ИСКУССТВО ЛЮБОВЬ К ОТЕЧЕСТВУ СТРАНИЦА 6

СТРАНИЦЫ: || 1 || 2 || 3 || 4 || 5 || 6 || 7 || 8 || 9 || 10 || 11 || 12 || 13 || 14 || 15 || 16 ||

Божественный призыв
в картинах Павла Рыженко


«Победа Пересвета»

Накануне дня памяти святых Царственных Мучеников, 16-го июля с. г., от инсульта скоропостижно скончался заслуженный художник России Павел Викторович Рыженко.

Живописец, один из ведущих мастеров Студии военных художников им. Грекова, историк, философ… За свои 44 года он успел сделать многое – его работоспособность вкупе с неравнодушием и активной гражданской позицией поражала окружающих. Павел Викторович создал десятки монументальных произведений, посвященных духовному и нравственному выбору человека в канве драматических событий русской истории. Его работы о Куликовской битве, Первой мировой войне, эпохе Царствования Императора Николая II, русских святых подводили к размышлению, пробуждали совесть. Его возраст – только начало зрелого периода в жизни, и трудно даже представить, сколько еще он мог бы сделать на благо нашего Отечества – Святой Руси, ради возрождения которой неустанно трудился, преумножая свой богоданный талант…

«Я предлагаю людям еще раз взглянуть на наше неоднозначное прошлое, полное трагических событий, в которых во всей полноте отразился великий дух нашего народа. Понять, что мы не серая масса, не „электорат“, а народ с богатой историей и исключительным самосознанием. Мне хочется верить, что я предлагаю людям альтернативу массовой, „мишурной“ культуре, которая заставляет нас забыть о главных вопросах бытия», – так обращался художник к нам, русским православным людям, своим близким, друзьям, родным ему по духу.

23 июня с. г. в выставочном центре «Калуга EXPO Конгресс» (г. Калуга, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 133а) открылась выставка картин Павла Рыженко «Иду на вы». 76 представленных на ней полотен автор собирался передать в дар родному городу, который очень любил. Мы посетили экспозицию в начале июля, и подготовка публикации о выставке совпала с получением скорбного известия о кончине живописца. Редакция «Православного Креста» выражает глубокие соболезнования родным и близким Павла Викторовича, скорбит вместе со всей православной Россией, понесшей невосполнимую утрату, и молится о упокоении души художника.

Международный выставочный центр «Калуга EXPO Конгресс» находится на окраине Калуги, в промышленной зоне. Его архитектура выдержана в современном стиле, чем создается дополнительный контраст миру русской православной духовности и истории, в который погружают полотна Павла Рыженко. В качестве названия экспозиции выбраны знаменитые слова великого князя Киевского Святослава «Иду на вы», которыми тот перед бранью оповещал противников Руси о своем намерении сразиться с ними. И хотя сам Святослав Игоревич не запечатлен ни на одном холсте, его изречение вполне отражает духовный настрой всего творчества Павла Рыженко, во многих своих работах воспевавшего доблесть древнерусских витязей и героев.

Открывает выставку картина «После битвы на Калке», написанная художником во время обучения на последнем курсе Российской академии живописи, ваяния и зодчества, где, получив образование, он несколько лет преподавал.

В центре холста верхом на коне изображен татаро-монгольский батыр. Справа от него – гора из белых тел русских воинов, на которой кровавые победители-захватчики правят свой сатанинский пир. Перед батыром и позади него – поле, усеянное павшими в сражении, над которыми кружит воронье. Между всадником и сложенными человеческими телами стоит плененный русский князь Мстислав Удалой – его вяжет крепкими путами другой батыр. Эта картина открывает цикл работ живописца, посвященных русской истории – своеобразную беседу со зрителем при помощи художественных образов о наиболее значимых событиях нашего прошлого, помогающих понять причины современного всеобъемлющего кризиса и пути выхода из него.

«Битвой на Калке» Павел Рыженко хотел донести до нас мысль о пагубности гордыни человеческой, междоусобиц, непослушания и стремления к первенству. В запечатленном историческом моменте Русь представляли три князя Мстислава со своими дружинами, но взаимного согласия и соподчинения достичь они не сумели. Мстислав Удалой добился лидерства, желая стяжать себе лавры победителя, но при этом почти все русское войско полегло, а сам князь был пленен. Художник изобразил его в минуту позднего прозрения и раскаяния в грехах тщеславия и вражды с единоплеменниками. Автор полотна таким образом показывает, что междоусобная вражда русских, деление России на «удельные княжества» или, выражаясь современным языком, на «самостоятельные независимые государства», ее расчленение – неизбежно ведут к великому кровопролитию, утрате независимости и порабощению русского народа его исконными вероисповедными и национальными врагами. Это – вековая мечта всех недругов Православия и Руси, и все, кто поддерживает данную политику, становятся такими же христоненавистниками и богоборцами.

Следующая остановка в путешествии по русской истории – первая половина XIII века. Цикл из трех картин художник посвятил святому благоверному великому князю Александру Невскому.

На первом полотне изображен берег Невы после завершения Невской битвы. Князь Александр, сидя на камне или на пне, стирает со своего острого меча кровь врагов. На переднем плане видны шведские суда с торчащими из них стрелами – следами недавнего сражения. За спиной князя русские ратники собирают тела погибших. Шведы напали на Русь в тяжелейший исторический момент, когда она была опустошена и обезкровлена нашествием татаро-монголов. Но если ордынцы несли порабощение внешнее, территориальное, то шведы с «благословения» папы римского намеревались закабалить нас духовно. И хотя со времен Невской битвы минуло восемь веков, картина Павла Рыженко весьма актуальна: осатаневший антихристианский Запад снова нападает на нашу Родину, ее колыбель – Киевскую Русь, насилием внедряя, распространяя в наших пределах свой хаос, именуемый «новым мировым порядком».

На другом полотне триптиха князь Александр запечатлен в степи со своим побратимом – татарским Царевичем Сартаком, принявшем Крещение.

Центральный холст изображает святого стоящим у могилы одного из своих дружинников на берегу реки. На противоположной стороне пылает посад. Князь погружен в глубокую думу. Он уже приблизился к своей кончине – вскоре в Орде его отравят медленнодействующим ядом. Святой Александр готовится предстать перед вечным и неподкупным Судией. Он – единственный русский князь того времени, не участвовавший в междоусобных столкновениях, но в меру сил радевший об укреплении государственного единства. Преемником его линии объединения русских земель станет святой благоверный великий князь Димитрий Донской, эпоха которого нашла отражение в следующем цикле работ Павла Рыженко.

Открывает эту серию картина «Благословение преподобного Сергия»: святой старец напутствует великого князя Димитрия на битву на Куликовском поле. Еще два полотна посвящены преподобному Александру Пересвету. В миру он был славным витязем и начальствовал над 300 воинами. На первой картине святой изображен с копьем в руке и в великой схиме, в которую преподобный Сергий облек его и преподобного Андрея Ослябю перед Куликовской битвой. Воин-монах Александр погружен в молитву, призывая помощь Божию для предстоящего сражения.

История новой России

Следующий холст воспевает его подвиг. Глаза схимника выражают полную отрешенность от земной жизни. Он смертельно ранен Челубеем, но еще держится в седле, в то время как его противник уже падает с коня. Великан Челубей был печенегом и исповедовал лжерелигию бон-по, в соответствии с которой веровал в силы космоса. Перед боем он приводил себя в особое экстатическое состояние и гипнотизировал противника, почему на его счету были сотни побед в поединках. Однако он не смог одолеть воина Христова, вооруженного не только копьем, но и щитом великой схимы и мечом молитвы.

Сподвижнику Пересвета, преподобному Андрею Ослябе, посвящена отдельная работа: цветущий сад; облокотившись на согнутую яблоньку, святой задумался об Отчизне, которой угрожает опасность. И хотя он монах, ушедший из мира, однако иноческие обеты не снимают с человека ответственности за судьбы Родины и своего народа.

Центральной работой рассматриваемого цикла является, вероятно, картина «Атака Засадного полка». На Куликовское поле, покрытое телами убитых и раненых воинов, из прилегающей к нему дубравы на полном скаку под стягом с изображением Спаса, практически не встречая никакого сопротивления, врывается Засадный полк во главе с князем Владимиром Серпуховским и воеводой Димитрием Боброком. И зрителю, даже если он не знаком с историей, уже ясно, чьей победой завершится сражение.

Ряд полотен экспозиции отражает период Смутного времени и предворявшую его эпоху правления благоверного Самодержца Иоанна Грозного. Холст «Царево молчание» изображает одиноко сидящего на резной скамье Иоанна Васильевича.

Окончание на стр. 7

СТРАНИЦЫ: || 1 || 2 || 3 || 4 || 5 || 6 || 7 || 8 || 9 || 10 || 11 || 12 || 13 || 14 || 15 || 16 ||

© ПРАВОСЛАВНЫЙ КРЕСТ. Разрешается перепечатка материалов со ссылкой на источник

Преподобный Сергий в творчестве художника Павла Рыженко

     Предлагаем вам познакомиться с очень интересным художником, нашим современником – Павлом Рыженко.
     У него есть цикл картин, посвященный прп. Сергию и Куликовской битве.
     Вначале – несколько слов о художнике.
     Павел Викторович Рыженко родился в 1970 г. в Калуге.
     В 1982 г. поступил в Московскую среднюю художественную школу при институте имени Сурикова.
     1988-1990 гг. – служба в армии.
     В 1990 г. поступил в Российскую академию живописи, ваяния и зодчества, учился у профессора, народного художника России И.С. Глазунова.
     В 1996 г. защитился дипломной картиной «Калка».
     С 1997 г. – преподаватель Российской Академии живописи, ваяния и зодчества И.С. Глазунова (кафедры архитектуры, затем – реставрации, затем композиции).

     В своих картинах Павел Рыженко воскрешает перед нами события нашей истории, забытой за долгие годы, восстанавливая ту порванную нить, которая связывает день сегодняшний с минувшим, без которого завтрашнего нам не видать. Своей кистью художник возвращает нам тот прекрасный и героический мир, который потеряли мы в годы лихолетья, нашу Великую Родину. В ней черпает он вдохновение и через свои работы передаёт его нам. Видимо, в этом и состоит главное призвание Павла Рыженко – собирать камни, склеивать осколки разбитого прошлого и являть его нашим глазам уже целым, не изуродованным, но таким, каким оно было.
     Кисти Павла Рыженко принадлежит цикл картин, посвящённый прпеподобному, Куликовской битве и ее героям – монахам-схимникам Пересвету и Ослябе.
     Именно такие герои и молитвенники, воины и праведники, как Святой Сергий, Дмитрий Донской, Пересвет и Ослябя созидали нашу Русь! И об этом надлежит помнить нам. И к этому призывают нас картины Павла Рыженко.
      П. Рыженко: …Мысленно обращаясь к читателю, я сразу хочу извиниться перед ним за необходимость рассказа о себе, поскольку биография моя совершенно банальна и ничего необычного в ней нет. Я родился в еще недалеком 1970 году в Калуге. Годы моего детства… Это время многие называют «эпохой застоя». Для меня же семидесятые — это радость общения с любящими меня родителями, бабушкой, которую я и по сей день считаю чуть ли не святой, друзьями по двору…. Тогда всё было другим, а главное — другими были люди. Почему-то я особенно хорошо помню стариков (почти все они воевали или прошли через войну). Эти старики окружали нас во дворе, стучали в домино, ласково глядели на наши игры и практически никогда не закрывали двери своих скромных, по теперешним временам, жилищ. Помню, как-то зашел в квартиру своего приятеля, которого не оказалось дома. Его мама — Изольда Иринарховна –  и бабушка, нисколько не удивившись моему появлению на кухне, тут же усадили меня обедать. Есть я не хотел, но отказаться было неудобно. Медленно поглощая окрошку, я рассматривал висевшую над столом репродукцию с картины Пуссена, на которой древние римляне праздновали какое-то событие, и один из них почему-то бросался на меч… Эти воспоминания для меня очень важны. Важнее, чем сухие отчеты, словно сводки с фронта — родился, учился, служил, поступил, постиг тайны творчества, стал признанным, успешным и далее, и далее. Это для меня и есть Родина, светлая, тихая, полная любви, которую многие позабыли, а многие — нет.
     После поступления в МСХШ в 1981 году я обрел для себя новый мир запахов. Теперь к медово-горьковатому миру акварельных красок примешался аромат масляных красок, от которого я и по сей день не могу отвыкнуть, впитав его до корней волос. Дивный мир Третьяковской галереи, сырость старинных улочек Замоскворечья, бурое небо над Москвой, когда, приникнув к ледяному стеклу, я глядел на красный флаг над зданием Верховного Совета… Все это смешалось тогда в сознании мальчика, и только в 18 лет, поступив на службу в армию и оказавшись совершенно в другом мире, я понял, что путь мой — это не поиски того, чего не терял, а путь, данный мне, путь живописца.
     Девяностые — это годы моей учебы в Академии, это метания, поиск веры, ответов на вопросы, это встречи с совершенно новыми для меня людьми — священниками. Первые серьезные мысли о назначении творчества возникли именно тогда, в Академии живописи ваяния и зодчества, в которой мне посчастливилось «дображивать». Мои однокурсники, как и я, были проникнуты общением с великим учителем, художником, воином — Ильей Сергеевичем Глазуновым. Помню тот восторг, который впервые охватил меня в залах Эрмитажа перед картинами Рембрандта, Ван Дейка, Вермеера… Казалось, все эти великие мастера присутствуют здесь, рядом со мной. Я ощущал дыхание живой истории, величие могущественных империй — Византии, Рима, Российской Империи. Я ощущал прохладу Синайской пустыни и запах порохового дыма над Бородино, передо мной вставали строгие лики русских воинов, бесстрашных и непобедимых.
     Каждый, а в особенности русский, человек тянется в глубинах и тайнах своего сердца к свету — Христу. Ко мне вера во Христа пришла очень поздно, но, поверив, я захотел побежать за ним, надеясь когда-нибудь приблизиться к этому свету. Трудно мне писать об этом, нет слов, чтобы ясно изложить мысли, но о людях, ушедших и живых, которые являются носителями веры и духа Российской Империи, мне сказать необходимо. И сказать на холсте, потому что это мой долг перед великой правдой Руси. Долг не до конца сломленного жителя мегаполиса, который сквозь очертания современных домов, сквозь смог Третьего кольца видит, как вновь и вновь проступают эти строгие и любящие лики наших предков, проливавших свой пот и кровь за Христа и за каждого из нас.
     Приблизившись к рубежу своей жизни, рубежу, который не смог переступить великий Пушкин, у которого остановились многие, я задаю себе вопрос вопросов: кому я служил? Именно кому, а не чему, и вообще, что есть искусство?
     Надеюсь, что мои картины разбудят генетическую память моих современников, гордость за свое Отечество, а быть может, помогут зрителю найти для себя единственно правильный путь. И тогда — я буду счастлив выполненным долгом.
     … Прежде чем Вашему вниманию будут представлены написанные мною работы, позвольте пояснить их смысл. Чтобы не пересказывать обширную и доступную историографию всей массы событий, изображенных на холстах, хотелось бы вскрыть главный вопрос — зачем такие отдаленные во времени и пространстве события были соединены воедино на экспозиции? Для чего соседствуют III и XX век? Почему цари русские, древние мученики и князья вновь напоминают нам о своем жизненном подвиге? Как ответить на эти вопросы одной фразой? Едва ли это возможно, если не задаться вопросом о смысле жизни человека, современного и древнего. Итак, я пытаюсь ставить самому себе и невольно Вам, зритель, эти серьезные вопросы и искать на холсте и в себе ответы на них. Современность в лице средств массовой информации и популярной, мишурной антикультуры добивается от нас забвения главных вопросов бытия человека. Посредством различных пестрых и действующих на самые низменные инстинкты и наклонности шоу «мир» принуждает нас забыть о том, кто мы… Вспомним же вместе, дорогой зритель, о нашем древнем прошлом, о нашем убиенном отце — государе, сравним нашу теперешнюю жизнь с деятельной, созерцательно — величественной жизнью Государей наших, воинственных предков, простых детей и жен тех времен, о которых «мир» вспоминать не велит нам. Вспомним о них, подумаем о великой цене, которую заплатили они за нас и устыженные, но обнадеженные, взглянем на себя, на свою жизнь поглубже, построже. Вспомним о том, что мы — Великий христианский народ, а не стадо, массы, электорат…

Сергий
Житие Сергия

Благословение Сергия

Преподобный Сергий благословляет Димитрия Иоанновича Донского на Куликовскую битву.
 Какая трудная тема для картины после уже написанных до тебя полотен! Очень хотелось изобразить суть. Только суть и ничего более. Мне показалось, что преподобный просто собрал этих суровых обветренных людей, идущих на смерть, и обнял их сердцем своим. И так это было тепло и тихо, словно победа уже свершилась и все вернулись живыми…
Словно не предстоит ему, Сергию, за литургией вслух называть имена героев в этот миг уходящих в Рай с дымящегося кровью поля Куликова.
И тихо шепчет Сергий Димитрию, но еще не Донскому: «Сим  победиши!».

«Молитва Пересвета»

Сергий Радонежский благословил Пересвета на Куликовскую битву. Другое название картины – «Молитва перед боем». Здесь самое главное – глаза Пересвета, его взгляд. Ради этого я и писал картину. Тут вряд ли нужно что-либо долго объяснять. Я не хотел искусственно создавать какую-то особую атмосферу, чтобы передать настроение непередаваемого мира этого святого. Вот он помолился перед рождением в Вечность. Надломил краюху хлеба. Вот мимо прошуршал ежик… Все это — Россия. Писал, как чувствовал, — что получилось, решать не мне, но это не главное. Главное, чтобы у каждого произошла своя встреча в глубине сердца с Пересветом и с самим собой.

«Победа Пересвета»

Пересвет победил Челубея. Но почему он победил лучшего поединщика во всей Азии, которому, как святому, до сих пор молятся в Тибете?
На этот вопрос можно дать множество ответов, но самый правильный, по-моему, таков. Он, Пересвет, схимонах Александр, вживе еще в Лавре отпетый преподобным Сергием, ехал на поле Куликово мертвым для всего, кроме любви. Он любил, этот гигант-младенец. Он был послушен своему авве Сергию, который едва достигал плеча своего чада.

Александр Пересвет

Он не замечал трудностей месячного похода — он ждал. Ждал своего мига и дождался. Увидеть бы хоть издали этот миг торжества! Нет, не тот, что изображен на картине, а реальный. Духовный.
Может быть, зритель увидит в моей картине то, что я не смог передать на холсте, и тогда цель труда моего будет достигнута…

Ослябя

Тихое утро, пронизанное лучами теплого солнца, цветущие яблони, за спиной монаха виднеются ульи.
Но главное в этой маленькой картине — то, что монаха зовут Ослябя. И готовится этот монах не белить стволы, а отдать свою жизнь — за Христа и за всех любимых им людей русских, в том числе, и за нас с вами.
Облокотился он тяжелой своей рукой о дерево и задумался. Вся жизнь прошла перед мысленным взором. Он, Ослябя, готов. Он — воин Христов — все же побелит свои яблони, а потом, взяв меч, устремится в самый ад Куликовской битвы, чтобы бить врагов Божиих и укладывать их трупы снопами, а потом самому быть изрубленным со своим великим собратом Пересветом.

Поле Куликово

Все знают, что была Куликовская битва. А тех, которые не знают или не верят, и убеждать не стоит.
Все, или почти все, знают, что решил исход сечи удар Засадного полка, возглавляли который Владимир Серпуховской и воевода Боброк Волынский.
Но все ли знают, что победа на любом поле брани — это принесение в жертву самого дорогого — даже не собственной жизни. В картине на переднем плане я поставляю отца и умирающего у него на руках сына-богатыря, в расцвете сил отходящего к Богу, с радостью исполненного долга.
… Что же делать на земле отцу, который в последний раз нянчит своего кровинушку? Вот тут и начинается для отца Поле Куликово длиною во всю оставшуюся жизнь. Битва за бессмертную душу сына и за душу свою собственную…

Поле Куликово. Стояние на костях

Безмолвие

http://павел-рыженко.рф/gallery/page/2/

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *