Личность Памвы Берынды в восприятии последующих поколений нераздельно связана с основным трудом его жизни — «Лексиконом”, который по праву считается одной из лучших работ восточнославянской лексикографии XVII в. Однако Берында был не только талантливым ученым-лексикографом, но и поэтом, переводчиком, книгопечатником и гравером.

К сожалению, о его жизни мы знаем очень мало — фактически только то, что сам автор записал в предисловии и послесловии к своему «Лексикону”. Родился он между 50–70-ми годами XVI в. и получил в крещении имя Павел. Относительно его происхождения существует несколько версий. По одной, впрочем, мало мотивированной, он был родом из Молдавии или даже Румынии. Но более достоверным представляется его происхождение из Галиции или Волыни. Во всяком случае, как видно из произведений Берынды, его родным языком был украинский, с возможным влиянием бойковского и покутского диалектов. Его социальное положение неизвестно, однако исследователи считают, что Берында не был шляхтичем.

Место получения о. Памвой образования также неизвестно, хотя он был чрезвычайно образованным человеком, в частности, кроме украинского языка хорошо знал церковнославянский, древнегреческий, латинский и польский.

Около 1597 г. Павел Берында поступил на службу в типографию Балабанов, где следил за печатью, занимался правкой и переводом книг. Здесь же, при содействии Федора Балабана, он начал свою работу над «Лексиконом славянорусским”.

После смерти Федора (†1606 г.) и Гедеона (†1607 г.) Балабанов Берында, вероятнее всего, работал и жил у Александра Балабана, старосты Рогатинского и Трембовельского. После этого переехал во Львов и трудился во Львовском братстве, в котором была своя типография. Здесь он участвовал в издании многих книг. В этот же период он постригся в монахи с именем Памвы. В 1616 г. во Львовской типографии были напечатаны его рождественские стихи.

Архимандрит Киево-Печерский Елисей (Плетенецкий), купив для Лавры в 1616 г. типографию Федора Балабана, пригласил и Памву Берынду. Однако после издания в январе 1619 г. книги «Анфологион” тот вернулся во Львов и только в конце года окончательно переехал в Киев вместе со своим сыном Лукашем (Лукианом) и братом Степаном.

Иерусалимский патриарх Феофан, находясь в 1620 г. в Киеве, удостоил Памву Берынду звания протосингела, т.е. помощника патриарха.

Как главный печатник (архитипограф), редактор и переводчик, Памво Берында принимал участие в подготовке больших лаврских изданий, в частности таких, как «Анфологион” (1619), «Номоканон” (1620), «Беседы Иоанна Златоуста” (1623), «Толкование на «Апокалипсис” Андрея Кессарийского” (1625), «Триодь постная” (1627), «Поучения аввы Дорофея” (1628) и др.

В 1627 г. вышел в свет составленный Памвой Берындой «Лексикон славеноросский альбо имен толкование”, который был напечатан на средства автора в Киево-Печерской Лавре. «Лексикон” стал результатом почти тридцатилетнего труда. К тому времени он имел большое практическое значение. Дело в том, что хотя в этот период в школах преподавали не только церковнославянский язык, но и часть предметов на этом языке, а также издавалось немало литературы, однако для широких слоев украинского общества этот язык, даже в своем украинизированном варианте, был малопонятен. Еще с XVI в. появляются словари разных авторов, которые вместе с немногочисленными попытками перевода славянских текстов на разговорный украинский язык того времени облегчали понимание тех или иных материалов и богослужебных текстов. Сам Берында был горячим защитником использования именно церковнославянского языка, при наличии толкований.

Исследователь творчества Памвы Берынды Василий Нимчук отметил следующий интересный момент: «При изучении нескольких экземпляров первого издания «Лексикона” (1627), хранящихся в отделе рукописей и редкой книги Государственной публичной библиотеки АН УССР, были обнаружены интересные факты, которые проливают свет на работу Памвы Берынды над словарем в процессе его печатания. Каждый из рассмотренных экземпляров в чем-то отличается от других. Текст второго издания «Лексикона” (Кутеинский монастырь, 1653) также не совпадает во всех деталях ни с одним из указанных экземпляров первого издания. Очевидно, «Лексикон” печатался несколькими заводами, и в процессе печатания каждого нового завода автор вносил в текст словаря какие-то изменения. Кроме того, Памво Берында добавлял толкования некоторых слов, оставленных сначала без перевода”.

«Лексикон” Берынды насчитывает около 7000 словарных статей, и разделен на две части. Первая часть — собственно «Лексикон славеноросский”, а вторая — словарь иностранных слов, общих названий и собственных имен, встречавшихся в литературе того времени. В целом же, в словаре Памвы Берынды, есть элементы толкового, энциклопедического и этимологического словарей.

Скончался Памво Берында 23 июля 1632 г.

«Лексикон” не утратил своего значения до сегодняшнего дня, ведь переводы и толкования слов, в свою очередь, являются важным источником изучения словарного состава украинского языка XVII в., его синонимики, средств словообразования. В 1961 г. вышло в свет факсимильное издание труда, с фундаментальным исследованием В. Нимчука. Сейчас это издание, как и копии с оригинала, широко доступны также в электронном виде.

Ирина Жиленко

← Десятинная церковь: благословение князя Владимира

Его появление было своеобразной революцией в славянской лингвистике. В средневековой Западной Европе письменным языком была латынь, в православной части Восточной Европы — древнеболгарский-церковнославянский. А вот в быту на наших территориях изобиловали разговорные живые языки, которые совершенно не совпадали с книжными. Такую несправедливость и взялся исправлять неутомимый исследователь Памва Берында. С появлением словаря живого украинского языка усилилась коммуникация между разными слоями Гетманщины, а также между Левобережьем и Правобережьем Украины. Язык начал сшивать народ, превращая говоры в общее лингвистическое мировоззрение.

Листая страницы издания, мы глазом любуемся, а сердцем гордимся: сколько же в «Лексиконе…» слов из современного украинского языка. Правда, такого в практике тогда еще не было, а бытовавший назывался в XVII веке… «роською мовою» (или «руською», или «простою мовою») и никакого отношения к «москавытському нарєчію» не имел. Чтобы с совестью пуриста следовать лингвистическим реалиям, наверное, целесообразно было бы перевести тот «Лексикон…» на современный язык как «болгарско-украинский толковый словарь».

И никаким «польским влиянием» существование самостоятельного украинского языка образованному москалику не объяснить. Ведь в составе Речи Посполитой Гетманщина (Левобережная Украина), где на плодородной почве киевско-полтавского диалекта и возник наш соловьиный, находилась только 80 лет — с 1569 до 1648-го, пока действовала Польско-литовская (Люблянская) уния, объединившая два государства в Речь Посполитую.

Чего не могут простить истории российские умники, так это того факта, что милый украинскому глазу «Лексикон…» Памва Берында издал за 26 лет до вхождения украинских земель в состав Польши.

Отечественные языковеды считают, что среди украинских филологов только Лаврентий Зизаний (Лаврентий Иванович Кукиль) опередил Памву Берынду более чем на 30 лет, издав в Вильно свой «Лексис, СирЂчь реченїя, ВъкратъцЂ събран(ъ)ны и из слове(н)скаго языка на просты(й) рускі(й) діяле(к)тъ истол(ъ)кованы», где церковнославянские слова подал в украинском переводе на тогдашнем живом языке. Хотя немногочисленный на вокабулы (1061 слово) «Лексис…» и был не слишком совершенным, однако именно он дал толчок к появлению несравненно большего и более совершенного «Лексикона…» Памвы Берынды.

* * *

Памва Берында родился в середине XVI в. на Самборщине (теперь — Львовская область), вероятно, в семье валахского (румынского) происхождения (по другой версии — в Молдавии от православных родителей). Его светское имя было менее странным для современников — Павел.

В юности Павел Берында много путешествовал, говорят, что и в монахи постригся в самом Иерусалиме, а также занимал в Святой Земле мелкие церковные должности. Неудивительно, что Памва Берында оказался образованным для своего времени человеком: он в совершенстве владел древнегреческим, старославянским, древнееврейским, польским языками и латынью.

В середине 1590-х гг. книжника призвал к себе епископ Львовский и Каменец-Подольский Гедеон (в миру — Григорий Маркович Балабан). С просветительскими целями в 1601 г. митрополит заключил договор с местным печатником Симеоном (Семеном) Будзиной и основал в имении своего племянника Федора Балабана в Стрятине (ныне — г. Стратин Рогатинского района Ивано-Франковской области) типографию. Организовать ее работу митрополит поручил языковеду Памве Берынде. И уже в начале 1602 г. здесь вышла в печать первая книга — «Харитонія» (своего рода назидания новопоставленному священнику).

В 1597 г. предводитель просвещения Памва Берында перебрался в Стрятин, где с Божьего благословения начал многолетние языковедческие штудии. Затем он служил печатником в Крылосе — предместье древнего Галича Станиславовского уезда (ныне — с. Крылос Галицкого района Ивано-Франковской области). Именно здесь в 1606 г. для нужд Львовского братства было издано Евангелие учительное, что усилило позиции православной веры в регионе.

Как поборник образования на русских землях, книжник принимал очень активное участие в деятельности Львовского братства: в здешней братской школе он преподавал и готовил к печати текущие издания. По одной из версий, которых о жизни этой личности есть множество, именно в городе Льва Памва Берында принял монашеский постриг. Но что известно истинно — он был не только талантливым ученым-лексикографом, но и поэтом, переводчиком, печатником и даже гравером.

Тем временем резко ухудшилось здоровье благотворителя. На глазах начал угасать митрополит Львовский и Каменец-Подольский Гедеон Балабан. И в 1606 г. единовластным собственником епископской типографии стал его просвещенный племянник Федор Балабан, который получил хорошее образование в Италии и гордился известной библиотекой.

Но общее дело загубили распри. А тем временем планировалось издать в Стрятине Псалтырь, Евангелия и ряд богословских трактатов. А тут еще и старуха со своей косой поломала даже более мелкие замыслы. После скоропостижной смерти Федора Балабана (1606) и ухода в другой мир епископа Гедеона Балабана (1607) книгопечатание в имении захирело. Затем Памва Берында покинул Стрятин и направился в Перемышль, где продолжил языковые штудии и кропотливое книгопечатание. Под покровительством православного епископа Перемышльского и Самборского Михаила (в миру — Матвея Копистенского) работалось немного легче.

В 1614–1616 гг. книжник-путешественник жил во Львове, где работал в Успенском братстве, имевшем собственную типографию. Кроме того, учительствовал в братской школе. Здесь, во Львове, Памва Берында написал первые стихи на рождественскую тематику, и здесь они вышли в печать. Здесь просветитель написал диалоги для братской школы и продолжил работать над «Лексиконом…», начав тщательные штудии еще во время службы у Балабанов.

Слава о просвещенном печатнике докатилась до города на семи холмах, и в 1615 г. Киево-Печерский архимандрит Елисей (Александр Михайлович (Томашевич) Плетенецкий) выкупил заброшенную Стрятинскую типографию и пригласил архитипографом (главным печатником), толкователем и редактором Памву Берынду. Так началась история типографии Киево-Печерской лавры.

Монах принимал участие в издании ряда церковных канонов. Учтите, в книгах в те времена было 500 и больше страниц. Известный «Требник» (1646) митрополита Киевского, Галицкого и всея Руси Петра Могилы насчитывал 1670 страниц. За первые 15 лет своего существования типография Киево-Печерской лавры издала 40 (!) книг, а до конца XVIII в. вышли в свет 250 изданий.

К сожалению, с 1720 г. печатание украинских книг оборвали царские указы, присланные из Московии. Не верится, но в некоторые годы во всей Украине на родном языке печатались… одна-две книги. Так было и в XIX в., потому наши литературные классики вынуждены были издавать собственные произведения где придется, только не на Родине..

С осени 1619 г. вечный книжник вместе с сыном Лукашем (Лукияном) Берындой поселился в Киеве. В лаврской типографии они работали до конца жизни, а в период 1627–1629 гг. отец возглавлял весь издательский процесс. К ряду несравненных изданий, отпечатанных на Берестовой горе, Памва Берында писал предисловия или послесловия.

Чтобы отметить труды праведные и повседневное благочестие, в 1620 г. патриарх Иерусалимский и всея Палестины Феофан III, который с официальным визитом находился в Киеве, почтил Памву Берынду званием протосинкела. Такая духовная должность обозначала клирика, который жил в одной келье с епископом и считался личным помощником архиерея.

По просьбе книжника патриарх Иерусалимский и всея Палестины грамотой, написанной в Белой Церкви 7 сентября 1620 г., подтвердил привилегии, данные ранее Львовскому братству. С тех пор Памва Берында подписывался как «протостоятель трона Иерусалимского». Возможно, именно по этой причине российский археолог и этнограф И. Сахаров в монографии «Сказания русского народа» решил, что определенное время Памва Берында… жил в Святой Земле.

Так сложилось, что правитель Московского царства очень сердился на украинских казаков, которые в 1604 г. вместе с польским войском штурмовали Кремль, поддержав Лжедмитрия. В знак примирения митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси Иов Борецкий (Иван Матвеевич Борецкий) предложил царю Михаилу Федоровичу наладить… совместное издание богоугодных книг.

Именно тогда, а не на Переяславской раде едва ли не впервые появилась идея соединения двух государств. Потому что именно Иов Борецкий в 1624 г. сформулировал идею единства православной Руси, рассматривая украинцев-малороссов как младших, а россиян-великороссов как старших братьев, которые являются одной семьей. Тогда в сознании части казачества и других прослоек общества оформился взгляд на Московию как на потенциальную союзницу в борьбе с «ляхами». Это начало становление в украинском политикуме промосковского течения.

В составе дипломатической миссии в 1624 г. в Москву поехал и главный печерский печатник Памва Берында. В подарок первому царю из династии Романовых и святейшему патриарху Филарету Никитовичу, кстати, отцу царя, Киево-Печерская лавра передала редчайшие фолианты, украшенные драгоценным камнями. Но правитель Московии несколько месяцев держал наше посольство без аудиенции. В конце концов книги ласково принял, но обиду украинцам не простил, а идею о совместной печати богоугодных книг отверг.

Умер Памва Берында 13 июля 1632 г. в Киеве. А его «Лексикон…», который автор составлял около 30 лет, по сей день жив как бесценный памятник украинской культуры. Добросовестно его готовя, Памва Берында ознакомился и проанализировал многие чужеземные издания. Есть свидетельства, что в своих штудиях он пользовался достижениями белорусского печатника и культурного деятеля Георгия (Франциска) Скорины, который основал в Праге и Вильно типографии, издал на белорусском языке «Псалтырь» и свыше двух десятков книг Библии. Вот почему не одно столетие «Лексикон…» использовали наши соседи и другие славянские народы — не только тогда, когда хотели понять украинцев, но и когда стремились познать самих себя.

Львівські вулиці є справжніми резервуарами таємничості і загадковості. Аби оповити себе цим містицизмом з позитивним відтінком, не обов’язково відвідувати окраїни міста Лева чи дійсно нікому не відомі місцини. Достатньо просто пройтися центром, де кожного дня «рояться” тисячі туристичних груп – і перед вами відкриваються справжні перлини, вершини яких є доступними для споглядання і в наші дні, тоді як основне «тіло” заховане глибоко в віках.

Вулиця Памви Беринди, м. Львів

Однією з таких перлин, що також містить присмак невідомості, є вулиця Памви Беринди, яка сполучає вулицю Театральну та проспект Свободи.

Вулиця Памви Беринди, сучасний вигляд

Кожного дня вона пропускає повз себе незліченну чисельність людей, фіксує безмірну кількість трамвайних рейсів у різні боки та спостерігає як кипить і вирує життя в самому серці Львова ось уже дві сотні років. Кожного дня люди, йдучи цієї вулицею чи перетинаючи її трамваєм, ставлять собі питання – а хто ж такий отой загадковий Памво Беринда? Дивлячись на таке незвичне прізвище та ім’я нашого героя, не дивними були би жартівливі припущення про нього, як про афро-українця, якого волею долі занесло у Львів XVII століття )).

Та, виявляється, Памво Беринда таки «наш”, а його вклад у розвиток української філології, лексикографії та книгодрукування настільки великий, що якщо би існував «Зал Слави”, що об’єднував би три згадані вище сфери діяльності та дисципліни, місце Беринди в подібного роду залі не підлягало би сумніву. Зрештою, навіть ім’я в нього, насправді, не таке вже незвичне (назву Памво він взяв після прийняття чернечого постригу) – звати його було Павлом (якщо вірити підпису глаголичними буквами у «Тріоді цвітній” (1631)).

Перевальський В. Памво Беринда, дереворит

Тобто, так само як людину, що мала чи не найбільший вплив на формування і поширення ідей раннього християнства. Тепер, коли завісу таємничості привідкрито, заглянемо за неї і дізнаємось ким же був Памво – Павло Беринда і чим удостоївся честі, аби його іменем назвали одну з вулиць Львова.

Основним джерелом до вивчення біографії Памво Беринди є присвята (передмова) і післямова до його найвідомішого та чи не найвагомішого доробку – «Лексикону словено-роського і імен толкованія” (1627).

«Лексикон…” Памво Беринди, 1627 рік

Надто мало даних є про його дитинство і перші роки життя, а те, що в наявності – це переважно гіпотетичні припущення, які не завжди вдається аргументувати. За однією з версій, його родина походила з Молдовії (історик церкви, археограф, Митрополит Євгеній (Болховитінов)). За іншою версією, він походив десь з району Карпат (c. Чайківці на Самбірщині), на що нібито вказує наявність місцевих діалектизмів у його віршах (Г. І. Коляда).

Освіту майбутній лексикограф та книгодрукар здобув у Львівській братській школі. В цьому навчальному закладі він на високому рівні опанував давньоукраїнську та давньогрецьку мови (загалом йому приписують знання більше десяти мов, серед яких такі «екзотичні” як давньоєврейська, сирійська і ін.), там же захопився дукарською справою. До останнього варто додати, що в братської школи була досить потужна друкарня. В ній ще 1591 року було видано Адельфотес, тобто граматику елліно-словенського язика, який впродовж тривалого часу був єдиним підручником для вивчення давньогрецької мови на східнослов’янському просторі.

Адельфотес, 1591 року

Також не мало важливо, що матрицю латинських шрифтів у друкарні Львівського братства придбала друкарня Лаврської школи у Києві. Тобто база та можливості для розвитку й зростання в Беринди були хороші.

Після завершення навчання, на запрошення єпископа Гедеона (Балабана), у 1603 році Памво Беринда переїжджає до Стрятина (тепер Івано-Франківська область), де організовує роботу та утримує друкарню. За час свого перебування там, а це 1603 – 1606 роки, Памво Беринда видає Служебник (1604) та Требник (1606).

По тому, знову повертається до Львова. Тут він приймає чернечий постриг, найімовірніше – у монастирі св. Онуфрія. Впродовж 1608 – 1615 років продовжує книговидавничу діяльність. Зокрема, ним було опубліковано «На Рождество вірші”, присвячені львівському єпископу Єремії (Тисаровському), який, між іншим, очолював процесію висвячення Петра (Могили) в єпископи, що відбувалась саме у Львові.

У 1617 році П. Беринді, вже досить знаному на той час книговидавцеві та вченому, приходить запрошення від архімандрита Києво-Печерської Лаври Єлисея (Плетенецького). Беринда переїжджає до Києва. Він швидко адаптувався до нового місця та середовища й майже одразу влився до робочого процесу. Вже 1619 року з’являється Анфологіон (збірка вибраних служб на всі 12 місяців року), а 1620 року Номоканон (збірник церковного права), до виходу яких доклався і Памво Беринда. Згодом, під час візиту до Києва єрусалимського патріарха Феофана, останній надав ієромонаху Беринді титул протосинкела (помічник патріарха) Єрусалимської церкви. Після цього Памво Беринда їздив з місіями до Москви і можливо на Афон.

Новий період діяльності Памво Беринди мав місце за наступного архімандрита Києво-Печерської лаври, який змінив Єлисея (Плетенецького) – Захарії (Копистенського). У 1626 році було випущено листівку з зображенням преподобного Памви – духовного покровителя Беринди. На листівці зберігся тайнописний автограф самого Памви Беринди.

У 1627 році вийшов у світ найвідоміший твір друкаря – «Лексикон славено-роський і імен толкованіє”, який Беринда укладав протягом тридцяти років свого життя.

«Лексикон…” Памво Беринди, 1627 рік

Ця праця, яка складається з двох частин, вміщує в себе 6982 слова, що розміщені на 475 сторінках. В передмові зазначено, що «велико славний язик словенський” має багато «темних” слів, тому й взявся Памво Беринда за пояснення – «каждое трудное слово виложилі”, даючи тлумачення церковно-словянських лексем тогочасною українською мовою. Роботу, що адресувалася «в пользу спудеев”, можна розцінювати як прототип сучасних енциклопедичних словників.

Через кілька років після підкорення найвищої вершини у своєму житті, Памво Беринди не стало. Він помер 1632 року в Києві, проживши біля семи десятків років. Похований в Києво-Печерській Лаврі.

Львів не забув свого героя, який жив, вчився і формувався як особистість у цьому місті. У 1992 році його іменем було названо вулицю в самому центрі, яка сполучає вул. Театральну і проспект Свободи. Що цікаво, раніше на цьому місці вулиці не було взагалі, а існував лише провулок, що впирався у міський мур. На місці зустрічі цього провулка і муру від 1422 знаходилась міська воскобійня, яка давала значні прибутки. Віск звідти, проштампований печаткою міста, вивозили до Німеччини, Франції, Волощини, у східні країни. Після ліквідації фортифікацій, на описуваному місці утворилась вулиця. На початку XX століття її назвали Вузькою. 1871 перейменовано на вулицю Кілінського,

Вулиця Кілінського, від 1992 року – Памви Беринди

а у 1941 – 1944, під час німецької окупації, вона мала назву Геллештрассе. Від 1992 вона відома як вулиця Памви Беринди – видатного українського філолога, лексикографа та друкаря.

Євген ГУЛЮК

Джерела:

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *