Вы замечали, что иногда воодушевившись идеей, утром просто вскакиваешь с кровати и хочется, не теряя ни минуты, – творить. А бывает, что одолевает такая лень, что даже вставать не хочется. Что же такое лень? Это хорошо или плохо? Она нужна или ее надо в себе искоренять?

Традиционно лень считается пороком, но так ли это на самом деле? Не зря есть поговорка, что «лень – это двигатель прогресса». И действительно, если мы посмотрим вокруг нас, то многие предметы были созданы из-за нелюбви к труду: стиральная и посудомоечная машина, например, или те же копировальные машины, да много всего. Так что лень – это не так уж и плохо в некоторых случаях.

Нужно попытаться понять природу своей лени, задать себе вопрос: «Почему я ленюсь?» Чаще всего это защитная реакция нашего организма в разных ситуациях.

  • Возможно, вы сильно устали, и вам просто нужно отдохнуть
  • Возможно, у вас нет мотивации к выполнению задачи, которая перед вами стоит
  • Возможно, вы интуитивно понимаете бесполезность задачи, которая перед вами стоит
  • Или задачи, которые перед вами стоят, очень трудные и у вас просто не сил на преодоление трудностей, связанных с этими задачами.

Ситуаций может быть море, и тогда мы начинаем лениться. Главное для себя решить, что мы можем позволить себе лениться. Но если уж лениться – то лениться по-настоящему. Во-первых, не испытывать по этому поводу угрызений совести, и ничего (вообще ничего!) не делать: не читать, не смотреть телевизор, не думать о проблемах, задачах и т.д. Я называю это «ленивая пятиминутка». У кого-то может это будет «десятиминтукой», но поверьте, дольше вы не продержитесь 🙂 Я писала уже об этом упражнении, в контексте отложенных дел.

Так хорошо ли быть ленивым? Скажу лишь, что это не плохо. Лень может стать источником вдохновения, может послужить прекрасной разрядкой для мозга, или поможет восстановить силы. И уж точно лень не мешает быть успешным и жить интересно. Главное не переборщить с ленью, пусть она будет осознанной и недолгой, использованной по назначению.

И напоследок, еще приведу понравившиеся цитаты про лень:

  • Лень — устойчивое ощущение удовлетворения от состояния покоя
  • Лень есть осознанная нецелесообразность
  • Ленивый никогда не совершит подвига, ему лень.
  • Лень — привычка отдыхать перед усталостью. (Жюль Ренар)
  • Лень — инстинкт самосохранения. (Виктория Токарева)

Лень или не лень?

I.4. Праздность, уныние, леность, отчаяние

«Праздность, или удаление от трудов, — пишет святитель Тихон, — есть сама собою грех, ибо противна есть заповеди Божией, которая велит нам в поте лица нашего ясти хлеб наш (Быт. 3, 19). Следственно, в праздности живущие и чужими трудами питающиеся дотоле грешить не перестанут, доколе в благословенные труды не отдадут себя» (3, 172; 27, 759).

Праздность греховна не только сама по себе, но и «многих зол причиной бывает», ибо «к праздному сердцу, не иначе как к дому праздному, пометенному и украшенному, удобно приступает враг диавол. Отсюда пьянство, блудные дела, злые беседы, осуждения, насмеяния, злословия, хуления, картежные игры, обманы, ссоры, драки, излишняя роскошь, как и Соломон глаголет: в похотех есть всяк праздный (Притч. 13, 4)» (27, 759). Праздность причиняет вред не только душе, но и телу. «В праздности живущие всяким недугам и немощам подлежат, как бо вода растлевается, которая течения не имеет. Не трудящийся не может в сладость пищи принимать, и сон без трудов беспокоен бывает». Не желающие же трудиться из низших слоев «подлежат посмеянию и порицанию людей» и «понуждаются в бедности и нищете жить (Притч. 6, 11)» (3, 173). «От сего порока выключаются немощные, престарелые и содержащиеся в узах, которых одолжаются христиане сообща питать» (4, 226).

Чтобы избежать праздности и ее последствий, должно помнить, что время дороже всякого сокровища, особенно для христианина, как дающее возможность (иногда последнюю) покаяния, которое по окончании земной жизни принести будет невозможно. «Тогда время будет суда, а не покаяния, строгости, а не помилования. Следует непременно ответ дать и за самое время, туне потерянное. Ибо настоящее время есть торг (Мф. 26, 14-30)» (3, 173).

«Как не всякий труд полезен, так не всякая праздность порочна», — говорит святитель. Не спасительны и прямо греховны труды делающих неправду: похищающих и отнимающих чужое, коварных и завистливых льстецов, немилосердных ростовщиков. Напротив, «коль блаженный покой есть, когда ум от злых и душевредных мыслей, сердце от похотей лукавых упокоевается, очи не смотрят ничего, уши не слушают ничего, язык и уста не глаголят ничего, руки не делают ничего, что святому Божию закону противно» (3, 174; 27, 758). Но такой покой в действительности есть труд, к которому и призывает святитель. «Всегда будь в трудах добрых, то есть: или книги читай, или молись, или будь в богомыслии, или ручное какое дело делай. Ни к кому так враг не приступает удобнее, как к живущему в праздности» (27, 759).

Праздности неизбежно последует уныние. «Люта есть страсть сия, — пишет святитель. — Она и тех людей борет, которые хлеб и прочее все готовое имеют, а наипаче тех, которые живут в уединении» (2, 237). Как «наносимое» врагом нашего спасения с целью обратить христианина опять к «миру», уныние препятствует молитве, закрывает сердце, не давая ему принять слово Божие, и тогда Бог особенно ожидает от человека подвига (27, 1057). В борьбе с этой страстью «советую убо тебе чинить следующее, — пишет святитель одному иноку. — 1. Убеждать себя и нудить к молитве и ко всякому доброму делу, хотя и не хочется. 2. Усердие подаст переменность: то молись, то руками что-нибудь делай, то книгу почитывай, то рассуждай о душе твоей и о вечном спасении, и о прочем. 3. Память о смерти, нечаянно приходящей, память Суда Христова, вечной муки и вечного блаженства отгоняет уныние. 4. Молись и воздыхай ко Господу. Помогает Он трудящимся, а не лежащим и дремлющим» (2, 237). «Когда унынию и скуке поддаваться будешь, — пишет святитель в другом месте, — то большее уныние еще на тебя восстанет и со стыдом выженет тебя из монастыря. А когда будешь против него стоять и побеждать предписанным образом, то всегда после победы последует радость, утешение и большая духовная крепость; и всегда подвизающимся бывает переменно то печаль, то радость» (27, 1057-1058).

Унынию родственна печаль, и в творениях святителя они употребляются как синонимы. Христиане не должны печалиться «о том, что не имеют в мире сем благополучия, не имеют богатства, славы, почитания, что мир ненавидит, гонит и озлобляет их. Сей печали они противиться и не давать ей места в сердце своем должны. Паче же радоваться о том, яко познаются не мира сего быть чада, но Божии». «Печаль мирская» и бесполезна, ибо не может возвратить или дать ничего из того, о чем скорбит24.

Как с праздностью, так и с унынием святитель отождествляет леность25. К первой она примыкает как неделание того, что должно делать (трудиться как внешне, так и в душе); ко второму — как расслабление, усиливающее уныние. Чтобы показать пагубность лености, святитель использует следующий пример. «Земледельцы ленивые и в праздности живущие, — пишет он, — увидевши братию свою трудов своих плоды собирающих и радующихся, скорбят, тужат, печалуют и окаевают себя, что в лето не трудились, и так плодов не имеют: так христиане небрежливые, увидевше прочих за подвиг веры и труды, в благочестии подъятые, ублажаемых и прославляемых от Господа, восплачутся и возрыдают неутешно, и будут себя окаевать, что не хотели трудиться во временном житии». Происходя от нераскаянных грехов и диавола, расслабление души врачуется противостоянием искушениям, попускаемым Богом впадающим в леность (27, 792, 447).

Неуврачеванные своевременно, печаль и уныние могут привести к отчаянию, о котором святитель говорит как о неизбежном следствии греховной жизни26 и о тяжелом грехе против милосердия Божия (27, 639). Но именно надеждой на милосердие Божие святитель увещает в первую очередь противостоять помыслам отчаяния, этому «тяжкому и последнему удару диавольскому». Христианское упование подобно якорю, удерживающему корабль в бурю и сохраняющему его от потопления. «Когда о грехах твоих помышляешь, — говорит святитель, — помышляй и о милосердии Божием, которое, когда ты во грехах жил и грехами Бога прогневлял, на покаяние тебя вело; ныне ли восхощет погубить тебя, когда ты престал от грехов? Во множестве мест Святого Писания ободряется тщащийся на покаяние грешник: прииде бо Сын человечь взыскати и спасти погибшаго (Лк. 19, 10); не посла бо Бог Сына Своего в мир, да судит мирови, но да спасется Им мир (Ин. 3, 17)». Сам «Бог научает нас, как нам и каяться подобает, — продолжает святитель, вспоминая покаянные места Псалтири. — Како убо не услышит кающихся, Который образ подал, как каяться, просить и молиться?» Наоборот, Иуда, «познав величество греха, но не познав величество милосердия Божия, удавился» (27, 640).

Зная опытно, сколь опасно искушение отчаянием, святитель еще и еще раз призывает противостоять ему. «Отчаяния страх, — говорит он, — хотя и от диавола бывает, однакож Божиим советом и соизволением» попускается для пользы самого человека, да «познает силу греха, гнев Божий против греха и видит, коль сильное есть мучительство диавольское». Далее, подобное «частое диавольское искушение опаснейшим и искуснейшим (более осторожным и опытным — и. Н.) творит христианина», ему противостоящего. Не следует отчаиваться и потому, что «таковые помыслы не по воле, но против воли нашей бывают; того ради в грех нам они не вменяются» и вредить душе не могут. Они «смиряют и сокрушают сердце, отвращают от мира, суеты и прелести его, подвигают к сердечной и усердной молитве», побуждают «от Бога помощи и избавления просить». Почему «чем более продолжится» такое искушение, «тем большую душе пользу принесет» (2, 196-197; 4, 284-285; 6, 325).

Не только не унывать, но радоваться и благодарить Бога должен тот, кто чувствует помыслы отчаяния в спасении и борется против них. «Знамение есть, — пишет святитель, — что таковой в вере и благодати находится. Ибо враг не борет того, кто ему повинуется и работает». «Подлинно все жалуются на сии помыслы, которые ищут спасения. Горе грешникам некающимся. А кающимся и ищущим спасения своего молитвой и верой надобно ожидать милости Божией» (4, 276-284; 6, 319-320; 27, 638-644).

Оглавление

Вряд ли можно назвать страстным человека, впавшего в уныние. Страсть – это сильное желание, а в состоянии апатии и делать то ничего не хочется. Православные священники предупреждают: уныние и лень- это не только сильная страсть, но и смертный грех, незаметно подтачивающий душевные силы человека.

Лень и вовсе многими не считается грехом: со стороны кажется, что от нее и вреда то нет. Лентяй безобиден, всерьез его не осудят. Но в православии указывают на связь нежелания трудиться и уныния, как тождественных состояний.

Как и почему появляется грех лени?

В нашей культуре принято при жизненных неурядицах испытывать негативные чувства. И правда, чему можно радоваться, когда возникают проблемы в семье или на работе? А когда в дом приходит беда, это совсем неуместно.

Если похоть, гнев, обжорство обществом осуждается, то депрессивный человек ещё и бонусы получает в виде жалости от окружающих.
Если рассмотреть причины появления апатии, можно увидеть взаимосвязь уныния и лени.

В состоянии подавленности у человека пропадает уверенность в своих силах и возникает неверие в Божественный промысел из-за лени. Пропадает мотивация что то менять, тоже из-за лени, наступает ощущение бессмысленности жизни.

Говорят, что трудолюбию учатся три года, а ленивым становятся за три дня. Если долго проводить время в праздности, подтворствовать этой вредной привычке, очень сложно взять себя в руки снова и перестать лениться.

Духовная лень – смертный грех

Отчаяние закрадывается в душу даже глубоко верующим людям. Наступает нежелание читать молитвы, участвовать в церковной жизни, а лень мешает ходить в воскресенье в храм и исповедоваться.

При этом внешне их не назвать ленивыми – люди стремятся заниматься чем угодно, лишь бы не духовными практиками. Такой самообман гораздо страшнее, чем просто нежелание делать физическую работу.

Совет. От лени очень хорошо помогает молитва. Почувствовали лень в каких-то делах? Встали перед иконой и начинайте молиться Александру Римскому и от депрессии Святому Тихону!

Конечно, следует отличать нерадивость от состояния опустошенности, оно может быть вызвано физической усталостью, переизбытком информации и эмоциональным выгоранием. В последнем случае нужно обязательно просить помощи у специалистов, духовных отцов или близких людей.

Последствия душевной хвори

Последствия «безобидных” чувств далеко не невинные:

  • Халатное отношение к труду может стать причиной гибели людей.
  • Беззаботность в финансовых делах приводит к краху предприятия.
  • Нежелание создавать отношения приводит к разводу.
  • Депрессивные состояния – прямой путь к психосоматическим заболеваниям, коих львиная доля от общего числа всех недугов: онкологические и сердечно-сосудистые.

Как обрести силы для жизни?

Чтобы отличить лень от усталости нужно выяснить причины негативного состояния, быть внимательным и честным по отношению к себе. Работе над собой надо учится не только христианам, но и каждому, кто хочет повысить качество жизни и избавиться от лени. Лучшие молитвы от лени – это молитва Александру Римскому и молитва от депрессии Святому Тихону.

И психологи, и отцы православной церкви считают помощь ближнему спасением от лени и депрессивных состояний. Оглянитесь, вокруг столько обездоленных. Бессмысленно жалеть людей, читая сводки новостей.

Может быть, в соседней квартире есть кто-то, кто нуждается в помощи. Даже простое мысленное пожелание счастья и добра ближним может улучшить состояние апатии.

Мы уже рассказали вам, дорогие читатели, о сути самых сладких человеческих пороков — похоти и чревоугодии, самых изматывающих — зависти и жадности и самых разрушительных — гордыне и гневе. Сегодняшний материал посвящен научному анализу уныния и лени.

Что общего между унынием и ленью?

В IV в. н. э. христианский богослов Евагрий Понтийский написал учение «О восьми злых помыслах», в котором сказано:

Есть восемь всех главных помыслов, от которых происходят все другие помыслы. Первый помысел чревоугодия и после него — блуда, третий — сребролюбия (алчность — прим. ред.), четвертый — печали, пятый — гнева, шестой — уныния, седьмой — тщеславия, восьмой — гордости. Чтоб эти помыслы тревожили душу или не тревожили, это не зависит от нас, но чтоб они оставались в нас надолго или не оставались, чтоб приводили в движение страсти или не приводили — это зависит от нас.

Во второй половине VI в. папа Григорий I Великий в сочинении «Толкование на Книгу Иова, или Нравственные толкования» объединил в один грех печаль с унынием, тщеславие с гордыней и добавил зависть. В итоге вместо 8 злых помыслов стало 7: гордыня, зависть, гнев, уныние, алчность, чревоугодие, похоть.

В XVIII в. учение о семи смертных грехах проникает в русское православие. В частности, его активно проповедует епископ Русской православной церкви Тихон Задонский. Именно он впервые поставил на одно место уныние и лень. Но что между ними общего?

Святые отцы видели тесную связь между двумя этими понятиями и считали, что лень порождает уныние. Например, богослов Игнатий Брянчанинов раскрывал грех Acedia, или уныния, как «леность ко всякому доброму делу, в особенности к молитве, оставление молитвы и душеполезного чтения, невнимание и поспешность в молитве, небрежение. Неблагоговение, праздность, многоспание, празднословие, кощунство, забвение заповедей Христовых, нерадение, лишение страха Божия, ожесточение, нечувствие, отчаяние».

А преподобный Амвросий Оптинский писал, что «уныние значит ту же лень, только хуже. От уныния и телом ослабеешь, и духом. Не хочется ни работать, ни молиться; в церковь ходишь с небрежением; и весь человек ослабевает».

Почему лень или уныние — это смертный грех?

Христианский богослов, византийский философ, игумен Синайского монастыря Иоанн Лествичник считал, что унывающий человек — это «оболгатель Бога, будто Он немилосерд и нечеловеколюбив». По мнению церкви, к унынию и лени людей подталкивает сам бес. Он искушает жертв, которые в состоянии душевной горечи отказываются выполнять все свои религиозные обязанности.

Очень точно об этом грехе написал автор сочинений философско-моралистического характера Франсуа VI де Ларошфуко:

«Леность — это самая безотчетная из всех наших страстей. Хотя могущество ее неощутимо, а ущерб, наносимый ею, глубоко скрыт от наших глаз, нет страсти более пылкой и зловредной. Если мы внимательно присмотримся к ее влиянию, то убедимся, что она неизменно ухитряется завладеть всеми нашими чувствами, желаниями и наслаждениями… В ленивом покое душа черпает тайную усладу, ради которой мы тут же забываем о самых горячих наших упованиях и самых твердых намерениях. Наконец, чтобы дать истинное представление об этой страсти, добавим, что леность — это такой сладостный мир души, который утешает ее во всех утратах и заменяет все блага».

Отметим, что сегодня лень и уныние больше не ставят на одно место в списке смертных грехов. Западные цивилизации считают пороком лень, в русской православной традиции таковым осталось уныние.[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *