История

Новый завет Лютер перевёл в период с декабря 1521 по март 1522 года в Вартбургском замке. Использовался греческий текст — Textus Receptus в издании Эразма Роттердамского 1516 года. От использования официально принятого в католической церкви латинского перевода — Вульгаты — Лютер сознательно отказался. В сентябре 1522 года текст переведенного им Нового Завета был напечатан в типографии Мельхиора Лоттата в Виттенберге, получив неофициальное название «Сентябрьской Библии» или «Сентябрьского завета» (Septembertestament). В 1534 году впервые вышел полный текст Библии Лютера (Ветхий и Новый Завет). В 1545 году вышло новое полное издание Библии (последнее — под редакцией Лютера), которое в библеистике известно под названием Biblia Deudsch.

По некоторым сведениям в Виттенберге Ганс Луфт за 40 лет с 1534 по 1574 годы издал и продал сотню тысяч экземпляров Библии Лютера, а тираж репринтных изданий не поддаётся исчислению. В работе Гизелера «De Actis Et Scriptis M. Lutheri Ad Ann 1522» (рус. «Деятельность и произведения М. Лютера до 1522 года») цитируется высказывание немецкого богослова того времени Иоанна Кохлеуса, который сетовал :

Новый Завет Лютера был настолько растиражирован и распространён печатниками, что даже портные и сапожники, вот именно, даже женщины и необразованные люди, воспринявшие это лютеранское Евангелие и хоть немного умевшие читать на немецком, изучали его с великим энтузиазмом как источник истины. Некоторые заучивали его наизусть и носили с собой за пазухой. В считанные месяцы такие люди начинали мнить себя настолько учёными, что без стеснения были готовы вступать в диспуты о вере и Евангелии не только с мирянами-католиками, но даже со священниками и монахами, и докторами богословия.

Ссылки

  • Библия Лютера (1545) в современной расшифровке
  • Библия Лютера (современная редакция, 1984? г.)
Это заготовка статьи по библеистике. Вы можете помочь проекту, дополнив её.
Для улучшения этой статьи желательно:

  • Викифицировать статью.
  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.

Пожалуйста, после исправления проблемы исключите её из списка параметров. После устранения всех недостатков этот шаблон может быть удалён любым участником.

Библия в переводе Мартина Лютера (Martin Luther) на немецкий язык — Unrevidierte Lutherbibel
(1545)

БИБЛИЯ
на немецком языке

в переводе Мартина Лютера

Мартин Лютер (1483-1546) — вождь немецкой Реформации, переводчик Библии на нем язык. Родился в семье саксонского рудокопа, который, несмотря на стеснённые обстоятельства, смог дать сыну высшее образование. Вначале Лютер готовился к карьере юриста, но в 1505 вступил в Августинский орден, известный своим строгим уставом. Параллельно он занялся изучением Библии и богословия и в 1512 стал проф. Виттенбергского университета.

Суровая средневековая религиозность, аскетические подвиги, умственные занятия не избавили Лютера от назревшего в нём глубокого кризиса. Он ощущал себя недостойным спасения. По его собственному признанию, он порой испытывал «такие страшные адские муки, что никакой язык не может их выразить». Только в Писании Лютер обрёл, наконец, свет надежды. Готовя лекцию по Посланию к римлянам, он внезапно осознал, что «праведность» Божья не есть обычная «справедливость», а спасающая милость, которая даруется по вере. «Вся Библия, — писал об этом перевороте Лютер, — предстала для меня в ином виде». Он обрел Христа «как зерцало отеческой любви Божией».

На этот внутренний источник его реформационной деятельности наложились смущения перед лицом упадка церковной жизни. Светский быт и злоупотребления иерархов, особенно в Риме, вызывали у Лютера страстный протест. Но с требованием обновления Церкви он открыто выступил лишь в 1517. Его тезисы против индульгенций ознаменовали начало восстания против старых порядков, хотя Лютер ещё не помышлял о расколе.

Ни диспуты, ни давление кардинала Каэтана, ни угрозы не остановили Лютера. Покровительство курфюста Фридриха Саксонского, недовольного поборами курии, спасло Лютера от преследований. …

Отказавшись от церковного авторитета в толковании Библии, Лютер провозгласил высшим критерием личный религиозный опыт отдельного человека. Исходя из этого критерия, он ввёл понятия о различных степенях боговдохновенности. Так, он не считал Откровение апостольской книгой. «Пусть каждый, — писал он, — думает об Апокалипсисе, что хочет, что подсказывает ему его дух. Мой дух не может терпеть этой книги». Он «уважал и чтил» Послание Иакова, но отвергал его подлинность опять-таки на основании его несоответствия своему духу. Наряду с этим субъективным критерием Лютер признавал и историко-литературный метод. Отмечая, что автор Послания к евреям «говорит как ученик, который принял учение апостолов», Лютер делал вывод, что послание написано не апостолом Павлом (по его мнению, им был Аполлос). Черты «второго поколения» находил Лютер и в Послании Иуды. Тем не менее Лютер не хотел абсолютизировать научные методы. «Грамматика, — писал он, — не должна управлять делом, а сама должна ему служить».

Огромное значение имел сделанный Лютером перевод Священного Писания на немецкий язык. В Вартбурге он переводил Новый Завет, а затем, вместе со своими помощниками, в т.ч. Меланхтоном, 12 лет трудился над переводом Ветхого Завета. Полный текст вышел в 1534 в типографии Г. Люффта. В отличие от прежних немецких переводчиков Лютер отказался от Вульгаты и переводил с оригинальных языков — древнееврейского и греческого, опираясь на критические исследования Эразма Роттердамского.

Лютер был убеждён, что Писание должно быть доступно всем. «Простая дочь мельника, — писал он, — ежели она верует, может его правильно понимать и толковать». Но для этого нужно донести смысл Писания до народа. В «Послании о переводе» (1530) Лютер указывал на ценность живого народного языка. В качестве ориентира он принял один из саксонских диалектов, который с тех пор стал литературным общенемецким языком.

Коллективная работа была исключительно напряженной. «Над Иовом, — вспоминал Лютер, — работали мы все: магистр Филипп, Вурогаллус и я; и что же — за четыре дня сумели осилить едва три стиха… Читатель и не подозревает, какие пни и колоды лежали там, где он нынче шагает словно по струганым доскам, и как мы потели и трепетали, убирая эти пни и колоды с его пути». Лютер строго выверял соответствие перевода с народной речью, чем, в частности, объяснялось то, что порой он за несколько недель находил лишь одно слово.

Отказ от рабского следования оригиналу сделал перевод Лютер творческим и высокохудожественным. Он сразу же завоевал огромную аудиторию. Книгопечатание открыло Библии широкую дорогу. За 30 лет после первого издания вышло около 100 тыс. экземпляров — тираж для той эпохи непревзойдённый. Следует отметить, что Лютер переводил и неканонические книги, однако в дальнейшем протестантские издания чаще всего выходили без них.

© о. Мень Александр: «Библиологический словарь». Фонд им. Александра Меня, Москва, 2002 год

Das 1. Buch Mose (глав в книге: 50)

Das 2. Buch Mose (глав в книге: 40)

Das 3. Buch Mose (глав в книге: 27)

Das 4. Buch Mose (глав в книге: 36)

Das 5. Buch Mose (глав в книге: 34)

Das Buch Josua (глав в книге: 24)

Das Buch der Richter (глав в книге: 21)

Das Buch Ruth (глав в книге: 4)

Das 1. Buch des Samuel (глав в книге: 31)

Das 2. Buch des Samuel (глав в книге: 24)

Das 1. Buch der Könige (глав в книге: 22)

Das 2. Buch der Könige (глав в книге: 25)

Das 1. Buch der Chroniken (глав в книге: 29)

Das 2. Buch der Chroniken (глав в книге: 36)

Das Buch Esra (глав в книге: 10)

Das Buch Nehemia (глав в книге: 13)

Das Buch Esther (глав в книге: 10)

Das Buch Hiob (глав в книге: 42)

Die Psalmen (глав в книге: 150)

Die Sprüche Salomos (глав в книге: 31)

Der Prediger Salomo (глав в книге: 12)

Das Hohelied Salomos (глав в книге: 8)

Der Prophet Jesaja (глав в книге: 66)

Der Prophet Jeremia (глав в книге: 52)

Die Klagelieder Jeremias (глав в книге: 5)

Der Prophet Hesekiel (глав в книге: 48)

Der Prophet Daniel (глав в книге: 12)

Der Prophet Hosea (глав в книге: 14)

Der Prophet Joel (глав в книге: 3)

Der Prophet Amos (глав в книге: 9)

Der Prophet Obadja (глав в книге: 1)

Der Prophet Jona (глав в книге: 4)

Der Prophet Micha (глав в книге: 7)

Der Prophet Nahum (глав в книге: 3)

Der Prophet Habakuk (глав в книге: 3)

Der Prophet Zephanja (глав в книге: 3)

Der Prophet Haggai (глав в книге: 2)

Der Prophet Sacharja (глав в книге: 14)

Der Prophet Maleachi (глав в книге: 4)

Evangelium des Matthäus (глав в книге: 28)

Evangelium des Markus (глав в книге: 16)

Evangelium des Lukas (глав в книге: 24)

Evangelium des Johannes (глав в книге: 21)

Die Apostelgeschichte des Lukas (глав в книге: 28)

Der Brief des Paulus an die Römer (глав в книге: 16)

Der 1. Brief des Paulus an die Korinther (глав в книге: 16)

Der 2. Brief des Paulus an die Korinther (глав в книге: 13)

Der Brief des Paulus an die Galater (глав в книге: 6)

Der Brief des Paulus an die Epheser (глав в книге: 6)

Der Brief des Paulus an die Philipper (глав в книге: 4)

Der Brief des Paulus an die Kolosser (глав в книге: 4)

Der 1. Brief des Paulus an die Thessalonicher (глав в книге: 5)

Der 2. Brief des Paulus an die Thessalonicher (глав в книге: 3)

Der 1. Brief des Paulus an Timotheus (глав в книге: 6)

Der 2. Brief des Paulus an Timotheus (глав в книге: 4)

Der Brief des Paulus an Titus (глав в книге: 3)

Der Brief des Paulus an Philemon (глав в книге: 1)

14 сентября

Библия занимает в жизни любой христианской Церкви ни с чем не сравнимое место. Особенно это касается протестантских Церквей и лютеранства, в частности. Не случайно одним из важнейших принципов Реформации стали слова: solascriptura – только Писание! Однако кажущаяся простота этих слов может легко ввести в заблуждение. И потому в последние сто-двести лет именно в протестантизме у части теологов понимание Священного Писания оказалось весьма искажено: Библия в их трактовке заступает на место откровения Божьего, на место Христа. Фактически они призывают к вере в Библию, а не к вере в Иисуса Христа. Строить свою жизнь верующим предлагается исходя не из откровения креста, а из всей информации, содержащейся в Библии, к тому же буквально понятой.

Чтобы избежать такой опасности, нам необходимо помнить о том, что откровением, вокруг которого возникает христианство, является крест Христов. Это потрясающее событие выходит за рамки понимания, и потому оно оказывается столь захватывающим. Потому оно вызывает веру, переворачивает всю жизнь человека, обращает его к Богу. И понятно, что об этом событии нужно проповедовать, чтобы передать его другим людям, чтобы и они через такую проповедь оказались затронуты его откровением.

И здесь первые христиане идут двумя взаимосвязанными путями. Во-первых, в своей проповеди они используют книги, считавшиеся священными у иудеев, те книги, которые сегодня называются в нашей Библии Ветхим Заветом. Эти книги создавали тот религиозный фон, на котором жил Христос и развивались первые христианские Церкви. Книги Ветхого Завета создавались на протяжении многих сотен лет до Рождества Христова. В них речь идет о Боге, о Его отношениях с людьми, об опыте верующего человека в разных жизненных ситуациях, в том числе и в страданиях, и в отчаянии. Поэтому многие темы и образы из Ветхого Завета оказались пригодными для того, чтобы с их помощью говорить о Христе, Его смерти и Воскресении. Во-вторых, христиане проповедуют и непосредственно о Христе. Они делают это устно и в письменной форме. Со временем записанные свидетельства о Христе становятся все более важными, поскольку все меньше становится тех, кто мог бы рассказывать о Нем, как очевидец Его деяний. Некоторые из таких записанных свидетельств распространяются по всей христианской Церкви. Так постепенно появляется Новый Завет.

Вот из этих двух источников и складывается христианское Священное Писание. Его главная задача – помочь в деле провозвестия, дать проповедникам материал, ориентир и опору в их проповедях о Христе Распятом. Таким образом, не Писание как таковое захватывает нас, не оно переворачивает наши жизни, не оно является тем, на что направлена наша вера. Писание само по себе не является откровением, но оно есть древнейшее и авторитетнейшее свидетельство об откровении, совершившемся в Иисусе Христе. Задача Писания – разными способами указывать нам на Христа, например, напрямую рассказывая нам о Нем, как это делается в Новом Завете, или пробуждая в нас ощущение греховности и тоску по спасению, как это совершается в перечислениях заповедей закона, или ярко описывая ситуации и чувства, аналогичные тем, что верующие затем пережили при встрече с крестом, как это происходит в некоторых пророческих книгах Ветхого Завета.

В Писании зафиксирован тот материал, который первые христиане использовали в своих проповедях Христа. Поэтому оно должно служить и тому, чтобы сохранить преемственность нашей проповеди. В своих проповедях мы должны опираться на Писание, чтобы проповедовать Христа, исходя не из своих фантазий, а так, как это делали первые христиане. В этом смысле справедливо высказывание о том, что Писание является нормой и масштабом всякого христианского провозвестия и вероучения.

При этом Библия – это собрание самых разных книг, написанных на протяжении примерно тысячи лет. Внешне они рассматривают разные темы, написаны разными людьми, отстаивают во многих вопросах различные, порой даже противоречивые позиции. Объединяет все эти книги для нас то, что они свидетельствуют о Христе. Поэтому один из важнейших принципов в реформаторском отношении к Библии говорит, что центром Писания является Христос. Если наша вера – это вера во Христа, если Христос и только Христос является для нас спасительным откровением Бога, то и Писание является ценным для нас постольку, поскольку оно свидетельствует о Христе. Таким образом, Писание – это, в сущности, не набор разных Божественных истин, а свидетельство об этой одной, одной-единственной истине.

Принято говорить: Библия – это Слово Божие. Это высказывание верно, но не в том смысле, что каждое слово Библии «продиктовано» Богом и потому во всех отношениях непреложно и истинно, а потому, что Библия возвещает нам о Христе, через нее мы соприкасаемся с откровением креста.

Об этом же говорит еще один важнейший библейский принцип Реформации: Писание само истолковывает себя. Речь здесь идет о том, что в Писании есть один-единственный центр, одна-единственная перспектива – это Христос. Поэтому если мы хотим, чтобы наша аргументация по тому или иному вопросу была библейской, то нам нужно аргументировать, исходя именно из этой центральной вести о Христе, а не из каких-то единичных, отдельно взятых высказываний Библии. Толковать и применять Писание в повседневной жизни мы должны, именно исходя из его центральной вести, а не из его отдельных высказываний. Необходимо сначала показать, что то или иное, место в Писании соответствует его центру, то есть евангельской вести, и каким образом оно этой вести соответствует, а затем найти по аналогии такое же соответствие, но уже в нашей конкретной ситуации.

Итак, следует сказать, что, во-первых, Писание может быть прямой проповедью Евангелия. Его слова, его тексты могут звучать для нас в этом смысле, как живое Слово Божие, как живое провозвестие прощения грехов. Тогда через Писание происходит наша встреча с откровением Божьим, совершившимся на кресте. Во-вторых, Писание может и должно быть ориентиром, масштабом и основой для нашей живой, свободной и актуальной проповеди Евангелия, обеспечивая преемственность этой проповеди.

И, в-третьих, Писание может помочь нам в решении конкретных жизненных проблем: этических, политических, церковно-правовых. И здесь мы, конечно, можем найти в Библии (как и во многих других великих книгах древности и современности) немало проверенной временем, полезной общечеловеческой мудрости. Но она не является Божественной истиной и потому не может быть непререкаемой. Какой бы важной она ни была, не она составляет для нас подлинную ценность Писания. Такой абсолютной истиной является только Христос. И если мы смотрим на Писание в свете Христовом, то мы не всегда можем, как уже сказано, прямо ссылаться на отдельные, кажущиеся подходящими по теме, места Библии. Там зафиксированы те решения, которые первые христиане приняли, исходя из откровения креста и из своей конкретной ситуации. В наших условиях, когда ситуация изменилась, нам, чтобы сохранить верность откровению, возможно, понадобятся несколько другие решения.

Не слепо копировать зафиксированные в Библии решения, а, опираясь на них, принимать свои – это не так просто. Для этого требуется живая и горячая вера в Иисуса Христа, подлинная любовь к Библии и хорошее ее знание. Не следует пренебрегать и помощью теологов-специалистов по Библии, которые в своих комментариях смогут лучше разъяснить исторический фон того или иного высказывания, помочь лучше понять его цель и жанр, в котором оно написано: ведь одну и ту же фразу, если она написана в стихотворении, мы поймем совершенно иначе, чем, если она стоит, скажем, в учебнике по истории.

Есть только одна подлинно христианская ценность, только одна – это Христос. Все остальные ценности (традиционные или современные) нам необходимо снова и снова соотносить с этой единственной истинной ценностью, проверять их ею. В этом и помогает нам Библия. Она служит осуществлению самого важного принципа Реформации – solus Christus! – только Христос!

Антон Тихомиров

Немецкая Библия Мартина Лютера

Немецкий гуманист, один из «отцов» Реформации — Мартин Лютер (1483—1546) — по праву может считаться и отцом современного немецкого языка. Историки немецкого языка полагают, что роль Лютера для становления и развития немецкого языка столь же велика, как и роль Цицерона для латинского. Основным детищем Лютера-филолога стал перевод Библии на немецкий язык.

В 1522 г. в Виттенберге выходит в свет Новый Завет — перевод на немецкий язык, сделанный Лютером (Das Neue Testament Teutsch). Работа над переводом заняла лишь три месяца. Зато последующий перевод Ветхого Завета затянулся на многие годы. Полный перевод Библии вышел лишь в 1534 г. Естественно, Лютер работал над переводом не один. В Виттенберге сформировалось что-то наподобие «переводческого цеха», главным мастером которого был Лютер. Ему помогали его друг и последователь Меланхтон и другие эрудиты, специалисты в греческом, древнееврейском и латинском языках и в интерпретации библейских текстов.

Заслуга Лютера не в том, что он сделал первый полный перевод Библии на немецкий язык. К тому моменту, когда он приступил к этой работе, уже существовало немало верхненемецких и нижненемецких переводов Библии, сделанных после того как была опубликована в Страсбурге первая полная немецкая Библия Иоганна Ментеля1. Поэтому главным в оценке переводческого труда Лютера является не то, что он сумел сделать новый перевод Библии, а то, каким языком он его перевел.

Цель этого нового перевода состояла в том, чтобы дать современникам текст Библии на понятном им языке, на котором они каждодневно общались между собой. Эта цель вполне может быть возведена в основной принцип переводческой деятельности, прекрасно сформулированный М. Ледерер: перевести — это не значит понять смысл иноязычного текста самому, это означает сделать его доступным другим.

Лютер в известной степени продолжает традицию Иеронима в переводе текстов Священного Писания — переводить не слова, а смыслы. В своей работе над переводом Библии он видит много общего с тем, что пришлось испытать Иерониму. Прежде всего это постоянная необходимость разъяснять невежественным церковникам смысл своих переводческих решений. В своем знаменитом «Послании о переводе» Лютер сравнивает себя с Иерони-мом: «Так было и со святым Иеронимом: когда он переводил Библию, хозяином ему был весь свет, лишь он один ничего не понимал в своем деле, а судили о труде доброго мужа (des guten Mannes) те, кто недостоин был даже чистить его туфли (ihm nicht genug gewesen wдren, daЯ sie ihm die Schuhe hдtten sollen wischen)»1. Объединяет Лютера с Иеронимом и то, что оба переводчика Библии изложили свои взгляды на перевод в форме посланий, стараясь объяснить современникам свою переводческую стратегию. И «Письмо Паммахию» Иеронима с подзаголовком «О наилучшем способе перевода», и «Послание о переводе» Лютера вошли в золотой фонд теоретических трактатов о переводе и позволяют нынешним переводчикам судить о том, какие проблемы приходилось решать их коллегам в прошлом.

В то же время Лютер критически относился к тексту Вульгаты, находил в ней неточности и искажения. Д.З. Гоциридзе и Г.Т. Ху-хуни приводят высказывание И.Н. Голенищева-Кутузова о том, что Лютер ненавидел Иеронима, хотя и пользовался переводом автора Вульгаты. Основание для такой резкой оценки исследователи видят в том, что латинская версия якобы не удовлетворяла Лютера, так как не могла читаться легко, без помех2. На мой взгляд, причина критики в адрес Вульгаты и ее автора была в другом.

Во-первых, Лютер вынужден был постоянно противопоставлять свой перевод официальной латинской версии, принятой всей католической церковью, т.е. его филологическая деятельность протекала в борьбе с Вульгатой. Эта вынужденная борьба с «ослами» не могла не повлиять на отношение Лютера к автору труда, считавшегося для этих «ослов» столь же истинным, как и сам текст оригинала Библии. Во-вторых, уместно вспомнить уже приводившееся образное высказывание Э. Кари о том, что реформация была в первую очередь дискуссией между переводчиками. Основным оппонентом Лютера-переводчика был Иероним, автор официально признанного церковью перевода, равно как основным оппонентом Лютера-реформатора была католическая церковь, официально признававшая как единственный авторитет латинскую Вульгату. Но вряд ли можно предположить, что в центре гипотетической дискуссии Лютера со средневековым мастером находилась тяжеловесность слога Иеронима. Ведь Лютер, тонкий и внимательный филолог, не мог не оценить того, что столь высоко оценивается фактически всеми исследователями перевода Иеронима: Вульгата является лучшим латинским переводом Библии, шедевром библейского перевода. Объектом критики Лютера были неточности и искажения, выявленные им в тексте

Вульгаты. Вспомним, что послужило поводом для разрыва Лютера с Римской церковью. Папа Лев X, решив финансировать реконструкцию собора Св. Петра, значительно расширил продажу индульгенций. Лютер счел эти действия возмутительными, приравняв их к обычной торговле. 31 октября 1517 г. он оглашает в университете Виттенберга 95 тезисов, в которых осуждаются индульгенции.

Теперь вспомним о неточности, которую допустил Иероним в своем переводе, буквально введя в библейский текст понятие «искупление греха делами», ведь именно это понятие и привело к введению института индульгенций.

Таким образом, неудовлетворенность Лютера латинской версией Библии состояла скорее в ее недостаточной точности, нежели в тяжеловесности ее стиля.

В переводе Библии отражается концепция Лютера-реформатора. Одним из главных положений его духовной концепции было то, что единственным источником веры является Священное Писание, а также то, что каждый верующий должен иметь возможность свободно его интерпретировать. Лютер следует в этом древнееврейской истине, записанной в Талмуде: «У Торы (Ветхий Завет. — Н.Г.) 600 000 лиц», т.е. столько же, сколько у нее читателей.

На этой концепции и строится стратегия перевода: во-первых, сделать текст перевода содержательно верным и точным, максимально соответствующим тексту оригинала, а во-вторых, сделать его понятным, доступным каждому человеку.

В поисках форм выражения Лютер обращается к повседневному языку простых людей. Стала уже хрестоматийной фраза из его «Послания», иллюстрирующая этот метод поиска: «Не следует спрашивать буквы латинского языка, как надо говорить по-немецки, следует спрашивать о том мать семейства, детей на улице, простого человека на рынке и смотреть им в рот, как они говорят, и сообразно с этим переводить, тогда они уразумеют и заметят, что с ними говорят по-немецки»1.

Копанев приводит интересный пример одного из способов, какими Лютер искал нужные ему формы выражения немецкого языка. Для того чтобы выбрать в немецком языке наиболее уместные формы выражения при переводе фрагмента о принесении левитами в жертву барана, Лютер попросил мясника зарезать барана, освежевать его, комментируя при этом по-немецки весь процесс2. Такой прием, состоящий в непосредственном обращении переводчика к реальной действительности, современной теорией перевода может быть соотнесен с так называемой «денотативной моделью».

Перевод Библии, сделанный под руководством Лютера, стал одним из мировых шедевров библейского перевода, повлиявшим на развитие переводческой практики не только в Германии, но и во всей Европе. Все последующие переводы Библии на немецкий язык опираются на версию Лютера, исправляя и дополняя его текст в соответствии с современным состоянием немецкого языка, с современным научным знанием.

Опыт перевода Библии на народный язык вдохновил английского реформатора Тиндэйла, взявшегося за новый перевод Священного Писания на народный английский язык и сверявшего свой текст с переводом Лютера. Переводческая концепция Лютера легла в основу и так называемой Кралицкой Библии, перевода на чешский язык, сделанного под руководством епископа Яна Благослава. Этот перевод во многом повлиял на дальнейшее развитие чешского литературного языка.

Перевод Библии Лютером заложил основы общенемецкого национального литературного языка и стал литературным памятником первостепенного значения. Стремясь создать общий для всей нации немецкий язык, Лютер проделал огромную лингвистическую работу, разрабатывая нормы орфографии, фонетической транскрипции, упорядочивая грамматические формы. После выхода в свет лютеровской Библии немецкий язык стал все более уверенно отвоевывать позиции у латыни как язык научного общения и литературы.

МАРТИН ЛЮТЕР ПЕРЕВОДИТ БИБЛИЮ

Перевод Библии Лютером и Реформация оказались революционным моментом в победном шествии великой книги. До Лютера существовало восемнадцать Библий, напечатанных на немецком языке. Но они изобиловали столькими огрехами, что не получили широкого распространения. Чтение Библии затрудняло также то обстоятельство, что во времена Лютера не было еще единого немецкого языка, страна говорила на множестве разнообразных диалектов. Гений Мартина Лютера помог преодолеть все препятствия. После рейхстага в Вормсе Лютеру пришлось скрыться в Вартбурге. Вынужденную бездеятельность великий реформатор использовал для перевода Нового Завета и сделал его за неимоверно короткий срок — с декабря 1521 г. до марта 1522-го. А в сентябре 1522 года переведенный им Новый Завет был напечатан у Мельхиора Лоттата в Виттенберге. Его называют Сентябрьский Завет. 5000 экземпляров распродались мгновенно, и уже в декабре того же года вышло в свет второе, переработанное издание (Декабрьский Завет). С 1522 по 1533 гг. Лютер осуществил семнадцать изданий.

Больше времени потребовалось для перевода Ветхого Завета. Лютер сделал его вместе с Филиппом Меланхтоном за пять лет: (1529-1534). В «Послании о переводе» он рассказывает, с какими трудностями приходилось сталкиваться обоим мужам: «Довольно часто случалось, что мы в течение двух, трех, даже четырех недель разыскивали и расспрашивали об одном единственном слове, и иногда так и не находили ответа».

В сентябре 1534 года появилась, наконец, первая Виттенбергская Библия, изданная на немецком литературном языке и напечатанная у Ганса Люфта. Спрос на перевод Лютера был настолько велик, что до его смерти в 1546 году вышло тринадцать изданий, каждый раз заново просматриваемых и улучшаемых Лютером и его друзьями. Виттенбергский книгопечатник Ганс Люфт с 1534 по 1584 год напечатал примерно 100000 Библий — величайшее достижение для своего времени! Библия Лютера перепечатывалась в четырех местах за пределами Виттенберга.

В основу своего перевода Лютер положил «саксонский канцелярский язык», и это было хорошим выбором. Он стремился писать так, чтобы текст легко понимался простым народом. «Нужно расспрашивать мать в доме, детей на улице, простого человека на рынке, смотреть им в рот, как они говорят, и так же переводить. Тогда они понимают, что с ними говорят по-немецки», — объяснял Лютер в «Послании о переводе».

Способность глубоко проникаться содержанием Писания и хорошее чувство языка, свойственные Лютеру, сделали Библию народной книгой в Германии, что решающим образом способствовало возникновению в стране единого литературного языка. Насколько сильно повлияла Библия Лютера на жизнь людей, культуру, литературу и искусство показывает, среди прочих, тот факт, что 705 расхожих ныне крылатых слов имеют Библейское происхождение: 368 слов из Ветхого Завета и 337 из Нового Завета (по Бюхману). Кто сегодня каждый раз не вспоминает, что он цитирует Библию, когда говорит, что его пробрало «до составов и мозгов» (Евреям 4:12), что хочет «умыть руки в невинности» (Матфей 27:24) или «поражен слепотою» (Бытие 19:11; 4-Царств 6:18), что «как бы чешуя отпала от глаз» (Деяния 9:18) или хотел бы «излить свое сердце» (1-Царств 1:15; Псалом 61:9), или что он написал «письмо длиною в локоть» (Захарии 5:2)?!

Глубоко народный язык Лютера, ученость автора перевода обеспечили его произведению необычайный успех. Но не они одни. Мартин Лютер на самом себе ощутил силу Евангелия. Его вера и глубокое благочестие жили Словом Божьим. Не только разумом выстраивал Лютер фразы! Слово Божье передавал дальше тот, кто сам воодушевился им!

Новый Завет Лютера был сердечно принят и в Швейцарии, где вели Реформацию Цвингли и Кальвин. В этой стране тоже брались за перевод Библии. И прежде чем Лютер закончил перевод Ветхого Завета на немецкий, вышла в свет «Цюрихская Библия», которая и для наших дней представляет величайшую ценность. Последующие переводы, осуществленные представителями различных народов, опираются, в основном, на Библию Лютера.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *