Содержание

Н. Г. Федосеенко

СЕМАНТИКА ПУСТЫНИ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ЭПОХИ РОМАНТИЗМА

Лексема «пустыня» имела изначально разное семантическое наполнение1. Прежде всего, это географическая пустыня, с песком и зноем, связанная либо с одиночеством человека, либо с его испытанием. В семантике слова заложена «пустота» «дотварного» мира, чистота, поэтому вне мира людского возможна встреча равно с Богом и Дьяволом. Искушение Иисуса проходит в пустыне не случайно, подчеркивается тем самым и Его одиночество, и это испытание только Его. Избранность и одиночество Христа среди мира людей с его суетностью предсказаны вновь через образ пустыни пророком Исаией: «глас вопиющего в пустыне» (Мф. 3, 3).

В агиографической литературе сохранилось значение места испытания человека, трудного для жизни, в котором и выстраивается скит для уединенного служения Богу, однако образ пустыни начинает терять свою ландшафтную конкретность. Пустынь — любое уединенное место2, посему пустынника могут посещать медведи и другие вовсе не пустынные обитатели окружающей скит среды.

В духовных стихах уже полностью теряется топографическая конкретность пустыни. Это место одиночества и уединения, которое скорее связано с лесом (дубравой), чем с песками. Вероятно, этот семантический сдвиг объясняется географически: в центральной России, особенно на уровне внелитерагурного сознания, хронотоп пустыни легко замещался хронотопом леса (одиночество, уединение, таинственность и возможная опасность внешнего мира): «Во зеленой во дубраве есть частые древа — со мной будут думу думати; на древах есть мелкия листья — со мной станут говорити»3.

Но это и место переходное от земли к раю. Происходит своеобразный обряд инициации: для тех, кто выдержал испытание, пустыня из неласковой и суровой земли становится местом прекрасным и радостным. Она наполняется цветами и «виноградием»4. Оставаясь удаленной от мира, пустыня обретает сказочную красоту и изобилие, становясь «предтечей» рая. С развитием христианства и церкви на Руси пустынь и монашеское житье, изначально разведенные (монастырь мог быть основан пустынником, но это уже не пустынь в прямом значении слова: уход святого в непригодное для жизни место), становятся синонимами.

Первые произведениями литературы XIX в., где начинает звучать мотив пустыни, переводы баллады Голдсмита «The Hermit” («Отшельник»). Любопытно, что во всех русских переводах, начиная с прозаического «Векфилдского священника» Н. И. Страхова 1786 г.5, используется слово «пустынник», а не «отшельник», как требовал того подстрочник. У Страхова Н. И. совмещаются географическое пространство («осыпается подо мною песок и разстояние новые полагает преграды <.. .> едина гибель там <…>») с темами уединения и святости пустынника, о чем свидетельствует и высокая лексика: «агнца», «предвечное Бытие», «обиталище, в коем небо и мудрость водворили покой»6.. Однако пустыня — скорее метафора страстной любви, чем сюжетообразующий компонент, поскольку в конце текста речь идет только о любви; о топографии пространства, уединении

© Н. Г Федосеенко, 2009

и схимничестве забывается. П. Политковский в 1809 г. «во всем он как бы отталкивается от перевода Страхова»7, но сохраняет только одно значение пустыни («Сии места, где обитает / Небесна благодать и ты»).

В свете заявленной проблемы наиболее интересен перевод В. А. Жуковского 1812 г., в название баллады уже вынесено одно из значений — «Пустынник». Как отметил В. А. Топоров, Жуковский «смягчил язык страсти», «несколько затушевал отдельные детали, казавшиеся, видимо, слишком смелыми»8. Добавим — и расширил семантику пустыни: это пустынь («пустыни житель, святой анахорет»), это и экзотический мир, подчеркивающий одиночество героя в мире без людей (пустыня от слова «пусто»), поэтому с семой пустыни связана и тема смерти:

В пустыню он помчал Свою любовь, свои мученья —

И там в слезах увял.

Итак, в эпоху преромантизма становится важной пустыня как место уединения героя в мире без людей, при этом теряется топографическая конкретность пространства. Теряется и значение пустыни: несколько парадоксальна подмена уединения богомольца, ушедшего от сует, уединением счастливых влюбленных.

В 1820-е гг. для литературы становится значимой географическая конкретность пустыни как безлюдного и мало пригодного для жизни пространства, что связано с романтической эстетикой бегства — в экзотический мир, в топографическое место «без людей». В первой романтической поэме А. С. Пушкина «Кавказский пленник» (1820) сила чувства черкешенки выражается в желании: «Скрываться рада я в пустыне / С тобою, царь души моей!»9. Пушкин с его склонностью к реалистичности вводит в поэму образ географического плана10.

Слово Пушкина было услышано, и аноним в поэме 1828 г. «Любовь в тюрьме» развернул мотив пустыни: герои пытаются бежать в пустыню, «безводную и безлесную», с «тяготою солнца знойного». Вторая часть поэмы так и называется «Пустыня». Однако географическое пространство напоминает сказочную топографию, восходящую к духовным стихам11, поскольку идущие на поклонение насадили в пустыне целые рощи, здесь журчат ручьи, растут цветы и летают стрекозы12. Отметим еще один возможный вариант пребывания в пустыне: паломники выступают в роли сеятелей, не в притчевом, но в буквальном значении этого слова — насеяли / насадили сады.

Впрочем, трудно судить о топографических особенностях описываемого пространства, поскольку чего в пустыне только нет: и горы есть («дикие высоты пустынные»), и плоды растут (айва, гранаты), и грозы здесь бывают, загадочна флора (растут пальма, явор, дуб), дубравы сменяются лесами и т. д. Не случайно мечта героя: «… раз бы поглядеть / В пустыне на красу природы, <.> На горы, на леса, на воды»13.

Впрочем, в поэме лексема «пустыня» нередко подменяется лексемой «степь» в качестве синонимичной14, но и степь описана не в топографических реалиях.

Пустыня связана с темой уединения влюбленных, как и у Пушкина:

О, если сердца твоего Боишься над собою власти,

В пустыню не неси его —

Все сильные пустынны страсти В уединенье их вводить.

И далее:

Ужель не сильны были вы Сокрыть в убежищах пустынных Блаженство двух сердец невинных От света, злобы и молвы.

(Здесь и далее курсив в цитатах наш — Н. Ф.).

Счастье в пустыне сменяется насильственным возвращением беглецов в мир людей, где сразу же погибает героиня. Итак, пустыня несет жизнь и героям, и природе, в отличие от губительного общества, соприкасаясь тем самым со значением пустыни в духовных стихах.

Как и в древнерусских текстах, пустыня — место одиночества человека. Романтизм, культивирующий одиночество, не мог не использовать этот мотив. Так, пленник в поэме Мошкова, оказавшись среди разбойников в России, «к пустыне привыкал». Психологическое состояние, поскольку топографически пустыне не соответствует описание природы («брега, скалы крутые», «темный лес», «бор»). Так же воспринимает разбойничий мир и Мария, нашедшая Мстислава «в пустыне сей глухой».

В романтической поэме при обращении к мотиву пустыни практически утрачивается значение пустыни15, что отмечалось в преромантизме, значимы мотивы одиночества, уединения, страсти. С интересом русской романтической поэмы байронического типа к экзотике авторы пытаются пустыню связать с топографическими особенностями, однако географическая пустыня их все-таки не интересует.

Для романтической повести в стихах важна оппозиция: свет — пустыня для мыслящего и чувствующего человека16.

Романический поэмный герой погибал где -то в пути, героини—нередко в море. Не столь важна была семья (если трагически не погибал близкий человек, и его смерть не требовала отмщения, на чем и держался сюжет). В романтической повести в стихах больше бытовых деталей, важна семья, поэтому появляется достаточно устойчивое употребление лексемы, связанное с кладбищем как с традиционно пустынным местом17.

В стихотворной повести появляется и топографически более конкретный образ пустыни. Ясно, по крайней мере, что место это знойное18 и песчаное19.

Наконец, с внесением христианских мотивов возвращается утраченное было литературой значение пустыни. В пустынь автор советует удалиться младшей сестре в «Изгнаннике» Е. Шаховой20.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Итак, романтическая поэма и повесть в стихах выстроили семантический ряд, связанный с пустыней. Большая часть значений так или иначе обусловлена бегством и одиночеством героя, отсюда пустынным миром без людей могут быть «леса, скалы, равнины»21, впрочем, появляются и иные значения для сравнения, большей эмоциональности, для подчеркивания героизма образа героя. Географическая пустыня теперь — не мир уже условной экзотики, а вполне топографически конкретное пространство.

Романтическая проза продолжает аккумулировать открытия предшествующих жанров, при этом подчеркиваются социальное начало, индивидуальность и трагизм героя / героини, находящихся вне этого социального мира с его ценностями. Свет-пустыня — это уже не метафора, а некое клише, принятое романтической литературой22, причем к характеристике света-пустыни нередко добавляются и топографические реалии. В поздней романтической

повести мотив пустыни многомерен, например, в произведении Е. Ганн «Суд света». Это и пустота света, наполненная географическими реалиями: <«…> жила в свете, как в пустыне, где лишь камни да перелетные облака были моими свидетелями», «людские мнения считала миражем, который никого не прохладит, не утолит ничьей жажды, а обманет тех только, кто смотрит на предметы издали, сквозь этот лживый пар». Библейское и топографическое начало связаны и в теме хлебов в пустыне: «<…> капитал, напрасно вверенный человеку, заброшенному в пустыню, где нужно было ему не золото, а кусок хлеба»23.

Спасительным источником в пустыне света может быть любовь. И вновь географическая подоснова метафорического образа вполне реальна: «В приюте, созданном мне вашей любовью, отдохнула и освежилась душа моя, опаленная в знойной пустыне света». «Чистая и робкая любовь» противопоставлена страсти, близкой к пустыне: «Страсть охмеляет рассудок, обуревает чувства, мнет и жжет их, как аравийский вихрь жжет нежный цвет, случайно выросший на камне»24. Любопытно, что в расхожей фразе: жить «без вас — пустыня, с вами — рай» (А. Бестужев-Марлинский. «Испытание»)25 можно увидеть более глубокий смысл, уходящий корнями в культуру духовных стихов: пустыня как место, переходное к раю.

Так в литературу вновь возвращается тема пустыни. Для преступницы у М. Погодина жизнь отшельников в необитаемых пустынях, дремучих лесах, вдали от людей — вариант райской жизни на земле.

Все более значимыми становятся библейские и агиографические ассоциации. Например, у А. Бестужева-Марлинского в повести «Он был убит» встречаем фразу: «вопль отчаяния в пустыне», явно перефразирующую библейскую — «глас вопиющего в пустыне».

Для романтической литературы с ее интересом к экзотике значима и географическая пустыня26. В отличие от духовных стихов и Библии пустыня—не место спасения человека и приобщения его к высшему («Я и в пустыне не ушел от печали»), но и само это место ущербно, если не проклято: «осудит природа какой-нибудь край на пустыню». Впрочем, чаще пустыня—любое уединенное место: «пустынное поле», «пустыня океана», «пустынное море», лес («все дичь, лес и пустыня»), пустыня неба. В ландшафтной характеристике пространства главное—»пустота», мир без людей, одиночество. Любопытно, что в стремлении бегства от людей уравниваются далеко не синонимичные семы: «Уехать от них—в провинцию, в пустыню, в лес, в Италию !»27. Подобный ряд выстроит Печорин: «Мне осталось одно средство: путешествовать. Как только будет можно, отправлюсь — только не в Европу, избави боже! — поеду в Америку, в Аравию, в Индию, — авось где-нибудь умру на дороге!»28. Бегство без конечной цели. И у Лермонтова оно более безотрадно, чем у Тимофеева, где семантический ряд заканчивался Италией — традиционным местом паломничества художников.

Тема пустыни не только не уходит из литературы, но становится более значимой, чем в предшествующих жанрах, с появлением индивидуализации героя и его судьбы. Как правило, она связана с женской судьбой29. Достаточно сложно изображение пустыни в «Эмме» Н. Полевого, поскольку описание монастыря дано через восприятие монастырского житья лютеранкой, на которую он произвел неоднозначное впечатление. С одной стороны, это «гроб живых мертвецов, которые оберегают могилы мертвых», с другой стороны, это «святое место успокоения, обещанное Спасителем»30. В этих определениях заложено уже несколько значений пустынножительства, важных в древнерусской литературе и культуре, — уединение, жизнь вне мира, место, приближенное к Богу («в монастырях <.> сам Спаситель сойдет святым утешением в душу страдальца!»)31.

А далее возникает образ мира времен первых христиан и географическая пустыня, связанная с их местом жительства32, и появляется младенец Христос, внесенный во храм

Иерусалимский33. Здесь пустынь — переход от мира земного к внеземному, поэтому монахи сопоставимы с мертвецами, а молитва — с загробной песнью, принесенной из другого мира.

Итак, интерес к географической пустыне обусловлен культивированием романтиками одиночества и разочарования и интересом к экзотическому пространству. Радость от пребывания в пустыне возможна только в случае уединения влюбленных. С развитием романтизма, при переходе от поэмы к повести в стихах и затем к прозе, более значимыми становятся библейские и агиографические ассоциации, что также связано с романтическим интересом к уходу героя из мира других людей. Здесь прослеживается связь и с духовной лирикой, и с евангельским текстом. Пустыня в любом случае — место безлюдное, в том числе таковым воспринимается и светское общество — толпа, в которой трудно найти понимающего и любящего человека.

Дальнейшую многомерность мотив пустыни получает в лирике Пушкина34, что связано с тяготением поэта к реалистичности, а посему пустыня не могла оставаться образом метафорическим. Локус пустыни в сочетании с семантикой одиночества и места, открытого Богу, звучит в «Подражаниях Корану» (1824), особенно в VI и IX стихах. Уже неоднократно отмечалось, что Пушкин весьма свободно перелагает текст Корана35.

Любопытно, что при всей свободе переложения в соответствующих главах Корана ни разу не упоминается пустыня36, меж тем как у Пушкина мотив становится сюжетообразующим. Может быть, с помощью мотива пустыни поэт хотел показать экзотичность описываемого им мира «пламенных пустынь» «со зноем и пылью», с оазисом: «кладезь» под «пальмой пустынной».

Так или иначе, но пустыня приобретает все большую конкретность. Географическая акцентировка отличает и стихотворение Ф. Глинки (1822) «Призвание Исайи», открывающее ряд «Пророков» в литературе:

Иди к народу, мой Пророк!

Вещай, труби слова Еговы!

Вещай: «Не я ль тебя лелеял

И на руках моих носил?

Тебе в пустынях жизнью веял,

Тебя в безводии поил.37

Для Пушкина же с 1826 г. со стихотворения «Пророк» перестает быть значимой экзотическая ценность пустыни, для него пустыня теперь наполняется духовными ценностями. Данный текст был неоднократно в центре изучения пушкинистов38.

Сопоставлялся текст с VI главой книги Исайи, С. А. Фомичев находит сходство с Кораном39. Мотив пустыни позволяет выйти дополнительно на ряд смыслов стихотворения. Рождение Пророка происходит словно бы в «дотварном» мире, мире до Света и до Слова: «пустыня мрачная» без людей и без света. С посланцем Бога, шестикрылым Серафимом, открывается мир, разделяются небо и море: «И внял я неба содроганье, / И горний ангелов полет, / И гад морских подводный ход». Пока Пророк не наделен даром Слова, нет мира других людей («как труп в пустыне я лежал»). Только после получения «глагола» открывается мир, населенный людьми («глаголом жги сердца людей»). Таким образом, рождение Пророка тесно связано с сотворением мира.

В дальнейшем в лирике Пушкина сохранится мотив пустыни в разных его значениях: топографическом («Анчар») или духовном — пустынь («Отцы пустынники и жены непорочны»).

Мотив пустыни может приобретать и психологический оттенок, например, в слове Татьяны в восьмой главе «Евгения Онегина». Благодаря мотиву пустыни переход Татьяны от себя—светской дамы, к себе в прошлом не является неожиданностью. Слово-урок начинает светская дама, помнящая обиду («проповедь», «суровость»), немного кокетничающая («Я тогда моложе, / Я лучше, кажется, была») и немного мстительная («сегодня очередь моя»). Для этой Татьяны прошлое — пустыня («Тогда — не правда ли? — в пустыне, / Вдали от суетной молвы.»). Этот мир явно противопоставлен свету уединением, безвестностью и пустотой. Постепенно в душе Татьяны просыпаются прежние чувства, и пустынный мир прошлого наполняется ценностями: «полка книг», «дикий сад», «те места, где в первый раз, / Онегин, видела я вас», воспоминания о няне. Уходит пустота пустыни, и Татьяна уже не может гордиться своим положением, как в начале своего слова («Что нас за то ласкает двор.») — для нее остается важным прошлое: «А счастье было так возможно, так близко!..»40.

К романтическому значению мотива вновь обратился М. Ю. Лермонтов. В целом романтическое значение близко к аскетизму41. Именно пустыня становится ключевым словом в эволюции замысла поэмы «Демон» и образа Демона. Так, в 1829 г. лексема в значении пустоты души была характеристикой Демона: «В нем пусто, пусто, как в пустыне».

В 1830 г. подчеркивается положение героя вне земли и его одиночество: «В изгнанье жизнь его текла. / И грешным взором созерцал / Земли пустынные равнины».

1833-1834 гг. усиливается тема одиночества: «Уныло жизнь его текла / В пустыне Мира».

В дальнейшем только изменяется категория времени. В редакции 1838 г.: «С тех пор отверженный блуждал / В пустыне мира, без приюта», а в основной редакции мир бесконечно удаляется в прошлое: «Давно отверженный блуждал.»

Итак, мотив пустыни в основной редакции поэмы зиждется на теме одиночества, вызванного богоборчеством Демона. Это же значение важно и в лирике Лермонтова, особенно в его последних поэтических текстах. Тема одиночества здесь достигает максимума, поскольку лирический герой оказывается вне мира людей, как, например, в стихотворении «Выхожу один я на дорогу». Мир Земли для героя — пустыня. Небеса больше наполнены жизнью, чем земля, но и они чужды лирическому герою, его мир — в дисгармонии во всем и со всем:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу,

И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно!

Спит земля в сиянье голубом.

Что же мне так больно и так трудно .42

Лирический герой Лермонтова в этом стихотворении вне пространства и вне времени (Уж не жду от жизни ничего я, / И не жаль мне прошлого ничуть.), как и в поэме «Демон».

Более традиционно мотив пустыни звучит в лермонтовском «Пророке». Становится важным локус пустыни и уединения, связанного с мотивом как избранности безумца,

противопоставленного толпе, так и пустынника, не принятого братией за его слишком жесткую аскезу (ср. Симеона Столпника). Традиционно сопоставляются пушкинский и лермонтовский «Пророки»43 и каждый раз подчеркиваются их отличия. Это очевидно и в области используемого мотива пустыни. Лермонтова не интересует становление пророка, его волнует судьба пророка в мире. Если у Пушкина мир «дотварный», то у Лермонтова он населен вечной толпой, передающей из поколения в поколение отношение к пророку («старцы детям говорят»). Г армония с миром возможна только вне мира людей: «В пустыне я живу… / Мне тварь покорна там земная; / И звезды слушают меня.». Пустыня — далеко не мертвое пространство, именно там и возможна жизнь.

Итак, русскую романтическую литературу начала XIX в. интересовал ландшафт пустыни, прежде всего, как место бегства героя от людей, как уединение героя с возлюбленной вне враждебного внешнего мира. При этом — парадоксально — теряется топографическая конкретность пространства, оно наполняется рощами и ручьями, приближаясь к описаниям пустыни в духовных стихах и одновременно утрачивая духовное значение пустыни44. Так или иначе, пустыня обретает достаточно устойчивую семантику — это место, противопоставленное людям.

С развитием романтизма появляется иная семантика: пустыня, с одной стороны, становится метафорой светской жизни, с другой — возвращается духовная значимость пустыни и пустынножительства.

Реализм аккумулирует ряд открытий, как древнерусской литературы, так и романтизма, интересуясь и пустыней и пустынью, отказываясь от нереалистического описания пустыни, берущего начало в духовных стихах и подхваченного романтической поэмой. Тема романтического одиночества неожиданно совмещается с аскезой пустынножительства. Метафорическое использование лексемы может служить и психологической характеристикой героя или героини. В целом, многозначность лексемы позволяет открыть дополнительные смыслы ряда художественных текстов.

1 Журавель О. Д. «Мать-пустыня»: К проблеме изучения народно-христианских традиций в культуре старообрядчества // Проблемы истории, русской книжности, культуры и общественного сознания: сб. науч. трудов. Новосибирск, 2000. С. 32-41;МеднисН. Е. Мотив пустыни в лирике Пушкина // Сюжет и мотив в контексте традиции: сб. научн. трудов. Новосибирск, 1998. С. 163-171; ПолетаеваЕ. А. «Уход в пустыню» в древнерусской и старообрядческой традиции (на материале северно-русской агиографии и старообрядческих сочинений) // Уральский сборник. История. Культура. Религия. Екатеринбург, 1998. С. 198-213.

2 Значимыми в любом случае остаются скудость мира и трудность проживания в нем: «Описания плодородия почвы, изобилия плодов, хорошего климата не входят в штамп «пустынножития». См.: Лотман Ю. М. Символические пространства // Он же. Внутри мыслящих миров: Человек — текст — семиосфера — история. М., 1999. С. 247.

3Бессонов П. Калики перехожие: сб. стихов и исследование. М., 1986. № 52.

5 Тексты переводов цитируются по кн.: Топоров В. Н. Пушкин и Голдсмит в контексте русской Goldsmithian’bi. Wien, 1992. С. 124-137.

6 Там же. С. 126.

7 Там же. С. 132.

8 Там же. С. 134.

9 Пушкин А. С. Полн. собр. соч.: в 10 т. М., 1963. Т. 4. С. 119.

11 Можно предположить знакомство с образом пустыни через духовные стихи, поскольку тексты были достаточно широко известны в начале XIX в.

13 Произвольно меняется наполнение лесов. В духовных стихах каждый представитель флоры, введенный в текст, имеет символическое значение. Из деревьев это чаще всего кипарис, кедр и певга. Кипарис берет начало в Апокрифе и использовался для изготовления крестиков, приносимых из Святой земли. Кроме того, это все хвойные деревья, «с подсушенной жизненностью, с бессмертной, но мертвой листвой». Также о символике северных плакучих деревьев, лазоревых цветов, лоз и роз см.: Федотов Г. Стихи духовные (Русская народная вера по духовным стихам). М., 1991. С. 74.

14 В более поздней поэме С. Степанова «Пещера Кудеяра» также синонимичны «степь» и «пустыня»: «Как странника, среди степей / Песок Сахары бесприютной, / Внезапно б радовал ручей / Своим журчаньем <.>» (Русская романтическая поэма. Т. 1. С. 298).

15 За исключением, пожалуй, только пародийной поэмы Ф. Соловьева «Московский пленник», героиня которой, разочаровавшись в любви, «В обитель Бога жить пошла, / И сан белицы приняла». (Соловьев Ф. Московский пленник // Русская романтическая поэма. Т. 1. С. 128).

16 У Шаховой Е. в повестях «Перст Божий» и » Страшный красавец» героини не удовлетворены светом: «как в пустыне», «безжизненно, пустынно / Смешное сборище сует».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21 Цитата приведена из поэмы «Любовь в тюрьме»: все это — «убежища пустынные». (Любовь в тюрьме. С. 183).

24 Там же. С. 365.

25Бестужев-Марлинский А. А. Соч. Т. 1. С. 252.

26 Особенно в романе-путешествии А. Ф. Вельтмана «Странник» (пустыни Гетские, Аравийские, Заара, Гоби) и в «Мулла-Нуре» Бестужева-Марлинского.

27 Тимофеев А. В. Художник (1834) // Искусство и художник / сост. А. А. Карпов, авт. вступ. ст. В. М. Маркович. Л., 1989. С. 307.

28 Лермонтов М. Ю. Полн. собр. соч.: в 4 т. М.; Л., 1962. Т. 4. С. 316.

29 Вспомним, что и героиня поэмы Ф. Соловьева, «москвитянка молодая», ушла жить в монастырь, разочаровавшись в любви. Второй путь ухода. Первый — путь пушкинской черкешенки — суицид. Уходит в монастырь Эмма Н. Полевого, приходит к Богу Ольга Е. Ган («Идеал»).

30 Полевой Н. Избр. произведения и письма / сост., подгот. текста, вступ. ст., примеч. А. Карпова. Л., 1986. С. 335.

33 Полевой Н. Избр. произведения и письма / Сост., подгот. текста, вступ. ст., примеч. А. Карпова. Л., 1986.

34 Н. Е. Меднис связывает локус пустыни в лирике Пушкина с библейскими сюжетами и с жизнью самого поэта (Меднис Н. Е. Мотив пустыни в лирике Пушкина // Сюжет и мотив в контексте традиции: сб. научн. трудов. Новосибирск, 1998. С. 163-171), нас интересует мотив пустыни в контексте романтического мировоззрения.

35 См., напр.: Томашевский Б. В. Пушкин. М.; Л., 1961. Кн. 2. С. 18-45.

36 См.: Коран / перев. акад. И. Ю. Крачковского. М., 1990.

37 Поэты пушкинской поры. М., 1985. С. 197.

39 Фомичев С. А. Поэзия Пушкина: Творческая эволюция. Л., 1986. С. 176.

41 Не случайно С. Булгаков, говоря об аскетическом подвижничестве, прибегает к романтическим и лермонтовским, в том числе скрытым, цитатам: «Борьба с миром приводит к стремлению уйти от него, объявить ему войну, презреть его утехи и хотя бы даже самые естественные стремления. Это — стремление выйти из жизни ранее смерти, вырваться из времени и из истории, еще оставаясь в них. Для того, кто услышал небесные звуки, становятся скучны песни земли, и для того, кто познал радость богообщения, падением кажется всякое, даже и самое невинное мирообщение. Антитеза Бога и мира напрягается при этом до последней степени, ради Бога отвергается мир — такова основа христианской аскетики». Булгаков С. Героизм и подвижничество. М., 1992. С. 148.

42 Лермонтов М. Ю. Полн. собр. соч.: в 4 т. М.; Л., 1962. Т. 1. С. 543.

В технике деталь тем надежнее, чем проще ее устройство. В живой природе «надежнее”, устойчивее всего сообщества сложные, многоступенчатые: леса, особенно субтропические, водно-болотные комплексы в южных районах и т. д. В них действует огромное количество взаимозамещающих связей и механизмов, различные буферные системы. Пустынные сообщества принадлежат к числу наименее устойчивых. Строение их сравнительно просто, экологические связи малочисленны. К пустыням больше всего подходит изречение Р. Гейма об опасности одним толчком сдвинуть природное равновесие — с него мы начали эту книгу.


Берегите пустыни

Ну и что же? Пусть изменится равновесие пустынных территорий, кому это опасно? Раскаленные, почти лишенные жизни пески, до них ли сейчас?

Эти вопросы вполне реальны, и задать их могут люди, в общем-то, разбирающиеся в жизни природы. Пустыни всегда находились как-то вне поля зрения общественности, и традиционное отношение к ним, как к бросовым землям, выражено еще сильнее, чем к болотам.

«Огромное солнце встает над этой опустошенной им землею и уже будто смотрит на нее хозяйским глазом, как бы проверяя, не уцелело ли на ней что-нибудь живое”, — писал Г. де Мопассан об алжирской пустыне.

А вот алма-атинский школьник В. Байдерин, книга которого «Разноцветная пустыня” вышла в издательстве «Казахстан”, нашел иную точку зрения на пустыню, чем знаменитый писатель, — точку зрения наблюдателя-натуралиста. И она позволила ему по-иному увидеть пустынный ландшафт.

«…Чтобы понять пустыню, надо отъехать в сторону от шумного шоссе и остановиться. Вы сразу же почувствуете себя первооткрывателем.

Вокруг звенящая в ушах тишина, полное безлюдье. И если не спеша побродить, внимательно присматриваясь к окружающему, можно увидеть много интересного. Нужно только смотреть и видеть…

А если вы пройдетесь по пескам или каменистой равнине, покрытой невзрачными кустиками колючки, вооружившись фотоаппаратом, то, хотя на первый раз вашими трофеями будут лишь ящерицы да мелкие птицы, вы станете богаче. Вы научитесь даже в пустыне видеть и понимать прелесть первозданной природы. И если вы не разучились удивляться, то обязательно полюбите эту бескрайнюю равнину под необъятным куполом неба”.

Солнце — враг живого? Французский романист заблуждался. Во-первых, пустыня не так уж безжизненна. Во-вторых, главная причина существования всех этих ландшафтов не избыток тепла, а острый дефицит влаги.

Пустыни расположены в умеренном и жарком поясах. Все они страдают от недостатка воды: за год там обычно выпадает менее 100-250 миллиметров осадков (в Подмосковье эта цифра равна 500-600). Но данные, конечно, очень усреднены. Например, в районе чилийского города Икике в пустыне Атакама осадков выпадает всего-навсего 3 миллиметра, а мировой рекорд держит Ливийская, в которой под городом Дахла (АРЕ) зарегистрировано самое минимальное количество влаги, выпадающей на поверхность за год, — 1 (один) миллиметр!

Взгляд на эти земли как на малоперспективные и даже негодные неверен и потому, что почвы их потенциально богаты. В процессе испарения вода как бы вытягивает вверх биогенные элементы, обеспечивающие Я высокое плодородие почв. Дело только за водой. Оазисы — это обычные участки пустыни, преображенные | постоянным достатком воды. Обводните безжизненную землю — и она станет, как это принято говорить, цветущим садом. Но оросить ее непросто. Понадобится огромное количество воды, требуются колоссальные капиталовложения. И пока мы не имеем возможности преобразовать пустыни Земли, надо остерегаться сдвинуть их зыбкое равновесие, разбудить чутко дремлющих там джиннов.

Не все пустыни люди будут переделывать: в отдельных случаях это окажется невозможным, а в других — нецелесообразным. Такие ландшафты всегда будут сосуществовать рядом с возделанными землями. Их надо глубоко изучать, хорошо знать и для того, чтобы использовать в хозяйственных целях, и для того, чтобы проникнуть в интересные тайны. А иногда и просто для защиты от их грозного соседства.

Площадь пустынь огромна (и это еще один довод в пользу внимательнейшего отношения к ним), но определить ее, как и в случае с болотами, непросто: все зависит от того, что считать пустыней, а здесь мнения ученых расходятся. Мы уже упоминали о том, что первый признак ее — постоянный острый недостаток влаги. Если взять этот признак за исходный, то площадь аридных (засушливых) земель составляет 47 миллионов квадратных километров, или 35 процентов поверхности материков, что в три с лишним раза больше, чем площадь всех сельскохозяйственных угодий на планете!

На 6 миллионах квадратных километров климатические показатели близки к крайним, допускающим существование жизни: ежегодное количество осадков не достигает здесь 25 миллиметров, относительная влажность, ниже 5 процентов, температура воздуха очень высока. Солнце здесь действительно враг всего живого. Это пустыни пустынь.

Засушливые степи занимают площадь свыше 30 миллионов квадратных километров обширнейших малопродуктивных участков суши.

Пустыни есть на территории 50 стран. В СССР ими занято около 300 миллионов гектаров. Самая «пустынная” наша республика — Туркмения, где 80 процентов земель покрыто песками. Желтыми и желто-коричневыми пятнами раскрашены на карте крупнейшие засушливые районы планеты — Сахара и Калахари в Африке; Аравийская, Каракумы, Кызылкум, Гоби, Такла-Макан в Азии; Большая Песчаная и Большая Пустыня Виктория в Австралии; высокогорья Южной Америки.

Пустыни знают самую сильную жару на Земле. Так, в наших среднеазиатских песках она нередко достигает 50 градусов. Наиболее же высокие температуры отмечены в каменистой Долине Смерти (США, Калифорния) — 56,7 и в районе Триполи (Северная Африка) — 58 градусов! До 90 градусов раскаляется в знойный полдень почва во многих пустынях.

И холод далеко не редкий гость в этих суровых местах. Например, в зимние ночи столбик ртути в каменистых высокогорьях Западного Китая и Монголии опускается до отметки минус 40. Разгуливают по безжизненным просторам сильнейшие ветры — песчаные бури, смерчи, ураганы; их скорость порой достигает 110 километров в час.

Наука делит все пустыни на четыре основных типа. Самые суровые из них — каменистые, затем глинистые и солончаковые. Песчаные же, как правило, несколько более благоприятны для жизни.

Растения и животные должны обладать очень совершенными и разнообразными приспособлениями, чтобы выдержать жару, резкие перепады температуры, сухость воздуха, недостаток влаги.

Некоторые из них нашли выход в том, чтобы систематически «ускользать” от засух: все основные жизненные процессы приурочены у них к кратким влажным периодам. Это растения-эфемеры, которые расцвечивают весной пустыни и полупустыни яркими цветами. Периоды же засухи «пережидают” их семена, клубни. Есть также и своеобразные насекомые-эфемеры с очень коротким периодом активности.

Другая группа организмов пустыни приспособлена к очень экономному расходованию запасов воды. Быстрорастущие пустынные злаки имеют мощную корневую систему, но надземные органы у них развиты слабо, поверхность листовых пластинок мала, а у некоторых деревьев и кустарников — например, у саксаула — листьев почти нет. Достав влагу с большой глубины, они не торопятся с ней расстаться. Животные, принадлежащие к этой экологической группе, обитают в прохладных убежищах, закапываются в почву, а бодрствуют в ночное время. Очень интересную жизненную форму представляют растения-суккуленты. У них мясистые стебли, покрытые плотной кожицей с восковым налетом (и небольшим количеством устьиц). К числу таких растений относятся всем известные кактусы, Запасаясь влагой во время непродолжительного периода дождей, они бережно расходуют ее в течение сухого периода. У животных для экономии влаги выработались любопытнейшие физиологические приспособления. При отсутствии питьевой воды они «пользуются” так называемой метаболической влагой, которая вырабатывается в их организмах при окислении жиров и углеводов.

Это, например, означает, что перед длительным переходом верблюдов через безводную пустыню не столь важно хорошенько напоить их (что, разумеется, необходимо), как откормить, дать возможность животным нагулять побольше жира. Почти у всех пустынных млекопитающих очень ограничена потеря жидкостей через испарение; а некоторые птицы и змеи выделяют мочу и нитраты в сухом виде. Сезонные миграции у зверей и птиц, спячка, в которую часть животных впадает в жаркое, сухое время года, тоже формы физиологического и поведенческого приспособления к своеобразным условиям жизни в пустынях. Интересно, что у овец, этих многовековых спутников человека, в пустыне блестящая шерсть отлично отражает солнечные лучи, а толстый подкожный слой жира препятствует испарению из организма влаги.

* * *

С незапамятных времен в оазисах возникали поселения; люди разводили скот и занимались земледелием. Крупнейшие государства древнего мира — Египет, Ассирия, Вавилон и другие — находились в жаркой, засушливой зоне. Уже тогда делались попытки «приручить” пустыню, приспособить ее для жизни человека. Орошение — вот главный инструмент, при помощи которого люди начали осваивать безжизненную землю. Постоянное увлажнение почвы в сочетании с жарким климатом позволило получать здесь высокие урожаи.

И сегодня земли некоторых пустынь, полупустынь и сухих степей остаются важными сельскохозяйственными угодьями. На них приходится значительная доля мирового сбора хлопчатника, почти 100 процентов фиников, выращиваются пшеница, рис, кукуруза, просо, бахчевые культуры, здесь пасутся миллионные стада диких и домашних животных.

Огромные задачи по вовлечению переосушенных земель в хозяйственный оборот поставлены пятилетним планом развития народного хозяйства СССР на 1976 — 1980 годы. Намечено ввести в эксплуатацию 4 миллиона гектаров новых орошаемых земель, провести работы по обводнению пастбищ на площади 37,6 миллиона гектаров. Увеличится количество различных ирригационных сооружений с разветвленной системой каналов и водохранилищ, возрастет площадь обрабатываемых полей, появятся новые населенные пункты, дороги. Одновременно в этих местах ведется разведка и поиск полезных ископаемых, сооружаются газо- и нефтепроводы.

И очень важно, чтобы развитие ирригации, геологических работ и промышленности сочеталось с бережным отношением к экологическим системам пустынных и полупустынных территорий. Да, их можно и нужно преобразовать в интересах человека, для блага человека. Недопустимо их разрушение, игнорирование очень тонких экологических связей, на становление которых природе потребовались миллионы лет.

* * *

Как же влияет деятельность человека на растительный и животный мир пустынь?

Процесс обводнения пустыни оказывает огромное влияние на создание совершенно нового состава пернатого населения таких мест. В зоне Каракумского канала, например, теперь появилось большое количество новых птиц, таких, как лысухи, кулики, утки, чайки, цапли, кукушки, трясогузки. Ряд пернатых, в том числе охотничьих, уже не улетают в другие страны, а остаются на зимовки.

Появление постоянных водоемов неожиданным образом сказалось и на образе жизни некоторых коренных обитателей. Взять, к примеру, такого сугубо сухопутного зверька, как суслик. Тысячелетиями его предки вполне обходились влагой поедаемых растений. А вот нынче суслики с удовольствием поселились на насыпных дамбах каналов и водохранилищ. Более того — они стали ходить на водопой!

Однако не всегда деятельность человека бывает разумной, мы уже не раз убеждались на многих случаях. В отношении к пустыням это особенно опасно. Хрестоматийными стали строки о великих цивилизациях Ближнего Востока, погребенных песками. Горький опыт прошлого учитывается далеко не всегда и везде. Мы не будем говорить о страшнейшем последствии непродуманного вторжения человека в жизнь пустынь, засоления почв вследствие безграмотной ирригации. Здесь особая и, в общем-то, довольно известная тема. Несколько других примеров.

Уничтожение древесной и кустарниковой растительности — одна из самых отрицательных и опасных сторон деятельности человека в безводных районах. Связанная с этим деградация Сахары после открытия нефти настолько усилилась, что ученые уже выделяют в истории развития ее ландшафтов два резких периода: до обнаружения нефти и после него.

Наступление песков грозит Иордании. Леса там были сильно вырублены еще во время первой мировой войны на дрова для паровозов, а их остатки сейчас интенсивно выкорчевывает местное население. Незакрепленные пески надвигаются на населенные пункты, отвоевывая у людей все новые и новые земли.

«В пустынях и полупустынях Нижнего Поволжья, Казахстана, Туркменистана и Узбекистана древесная растительность уничтожается с давних времен. Еще в 1831 году хан Джангер, правитель Букеевской орды, упоминает в переписке с оренбургским генерал-губернатором о своих безрезультатных попытках сохранить древесные насаждения в песках от истребления, — пишет крупный советский специалист по пустыням профессор С. Викторов. — …С тех пор процесс сокращения лесов на наших аридных равнинах значительно прогрессировал”.

Особую тревогу сейчас вызывает судьба черного саксаула — дерева, сдерживающего движение песков. И хотя во многих местах его леса успешно восстанавливаются, еще есть обширные площади, на которых черный саксаул до сих пор усиленно вырубают. К ним в первую очередь относятся Устюрт, Северное Приаралье, Сарыкамышская котловина.

Разрушающее действие на почвы пустынь оказывает я транспорт. Колесные и особенно гусеничные машины легко разбивают тонкий слой, — скрепленный подземными частями растений. В Северном Прибалхашье, в песках Большие Барсуки, где в 1963-1964 годах было оживленное движение автомобилей, работавших на прокладке трассы газопровода, до сих пор резко выделяются уродливые полосы разбитых и незакрепленных песков. По утверждению многих ученых, разрушение транспортом поверхности песков стало одной из важнейших причин вторичного развеивания их в Сахаре. Ведь пока машины не разрыхлили верхний, закрепленный слой, ветер мог вздымать лишь наиболее тонкие частицы пыли, скользящие по поверхности.

Неорганизованное движение транспорта губительно сказывается и в других местностях. Особенно неприятно оно в гипсовых пустынях, покрытие которых составляет пухлая и рыхлая масса из песка, мелкозема и крохотных кристалликов гипса, скрепленная хрупкой корочкой. Достаточно машине один раз проехать по корочке и разломать ее, чтобы затем образовалась колея глубиной до полуметра! Второй раз автомобиль проехать по той же колее уже не может. Скопление продуктов выветривания в разрушаемых гипсовых пустынях называют «феш-феш”. Пустыни становятся источником выноса огромных масс гипсовой пыли и очагами возникновения соляных бурь в Северной Африке. Сходное действие оказывает транспорт на поверхность солончаков.

Свою лепту в разрушение пустынь в капиталистических странах вносят и военные. Так, в пустынях Калифорнии и Аризоны (США) огромные опустошения причинили маневры, проводившиеся под кодовым названием «Дезерт Страйк”. Они охватили площадь 5,5 миллиона гектаров.

До сих пор обширные безводные пространства • остаются еще малозаселенными, что дает возможность многим странам оборудовать там различные полигоны, испытательные станции. В безлюдных местностях американских штатов Невада, Техас и других проводятся подземные испытания ядерного и термоядерного оружия, грохочут взрывы других видов оружия массового уничтожения. Зловещие атомные «грибы” нет-нет да и опаляют каменистую пустыню Гоби, где, несмотря на Московский Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, они продолжают отравлять планету.

Образованию подвижных песков способствует и неумеренный выпас скота. Концентрация большого количества верблюдов привела к гибели в прибрежной части Триполитанин тамариековых зарослей, что, в свою очередь, стронуло пески с места.

Стравлены пастбища и в некоторых засушливых районах нашей страны, особенно в Северном Прикаспии. Однако уже разработаны планы восстановления и повышения былой продуктивности прикаспийских степей при помощи различных агротехнических приемов. Это сохранит и увеличит кормовую базу животноводства.

Мы перечислили не все «беды” пустынь. Различные, в частности геологические, экспедиции нередко оставляют незаглушенные скважины. Те фонтанируют и выбрасывают на поверхность высокоминерализованные воды и рассолы, что приводит к образованию обширных солончаков. Длительное неконтролируемое изливание даже пресных вод вызывает сильнейшее засоление почв, не говоря уже о том, что таким образом истощаются запасы вод в подземных морях — ресурсах огромного потенциального значения.


Человек в пустыне
* * *

Раны, нанесенные человеком пустыням, тяжелы, но излечимы. Есть много рецептов их лечения. Это восстановление растительности, орошение и обводнение, строительство асфальтированных дорог.

Интересен опыт, который уже накоплен по закреплению движущихся песков. Недавно в Ливии началось восстановление первых 800 гектаров земли, аналогичные работы ведутся также в Тунисе, Индии, Австралии, Аргентине. Исследования в странах Северной Африки показали, что укрепление движущихся песков с помощью распыленных тяжелых нефтепродуктов позволяет почве противостоять ураганным ветрам и в то же время хорошо удерживать влагу. После закрепления песчаных дюн маслянистой пленкой на них высаживают молодые деревца. Другой способ — использование нефтяной мульчи — недорогих смол, которые распыляются после посадки семян. С помощью мульчи можно с успехом восстанавливать вытоптанные пастбища.

* * *

Веками существуют пустыни в своем естественном состоянии. Они обладают довольно низкой биологической продуктивностью, их «сиюминутная” хозяйственная ценность не очень велика. Но экологические процессы в таких зонах сбалансированы, находятся в равновесии. Потенциально часть их — ценные сельскохозяйственные угодья. Другие сберегают интереснейшие жизненные формы, самобытные виды животных и растений. Пустыни не лишены и эстетических достоинств, их красота сурова и неповторима.

Непродуманное вмешательство человека приводит к тому, что естественные пустыни превращаются в преобразованные людьми антропогенные. Они теряют былое миролюбие, становятся агрессивными, переходу в наступление на культурные ландшафты и населенные пункты. Биологическая продуктивность таких районов снижается. Их уже гораздо труднее, чем естественные, преобразовать для нужд человека. Именно это и заставило нас назвать главу «Берегите пустыни”.

МАТЕРИАЛЫ К УРОКУ

Э.Л. БЕЗНОСОВ, г.Москва

Именно в 8-м классе, когда закладываются основные синтаксические понятия – понятия словосочетания и предложения, я советую сделать особый упор на формирование навыков теоретического подхода к изучаемому языковому материалу. Это, на мой взгляд, создаст необходимую базу, поможет и лучшему усвоению пунктуационной составляющей данного курса, достаточно сложной. Естественно, что все приведенные здесь материалы носят лишь рекомендательный характер. На их основе учитель самостоятельно выстроит свою систему уроков, исходя из особенностей каждого конкретного класса и творчески используя предлагаемую помощь.

Строение и грамматическое значение словосочетания

I. Изучение грамматического материала удобно связать с программой по литературе, в частности, со стихотворением А.Пушкина «Анчар». Вызванный ученик читает наизусть 1-ю строфу «Анчара», а потом находит в ней все существительные с относящимися к ним прилагательными, причастиями и местоимениями-прилагательными, т.е. словами, обозначающими признак. Эти конструкции выписываются на доске:

1) в пустыне чахлой и скупой,
2) почве раскаленной,
3) грозный часовой,
4) всей вселенной.

После этого определяем структуру и значение конструкций, используя категориальные значения частей речи. Поскольку категориальное значение существительных – предметность, значение прилагательных, местоимений-прилагательных и причастий – признак предмета (атрибутивность), то и значение этих конструкций – предмет и его признак.

Другой ученик читает 2-ю строфу «Анчара» и выписывает из нее на доске глаголы и зависимые от них слова (существительные и местоимения-существительные), и вновь, оперируя категориальными значениями слов, мы определяем структуру и значение этих конструкций:

Категориальное значение глагола – процессуальность (действие), а значение существительного и местоимения-существительного – предметность; следовательно, значением конструкций этого типа являются действие и объект (предмет), на который оно направлено.

1) каплет растопясь,
2) застывает ввечеру.

Значение конструкций глагол + наречие (деепричастие) определяется как «действие и его признак».

II. Следующим этапом работы должно стать совместное выяснение того, как соединяются слова друг с другом, т.е. связываются ли они произвольно или подчиняются каким-то законам. Потом выясняем, для чего служат эти синтаксические конструкции. В результате устанавливаем, что они выполняют ту же функцию, что и слово, т.е. номинативную: они призваны называть предмет или явление, только более конкретно, чем слово.

Теперь наступает самый ответственный этап работы – совместное формулирование определения. Большую часть определений и понятий следует выводить из анализа языкового материала, причем делать это лучше совместными усилиями, постепенно шлифуя формулировки. Самостоятельная работа по формулированию определений стимулирует интеллектуальную деятельность детей, приучает их относиться к процессу выкристаллизовывания определений как к цели и результату исследовательской работы.

Просим дать определение понятия «словосочетание», сформулировать его функциональное отличие от слова и функциональное сходство с ним. В результате может получиться такое определение:

Словосочетание – это связанное по смыслу и грамматически оформленное соединение слов, называющее предмет или явление. В отличие от слова, словосочетание называет предмет или явление более конкретно.

IV. В качестве домашнего задания можно попросить детей выписать из «Анчара» все словосочетания и сгруппировать их по значениям.

Виды подчинительных связей слов

I. Закрепление изученного на предыдущем уроке.

Для проверки домашнего задания три человека выходят к доске с домашними тетрадями. Один выписывает словосочетания со значением «предмет и его признак», другой – «действие и его объект», третий – «действие и его признак».

С классом в это время можно записать в виде объяснительного диктанта следующий пример:

На захолустном полустанке
Обеденная тишина.
Безжизненно поют овсянки
В кустарнике у полотна.

(Б.Пастернак)

– и попросить одного ученика после объяснения орфограмм найти здесь словосочетания с известными значениями.

II. Изучение нового материала.

1. Изучение видов подчинительной связи слов проводим на основе выполненного домашнего задания. В первой группе словосочетаний определяем грамматические формы зависимых слов и выясняем, что происходит с ними при изменении формы главного слова. Устанавливаем, что форма зависимого слова совпадает с формой главного и меняется вместе с ней. В результате наблюдений просим детей дать определение согласованию. Оно может принять после корректировки следующий вид:

Согласованием называется подчинительная связь слов, при которой зависимое слово стоит в той же форме, что и главное.

Обращаем внимание на морфологические способы выражения зависимых слов при согласовании и выясняем, что согласуются имена прилагательные, порядковые числительные, местоимения-прилагательные и причастия.

2. Переходим ко второй группе и определяем, от чего зависит грамматическая форма зависимого слова, чем определяется и почему меняется. Находим, что форма главного слова на форму зависимого не влияет, зависимое стоит в форме (падеже), которой требует главное слово. Вместе с учениками выводим определение управления:

Управление – это такая подчинительная связь слов, при которой зависимое слово стоит в той форме (падеже), которой требует главное слово.

Также определяем грамматическую принадлежность управляемых слов: имена существительные, количественные и собирательные числительные и местоимения-существительные. Обращаем внимание детей на то, что управление может осуществляться не только при помощи падежного окончания зависимого слова, но и при помощи падежного окончания и предлога. Учимся различать беспредложное и предложное управления. Если среди примеров, найденных детьми, не окажется конструкции с существительным в роли главного слова, то ее следует предложить, т.к. подобные конструкции встречаются очень часто и учащиеся должны иметь о них представление.

3. Смотрим, что происходит с зависимыми словами в конструкциях третьей группы при изменении формы главного слова. Определяем, что отсутствие изменений зависимых слов как раз и связано со способами их морфологического выражения, т.к. это все неизменяемые слова. Даем определение примыканию.

Примыкание – это такая подчинительная связь слов, при которой зависимое слово связывается с главной только по смыслу, так как примыкают неизменяемые слова.

Домашнее задание. В качестве домашнего задания можно попросить детей выписать словосочетания из стихотворения, которое в данный момент изучается на литературе, в три столбика: согласование, управление, примыкание.

Подчинительные связи слов

(Закрепление)

Начинаем урок с проверки домашнего задания.

I. Четыре человека выходят к доске с домашними тетрадями: 1-й пишет словосочетания с согласованием, 2-й – с управлением (беспредложным), 3-й – с управлением (предложным), 4-й – с примыканием.

С классом в это время можно разобрать следующее предложение:

Блещут искрами ярко впотьмах……

(А.Фет)

Сделать это можно в форме объяснительного диктанта, попутно вспомнив правописание личных окончаний глаголов и слитное/раздельное написание наречий, и потом попросить найти все словосочетания и выписать их, сгруппировав по видам связи:

1) Согласование: полуночные образы; 2) управление: блещут искрами; 3) примыкание: блещут ярко, блещут впотьмах.

После этого можно перейти к проверке написанного на доске.

II. Предложения для следующего этапа работы можно предложить на карточках или продиктовать:

Я долго стоял неподвижно,
В далекие звезды вглядясь, –
Меж теми звездами и мною
Какая-то связь родилась.

(А.Фет)

Ученики выписывают словосочетания и указывают их значения.

III. Затем можно предложить учащимся творческое задание: распространить подлежащие и сказуемые данных предложений при помощи разных видов подчинительной связи.

Нива волнуется.
Лес шумит.
Слива прячется.
Ландыш кивает.

Финал этой работы ясен для любого учителя. Ее можно предложить и в качестве домашнего задания, если на уроке недостаточно времени. Главное – чтобы постоянно по возможности в каждой работе присутствовал творческий аспект.

IV. Возможное задание на дом: выписать, сгруппировав по значениям или видам подчинительной связи, словосочетания из стихотворения Пушкина «Узник».

Предложение как синтаксическая единица

I. Урок целесообразно начать с проверки домашнего задания в форме записей на доске: 1-й ученик выписывает примеры с согласованием, 2-й – примеры с беспредложным управлением, 3-й – примеры с предложным управлением, 4-й – примеры с примыканием (или же можно поменять задание и предложить выписать словосочетания по значениям).

С классом в это время можно записать предложение:

Как ярко полная луна
Посеребрила эту крышу.

(А.Фет)

(Найти примеры словосочетаний со всеми возможными значениями и, выделив словосочетания, определить их значения.)

II. Для закрепления пройденного предложим читаемые учителем пары слов переделать в словосочетания с согласованием и управлением, имеющие значение «предмет и его признак» (два ученика выполняют работу на доске, остальные – в тетрадях):

игрушка – пластмасса; стол – работа; пакет – бумага; чулки – шерсть; обувь – дети; задание – дом; волки – выть.

III. Изучение новой темы начинаем с записи материала для наблюдения (два ученика по очереди выходят к доске). Поскольку работа не на оценку, то обычно детям она нравится. Это очень полезно в психологическом отношении, т.к. создает нужный динамический стереотип, и ответ, связанный с работой у доски, не вызывает негативных эмоций. Каждый, записав по одному примеру, отвечает на вопросы: а) о чем идет речь в предложении, какими словами это обозначено? б) что об этом предмете сообщается? – и выполняет задание: подчеркивает слова, обозначающие предмет речи и сообщение о нем.

1. Зеленая ива повисла шатром. (А. Фет)
2. Березы севера мне милы. (А. Фет)

К каждой конструкции составляется схема, указывается значение частей речи и соотнесенность высказывания с временем. Получаем следующие формулы: 1) предмет и действие, которое он производил в прошедшем времени; 2) предмет и его признак, проявляющийся в настоящем времени.

Теперь надо выяснить, что отличает эти конструкции от словосочетаний.

В отличие от словосочетаний, эти конструкции не называют предмет или явление, а о чем-то сообщают. Следовательно, главное отличие предложения от словосочетания заключается в функции: словосочетание, как и слово, называет, а предложение – сообщает.

III. Продолжим запись материала для наблюдения:

1. Чудесный день.
2. Мороз и солнце. День чудесный…. (А.Пушкин)

Вопросы.

1. Какова разница в значении прилагательного чудесный в этих конструкциях? (В первом случае прилагательное обозначает просто признак предмета, а во втором – то, что сообщается о нем.)

2. Есть ли самостоятельная цель высказывания у конструкции чудесный день? Что она собой представляет? (Это – словосочетание, и цели высказывания у него нет, так как оно просто называет предмет.)

3. Чем интонация конструкции день чудесный отличается от интонации конструкции чудесный день? (Здесь появляется движение тона: повышение голоса в конце, то есть, кроме грамматической оформленности, данная конструкция имеет еще и интонационную оформленность.)

4. Есть ли интонационная и смысловая завершенность у слов мороз и солнце? Есть ли у них цель высказывания? Что представляет собой конструкция под номером 2?

После ответов на эти вопросы попросим детей дать определение предложения. Естественно, что произойдет это в несколько этапов, с нескольких попыток, но в результате с помощью учителя все равно возникнет определение, близкое к следующему:

Предложение – это синтаксическая конструкция, представляющая собой слово или грамматически оформленную группу слов, имеющая смысловую и интонационную завершенность и служащая для сообщения (передачи информации), то есть обладающая коммуникативной функцией.

IV. Для изучения типов предложения по цели высказывания можно продиктовать фрагмент стихотворения Пушкина «Что в имени тебе моем?» или раздать его напечатанным на карточках.

Задания и вопросы.

1. Найдите все предложения в этом фрагменте.
2. Определите их цель высказывания.
3. Сформулируйте определения типов предложений по цели высказывания.

Здесь надо привлечь особое внимание детей к побудительным предложениям.

Домашнее задание. Найдите в художественных текстах примеры предложений разных типов по цели высказывания. Много материала для выполнения этого задания в баснях Крылова.

озеро, убитое пустыней

Альтернативные описания

• известное море-озеро

• море, которое и трезвому по колено

• обмелевшее море

• не то море, не то озеро

• море, «съеденное» хлопком

• высыхающее море

• «засыхающее» море

• усыхающие море

• море-озеро

• «чахлое» море в Азии

• высохший сосед Каспия

• какое море получается из Амударьи и Сырдарьи?

• исчезающее море

• усохшее море

• умирающее море

• заповедник …-Пайгамбар

• море-озеро в Казахстане

• озера в Казахстане

• высыхающее море Азии

• море Казахстана

• куда впадает Амударья?

• море, испитое хлопком

• полумертвое море

• море в Каракалпакии

• море, высохшее до озера

• чахлое море

• море — головная боль экологов

• узбекское море

• усыхающее море

• усыхающее озеро

• море, «выпитое» хлопком

• море в засушенном виде

• море

• сырдарья

• куда впадала Сырдарья?

• озеро в Казахстане

• море, которое на самом деле озеро

• казахстанское море, терпящее бедствие

• море, «идущее ко дну»

• казахское море в засушенном виде

• море Казахстана (разг.)

• высыхающее море Казахстана

• пересыхающее море Казахстана

• море, теряющее воду

• море «на мели»

• сохнет по Сырдарье

• погибающее море

• в него впадает Сырдарья

• море, теряющее берега

• какое море чахнет день ото дня?

• соленое озеро-море

• море на грани гибели

• бедовое море-озеро

• азиатское море-озеро

• море-озеро в Азии

• гибнувшее море

• «выжатое» арыками море

• море, которое усыхает

• море-бедолага

• «истощенное» море

• «исхудавшее» море

• быстро мелеющее море

• море, усохшее до озера

• дитя двух дарий

• море, которое «съела» мель

• жаждущее море

• соленое озеро в Узбекистане

• загубленное море в Азии

• перевернутая Лара

• Озеро-море в Казахстане и Узбекистане

• Бессточное солёное озеро в Казахстане и Узбекистане

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *