Луцилия приветствует Сенека!

Фортуна может горько навредить,

Ты сам себе не повредишь вовеки

Вот главное, что можно подтвердить.

Пусть лучше будет плохо, чем полегче.

(Под "плохо" здесь считаю, как народ,

Заботы, что навалены на плечи,

Когда их много, молвят: "полон рот".)

Завидуют, кому легко живется…

Но, в легкости изнежится душа.

Я рад тому, в ком твердый дух найдется:

Он смеет жить, взволнованно дыша!

Лежащий в ароматах благовоний

Бездельник многим издали знаком.

Он труп, уже при жизни, своей волей,

Подобен тем, что волокут крюком.

Лежишь один — с ума сойдешь со скуки,

Возникнут без причины грусть и смех.

Досуг без упражнения в науках

Как погребенье заживо для всех.

Нам от тревог нельзя уединиться,

К ним поводы — дежурят за стеной.

От зла нигде "ни спрятаться, ни скрыться",

Оно шумит раскатистой волной.

Вне нас и в нас самих… Одно спасенье

Надежность философии стены,

За ней душа живет без опасенья:

Фортуне не хватает рук длины.

Стремись держаться от судьбы подальше:

Познай природу, и познай себя.

Способен избежать желаний фальши

Твой разум, сущность блага возлюбя.

Смеется, кто спокойно дни проводит,

Твердя: Что философия дает?

Но, в час, когда домой беда заходит,

Их позднее признанье настает…

Когда палач протягивает руку,

Не помогают громкие слова…

Вот боль! (что объявлял ты вслух "не мукой"…)

Вот смерть! (что ты "не страшной" называл…)

Где мужество, и где отвага в сердце?

Ты упражнял не душу, а язык…

Язык же онемел при виде смерти,

Он мягок — к болтовне давно привык.

Зенон прибегнул к умозаключенью:

"Во зле нет славы, в смерти — может быть

Так смерть — не зло." От этого леченья

Способен ли о страхе кто забыть?!

Нет.

Письма о жизни и смерти

Не угодно ль говорить серьезней,

И не смешить идущего на смерть?!

Здесь празднословье будет слишком поздним…

И, кто столь глуп, чтоб так сказать посметь?

И сам Зенон дает софизм отличный:

"Что безразлично — славным не бывать,

Есть в смерти слава — смерть не безразлична."

Но это все — слова, одни слова…

Не бедность хвалят, но ее поправших,

Не ссылку хвалят — тех, в ком дух сильней,

Не в болях слава — в их не признававших,

Не в смерти слава — в стойких перед ней.

Хвала Катону!- Что сказать про Брута?

Ведь смерть его постыднее, чем жизнь…

Поклялся жизнью: Лягу! (Это круто…

Когда палач велел ему: Ложись!)

Чуть не добавив: Как Антоний молвит…

Преданью…жизни, чуть не заслужив…

Все наши смерти в будущем напомнят

Потомкам: кто был мужествен, кто лжив.

Толпа глупа, как маленькие дети:

Богатства, власть, страданья, ссылки, смерть

Добро иль зло? Злонравье-Добродетель

Вот Выбор! С ним бы справиться суметь…

Все остальное — сутью безразлично,

Добру и злу лишь форму придает.

Что добродетель делает отличным,

Ужасно, в ком злонравие поет.

Хоть смерть не зло, обличье зла имеет:

Любовь к себе, желание пожить,

Потеря благ, страх перед мраком тлеют…

При жизни эти мысли — как ножи.

Смерть презирать… не принято, хоть должно,

А, в суеверьях — многое смешно:

"Огромный пес, что охраняет Орк…" — нам

Наверное увидеть не дано.

Пойти на смерть во благо — подвиг главный,

Так стаю прикрывает старый волк.

Кто будет мешкать, не познает славы.

Знай: добродетель — воля, а не долг.

Хитросплетенья дряхлых ухищрений

Не могут посылать людей на смерть.

Запутать разум могут, но, на время.

Здесь нужно проще действовать суметь.

"Ничем не ободряю вас сегодня,

Позавтракаем."- Молвил Леонид…

"А ужинать мы будем в преисподней!"

И все сумели верность сохранить…

Цедиций знал, как с воином общаться,

Сказал: "Дойдите! Вот — на день харчей.

Назад не жду, не нужно возвращаться…"

Величие не терпит мелочей.

Для легионов встреча с лютым змеем

Была страшней врагов и ратных дел.

Свалив скалу, хребет сломать сумели,

Истратив зря запасы пик и стрел.

Больших чудовищ бьют большим снарядом,

То, что сказал ты, соглашусь — остро,

Но смерть не остановишь острым взлядом.

Льва хочешь встретить шилом?

Будь здоров.

— ——————

Биография

Училась в Ленинградском институте театра, музыки и кино, была активной деятельницей в кругах неформального искусства. В 1964 ее впервые осудили на год принудительного труда.

Родилась в семье военного инженера, который после войны служил в Восточном Берлине, где Вознесенская жила с 1945 по 1950. Училась в Ленинградском институте театра, музыки и кино, была активной деятельницей в кругах неформального искусства. В 1964 ее впервые осудили на год принудительного труда.

С 1966 начала печататься, первые стихи сначала в периодике, потом в самиздате. В 1973 приняла крещение. Участвовала в организации акции 14 декабря 1975 г. на пл. Декабристов (Сенатской), в ряде демонстраций и голодовке протеста художников-нонконформистов.

Проводила литературные вечера в своей комнате в коммунальной квартире. В июне 1976 года участвовала в подготовке первого номера журнала «Часы» (стр.

Луций Анней Сенека — Письма о жизни и смерти

303). Стихи публиковала в журналах «Часы», «37» (стр. 297), «Мария», в «тамиздатских» журналах «Грани», «Третья волна», «Вестник РХД», «Посев» (в т.ч. и статьи). В том же году была осуждена на пять лет ссылки за «антисоветскую пропаганду». Бежала из ссылки в Ленинград, на суд по делу Рыбакова, что привело к двум годам лагерного заключения до июня 1979.

На Западе ее стихотворения впервые были опубликованы в 1978 в журнале «Грани». В 1979 г. участвовала в издании первого в СССР феминистского альманаха «Женщина и Россия», в подготовке журнала «Мария».

В 1980 эмигрировала из СССР вместе с двумя сыновьями. До 1984 она жила во Франкфурте-на-Майне, потом поселилась в Мюнхене, где работала на радиостанции «Свобода». В 1996—1999 жила в Леснинской женской обители Пресвятой Богородицы во Франции (РПЦЗ, Провемон, Нормандия). Там по благословению игуменьи Афанасии написала повесть-притчу «Мои посмертные приключения». С 2002 живёт в Берлине. Поздние произведения Вознесенской часто называют «христианским (или православным) фэнтези».

Премии

звание «Лучшего автора года» на конкурсе «Православная книга России» (2003)

лауреат ежегодного конкурса произведений для детей и юношества «Алые Паруса» в номинации «Проза» за книгу «Путь Кассандры»

Письма о жизни смерти

Анней Сенека Луций — Письма о жизни и смерти (2011)

Прощание перед смертью

Я знаю, только лишь одно прощенья мне не будет
Его я не заслуживаю просто
Тебе я причинила боль, готова я страдать за это
Не нужно только утешать меня малыш, просто это не к чему

Мне жизнь моя со всем уж не мила, поверь
Я просто лишь хочу с твоим прощеньем в ад уйти
 Поверь, я не могу так больше жить
Я не могу смотреть, как ты страдаешь

Ты не достоин этого малыш 
Я ПРОСТО НЕ ДОСТОЙНА ТЕБЯ, ТВОЕЙ ЛЮБВИ
И я уйду отсюда навсегда, и если даже ты не простишь меня
Гореть в аду мне суждено, я с этой горечью в душе
Просто не смогу быть рядом с тобой

Ведь я причинила боль тебе и не маленькую ты пойми
В душе моей темно, просвета в ней не видно
И никогда просвета в ней не будет
Прости меня ЛЮБИМЫЙ, я не хотя обидела тебя
Прощенья нету мне, и никогда не будет

Тебя я понимаю и не сужу, ты мне поверь
И даже там я буду твоим ангелом, который будет тебя охранять
Я просто не позволю никому, чтоб смог кто-нибудь тебя обидеть
Ты будешь, счастлив, ты поверь, для этого я сделаю всё на свете

Другую ты полюбишь, которая будет достойна тебя, уж это мне поверь
Я не позволю даже ей тебя обидеть,
И если вдруг замечу, что вдруг она тебе стала врать
То я подам знак от туда, и тебе решать быть с ней или не быть

За тебя я не смогу ведь этого решить
Я просто не хочу мешать тебе и ей
На это я не имею просто права никого
Тебя о многом я не попрошу, лишь об одном

Дай спокойно мне дожить все эти дни
Но если ты считаешь, что и этого я не достойна
То ты поверь, винить тебя не стану я
Ведь я достойного и хуже, ты просто слишком добрый человек
Что подло не поступаешь ты со мною

Тебя малыш ЛЮБИЛА И ЛЮБЛЮ И БУДУ Я ВСЕГДА ТЕБЯ ЛЮБИТЬ
И даже там частичкою тебя я стану
Желаю я тебе не мало, а прежде всего
Быть счастливым, чтоб никто и никогда не обманывал тебя

Ты будешь, счастлив я этого добьюсь
Хотя бы от туда я дам тебе то счастья, которое не смогла дать на земле
Уж это я тебе гарантирую малыш.
Я буду рядышком с тобою всегда, буду твоим ангелом хранителем навсегда

И ты поверь, что у тебя будет всё в порядке, иначе мне в аду гореть
Если я свои слова не сдержу, если они будут пущены на ветер
Но этого не будет, потому что я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ МАЛЫШ
И с тобою будет всё в порядке.

             14.01.2002 год.

© Copyright: Alleks, 2002
Свидетельство о публикации №102041900059

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Alleks

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Alleks

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *