Умилительный, необыкновенный, пронзительный и строгий ПЛАЧЬ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ, читаемый обычно после выноса Плащаницы.
Канон даем в переводе. Церковнославянский текст есть .

Канон на

ПЛАЧ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

(поется в Великий Пяток на повечерии)

Песнь 1

Когда увидела Дева Чистая Сына Своего и Господа повешенным на Кресте, терзаясь, взывала горько с другими женами, и со стоном возглашала:

«Вижу Тебя ныне, дорогое Мое Чадо и любимое, на Кресте висящим, и уязвляюсь горько сердцем; но дай слово Рабе Твоей!»

«Добровольно, Сын Мой и Творец, терпишь Ты на Древе лютую смерть», – Дева восклицала, предстоя у Креста с возлюбленным учеником.

«Ныне Моей надежды, радости и веселья – Сына Моего и Господа – я лишилась; увы Мне! Скорблю сердцем», – Чистая с плачем возглашала.

Песнь 3

«Из страха пред Иудеями Петр скрылся, и бежали все верные, оставив Христа», – Дева с рыданиями возглашала.

«В повергающем в трепет и необычайном рождестве Твоем, Сын Мой, более всех матерей Я возвеличилась. Но, увы Мне! Ныне видя Тебя на Древе, разгораюсь внутренне».

«Стремлюсь, Сердце Мое, с Древа Тебя принять на руки, которыми Младенцем Тебя держала. Но, увы Мне, – вещала Чистая, – никто Мне Тебя не дает».

«Вот, Свет Мой сладкий, Надежда и Жизнь Моя Благая, Бог Мой, угас на Кресте; разгораюсь внутренне!» – Дева, со стоном восклицала.

Песнь 4

«Солнце не заходящее, Боже Предвечный и Создатель всех творений, Господи! Как Ты терпишь страдание на Кресте?» – Чистая с плачем возглашала.

С плачем обращалась брака не познавшая Дева к почтенному советнику Иосифу: «Поспеши, Иосиф, к Пилату приступить, и попроси снять с Древа Учителя Твоего».

Увидев Пречистую, горько слезы льющую, Иосиф смутился и в слезах приступил к Пилату: «Дай мне, – восклицая с плачем, – Тело Бога моего!»

«Уязвленным Тебя видя, и бесславным, нагим на Древе, Чадо Мое, внутренне разгораюсь, рыдая как Матерь», – Дева вещала.

Песнь 5

Приняв Его с плачем, не знавшая мужа Матерь, к Себе положила на колени, моля Его со слезами и лобызая, и горько рыдая, и восклицая:

«Единую Надежду и Жизнь, Владыка, Сын Мой и Боже, свет в очах Моих имела Я, Раба Твоя; ныне же лишена Тебя, сладкое Мое Чадо и любимое!»

«Муки, и скорби, и воздыхания постигли Меня, увы Мне, – Чистая, горько рыдая, возглашала, – когда вижу Тебя, Чадо Мое возлюбленное, нагим, и одиноким, и ароматами помазанным мертвецом!»

Песнь 6

«Мертвым Тебя видя, Человеколюбец, оживившего мертвых и держащего все, уязвляюсь тяжко сердцем. Хотела бы с Тобою умереть, – Пречистая возглашала, – ведь Я не в силах созерцать Тебя бездыханным, мертвым!»

«Удивляюсь, созерцая Тебя, Преблагой Боже и Всемилосердный Господи, без славы, и без дыхания, и без образа; и плачу, держа Тебя, ибо не думала – увы Мне – таким Тебя узреть, Сын Мой и Боже!»

«Не произнесешь ли слова Рабе Твоей, Слово Божие? Не сжалишься ли, Владыка, над Тебя Родившей?» – возглашала Чистая, с рыданиями и плачем лобызая Тело Господа Своего.

«Помышляю, Владыка, что не услышу больше сладкого Твоего гласа, и красоты лица Твоего Я, Раба Твоя, как прежде не узрю: ибо зашел Ты, Сын Мой, сокрывшись от очей Моих».

Икос:

Агница Мария, видя Агнца Своего, на заклание влекомого, терзаясь, следовала за Ним с другими женщинами, так взывая: «Куда Ты идешь, Дитя? Чего ради путь скорый совершаешь? Не снова ли другой брак в Кане, и Ты ныне туда спешишь, чтобы из воды вино им сотворить? Пойти ли Мне с Тобой, Дитя, или лучше подождать Тебя? Скажи Мне слово, Слово Божие! Не пройди молча мимо Меня Ты, сохранивший Меня чистой, ибо Ты – Сын и Бог Мой!»

Песнь 7

«Где, Сын Мой и Боже, благовестие давнее, которое возвещал Мне Гавриил? Царем и Сыном Бога Всевышнего он нарекал Тебя; ныне же вижу Тебя, Свет Мой сладкий, нагим и покрытым ранами мертвецом».

«Избавляя от муки, ныне возьми Меня с Собою, Сын Мой и Боже, да сойду и Я, Владыка, с Тобой во ад; не оставь Меня одну, ибо уже жить не могу, не видя Тебя, сладкого Моего Света.»

С другими женами мироносицами Непорочная Дева с рыданием горьким, взирая, как несут ко гробу тело Христа, восклицала: «Увы Мне, что вижу! Куда Ты идешь ныне, Сын Мой, а Меня одну оставляешь?»

Изнемогая и рыдая, Непорочная мироносицам возглашала: «Рыдайте со Мною вместе и плачьте горько: ибо вот, Свет Мой сладкий и Учитель ваш гробу предается!»

Песнь 8

Деву рыдающей увидев, Иосиф растерзал себя весь и взывал горько: «Как Тебя, о Боже мой, ныне погребу, я раб Твой? Какими плащаницами обовью Тело Твое?»

Превзошел пределы ума необычайный облик Тебя, все творение носящего Господа; потому что Тебя как мертвого Иосиф на своих руках вместе с Никодимом носит и погребает.

«Необычайную вижу и преславную тайну. – Дева возглашала Сыну и Господу, – Как в ничтожном гробе полагают Тебя, повелением Своим воздвигающего мертвых из гробов?»

«Ни от гроба Твоего не отойду, Чадо Мое, ни прекращу проливать слезы, Раба Твоя, доколе и Я не сойду во ад: ибо не могу терпеть разлуки с Тобою, Сын Мой!»

Песнь 9

«Радость ко Мне никогда не приблизится отныне, – рыдая, восклицала Непорочная, – Свет Мой и Радость Моя во гроб зашла; но не оставлю Его одного, здесь же умру и погребена буду с Ним!»

«Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, – со слезами Пречистая взывала, – воскресни́ и утоли Мою муку и печаль, ибо Ты можешь все, Владыка, и творишь, что хочешь, хотя и был погребен добровольно!».

«О, как утаилась от Тебя бездна милосердия! – Матери втайне изрек Господь, – ведь Я благоволил умереть, Мое творение спасти желая; но и воскресну, и Тебя возвеличу, как Бог неба и земли!»

«Воспеваю милосердие Твое, Человеколюбец, и поклоняюсь богатству милости Твоей, Владыка: ибо желая спасти Твое создание, Ты принял смерть, – возгласила Пречистая, – но Воскресением Твоим, Спаситель, помилуй всех нас!»

ПЛАЧ БОГОРОДИЦЫ

Стояше днесь при Кресте, Пречистая Дево,
Умиленный плач сподвизаше, сладчайший глас испущаше.
О свете пресветлый, Заря присносущная,
Где твоя зайде красота, светолучная невечерняя,
Добровидный сыне мой, сладчайшая доброта,
Где твой вожделенный лица, зрак, краснейший свете мой.
О Божия мудросте, церковная сладосте,
Что се вижу зде, преславное видение ужасное.
О свете великий, сладчайший Иисусе,
Где твоя доброта сокрыся, возлюбленный сыне мой.
Увы мне свете мой, дражайшая доброта,
Како тя узрю Христе царю, на Кресте Тя распинаема.
О сожитие пресветлое, скрый ныне лучи своя,
Виде своего Создателя, неправедно зде ныне страждуща.
О Иосифе преблаженне, сними тело Иисусово,
Положи Е в гробе нове, изсечене из камене.
Где твой зрак пресладкий, сладчайшая доброта,
Како погребу Тя Сыне мой, безсмертнаго и предвечнаго.
Не рыдай мене Моя Мати, восстану бо из гроба,
Тебе вознесу со славою, превыше всех горних и земных.
Воскресни Боже Сыне мой, тридневно от гроба,
Взыди к Отцу на небеса, судя и концем всей земли.
Тогда Тебе всяка тварь, небесных и земных,
Поклонится и прославит, Царя веком и Зиждителя.

Икона Плач При Кресте — описание
Источник: Сайт «Чудотворные иконы Пресвятой Богородицы», автор — Валерий Мельников
Эту икону иногда называют «Симеоново проречение» (так же, как и икону «Умягчение злых сердец») – от слов Симеона Богоприимца, когда он, предрекая судьбу Иисуса Христа, обратился к Богородице со словами: «… и Тебе Самой оружие пройдет душу» (Лк. 2, 35). Это оружие (меч) часто изображается на иконе направленным в сердце Пресвятой Богородицы. Кроме креста на иконе подробно изображены все прочие орудия страстей и предметы, так или иначе связанные с последними днями Христа: рука, ударившая Спасителя по ланите, плеть, гвозди, игральные кости, которыми бросали жребий стражники, делившие одежды Распятого. Изображённый на иконе столп перешёл в христианскую иконографию из греко-римской мифологии, где он указывал на небожительство изображенного на нём (на вершине столба часто изображался Юпитер). Столп в христианстве стал религиозным символом духовной силы и твёрдости. На иконе «Плач при кресте» на столпе изображён петух из евангельского повествования о троекратном отречении апостола Петра до

Канон о распятии Господа и «На плач Пресвятой Богородицы»

Ирмос: Яко по суху пешешествовав Израиль по бездне стопами, гонителя фараона видя потопляема. Богу победную песнь поим, вопияше.

Запев: Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Обешена яко виде на Кресте, Сына и Господа, Девая Чистая, терзающися, вопияше горце, со другими женами, стенящи, глаголаше.

Вижу Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на Кресте висяща, и уязвляюся горце сердцем, рече Чистая: но даждь слово, Благий, Рабе Твоей.

Слава: Волею, Сыне Мой и Творче, терпиши на древе лютую смерть, Дева глаголаше, предстоящи у Креста со возлюбленным учеником.

И ныне: Ныне Моего чаяния, радости и веселия, Сына Моего и Господа лишена бых: увы Мне, болезную сердцем, Чистая, плачущи, глаголаше.

Ирмос: Несть свят якоже Ты, Господи Боже мой, вознесый рог верных Твоих, Блаже, и утвердивый нас на камени исповедания Твоего.

Страха ради иудейска Петр скрыся, и вси отбегоша вернии, оставльше Христа, Дева, рыдающи, глаголаше.

О страшном Твоем рождестве и странном, Сыне Мой, паче всех матерей возвеличена бых Аз: но увы Мне, ныне Тя видящи на древе, распалаюся утробою.

Слава: Вижу утробу Мою на руках, в нихже Младенца держах, с древа прияти, вещаше Чистая: но никтоже, увы Мне, Сего даде.

И ныне: Се Свет Мой, сладкий, Надежда и Живот Мой Благий, Бог Мой угасе на Кресте, распалаюся утробою, Дева, стенющи, глаголаше.

Ирмос: Христос моя сила, Бог и Господь, честная Церковь боголепно поет взывающи, от смысла чиста о Господе празднующи.

Солнце не заходяй, Боже Превечный и Творче всех тварей Господи, како терпиши страсть на Кресте? Чистая, плачущи, глаголаше.

Плачущи, глаголаше Браконеискусная ко благообразному: потщися, Иосифе, к Пилату приступити и испроси сняти со древа Учителя Твоего.

Слава: Видев Пречистую горце слезящу, Иосиф смутися и, плачася, приступи к Пилату: даждь ми, вопия с плачем, Тело Бога моего.

И ныне: Уязвена Тя видящи, и без славы, нага на древе, Чадо Мое, утробою распалаюся, рыдающи яко Мати, Дева провещаваше.

Ирмос: Божиим светом Твоим, Блаже, утренюющих Ти души любовию озари, молюся, Тя ведети, Слове Божий, Истиннаго Бога, от мрака греховнаго взывающа.

Растерзаяся и рыдая, и дивяся вкупе с Никодимом, снят Иосиф, и уцеловав Пречистое Тело, рыдаше и стеняше, и поя Его яко Бога.

Приимши Его с плачем Мати неискусомужная, положи на колену, молящи Его со слезами и облобызающи, горце же рыдающи и восклицающи.

Слава: Едину Надежду и Живот, Владыко, Сыне Мой и Боже, во очию свет Раба Твоя имех, ныне же лишена бых Тебе, сладкое Мое Чадо и любимое.

И ныне: Болезни и скорби, и воздыхания обретоша Мя, увы Мне, Чистая, горце рыдающи, глаголаше, видящи Тя, Чадо Мое возлюбленное, нага и уединена, и вонями помазана мертвеца.

Ирмос: Житейское море, воздвизаемое зря напастей бурею, к тихому пристанищу Твоему притек, вопию Ти: возведи от тли живот мой, Многомилостиве.

Мертва Тя зрю, Человеколюбче, оживившаго мертвыя, и содержаща вся, уязвляюся люто утробою. Хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше: не терплю бо без дыхания мертва Тя видети.

Дивлюся, зрящи Тя, Преблагий Боже и Прещедрый Господи, без славы, и без дыхания, и безобразна: и плачуся, держащи Тя, яко не надеяхся, увы Мне, видети Тя, Сыне Мой и Боже.

Слава: Не изглаголеши ли Рабе Твоей слова, Слове Божий? Не ущедриши ли, Владыко, Тебе Рождшую? Глаголаше Чистая, рыдающи и плачущи, облобызающи Тело Господа Своего.

И ныне: Помышляю, Владыко, яко ктому сладкаго Твоего не услышу гласа, ни доброты Лица Твоего узрю, якоже прежде Раба Твоя: ибо зашел еси, Сыне Мой, от очию Моею.

Кондак, глас 8:

Нас ради Распятаго, приидите, вси воспоим, Того бо виде Мариа на древе и глаголаше: аще и распятие терпиши, Ты еси Сын и Бог Мой.

Икос: Своего Агнца Агница зрящи к заколению влекома, последоваше Мариа простертыми власы со инеми женами, сия вопиющи: камо идеши, Чадо? Чесо ради скорое течение совершаеши? Еда другий брак паки есть в Кане, и тамо ныне тщишися, да от воды им вино сотвориши? Иду ли с Тобою, Чадо, или паче пожду Тебе? Даждь Ми слово, Слове, не молча мимо иди Мене, Чисту соблюдый Мя: Ты бо еси Сын и Бог Мой.

Ирмос: Росодательну убо пещь содела Ангел преподобным отроком, халдеи же опаляющее веление Божие, мучителя увеща вопити: благословен еси, Боже отец наших.

Где, Сыне Мой и Боже, благовещение древнее, еже Ми Гавриил глаголаше? Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше: ныне же вижу Тя, Свете Мой сладкий, нага и уязвлена мертвеца.

Избавляяй болезни, ныне приими Мя с Собою, Сыне Мой и Боже, да сниду, Владыко, во ад с Тобою и Аз: не остави Мене едину, уже бо жити не терплю, не видящи Тебе сладкаго Моего Света.

Слава: С другими женами мироносицами, рыдающи Непорочная горце, износима видящи Христа, глаголаше: увы Мне, что вижу! Камо идеши ныне, Сыне Мой, а Мене едину оставляеши?

И ныне: Изнемогающи и рыдающи Непорочная, мироносицам глаголаше: срыдайте Ми и сплачитеся горце: се бо Свет Мой сладкий и Учитель ваш гробу предается.

Ирмос: Из пламене преподобным росу источил еси и праведнаго жертву водою попалил еси: вся бо твориши, Христе, токмо еже хотети. Тя превозносим во вся веки.

Деву рыдающу Иосиф видев, растерзашеся весь и вопияше горько: како Тя, о Боже мой, ныне погребу раб Твой? Какими плащаницами обвию Тело Твое?

Паче ума превзыде странное Твое видение, носящаго тварь всю Господа: сего ради Иосиф яко мертва Тя на руку своею и с Никодимом носит и погребает.

Слава: Странную вижу и преславную тайну, Дева вопияше Сыну и Господу: како в худом гробе полагаешися, мертвыя повелением возставляяй во гробех?

И ныне: Ни от гроба Твоего востану, Чадо Мое, ни слезы точащи престану Раба Твоя, дондеже и Аз сниду во ад: не могу бо терпети разлучения Твоего, Сыне Мой.

Ирмос: Бога человеком не возможно видети, на Негоже не смеют чини Ангельстии взирати: Тобою бо, Всечистая, явися человеком Слово воплощенно: Егоже величающе, с небесными вои Тя ублажаем.

Радость Мне николиже отселе прикоснется, рыдающи, глаголаше Непорочная: Свет Мой и Радость Моя во гроб зайде: но не оставлю Его единаго, зде же умру и спогребуся Ему.

Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, Пречистая вопияше слезящи: воскресни и утоли Мою болезнь и печаль, можеши бо, Владыко, елико хощеши и твориши, аще и погреблся еси волею.

Слава: О како утаилася Тебе есть бездна щедрот, Матери в тайне изрече Господь? Тварь бо Мою хотя спасти, изволих умрети, но и воскресну и Тебе возвеличу, яко Бог небесе и земли.

И ныне: Воспою милосердие Твое, Человеколюбче, и покланяюся богатству милости Твоея, Владыко: создание бо Твое хотя спасти, смерть подъял еси, рече Пречистая: но Воскресением Твоим, Спасе, помилуй всех нас.

Таже за Достойно: ирмос: Бога человеком не возможно видети:

Версия для печати

Реквием(дедис тирили)
Сизмрат внахе тетри геди
Нетав деда рао
Сантлеби да мгалоблеби
Нетав деда рао
Деди, деди тетри геди
Сулме метав рао
Мтавс микнебда да мхерода
Нетав деда рао
Тетри геди махро дао
Вах шен дедасао
Шен симхерит момиквдеби
Вах шен дедасао
Титон чеми тетри каба
Дахелсебда рао
Мтавс микнебда да мхерода
Нетав деди
Нетав деди рао
Тетри каба цхалс михконда
Вах шен дедасао
Швило шавебс гатхлдеби
Вах шен дедасао
Мицасавит шахмода
Нетав деда рао
Швило, мама шени ари
Вах шен дедасао
Маграм мцарет ром хквиа
Нетав деда рао
Ес алгетис леквебиа
Вах ма дедасао
Витом хвавилби цвимда
Нетав деда рао
Сакартвело атирдеба
Сакартвело атирдеба
Вах шенс дедасао
оооооооооооооооооо
Реквием (Плач матери)
Мне приснился белый лебедь
Что все это значит
Свечи и церковный хор
Что все это значит
Детка, детка белый лебедь
Душу мне тревожит
Он взлетает в небо песней
Помоги нам Боже
Белый лебедь в вышине
Бедный мой сыночек
Ты погибнешь в этом сне
Бедный мой сыночек
Платье белое как саван
Что все это значит
Он взлетает в небо песней
Что все это значит
В белом платье по воде
Вай, ты мой сыночек
Черный день в моей судьбе
Вай, ты мой сыночек
Как песком тебя засыплет
Что все это значит
Твой отец гордился б сыном
Что все это значит
То что горьким называют
Вай ты мой сыночек
Это все щенки Алгети
Вай ты мой сыночек
Словно дождь полил цветами
Что все это значит
Наша Грузия заплачет,
Наша грузия заплачет
Вай, ты мой сыночек…

ДОБАВИТЬ ТЕКСТ В ЛИЧНЫЙ СПИСОК[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *