэтому, согрешили, раскайтесь, здесь и сейчас.

За этот грех в былые времена наказывали строгим постом, сидели на хлебе и воде 40 дней. На службе били поклоны безустанно.

В святом писании сказано: «Если кто согрешил, простите ему, и все грехи его прощены будут. А если кого не простите, на том они и останутся».

Заниматься таким делом, значит затрачивать свои силы и жизненный ресурс зря. Такое поведение говорит о том, что православный слабоволен, слабохарактерен, не имеет силы духа управлять своими желаниями. Церковь не воспринимает это как должное. Так как для естественного допустимого блуда должно быть двое, муж и жена. Только так они получают одобрение. Все остальное грех и противонравственно.

О рукоблудстве священники говорят, что это нечистоты. Именно таким грехом был сражен сын патриарха Иуды Онана. Для получения удовольствия необходимо Божье благословение на брак церковный. И проще в него вступить, нежели находиться под постоянным греховным пристрастием.

Греху поддастся, может и женский пол. Церковь его осуждает не меньше чем мужской. Из этого следует, что каяться им тоже необходимо.

Случается онанизм и среди подростков, девочек и мальчиков. В этом возрасте, это больше неосознанный поступок, приводит к этому плохая гиена, слишком облегающие вещи. Родители обязаны смотреть за своими детьми, контролировать их поведение. Исправить эту проблемы сложнее, дети, как правило, не понимают всей глубины проблемы, и не осознают в чем виноваты.

Следует проводить с ними как можно больше времени, сменить одежду, если причина в ней. Записать ребенка на плаванье. Найти причину проблемы. Читать ребенку духовную литературу, тонко пояснить, что это грех.

Священник поможет подобрать необходимые молитвы, которые помогут избавиться от этой зависимости.

Список грехов для исповеди с объяснениями

  • Не исповедуюсь, не хожу в церковь, или прихожу на службу крайне редко. Занимаюсь в выходной не нужными делами, не читаю молитв. Не понимаю, в чем мои грехи.
  • Не имею привычки благодарить Бога. Не молюсь утром и вечером. Нарекала на Бога, не верила в него.
  • Давала питомцам домашним людские имена.
  • Слушала ругань и сплетни. Материлась, тем самым сквернословила Богородицу. Слушала пошлости.
  • Причащалась без подготовки, поста, молитв.
  • Нарушала пост, готовила обед из запрещенных продуктов. Поминала умерших родственников спиртным.
  • Носила непристойную одежду, тем самым соблазняла мужчин, призывала к блуду.
  • Гражданский брак, блуден.
  • Делала аборты, тем самым убивала свои детей, пыталась избежать трудностей в жизни.
  • Подавала детям плохой пример, кричала, била, не ввела в церковь, не научила молитве, посту, сдержанности.
  • Увлекалась оккультными науками, магией, и т.д., проводила медитации, посещала секции единоборств, что приводи к общению с демонами.
  • Брала чужое, кредиты, вещи, в долг и не возвращала, чем принесла людям страдания.
  • Хвасталась, выставляла себя на показ, показывала всем свою благость, тем самым унижая их.
  • Нарушала правила дорожного движения, тем самым создавала рискованные ситуации.
  • Рассказывала о своих проблемах, плакалась, тем самым жалела себя, оправдывала.

Грехи подростков для исповеди

Дети старшего возраста больше подвержены постороннему влиянию, например друзьям, улице. Они отстаивают свою точку зрения, свое мнение. К сожалению, в ритме больших городов, не всегда есть время проконтролировать где они, и с кем дружат, что смотрят и какие сайты посещают! Поэтому, важно, научить подростка доверять если не Вам, то хотя бы священнику. Он точно не посоветует плохого, и примет сторону подростка однозначно, подскажет правильный выход из сложившейся ситуации. И наверняка не будет критиковать, как многие родители.

Именно в подростковом возрасте дети умудряются вляпаться в разные истории, пытаются выбраться из них сами, думая, что уже взрослые и имеют достаточно опыта. Боятся признаться родителям, советуются с друзьями.

Посещая церковь и доверяя Богу через священника, подросток может избежать многих сложных ситуаций. Не испортить себе жизнь, не стать на путь греха со столь юного возраста.

О чем может спросить батюшка:

  • Что он говорит, если кто-то имеет лучше, например телефон?
  • Крал ли он? Если да, то, как потом поступил? Было ли ему стыдно?
  • Как он ведет себя с детьми из бедных семей? Есть ли зависть к деткам богатых родителей?
  • Не смеется ли над инвалидами, больными детками?
  • Как он относится к картам, алкоголю, наркотикам?
  • Помогает ли старшим, например, в домашних делах?
  • Не обманывает ли родителей, говоря, что болен?
  • Как он учится? Не прогуливает ли школу?
  • Нет ли у него пристрастия к телевизору, компьютеру, телефону? И как он это понимает?
  • Как он относится к старшим? Уважает ли папу с мамой?
  • Не говорить ли он плохих слов?
  • Что думает о девочках, когда они в коротких юбках? Девочкам, зачем им одежда короткая или слишком обтягивающая? Не соблазняют ли они мальчиков?
  • Не делает ли он такого, от чего становиться стыдно?
  • Может ли он о всех своих поступках рассказать родителям?
  • Не смотрит ли взрослые фильмы и соответствующие сайты?
  • Не взял ли чужого, вещей, денег?
  • Исправляет ли он свои совершенные поступки?
  • Кается ли в уже сделанном?

Исповедь плохого священника

(17 голосов: 4.9 из 5)

Когда священник принимает чью-то исповедь, тайной остается ее содержание. Публикуя исповедь самого священника, мы оставим «за кадром» его личность.

Тогда Иисус сказал толпе народа и ученикам Своим:
на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи;
итак все, что они скажут вам, исполняйте и храните,
по делам же их не поступайте.
Мф. 23:1-3

Я не хороший человек, но то, что я говорю о Боге — правда.
митрополит Сурожский Антоний

Как можно «опровергнуть веру»

— Батюшка! А вы вправду верите во все то, что проповедуете, или это просто работа такая?

Когда люди, далекие от Церкви, при знакомстве задавали мне вопросы такого типа, поначалу я реагировал на это как на хамство: незнакомого человека безо всяких оснований подозревают в бессовестной лжи и лицемерии. Причем на мой встречный вопрос: «А Вы сами, что — не верите в Бога?» — все мне отвечали: «Нет, я-то, конечно, в Бога верю, но думаю, что многие священники не верят…» Потом, выслушивая высказываемые такими случайными собеседниками впечатления от знакомых им батюшек, стал понимать, что, наверное, зря злюсь. Не то что бы я узнал много нового о духовенстве — здесь меня трудно чем-то удивить — скорее, стал задумываться о том, какие следы наша… скажем так, снисходительность к себе оставляет в душах окружающих нас людей. «Неверующие не могут опровергнуть веры. А верующие могут — не живя по своей вере», — архиепископ Иоанн (Шаховской).

Когда я был мирянином, я изрядно согрешал осуждением священников. Причем не только за бросающиеся в глаза их грехи (не так уж много я их видел тогда), а просто мне казалось, что тот или иной батюшка «недостаточно духовен». Я был уверен, что, надев рясу, стать святым совершенно несложно, тем паче ряса обязывает. Просто не грешить, и того и гляди духовные дарования одно за другим пойдут. Когда сам принял иерейский сан, осуждать своих собратьев-священников стал гораздо меньше. (Правда, продолжаю осуждать архиереев, но с этим грехом придется искать другой способ борьбы.)

Часто вспоминаю один эпизод из своего юношества. Было мне чуть меньше двадцати лет. Я гневно смотрел на отца Н., чье поведение в алтаре мне виделось недостойным. В ответ на очередную мою «благочестивую» дерзость отец Н. сказал: «Я в твои годы был точно такой же. Потом вся эта святость куда-то подевалась. И я на тебя еще посмотрю, когда тебе будет тридцать, а мне сорок». Я про себя вспыхнул, — мол, нет уж, я таким не буду, — но хватило ума промолчать. Тебе теперь за сорок, отец Н. Смотри и убеждайся в своей печальной правоте. Я хуже тебя, и я это знаю точно. Кроме всего прочего, мне не хватило бы кротости терпеть чьи-нибудь выходки и прощать так, как ты меня терпел и прощал тогда.

Лицензия на удовлетворение культовых потребностей

Поскольку мы поставили в заглавии слово «исповедь», читатель, наверное, ждет описания сотворенных мной беззаконий. Пожалуй, герой «Декамерона» из меня не получится: все обыденно. Господь по милости Своей сохранял меня от того, чтобы я имел канонические препятствия к служению у престола. Но кроме так называемых смертных грехов, можно переполнять чашу долготерпения Божия еще много чем… И я никому не пожелаю испытать то состояние, когда душа переполнена мерзостью сверху донизу, и ты понимаешь, что стать перед престолом ты просто не можешь, не сможешь прикоснуться к Чаше с Телом и Кровью Господа, но — этой Литургии ждут твои прихожане, среди которых ты более всех недостоин этого Таинства, а именно ты и должен его совершать…

Мне известна только одна книга из мировой художественной литературы, где автор потрясающе глубоко проникает в психологию христианского священнослужителя. Грэм Грин, роман «Сила и слава». Герой книги, не названный по имени католический священник, под угрозой расстрела совершающий служение в Мексике во время безбожной диктатуры, говорит, что один раз в жизни ему было страшно приступать к совершению мессы — в первый раз после совершенного им смертного греха (блудодеяния). Вот это важно — что только в первый раз… По тому, что я уже сказал, понятно, что, слава Богу, я не испытал ощущений грэм-гриновского героя в полной мере (но не благодаря своему благочестию — а просто не представляю, как я в таком случае смотрел бы в глаза жене и нашим маленьким детям…), тем не менее, я понимаю, почему у грэм-гриновского героя этот страх не повторялся. Человек, переступая через свою совесть, делает один раз усилие, как бы ломая перегородку, в следующий раз по этому же пути легче — дорожка протоптана.

Плата за это — утрата живой, действенной веры. Когда загаженное сердце не способно на любовь Божию ответить любовью (а это бывает тогда, когда нет искреннего покаяния — предельной решимости вычистить эту грязь, чего бы это ни стоило), оно прячется от божественной любви, как Адам в Эдемском саду. Для того, чтобы разумом усомниться в бытии Божием или в реальности совершаемого Таинства, нужно дойти до полного духовного безумия. Это крайний случай. Гораздо чаще вера переходит в область теоретических убеждений, которые никак не отражаются на душевных переживаниях. Страшно впасть в руки Бога Живого (Евр. 10:31), и, поскольку нет ни покаяния, ни любви, этот страх убивает молитву: умом мы понимаем, что от Всевидящего Ока никуда не спрячешься, тем не менее начинаем «отводить глаза». Чтение молитв становится формальным. Продолжительные службы сильно утомляют именно человека не молящегося. Так что службы мы сокращаем по единственной причине: мы просто не умеем молиться. Не умеем — или не хотим.

Без молитвенного горения перед Господом священнослужение превращается в ремесло. Данная нам в рукоположении власть вязать и решить, возможность совершения Таинств силой Духа Святого, начинает восприниматься лишь как «лицензия» на определенный вид деятельности — удовлетворение культовых потребностей населения. Становясь служителями не алтаря, а бюро услуг, мы забываем об ответственности за наше поведение в глазах людей: вас же не интересуют личные качества нотариуса, к которому вы приходите за печатью на документ (а действительность совершённого таинства, так же, как и действительность поставленной печати, от степени нашего благочестия не зависит), так чего ж вы к нам, попам, придираетесь?

И наша… Хотя, собственно, почему я перешел на множественное число? Сам же постоянно объясняю прихожанам, что, исповедуясь, говорить нужно только о себе; сказать «мы грешны» гораздо легче, чем «я грешен в этом и этом»… Итак, моя грубость и невнимательность к прихожанам — тоже недостаток живой веры, потому что христианская любовь к ближнему и любовь к Богу неразделимы. А вера без любви — это так бесы веруют (Иак. 2:19)…

Сколько еще тех душ…

Как-то меня поразила одна девушка, приехавшая в наш храм из села, расположенного километрах в двадцати от нас, поразила серьезностью и глубиной подготовки к Таинствам исповеди и причастия. Потом я в течение года ничего о ней не слышал. Однажды, когда я совершал в том селе отпевание на дому, подошла ко мне женщина, сказала, что ее дочь умирает от рака, и спросила, можно ли ей самой будет читать Псалтирь по дочери, когда та умрет. В ходе разговора я понимаю, что знаю ее дочь. Говорю: «Она же год не причащалась, надо обязательно причастить ее, пока она жива!» Договорились, что за мной приедут в ближайшие день-два. Я не спросил ни их фамилии, ни адреса. И был очень расстроен, когда прошла неделя, и никто из того села за мной не приехал. Потом я уехал на пару дней в другую область, взяв с собой за компанию знакомого священника, и уже там к слову вспомнилась мне девушка из села, и я стал выражать гневные эмоции по поводу ее матери. Мой собрат мне на это сказал: «Я бы на твоем месте поехал в то село, выяснил бы, где живет девушка, умирающая от рака, и причастил бы ее».

Я понимал, что он прав, но пожал плечами в ответ. Добираться до того села со Святыми Дарами на попутках (своего транспорта у меня нет; у моего тогдашнего собеседника, кстати, тоже), ходить по селу и у всех спрашивать, где тут девушка раком болеет?!..

Он уехал назад, а я еще на сутки задержался в том городе. Возвращаюсь на свой приход и узнаю, что, пока меня не было, приехал этот батюшка в наш храм, взял Святые Дары, доехал до того села, где жила болящая девушка, нашел ее и причастил. Мне рассказывали потом, как она светилась, вспоминая об этом нежданном посещении. А он еще и просил прощения у меня при встрече — мол, это он не чтобы мне досадить, а просто жалко стало человека умирающего… Брат мой, да ты ведь не только ей оказал милость великую. Ты еще избавил меня от ответа на Страшном Суде за ее душу.

…Сколько еще тех душ, от ответа за которые меня никто не избавит?!

И еще по поводу ответственности.

Примерно за год до моего рукоположения меня благословили быть крестным отцом моего друга. У него было сложное отношение к Православию, к Церкви, решение креститься далось ему нелегко, а мои попытки делиться с ним своими религиозными переживаниями (читай — «грузить») производили скорее отрицательный эффект. Однако настал тот день, когда мы с ним приехали на приход, в котором я в то время служил псаломщиком, и накануне совершения Таинства остались ночевать в доме при церкви. Он — я видел это — внутренне метался; метался и я: а мне-то что делать? Какова моя роль в жизни моего крестника? Я пытался молиться, как мог. Ища утешения, открыл Евангелие; первые строки, которые я увидел, были следующие: Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя бы одного, и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас (Мф. 23:15).

Пробрало. Но выводов не сделал. Зачем мне это было показано, понял только спустя несколько лет. Когда увидел, какой духовный вред нанес человеку…

О «своем кладбище»

Умер в реанимации после автокатастрофы один мой давний знакомый. Когда он оказался в больнице, мне общие с ним друзья сообщили об этом, и я, зная о его неправославных взглядах, запереживал, что он может быть некрещеным. После его смерти это подозрение подтвердилось. В реанимации он лежал несколько дней в полном сознании. Я был в эти дни в том же городе, думал о том, что надо бы доехать до больницы и попытаться прорваться в реанимацию, поговорить с ним — и так и не попытался. Не успел собраться. Может быть, меня не пустили бы. А если бы и впустили, может быть, он отказался бы креститься. Может быть. Но это «может быть» мне не оправдание. Потому что шанс был.

С жуткой тоской я высказывал все это одному из наших с ним общих знакомых, и услышал в ответ: «Ты — о ком? О нем? Или о себе?» Вопрос понятен. Да, рефлексия бывает разной: часто мы под видом покаяния занимаемся саможалением. Но моя тоска все-таки больше о нем. Я-то крещеный. И у меня теплится надежда, что по молитвам тех, кому, несмотря на мое негодяйство, удается меня любить, Господь не попустит мне вечной погибели, даст возможность раскаяния.

Есть, однако, вопрос, противоречащий моей надежде: если окажутся души, не нашедшие пути спасения по моей вине — отошедшие от Церкви при виде моего недостойного поведения, не получившие духовной поддержки из-за моей невнимательности и лени, заблудившиеся в результате моих ошибочных советов — как будет возможно мое спасение, если они будут в муках? Вопрос даже не в том, возможно ли оно «юридически», а — как бы оно выглядело на фоне их мук? От своих друзей-медиков я услышал страшную поговорку: «У каждого хирурга свое кладбище». Так вот, священник, духовный лекарь, права на «свое кладбище» не имеет. Иначе первая могила на этом кладбище — его. Как же нам надо молиться за всех, с кем когда-либо свела нас воля Божия…

…Господь тебе скажет: «Теперь давай сам»

Вскоре после своего рукоположения в священный сан я встретил на улице батюшку, которому в последние годы перед своим священством много раз исповедовался. Он поздравил меня и сказал: «Сейчас тебе легко. За тебя все Господь делает. Так будет полгода, а потом Господь тебе скажет: «A теперь давай сам!»». Я понял, что он имеет в виду. Действительно, совершенно особое состояние было в первое время после посвящения в сан. Давалась без усилий та молитва, которая недавно требовала напряжения. Какие-то искушения, которые раньше выбивали из колеи, теперь проскальзывали, не задев. Настолько явственно ощущалось присутствие Силы, от чего-то защищающей, чему-то содействующей — трудно передать представление об этом тому, кто не испытал подобного. Только вот у меня это ощущение продлилось месяца два, если не меньше. Не думаю, что именно полгода — это некое общее правило, скорее всего, батюшка (помяни, Господи, душу усопшего раба Твоего иерея Евгения) поделился собственным опытом. А почему у меня от «хождения в благодати» следа не осталось гораздо раньше, я знаю. Не надо было расслабляться на радостях. Если раньше стоило мне пропустить утренние или вечерние молитвы, позволить себе увлечься чем-то трудносовместимым с духовной жизнью, «ненапряжно» провести время в бесшабашной дружеской компании — изменение моего душевного состояния не в лучшую сторону не заставляло себя ждать. И надо было прилагать покаянные усилия, чтобы восстановить утраченный мир, вернуться к молитве. После рукоположения я с удивлением обнаружил, что мне легко дается молитва, даже когда я забываю следить за собой. Нет, я не начал вытворять чего-либо несусветного, но любой воцерковленный человек знает, что такое, когда есть духовная собранность, и чем отличается — когда ее нет. А я тогда про эту собранность и думать забыл, и, несмотря на это, сила свыше удерживала мое сознание в стабильности. До поры. Однако когда человек своим поведением упорно демонстрирует, что то, что Господь дает ему в подарок, вовсе для него не дорого, Господь рано или поздно перестает давать… Тот мой крестник через месяц после крещения пришел ко мне в слезах и сказал: «Мне никогда в жизни не было так мерзко. Я вообще не знал, что человеку может быть мерзко до такой степени». Потом еще двое из моих знакомых, крестившихся взрослыми, через некоторое время после крещения сказали мне примерно то же самое. Вряд ли они испытали что-то из ряда вон ужасное; просто, когда в Таинстве им была дана неведомая до того чистота духа, они не поняли, что это, а когда начали ее терять, почувствовали разницу. Но были и другие, кому «мерзко» не стало. Те, кто серьезно готовился к Таинству. Те, кто понял, что семя, вложенное в их души Господом, надо взращивать. И приносить плоды.

Меня крестили во младенчестве; однако я знаю, что испытали мои знакомые, крестившиеся взрослыми, потому что ощущения тех, кто принимает крещение, и тех, кто принимает сан, отчасти сходны. Потому что и крещение, и рукоположение, и другие Таинства Церкви — это соработничество Господа и того человека, которому это Таинство преподается; по крайней мере, так должно быть. Но многие из нас повторяют друг за другом все те же ошибки. А нарабатывать самим то, что было получено от Господа даром и без ума растрачено, гораздо труднее, чем принять бережно, с благодарностью, и сохранить. Если бы молодость знала…

Не раз спрашивали меня, не жалею ли я, что выбрал путь священника, не было ли разочарования. Нет, в самом священстве — ни на минуту, я не думаю, что подобное разочарование вообще возможно для верующего человека. Но вот в себе, в своей «профпригодности»… По прошествии нескольких лет понимаю, что с принятием сана не нужно было спешить, имело бы смысл более серьезно подготовиться к этому служению; хотя бы просто повзрослеть.

Конечно, годы служения в сане даже у очень плохого священника умножают не только грехи, но и опыт. Если я скажу, что после рукоположения я только лишь уходил от духовной жизни, это не будет правдой. Так или иначе Господь заставляет молиться, когда у самого на это не хватает усердия; так или иначе, когда люди обращаются за духовной помощью, приходится вместе с ними делать какие-то шаги. Но было нечто, утраченное мной в начале моего священства, что я не могу вернуть и по сей день.

Об осленке, ступающем по пальмам

Мне не стоит ко всем прочим грехам добавлять еще и грех самооправдания. Нам остается только покаяние, и вместе с возможностью покаяния нам дана надежда. Основанием для надежды является любовь Божия, и подтверждения того, что мы не оставлены этой любовью, мы видим в своей жизни постоянно. Несмотря на наши пороки и немощи, и через нас, недостойных священников, действует Господь — подчас помимо нашей воли. Мне еще в самом начале моего воцерковления было дано ощутить на себе явные чудеса, совершенные через священников, которых я именно в это время осуждал за настоящие либо мнимые их грехи. Некоторые случаи — внезапное чудесное исцеление, неожиданный прямой ответ на невысказанный вопрос, о котором невозможно было догадаться — я часто вспоминаю до сих пор; вспоминаю и радуюсь тому, что у меня хватило ума не сказать об этих чудесах самим тем священникам — я уверен, что они даже не подозревали, что мне Господь явил через них. Уже тогда я боялся ввести их этим в искушение, опасность которого потом почувствовал на своей шкуре: приписать себе то, что, как бы не глядя на наше маловерие, творит через нас Господь.

Об этом в своем очень неожиданном прочтении евангельского отрывка о Входе Господнем в Иерусалим говорит митрополит Сурожский Антоний: бедный осленок наверняка думал, что это перед ним постилают цветы, одежды и пальмовые ветви, и ему восклицают «осанна» — он не понимал, что на нем едет Господь… Священник, слыша слова благодарности или свидетельство о результатах своего служения, если будет принимать их в свой адрес — уподобится тому осленку.

Греша, мы ведаем, что творим. Раб, знавший волю господина своего… и не сделавший по воле его, бит будет много (Лк. 12:47). Дай Бог, чтобы мои грехи не превысили ту меру, за которой я буду непригоден Господу даже в качестве осленка… Тех, кто будет читать этот текст, покорнейше прошу: видя нас, нерадивых пастырей, молитесь, чтобы Господь простил нам наши грехи и помог духовному возрастанию. Осуждать, конечно, легче — но тех, кто научится не осуждать, Господь обещал не судить за их согрешения. Исповедуйте друг другу грехи и молитесь друг за друга, чтобы быть исцеленными (Иак. 5:16) — эти слова апостола Иакова относятся ко всем христианам, и взаимоотношения мирян и духовенства не исключение.

Прот.Дмитрий Смирнов об исповедании помыслов

— На Православной ярмарке, которая проходит на ВВЦ, пропагандируется имя епископа Романа Попова, и устраиваются встречи с ним. Вы что-нибудь о нем слышали?

— В Русской Православной Церкви такого епископа нет. Пропагандисты разных течений, незаконных с церковной точки зрения, часто используют собрание православных в своих целях. Я вот что вам советую. Подойдите к организатору выставки и сообщите об этом, потому что это, скорее всего, волки в овечьей шкуре.

— Моей сестре 60 лет. А жизнь сложилась так, что она будет первый раз исповедоваться и причащаться. И как человеку новоначальному, ей трудно будет вычитать все правило к причастию. Что Вы могли бы посоветовать?

— Если она никогда не читала Молитвослов, можно прочесть какую-нибудь одну молитву. Выберите, которая покороче, из «Последования». Если и это будет трудно, то хотя бы «Отче наш». Я думаю, для начала будет достаточно. А в дальнейшем, если она женщина достаточно образованная, то можно попытаться и с карандашиком разобрать. Молитвы отметить и с благоговением прочитать.

— Батюшка, я хотела спросить о помыслах самомнения. В поучениях Амвросия Оптинского я прочитала, что их надо исповедовать конкретно. Приводится пример, что один монах, который не исповедовал эти помыслы, даже застрелился. Но батюшка, у которого я исповедовалась, сказал, что для мирян достаточно просто сказать: согрешил помыслом самомнения. Как мирянам правильно исповедовать эти помыслы?

— Если у вас есть пистолет дома, тогда надо обязательно исповедовать каждый раз. Если пистолета нет, можно следовать советам вашего батюшки. Преподобный Амвросий это писал конкретному человеку, по конкретному делу. А вам нужно прислушиваться к совету вашего духовника. Исповедовать помыслы — это все-таки удел монашеский. На приходе, когда десятки и сотни людей хотят исповедоваться по поводу помыслов, это сильно препятствует всему строю приходской жизни. А в монастыре монахов мало, из них половина, либо третья часть — священники. Там это сделать легко.

-Есть мнение, что старец Федор Кузьмич и император Александр I — одно и то же лицо. А что Вы думаете на этот счет?

— Да, конечно, было бы приятно, если бы император Александр Благословенный оказался Федором Кузьмичом. Но, у императора были в молодости уклонения в мистицизм. Жизнь Федора Кузьмича тоже не являет пример строго церковной линии. Он освоил какой-то особенный путь. Отвечаю на ваш вопрос. Если это одно и то же лицо — то слава Тебе, Господи. Однако его прославили как местночтимого угодника Божьего и почитают как Феодора, а не как Александра Романова. Поэтому мы стараемся следовать в русле церковного восприятия личности подвижника. Это наиболее безопасно.

— Я читаю Псалтырь, и «враги» в моем представлении — это наши враги, нечистая сила. Но вот я решила почитать «Толковый псалтирь» архиепископа Иринея Псковского, а там враги — это действительно земные враги Давида. И я в недоумении теперь. Может быть, мне не читать больше «Толковый Псалтырь»?

— Ну, если вы приходите в ужас, теряете сон и пропадает аппетит, повышается давление — тогда не надо. А если сумеете как-то трезво к этому относиться, то можно и читать. У древних отцов было принято символическое толкование Псалтыря. В нем врагами именовались действительно наши страсти, наши грехи, бесы, или вот как вы изволили выразиться, нечистая сила. Поэтому то, что вы думали, совсем не отменяет самого текста. Когда царь Давид писал, составлял псалмы, пел их, аккомпанируя себе, он имел в виду конкретных врагов своего народа. Мы почитаем и знаем царя Давида именно как пророка. Это мы его слова насыщаем новозаветным содержанием. И тогда текст будет более приемлемым для нас. Нам трудно внутренне придти к тому, чтобы разбивать младенцев о камень. Это для христианского сознания невозможно. Но нужно применять толкование древних. Они говорили, что эти младенцы изображают собой начальные помыслы. Что нужно их разбивать о камень веры в самом начале их появления. Тогда это для нас приемлемо.

— Я пожилой человек, мне седьмой десяток. Я много лет не хожу, и ко мне приходит священник, которого я знала с девятилетнего возраста, совсем юной. А меня на старости лет вдруг посещают такие помыслы и чувства греховные, которые мне стыдно, как старой женщине, ему, ребенку, сказать, потому что я его знаю с младенчества. Как мне быть?

— Стыд как горчичник. Жжет, но лечит. Поэтому ничего в этом особенного нет. Как перед врачом приходится раздеваться и рассказывать о своих болячках, так и здесь. Для многих людей это довольно серьезный барьер. Но надо это преодолевать. Возраст тут ни при чем. Ведь главное все-таки исцеление. Понимаете, если Вас это мучает, так лучше приложить к этому пластырь. Поэтому я бы вам советовал помолиться покрепче, и, как говорится, в бой, Бог Вам в помощь.

— Как Вы относитесь к проекту «Россия выбирает» ?

— Обычный телевизионный проект. Какая от него польза? Люди начинают задумываться об исторических персонажах, у многих воскресает историческое сознание. Люди к книжкам обращаются. Начинают читать.

Я видел одну передачу. Владыка Кирилл всегда говорит прекрасно. Блестящее знание предмета, великолепная память, и все это на замечательном русском языке. То, что есть возможность слышать людей такого уровня, что в России, в Церкви есть такие замечательные люди — это радует. В передаче, которую я видел, речь шла об Александре Ярославиче Невском. Конечно, в нашей истории это фигура исполинская. Но все-таки руку даю на отсечение, что есть и более значительные персонажи, которые в большей степени определили развитие нашей земли. Например, равноапостольный князь Владимир. То, что мы православные, и есть фундамент нашей жизни, даже для людей совершенно неверующих, а уж из этого выросли и Александр Невский, и преподобный Сергий Радонежский, и другие ключевые фигуры нашей истории. И в общем, даже если бы Петр Первый не был православным, то история наша пошла бы совсем по-другому. Православие все-таки удержало его безумие в каких-то рамках. То, что мы православные, дало возможность даже Сталину, который тоже упоминался среди персонажей, вспомнить о своем половинчатом семинарском образовании. Под влиянием православия он во многом ревизовал марксистское учение.

А вот преподобный Сергий в проекте как-то не звучал, а ведь он спаситель России. Не будь преподобного Сергия — нас бы не было. Мы были бы мусульмане, как какие-то боснийцы. Они по крови славяне, однако исповедуют ислам. Или там часть болгар, или турки, особенно которые северную часть населяют — это все бывшие славяне, армяне, греки, незнамо кто. По своему сознанию, по вере, они турки, так и мы бы были какими-нибудь турками или крымскими татарами. И никакой бы русской культуры не было.

То, что имя равноапостольного князя Владимира мало упоминается — просто печально, это говорит о том, что народ не понимает строя нашей жизни. И я бы в любом споре взялся доказать, что князь Владимир — звезда первой величины. То есть даже не звезда, а как его именует народ, «Красно солнышко». Это — солнце. Самая близкая, самая огромная и самая лучезарная звезда. Из всех звезд самая крупная, она превосходит многократно все другие звезды, потому что те удалены от нас гораздо дальше.

У нас историческое сознание было крайне искажено советским воспитанием, потому что о князе Владимире говорилось чуть-чуть. О преподобном Сергии, когда я учился, вообще речи не шло. Фильм «Александр Невский» все смотрели. Была создана немеркнущая фигура для народного сознания. Фильм прекрасный — и режиссерские приемы, и тексты, и актеры. Нестареющий шедевр. Именно поэтому, я думаю, что Александр Ярославович вышел на первое место, а не потому, что люди реально понимают его роль в нашей истории. Именно благодаря этому гениальному фильму.

— Несколько лет назад я ушла от своего духовного отца. Было пристрастие, искушение, и я решила, что с ним я не буду духовно расти, хотя батюшка духовно очень сильный. Вот недавно стою на исповедь к другому священнику. Проходит прежний мой духовник — и через некоторое время чувствую очень сильную молитву. Меня к нему потянуло опять, но внутри все протестует. Вот как понять, Божия это воля, или того, кто не хочет нашего спасения, и может ли чувствовать человек, что о нем молятся?

— Вы сразу задали целую кучу вопросов. Но они, не в обиду вам будь сказано, выдают вас с головой. Вы сказали о духовном росте. На самом деле, никакого духовного роста нет, потому что духовный рост состоит в том, чтобы умаляться, а не расти, не пухнуть. Чем человек считает себя меньше, хуже, тем больше он растет. Духовный рост — это возрастание смирения. А в вашем поступке никакого смирения нет. Вы как бы совершили некий суд: это лучше, это хуже. Вы считаете, что в ваших чувствах проявляется воля Божия. Да ничего подобного, обычные женские чувства. И ничего в этом нового нет, ничего духовного. И я даже не знаю, что вам посоветовать.

Молитва другого человека за нас может быть ощущаема. Но не физически, что, например, поднялась температура тела, или началось какое-то волнение. А только по результату. Сказал горе сей: двигнись и ввергнись в море. Гора пошла и в море утонула. Значит, молитва была хорошая. А если гора стоит на месте, а я что-то такое испытываю, прямо весь дрожу, с меня пот идет — то никакая. Тем более, вот вы говорите: он такой сильный, духовный. Это какой-то термин, скорее всего, из занятий штангой. Как человек может быть сильным духовно? Это даже как-то странно звучит, потому что вся сила только в немощи бывает. Причем не человеческая. Как человек может быть духовно силен? А где тогда Бог? Получается как бы вне Бога. Мы вот условно называем некоторых людей, например, святителя Николая, «преславным чудотворцем». Но ведь не он же чудотворец! Человек не может чудеса творить. Творит чудеса Бог. Мы же не экстрасенсы или колдуны какие-нибудь. Мы можем просить, и Бог по нашим молитвам может творить чудеса. Но каждое исполнение молитвы — это чудо. Мы обращаемся к святителю Николаю — «Помоги!». Это действует. Но ведь не он же помогает на самом деле, а Бог, по молитве святителя Николая. Поэтому мы не можем сказать, что святитель Николай вот такой сильный. Да ничего он не сильный. Просто очень смиренный, кроткий и любящий. И Господь, как мы знаем на примере Иоанна Богослова, тоже таких любит и скорее слышит. Хотя Он, конечно, всех слышит, но Сам знает, как распределять Свои дары. Поэтому должен вас огорчить. Вы совсем запутались. И не понимаете, в чем состоит духовная жизнь и христианство. Надо вам с этим разобраться. Почитать книжки, с толковым человеком побеседовать. Потому что, если вы будете оставаться в таком устроении, в каких-то женских переживаниях находиться: любит — не любит, хочу — не хочу, приду — уйду, то это никакого отношения к духовной жизни не имеет. Хотя, в жизни, бывает, и духовника приходится менять. Лишь бы это не было по какой-то неразумной причине, от каких-то глупых обид. Чтобы имелось какое-то серьезное обоснование. А так, знаете, прошел человек мимо — а она изменяет сразу курс. Ну, я понимаю, когда какая-то глупая комета летит по небу мимо Луны и изменяет свою орбиту. Но это же все-таки материальные объекты! Мы же люди. Мы должны как-то своим разумом пытаться действовать, хотя не всегда это возможно. Чувства бывают в нас столь сильны, что никакие слова разума не могут нас остановить. Но тогда нужно к Богу обращаться за помощью. Если человек просит: Господи, ты меня останови — такого случая быть не может, чтоб Он не смилостивился и не явил Свою силу, благодать Божью, и она нас остановила бы. Вот это и есть духовная жизнь. Это общение с Богом. А там духовник, там прочие — это хорошие вещи, но все-таки не определяющие. А определяющие это вот вы и Бог. Вот эти отношения и надо налаживать.

— Вот Евангелие от Матвея, глава 15, Господь говорит: «Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам». Она отвечает: «Да, Господи. Но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их».

Разъясните, пожалуйста, это высказывание Господа. Почему Он именно так ей ответил. И, поверив ей, помог, исцелил ее дочь.

— Удачно получилось, по милости Божьей, что Вы привели пример к тому, о чем мы говорили с предыдущей женщиной. Почему Он так сказал? Он ее испытывал. Может быть, для нас с вами. Потому что Господь, конечно, знал, что произойдет. Знал, что в дальнейшем ученики это запишут. Знал, что мы с вами будем это читать. Знал, что вы позвоните на «Радонеж», что я буду отвечать, что нас будут слышать 10-30 миллионов человек — Господь все это знал. И поэтому Он ответил не только для нее, но и вообще для всех нас. Он ее, практически, сравнил с собакой. Потому что, говоря теперешним языком, позиционировал себя как иудей. Женщина хананеянка для иудея кто? Пес смердящий, потому что иудеи не общались с хананеянами. Те были как бы полуязычники. Он увидел, что она его исповедует Мессией, потому что взывает к Нему: «Сын Давидов». А сын Давидов как раз и есть Мессия. Спаситель. Она к Нему обратилась: » Дочь моя жестоко беснуется». Он ей не отвечал ни слова в силу того, что иудеи с хананеянами не обращаются. Ученики попросили за нее: «Вот она кричит, ты ее успокой». И Он тогда им говорит, что послан только к погибшим овцам Дома Израиля. Потому что если человек не исповедует Единого Бога — с ним говорить еще не о чем. Вот и далее. Она, подошедши, кланялась ему и говорила: «Господи, помоги».

Он опять ей не помогает. Говорит, нехорошо взять хлеб у детей, то есть сынов Израиля, и отдать псам. А она в ответ: » Да, Господи, но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их».

Действительно, мы знаем, что собачки, дурно воспитанные или очень любимые хозяевами выстраиваются вокруг стола, смотрят, и, если что упадет, тут же подхватывают. То — есть Он говорит ей: ты — пес.

А она отвечает: Да. Но дай хоть кроху с твоего стола.

Что она проявила? Смирение. И больше ничего. Причем смирение новозаветное. Проявила любовь к дочери. Полное отсутствие гордости. При этом, будучи наполовину язычницей, женщиной, которой вообще тогда на Востоке рот открывать не полагалось. Может быть, из-за беснования собственной дочери она настрадалась, через страдания многого достигла, но она практически по своему устроению была уже христианкой. Поэтому Господь ей так и сказал: «О, женщина, велика вера твоя. Да будет тебе пожелание твое». Исцелилась ее дочь тут же. Вот она, духовная жизнь, которая привлекает благодать Божию! От чего дочка исцелилась? От благодати Божией, которой ее наделил Христос. Почему? По молитве женщины к Богу, к нему, к Сыну Божию, к Мессии. То есть все совершилось Богом, хотя другие могли бы сказать: за молитвы матери. Но мать-то обращалась к Богу! Вот и результат. Но если бы у этой матери имелась гордыня, она сказала бы: «А чего ты меня сравниваешь с собакой? Я не собака, я человек». На этом разговор бы и закончился, а дочка бы продолжала бесноваться. Потому что болезнь дочери была попущена Богом. Ни с того ни с сего даже волос с головы не упадет. Так что это лучшая иллюстрация того, что если ты будешь подходить к Богу, как она, кланяясь, признавая, что она псина смердящая, соглашаясь с этим — Господь тебя услышит. Подходить, как мытарь, со словами: «Боже, будь милостив ко мне грешному», будь милостив ко мне как ко псине, которая недостойна еды, а вот кусок колбасы упадет со стола, я его съем и буду счастлива. Как Лазарь. Почему Господь исцелил Лазаря? Да очень просто. Потому что он не говорил, что богатые на мерседесах ездят, зажрались, почему меня за стол не сажают? Ничего подобного. Он мечтал, чтобы, когда то, что не дожрали, будут выносить в помойную яму, ему из этого немножко уделили. Вот что он хотел-то. Достиг он смирения? Достиг. И был взят на лоно Авраама. Поэтому речь идет исключительно о стяжании смирения. Так что это очень хорошо, удачно, что вы так вовремя нам позвонили.

— Я вчера слушала о батюшке Владимире, который практикует учение такое, чтобы через рок учить молитве. Передали эту музыку, и я ее послушала. Потом высказали мнение отца Андрея Кураева, что он это одобряет. Не хватаемся ли мы за соломинку? У меня самой в семье есть, среди моих великовозрастных внучков такие, которых надо чем-то выправлять, а как выправлять — Бог их знает. Как Вы скажете мне, старой, права я или нет? Можно ли через рок молитву передавать?

— Куда передавать?

— В эфир, конечно.

— Молитва — это же не для эфира! Это беседа человеческого сердца с Господом. Понимаете, есть наша церковная жизнь, в ней есть церковное искусство. Молитвы тоже относятся к области церковного искусства, потому созданы такими великими людьми и поэтами, как Иоанн Дамаскин, Григорий Богослов. Если с помощью рок — музыки кто-то задумается о вещах духовных — слава Богу. С другой стороны, сама эта музыка разрушает душу. Она воздействует на человека наркотически. Есть русское выражение: «палка о двух концах». Как показывают многолетние наблюдения, интерес к рок-музыке обычно заканчивается в 25 лет. Потому что, при всей забористости этой музыки, на взрослого окрепшего человека, на его психику она уже воздействия не оказывает. И те люди, которые нуждаются в подобных допингах, переходят на наркотики или водочку. Поэтому рок-музыка — это, так сказать, для детей. Сомневаюсь, что многие задумаются о духовном, слушая ее. Потому что она замешана на английском языке, на котором ее поют во всем мире. Люди слушают — и ничего не понимают. Главное — не слова, а ритм, который на них такое воздействие оказывает, что они руки поднимают, что-то там безумное орут, раскачиваются в такт, а уже когда все кончилось — начинают что-нибудь ломать и бить друг друга. Поэтому вряд ли через это можно что-то посеять. Правда, я никогда в жизни не был на рок-концертах. Не знаю, что там творится в душе человека. У меня такого опыта нет. Это надо у Кинчева спросить, есть такой музыкант. Он стал в церковь ходить и немножко изменился, говорят, у него тексты стали близки к христианству. Но, в общем, рок-музыка вне сферы моих интересов. Я уже для нее стар. Конечно, поменьше вашего, но мне это как-то не очень.

— Мой зять живет с нами. Они с дочкой венчались. Уже 20 лет в браке. Он был верующий, как говорится, не прихожанин, а захожанин. И вроде бы не отрицал ничего, сам купил распятие, иконку Троицы. А вот несколько месяцев назад снял с себя крест, убрал Распятие, и иконы и стал так богохульствовать, что страшно слушать. Можно ли за него молиться, и нужно ли? Я как-то была в Сретенском монастыре и подала за него записку. И мне один монах сказал, что не надо за него молиться, раз он отпавший. Но я хотела бы слышать ваше мнение.

— Зачем мнения-то собирать? Тут же все очень просто. По всему видно, что у Вас, наверное, не столько за него, сколько за дочку сердце болит. То, что вы в Сретенский монастырь ходили — свидетельство о том, что вам охота молиться. Ну, а тогда почему этому надо препятствовать? Церковь молится о некрещеных, о заблудших. Даже такие молебны, где есть слова об отпадших от веры православной. Мы же молимся о мире всего мира. Человек попал в беду, скорее всего на Бога обиделся. А может быть, в какую-то секту попал. Ну, я не знаю, в чем причина. Может, причина была психологическая. Чтобы сделать неприятность другому человеку, для которого вера — это святыня. Тут вариантов много. Но почему не молиться, я не знаю. Если есть желание молиться, то, как это можно остановить? По-моему это все равно произойдет, может быть, не обязательно в форме подачи записок на литургии, а так, самой. Молитва родителей укрепляет основание домов. Дом вашей дочки затрещал. Но если вы хотите фундамент укрепить — молитесь. Я не знаю, почему это монах сказал, может быть, он подумал из своего опыта, что это бесполезно. Но, во всяком случае, проверить это нельзя. Мы не можем поставить опыт, что будет, если молиться за человека, а потом не молиться. И сравнить, понимаете. У человека грипп, он пьет лекарства, антибиотики, и вылечивается за 12 дней. А потом во второй раз заболел, не стал лечиться, само прошло через 12 дней. Ну и что? Надо лечиться, или не надо? Это невозможно проверить. Потому что если в тот раз он не лечился, может быть, болел бы 24 дня. А если бы во второй раз лечился, может, за три дня все прошло бы. Мы не знаем, два раза прожить нельзя. Такого нет, можно или нельзя молиться — а кто мне может запретить? Я все равно буду! Ни монах, ни белый священник, никто не может запретить человеку молиться. Поэтому что это стремление нашей души. Охота вам молиться — ну и молитесь. Бог вам в помощь!

— Я во время своей поездки исповедалась у местного батюшки. Сказала, что читаю молитвы после 12 ночи. Он спросил: а есть ли у вас благословение на это? А нужно ли было брать благословение читать молитвы ночью? И второй вопрос. У меня дочь, ей 22 года, она ищет смысл жизни. Бога то ли признает, то ли не признает. О чем мне с ней говорить?

— Что-то вы запоздали. Когда к Макаренко пришли родители, говорят, у нас ребенок тут родился, ему уже 8 месяцев, как его воспитывать? Он ответил: вы уже на 8 месяцев опоздали. А тут 22 года! Это уже взрослая дама. И я не знаю, что ей говорить. То, что Вы передали — эти ее речи просто списаны с телевизора. У современного русского человека в голове то, что ему с телевизора напели. Тут ничего оригинального. У каждого поиск какой-то, путь, а чего там Бога искать? Пришел на кухню, выключил свет, сел на табуретку, подождал, пока чувства успокоились, и говоришь:

— Господи!

И вот он рядом. Чего Его искать-то? На Луну, что ли лететь? Если хочешь услышать, что Господь тебе говорит, открой Евангелие и почитай. Вот слова Господни. Если хочешь узнать, что такое есть духовная жизнь, прочти житие любого святого, узнаешь, как вообще христиане живут, и что они вообще делают. И потом, интересно, как же это она ищет? По магазинам, что ли ходит? Или по концертам? Где искать Бога? В книгах? О Боге сказано только в очень определенных книгах. И их так с ходу не прочтешь. Это должна быть известная подготовка. Был такой у нас в России деятель Дмитрий Лихачев, специалист по древнерусской литературе. Что это значит? Что он прочел весь корпус древнерусской литературы за 700 лет ее существования. Не только прочел, а глубоко знал. И остался не церковным человеком. Вся древнерусская литература только об одном и говорит — и все-таки он устоял. Поэтому даже в книгах Бога не найдешь. Бога можно найти только в молитве. В домашней и церковной. Церковный путь наиболее прост. Поэтому так и говорят: «Одно «Господи, помилуй», сказанное в Церкви, стоит тысячи Господи, помилуй», сказанных дома». Если человек начинает тупо ходить в церковь по воскресеньям — через полгода его сердце обязательно отзовется. Если он просто воскликнет: Вот, Господи, хочу быть верующим, буду ходить в Церковь, а Ты мне откройся! — это обязательно произойдет. Обычно даже скорее, чем через полгода. Расскажите дочери о себе. Как вы к Богу приходили. Какие у вас на этот счет мысли. Какие у Вас, вот книги к Вам приходили, где Вы были, с какими людьми беседовали. Ваш опыт очень важен для нее. Опыт каждого человека уникален, и ваш путь не похож на путь другого. Вы не смолоду в Церковь ходите, церковного воспитания не получили. И пробираетесь к истине. Об этом опыте расскажите. Может быть, ее это заинтересует. Ну, а пока, к сожалению, только телевизионная глупость присутствует в ее юной головке. Ну, с этим ничего не сделаешь. Это теперь главный воспитатель в народной жизни.

— Батюшка, я смотрю, молодежь до 45 лет все бегает. Как ближе к старости, пошли болячки, набираются грехи — так в церковь. Это что Богом специально отмерен какой-то отрезок времени?

— Ну, почему, и в 60 грешат. Седина в бороду, бес в ребро, слыхали? Но, то, о чем вы говорите, замечено людьми церковными. Мы же поем в церкви: » От юности моея мнози борют меня страсти». Потому что разум отстает от физического развития и т.д. Молодой человек плохо слушает, что ему говорят. В больших городах соблазнов много. Нужны альтернативы. Чтобы человек рок-музыку не слушал, ему нужно прививать любовь к классике. Потому что, если он вкусил Моцарта, Баха, Генделя, то он уже не будет эту примитивную жвачку слушать. Вся наша эстрада в смысле текстов — это, как молодежь теперь говорит, отстой полный. Это даже не для дегенератов, просто для шимпанзе. Так что нам нужно детьми заниматься.

Теперь о сроках жизни. Бог специально ничего не устраивал. Врачи кто говорит — по тысяче, кто по 250 лет может человек жить. Вот, художник Борис Ефимов 108 лет прожил, несмотря на многие жизненные перипетии. Но опять же, естественно, изнашивается организм. Неизвестно, чем дышим, неизвестно, что пьем. Это не Бог так устроил. Бог-то человека создал бессмертным. Мы стали болеть и умирать в результате греха. Адам же в раю ничем не болел. Если бы он был в послушании у Бога — никаких бы у нас с Вами проблем бы не было.

— У меня сын наркоман и внук есть, 11 лет. Мы с ним молимся за сына моего и его отца уже 10 лет. Он периодически лежит в больницах, очень тяжелый. Внук спрашивает: бабушка, что мы все время с тобой молимся, а Боженька нам не помогает?

— Как же так? Наркоман обычно живет 5 лет. За ваши молитвы он живет уже 10. Разве это не чудо? Только и жив-то благодаря Вашей молитве. А если перестанете молиться, можете с ним уже распрощаться. Потому что, по моему опыту, наркоман, если он на героине, живет пять лет, не больше. Поэтому тут налицо чудо, вы молитесь — и вот результат. Причем очень существенный. Ваше усердие как раз и продлевает ему жизнь.

А вообще, чтобы сохранить жизнь наркоману, лучше всего, чтобы он сел в тюрьму. Насколько срок ему дадут — настолько жизнь продлевают. Потому что там с наркотиками не очень. Достать их могут только блатные. А остальные — нет. В некоторых тюрьмах администрация договаривается, что тех, кто в зону пронесет наркотики, лупят так, что это хуже всякой абстиненции. И все проходит.

Тайна благочестия

В сентябре 2013 года был опубликован проект документа «О подготовке ко Святому Причащению», подготовленный Межсоборным присутствием. Он вызвал оживленную и даже весьма резкую дискуссию в православных СМИ и блогосфере. Прежде всего обсуждается вопрос: должна ли исповедь быть частью этой подготовки, то есть обязательно предшествовать Причащению? Однако в этом обсуждении выявился и еще целый ряд вопросов, связанных преимущественно и непосредственно с исповедью. Нужно ли мирянам каяться в помыслах? Лучше исповедоваться регулярно или ждать особого покаянного чувства? Как часто должен исповедоваться священник?

На эти и другие вопросы мы попросили ответить Митрополита Саратовского и Вольского ЛОНГИНА, в продолжение темы, затронутой в одном из наших предыдущих номеров (см.: «В отношении к Таинствам крайности неуместны» — № 25).

— Владыка, в дискуссии, связанной с проектом документа «О подготовке ко святому Причащению», поднимается много вопросов, связанных с Таинством Исповеди. Оказалось, что в среде духовенства, причем, как правило, молодого и образованного, есть принципиальные противники частой исповеди. Они говорят о том, что нельзя заменять исповедь мирян откровением помыслов, как в монастыре. По их мнению, частая исповедь (раз в одну-две недели) перестает быть исповедью в полном смысле этого слова. Но так ли это? Может быть, тут имеет место недопонимание — что же такое откровение помыслов, что оно представляет собой на самом деле?

— Действительно, монастырское откровение помыслов несколько отличается от исповеди. Откровение помыслов в благоустроенных православных обителях, в которых сохранились правильные традиции монашеской жизни, — это попытка исполнить Евангельскую заповедь: солнце да не зайдет во гневе вашем (Еф. 4, 26), — причем не только во гневе, но и в любом другом грехе. Поэтому в конце дня монах или монахиня открывает старцу или старице все свои греховные мысли, слова и поступки, совершенные в течение дня. Именно откровение помыслов созидает братство в монастыре, потому что оно не дает возможности укорениться в сердцах иночествующих каким-то недобрым помыслам и чувствованиям по отношению друг к другу.

В принципе, нечто похожее мы имеем в нашем вечернем правиле — «Исповедание грехов повседневное». Предполагается, конечно, что человек не просто произносит заученное: «…делом, словом, помышлением… объядением»,— хотя он, может, сегодня вовсе и не объелся. В идеале человек должен в этой молитве называть именно те грехи, которые он видит в себе. Такое исповедание перед Господом является неким аналогом монастырского исповедания помыслов. Но ни одно, ни другое не заменяет собой исповеди.

— В вечерних молитвах мы просим Бога простить наши грехи, совершенные делом, словом и помышлением. Многие страсти проявляются в нас именно в виде помыслов — например, зависть. Далеко не всегда зависть приводит к тому, что человек реализует ее на деле, пытаясь отобрать у субъекта своей зависти то, что «принадлежит ему не по праву», или причинить ему зло другим каким-то образом, как в телесериалах. Так должен все-таки мирянин исповедоваться не только в грехах, совершенных делом, но и в помыслах? И если да, то когда?

— Бывает так, что какой-то помысел у человека становится навязчивым, и тогда обязательно нужно его исповедовать. Скажем, недоброе отношение к другому человеку, зависть, гнев на него. Иногда человек не может остановиться: изо дня в день он думает об этом, разговаривает на эту тему с другими людьми. Такой помысел нужно нести на исповедь и просить Бога о том, чтобы Господь избавил от него.

— Все ли свои грехи нужно исповедовать священнику в храме или в большинстве случаев достаточно попросить у Бога прощения тогда, когда согрешил, или вечером, подводя итоги своего дня, читая то же «Исповедание грехов повседневное»?

— Здесь, наверное, тот же принцип. Как только человек осознал, что согрешил, необходимо попросить у Бога не только прощения, но и помощи для преодоления этого греха. Это обязательно надо делать и сразу же, и подводя итоги своего дня. И если этот грех повторяется, если душа болит о нем или какой-то помысел не отступает — вот о них надо сказать на исповеди.

— Опять-таки многие участники дискуссии говорят о том, что мирянам, которые ходят в храм регулярно, достаточно исповедоваться раз в месяц. Может ли все-таки быть такое, что человеку не в чем исповедоваться — ни раз в неделю, ни два раза в месяц? Что это значит? Что мы действительно можем жить какое-то время без греха или что мы не видим своих грехов?

— Церковь говорит: «Несть человек, иже жив будет и не согрешит». Могу предположить, что каких-то грубых грехов за неделю человек не совершит. Дай Бог, чтобы не только за неделю, но и за месяц. Но совсем без греха жить очень трудно, особенно тем, кто живет в миру. Какими-то грехами мы неизбежно связываемся. Если человек живет внимательной жизнью, думаю, вряд ли у него возникнет такая ситуация, что ему не в чем исповедоваться.

— Нужно ли исповедоваться, если при этом нет острого покаянного чувства?

— Видите ли, в чем дело: сила покаянного чувства зависит от напряженности внутренней жизни человека. Надо «внимать себе» не просто время от времени, а постоянно. То есть человек должен жить постоянно в трезвенном внимании к самому себе, к своим поступкам, к движениям своей души, к тому, что он говорит, что делает. И это внимание должно обязательно сопровождаться сверкой с Евангелием: насколько я сегодня далек от Евангелия, от того, чего ждет от меня Господь,— или, наоборот, насколько по милости Божией удалось как-то приблизиться к нему, что-то сделать доброе. Если будет такой постоянный навык, будет и покаянное чувство. Так не бывает: живет себе человек равнодушно, а потом вдруг раз — что-то включил сам в себе, и полились слезы…

Дело в том, что покаянное чувство — результат голоса совести, а отношения человека со своей совестью — очень непростая вещь. Если человек слушает ее, старается не идти против голоса совести, то малейший проступок будет вызывать в нем сильное чувство раскаяния. А если человек постепенно приучается — сначала в малом, потом в среднем, потом и в большом действовать против совести, то ее голос становится все глуше и глуше. Помните, как авва Дорофей говорит о совести: «Это те кладези, которые, как толкуют святые отцы, искапывал Исаак, а филистимляне засыпали. <…> Ибо когда совесть наша говорит нам сделать что-либо, а мы пренебрегаем сим, и когда она снова говорит, а мы не делаем, но продолжаем попирать ее, тогда мы засыпаем ее, и она не может уже явственно говорить нам».

И получается так: заглушен голос совести — покаянного чувства и не возникает. А раз оно не возникает, то нет и необходимости в исповеди. Получается своего рода замкнутый круг.

Надо честно признаться, что каждый человек проходит через периоды охлаждения, нечувствия. Почему в Евангелии сказано, что Царствие Небесное нудится (Мф. 11, 12)? Потому что нам нужно постоянно понуждать себя в делании добра. Очень часто современный человек, придя в Церковь, ждет, что что-то с ним произойдет благодаря некоему воздействию извне. А когда ему говорят, что нужно трудиться самому, причем трудиться каждый день и прилагать при этом большие усилия, ему становится неинтересно. Это, кстати, основная причина таких вот дискуссий: «А зачем посты? Посты в супружеской жизни, посты как ограничение в пище? Зачем исповедь?». Это результат невнимательной жизни.

Знаете, есть навигационные системы, благодаря которым командир самолета или капитан корабля, находящегося в открытом море, всегда видит, в какой точке маршрута он находится и по какому пути ему нужно следовать. Для нас таким навигатором должно служить слово Божие. И каждую минуту человек должен твердо себе представлять, где он сейчас находится, в каком состоянии его духовная жизнь. Иными словами, надо воспитывать в себе способность всегдашнего видения своих грехов. Тогда появится и покаянное чувство. А если оно будет, то человек будет бежать на исповедь, стремиться к ней. А если нет, то и исповедь через какое-то время окажется ненужной. Но вот ведь как устроен человек: мало того что ему самому окажется не нужна исповедь, он начнет бороться за то, чтобы и всем остальным она была бы не нужна.

Поэтому, что касается остроты чувств, тут можно сказать только одно: она утрачивается тогда, когда человек впадает в нерадение. Тогда все утрачивается: и чувство присутствия Божия в твоей жизни, и богослужение становится чем-то долгим, непонятным, скучным и ненужным. И всякая борьба с собой начинает казаться «самокопанием». Поэтому когда говорят, что исповедь становится «профанацией покаяния» в силу своей частоты, — это принципиальное непонимание сути Таинства, это совершенно неправильно.

— Есть также мнение, оно звучит достаточно громко, что к частой исповеди стремятся невротические личности, занятые оцеживанием комара. Есть ли такая проблема? Или что исповедь без радикальной перестройки жизни является не покаянием, а чем-то ненужным и опасным, приводящим к «духовной шизофрении»?

— С одной стороны, проблема такая есть: и невротические личности, конечно, существуют, и оцеживание комара бывает. Многие святые отцы предупреждали о том, что тонкое различение помыслов не нужно для новоначальных, и для живущих в миру оно тоже ни к чему.

Но наличие этой проблемы не решается тем, чтобы отменить или как можно дальше отодвинуть исповедь: «А давайте-ка отменим регулярную исповедь, потому что есть невротические личности»… Да, есть — и что делать? С такими людьми надо работать, им надо уделить внимание, больше времени потратить на них — но помочь им можно и необходимо.

И что значит «радикальная перестройка жизни»? Сегодня мы все настроены на какой-то конечный результат. Но в жизни человека все по-другому. Он просто живет. Господь дает ему возможность прожить еще один день, год, дает возможность потерпеть самого себя, пережить свои падения, вставать, не валяться в своих грехах, не падать духом, а жить дальше. И это, собственно говоря, гораздо более высокая цель, чем какие-то абстрактные достижения. Не стоит жить по принципу «всё или ничего» или ждать каких-то выдающихся сиюминутных результатов от всего, что мы делаем, включая исповедь.

Исповедь — это Таинство, в котором Господь прощает человеку его грехи. Все другие рассуждения и толкования, которые сегодня часто можно встретить, затемняют смысл исповеди и в полном смысле этого слова «профанируют» Таинство.

— Многие священники говорят о том (и в Интернете, и во время проповеди в храмах), что прихожане заменяют исповедь рассказом или вопросами о своих житейских делах. Сложность в том, что это прежде всего пожилые и малообразованные люди, которых уже не переделаешь. Как тут быть священнику?

— Действительно, бывает, что люди слишком раздвигают границы исповеди как Таинства. Но думаю, не стоит по этому поводу слишком возмущаться. Нужно воспитывать людей, и каждый священник должен этим заниматься. В конце концов, когда к преподобному Амвросию Оптинскому приходила деревенская старуха и рассказывала ему о том, что у нее мрут индюшата, это тоже не было исповедью. Но преподобный Амвросий не отмахивался от нее, а советовал, что делать, чем их кормить, и хоть это не было в строгом смысле слова духовным советом, но было тем, что необходимо человеку, — и утешением, и проявлением любви.

Дело в том, что вообще в Церкви очень трудно провести четкие границы, все классифицировать, нарисовать таблицы, потому что общение человека и Бога — это общение двух личностей. Так же и общение человека со священником — тоже общение двух личностей, принципиально не укладывающееся в строгие рамки. Да и есть ли необходимость так четко все разграничивать? И священник не должен по этому поводу возмущаться и негодовать, обличать таких людей, но с терпением, мягко и ненавязчиво, деликатно учить их исповедоваться, различать исповедь и духовную беседу или просто беседу с просьбой о помощи, поддержке, совете. И сам он не должен бояться того, что что-то из второго «жанра» попадет в первый.

— Владыка, много говорится и о том, что само-то духовенство часто не исповедуется…

— Это очень плохо, причем это особенность в основном нового, молодого сегодняшнего духовенства. Как ни прискорбно, и я это вижу на примере своей епархии и семинарии, многие семинаристы исповедуются редко, а став священниками, исповедуются не чаще. Слава Богу, есть немало замечательных батюшек, которые ездят по монастырям, имеют духовников и часто исповедуются. Есть приходы, где батюшки перед службой исповедуются друг другу. Но в основном, конечно, духовенство исповедуется мало, и это очень большая беда, а не пример для подражания. И уж тем более не аргумент в ведущейся сегодня дискуссии об исповеди. Более того, в этом корень многих серьезных проблем нашей церковной жизни. С этим нужно что-то делать, вот по какому поводу на самом деле нужно открывать дискуссию в наших церковных СМИ. Каждый священнослужитель должен понимать, что принятие священного сана не снимает с клирика тех обязанностей христианина, которые несут миряне, а, наоборот, требует их исполнения в еще большей степени. А использовать в качестве аргумента: «Священники не исповедуются, а причащаются», — мне кажется, совершенно неправильно. Сам я всегда призываю семинаристов исповедоваться чаще, потому что только тот священник, который умеет исповедоваться и понимает значение исповеди, сможет научить этому своих прихожан.

Но вот еще о чем мне хотелось бы сказать. Сегодня принято с праведным негодованием обличать старое духовенство, за разные отступления. Особенно часто вспоминают о том, что в советские годы почти повсеместно не причащали на Пасху. Читали Слово Огласительное святого Иоанна Златоуста «Трапеза исполнена, насладитесь все» — а не причащали… Столько праведного негодования и возмущения излилось за последние годы по этому поводу… Я читал эти обличения и все ждал: вспомнит или не вспомнит кто-нибудь из участников дискуссии о том контексте, в котором возникла данная «традиция»? Знает ли кто из современных обличителей, что такое «раскачивать толпу на Пасху»? А я помню это очень хорошо. Что творилось в советское время в храмах в Пасхальную ночь? В храме толпа народа, а в толпе, взявшись за руки, стоят молодчики, комсомольские активисты, спортсмены — и вот они начинают напирать, всю эту толпу огромную «качать». Крики, шум, причитания, потому что упадешь — затопчут. И топтали. А делалось это для того, чтобы люди начали выбегать из церкви. Бедный хор изо всех сил старается, кричит: «Воскресения день, просветимся, людие…» — а в храме творится что-то невероятное, ничего не слышно, вопли со всех сторон, плотный запах перегара, потому что вся толпа этих комсомольцев-добровольцев для куража хорошо приняла на грудь. И как можно было причащать кого-то в той ситуации, в той «пасхальной» атмосфере? Да еще без исповеди?

Я привел этот пример для того, чтобы, когда мы обсуждаем какую-то сложившуюся практику, прежде чем судить с высоты нашего сегодняшнего понимания, не забыли бы посмотреть, каков контекст, в котором формировалась та или иная традиция. Да, среди них есть и не совсем правильные, сложившиеся «нужды ради», обоснованные только исторической ситуацией, а есть и совершенно оправданные. Как появилась традиция Русской Церкви не причащать без исповеди? Неужели от какого-то злого умысла? Как некоторые сейчас говорят: «Вот, людей ко Христу не пускают, бременами неудобоносимыми связывают, священники сами не исповедуются, не постятся… а нас заставляют». Конечно же нет.

Я считаю, что исповедь и Причастие, может быть, не обязательно должны быть так строго сопряжены, как сейчас, но тем не менее связь между ними должна сохраняться. Будет очень плохо, если мы утратим те традиции благочестия, которые существовали в нашем народе на протяжении столетий и, слава Богу, сохранились, несмотря на десятилетия гонений.

Мы очень часто в последнее время умиляемся и восхищаемся практикой Греческой Церкви. А вот греки на самом деле, когда приезжают к нам в Россию, бывают потрясены благочестием русского народа. Многие так и говорят: в России сегодня самый благочестивый народ.

— Владыка, Вы сказали, что досадно было бы потерять многовековую традицию. Очевидно, что она прошла проверку временем. Думаю, что человек, который привык исповедоваться перед Причастием, чувствует в этом необходимость, чувствует пользу для своей души именно в таком подходе. Благодаря практике, без углубления в богословские споры разной степени корректности.

— Конечно! Ведь в этом хоре голосов, который так громко сегодня звучит в Интернете, какая мысль является господствующей, хотя и не всегда прямо высказываемой? «МЫ не хотим исповедоваться, НАМ это не нужно». Поэтому спор неразрешим принципиально. Есть люди, которые не нуждаются в исповеди. И есть те, кто в ней нуждается. Поэтому спор этот совершенно бесперспективный, на мой взгляд.

— Сегодня очень популярна теория Евхаристического возрождения, которая основывается на необходимости частого, еженедельного Причащения. В центре жизни христианина должно быть Причащение Святых Христовых Таин. Вряд ли с этим можно и нужно спорить. Но есть также мнение, что частое Причащение само по себе способно решить многие проблемы церковной жизни — сделать христиан более сознательными и ответственными, объединить приходы.

— У меня двойственное отношение к этой теории. Да, по отношению к практике дореволюционной Русской Церкви, когда принято было подходить к Причастию один-два раза в году, — безусловно, более частое Причащение можно только приветствовать. Но есть и другие крайности. В центре жизни христианина должно быть Причащение Святых Христовых Таин — не собираюсь с этим спорить. Но ведь и к Причастию люди привыкают. И все зависит не только от того, как человек готовится к нему, а от того, как он живет. Может ли человек, живущий обычной суетной жизнью, сказать положа руку на сердце, что его жизнь настолько христоцентрична, что он не нуждается ни в какой подготовке ко Причащению? Понятно, когда афонские монахи причащаются три-четыре раза в неделю: это люди, которые посвятили себя Богу, они живут во Христе. Для них частое Причащение совершенно оправданно, так и должно быть.

Но дело в том, что большинство обычных мирян живут не на Святой Горе, а в современных городах. Если мы согласимся с таким вот облегченным подходом, то постепенно сведем на нет подготовку к Причастию и через какое-то время получим то, что сегодня имеется на Западе. Добросовестный благочестивый католик, идя домой, между работой и супермаркетом заходит по дороге в храм, где совершается вечерняя месса, и причащается между делом — не готовясь, не постясь, не исповедуясь и не читая никаких правил. Потратив на это примерно полчаса, идет домой и дальше живет обычной жизнью. Это и есть идеал? Нужно ли к этому стремиться? Мне кажется, что нет.

— Можно ли все-таки дать рекомендацию: как часто следует причащаться мирянам? Многие священники, в духовной опытности которых нет сомнений, советуют современным христианам исповедоваться и причащаться раз в две недели. Например, об этом часто писал в своих письмах архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Как Вы относитесь к такой практике?

— Невозможно дать рекомендацию, общую для всех. Все зависит от интенсивности церковной жизни того или иного христианина. Более того, один и тот же человек в разные периоды своей жизни испытывает разную нужду в церковных Таинствах, мы говорили об этом подробно в прошлой беседе. Повторю: если человек регулярно исповедуется, очищает свою совесть, если он живет церковной жизнью в полном смысле этого слова, постится все многодневные и однодневные посты, читает молитвенное правило (утренние и вечерние молитвы или, может быть, еще какое-то правило, согласованное с духовником) — думаю, что он вполне может причащаться достаточно часто. Как часто? За каждой Литургией? Мне кажется, не нужно ставить перед собой таких целей, — но достаточно часто, и не всегда перед Причастием исповедоваться. Хотя, если есть возможность и желание, лучше исповедоваться.

Можно причащаться раз в неделю? Можно, если человек живет напряженной внутренней жизнью. Можно причащаться раз в две недели? Наверное, это одно из самых оптимальных решений. Я бы еще прибавил великие и двунадесятые торжества и праздники, которые человек особо почитает. Например, кто-то очень чтит Казанскую икону Божией Матери, а кто-то — преподобного Сергия. И думаю, для современного христианина, который как минимум каждую неделю ходит в храм, причащаться два-три раза в месяц хорошо и вполне достаточно.

Журнал «Православие и современность» № 27 (43)

Беседовала Наталья Горенок

Что такое покаяние

Зачастую само Таинство Исповеди называют молитвой покаяния, ведь священник молится, чтобы Господь принял наше покаяние. Вот, как это происходит

  • Исповедь обычно проходит за полчаса до начала каждой Литургии (о времени ее нужно узнать из расписания) в любом православном храме.

  • В храме нужно находиться в соответствующей одежде: мужчинам в брюках и рубашках хотя бы с коротким рукавом(не в шортах и майках), без головных уборов; женщинам в юбке ниже колена и платке (косынке, шарфе) — кстати, юбки и косынки можно бесплатно взять на время пребывания в храме.

  • На исповедь нужно взять только листок с записанными грехами (он нужен, чтобы не забыть назвать грехи).

  • Священник выйдет к месту исповеди — обычно там собирается группа исповедующихся, оно находится слева или справа у алтаря — и прочитает молитвы, начинающие Таинство. Затем в некоторых храмах, по традиции, прочитывается перечень грехов — на случай, если вы забыли некоторые грехи — священник призывает к покаянию в них (тех, которые совершили вы) и назвать свое имя. Это называется общая исповедь.

  • Затем в порядке очереди вы подходите к исповедальному столику. Священник может (это зависит от практики) взять листок с грехами у вас из рук, чтобы прочитать самому, или тогда читаете вслух вы сами. Если вы хотите рассказать ситуацию и покаяться в ней более подробно, или у вас есть вопрос по этой ситуации, по духовной жизни в целом — задайте его после перечисления грехов, до отпущения.
    После того, как вы завершили диалог со священником: просто перечислили грехи и сказали: «Каюсь», — или задали вопрос, получили на него ответ и поблагодарили, — назовите свое имя. Затем священник совершает отпущение грехов: вы наклоняетесь чуть ниже (некоторые люди встают на колени), накладывает вам на голову епитрахиль (кусок вышитой ткани с прорезью для шеи, означает пастырство священника), читает краткую молитву и крестит вашу голову поверх епитрахили.

  • Когда священник снимет епитрахиль с вашей головы, нужно сразу перекреститься, поцеловать сначала Крест, затем Евангелие, которые лежат перед вами на исповедальном аналое (высоком столике).

  • Если вы собираетесь на Причастие, возьмите благословение у священника: сложите перед ним ладони «лодочкой», правую на левую, скажите: «Благословите причаститься, я готовился (готовилась)». Во многих храмах священники просто благословляют всех после исповеди: поэтому, поцеловав Евангелие, посмотрите на священника — подзывает ли он следующего исповедника или ждет, когда вы закончите целование и возьмете благословение.

Накануне Исповеди или при тягости сердечной вы можете прочитать молитву покаяния онлайн на русском языке — это исповедание грехов ежедневное, которое читается в составе православного вечернего молитвенного правила:

«Исповедаю Тебе, Единому Господу Богу моему и Творцу, прославляемой всеми Святой Троице, Которому поклоняются все люди: Отцу, Сыну, и Святому Духу все мои грехи, которые я сделал во все дни жизни моей, которыми грешил каждый час, во время сегодняшнего дня и в прошедшие дни и ночи: делом, словом, мыслями, обжорством, пьянством, едой втайне от других, праздным обсуждением людей и вещей, унынием, ленью, спорами, непослушанием и обманом начальства, клеветой, осуждением, небрежным и невнимательным отношением к делам и людям, самолюбием и эгоизмом, жадностью, воровством, ложью, преступным получением прибыли, желанием легкой выгоды, ревностью, завистью, гневом, памятозлобием, злопамятством, ненавистью, взяточничеством или вымогательством и всеми моими чувствами: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием, другими грехами душевными и телесными, которыми Тебя, моего Бога и Творца прогневал и причинил зло моему ближнему; обо всем этом жалея, виновным себя перед Тобой, Богом моим признаю и сам раскаиваюсь: только, Господи Боже мой, помоги мне, смиренно умоляю тебя со слезами: все совершенные грехи мои по милосердию Твоему прости мне, и избавь меня от всех, которые я перечислил в молитве Тебе, по Твоей Благой воле и любви ко всем людям. Аминь».

Да примет Господь ваше покаяние и поможет вам во всех делах!

Что есть покаяние, а что таковым не является

Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода: встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим: прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. (Лк. 15,17-20)

Архимандрит Нектарий (Антонопулос)

Отцы Церкви называют покаяние «вторым Крещением», «обновлением Крещения». Через Таинство Крещения мы входим в Церковь, вступаем на путь, ведущий к Царствию Божию. Благодаря второму Крещению – покаянию – человек может слезами раскаяния омыться от греха, восстать от своего падения, исцелиться от ран и продолжить путь к Богу. К сожалению, немногие знают, что есть покаяние, каков его глубочайший смысл, в чем нужно каяться.

Покаяние не является некой юридической процедурой, которая освобождает человека от ощущения вины. Это не формальная исповедь, которую человек зачастую позволяет себе перед великими праздниками. Путь, пройденный блудным сыном, свидетельствует совсем об ином.

Само слово «покаяние» означает кардинальное изменение человеческого существа, его возрождение, изменение образа мыслей, перемену жизни, отрицание греха всем сердцем. Другими словами, мы должны осознать всем своим существом, что путь греха, по которому мы шли, ведет к погибели. Нам нужно понять, что мы оказались в каком-то болоте, далеко от родного дома. Нам следует остановиться и сказать себе: «Куда мы идем? Это же безумие! У нашего Отца роскошный дворец, где все радует глаз, а мы сидим в трясине!» Мы должны найти в себе решимость вернуться в отцовский дом, в объятия Бога Отца и своих собратьев.

Для того, чтобы покаяние было истинным, нужно, чтобы оно совершилось на деле. Священномученик Косма Этолийский говорит: «Даже если тебя простили все духовники, патриархи, архиереи и весь мир, ты все равно не будешь прощен, если не покаешься на деле». То есть если мы не удалимся от греха и не изменим свою жизнь, наше покаяние не будет истинным. Оно даже не является покаянием в полном смысле слова.

Многие люди с готовностью подходят к духовнику, удрученные тяжестью психологических и других проблем. Они исповедуются со слезами и дают обещания, что больше не вернутся к греху, что изменят свою жизнь и т.д. Но насколько глубоко такого рода покаяние? Оно не должно ограничиваться взрывом эмоций. Требуется время, труд, навык в добродетели и борьба с грехом при содействии благодати Божией. При этом покаяние осуществляется подспудно, тайным образом, в душе человека. Подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он, ибо земля сама собою производит… (Мк. 4,26-28).

Как мы уже сказали, покаяние невозможно без благодати Божией. Человек, пребывая во тьме греха, не понимая, насколько прекрасна жизнь в Боге, не может ощутить разницы между греховной жизнью мира и святой жизнью Церкви. Только когда благодать Божия всеет в его сердце семя Божественной любви, он сможет увидеть свою духовную несостоятельность. Солнечный свет, проникая в темную комнату, освещает все. Так и благодать Божия открывает нам опустошенность наших душ, обнажает наши страсти, наши грехи. Потому святые так усиленно просили Бога: «Даруй мне покаяние всецелое». Истинное покаяние – безопасный путь, ведущий в Царствие Божие.

Что такое исповедь

Если покаяние, то есть чувство раскаяния и неприятия греха, является как бы вступлением в Таинство, то исповедь, а именно исповедание грехов перед духовником, – это само Таинство. Как по поводу покаяния, так и по поводу исповеди существуют некоторые заблуждения.

Например, многие считают, что исповедь – это нечто вроде беседы, в которой обсуждаются наши грехи. Какое, однако, отношение имеет это к Таинству Покаяния? Если мы попытаемся проанализировать, что подвигает многих из нас к исповеди, то выяснится, что одни при этом стремятся получить некое облегчение от чувства вины; других гонит к священнику страх перед «наказанием» от Бога; третьи приходят не с целью, собственно, покаяться, а только для того, чтобы потом причаститься. Однако все это имеет слишком отдаленное отношение, или вовсе не имеет, к исповеди и покаянию.

Исповедь, говоря иными словами, – это очищение души от яда. Если яд попадает в организм, то нет другого способа выжить, как очистить желудок. Так же и исповедь: мы должны изгнать из себя яд греха, иначе мы обречены.

Можно привести и другой образ. Подобно тому как больной человек показывает свои язвы врачу, описывает свою боль, беспокойство, ничего не скрывая, так же и мы поступаем на исповеди. Мы обнажаем свою душу, открываем свои ссадины, ушибы, признаем поставленный нам диагноз. Если ничего этого не происходит, то мы уйдем, не имея шансов когда-либо исцелиться. Язвы увеличатся, разложение и гниение будет прогрессировать, заражение основательно подорвет наше здоровье и приведет к смерти.

Из всего этого следует, что не Богу нужна наша исповедь, а мы нуждаемся в ней. Не нужно думать, что, исповедуясь, мы как бы оказываем некую услугу Богу. Все совсем не так, однако Он, как попечительный Отец, терпеливо, с неиссякаемой любовью ждет нашего обращения.

В этой связи стоит отметить, что если в западных христианских вероисповеданиях на исповеди, формальной и законнической, духовник и кающийся разделены друг от друга некоей ширмой, то в Православной Церкви исповедь осуществляется в непосредственном общении с духовенством, она возможна под духовным руководством, при личных контактах между духовным отцом и его чадами. Надо сказать, что многие исповедуются по обстоятельствам, там, где найдут духовника, и всякий раз у разных священников. Однако следует помнить, что здесь происходит то же самое, что и при телесных болезнях. Если каждый раз менять врача, то и лечение не может быть полноценным. Наш духовник – это единственный, кто знает «историю болезни», наши прежние прегрешения, особенности течения заболевания, – он один может нам эффективно помочь.

Другие люди приспособились, как говорят, иметь «две двери». У них есть постоянный духовник, но когда совершается что-то особо тяжкое, от стыда они избегают исповедоваться своему батюшке и идут к кому-то другому. Такое поведение, конечно, является ребячеством и насмешкой над Таинством. Оно показывает, насколько мы далеки от истинного покаяния.

Итак, необходимо стремиться к тому, чтобы иметь одного духовника, тогда наш путь будет безопаснее. Конечно, бывают ситуации, когда приходится менять священника. Но на это нужно решаться с большой осторожностью, рассудительностью, а главное, после внимательного исследования внутренних причин, побуждающих к подобной перемене.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *