Краткое содержание Повесть о Петре и Февронии Муромских

Повесть о Петре и Февронии Муромских начинается с того, что автор рассказывает, о каком городе пойдет речь. Повествование начиналось в городе Муроме. Княжил там Павел. У него была жена. К жене князя повадился приходить змей искуситель. Только он приходил не в своем обличии, а в обличии князя Павла. Жена князя не молчала и все рассказала Павлу. Тогда князь стал думать, как можно убить змея. Своей жене он наказал, чтобы она во время утех со змеем спросила его, отчего ему суждено умереть. Жена князя так и поступила.

Оказалось, что умереть змею-искусителю суждено от руки Петра и от Агрикова меча. Тогда всю историю, которая творилась с княжевой женой, Павел рассказал брату, которого звали Петр. В свою очередь Петр понял, что ему нужно найти меч. И тогда он отправился на его поиски. Найдя меч, он все-таки убил змея-искусителя. Во время того, как он разрубал змея, на Петра полилась его кровь, и он покрылся весь язвами.

Тогда Петр стал искать врачей, которые смогли бы его вылечить. Но в Муроме таких не оказалось. Тогда он поехал в село Ласково. Там слуга набрел на дом, где сидела девушка, которую звали Феврония. После разговора девушки и слуги, последний все передал Петру. Феврония пообещала вылечить Петра, если он возьмет ее в жены. Но он не хотел брать в жены дочку древолаза. Однако, Петр был поражен мудростью Февронии. Сделав все, что она сказала, он и правда вылечился от недуга, но из-за того, что не стал брать дочь древолаза в жены, язвы на его теле появились вновь.

Во второй раз поехал к Февронии Петр, чтобы она вылечила его. Тогда он действительно взял ее в жены. После смерти брата, Петр стал править княжеством вместе с Февронией. И как ни просили люди, Петр никогда не отказался от своей жены.

В конце повести автор рассказывает о том, что Петр и Феврония умерли в один день. Похоронили их в гробах, высеченных из камня, которые были соединены тонкой полоской.

Подробный пересказ

В произведении описана романтическая история любви супругов, впоследствии ставшие для народа святыми.

Благоверный Петр был вторым сыном Муромского Юрия Владимировича. Перед своим вступлением на правительство он тяжело заболел. У него по телу пошли язвы, и он сильно недомогал. Хворь на него наслала нечистая сила в образе змея, который являлся к супруге его брата и совершал с ней греховные действия. Когда же она объяснилась с Павлом, то тот попросил ее узнать, как он погибнет. И змий сказал, что его гибель будет от меча, который будет держать Петр.

Старший брат, видя страдания Павла, нашел Агриков меч и уничтожил злодея, однако тот отомстил ему, наведя на него колдовство, обрызгав своей кровью. И вот, Петр, обессиленный от своих болячек, готов был умереть, однако его родные и слуги не сдавались, и искали лекарей. Один раз, когда он спал, ему пришло явление, в котором говорилось, что недалеко от Рязани живет благочестивая дева, которая сможет его исцелить. Тогда он отправил туда своих слуг, чтобы они нашли эту крестьянку. Приближенный князя долго бродил в рязанских землях и. наконец, он прибыл в Ласково, где и обнаружил дом пчеловода. Зайдя туда, он увидел девушку, которая ткала. Из разговора с ней молодой человек понял, что она очень умна и обладает волшебной силой. Он рассказа о беде, которая произошла с его господином, и Феврония посоветовала его привезти к себе, чтобы послушать, чистосердечные слова государя. Услышав такие новости, Петр сразу же отправился в дорогу. Прибыв на место, он отправил в жилище прислугу, и пообещал сочетаться с ней законным браком, если она вылечит его. Девушка дала снадобье, которым он должен был намазаться, однако одно место необходимо оставить чистым.

Князь так и сделал, но, чтобы проверить, насколько чисты ее помыслы, он поручает ей выполнить интересное задание. Но, девушка, благодаря своему уму также приказывает сделать одно невозможное дело. Видя, насколько она мудра, и удивляясь своему скорому выздоровлению, князь отправляет ей подарки, но слово свое не держит.

 Вернулся Петр в свой город счастливый, что излечился так быстро. Но, не исполнив своего обещания, он вновь начинает хворать. Со стыдом вернулся он к Февронии, моля ее избавить его от болезни. Она согласилась при условии, что он женится на ней. На этот раз он взял ее в супруги. Вот так и стала девушка княгиней.

Вскоре Павел умер, и престол занял Петр. Но не нравилось боярам то, что простая крестьянка стала правительницей. Стали они на нее наговаривать князю разные гадости. Проверил один раз супруг Февронию на достоверность слов своих подданных и убедился, что она безупречна. Но придворные не смирились с тем, что простолюдинка повелевала ими. И тогда они пришли к князю и сказали, что не хотят ее видеть при дворце. Не мог гневаться Петр, и не стал он об этом говорить все это жене, а посоветовал им самим об этом объявить. Вот наступил тот день, когда его приближенные заявили Февронии за столом о том, что она им не по душе. Девушка не стала гневаться и удалилась, но не одна. Не захотел править без нее супруг, поплыл он на судне, которое приготовили его слуги по реке. Остановившись на ночлег, Феврония заметила встревоженный взгляд князя и, расспросив его обо всем, успокоила тем, что господь не оставит их.

Когда им готовили еду, то порубили ветки у маленьких кустарников для того, чтобы разжечь костер. Феврония же произнесла чудодейственные слова, где она желала, чтобы вместо порубленных мест выросли огромные деревья. Так и произошло на следующий день.

Утром супруги начали собираться в путь, но вдруг видят они корабли, на которых прибыли его подданные. Упали они ему в ноги и стали умолять, чтобы он вернулся правителем в город Муром. После того, как он отбыл, в городе начались распри. Каждый хотел занять место князя. Пошел голод, и разбой. Не было единства в войсках, и враг начал одолевать государство набегами. Не смогли Петр и Феврония им отказать, вернулись они домой, и стали править по совести и чести. Никого без закона не оскорбляли, бедных одаривали, а приезжим всегда были рады. Когда же пришло время умирать, то они пожелали, чтобы похоронили их вместе. Перед кончиной супруги приняли постриг и стали монахами. Петра назвали Давидом, а Феврония получила имя Ефросиния. Смерть пришла к ним тогда, когда инокиня выполняла вышивку воздуха для храма. Ее супруг прислал ей известие, где писал, что умирает, но она попросила его не делать этого, пока не закончит вышивать. Не успела закончить Ефросиния свою работу, не мог больше ждать Давид. Так и покинули они этот мир вместе в один и тот же час и день.

Положили их в разные гробы, а общую усыпальницу поставили у храма Пресвятой Богородицы. Каково же было для всех чудом, когда люди обнаружили их на утро в одном гробу. И как бы их не разлучали, их тела оказывались вместе. Не стали больше их беспокоить, и похоронили в усыпальнице, как они пожелали при жизни. С тех пор Петр и Феврония стали примером христианского супружества.

Повесть учит любви и верности в браке, а также теплым и доверительным отношениям.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Повесть о Петре и Февронии Муромских. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Краткое содержание Семья вурдалака Толстой А. К.

    Историю поведал пожилой эмигрант-француз, маркиз д’Юрфе, на балу в Вене. Будучи молодым, он был проездом в сербской деревне. Остановился на ночлег в большой семье местных.

  • Краткое содержание Конармия Бабеля

    Всего в сборнике 38 новелл, рассказывающих об ужасах и жестокости революции. Главный герой первого рассказа – молодой корреспондент по фамилии Лютов, оказавшийся в составе буденовской конной армии.

  • Краткое содержание Успенский Вниз по волшебной реке

    В произведении «Вниз по волшебной реке», созданном русским писателем Эдуардом Николаевичем Успенским, повествуется о летних приключениях Мити.

  • Краткое содержание Заповедник Довлатова

    Ехал наш писатель в автобусе с экскурсоводом.

    Аудиокниги слушать онлайн

    От соседа не было покоя, всё время вопросы задавал! Наконец, вышли возле вокзала. И автор помчался в ближайший буфет.

  • Краткое содержание сказки Лиса и тетерев

    Как-то раз прибегала хитрая плутовка лиса мимо дерева и увидела на нем тетерева. Решила она перехитрить птицу, выманить беднягу на землю и съесть.

Дети Петра и Февронии.

Наталья Алексеевна Исаева: литературный дневник

Дети Петра и Февронии.
http://www.pravoslavie.ru/102116.html
(отрывок из статьи о Петре и Февронии).
Дети «бездетной четы»

Еще одним камнем преткновения, и, кстати, не только для светских критиков, но и для некоторых православных, является отсутствие в «Повести о Петре и Февронии» упоминания об их детях. Приходится встречать даже в работах современных богословов мысль о том, что святые Петр и Феврония якобы специально отказались от телесного супружеского общения ради сугубого подвига воздержания и целомудрия. А враждебно настроенные критики используют отсутствие в житии информации о детях четы как контраргумент в полемике с православными: дескать, какие же это покровители семьи, если они сознательно отказались от деторождения?

Начнем с того, что для средневекового русского властителя бездетность являлась большой трагедией. Выше я упоминал о том, что некоторые правители ради рождения наследника даже шли против совести и канонов Церкви. Особенно тяжелой проблемой была бездетность для князя времен феодальной раздробленности. Каждый князь хотел, чтобы его сыновья и внуки и дальше управляли его наделом. В противном случае после смерти князя княжество могло перейти к его родственникам, которые подчас являлись его врагами. Никто из князей, хотя бы из чувства ответственности перед народом и вверенными ему землями, не стал бы сознательно отказываться от продолжения рода – даже ради подвигов целомудрия. Очень маловероятно, что на это пошел бы и святой Петр Муромский.

Заметим: факт наличия детей у благочестивой муромской четы, который почему-то отрицают даже некоторые церковные писатели, является совершенно неопровержимым с исторической точки зрения.

В первой части статьи я уже говорил об исторической идентификации святых Петра и Февронии, и историчность этих муромских князей подтверждается большим количеством весьма авторитетных источников.

О детях благоверных князей Муромских свидетельствуют и «Родословная муромских князей», и «Родословная Владимирско-Суздальских князей», и «Лаврентьевская летопись», и жития благоверного князя Святослава Владимирского и его сына благоверного князя Димитрия… Кстати, святой князь Святослав был зятем Петра и Февронии, а благоверный князь Димитрий – их внуком.

У Петра и Февронии детей было трое: старший сын Юрий, унаследовавший после смерти отца его престол, Святослав и дочь Евдокия

У Петра и Февронии детей было трое: старший сын Юрий, унаследовавший после смерти отца его престол, Святослав и дочь Евдокия. Также известны имена их внуков: Ярослав – сын Юрия; Иоанн и Василий – дети Святослава – и сын Евдокии Димитрий.

Князь Юрий принял Муромское княжество в 1228 году, был смелым воином, сражался против мордвы, согласно Новгородской летописи, бился с Батыем. В 1230 году он погиб, сражаясь с монголами.

Святослав в 1220 году вместе с отцом участвовал в походе против волжских булгар. Лаврентьевская летопись говорит, что он умер в 1228 году, на пасхальной неделе, за несколько дней до праведной кончины своих родителей.

Дочь Петра и Февронии Евдокия вышла замуж за сына Всеволода Большое гнездо – князя Святослава. Кстати, летопись говорит, что ее отец, князь Муромский, был на этой свадьбе. У Евдокии родился сын Димитрий, который после смерти отца стал князем Юрьев-Польским. Мне удалось побывать в этом чудесном маленьком городе, ныне немного запущенном, но по-прежнему прекрасном, с древними монастырями, храмами и другими памятниками старины. И там хранят память о юрьевском князе Димитрии – внуке Петра и Февронии.

И зять Петра и Февронии Святослав, и внук Димитрий были прославлены Церковью как святые благоверные князья.

Почему же «Повесть о Петре и Февронии» не дает нам сведений о детях святых князей, несмотря на то, что их имена были очень хорошо известны во времена ее написания? Думаю, такой пробел объясняется довольно просто. Жития святых, как правило, сообщают о детях подвижников тогда, когда они каким-то образом принимали участие в их подвиге или же сами являлись святыми. В житии Петра и Февронии, составленном святителем Димитрием Ростовским, не упоминается об их детях скорее всего также по этой же причине. А святитель Филарет пишет только об одном сыне муромской четы – Святославе; можно предположить, что он интересен составителю жития потому, что умер на одной пасхальной седмице со своими родителями.

День кончины или именины?

Петр и Феврония Муромские с житием. Икона. Русь. 1618 г. Петр и Феврония Муромские с житием. Икона. Русь. 1618 г.Как нам известно из «Повести о Петре и Февронии», из всех их житий, а также из летописных источников, благоверные князья отошли ко Господу в один день. Святитель Филарет, опираясь на исторические документы, говорит, что почили они в апреле, на пасхальной седмице 1228 года и, согласно их завещанию, были погребены в одном гробе. Он не упоминает о том, что неразумные люди хотели нарушить завещание святых и положить их в отдельных гробах, а они каждый раз вновь оказывались вместе. Но это совершенно не означает, что данный эпизод является вымышленным: в житиях святых мы находим описание гораздо более великих и непостижимых чудес. Житие, составленное святителем Филаретом, довольно кратко; его задачей было подвергнуть «Повесть…» Ермолая-Еразма критическому историческому анализу и по возможности отобрать проверенные и максимально достоверные факты.

Почему же мы празднуем день преставления благоверных Муромских князей не весной, в апреле, а 25 июня по старому стилю (соответственно, 8 июля по-новому)? Святитель пишет: «Если по летописи скончались в апреле, то 25-й день июня надобно признать за день открытия мощей». То есть он полагает, что день празднования кончины святой четы (чтобы не делать его из-за пасхальной недели днем переходящим) просто приурочили к дню обретения мощей. Но это только предположение. Ни во времена святителя Филарета, ни тем более в наши дни не было выяснено, в какой точно день открыли мощи.

По поводу памяти святых Петра и Февронии именно 25 июня (8 июля) у меня есть своя версия. Очень часто, когда точный день памяти святого нам неизвестен, празднование его кончины устанавливают в день именин. В церковном календаре мы можем найти множество святых с одинаковыми именами, но живших в совершенно разное время, память которых приходится на один и тот же день. 25 июня – это день преподобномученицы Февронии девы, святой IV века. Она небесная покровительница благоверной Февронии Муромской – другой Февронии в месяцеслове нет. А вот святых с именем Петр достаточно много. Поэтому, не зная точного дня смерти муромских чудотворцев, установили день их памяти праздновать 25 июня.

Дни церковных праздников – это далеко не всегда точная дата какого-то исторического события. Мы знаем, что даже дата Рождества Христова условна, а Пасха вообще переходящий праздник.

Существует абсолютно ложное мнение, что день почитания святых Петра и Февронии как небесных покровителей семьи и супружества – это совершенно новое, современное веяние. Дескать, захотели придумать русский аналог дню святого Валентина, вот и установили в 2008 году День семьи, любви и верности. Да, в наше время день святых Петра и Февронии приобрел особое значение. Строятся новые храмы этим святым, устанавливаются памятники, все больше людей празднуют их память, а главное – начинают молиться им. Но Петр и Феврония почитаются как покровители семьи уже давно. В XIX веке святитель Филарет писал, что святые князья «в жизни своей были образцом христианского супружества, готовые на все лишения для евангельской заповеди о нерушимом союзе. И ныне они молитвами своими низводят небесное благословение на вступающих в брак. Так показывают многие опыты загробной жизни их». И к святым Петру и Февронии обращались за помощью в семейной жизни еще задолго до века XIX-го.

Еще немного о легендах и мифах

Некоторые исследователи, в основном филологи и культурологи, любят сравнивать «Повесть о Петре и Февронии» с кельтскими и другими западноевропейскими легендами, особенно с романом о Тристане и Изольде. И действительно, при желании можно найти в древнерусской «Повести…» нечто сходное с этим рыцарским сказанием. Что это? Действительно ли «Повесть» Ермолая-Еразма вобрала в себя европейские легенды, каким-то образом проникшие на Русь, или это просто случайное совпадение?

Начнем с того, что священник Ермолай собирал материалы для написания жития святых благоверных князей в муромских и рязанских областях, то есть в среднерусской полосе. Это сказания даже не Киевской, а Владимирской Руси. Очень сложно предположить, что во времена, когда проникновение иностранцев в центральную часть России было минимальным, во владимирские края были завезены какие-то западные легенды.

Существует немало работ, где приводится сравнительный анализ «Повести…» и романа о Тристане и Изольде. Я прочел довольно много статей на эту тему, но ни в одной из них не нашел объяснения этим совпадениям. Академик Д.С. Лихачев в работе «Повесть о Петре и Февронии Муромских» нисколько не настаивает на каком-то заимствовании западных легенд. Он восхищается «Повестью…», ее удивительным поэтическим языком, образами и пишет о том, что «есть что-то общее… с западноевропейским средневековым повествованием о Тристане и Изольде». Но так ли похожи два этих сказания?

«Повесть о Петре и Февронии» – о супружеской любви и верности; роман «Тристан и Изольда» – о супружеской измене и блудной страсти

Я еще раз перечитал роман о Тристане и Изольде в изложении Жозефа Бедье. Скажу честно: если не ставить задачи найти в нем параллели с еразмовой «Повестью…», можно вообще не заметить какой-то общности двух этих произведений. Во всем романе мне видятся только два эпизода, сходных с теми, что есть и в жизнеописании муромских князей. Тристан тоже побеждает дракона и заболевает от его яда, положив драконий язык к себе в карман. Его находят без сознания, приносят в дом Изольды, но лечит его не она, а ее мать, королева: именно она готовит снадобье, а Изольда лишь помогает ей. И второй сходный момент – это смерть Тристана и Изольды: они также умирают в один день. При этом роман Бедье – довольно объемное произведение, в несколько раз больше «Повести…». Тристан совершает разные подвиги (убийство дракона не самый главный из них), с ним и Изольдой происходит масса событий, совершенно непохожих на события жизни Петра и Февронии. Сюжет легенды очень хитро сплетен, да и Изольда вообще не одна – в романе целых две Изольды. И самое главное: «Повесть о Петре и Февронии» – это гимн супружеской любви и верности. Свою любовь супруги проносят через всю земную жизнь, а потом имеют ее продолжение в вечности. А рыцарский роман о Тристане и Изольде – совсем наоборот: это повесть о супружеской измене, о блудной страсти. О двух любовниках, которые не могут быть вместе и соединяются, умирая в один день. Кстати, существуют версии романа, из которых убрана эта печальная концовка.

Не будем подробно останавливаться на драконе. Сказания о змеях и змееборцах есть у многих и многих народов. С драконами боролись не только на Руси и в Западной Европе, но и в Иране, Вавилоне, Греции, не говоря уже о Китае, Японии и Индии. С кем только не сравнивали, к примеру, святого Георгия, победившего змея! Откуда берутся сказания о драконах, мы уже говорили в первой части статьи. Змей, дракон – любимая личина диавола в древности, потому у многих народов дракон – воплощение зла (хотя и не везде; в некоторых странах драконов обожествляли, но, тем не менее, сражались с ними). Существует и теория о том, что драконы – это сохранившиеся древние ящеры.

Гораздо важнее объяснить схожесть кончины персонажей кельтской легенды и русских святых. Но прежде всего не будем забывать, что, в отличие от вымышленных героев романа, Петр и Феврония – реальные люди, и их кончина в один день не вымысел, а исторический факт. Далее: в романе Бедье Тристана и Изольду кладут справа и слева от часовни, а потом вырастает терновник, который соединяет две их могилы. И если здесь это лишь красивый поэтический образ, то совместное погребение Петра и Февронии – это, опять-таки, реальность: они действительно были похоронены вместе. По приказу Ивана Грозного над могилой святых была построена церковь Рождества Богородицы. Они лежали вместе под южной стороной церкви. Позже их мощи открыли и перенесли в сам храм. Сейчас они почивают в женском Троицком монастыре, куда были перенесены уже в наше время.

Что же касается мотива смерти горячо любящих друг друга людей в один день, то он не европейский и не русский, а всечеловеческий. К.Г. Юнг называл это «коллективным бессознательным». Есть «коллективное бессознательное», присущее отдельному этносу, а есть общечеловеческое бессознательное. Все человечество создано Богом как единый человеческий род, и при всех этнических и культурных различиях у всех народов очень много общего. Поэтому неудивительно, что в похожих ситуациях мы одинаково мыслим и в нашем сознании всплывают очень близкие образы. В подтверждение того, что мотив о смерти в один день общий для совершенно разных народов, можно привести поэму тюркского автора XV века Алишера Навои о двух влюбленных «Лейли и Меджнун». Вот строки из нее, рассказывающие об их смерти: «Возлюбленная руки подняла, / возлюбленному душу отдала. / Возлюбленный склонился не дыша, / к возлюбленной ушла его душа».

Мы знаем, что Петр и Феврония имели горячее желание уйти вместе и просили Бога, «чтобы в одно время умереть им». И Господь исполнил прошение двух любящих сердец.

Еще немножко об удивительных совпадениях, общечеловеческих образах и коллективном бессознательном.

СКАЗАНИЕ О ПЕТРЕ И ФЕВРОНИИ

Есть работы по исследованию происхождения мифов, в которых можно найти очень интересные сравнения. Вот европейская легенда о короле Артуре: в Лондоне, в центре города, была часовня; возле нее лежал камень с торчащим из него мечом; меч, который никто не мог извлечь, вынул юноша Артур; спустя какое-то время рука Владычицы озера, появившись над водами, даст ему меч Экскалибур. А теперь вьетнамская легенда: дворянину Ле Лою духи повелели возглавить восстание против китайских захватчиков; из озера, возле которого он жил, выплыла гигантская черепаха с мечом во рту. Герой берет этот меч, с помощью чудесного оружия прогоняет китайцев и становится королем. Похоже? Это будет покруче, чем Тристан и Изольда.

***

Подведем некоторые итоги. «Повесть о Петре и Февронии Муромских» – прекрасное и весьма поучительное произведение древнерусской словесности. За века «Повесть…» прочно вошла в церковный обиход и пользуется большой популярностью и авторитетом у православного народа. Да, она не вошла в макарьевские Четьи-Минеи, но была включена в другие сборники житий, такие как Годуновские и Милютинские Минеи.

Мы не находим в ней каких-то явных нелепостей и искажений церковного учения. Можно сказать, что единственной фактической ошибкой «Повести…» является путаница с княжескими именами.

Церковь – это живой организм, она сама отторгает все вредное и принимает то, что приносит пользу.

Составляя жизнеописания святых, никто и никогда не стремился к абсолютной, документальной точности. Важно было другое: духовная достоверность жития. В «Повести…» отца Еразма много литературности, но ведь и знаменитые «Жития святых» святителя Димитрия Ростовского тоже весьма литературны. Лирические отступления, подробности, диалоги, молитвы, которые он влагает в уста святых, имеют явно художественный характер. Кроме исторических данных в его житиях обширно используются и народные сказания о подвижниках.

На димитриевских Четьях-Минеях воспитаны многие поколения наших православных предков. Люди веками читали житийную литературу и получали духовную пользу. «Повесть о Петре и Февронии» тоже приносит многим назидание, духовное утешение и служит учебником супружеской любви и верности.

Протоиерей Павел Гумеров

24 марта 2017 г.

© Copyright: Наталья Алексеевна Исаева, 2017.

Список читателей

Другие статьи в литературном дневнике:

Полный список статей

Притча из жизни святых Петра и Февронии

Марлен Мэй

  Многие из вас, конечно же, слышали об удивительной истории любви двух русских святых,  благоверных и преподобных супругов князя Петра и  Февронии, княживших во славном городе Муроме в  XIV веке от рождества Христова. Посвященный их памяти праздник отмечается с недавних пор в России в установленный день: 8 июля.
   Но если вы не читали жития святых, то вряд ли знаете о  том, что однажды произошло  с ними. Позвольте мне своевольно пересказать вам один случай из их жизни.
Правил князь Петр в Муроме, но бояре, недовольные его браком с незнатной родом, простой рязанской девушкой, имеющей дар прозорливости и исцелившей его от смертоносной болезни, взбунтовались.  Подстрекаемые женами своими предложили они  Февронии забрать,   что захочет,  но уйти из княжеского терема.  Феврония же возжелала забрать с собой мужа своего. Полюбивший свою жену всем сердцем Петр, узнав, что хотят их разлучить, отрекся от княжеского правления и последовал за ней на пустынный  остров.
   Вот плывут они на остров на утлой лодчонке, и сморил Петра сон. А гребец веслами-то размахивает да на красавицу княгиню поглядывает.  Взгляды у него острые да похотливые. Княгиня, даром что молода да из народа простого, но мудра.  Разгадала она его помыслы.
   "Почерпни воду с одной и другой стороны лодки, — попросила княгиня. — Одинакова вода или одна слаще другой?" — "Одинакова", — отвечал тот. "Так и естество женское одинаково, — молвила Феврония. — Почему же ты, позабыв свою жену, о чужой помышляешь?" Смутился мужчина ,  и, не  найдя, что ответить, отвел взгляд.

Петр и Феврония Муромские: «love-story» по-русски

   А ведь права была святая Феврония: если разыгралась в мужеской плоти вожделение, так ему и  все равно: красавица ли она, уродина ли, высока ль ростом или мала, умна или глупа. А уж коли лестью его оплетает да восхищается им, яко божеством, так тут уж говорить не о чем? Пропал мужчинка.
   В одном лишь я не согласна с ней: естество женщины  и впрямь одинаково, такой Господь ее сотворил, да души-то у всех разные. Если ничего ей кроме любовных приключений, а то и дорогих подарочков не надобно, то и  душонка  у нее грошовая. Стало быть,  и говорить о ней нечего.
   Иное дело души нежные, тонкие, воздушные. Сразу и не понять, где обитают: то ли в небесах, то ли,  как древние Богини,  на землю сошли, чтобы открыть глаза на мир, подарить Любовь и утешить надеждой и верой. Такие и питали души Поэтов, побуждая к Творчеству,   Доблести и Славе.
А что далее приключилось с  муромскими святыми Петром и Февронией, поведаю, коли на то желание у вас будет.

© Copyright: Марлен Мэй, 2010
Свидетельство о публикации №110100601024

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Марлен Мэй

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Марлен Мэй

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *