Содержание

Менора – это ханукальный подсвечник

Слово менора в переводе с иврита буквально означает «светильник» и обычно относится к специальным канделябрам, которые мы зажигаем во время праздника Ханука.

Это же название относится к семисвечнику, который был в Иерусалимском Храме

В Святых Иерусалимских Храмах (и их предшественнике, Мишкане) среди роскошной утвари был подобный канделябр, но состоявший не из 9, а из 7 ветвей. Этот светильник, сделанный из цельного слитка чистого золота, зажигали ежедневно. Храмовая менора стала одним из важнейших символов еврейского народа и непосредственно Храма – ее очертания можно обнаружить даже на современных израильских монетах.

Кроме того, она была в центре чуда с маслом, которое длилось восемь дней, что и вдохновило мудрецов на решение установить такой праздник, как Ханука.

В современном иврите ханукальная менора называется ханукия

В наши дни большая часть евреев, особенно носители иврита, называют ханукальную менору ханукией. Это название является довольно-таки современным изобретением, так как его авторство приписывается Хемде Бен Йеуде (1873-1951 гг.).

4. Каждый вечер прибавляется по свече

Во времена Талмуда существовали две крупные школы толкования устного закона Торы: Бейт Гилель и Бейт Шамай. В Бейт Гилель учили, что каждую ночь Хануки мы должны добавлять по одной свече. А в Бейт Шамай, напротив, утверждали, что мы должны начать праздник с зажжения восьми свечей и в последующую ночь по одной убавлять. Однако общепринятый закон в том виде, каким мы его знаем по сей день, был постановлен в соответствие с учением Бейт Гилель.

В ханукальной меноре 9 свечей вместо 7

Как мы уже сказали, храмовая менора представляла собой семисвечник, все огни которого располагались на одном уровне. Ханукальный светильник отличается тем, что в нем, во-первых, девять свечей, а во-вторых, восемь из них расположены на одном уровне, а девятая чуть выше (в редких случаях чуть ниже). Эта особенная девятая свеча называется шамаш и является вспомогательной – с ее помощью зажигаются остальные огни меноры, после чего она занимает свое выделенное место.

Кроме того, ханукия не всегда изготавливается в виде храмовой меноры с дополнительными ветвями, чаще она представляет собой монолитный подсвечник для 8 свечей, у которого с правой стороны есть отдельное место для шамаша.

Свет ханукии нельзя использовать в практических целях

После того, как свечи были зажжены, принято исполнять традиционные ханукальные песни, например, а-Нерот а-Лалу и Маоз Цур, в которых рассказывается о чудесах, которыми сопровождалась история еврейского народа, а дети играют в севивон – ханукальный волчок.

Удивительно, но хотя мы в эти моменты обычно и сидим возле свечей, согласно алахе нам категорически запрещается использовать их огни для чтения, тепла или какой-либо другой деятельности. И в этом заключается еще одна функция шамаша – если вдруг вы окажетесь без света, наличие этой дополнительной свечи поможет вам не нарушить заповедь освещения комнаты за счет ханукальных свечей.

На зажигание ханукальных свечей есть особое благословение

Прежде чем зажечь ханукию в первый вечер праздника, мы произносим три благословения:

  1. Благодарность Всевышнему за то, что он дал нам заповедь зажигания ханукальных свечей (через мудрецов, которые установили праздник);
  2. Благодарность Ему за чудеса, которые Он совершил для наших предков во времена Хануки;
  3. Благословение Шеехияну (Благословен… давший нам дожить до этого времени), которое мы обычно произносим перед зажиганием свечей любого праздника.

Начиная со второго вечера Хануки, третье благословение при зажигании не произносится.

8. Обычно сефарды зажигают одну менору на всю семью, но ашкеназы поступают иначе

Обычай, распространенный во многих сефардских сообществах, заключается в том, что глава семьи зажигает ханукию от имени всех своих домочадцев. Таким образом, в каждом доме горит только одна ханукия.

Однако слова Талмуда о том, как правильно зажигать ханукальные свечи, можно объяснить иным образом – что у каждого члена семьи должна быть персональная ханукия, – и такая трактовка принята у большинства ашкеназов.2

Женщины не работают, пока свечи горят

В ряде общин принято, что замужние женщины сами не зажигают ханукии, за них это делают мужья. Таким образом они предпочитают быть «частью» заповеди своих мужей. И это одна из причин, почему многие женщины воздерживаются от какой-либо работы по дому, пока горят свечи – чтобы, освобождая для себя время насладиться их светом, продемонстрировать, что и они участницы этой заповеди.

10. Ханукии бывают общественные и для личного использования

В дополнение к ханукиям, зажигаемым в еврейских домах, принято устраивать еще одно общественное зажигание для всех, например, в синагоге – даже если все присутствующие там прихожане после этого пойдут по домам, чтоб зажечь уже самостоятельно. Это своеобразный акт объединения и сплочения народа Израиля и возможность в очередной раз почувствовать себя частью общины.

В последние годы это явление получило распространение на новом уровне в виде зажигания огромных менор, украшающих городские площади, торговые центры и другие общественные места по всему миру. Нередко в первый вечер праздника устраивается особая торжественная церемония зажигания таких менор с участием глав города и других деятелей общественности и известных персон.

Однако поскольку такие мероприятия предназначены главным образом для «рекламного” распространения истории о ханукальном чуде, а не для того, чтобы соблюсти заповедь, технически не всегда это зажигание соответствует букве еврейского закона, а потому может не являться действительным (в некоторых случаях вместо настоящих свечей вообще используются лампочки). Поэтому даже если вы решили посетить торжественное зажигание в вашем городе, вам все равно для исполнения заповеди нужно будет по возвращении зажечь дома свою личную ханукию.

Зажигание приходится на время наступления темноты

Обычай многих общин заключается в том, чтобы зажигать ханукальные свечи вскоре после захода солнца (кроме пятницы, когда это необходимо сделать раньше, перед шабатними свечами, и следующей ночи, когда зажигание откладывается на время после произнесения авдалы).

В других же общинах ханукию зажигают уже после наступления полной темноты (примерно через полчаса после захода солнца). Чтобы уточнить актуальную для вас информацию о времени зажигания свечей, обратитесь в свою общину или загляните в календарь, где указано время захода солнца. В любом случае ханукальные свечи должны соответствовать определенным требованиям и гореть после захода солнца не менее 30 минут.3

12. Свечи и масло одинаково пригодны

Выбирая ханукию для покупки, вы можете увидеть, что одни предназначены для свечей, а другие – для масла. Оба вида подсвечников можно использовать, однако предпочтительнее все же выбрать масляную ханукию и зажигать в ней именно оливковое масло: потому что ханукия напоминает нам о храмовой меноре (в которой горело оливковое масло), и именно с ним произошло ханукальное чудо, когда маленького кувшинчика масла хватило для на целых 8 дней.

И независимо от того, какую ханукию вы предпочтете, обязательно убедитесь, что ваши свечи (чашечки с маслом) смогут гореть не менее получаса. В крайнем случае всегда можно сделать ханукию из составленных в ряд свечей-таблеток, которые обычно горят не менее 3 часов – тогда у вас абсолютно точно будет кошерная менора.

Огоньки меноры должны представлять ровный ряд

Каждый огонек вашей ханукии должен быть отчетливо виден тому, кто на него смотрит, и не сливаться с остальными. Поэтому принято, чтобы все восемь основных свечей были расположены по прямой линии, а не по полукругу. Не менее важно проследить и за тем, чтобы изначально все свечи были одинаковой высоты, а если вы используете масляный подсвечник, то чтобы в каждой чашечке было одинаковое количество масла.

Бывают меноры, которые можно прикрепить на стену

Если вам доводилось видеть ханукии, которые обычно включают в праздничные наборы различные организации по распространению атрибутов праздника, вы помните, что они представляют собой металлический подсвечник со стенкой вдоль длинной стороны. Такая форма связана с тем, что в прошлые столетия меноры нередко прикреплялись в жилищах прямо к стене, и такая конструкция с защитной стенкой предотвращает повреждения стены дома от огня и дыма.

Менора должна располагаться на подоконнике или у двери

Во времена Талмуда, когда люди жили в частных домах, выйти из которых на улицу можно было только пройдя через внутренний двор, было принято ставить ханукию у входа во двор. Наличие мезузы справа от входа и меноры слева1 придавало ему особую святость.

Когда обстоятельства изменились и люди стали селиться в домах, рассчитанных на большее количество семей, ханукия переместилась внутрь помещения. В наши дни чаще принято ставить ее на подоконник, чтобы с улицы или из соседних домов можно было увидеть свет наших свечей, однако некоторые по древней традиции продолжают располагать ханукию ближе к входной двери.

16. Огни Хануки должны быть видны людям снаружи

Как уже было несколько раз упомянуто, мы стараемся сделать так, чтобы свет наших ханукальных свечей могло видеть максимально возможное количество людей. Поэтому мы зажигаем менору с наступлением темноты, когда, во-первых, огни Хануки ярче видны, а во-вторых, можно предположить, что именно в это время люди возвращаются домой и собираются вместе, готовые засвидетельствовать память о чуде.

Если вы возвращаетесь домой с работы поздно вечером, обязательным условием считается, чтобы при зажигании вами ханукии присутствовал хотя бы один свидетель. В противном случае существуют разногласия между мудрецами, нужно ли произносить благословение на свечи.

Сноски

  1. Именно с таким расположением ханукии и связан тот факт, что в наше время обычно шамаш располагается не в середине подсвечника, а с правой стороны.
  2. Подробнее об этом вы можете прочесть в статье «Почему в Хануку мы каждый вечер прибавляем по свече”.
  3. Этот вопрос подробнее разбирается в статье «Какой должна быть кошерная ханукия”.

Покупка сувенира, имеющего прямое отношение к религиозному культу, — серьезный шаг: слишком велик риск задеть чувства истинно верующих. Но некоторая атрибутика той или иной культуры выглядит притягательно и загадочно. Рука уже тянется прикоснуться к приглянувшемуся артефакту, когда настойчивый шепоток сомнений опять начинает твердить о надписях, для прочтения которых не хватает знания языков, и символах, несущих какой-то сакральный и непонятный смысл. Светильник менора — подсвечник, ставший символом иудаизма и всего еврейского народа, является одним из таких предметов. Культовый атрибут с многовековой историей, которому посвящены десятки страниц в писаниях, являющихся священными для представителей самых разный конфессий, — стоит ли иметь такой аксессуар дома, если привлекают в нем исключительно эстетические характеристики? На этот вопрос попробуют ответить эксперты шоппинг-клуба WESTWING.

Менора и ее роль в иудейской культуре

Редкий предмет удостоился быть упомянутым в священном писании. Меноре же посвящено несколько страниц. Речь, причем, идет не только о священной для каждого иудея Торе, а и о Библии. Светильник с семью ветвями неоднократно упоминается у самых разных народов и в самых разных описаниях. Та менора, которую принято называть первой, главной, была отлита из чистого золота в человеческий рост по приказу Моисея. Образ же, по которому делась отливка, как настаивает Тора, был представлен самим Богом во время составления заветов на горе Синай.

Имя скульптора, работавшего над изготовлением артефакта, история сохранила – это золотых дел мастер Бецалель, детально воспроизводивший по описанию Моисея каждый штрих. В Торе же говорится, что Всевышний, поняв бесполезность попыток воплотить его слова, создал светильник сам.

Писание сообщает и о других чудесах, связанных с этим культовым предметом. Так, при нехватке масла, которое по заветам должно быть исключительно первоотжимным, светильник в одном из храмов на празднование горел 7 дней практически без наполнения. В тяжелые годы священнослужители свидетельствовали о явно неравномерном горении символизирующих разные дни рожков: заправленный единожды второй горел безостановочно все 7 дней.

Менора почитается иудеями наравне с другими самыми серьезными символами веры. По аналогии с крестом христиан на могильных камнях собратьев еврейский народ высекал очертания меноры. Да и взглянув на герб Израиля, несложно оценить степень уважения к этому предмету. Подсвечник менора изображен даже на основном государственном символе.

Символизм деталей меноры

У прообраза меноры в связи с его фактической ценностью практически не было шансов сохраниться. Золотая статуэтка в 36 кг весом не могла не заинтересовать грабителей, поэтому шансов, когда-либо обнаружить этот артефакт практически нет. Зато есть его детальнейшее описание, которое ученые подробно восстановили, сделав для наглядности копию. Композиция одновременно и проста и элегантна: от центральной оси отходят в два направления ветви, по три с каждой стороны. Лампадки, увенчивающие эти ветви, выстроились на одном уровне. Первая менора явно имела флористические мотивы, это несложно увидеть даже в описании. «Соцветия” в оголовье, «завязи” лампадок, «ветви” светильника и орнамент, покрывающий ступени, в виде плодоносящей оливы.

Трактовать, что именно символизируют семь ветвей меноры, можно по-разному: семерка во многих религиях является культовым числом. Семь небес, упомянутых в писании; семь планет, с солнцем составляющих систему; семь ведущих наук или семь духовных таинств — версий действительно множество. Некоторые источники утверждают, то менора — образ распахнувшего крылья ангела, и эта версия тоже звучит красиво и правдоподобно. Важно одно — этот светильник, как и написано на его копии, подаренной Израилю Британией, символ света и надежды.

Менора или ханукия: что общего и в чем разница

Правоверный иудей вряд ли спутает эти два термина, но даже пресса, делающая репортажи о празднованиях, часто путает светильники. Изначально менорой называли любой светильник с исходящими от общей оси ветвями. Чуть позже за традиционной менорой закрепилось второе название «семилампадник”. Ханукия, которую часто называют менорой, имеет и несколько другой вид, и совершенно иное значение. Ее место на празднике, в то время как менора может быть и повседневным атрибутом. В ханукии ветвей девять, это число соответствует дням празднования. Свечи зажигаются в строго оговоренном в писании порядке от свечи «служки”. К концу празднования, в самый его апогей ханукия предстает во всей красе, полностью зажженная.

Менора является общим аксессуаром, в то время как ханукия у каждого из мужчин в доме, включая детей, своя собственная. В дни празднования Хануки в семьях, которые многочисленны и дружны, на подоконниках выстраиваются целые гирлянды из подсвечников. При этом каждый из светильников уникален и оригинален. Таким образом, менора или ее родная сестра ханукия в современном Израиле может вполне считаться символом и домашнего очага и материнства. Тора никак не ограничивает принцип приобретения этого аксессуара: решением купить подсвечник менору в подарок не нарушаются никакие каноны. Адресат же такого презента наверняка оценит уважительное отношение к своей культуре.

Основное отличие ханукии от Меноры, кроме количества рожков, — требование выстроить лампадки ханукального подсвечника в одну линию. Для меноры это требование обязательным не является, и ветви некоторых моделей даже не расположены в одной плоскости.

Вид современной меноры

Менора — дорогой аксессуар и в прямом смысле, и в переносном смысле. Достаточно вспомнить, что первая была выполнена из золота целиком. Теперь такие аксессуары по карману не многим, но традиции выполнять этот предмет исключительно из качественных металлов остались. Чаще всего это медь или бронза. Инкрустации же применяются во всем разнообразии. Строгие лаконичные модели, мысленно относящие к «Стене плача” и трагедиям народа Израиля, соседствуют с богато украшенными стразами и литьем романтичными подсвечниками. Подсвечник менора из серебра — элитный аксессуар, который достоин стать подарком для самого уважаемого человека, чтящего традиции иудейской веры.

То, что нельзя копировать

Вся культура иудаизма построена на символизме, толкованиях и атрибутике. Некоторые правила и традиции кажутся удивительными. Подсвечник менора, образ которого продиктован Богом в деталях, и который, казалось бы, должен быть объектом для подражания, нельзя копировать. Писание четко говорит, о запрете на воссоздание светильников повторяющих форму и декор изначальной меноры, как о недостижимой попытке передать без искажений слово Всевышнего. Именно поэтому, на прилавках магазинов меноры, как и ханукии, представлены в большом разнообразии.

Некоторые сохранили на себе отпечаток религиозного символизма, а некоторые откровенно демонстрируют светское предназначение. Подсвечник вполне можно использовать по прямому назначению, при всей строгости традиций Тора этого не запрещает. Оригинальные и стильные меноры можно использовать в качестве романтического освещения за ужином.

Украшение и создание меноры своими руками

Возможно, именно запрет копировать изначальный образ породил традицию украшать свою менору индивидуально. Материалы, применяемые при этом процессе, могут быть самыми разнообразными: стразы, камни, бусины. Использование тканей и других традиционных материалов для декорирования не приветствуется, связано это с повышенной пожароопасностью такого аксессуара. По этим же соображениям купить подсвечник менора рекомендуется только для достигших разумного возраста детей, малыши же создают вместе с родителями ее имитацию.

Выглядеть такой аксессуар, предназначенный для ознакомления малыша с традициями, может совершенно иначе, чем менора-подсвечник, но смысл его остается тем же: постепенное «зажжение” свечей. Для маленького ребенка это могут быть закрепленные на планке ракушки или камушки, нанизанные на леску яркие бусины или расставленные пирамидки. Безопасно, но сознательно стилизованная менора «зажигается” вместе с настоящими, показывая малышу богатство культурных традиций семьи.

Эксперты шоппинг-клуба WESTWING полностью доверяют такту и уважительному отношению к своему и чужому культурному наследию своих читателей, знакомя с традициями стран и народов. Если знание о глубоком символизме меноры поколебало желание приобретать этот подсвечник для светских мероприятий, то в ассортименте партнеров площадки найдется немало более традиционных моделей. Если же желание приобрести такой артефакт только обострилось, добро пожаловать на страницы каталога, и пусть покупка принесет в Ваш дом, как и сказано в писании, свет и надежду.

В странах с ярко выраженными временами года искусственное освещение играет далеко не последнюю роль в создании комфортной обстановки в доме. В некоторых культурах выбор подходящих источников света – целое искусство. Слишком холодное и яркое освещение несовместимо с атмосферой полного релакса и умиротворении, тогда как слишком слабое – недостаточно практично. Лучше всего – комбинировать современные лампы и светильники с живым и согревающим пламенем свечей в изысканных канделябрах. Созданию уютного и располагающего убранства обязательно поспособствуют роскошные конструкции на семь свечей, почитаемые среди представителей иудаизма. Еврейский подсвечник купить в Киеве или других городах Украины можно, оформив заказ в интернет магазине подарочной продукции, сувениров и предметов декора Darunok. Здесь по выгодным ценам можно приобрести необходимые для создания домашнего уюта вещи, нетривиальные презенты друзьям и близким, оригинальные аксессуары и товары для вечеринок. Потрясающие дизайны и отменное качество от проверенных брендов гарантированы.

Еврейские подсвечники – важные символы иудаизма

Для иудейских семей менора – особый канделябр на семь свечей, имеет особое сакральное значение. Не зря этот предмет помещен на герб современного Израиля – как символ, обозначающий окончание изгнания еврейского народа. Этот знак сопровождал нацию на протяжении всей ее физической и духовной истории и не утратил своей важности в наше время. Семисвечник в современной культуре встречается повсюду: на марках, монетах, рекламных плакатах, граффити и даже шоколадных медальках. Дизайнеры умело обыгрывают традиционную форму, комбинируя ее с разными материалами и модными тенденциями. Не стоит путать вышеупомянутый предмет с другим важным атрибутом иудаизма, каковым является ханукальный подсвечник, или же ханукия. Этот светильник, который, в отличии от первого, имеет отделения на девять свечей, зажигают в течении восьми дней праздника Ханука. Горение свечей в ханукии символизирует духовную стойкость, победу святости над нечистой силой, света над тьмой. С формой и материалами важного религиозного аксессуара позволяется экспериментировать, главное, сохранять количество ответвлений.

Минора в интерьере

Удивительно, что с помощью одного и того же предмета можно сохранять верность иудейским традициям и создать стильный интерьер с необычными акцентами. Удивительный еврейский канделябр смотрится поистине монументально, и, поскольку и внешний вид и культурная ценность обязывают ставить его на видное место, лучшим расположением для сувенира станет каминная полка, изысканный комод или стол, за которым собирается все семейство. Нет строгих правил, регламентирующих конфигурацию и дизайн светильника. Минора может быть металлической, глиняной или фарфоровой, окрашенной в яркие цвета или сдержанные оттенки. Можно декорировать корпус лепниной и резьбой или оставить строгие лаконичные контуры. Сакральная вещь для каждого еврея умело обыгрывается в поп-культуре, не теряя священности в глазах верующих. Иудеи совсем не боятся придавать более трендовый облик традиционным предметам. В интернет магазине Svit Podarunkiv можно приобрести следующие виды особенных подсвечников:

  • роскошный с бронзовым покрытием от индийской компании Brasstico;

  • интересные экземпляры из Индии;

  • изящный золотистый от итальянской торговой марки Alberti Livio.

Еврейский подсвечник: подарок со смыслом

Каждому человеку особенно приятно, когда выражают уважение к его образу жизни и традициям народа. В качестве глубокого почтения, представителю иудаизма можно преподнести предмет с сакральным значением, каковым является еврейский семисвечник. Если выбираете презент ортодоксальному еврею, лучше всего купить вещь традиционной формы и оформления. Молодым же представителям верования приглянутся более современные экземпляры с нестандартными дизайнерскими решениями. Даже далеким от соблюдения всех правил и канонов людям будет лестно получить такой знак внимания и заботы. Ведь мерцающие огоньки свечей в светильниках – не только олицетворение сложного исторического пути, но и атрибут домашнего уюта, особой умиротворенной обстановки. Еще один вариант подарка – подсвечник для Хануки, главного еврейского праздника. Свечи в таком канделябре зажигают на протяжении восьми праздничных дней: в первые сутки зажигается один огонек, во вторые – два и так далее, пока не дойдет до восьми. Девятая свечка предназначена для розжига остальных и называется «служка».

Когда религия является важной частью жизни целого народа, без специальных атрибутов, выражающих почтительное отношение к вековым обычаям, не обойтись. Священным предметов, присутствующим в быту нации на всем пути становления, является подсвечник еврейский. Менора была и остается обожаемой всеми иудеями, ее изображения тиражируются просто повсюду, используется в торговых знаках предприятий и учреждений. Мягкое мерцание свечей добавляет особой атмосферы жилищу и наполняет душу теплотой и спокойствием. Приобрести потрясающий традиционный канделябр в Киеве и на территории всей Украины можно в интернет магазине Дарунок. Изделия изготовлены выдающимися мастерами всемирно известных брендов, отличаются великолепным внешним видом и высочайшим качеством. К каждой позиции предоставлено подробное описание и все необходимые характеристики. Заказ доставят в кратчайшие сроки к порогу вашего дома или же на выбранное почтовое отделение.

Талмуд говорит о зажигании ханукальных свечей следующее: «Вот в чем состоит заповедь ханукального светильника: один светильник на дом, а наилучшее исполнение заповеди — один для каждого члена семьи. Что же касается исполнения заповеди , то школа Шамая говорит, что в первый день зажигают восемь свечей и уменьшают их количество с каждым днем; а школа Гилеля говорит, что в первый день зажигают однy, а в каждый из следующих дней добавляют по одной ”.

Мы следуем школе Гилеля, и в первый ханукальный вечер зажигаем одну свечу, во второй – две, и так далее, чтобы на восьмой вечер горели восемь свечей. Для зажигания используется специальный светильник — менора, или ханукия.

Время зажигания ханукальных свечей – начало ночи. Перед тем, как зажечь их, запрещено приниматься за какое-либо другое дело. Многие не дожидаются начала ночи, а зажигают ханукальные свечи после захода солнца, едва наступают сумерки. Каждый из этих свечей должен гореть не менее получаса после выхода звезд. Ханукию ставят на такое место, где может увидеть ее всякий, потому что главный смысл заповеди – распространение знания о чуде, которое совершил для нас Всвышний.

Есть обычай ставить ханукию у входа в дом, слева, напротив мезузы, прикрепленной к правому косяку, – таким образом, что входящий в дом оказывается окружен заповедями. Лучший способ исполнения этой заповеди – зажигать светильник, заправленный оливковым маслом: ведь ханукальное чудо в Храме произошло именно с кувшинчиком оливкового масла. Однако можно зажигать и парафиновые или восковые свечи.

Огнем ханукальных свечей нельзя пользоваться для будничных целей, поэтому огоньки меноры зажигают от особого светильника (или свечи), называемого «шамаш” (служка). Он нужен для того, чтобы не зажигать одну свечу от другой , и для освещения. В первую ночь (в этом году – вечером, 24 декабря) зажигают крайнюю справа свечу и произносят три благословения.

В следующие семь вечеров произносят лишь первые два благословения. Однако, если по какой-либо причине в первый день Хануки светильник не был зажжен, то когда это делают впервые, к двум первым благословениям добавляют и третье.

В остальные дни Хануки добавляют по одной свече, зажигая следующyю по порядку светильника: вторyю справа, третюю справа и т. д. Причем каждый вечер начинают зажигать ханукальные огни именно с него. То есть прибавляют светильники (или свечи) справа налево, в то время как каждый раз зажигают огни слева направо.

В пятницу мы зажигаем ханукальные свечи перед зажиганием субботних свечей. В этот день в светильники следует налить больше масла, чем обычно (или взять свечи большего размера) – чтобы огонь в ханукие горел по крайней мере еще полчаса после наступления ночи.

На исходе Субботы порядок зажигания ханукальных огней в синагоге (там тоже зажигают ханукию ради прославления чуда) отличается от этого порядка в доме. В синагоге сначала зажигают ханукальные свечи, потом совершают «Авдалу” (обряд проводов Субботы), дома же сначала совершают «Авдалу”, а потом зажигают ханукальный светильник.

Если менору не зажгли в самом начале ночи, это можно сделать, произнеся полагающиеся благословения, пока люди в городе не легли спать, потому что тогда они видят ханукальные огни и тем самым принимают участие в прославлении чуда. Если же зажигают ханукию позже, то делать это следует уже без благословений. Если обстоятельства не позволяют мужчине зажечь ханукальный светильник, это может сделать жена.

Женщины не выполняют никаких работ по дому все время, пока горит ханукия.

Вернуться к списку книг автора

Страница 23

***

Ведьмак, сидевший у раструба, до боли сжал кулаки. Напряг слух. И память.

***

Сомнения ведьмака в никчемности амулета Фрингильи оказались напрасны и рассеялись мгновенно. Стоило ему войти в большую каверну и приблизиться к каменному мостку над черным провалом, как медальон начал дергаться и рваться уже не как воробей, а как большая и сильная птица. Ворон, например.

Геральт успокоил амулет и замер словно истукан, стремясь к тому, чтобы слух его не обманули ни шелест, ни громкое дыхание. Он ждал. Он знал, что по другую сторону провала за мостком что-то есть, что-то таится во тьме. Возможно, это «что-то» скрывалось и за спиной, а мосток был ловушкой. Он не мог позволить схватить себя. Он ждал. И дождался.

— Привет, ведьмак, — услышал он. — Мы тебя ждали. Голос, шедший из мрака, звучал странно. Но Геральт уже слышал такие голоса, знал их. Голоса существ, не привыкших общаться при помощи речи. Умея пользоваться аппаратом легких, диафрагмой, трахеями и гортанью, эти существа не до конца владели аппаратом артикуляционным даже в тех случаях, когда их губы, небо и язык имели строение полностью подобное человеческому. У выговариваемых такими существами слов был не только странный акцент и интонация, они вдобавок содержали звуки, неприятные для человеческого уха — от твердых и щелкающих до шипящих и скользко мягких.

— Мы ждали тебя, — повторил голос. — Знали, что ты придешь, если тебя приманить слухами. Что влезешь сюда, под землю, чтобы преследовать, хватать, убивать. Отсюда ты уже не выйдешь. Не увидишь солнца, которое так любил.

— Покажись.

В темноте за мостком что-то шевельнулось. Мрак словно сгустился в одном месте и принял человеческий, в общих чертах, облик. Существо, казалось, ни мгновения не оставалось в одной и той же позе, не стояло на месте. Оно изменялось постоянно, проделывая быстрые нервные мерцающие движения. Ведьмак уже видывал таких существ.

— Корред, — холодно бросил он. — Можно было ожидать здесь что-то подобное. Даже поразительно, как я не наткнулся на тебя раньше.

— Надо же! — В голосе подвижного существа прозвучала издевка. — В темноте, а узнал. А этого узнаешь? И того? И того вон?

Из тьмы беззвучно, словно духи, возникли еще три существа. Одно, прятавшееся за спиной корреда, судя по форме и общему облику, тоже было гуманоидом, но ростом пониже, сгорбленным и сильно походившим на обезьяну. Геральт знал, что это кильмулис.

Два других чудища, как справедливо подозревал ведьмак, прятались по его сторону мостка, готовые отрезать ему обратный путь Первый слева заскреб когтями, словно гигантский паук, замер, перебирая многочисленными конечностями. Прыскирник. Последнее существо, больше похожее на семисвечник, вынырнуло, казалось прямо из потрескавшейся сланцевой стены. Геральт не мог определить, что это такое. Ни в одной из ведьмачьих книг такие монстры не упоминались.

— Я не хочу ссоры, — сказал он, немного рассчитывая на тот факт что существа начали с разговора, а не просто прыгнули ему в темноте на шею. — Я не хочу с вами ссоры. Но если вы начнете драку, я буду защищаться.

— Мы это учли, — прошипел корред. — Поэтому нас здесь четверо. Поэтому мы заманили тебя сюда. Ты отравил нам жизнь, сволочной ведьмак. Ты залез в наипрекраснейшие кареты и провалы в этой части мира, чудесное место для зимовки. Мы зимуем здесь почти от начала истории. А теперь ты явился сюда, чтобы охотиться на нас, негодяй. Ты преследуешь нас, вылавливаешь, убиваешь корысти ради. Хватит. С этим пора кончать. И с тобой тоже.

— Послушай, корред…

— Повежливее, — буркнуло существо. — Терпеть не могу хамства.

— Тогда как же к тебе об…

— Господин Швайцер.

— Значит, так, господин Швайцер, — проговорил Геральт, внешне миролюбиво и покладисто. — Я вошел сюда. Не скрываю, как ведьмак, с ведьмачьим намерением. Я предлагаю опустить этот вопрос. Однако случилось здесь, в подземельях, нечто такое, что изменило ситуацию радикально. Я узнал нечто для меня чрезвычайно важное. Такое, что может изменить всю мою жизнь.

— Ну и дальше что?

— Мне необходимо, — Геральт был само спокойствие и терпение, — немедленно выйти на поверхность. Незамедлительно, без минуты промедления отправиться в дальний путь. Дорогой, которая может оказаться дорогой без возврата. Вряд ли я когда-либо вернусь сюда…

— Таким фортелем ты думаешь купить себе жизнь, ведьмак? — зашипел господин Швайцер. — Не выйдет. Ничего твои просьбы не дадут. Мы поймали тебя в силки и уже не выпустим. Убьем, чтобы сохранить жизнь не только себе, но и другим нашим единокровцам. В бою за нашу и, я бы сказал, вашу свободу.

— Я не только не вернусь в эти места, — терпеливо продолжал Геральт, — но и вообще откажусь от ведьмачьей работы. Я никогда больше не убью ни одного из вас…

— Врешь! Врешь с перепугу!

— Нет. — Геральт и на этот раз не позволил себя прервать. — Я уже сказал, мне необходимо немедленно отсюда выйти. Поэтому я предлагаю вам на выбор два решения. Первое: вы поверите в мою искренность, и я отсюда выйду. Второе: я выйду отсюда по вашим трупам.

— Третье, — кашлянул корред, — ты сам будешь трупом. Ведьмак с шипением вытянул меч из ножен.

— Не единственным, — сказал он спокойно. — Не единственным, господин Швайцер.

Корред некоторое время молчал. Державшийся у него за спиной кильмулис покачивался и покашливал. Прыскирник сгибал и распрямлял конечности. Семисвечник постоянно изменял форму. Теперь он выглядел ободранной елочкой с двумя большими фосфоресцирующими глазами, — Докажи, — наконец сказал корред, — свою искренность и добрую волю.

— Как?

— Отдай свой меч. Ты утверждаешь, что перестанешь ведьмачить. Но ведьмак — это его меч. Брось его в пропасть. Или сломай. Тогда мы позволим тебе выйти.

Геральт несколько секунд стоял неподвижно, в тишине было слышно, как капает вода со свода и стен. Потом медленно, не спеша, вертикально и глубоко всадил меч в расщелину. И переломил клинок сильным ударом сапога. Сталь лопнула, и звон эхом прокатился по пещерам.

Вода капала со стен, стекала, будто слезы.

— Не могу поверить, — очень медленно сказал корред. — Не могу поверить, что человек может быть настолько глуп.

Они бросились на него все разом, мгновенно, без крика, без приказа, без команды. Первым через мосток мчался господин Швайцер, выпустив когти и выставив клыки, которых не постыдился бы и волк.

Геральт позволил ему приблизиться, а потом развернулся в бедрах и ударил, разрубив ему нижнюю челюсть и горло. В следующий момент он уже был на мостке, ударом наотмашь располосовал кильмулиса, тут же сжался и припал к земле — вполне своевременно, — а прыгнувший на него семисвечник пронесся поверху, едва задев за куртку шпорами когтей. Ведьмак отпрыгнул от прыскирника, от тонких лап, крутящихся словно крылья ветряной мельницы. Удар одной из лап угодил Геральту по голове. Геральт заплясал, проделывая финт и окружая себя широкими взмахами меча. Прыскирник прыгнул снова, но промахнулся, ударился о перила и, проломив их, рухнул в пропасть, сопровождаемый каменным градом. До сих пор он не издал ни малейшего звука, сейчас же, падая в пропасть, завыл. Вой не утихал долго.

На Геральта набросились с двух сторон: с одной семисвечник, с другой — кровоточащий кильмулис, который, хоть и был ранен, сумел подняться. Ведьмак прыгнул на перила мостка, чувствуя, как трутся один о другой сползающие камни, как сотрясается мосток. Балансируя, выскочил за пределы шпористых лапищ семисвечника и оказался за спиной у кильмулиса. У кильмулиса не было шеи, и Геральт ударил его в висок. Череп оказался прямо-таки железным, пришлось ударить второй раз. На это ушло немного больше времени, чем хотелось бы.

Он получил по голове, боль вспыхнула в глазах и разлетелась в голове фейерверком огней. Он завертелся, окружив себя широкой защитой и чувствуя, как стекает из-под волос кровь, стараясь понять, что произошло. Чудом избежав второго удара шпорой, понял. Семисвечник изменил форму — теперь он действовал неправдоподобно длинными лапами.

Это было опасно: из-за сместившегося центра тяжести у семисвечника нарушилось равновесие. Ведьмак поднырнул под лапы, сокращая дистанцию. Семисвечник, видя, что ему грозит, словно кот перевернулся на спину и выставил задние лапы, такие же щпористые, как и передние. Геральт проскочил над ним, рубя в прыжке. Почувствовал, как клинок врезается в тело, собрался, развернулся, рубанул еще раз, припав на колено. Существо закричало и, резко выбросив вперед голову, дико клацнуло зубами перед самой грудью ведьмака. Его огромные глаза светились в темноте. Геральт оттолкнул его сильным ударом оголовка меча, резанул вблизи и снес левую половину челюсти. Но даже теперь, оставшись лишь с одной правой, это странное, не фигурирующее ни в одной из ведьмачьих книг существо щелкало зубами еще добрых несколько секунд. Потом умерло, страшно, почти по-человечески, вздохнув.

Лежащий в луже крови корред конвульсивно дрожал.

Ведьмак встал над ним.

— Не могу поверить, — очень медленно проговорил он. — Не могу поверить, что кто-то может быть настолько глуп, чтобы купиться на такую простую иллюзию, как та, что была мною продемонстрирована с переломленным мечом.

Неизвестно, в состоянии ли был корред понять его слова. Да, впрочем, ему это было безразлично.

— Я предупреждал, — сказал он, вытирая кровь, текущую по щеке. — Предупреждал, что мне необходимо выйти отсюда.

Господин Швайцер сильно задрожал, захрипел и застонал. Потом затих и замер.

Вода капала со свода и стен.

***

— Ты удовлетворен, Регис?

— Теперь — да.

— А посему, — ведьмак встал, — давай беги и упаковывайся. Да поживее.

— Это не отнимет у меня много времени. Omnea mea mecum porto .

— Что-что?

— У меня багажа немного.

— Тем лучше. Через полчаса за городом.

— Буду.

***

Он ее недооценил. Она перехватила его. Сам виноват. Вместо того чтобы торопиться, надо было поехать на зады дворца и оставить Плотву в большой конюшне, предназначенной для странствующих рыцарей, персонала и прислуги. В которой стояли и лошади дружины. Он не сделал этого, а в спешке и по уже установившейся привычке воспользовался княжеской конюшней. А ведь мог бы догадаться, что в княжеской конюшне обязательно найдется стукач.

Она прохаживалась от бокса к боксу, пиная солому. На ней была короткая рысья шубка, белая атласная блузка, черная юбка для верховой езды и высокие сапоги. Кони фыркали, чувствуя пышущую от нее ярость.

Страница 23

Предыдущая Следующая
1….21 22…24 25…95

Перейти на страницу:

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *