Юстас
Раб на продажу
— Обосрался, скотина! – полный презрения голос Госпожи, будто острым ножом полоснул меня по сердцу. – Это уже не конь, — задумчиво и раздраженно, как бы про себя, добавила она.

Я стоял голый под палящим солнцем, стянутый упряжечными ремнями и тугим ошейником, и никак не мог отдышаться. Держа в руке кнут, Госпожа сошла с двуколки, в которую собственноручно впрягла меня на конюшне. Она совершала ежевечернюю прогулку по проселочной дороге вокруг своей усадьбы, а я умудрился испортить повелительнице благодушное настроение.

После каторжной работы в господском саду, силенок на галоп у меня уже не хватило, и я не выдержал спринтерский темп бега. Этот злополучный участок грунтовой дороги взбирался на возвышенность, и я вынужденно замедлил ход.

Без названия

Кожаные ремни подпруги, обжигая дикой болью потертые места, врезались мне в зад и промежность. И хотя сбавил-то я совсем чуть-чуть, но измотался до такой степени, что даже кнут прекрасной наездницы, пожелавшей прокатиться с ветерком, не смог заставить меня бежать быстрее.

— Тпру! – услышал я за спиной, и железные удила едва не разорвали мне рот.

Я остановился, как вкопанный. Рассерженная Госпожа спустилась с коляски. Ее холодный рентгеновский взгляд детально обследовал мое голое, потное, дрожащее от перенапряжение тело.

— Нет, это и вправду уже не конь, а кляча, — продублировала она свой вердикт.

Госпожа уселась в двуколку, дернула вожжой и огрела меня кнутом. Закусив удила, я припустил во всю прыть, надеясь реабилитироваться в глазах ретивой возницы, обожающей быструю езду. Я с разбегу завез коляску в большие кованые ворота приусадебного двора. Госпожа легко спрыгнула на брусчатку, ослабила натяжение ремней, и я с облегчением развязал перетянутые веревкой яйца и вытащил из заднего прохода затычку с искусственным конским хвостом. Я стоял с опущенной головой, втайне надеясь, что вместо заслуженного наказания Госпожа по-хозяйски потреплет мои гениталии и даст кусочек сахара, милостиво простив своего загнанного рысака. Она взяла меня под уздцы и повела к ведру с водой, разрешив попить из него ровно минуту. Затем сняла с меня сбрую и похлопала по заду. Этот жест означал, что на какое-то время я смогу свернуться калачиком на коврике в прихожей и дать краткий покой натруженным мышцам.

Я втягивал ноздрями острый запах собственного пота и проклинал себя за то, что разочаровал Госпожу. Сквозь дрему до меня донесся телефонный разговор в ее комнате, но каменная усталость поборола любопытство, и я провалился в глубокий сон.

Меня разбудил увесистый пинок по яйцам. В мгновение ока вскочил на ноги и вытянулся в струнку, но Госпожа небрежно кивнула на свои пыльные сапоги и я, как подкошенный, распластался на полу, чтобы их вылизать. Когда от моей слюны лакированная поверхность заблестела, как зеркало, она уселась в кресло и протянула мне сначала одну, потом другую ногу. Я бережно снял нарядные ездовые сапожки и долго облизывал тепленькие, вспотевшие, приятно пахнущие ступни.

Госпожа пристегнула к ошейнику поводок и требовательно за него дернула. Я покорно пополз на четвереньках следом за ней в спальню. Там она указала пальчиком на миниатюрный надувной бассейн в стенной нише. Я послушно в него залез, лег на спину и замер с открытым ртом. Госпожа уселась промежностью мне на лицо и принялась испражняться и писать одновременно. Содержимое ее прямой кишки валилось мне за голову, лимонно-желтая моча лилась прямо в глотку. Последний кусочек кала она приберегла на закуску. Я отправил его себе в рот и проглотил, а затем подмыл языком обе ее волшебные дырочки.

Обнаженная Госпожа легла на роскошную постель, и я прикрыл божественное тело тонким покрывалом. Выпустив воздух из резинового бассейна, осторожно скатал его и понес на конюшню, где тщательно вычистил и отмыл от нечистот. Потом до стерильности обиходил себя. Когда вернулся обратно, моя капризная Госпожа уже безмятежно спала, томно раскинув ноги. Я опустился на колени перед постелью и, любуясь ее прелестями, удовлетворил себя рукоблудием. В эту ночь она подняла меня только однажды, когда ей приспичило насладиться кунилингусом. Я трепетно целовал и ублажал языком сочную мякоть половых губ и нежный лепесток клитора, пока Госпожа не утонула в водовороте оргазма.

Рано утром, как всегда голый, в одном ошейнике я постригал секатором кустарниковую изгородь перед домом, когда к ней подрулил серебристый «Мерседес». Из авто вышла высокая статная дама в элегантном черном платье. В одной руке она держала пластиковую бутылочку, в другой зажженную сигарету. Моя Госпожа гостеприимно раскланялась с дамой возле парадного крыльца и провела ее в дом.

Через некоторое время почти друг за другом во двор въехали красный «Фольксваген» и черный «Рено». Обе прибывшие дамы несли в руках такие же странные бутылочки. Из этой респектабельной троицы я прежде никого не видел. Меня они попросту не заметили: для искушенных рабовладелиц голый невольник в ошейнике ничем не отличается от пустого места.

Вдруг я услышал пронзительную трель свистка – меня вызывала Госпожа! Я тут же опустился на четвереньки и поспешил в дом. В гостиной все три незнакомки сидели в креслах, а Госпожа, поджидая меня, стояла в дверях.

— Ложись на спину, скотина, и дрочи! – приказала она. – Только не вздумай кончить!

Пока я онанировал, Госпожа схватила меня за яйца и сжала изо всей силы. Я без стона выдержал эту пытку, но на глаза навернулись слезы.

— Как видите, раб очень вынослив, — прокомментировала Госпожа. – Его можно пороть до крови и вытворять с его гениталиями все, что угодно. Он зарекомендовал себя добротным туалетным рабом – пьет мочу, как пиво и заедает калом. Не дурно жонглирует язычком. Ходит в упряжке, и сносно гарцует под седлом. Я признаю только быстроаллюрную езду, но недельку-другую тому назад заметила, что пони-бой возит меня медленнее, чем я привыкла. Вчера мое терпение лопнуло, и я решила раба продать! Желаю вам всем удачной покупки и предлагаю выпить шампанского за взаимовыгодную сделку. Принеси с кухни поднос, — приказала она мне.

«Что за черт, почему их так много?» — опешил я, насчитав на подносе семь фужеров. Расстроенный претензиями Госпожи и ее намерением меня продать, я вдруг с фантастической надеждой вообразил, что в знак своей благосклонности один лишний фужер она презентует мне. Словно во сне я схватил поднос и торопливо понес в гостиную. Госпожа отодвинула три фужера в сторону, а четыре наполнила шампанским. Потом приняв от дам бутылочки, вылила их содержимое в отставленные фужеры и пододвинула мне. Дамы с любопытством наблюдали за оригинальным спектаклем.

— Дегустируй, скотина! – велела мне Госпожа.

Я выпил первый бокал и все понял. От неожиданности поперхнулся, но, поймав угрожающий взгляд Госпожи, быстро осушил до дна еще два бокала. Во всех была моча.

— Привыкай получать от нее удовольствие, — холодно напутствовала Госпожа. – Один из трех компонентов коктейля частенько будет у тебя в глотке.

Дамы разобрали фужеры, а Госпожа взяла кнут и принялась меня пороть – сурово и немилосердно. Тело методично покрывалось кровавыми рубцами, а я скрипел зубами, чтобы не закричать от боли.

— Видите, насколько он вынослив, — похвасталась Госпожа. – Прежде, чем мы начнем торги, можете опробовать товар. Делайте с ним все, что хотите!

Госпожа удобно устроилась в кресле с бокалом в руке. Первой к осмотру приступила дама в черном платье.

— А где же у раба тавро? – удивленно воскликнула она.

— Я его не клеймила, уклончиво ответила Госпожа.

Почти наизнанку вывернув мне губы, дама засвидетельствовала отличное состояние зубов. Со знанием дела ощупала гениталии, ягодицы и анальное отверстие. Залупила головку члена и, стряхнув на нее сигаретный пепел, передала меня рыжеволосой даме в кожаной мини-юбке, которая, не церемонясь, вонзила в мошонку острый каблучок туфельки. Я согнулся пополам, взвыв от боли. Огненно-рыжая леди надела на правую руку резиновую перчатку и, засунув мне в задний проход три пальца, проверила растяжимость ануса. Третья дама – яркая блондинка в черных бриджах попросила себе резиновую палку с проволочной оплеткой. Моя Госпожа, прекрасно знала убойную силу этого страшного орудия, но тем не менее, без возражения вручила его даме. Белокурая бестия с остервенением принялась бить меня палкой по всему телу без разбора.

Я не выдержал и дико закричал. Это так разозлило Госпожу, что она набросилась на меня с кулаками и смачно плюнула в лицо. Прихлебывая шампанское, дамы деловито обсуждали мою профпригодность и номинал.

— Не позорь меня, тварь! – с ненавистью процедила Госпожа сквозь зубы.

Это были последние слова, которые я от нее услышал. Она пинками выпроводила меня в прихожую и объявила о начале аукциона. Я стоял раком, покорно дожидаясь своей участи.

Наконец, покупательницы завершили торги и, не мешкая, направились к своим автомобилям. Госпожа пристегнула к ошейнику поводок и повела меня вслед за ними. У ворот она любезно попрощалась с гостями и, поцеловав даму в черном, из рук в руки передала ей ремешок поводка. Новая Госпожа открыла заднюю дверцу и хлестнула меня им по жопе. Я проворно забрался вовнутрь и лег на пол между сиденьями. Как мне хотелось верить, что серебристый «Мерседес», помчавший меня в новую рабскую обитель, на поверку не окажется катафалком.

Смотрите также:
Первая система станиславского как наука
Об ответственности работников предприятий за продажу подросткам алкогольной продукции
Раб прог 8 кл Краеведение А. А. Чибилев
Аттестация включает: комплексную оценку раб места
Веретенников Дмитрий Константинович 945-44-22 раб, 389-33-49 дом
Тематическое планирование по географии 9 класс
Географический диктант
Организации галерейного бизнеса
Земельный надел, находящийся в полной собственности крестьянина называется
Земельный надел, находящийся в полной собственности крестьянина называется

Кукла

Кира Славная

Роскошный кабриолет черного цвета резко затормозил возле ухоженного немецкого домика с красивым садом. Идеально ровные кустарники тянулись вдоль брусчатой дорожки, ведущей ко входу. По ней к дому прошел мужчина, который был за рулем авто. На его лице с трудом читались хоть какие-то эмоции — оно было непроницаемым, безупречно-холодным, даже ледяным. Но что-то в его облике все же выдавало некое самодовольство и легкое нетерпение. Сегодня был один из тех редких вечеров, которые он так любил. Сегодня он доставал из душной коробки Её. Свою Куклу.

Он осторожно открыл дверь и вошел внутрь. Кукольный домик. Он лично обустраивал его: мебель, посуда, ковры, шторы… здесь все было так, как он хотел. Он ничего не жалел для нее — только дорогие наряды, которые она почти никогда не надевала… только дизайнерские туфли, которые уже не помещались в гардеробной… только лучшие французские духи, ароматов которых никто никогда не услышал… Сегодня он привез ей в подарок серьги из белого золота с бриллиантами от Tiffany.

Сегодня он достанет ее из душной коробки и выведет из ее кукольного домика. Сегодня он повезет ее на балет.

Он сдул пыль, которой она покрылась за время его отсутствия, и медленно начал причесывать ее. Длинные пшеничные волосы мягкими волнами ложились на плечи, он брал прядь за прядью и с удивительной для мужчины легкостью закреплял их на ее голове. Он всегда делал это сам, просто лишь потому, что не позволял никому к ней прикасаться. После того, как прическа была готова, он наложил легкий макияж и одел на нее легкое, почти воздушное, кружевное белье и чулки. Затем последовало темно-синее длинное шелковое платье от Dior… ее руки облегали черные перчатки, а крошечные ножки украшали фантастические туфельки из последней коллекции Gucci. Она отлично подходила к его новому костюму… В завершение образа он примерил свой подарок и накинул на ее плечи белоснежное норковое манто.
— Чуть не забыл… — пробормотал мужчина, выбрал подходящую и натянул на Куклу нужную ему улыбку.

Теперь она была прекрасна — его Кукла.

Вечер прошел великолепно, как и все вечера, что он проводил с ней. У нее всегда было нужное ему настроение, нужные ему рост и цвет волос, нужное ему воспитание и поведение… Она была такой, какой он хотел ее видеть. Приехав домой, он снял пиджак и устало опустился в кресло. Ее он поставил у окна и с удовольствием любовался ею в лунном свете. Она была совершенна, и она была его… Он лениво потягивал виски, а она смотрела на него бездонными голубыми глазами и продолжала улыбаться все той же — нужной ему — улыбкой. Он по-своему любил ее… за то, что она не задавала глупых вопросов, за то, что не предъявляла смешных претензий, за то, что ни о чем не просила и ничего не требовала. За то, что была его Куклой.

Он встал и медленно подошел к ней. Осторожно, едва касаясь фарфоровой кожи, он стал покрывать мелкими поцелуями ее шею, плечи, грудь… руки нервно скользили по гладкому шелку, пытаясь повторить контур ее безупречного тела. Его дыхание становилось все чаще, а поцелуи — настойчивее… Но в какую-то секунду он вдруг остановился, посмотрел в ее глаза, а затем сильно ударил по лицу. Потом повернулся и запустил в стену первое, что попалось под руку. Это оказалась венецианская ваза, которую он привез в прошлом году из Италии. От пощечины на ее лице появилось алое пятно, но она не пошевелилась и смотрела на него, все еще улыбаясь. Он задохнулся в отчаянье:
— Да убери ты уже эту проклятую улыбку!

Он судорожно ловил губами воздух, а она стояла и ждала, когда он успокоится. Кровь прилила к его лицу, сердце готово было вот-вот выпрыгнуть… Такое бывало с ним. Иногда. Он впадал в ярость и начинал все громить вокруг. Потом брал себя в руки, закуривал сигарету и уезжал.

Моя Госпожа — смотреть онлайн

Так было и в этот раз. Он глубоко втягивал в легкие едкий табачный дым и смотрел в распахнутое окно. Потом схватил пиджак и вышел, не оглядываясь. Он мог сделать с ней все, что угодно: заставить плакать или смеяться, радоваться или грустить, он мог при желании убить ее… он мог проживать за нее ее жизнь так, как ему этого хотелось… Он даже смог ее заставить полюбить себя! Но в одном он был бессилен — она никогда, ни разу — не ответила взаимностью на его поцелуи… никогда жар желания не разжигал ее кровь… она всегда была такой холодной… такой бездушной… она была Куклой.

Он захлопнул дверь кукольного домика и как всегда закрыл ее в душной коробке. Сел в свое авто и умчался прочь, в темноту спящего города. А она осталась внутри, осталась ждать, когда он снова приедет, сдует пыль и достанет ее… Свою Куклу.

© Copyright: Кира Славная, 2010
Свидетельство о публикации №210041000330

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Кира Славная

Рецензии

Написать рецензию

Умничка! Молодец!

Жду тебя)))

Венера Камская   11.04.2010 19:57   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Кира Славная

Женщина — госпожа, мужчина — раб

Синанон

В 1971 регистрируется как терапевтическое сообщество "Namen Release Berlin e.V."
В 1972 организованы первые предприятия при Синаноне — газета и типография.
В 1973 Синанон признается общественно-полезной организацией.
В 1975 переименование "Namen Release Berlin e.V." в "Синанон".
В 1978 покупка Синаноном дома (Bernburger Strabe, 24) в Берлине (Кройцберг) при поручительстве Берлинского торгового агента Уве Шривера (Uwe Schriever).
Основывается первая столярная мастерская при Синаноне.
В 1979 Синанон становится членом организации "Немецкий Равноправный союз общего блага" (Deutschen Paritatischen Wohlfahrtsverband).
В 1980 Основывается керамический цех при Синаноне.
В 1982 Синанон получает государственное признание, как лучшее терапевтическое сообщество для наркозависимых.
В Синанон принимаются все желающие без предварительных условий и согласований.
В 1983 в Берлине (Далем) арендуется загородный дом, предназначенный для молодых матерей с детьми.
В 1984 Синанон получает участок "Hofgut Fleckenbuhl" в землях Гессен.
В 1986 "Synanon Fachverlag Report" учреждает крест "За заслуги" и вручает его учредителю Синанона Инго Варнке (Ingo Warnke).
В 1988 Синанон открывает магазин керамики на Bernburger Strabe.
В 1989 поступают первые пациенты из бывшей ГДР.
В 1990 Синанон берет в аренду новое здание по адресу Bernburger Strabe, 10 в Берлине (Кройцберг).

В это же время внедряется 14-дневный испытательный срок для вновь прибывших.
При Синаноне открывается булочная и кафе в Берлине. Синанон продает дом на Bernburger Strabe, 24.
В 1992 социальный министр Бранденбурга, госпожа доктор Регина Хилдебрандт (Regine Hildebrandt) посещает Синанон Шмервиц, открытый в 1991 году.
В 1993 ввод в эксплуатацию молочного хозяйства при Синаноне: коровник для 300 коров освящается церковью.
В 1994 премьер-министр Манфред Штолпе (Manfred Stolpe) посещает Синанон Шмервиц.
Государственный секретарь доктор Сабина Бергманн-Похль (Sabine Bergmann-Pohl) посещает Синанон Шмервиц. "Hofgut Fleckenbuhl" становится независимым и называется теперь "Suchthilfe Fleckenbuhl e.V."
В 1996 благодаря сенатору Ингрид Штамер (Ingrid Stahmer) в рамках проекта Херцбергштрассе открываются магазины природной диеты "Мельница Flaming".
В 1997 Уве Шривер устраивает коммерческое совещание Синанон. В Берлине открывается кафе-бистро.
Непрерывное усовершенствование предприятий Синанон продолжается.
Открыт сайт Синанона в интернете: www.synanon.de.
Первый выпуск мастеров гончарной професии в Синаноне.
В 2000 при Синаноне открываются целевые предприятия электротехники. Промышленно -торговая палата признает обучение профессиям в Синаноне.
Сельское хозяйство Синанона передается профессиональному предпринимателю. Шмервиц становится независимым и называется теперь "Synanon Schmerwitz e.V.".
Изменения затронули и правление Синанона, Инго и Ирэне Варнке уходят. Новое правление Синанон: Петер Элзинг (Peter Elsing), Томас Роттенбюхер (Thomas Rottenbucher) и Ульрих Леч (Ulrich Letzsch). Государственный секретарь в федеральном Министерстве здравохранения и находящаяся в должности федерального уполномоченного по вопросу наркотиков, госпожа Криста Никельс (Christa Nickels) посещает Синанон.
В 2001 "контактная пауза" укорачивается с 6 до 3 месяцев.
Для наркозависимых, воздерживающихся от наркотиков Синанон предлагает рабочие места. Синанон присоединяется к "Fachverband Drogen und Rauschmittel e.V." (FDR). Госпожа Марион Касперс-Мерк (Marion Caspers-Merk), находящаяся в должности уполномоченного представителя отдела по контролю за наркотиками при федеральном правительстве посещает Синанон. Синанон готовится к своему 30-тилетнему юбилею.
В 2002 Синанон празднует свое 30-летие. Более чем 400 гостей прибыли на праздник, в том числе депутаты Бундестага и палаты депутатов. Список выступающих тоже был обширен, в том числе выступали правящий бургомистр Клаус Воверайт и уполномоченный представитель отдела по контролю за наркотиками при федеральном правительстве, госпожа Марион Касперс-Мерк (Marion Caspers-Merk).
  Уве Шривер, председатель попечительского совета Синанона получает награду — золотую почетную иглу от "Немецкого Паритетного союза общего блага". 

Синанон — это община помощи людям зависимым от веществ изменяющих сознание, которая была основана в 1971 зависимыми людьми для таких же как и они сами. Позиция Синанон такова, что каждый зависимый человек способен начать новую жизнь без наркотиков, если помочь ему в этом. Синанон основывается на обучении новой жизни, жизни без наркотиков, а также на длительном пребывании в стенах самого Синанона.

В Синаноне действует понятие — "принятие сразу", т.е. каждый зависимый может прийти к нам — в любое время и без предварительных условий. Не требуется никаких согласований.

Для всех жителей Синанона обязательными считаются лишь 3 правила:
— никаких наркотиков и алкоголя;
— никакого насилия и даже угроз его применения;
— никакого курения.

Синанон рекомендует всем зависимым находиться не менее 2-х лет в своих стенах, чтобы научиться вести совершенно новый, самостоятельный образ жизни.

Проблемы с законом. Почти все люди, которые прибывают в Синанон, имели проблемы с полицией, властями, работодателями, кредиторами и т.п. Синанон сразу входит в контакт с властями и разрабатывает индивидуальный план решения всех этих проблем.

Контакты с внешним миром. Для каждого нового жителя выдерживается трехмесячная "контактная пауза". Затем разрешается принимать посетителей, писать и получать письма, звонить.

Образование — повышение квалификации. Синанон предлагает обучение различным, требующим специальной подготовки профессиям. Таким образом, например, можно стать торговым агентом или столяром, освоить профессию типографского работника и многое другое.

Выполняемая работа (трудотерапия). Каждому новому жителю поручается различная работа в Синаноне. По прошествии короткого периода назначается другая работа. Так можно узнать о своих способностях и талантах.

Свободное время. В свободное время можно играть в футбол, воллейбол, заниматься бегом, боулингом, играть в кегли и шахматы или посещать театры, музеи, выставки, семинары. Часто по воскресеньям проводятся общие для всех жителей Синанона культурно-массовые и спортивные мероприятия.

Дом Синанон. Большой жилой дом стоит в Берлине (Кройцберг). Дом был построен в 1991 году. Он приспособлен и оборудован специально для нужд Синанон.

Адрес Синанон: Stiftung Synanon | Berlin | Bernburger StraBe, 10 | Telefon 030/55 000 0 | Fax 030/55 000 220
Internet: www.synanon.deE-mail: info@stiftung-synanon.de

Многие другие известные сейчас сообщества используют опыт Синанона. Пример этого широко известное движение "Дэйтоп Виллидж" (Daytop Village).
Daytop Village

30 июля, 1957, Отец Уильям Б. О’Брайен, молодой священник из Нью-Йорка услышал от одной женщины из своего прихода в Соборе C — Патрика, рассказ о преступлении. Мать члена банды пришла к священнику за помощью. Ее сын, наряду с семью другими молодыми людьми, был обвинен в убийстве конкурирующего лидера другой банды. Отец О’Брайен, расспрашивая ее, выяснил, что общим знаменателем в этом и большинстве других уличных преступлений, были наркотики. Подробнее познакомившись с проблемой наркомании, священник обнаружил отсутствие программ по лечению и пофилактике наркоманий.

В 1950-ых годах, общественное отношение к наркоманам было следующим: "если ты наркоман, то это навсегда." Отец О’Брайен начал исследовать различные методы лечения наркомании. Он посетил Синанон.

Параллельно с поисками Отца О’Брайена, группа работников Бруклинской системы правосудия занималась подобными исследованиями. В то же время доктор Александр Бассин, шеф Отдела Исследований Верховного Суда, обеспокоенный безнадежностью лечения наркоманий, находит единомышленников в лице своего босса — Джозефа Шелли, а также криминолога Герберта А. Блока, доктора Дэна Касриела — психиатра консультировавшего Бруклинский Суд, и они начинают общенациональный поиск эффективного метода лечения наркомании.

Случайно, Отец О’Брайен и доктор Касриел выбрали один и тот же день, чтобы посетить Синанон. То, что они увидели там, убедило их, что они были на правильном пути.

15 апреля, 1963 — команда доктора Бассина от Бруклинской системы правосудия, основываясь на результатах своих исследований, попросила предоставить им $ 390,000 от Национального Института Умственного здоровья (National Institute of Mental Health) для реализации своей программы. На этот грант они основали "Daytop Lodge" (домик daytop) в поместьи Manor в Staten Island. Этот центр реабилитации был расчитан на 22 человека из Бруклинской исправительной системы. Этот эксперимент окончился неудачей, после чего были введены в программу существенные изменения и был приглашен для работы бывший наркоман из Синанона Дэвид Дэйч. Программа заработала.

Процедура принятия в общину всегда была необычной и проводилась , в том числе, чтобы определить мотивацию человека на лечение. Кандидату приходилось подолгу ждать собеседования на котором ему могли задавать порой самые неожиданные и болезненные вопросы. В настоящее время в процедуру принятия входит обязательное медицинское и психологическое обследование, а также подробное анкетированние касающееся всех сторон прошлой жизни и истории развития болезни.

В отличие от Синанона Дэйтоп — община использующая в своей работе не только бывших наркоманов, но и настоящих профессианалов.

Основами программы лечения были сессии групповой терапии, моделирование ситуаций, трудотерапия базирующиеся на равенстве. По мере прохождения этапов программы пациенты получали более ответственные обязанности, а также получали большее количество привилегий. Новые пациенты могли убедиться, что больные наркоманией могут быть достойны любви и уважения и могут жить без наркотиков.

Организация "Daytop Lodge" бурно развивалась, что привело к образованию в октябре 1964 "Daytop Village, Inc.", в Prince’s Bay, Staten Island. Общественность Staten Island была против присутствия Дейтопа в своих окрестностях, и сумела своими пикетами и демонстрациями блокировать финансирование в течение многих месяцев.

К настоящему времени "Daytop Village" является полноценным терапевтическим сообществом, которое включает в себя мужчин и женщин добровольно пришедших в сообщество, а также некоторого числа осужденных. Поскольку успех Дейтопа в лечении наркомании стал известным, потребность в новых центрах лечения росла. Отец О’Брайен и Правление Директоров начали искать место для нового центра и их внимание привлекло Графство Sullivan в Горах Штата Нью-Йорк в США. Переехав в горы, они также оградили бы пациентов от искушений города. Первым таким жилым поселением было "Daytop Swan Lake" (Daytop на Лебединном озере), которое открылось в июне 1966.

В следующую пару лет стало очевидно, что в обществе возникли многочисленные проблемы у людей, которые только попробывали наркотики, но не принимают их систематически.

Библиотека

Вот почему "Daytop" начал развивать первый центр амбулаторного лечения. Этот центр, расположился в Mount Vernon в Графстве Westchester, Нью-Йорке, и открылся в 1968, к его работе стали привлекать выздоравливающих пациентов сообщества.

В конце 1960-ых после Вьетнамской войны употребление наркотиков увеличилось повсеместно, поэтому появилась острая потребность в расширении программ реабилитации. Открывались новые центры "Daytop" по всей Нью-Йоркской Области. Открытие каждого нового центра сопровождалось возражениями местного населения, но со временем отношение к "Daytop" менялось.

В 1972 "Daytop" заканчивет переговоры относительно здания, которое является теперь Мировым Штабом Daytop (Daytop World Headquarters), но опять возникли трудности с финансированием. "Daytop" обратился к своей Ассоциации Семей (Family Association), которая является организацией членов семей пациентов "Daytop". Меньше чем за тридцать дней организация собрала необходимые $ 100,000.

За время существования "Daytop" общество не раз меняло свое отношение к программе. Контингент клиентов "Daytop" изменился за эти годы. Колличество подростков, использующих наркотики, продолжает повышаться, а их возраст продолжает понижаться. Родители признают, что своевременное лечение может спасти их детей. Программа лечения была расширена медицинскими, образовательными и другими аспектами в соответствии с потребностями пациентов. Но "Daytop" сохраняет основные методики, которые доказали свою успешность, в то же время программа модернизируется, приспосабливаясь к особенностям современной жизни. И Отец, сейчас Monsignor O’Brien, все еще руководит этим чудом удивительного изменения и роста, процветающего в центрах лечения "Daytop".
Internet: www.daytop.orgE-mail: webmaster@daytop.org

Общие принципы для всех терапевтических общин:

— испытательный срок для новичка, во время которого происходит полный отказ от наркотиков, дезинтоксикация происходит без медикаментов, в этот период новички получают ряд обязанностей;
— подчинение общим правилам поведения в общине;
— отказ от всякого физического насилия;
— запрет на употребление лекарств без назначения врача;
— абсолютное исключение сексуальных контактов (в том числе и между супругами, которых практически никогда не берут в одну общину);
— новички выполняют самую тяжелую и грязную работу, от которой они не в праве отказаться (это своего рода экзамен, если он его сдаст , то по решению общины его переводят как бы на следующую ступень иерархической лестницы, где он получает больше прав и становиться более свободным от ограничений);
— в терапевтических общинах широко используется метод поощрений и наказаний (за хорошее выполнение своих обязанностей он получает дополнительные привилегии, переписка с семьей, визиты родных, отпуск в город; за невыполнение своих обязанностей человека могут перевести на более низшую ступень, соответственно лишение каких-то привилегий);
— эффективно справляющегося со своими обязанностями переводят на следующую ступень, являющуюся переходной фазой между общиной и нормальным обществом вне ее, в этот период пациенты живут в общине, но учатся или работают за ее пределами;
— после этого пациент приобретает статус "выпускника", который дает право либо уйти из общины, либо остаться в качестве стажера-сотрудника, т.е. войти в состав ее персонала.

Кроме описанных выше общин существует множество других общинных комплексов:

В Америке — "Одиссей-хауз", "Феникс-хауз", "Фэмили Три", "Данклин мемориал кэмп".
В Канаде — "Портаж", "Экс-Калей", "414".
В Европе — "Итальянский Центр Солидарности" CEIS, голландский "Дом Эмилии" "Emilienhoeve".
Ближе всего к России — польский "МОНАР", один его филиал в Калининграде.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *