— Предполагаю, точней, догадываюсь: девять из десяти приходящих на исповедь исповедоваться не умеют…

— Действительно, это так. Даже регулярно ходящие в храм люди многих вещей в нем делать не умеют, но хуже всего дело обстоит именно с исповедью. Очень редко прихожанин исповедуется правильно. Исповедоваться надо учиться. Конечно, было бы лучше, если бы о Таинстве Исповеди, о покаянии говорил опытный духовник, человек высокой духовной жизни. Если я решаюсь здесь об этом говорить, то просто как человек исповедующийся — с одной стороны, и с другой — как священник, которому довольно часто приходится исповедь принимать. Я постараюсь обобщить свои наблюдения за собственной душой и за тем, как другие участвуют в Таинстве Покаяния. Но ни в коем случае не считаю свои наблюдения достаточными.

— Поговорим о наиболее распространенных недоумениях, заблуждениях и ошибках. Человек идет на исповедь впервые; он слышал, что прежде, чем причащаться, надо исповедоваться. И что на исповеди надо говорить свои грехи. У него сразу возникает вопрос: а за какой период «отчитываться»? За всю жизнь, начиная с детства? Но разве это все перескажешь? Или не надо все пересказывать, а надо просто сказать: «В детстве и в юности много раз проявлял эгоизм» или «В молодости был очень горд и тщеславен, да и сейчас, по сути, остаюсь таким же»?

— Если человек пришел на исповедь впервые — совершенно очевидно, что ему надо исповедаться за всю прошедшую жизнь. Начиная с того возраста, когда он уже мог отличать добро от зла — и до того момента, как он решил, наконец, исповедаться.

Как можно рассказать всю свою жизнь за короткое время? На исповеди мы рассказываем все же не всю свою жизнь, а то, что является грехом. Грехи — это конкретные события. Однако нет необходимости пересказывать все случаи, когда вы согрешили гневом, например, или ложью. Надлежит сказать, что вы совершали этот грех, и привести какие-то наиболее яркие, наиболее страшные проявления этого греха — те, от которых болит по-настоящему душа. Есть еще один указатель: что вам меньше всего хочется о себе рассказывать? Вот именно это и надо рассказать в первую очередь. Если вы идете на исповедь в первый раз, вам лучше всего поставить перед собой задачу: исповедаться в самых тяжелых, самых мучительных грехах. Потом уже исповедь станет более полной, более глубокой. Первая исповедь такой быть не может — по нескольким причинам: это и психологический барьер (впервые прийти и при священнике, то есть при свидетеле, сказать Богу о своих грехах — это нелегко) и другие препятствия. Человек ведь не всегда понимает, что есть грех. К сожалению, даже и не все люди, живущие церковной жизнью, знают и хорошо понимают Евангелие. А кроме как в Евангелии, ответа на вопрос, что есть грех, а что есть добродетель, нигде, пожалуй, не найдешь. В окружающей нас жизни многие грехи стали привычным явлением… Но даже и при чтении Евангелия человеку его грехи открываются не сразу, их открывает постепенно благодать Божия. Преподобный Петр Дамаскин говорит, что начало здравия души есть видение своих грехов бесчисленными, как песок морской. Если бы Господь сразу открыл человеку его греховность во всем ее ужасе — ни один человек этого вынести не смог бы. Вот почему Господь открывает человеку его грехи постепенно. Это можно сравнить с чисткой луковицы — сначала одну шкурку сняли, потом вторую — и, наконец, до самой луковицы добрались. Вот почему очень часто бывает так: человек ходит в храм, регулярно исповедуется, причащается — и осознает, наконец, необходимость так называемой генеральной исповеди. Очень редко бывает, что человек готов к ней сразу.

— Что это такое? Чем генеральная исповедь отличается от обычной?

— Генеральной исповедью, как правило, называют исповедь за всю прожитую жизнь, и в определенном смысле это верно. Но генеральной можно назвать исповедь и не столь всеобъемлющую. Мы каемся в своих грехах из недели в неделю, из месяца в месяц, это — простая исповедь. Но время от времени нужно устраивать себе генеральную исповедь — пересмотр всей своей жизни. Не той, что прожита, а той, что сейчас. Мы видим, что одни и те же грехи у нас повторяются, избавиться от них не получается — вот поэтому надо разобраться в себе. Всю свою жизнь, как она есть сейчас, пересмотреть.

— Как относиться к так называемым вопросникам для генеральной исповеди? Их можно видеть в церковных лавках.

— Если под генеральной исповедью понимать именно исповедь за всю прожитую жизнь, то здесь действительно возникает необходимость в каких-то внешних пособиях. Лучшее пособие для исповедников — это книга архимандрита Иоанна (Крестьянкина) «Опыт построения исповеди», она о духе, правильном настрое кающегося человека, о том, в чем именно надо каяться. Есть книга «Грех и покаяние последних времен. О тайных недугах души» архимандрита Лазаря (Абашидзе). Полезны выдержки из святителя Игнатия (Брянчанинова) — «В помощь кающемуся». Что касается вопросников — да, есть духовники, есть священники, которые этих вопросников не одобряют. Говорят, что в них можно вычитать такие грехи, о которых читающий и слыхом не слыхал, а прочитает — и повредится… Но, к сожалению, почти не осталось таких грехов, о которых современный человек не знал бы. Да, там есть вопросы неумные, грубые, есть вопросы, грешащие явно излишним физиологизмом… Но если относиться к вопроснику как к рабочему инструменту, как к плугу, которым один раз нужно всего себя перепахать, то, я думаю, использовать его можно. В старину подобные вопросники называли таким чудным для современного уха словом «поновление». Действительно, человек с их помощью поновлял себя как образ Божий, как поновляют старую, обветшавшую и закопченную икону. Думать о том, в хорошей или плохой литературной форме составлены эти вопросники, совершенно необязательно. К серьезным недостаткам некоторых вопросников нужно отнести вот что: составители включают в них то, что, в сущности, грехом не является. Не мыл ли руки душистым мылом, например, или не стирал ли в воскресенье… Если стирал во время воскресной службы — это грех, а если стирал после службы, потому что другого времени не было,— лично я в этом греха не вижу.

— К сожалению, в наших церковных лавках можно подчас такое купить…

— Вот почему необходимо посоветоваться со священником прежде, чем использовать вопросник. Могу порекомендовать книгу иерея Алексия Мороза «Исповедую грех, батюшка» — это разумный и очень подробный вопросник.

— Здесь же необходимо уточнить: что мы подразумеваем под словом «грех»? Большинство исповедующихся, произнося это слово, имеют в виду именно греховный поступок. То есть, по сути, проявление греха. Например: «Вчера был резок и жесток с мамой». Но ведь это не отдельный, не случайный какой-то эпизод, это проявление греха нелюбви, нетерпимости, непрощения, эгоизма. Значит, нужно не так говорить, не «вчера был жесток», а просто «я жесток, во мне мало любви». Или как нужно говорить?

— Грех — это проявление страсти на деле. Надо каяться в конкретных грехах. Не в страстях как таковых, потому что страсти — они всегда одни и те же, можно на всю жизнь одну исповедь себе написать, а в тех грехах, которые от исповеди до исповеди были совершены. Исповедь — это то Таинство, которое дает нам возможность положить начало новой жизни. Мы покаялись в совершенных грехах, и с этого момента наша жизнь началась заново. Это и есть то чудо, которое в Таинстве Исповеди совершается. Вот почему каяться нужно всегда — в прошедшем времени. Не надо говорить: «Я обижаю ближних», надо сказать: «Я обижал ближних». Потому что у меня есть намерение, сказав это, впредь людей не обижать.

Каждый грех на исповеди должен быть назван так, чтоб было понятно, в чем именно он заключается. Если мы каемся в празднословии, не надо все эпизоды нашего празднословия пересказывать и все наши праздные слова повторять. Но если в каком-то случае празднословия было столько, что мы кого-то этим утомили или наговорили чего-то совсем уж лишнего — наверное, надо об этом на исповеди сказать чуть подробней, определенней. Есть ведь такие слова евангельские: За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда (Мф. 12, 36). Надо и на исповедь свою заранее с этой точки зрения посмотреть — не будет ли в ней празднословия.

— И все же о страстях. Если я испытываю раздражение от просьбы моего ближнего, но ничем этого раздражения не выдаю и необходимую помощь ему оказываю — должна ли я каяться в испытанном мною раздражении как в грехе?

— Если Вы, чувствуя в себе это раздражение, сознательно боролись с ним — это одна ситуация. Если же Вы это свое раздражение приняли, развивали его в себе, упивались им — это ситуация другая. Все зависит от направления воли человека. Если человек, испытывая греховную страсть, обращается к Богу и говорит: «Господи, я этого не хочу и не желаю, помоги мне от этого избавиться» — греха на человеке практически нет. Грех есть — настолько, насколько в этих искусительных желаниях участвовало наше сердце. И насколько мы позволяли ему в этом участвовать.

— Видимо, надо остановиться на «болезни рассказывания», проистекающей от определенного малодушия при исповеди. К примеру, вместо того, чтобы сказать «я вела себя эгоистично», я начинаю рассказывать: «На работе… мой коллега говорит… а я в ответ говорю…» и т. д. О грехе своем я в конечном итоге сообщаю, но — именно вот так, в обрамлении рассказа. Это даже не обрамление, эти рассказывания играют, если разобраться, роль одежды — мы одеваемся в слова, в сюжет, чтоб не чувствовать себя голыми на исповеди.

— Действительно, так легче. Но не нужно облегчать себе задачу исповеди. На исповеди не должно быть ненужных подробностей. Не должно быть каких-то других людей с их поступками. Потому что когда мы говорим о других людях, мы чаще всего оправдываем себя за счет этих людей. Также мы оправдываемся за счет каких-то наших обстоятельств. С другой стороны, иногда мера прегрешения зависит от обстоятельств совершения греха. Избить человека по пьяной злобе — это одно, остановить преступника, защищая жертву,— совсем другое. Отказать в помощи ближнему из-за лени и эгоизма — одно, отказать потому, что температура в тот день была сорок,— другое. Если человек, умеющий исповедоваться, исповедуется подробно — священнику легче увидеть, что и почему с этим человеком происходит. Таким образом, обстоятельства совершения греха нужно сообщать только в том случае, если без этих обстоятельств не понятен совершенный вами грех. Этому тоже учатся на опыте.

Лишнее рассказывание на исповеди может иметь еще и другую причину: потребность человека в участии, в душевной помощи и тепле. Здесь, может быть, уместна беседа со священником, но она должна быть в другое время, никак уж не в момент исповеди. Исповедь — это Таинство, а не беседа.

— Священник Александр Ельчанинов в одной из своих записей благодарит Бога за то, что Он помогает ему всякий раз переживать исповедь как катастрофу. Что мы должны делать для того, чтоб наша исповедь, по крайней мере, не была сухой, холодной, формальной?

— Надо помнить, что исповедь, которую мы произносим в храме,— это верхушка айсберга. Если вот эта исповедь — это все, и ею все ограничивается — можно сказать, что у нас ничего нет. Не было исповеди на самом деле. Есть только благодать Божия, которая вопреки нашему неразумию и безрассудству действует все-таки. У нас есть намерение каяться, но оно формально, оно сухо и безжизненно. Это как та смоковница, которая если и принесет какие-то плоды, то с великим трудом.

Наша исповедь в другое время совершается и в другое время готовится. Когда мы, зная, что завтра пойдем в храм, будем исповедоваться, садимся и разбираемся в своей жизни. Когда я задумываюсь: почему за это время столько раз осуждал людей? А потому, что, осуждая их, я сам в своих глазах выгляжу лучше. Я, вместо того, чтоб заниматься собственными грехами, осуждаю других и оправдываю себя. Или нахожу для себя в осуждении какое-то удовольствие. Когда я понимаю, что, пока я осуждаю других, я не буду иметь благодати Божией. И когда я говорю: «Господи, помоги мне, иначе — сколько я буду убивать этим свою душу?». После этого я приду на исповедь и скажу: «Я без числа осуждал людей, я превозносился над ними, я находил для себя в этом сладость». Мое покаяние заключается не только в том, что я это произнес, но в том, что я решил больше этого не делать. Когда человек кается именно так, он от исповеди получает очень большое благодатное утешение и совсем по-другому исповедуется. Покаяние — это изменение человека. Если изменения не произошло, исповедь осталась до известной степени формальностью. «Исполнением христианского долга», как почему-то принято было выражаться до революции.

Есть примеры святых, которые приносили покаяние Богу в сердце своем, изменяли свою жизнь, и Господь это покаяние принимал, хотя не было над ними епитрахили, и молитва об оставлении грехов не была прочитана. Но покаяние-то было! А у нас по-другому — и молитва прочитана, и причастился человек, а покаяния как такового не произошло, разрыва в цепи греховной жизни нет.

Есть люди, которые приходят на исповедь и, встав уже перед аналоем с крестом и Евангелием, начинают вспоминать, чем они согрешили. Это всегда сущее мучение — и для священника, и для тех, кто ждет своей очереди, и для самого человека, конечно. Как к исповеди готовиться? Во-первых — внимательной трезвой жизнью. Во-вторых — есть хорошее правило, взамен которого ничего не придумаешь: каждый день вечером уделять пять-десять минут даже не размышлению о том, что произошло в течение дня, а покаянию перед Богом в том, в чем человек считает себя согрешившим. Сесть и мысленно пройти день — от утренних часов до вечерних. И каждый грех для себя осознать. Большой грех или малый — его надо понять, прочувствовать и, как говорит Антоний Великий,— поставить меж собой и Богом. Увидеть в нем препятствие между собой и Творцом. Почувствовать эту страшную метафизическую сущность греха. И за каждый грех попросить у Бога прощения. И в сердце своем положить желание оставить эти грехи в дне минувшем. Желательно эти грехи в какой-то блокнот записывать. Это помогает полагать греху предел. Не записали мы этот грех, чисто механического такого действия не сделали, и он «перешел» в следующий день. Да и готовиться к исповеди тогда будет проще. Не надо все «вдруг» припоминать.

— Некоторые прихожане предпочитают исповедь в такой форме: «Согрешил против такой-то заповеди». Это удобно: «Согрешил против седьмой» — и больше ничего рассказывать не надо.

— Я полагаю, что это совершенно неприемлемо. Любая формализация духовной жизни эту жизнь убивает. Грех — это боль человеческой души. Если этой боли нет, то нет и покаяния. Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что о прощении наших грехов нам свидетельствует та боль, которую мы чувствуем, каясь в них. Если мы не испытываем боли, у нас есть все основания сомневаться, что грехи нам прощены. А преподобный Варсонофий Великий, отвечая на вопросы различных людей, неоднократно говорил, что признак прощения — это потеря сочувствия к прежде совершенным грехам. Вот это и есть то изменение, которое с человеком должно произойти, внутренний поворот.

— Еще одно распространенное мнение: зачем я буду каяться, если я знаю, что все равно не изменюсь — это будет с моей стороны лицемерием и ханжеством.

— «Невозможное человекам возможно Богу». Что такое грех, почему человек вновь и вновь его повторяет, даже понимая, что это плохо? Потому что это то, что возобладало над ним, что вошло в его природу, сломало ее, исказило. И сам человек с этим справиться не может, ему нужна помощь — благодатная помощь Божия. Через Таинство Покаяния человек прибегает к Его помощи. Первый раз человек приходит на исповедь и подчас даже не собирается свои грехи оставлять, но пусть он хотя бы раскается в них перед Богом. О чем мы просим Бога в одной из молитв Таинства Покаяния? «Ослаби, остави, прости». Сначала ослаби силу греха, потом остави, и уж потом — прости. Бывает так, что человек приходит на исповедь много раз и кается в одном и том же грехе, не имея сил, не имея решимости его оставить, но кается искренне. А Господь за это покаяние, за это постоянство посылает человеку свою помощь. Есть такой замечательный пример, по-моему, у святителя Амфилохия Иконийского: некий человек приходил в храм и там вставал на колени перед иконой Спасителя и слезно каялся в ужасном грехе, который раз за разом вновь совершал. Его душа настолько исстрадалась, что он однажды сказал: «Господи, я устал от этого греха, я никогда его более не совершу, я Тебя Самого призываю в свидетели на Страшном Суде: этого греха отныне не будет в моей жизни». После этого он вышел из храма и вновь впал в этот грех. И что же он сделал? Нет, не удавился и не утопился. Вновь пришел в храм, встал на колени и каялся в падении. И так, возле иконы, умер. И святителю была открыта участь этой души. Господь помиловал каявшегося. И диавол спрашивает Господа: «Как же так, разве он не обещал Тебе много раз, не призывал Тебя Самого в свидетели и не обманывал потом?». И Бог отвечает: «Если ты, будучи человеконенавистником, столько раз после его обращений ко Мне принимал его к себе обратно, как же Я его не приму?».

А вот известная лично мне ситуация: в один из московских храмов регулярно приходила девушка и исповедовалась в том, что зарабатывает себе на жизнь древнейшей, как говорится, профессией. Никто не допускал ее до Причастия, конечно, но она продолжала ходить, молилась, пыталась как-то участвовать в жизни прихода. Не знаю, удалось ли ей оставить это ремесло, но точно знаю, что Господь ее хранит и не оставляет, ожидая необходимой перемены.

Очень важно верить в прощение грехов, в силу Таинства. Те, кто не верит, жалуются, что после исповеди не наступает облегчения, что они уходят из храма с тяжелой душой. Это от маловерия, даже от неверия в прощение. Вера должна давать человеку радость, а если веры нет, не нужно надеяться на какие-то душевные переживания и эмоции.

— Иногда бывает так, что некий давний (как правило) наш поступок вызывает у нас реакцию скорее юмористическую, чем покаянную, и нам представляется, что говорить об этом поступке на исповеди — это излишнее усердие, граничащее с ханжеством либо с кокетством. Пример: я вдруг вспоминаю, что когда-то в юности украла книгу в библиотеке дома отдыха. Думаю, что надо сказать об этом на исповеди: как ни крути, восьмая заповедь нарушена. И тут же самой становится смешно…

— Я бы не относился к этому столь несерьезно. Есть поступки, которые нельзя даже формально совершать, потому что они нас разрушают — даже не как людей веры, а просто как людей совестливых. Есть определенные барьеры, которые мы должны себе установить. Это святые могли иметь духовную свободу, которая позволяет совершать вещи, формально осуждаемые, но они совершали их только тогда, когда эти поступки были во благо.

— Верно ли, что не нужно каяться в грехах, совершенных до Крещения, если крестился в зрелом возрасте?

— Формально верно. Но дело вот в чем: раньше Таинству Крещения всегда предшествовало Таинство Покаяния. Крещению Иоаннову, вхождению в воды Иордана предшествовало исповедание грехов. Сейчас взрослых людей в наших храмах крестят без исповедания грехов, лишь в некоторых храмах есть практика предкрещальной исповеди. И что происходит? Да, в крещении человеку грехи прощаются, но он не осознал этих грехов, не пережил покаяния в них. Вот почему он к этим грехам, как правило, возвращается. Разрыва не произошло, линия греха продолжается. Формально человек не обязан о грехах, совершенных до крещения, на исповеди говорить, но… лучше не углубляться в такие вот расчеты: «Это я должен сказать, а вот это могу не говорить». Исповедь не предмет такого торга с Богом. Здесь не в букве дело, здесь дело в духе.

— Мы достаточно много говорили здесь о том, как готовиться к исповеди, но что мы должны читать или, как говорят, вычитывать накануне дома, какие молитвы? В молитвослове есть Последование ко Святому Причащению. Нужно ли вычитывать его целиком и достаточно ли этого? Кроме того, Причастия за исповедью может ведь и не следовать. Что читать перед исповедью?

— Очень хорошо, если человек перед исповедью прочитает Покаянный канон Спасителю. Есть также очень хороший Покаянный канон Божией Матери. Это может быть просто молитва с покаянным чувством «Боже, буди милостив ко мне грешному». И очень важно, вспоминая каждый совершенный грех, доводя до сердца сознание его гибельности для нас, от души, своими словами попросить за него прощения у Бога, просто стоя перед иконами или полагая поклоны. Прийти к тому, что преподобный Никодим Святогорец называет ощущением себя «виновномилуемым». То есть почувствовать: я погибаю, и это сознаю, и не оправдываю себя. Я признаю себя достойным этой гибели. Но я с этим иду к Богу, повергаюсь перед Его любовью и надеюсь на Его милость, веря в нее.

У игумена Никона (Воробьева) есть замечательное письмо некоей женщине, уже немолодой, которая из-за возраста и болезни должна была приготовиться к переходу в Вечность. Он пишет ей: «Вспоминай все свои грехи и в каждом — даже и в том, который исповедала — кайся перед Богом, пока не почувствуешь, что Господь тебя прощает. Это не прелесть — почувствовать, что Господь прощает, это то, что святые отцы называли радостнотворным плачем — покаянием, приносящим радость». Это самое необходимое — почувствовать мир с Богом.

Журнал «Православие и современность» № 10 (26), 2009 г.

Эту статью хочу посвятить проблеме первой исповеди. Большинство воцерковляющихся взрослых людей рано или поздно встают перед духовной потребностью исповедовать свои грехи, которые накопились у них за годы сознательной жизни. В связи с этим возникают многочисленные «технические» вопросы, а многие не могут перебороть свой стыд и страх перед ней и перед священником. Чтобы развеять сомнения, страхи и ответить на большую часть вопросов, стоит для начала рассказать об исповеди в общем, для чего она нужна, для чего на исповеди необходимо рассказывать о своих грехах священнику и почему нельзя обойтись без нее.
Исповедь – это Таинство. Почему Таинство? Ответ кроется уже в названии. Во время Таинств, которых в Православной Церкви обычно называют семь (Крещение, Евхаристия, Миропомазание, Покаяние, Священство, Брак и Елеосвящение), происходит непосредственная встреча человека с Богом, Божественная благодать таинственным и непостижимым для нас образом действует на человека, освящая все человеческое естество – и душу, и тело, оживотворяя и обоготворяя, уготовляя для будущей Вечной Жизни. Исповедь, или Таинство покаяния, по определению Православного Катихизиса, есть Таинство, в котором исповедующий грехи свои, при видимом изъявлении прощения от священника, невидимо разрешается от грехов Самим Господом Иисусом Христом. То есть исповедующийся получает оставление своих грехов непосредственно от Бога, священник же в данном случае является посредником между Богом и человеком. В молитвенном последовании перед исповедью священник именуется свидетелем, который призван свидетельствовать перед Богом все, что скажет ему человек. В связи с этим у многих людей часто возникает вопрос – почему нельзя каяться напрямую Богу, без участия священника или какого-либо иного посредника или свидетеля, чтобы получить прощение и разрешение от грехов? Безусловно, каяться мы можем и должны не только на исповеди, но и при каждой удобной возможности – сразу по осознании греха, и на ежедневной вечерней молитве (в молитвослове есть специальная молитва). Ведь грех – это духовная зараза, которая, будучи принятой в душу и сердце, начинает разрушать все вокруг себя. Грех имеет свойство накапливаться, поэтому нераскаянный грех подобен снежному кому, катящемуся с горы, он нарастает и превращается в лавину, которую практически ничто не может остановить на пути. И только искреннее покаяние способно разрушить сети греха и избавить сердце и душу от его пагубного влияния. Однако, отпущение грехов можно получить только на исповеди. Так происходит вовсе не от того, что «попы так придумали», а потому, что Господь так установил. Само по себе священство – это богоустановленный институт, получивший свое начало еще во времена Ветхого Завета. Новозаветный священник наделен от Бога правом объявлять от имени Бога прощение грехов. Господь Иисус Христос сказал апостолам: «Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе, и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мф. 18:18). Эта власть «вязать и решить» перешла от апостолов к их преемникам – епископам и священникам. Ко всему прочему, священник – это еще и духовный наставник, руководитель, призванный Богом и Церковью на это дело. Но он, являясь таким же простым человеком, как и пришедший к нему на исповедь, имеет особую благодать от Бога, которая действует в нем независимо от его личностных качеств. Эту благодать он получает в Таинстве священства.
Помню свою первую исповедь, которую мне пришлось принимать через 40 дней после священнического рукоположения. Подошел мужчина и рассказал о некоторой проблеме, которая была непосредственно связана с грехом. Он искренне каялся, но еще и желал получить от меня духовный совет, как поступить в сложившейся ситуации. Я на тот момент не имел никакого священнического опыта, а в жизни я с таким никогда не сталкивался. Дать ответ практически не представлялось возможным. Но это было необходимо. Я молча помолился Господу, попросил помощи. И тут, откуда ни возьмись, в голове появилась ясная и отчетливая мысль, которая развивалась и обретала удобную для изложения форму. Мы проговорили около двадцати минут, разобрали его проблему по полочкам и в итоге он получил тот самый совет, которого так жаждал. При этом не кто-то говорил за меня или через меня, как это бывает с оккультистами или сектантами-харизматами, говорил я сам, получив первоначальную мысль и развив ее. Несомненно, это было действие Божественной благодати, которая изобильно излилась и на меня и на того мужчину.
Итак, исповедь – это богоустановленное Таинство, в котором, при посредничестве и свидетельстве священника, человек получает прощение и разрешение исповеданных грехов от Самого Бога. Очевидно, что Господь весьма позаботился о нас, дав такую возможность духовного очищения. Посему не обретается причин, по которым стоило бы отказаться от этой Божественной милости. Исповедь нужна нам как глоток свежего воздуха, это баня, омывающая душу.
И все же первая исповедь сильно смущает большинство тех, кто все же решается впервые приступить к этому великому Таинству покаяния. Смущает, в первую очередь, стыд и необходимость говорить о своих грехах в присутствии совершенно незнакомого человека, пусть и с глазу на глаз. Но смущаться не стоит. Очень хорошо, что есть чувство стыда, было бы куда хуже, если бы оно отсутствовало. Стыд в данном случае – это одно из следствий осознания собственной греховности. Переступив единожды через барьер стыда и страха, будет намного легче исповедоваться в будущем. И, конечно же, если приступать к исповеди с искренним покаянием, то после нее ощущается огромное чувство облегчения, которое ни с чем не сравнится. Это чувство воодушевляет, окрыляет, дает силы для того, чтобы бороться с грехами и, с помощью Божией, побеждать.
Существует несколько «мифов» и страхов, которые обычно удерживают от первой исповеди невоцерковленных людей. Попробую рассмотреть наиболее распространенные из них.
1. Мои грехи настолько страшны и постыдны, что священник отпрянет от меня в ужасе, может быть, даже отругает и выгонит из храма.
Конечно, это не так. Открою один «секрет» – священника вряд ли получится чем-то удивить на исповеди. За годы службы священники на исповеди слышали очень много рассказов о грехах, пороках, страстях. Как правило, все эти рассказы похожи друг на друга, ведь все мы страдаем, по сути, одними и теми же грехами, в наших сердцах кипят одни и те же страсти, но в разном виде. Священники – это тоже люди, которым также свойственно грешить в силу слабой человеческой природы. Священники исповедаются своим духовникам. Кроме того, священники – это не какие-нибудь марсиане, они живут среди обычных людей, и им известны многие трудности и проблемы, с которыми сталкиваются и они сами. Наверно, нужно рассказать о чем-то действительно из ряда вон выходящем, чтобы священник опешил. Но и в этом случае он вряд ли отпрянет в ужасе. И, естественно, священник не выгонит из храма кающегося человека. Да и ругать тоже не станет. Ну как ругать за покаяние?
Помню, однажды меня спросила одна невоцерковленная знакомая: «Ты слушаешь на исповеди сотни историй о грехах, люди выворачивают свою душу перед тобой. Разве ты, узнав их грехи, не меняешь к ним своего отношения? Ведь они наверняка рассказывают и о страшных грехах, а не только о том, как украли яблоко в соседском саду». В этот момент я впервые задумался об этом. И, проанализировав те самые сотни и даже тысячи исповедей, которые мне пришлось принимать за 10 лет священнического служения, я понял, что мое отношение к исповедующимся, действительно, меняется. Но меняется в лучшую сторону! Те люди, которых я никогда не знал и даже видел впервые, за какие-то 5-10 минут становились мне близкими людьми, которым хотелось помочь, хотя бы советом. Ведь все они приходили каяться! Они жаждали получить прощение от Бога, примириться с Ним через великое Таинство покаяния. Но самое главное – они хотели больше не грешить. Как же я мог отнестись к ним плохо? Нет, такое вряд ли возможно.
Хуже, когда человек на исповеди не проявляет признаков покаяния и, более того, говорит, что не имеет грехов и пришел на исповедь «так, на всякий случай, а вдруг, если что есть, пусть Бог простит». С такими людьми сложно, приходится чуть ли не «клещами вытаскивать грехи», разъяснять, указывать. Иногда это приносит плоды. А порой нет. Тогда приходится просто просить человека отойти и подумать о том, что безгрешных людей не бывает, почитать определенную литературу и, если обретется хоть один грех, то прийти на исповедь снова.
2. Священник на исповеди осудит меня за грехи и, может быть, даже не захочет дальше общаться.
Конечно, многое зависит и от священника. Священники тоже разные бывают, но в основной своей массе это добрые и отзывчивые люди. Лично я не знаком ни с одним священником, который бы стал осуждать человека на исповеди, да еще и отказывал в дальнейшем общении. Ведь на исповеди люди очень ранимы, их легко обидеть неосторожным словом. Добрый пастырь не осудит, не отгонит, а наоборот, постарается помочь кающемуся. Да и вообще всем, и священникам, и мирянам, всегда нужно помнить, что Судья – только Бог, а нам не дано привилегий судить кого-то, особенно если этот кто-то кается в том, что натворил.
3. Священник должен перечислять грехи, а я должен отвечать, есть ли они у меня.
Тут палка о двух концах. С одной стороны, такая форма исповеди могла бы быть удобной для того, кто впервые исповедуется. Но она похожа на тестирование с двумя вариантами ответа – «да» и «нет». Может получиться некое автоматическое действие, которому на исповеди не место. Священнику неизвестны грехи стоящего перед ним человека, что-то так можно и пропустить. А это совершенно не нужно. С другой стороны, если человек пришел на исповедь, то ему есть в чем каяться, он думал о грехах, пришел к покаянию. Ведь главное на исповеди – это не просто назвать грехи, а, действительно, в них раскаиваться и иметь твердую мысль больше не повторять. Вовсе не обязательно рассказывать, как происходило совершение греха, вполне достаточно одного лишь определения.
4. Священник может рассказать о моих грехах сослуживцам или своим знакомым.
Такое практически нереально. Не могу, конечно, говорить за всех священников. Но те, которых я знаю, и их немало, никогда не раскрывают тайны исповеди, указывая на конкретного человека и рассказывая о его грехах. Ко всему прочему, тайна исповеди – самостоятельный вид охраняемых законом тайн, одна из гарантий свободы вероисповедания. В соответствии с п. 7 ст. 3 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г. и охраняется законом. Согласно УПК РФ (п. 4ч. 3ст. 56) священнослужитель не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди. Согласно церковному каноническому праву, священник не может нарушить тайну исповеди ни при каких условиях. Это строго запрещено 120-м правилом Номоканона при Большом Требнике: за открытие греха исповедовавшегося духовный отец запрещается на три года в служении и каждый день должен класть сто поклонов.
5. У меня нет особых грехов. Я не знаю, как назвать грех.
Все зависит от того, что понимать под «особым грехом». Если человеку думается, что только убийство с отягчающими обстоятельствами является «особым» грехом, то это далеко не так. Любой грех особ по-своему. К примеру, некоторые женщины, не осознавая до конца, что аборт является грехом убийства, порой даже не называют его на исповеди, относя к «незначительным» грехам. Поэтому полезно почитать нужную литературу. В первую очередь, конечно, Священное Писание. Откуда же еще православному христианину узнать о том, что он нарушил заповедь Божью, как не из Библии, где все эти заповеди содержатся? Помимо Священного Писания есть различная православная литература, которая раскрывает суть многих грехов, так сказать, «перекладывает» их на нашу повседневную жизнь. Мне очень нравится книга архимандрита Иоанна Крестьянкина «Опыт построения исповеди». Ее полезно прочитать не только тем, кто готовится к первой исповеди, но и тем, кто собирается на очередную исповедь. Полезность этой книги я вижу в том, что в ней все грехи разбираются по полочкам и даются определения. Ведь порой случается, что пришедшие на исповедь люди не знают, как правильно назвать совершенный ими грех, и начинают рассказывать для пояснения длинные предыстории. Вовсе не обязательно рассказывать то, как происходило совершение греха, достаточно назвать лишь одно определение. Если понадобится, то священник остановит и попросит рассказать подробней. Это может помочь в определении степени греха. Чтобы было понятно, приведу пример. Есть некоторое количество блудных грехов – блуд, прелюбодеяния, половые извращения, мужеложство (гомосексуализм) и аналогичные отношения между двумя женщинами и другие. Называть их на исповеди надо, если даже очень стыдно и язык с трудом поворачивается. Но совершенно не нужно рассказывать, как, где и с кем.
Хочется дать и несколько практических советов. Не стоит выбирать для первой исповеди воскресные или праздничные дни. В эти дни в храме много людей, желающих исповедоваться и причаститься. Первая исповедь предполагает трату определенного времени для беседы со священником, хотя бы 10-15 минут, а то и намного больше. Уделить столько времени одному человеку, когда исповеди ждут еще 100 или более человек, которых нужно исповедовать максимум до начала причастия, практически невозможно. В лучшем случае удается выделить каждому пару минут. Поэтому во многих храмах исповедь проводят с вечера, во время вечернего богослужения или после него. Можно прийти вечером и исповедоваться. Также можно приступить к исповеди и накануне воскресного дня, в субботу утром. Но, на мой взгляд, лучше всего сделать это в будние дни утром, когда желающих исповедоваться и причаститься бывает мало. Тогда у священника будет время и выслушать, и, если понадобится, дать советы. В храмах, где в воскресный день утром служится ранняя литургия, можно исповедоваться во время нее. Людей также бывает немного.
Многие люди на исповеди теряются, забывают то, о чем помнили 10 минут назад или размышляли накануне вечером. Особенно, когда приходится исповедоваться впервые за многие годы. Тут уж упустить что-то проще простого. Поэтому, чтобы не забыть ничего, можно записать грехи на листке бумаги и прочитать по нему. Это обычная практика, и, на мой взгляд, очень полезная. Обычно я советую за несколько дней до исповеди основательно подумать, пролистать всю жизнь, как книгу, и записывать каждый, даже на первый взгляд незначительный, грех. Все грехи требуют покаяния. Но при этом не стоит забывать, что, расписывая мелочи, можно забыть и о корне, о той самой причине, которая стала основой совершенного греха. И тут основательный разбор собственной жизни очень полезен, человек может найти причины многих своих бед, несчастий и совершенных грехов. Вообще собирание мелочей при явном неведении корней – это особый разговор, и такое положение вещей свойственно и некоторым уже давно воцерковленным людям. На мой взгляд, очень показательно то, что в Неделю Торжества Православия (первое воскресенье Великого поста) более 50% исповедующихся в первую очередь рассказывает о том, как и сколько раз они в течение этой недели нарушили пост в еде. Очевидно, что люди всю неделю думали в основном о пище, забывая о том, что пост имеет две составляющие – духовную и физическую. Причем если пост физический необходим человеку, чтобы научиться воздержанию, то пост духовный сближает с Богом. Кое-кто, к сожалению, забывает, что не «есть» людей в посту куда более важно, чем не есть мясо. Но это, как я уже выше отметил, отдельный разговор.
Не стоит и оттягивать первую исповедь под различными предлогами. А предлоги, уверен, найдутся. Чего только я не слышал как оправдание оттягиванию исповеди. То болезнь или плохое самочувствие, то дорогу снегом замело – не проехать, то родственники погостить приехали, не до исповеди, борщи варить надо, то соседи сверху затопили, все утро с ними ругались, то, пока собаку не выгуляю, детей в школу не провожу, а мужа на работу, из дома выйти не могу, и многое другое. Все это «технические» накладки и проблемы, которые при желании преодолимы и решаемы. Куда хуже, когда высказывается причиной неготовность к первой исповеди. Помню одну пожилую даму, бывшего партийного деятеля, которая регулярно приходила в храм, практически на все праздники и по воскресным дням, ставила свечки, молилась, но никогда не исповедовалась и не причащалась. Сначала думали, что она некрещеная, но через какое-то время она начала креститься во время молитвы. Однажды к ней подошли с вопросом, почему же она, если крещена, не исповедуется и не причащается. Думали, наверно, не знает, что такое, хотели объяснить. Но она была в курсе, что такое исповедь и причастие, хотя и не имела основательных знаний об этом. Причиной отказа от исповеди она высказала свою духовную неготовность к ней. Причем пояснить, в чем эта самая неготовность заключается, она не могла или не захотела, просто повторила: «не готова, и все». Возможно, ее душу отягощали грехи, о которых она не хотела говорить незнакомому человеку, а, может быть, она еще не до конца осознала свои грехи, и поэтому ей казалось, что исповедь ей не особо нужна. Может, были и другие причины, о которых мы так и не узнали. На последующие попытки приобщить ее к активной церковной жизни она вновь отвечала, что не готова к исповеди. Она умерла, так и не приступив ни к исповеди, ни к причастию. Жаль, конечно, но уже ничего не поделать, да и силком ее на исповедь тоже ведь нельзя было затащить. Это был ее выбор, показательный для многих. И это случай, который приключился с пожилым человеком, который знал, что жизнь близится к логическому завершению. А ведь такое случается и с молодыми, которые думают, что еще вся жизнь впереди, и вдруг внезапно умирают от неожиданно посетившей болезни или несчастного случая.
Некоторые воцерковляющиеся имеют плохую привычку бегать от священника к священнику «в поисках духовника». Порой такое случается и с теми, кто приходит на первую исповедь. То ли от стыда, то ли от страха, то ли от смущения, то ли еще от чего-то не называют на исповеди один или более грехов. А потом эти чувства еще более обуревают человека и он бежит к другому священнику с этими же нераскаянными на первой исповеди грехами. Это неверный подход. Стоит помнить, что исповедь – это духовное лечение, и лечиться лучше у одного «врача», который уже знает о других «болячках» и сможет, сложив все воедино, получить более полную картину, «поставить правильный диагноз» и «выписать правильное лекарство».
Исходя из вышеописанной логики, рекомендуется супругам иметь одного духовника. В моей практике был случай, когда семейная пара исповедовалась у разных священников. Жена первой пришла в храм, воцерковилась и стала ходить на исповедь к довольно строгому батюшке-монаху. А муж воцерковился позже и стал ходить к другому священнику, по характеру более мягкому и имеющему определенный опыт семейной жизни. Так продолжалось несколько лет. И стало заметно, что супруги отдалились друг от друга, даже ходили в разные храмы. Всему виной стало то, что оба духовника имели разные воззрения на обычные житейские ситуации, что, впрочем, никак не противоречило ни канонам, ни церковным правилам. Батюшка-монах требовал от своей духовной дочери максимальной строгости, а другой, женатый, батюшка учил снисхождению к немощи ближнего. И то, и другое – благо. Но в итоге оба эти мнения столкнулись лбами, и получилась довольно неприятная ситуация, когда супруги стояли на грани развода. Брак удалось спасти, но путем неимоверных усилий и усердных молитв. Поэтому лучше супругам искать одного духовника, который будет в курсе их семейной духовной жизни и не станет давать советы, которые будут противоречить друг другу.
В свете вышеизложенного случая хотелось бы предупредить о сложностях исповеди в монастырях. Как правило, в монастырях духовники достаточно строги и требовательны (хотя, конечно, не все), что может показаться воцерковляющемуся человеку каким-то непреодолимым барьером на пути к полноценной церковной жизни. К примеру, по итогам исповеди в монастыре человеку может быть назначена епитимья по всей строгости канонов, что может оказаться тяжелой ношей для него. Приведу пример, чтобы было понятно. Сейчас очень многие люди, по незнанию или нарочито, прибегают к помощи оккультистов (гадалок, экстрасенсов, биоэнерготерапевтов и прочих деятелей), считая, что это все совершенно безобидное занятие, а если и несет в себе какую-то опасность, то совсем небольшую. А вот как повелевают поступать каноны Православной Церкви: «»Предающийся волшебникам… дабы узнать от них, что восхотят им открыти, согласно с прежними отеческими о них постановлениями, да подлежат правилу шестилетней епитимьи. Той же епитимьи подлежит подвергать … и так именуемых облакогонителей, обаятелей, делателей предохранительных талисманов, и колдунов» (61 Правило VI Вселенского Собора). Т.е. человек должен быть отлучен от участия в евхаристическом общении (попросту – от причастия) на шесть лет. И это при условии того, что он уже кается в этом грехе и более не совершит его. А теперь представьте себе человека, который совсем недавно пришел в храм и попал на исповедь к строгому батюшке, который отлучил его на 6 лет от причастия. И вовсе не потому, что батюшка вредный или злой. А потому, что монастырская жизнь имеет определенный уклад по монастырскому уставу, что, несомненно, отражается и на образе исповеди в монастыре. Конечно, все сказанное – не однозначно установленное правило, которого придерживаются абсолютно все духовники, абсолютно во всех монастырях, но знать об этом надо, чтобы потом не удивляться строгой епитимье и не искать способа смягчить ее. Однако не стоит думать, что епитимьи накладывают только в монастыре. Епитимья – это способ врачевания кающегося грешника, заключающийся в исполнении им дел благочестия, определенных его духовником. Епитимия – духовно-исправительная мера, направленная на исправление человека, она – средство помощи кающемуся в борьбе с грехом. Епитимья может быть наложена и приходским священником, но, скорее всего, она будет более мягкой, чем в монастыре. Главное – понимать, что епитимья – это не наказание и, тем более, не средство искупления греха. Искупитель только Один – Господь Иисус Христос. Никому из людей не дано искупить свои грехи.
Не лучший помощник на исповеди – попытка оправдать свои грехи вынужденностью или действиями других людей. Грех всегда совершает человек, а не кто-то за него. А раз грех совершен, то, значит, он требует осознания и покаяния. Но для этого нужно перестать искать виноватых. Как только это происходит, сразу все становится на свои места и приходит покаяние. Также не стоит лукавить, называя один грех другим, более мягким, либо пряча грех под витиеватыми фразами. К примеру, избил, изнасиловал и обидел – это разные грехи, и нельзя все три назвать только одним определением «обидел». Все три имеют разную степень сложности. От подмены понятия суть не меняется, да и Бога обмануть невозможно.
И в конце, пожалуй, самый важный совет тем, кто готовится к первой исповеди. Ни в коем случае умышленно не скрывайте на исповеди грехи, даже самые сокровенные, о которых и подумать теперь страшно. Грех, утаенный на исповеди, вменяется сугубо. Когда-то они были совершены, теперь они требуют покаяния, абсолютно все, без исключения. Если не покаяться, то они, воистину, станут смертными, как, впрочем, и любой нераскаянный грех. Пусть будет тяжело сказать о грехах и покаяться в них сегодня, чем завтра получить вечное осуждение от Бога.
Желаю всем помощи Божией и искреннего покаяния! И предлагаю вам, дорогие читатели, поделиться своим первым опытом первой исповеди. Какие были переживания, сомнения, страхи, и чем в итоге все закончилось.

Как исповедоваться в первый раз

24 Октября 2016, 20:55

Наверное, сейчас трудно найти человека, который бы ничего не слышал об исповеди. Даже те, у кого нет привычки ходить в храм, имеют какое-то представление об этом действии. Тем не менее необходимо знать твердо, что же такое исповедь. Что есть исповедь? Исповедь – это церковное таинство, то есть тайна. Почему тайна? Прежде всего, потому, что тайным и непостижимым образом для нас происходит очищение наших грехов. Все те поступки, которые расходятся с заповедями, данными нам Богом, которые мы совершили после крещения, смываются с души, и она становится вновь чистой и безгрешной. Конечно же, вряд ли все грехи возможно вспомнить на одной исповеди, поэтому желательно исповедоваться регулярно.

Как исповедоваться в первый раз

Первая исповедь подобна первому свиданию, настолько она таинственна и трудно предсказуема. У большинства людей, которые не являются активными прихожанами церкви, возникает один и тот же вопрос: «Как же подступать к этому таинству в первый раз?» Действительно, первая исповедь пугает людей, они не знают, как она пройдет, чего от нее ждать. Существует много книг и небольших брошюр о том, как исповедоваться в первый раз, где все очень подробно описано. Тем не менее стоит остановиться поподробнее на этом таинстве.

Прежде всего, не стоит пугаться этого действия. Священник – это в первую очередь человек, который действует не от своего имени, а от имени Бога. А Бог есть любовь, как говорит нам Священное Писание, поэтому не стоит ждать, что кто-то вас будет ругать или осуждать. Наоборот, священник прекрасно поймет ваше состояние, тем более увидит, что это ваше первое участие в этом таинстве. Чаще всего священнослужители доброжелательны и немногословны. Они никогда не выскажут своего личного отношения к человеку и его поступкам. Так их учили, и это правильно. Кроме этого, наверное, каждый батюшка помнит и свою первую исповедь, вот почему бояться не стоит.

Не стоит бояться спрашивать у опытных прихожан о том, как исповедоваться в первый раз. В основном люди охотно подсказывают, как это делать, что говорить и даже как молиться. Особенно хорошо, если такие прихожане найдутся из числа знакомых, тогда в этом случае они ответят на все вопросы, которые мучают вас, а главное, на тот самый, пугающий: «Как исповедоваться в первый раз?» Ну а основным моментам мы прямо сейчас уделим внимание.

Как исповедоваться батюшке — основные моменты

Исповедь обычно проходит во время или после службы сбоку от аналоя, который представляет собой деревянную подставку под крест или Евангелие. Обычно выстраивается очередь людей из желающих исповедоваться. Каждая такая беседа не длится долго, ведь очень часто людей много, а батюшка только один.

Перед тем как идти к батюшке, обычно складывают руки на груди крест-накрест и кланяются тому, кто стоит позади, тем самым прося его милости и разрешения пройти впереди него. После этого нужно пройти за аналой, к священнику. Батюшка никогда не показывает своих эмоций, говорит вполголоса и очень мало. Вопрос о том, как исповедоваться, что говорить, можно задать и ему, и он непременно ответит, но лучше будет заранее подготовится к этому разговору.

Многие предпочитают ничего не говорить, а доверить бумаге свои грехи. Так тоже можно, это не возбраняется. Батюшка в таком случае сам прочитает записку, а потому прочитает разрешительную молитву. Однако лучше проговаривать свои грехи. После исповедания священник покрывает человека епитрахилью, представляющей собой длинный желтый фартук, и читает молитву, которая и обладает очистительным действием.

Состав исповеди: что говорить

Чтобы знать, как исповедоваться, что говорить, можно приобрести соответствующую литературу в церковных лавках. Там все очень подробно расписано.

Некоторые люди начинают жаловаться на жизнь, на окружающих в процессе исповеди. Конечно же, это неправильно. Нужно говорить лишь о себе. Желательно исповедоваться согласно порядку, приведенному в книгах по подготовке. Там написано, как исповедоваться и причащаться.

Таинство причастия

Причастие — это еще одно из таинств церкви. Оно происходит после исповеди, причем учувствуют в нем только те люди, которые исповедовались. Причастие – это не менее загадочное и таинственное явление в церкви. Во время него люди становятся частью Бога посредством того, что они вкушают хлеб и вино, которые были освящены в алтаре до причастия. К причастию допускаются лишь те, кто исповедовался накануне, и малыши до семи лет. С семи лет дети, как и взрослые, должны тоже приходить на исповедь. Иногда священник не допускает до причастия, когда видит, что человек не понимает смысла таинств, путается или не считает, что ему следует каяться. Также редко бывает, что он накладывает епитимью, что является формой наказания. Однако, как правило, епитимьи не бывают очень строгими, как для монахов или священников. Поэтому не стоит их бояться, а нужно лишь послушно выполнить то, что скажет батюшка.

После нескольких случаев участия в церковных таинствах вопрос о том, как исповедоваться и причащаться, уже не будет стоять так остро, ведь все станет уже знакомым и привычным, и вы сможете даже консультировать других людей, первый раз переступивших порог храма.

Детская исповедь

Как было сказано выше, дети приступают к исповеди, начиная с 7 лет. До этого считается, что они безгрешны и не нуждаются в этом таинстве. Следовательно, они могут причащаться, не исповедуясь.

Многие родители сталкиваются с вопросом о том, как исповедоваться детям. В первый раз сложно и страшно даже взрослым, а ребенок есть ребенок. У него абсолютно другое восприятие мира, другое представление о грехах. Поэтому не стоит ему навязывать свои пожелания относительно исповеди. Ребенок должен сам своими словами сформулировать те мысли и поступки, которые, по его мнению, являются греховными. Священник в случае неправильного понимания малышом исповеди научит и объяснит ему, как нужно исповедоваться и рассказывать о своих грехах.

Исповедь в пост

Пост является временем особого покаяния для православных христиан. В это время люди воздерживаются от обильной пищи, в том числе от мясных и молочных продуктов. Этим самым они приучают себя к воздержанию, что особенно необходимо для совершенствования души.

Исповедь в пост очень желательна, ведь очищать нужно не только тело, но и душу. Вопрос о том, как исповедоваться в пост, не должен вызывать недоумений. Исповедь происходит точно так же, как и в другие, непостные, дни. Не существует каких-либо различий. Наоборот, исповедь в пост проходит даже легче. Дело в том, что перед любой исповедью желательно поститься, а во время поста такая дополнительная подготовка не требуется, потому что человек уже будет готов к таинству. Исповедь во время поста — это его итог, завершение, вот почему не стоит пренебрегать ею.

Как часто ходить на исповедь?

Нужно ли ходить на исповедь каждую неделю? Или раз в месяц? Этот вопрос задают себе все, кто только начинает посещать храм, и те, кто уже давно является его прихожанами. На самом деле не существует единого правила относительно частоты исповедания, все зависит от желания человека, от его внутреннего состояния. Желательно все-таки исповедоваться не реже четырех раз в год, а остальное – по желанию и необходимости. Исповедь оставляет яркие воспоминания в душе каждого человека. Наверное, каждый помнит свою первую исповедь. Многие называют ее «душевной баней», и в этом есть своя логика. Душа облегчается от тяжести накрывших ее грехов и страстей, а это немаловажно!

Исповедь
Непрестанно открывай немощь свою пред Богом, и не будешь искушаем чуждыми…
(Преп.Исаак Сирин. Сл. 2).
Грех человека уничтожается исповеданием греха, а самые корни греха истребляются борьбой с греховными помыслами и повторением исповедания, когда помыслы начнут одолевать
(Свт. Игнатий (Брянчанинов) Письмо 138 (230, 69).
Схииг. Иоанн:
* Да, внутреннее свое состояние обнаруживать не надо даже и духовнику, если он не проходит такую же внутреннюю жизнь (№ 5).
* На исповеди не надо стараться, чтобы были слезы, скажи, что есть на совести, и больше ничего (№ 13).
* Напрасно себя смущаете и думаете, что есть у Вас какой-либо грех неисповеданный. Смертные грехи только те, которые сознаете и не каетесь (№ 32).
* Враг рода человеческого дьявол навел на тебя страх открыть мне наболевшее свое сердце, когда ты была в монастыре. Всегда так бывает: когда человек творит грех, думает получить утешение, но по вкушении греха выходит, наоборот, великая скорбь и томление духа, и бедная душа мечется, точно рыба, выброшенная на берег. Тяжелое состояние, и человек приходит чуть ли не в отчаяние. В такие тяжелые минуты хорошо бы поделиться с опытным человеком, который, конечно, мог бы, без сомнения, помочь. Нет такого греха, который бы превышал Божие милосердие, и грехи всего мира точно горсть песку, брошенная в море (№ 71).
Иг. Никон:
* На исповеди от Вас требуется перечислить те грехи, которые остались в памяти и тревожат совесть, а прочие общим итогом исповедать: словом, делом, помышлением согрешали… А смущение после исповеди или от врага, или от сознательного скрытия каких-либо грехов. Если скрыли — в другой раз исповедуйте все, и сокрытое, а если этого нет, то и обращать внимания нечего, а гнать, как и все прочие вражие мысли и чувства (№ 69).
*… не унывай, когда впадешь в какой грех, а обвини себя пред Богом, исповедуй Ему свое согрешение, не обвиняя никого, смирись, познай свою немощь во всем и проси у Господа, чтобы Он сотворил в тебе Свои святые заповеди. Но это не значит, что ты сам не должен всеусильно бороться (№ 85).
* Ни один духовник не будет хуже относиться к человеку, искренне глубоко раскаявшемуся во грехах, каковы бы они не были, Это уловка вражия, чтобы кающийся скрыл свои грехи и не получил прощения. Наоборот, если духовник человек верующий, то станет лучше относиться, это таинственное свойство исповеди (№ 96).
* (Совет на одре болезни лежащей — сост.) Попробуй готовиться так: 1) Хоть понемногу, но чаще молись по силе, стоя, сидя или и лежа. 2) Молись словами мытаря или молитвой Иисусовой, припоминая от юности все грехи не только делом, но и словом, и мыслями, и настроениями; если какой грех поцарапывает совесть, то остановись на нем и проси прощения до тех пор, пока не почувствуешь, что Господь простил. Сердце подскажет это. Запиши все такие грехи, чтобы потом на исповеди не забыть их. 3) Чаще представляй, что ты умерла и надо пройти мытарства, и дать отчет за каждый неисповеданный грех. Опять будут всплывать разные грехи и опять кайся пред Богом о прощении их, чтобы они не были помянуты на мытарствах. Также записывай более тяжкие. Так потрудись недельку или две, а затем исповедуйся во всем. После исповеди опять также просматривай всю жизнь и записывай, что было забыто в первый раз. Это лучшее лекарство не только для души, но и для тела (№ 110).
* Свою борьбу, добродетели и свое душевное устроение надо скрывать ото всех, открывать только духовнику или человеку духовно опытному, иначе можете и себе сильно повредить, и других соблазнить (№ 152).
* Никогда не лгите и не лукавьте перед духовниками, перед Богом, и, по возможности, со всеми людьми (№ 159).
* Не думайте, что духовник чувствует отвращение от исповедания грехов. Если есть искреннее сокрушение, то духовник чувствует особую милость и любовь к кающемуся. Это точно! Такое состояние духовника есть свидетельство, что Господь прощает кающегося и с любовию принимает его в Свое общение, как принял блудного сына (№ 165).
* (Совет тяжко согрешившей, как принести покаяние — сост.) Надо помучиться, поскорбеть, делать добро людям, помучить себя постом и поклонами, и прочим, сколько силы есть. Меньше разговаривайте со всеми (№ 175).
* Всякое открытие греха с искренним раскаянием делает грешника более близким, родным, дорогим для духовника. Это общее явление. Враг только пугает противоположными мыслями… Ни при каких обстоятельствах не приходите в отчаяние и безнадежие, это страшнее всякого греха. Они приводят к духовной смерти, а иногда к самоубийству. «Нет греха непростительного, кроме греха нераскаянного” (№ 177).
* Каждое нарушение заповеди, хотя бы и самое мелкое, заглаждай немедленным испрашиванием прощения у Господа, не дожидаясь вечерних молитв (№ 277).
* Надо мысленно на молитве проходить свою жизнь и просить прощения за все сделанные грехи не только делом, но и словом и помышлением. Кающемуся Господь все прощает, а тогда нечего и смерти бояться (№ 286).

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *