Пакт Молотова- Риббентропа. Как это было…

Сергей Бука

Российские либералы, украинские националисты, белорусские оппозиционеры и западные СМИ нервно отреагировали на горькую пилюлю от Владимира Путина — его объективный комментарий о предпосылках подписания пакта Молотова-Риббентропа. Хотя, по большому счету, такое «единство» с исторической точки зрения выглядит по меньшей мере смешно.

Учитывая напряженную реакцию польской и прибалтийской общественности на взвешенные высказывания российских историков и политиков относительно Договора о ненападении между Германий и Советским Союзом, Владимир Путин 10 мая расставил все точки над i:

«Советский Союз предпринял массу усилий, (чтобы) создать условия для коллективного противостояния нацизму в Германии. Сделал многократные попытки создать антифашистский блок в Европе. Все эти попытки успехом не увенчались… Некоторые политики считали, что война неизбежна. Черчилль, например, после того как его коллега приехал в Лондон с бумажкой этой и сказал, что «Я вам привез мир». Черчилль на это ответил: «Теперь война неизбежна». И вот когда Советский Союз понял, что его оставляют один на один с гитлеровской Германией, он предпринял шаги, направленные на то, чтобы не допустить прямого столкновения, и был подписан этот пакт, пакт Молотова-Риббентропа… „

Президент России подчеркнул, что исторический смысл подписания советско-немецкого договора в 1939 году был. По его словам, после подписанию в Мюнхене “известных договоренностей», отдавших территории Чехословакии Германии, СССР оставили один на один с Третьим Рейхом, а Польша в конце концов стала жертвой проводимой ею политики (в частности, аннексии части территории Чехословакии).

Реакция украинских, западных, а также российских либеральных СМИ оказалась как будто написанной под копирку.

Как Европа шла к Договору Молотова-Риббентропа

Материалы практически во всех из них вышли с язвительными заголовками типа «Путин оправдал пакт Молотова-Риббентропа». При этом большинство из них об исторических пояснениях Владимира Путина упомянули лишь вскользь, а некоторые — и вовсе их опустили. Зато практически все очень четко подчеркнули, что договор о ненападении привел к разделу территории Польши.

Почему нервно отреагировала Польша — еще понять можно, хотя, вроде бы, уже пора признать собственную вину и покаяться. А вот истерика в украинских националистических и белорусских оппозиционных СМИ выглядит гротескно и вызывает, по меньшей мере, удивление.

Учитывая тот факт, что именно подписание Договора о ненападении лежит в основе навязываемой сегодня миру американо-британской (а теперь еще и киевской) концепции истории об «обоюдной» вине Третьего Рейха и СССР, наверное, стоит более подробно остановиться на некоторых деталях истории международных отношений в Европе в 1917 — 1940 годах.

Не пора ли признать вину?

10 декабря 1917 года декретом Совнаркома Советская Россия подарила Польше независимость, а 29 августа 1918 года Ленин подписанием декрета Совнаркома отказался от любых претензий к Польше по еще царским договорам. Вот только Польша ответила на это черной неблагодарностью, начав военную кампанию в Литве и Западной Белоруссии. В январе 1919 польские части захватили Вильно. В феврале началось польское наступление на Белоруссию, а затем — и на Украину. После длительных переговоров, которые провалились из-за позиции Варшавы, в 1920 началось новое польское наступление на Белоруссию и Украину. Однако летом Красная армия предприняла эффективное контрнаступление, и катастрофическим стало уже положение Польши. Москве начинает теперь угрожать Лондон. Благодаря тому, что поляком удалось успешно дешифровать перехваченные переговоры советских войск, а также — из-за некоторой несогласованности в рядах РККА, Польше все же удалось переломить ситуацию в свою пользу. Одновременно поляками был развернул масштабный террор против мирного населения.

В конце концов в марте 1921 года был подписан Рижский мир, который, по большому счету, не удовлетворил никого. С одной стороны, Западная Украина и Западная Белоруссия остались в составе Польши, как и часть территории Литвы. С другой, поляки мечтали о восстановлении «Речи Посполитой от моря до моря», но оказались очень далеки от реализации этих планов.

От 80 до 100 тысяч советских военнопленных были уничтожены в польских концлагерях, и к этой истории мы еще, как и обещали, вернемся.

Польский террор

Польша же после войны постепенно стала скатываться в жесткий авторитарный режим. В 1926 году в результате переворота к практически неограниченной власти пришел Юзеф Пилсудский. Началось как судебное, так и внесудебное преследование оппозиции. Был создан концлагерь в Березе-Картузской, были введены ограничения свободы собраний и печати. В концлагерь кидали как польских левых активистов, так и представителей украинского и белорусского меньшинства (причем из любого политического крыла). В концлагере их подвергали пыткам: не давали садиться и ложиться, обливали холодной водой, запрещали разговаривать, били, морили голодом, заставляли работать по 16 часов в сутки. Попасть туда можно было без суда и следствия. Часть документов до освобождения концлагеря Красной армией в 1939 году была уничтожена, и сколько всего в нем побывало узников — достоверно сказать нельзя. Но счет идет на многие тысячи.

В 1930-е годы проходили репрессии против украинского населения. Причем работал принцип «коллективной ответственности», который потом в еще гораздо более жестоких формах применяли гитлеровцы.

В 1934 — 1935 году был подписан ряд международных актов между Польшей и Третьим Рейхом. В 1935 году умирает Пилсудский, но политика Польши принципиально не меняется.

В марте 1938 года Берлин осуществляет аншлюс Австрии и ему необходимо международное признание. В это же время на границе с Литвой вдруг обнаружен убитый польский солдат, в Польше поднимается кампания с требованием начать против Литвы войну, чтобы захватить Каунас. Планы нападения Польши на Литву нашли понимание у Гитлера. Он был готов признать захват Литвы в обмен на признание Варшавой аншлюса. Задачей минимум для Польши было заставить Литву официально отказаться от оккупированного Вильно. Однако на Польшу жестко надавила Москва, пообещавшая Варшаве выход из пакта о ненападении и собственные «свободные действия». Этим СССР спас Литву от польской оккупации.

Зато поляки активно поддержали захват Гитлером Мемельской области и Мюнхенский сговор.

Заговор против Чехословакии

В 1938 году у Третьего Рейха возникли претензии к Чехословакии из-за Судетской области, значительную часть населения которой составляли потомки еще средневековой немецкой колонизации. Весной Вермахт выдвинулся к границам Чехословакии, в Чехословакии прошла частичная мобилизация. СССР и Франция, связанные с Чехословакией договорами о взаимопомощи, объявили о ее поддержке. Тогда Гитлер включил дипломатические усилия.

На стороне Гитлера и Третьего Рейха фактически выступили Великобритания, Польша и США.

21 мая польский посол в Париже Лукасевич заверил посла США во Франции Буллита, что Польша немедленно объявит войну СССР, если он попытается направить войска через польскую территорию для помощи Чехословакии. А 27 мая дипломаты Польши и Франции обсуждали уже раздел Чехословакии между Германией, Польшей и Венгрией…

В сентябре Англия и Франция на словах высказались в поддержку Чехословакии, но при этом пообещали Гитлеру, что он получит все, что хочет и без войны… Есть ли предел цинизму?

15 сентября Чемберлен провел встречу с Гитлером, на которой вопрос раздела Чехословакии был принципиально решен. 19 сентября Чехословакия запросила позицию Москвы, и та сказала, что готова помочь, согласно договору.

20-21 Англия и Франция фактически объявили ультиматум Чехословакии, дав понять, что если она сама не согласится на раздел и оккупацию и примет помощь Москвы, то объединенные силы Запала (включая нацистов) объявят «крестовый поход против большевизма» против СССР и Чехословакии.

23 сентября Чехословакия объявила мобилизацию, а СССР предупредил Польшу, что любая попытка оккупации Чехословакии автоматически аннулирует договор о ненападении…

29 — 30 сентября был оформлен позорный оккупационный Мюнхенский сговор. Чехословакию и СССР даже не допустили на обсуждение. Великобритания, Германия и Франция же подписали договоры о ненападении. Дальнейшие шаги после отделения Судет официально не оговаривались, но они были понятны. Польша ввела свои войска в Чехословакию одновременно с Германий и оккупировала Тешинскую область.

В конце 1938 — начале 1939 года была отделена Словакия, а остатки Чехии силой разделили между собой Германия и Венгрия. Благодаря позиции Запада и Польши, Германия почти без боя захватила один из самых больших в мире чешский арсенал, который потом был использован против СССР.

Оттянуть войну

СССР остался один на один с полностью враждебной Европой, фактически создавшей против него коалицию. Англия, Франция, Польша — были недоговороспособны. Москва к войне была не готова материально-технически. Поэтому другого выбора для того, чтоб оттянуть войну, кроме как договориться о ненападении с Гитлером — не было. И, как минимум, СССР необходимо было решить вопрос о спасении родственных жителей на Западной Украине и в Западной Белоруссии, с которыми, как мы уже говорили выше, не очень хорошо обращались поляки, и не собирался лучше обращаться и Гитлер. Знали бы тогда, что будут творить некоторых из них и их потомков…

Поэтому осуждение пакта Молотова-Риббентропа со стороны украинских или польских националистов звучит абсурдно. Лучше было жить в режиме хоть и не такого жесткого, как в Африке, но апартеида? В концлагерях было хорошо? Или хотелось оказаться под Гитлером — он бы Польшу все равно себе забрал…

Русофобская истерия 90-х должна уйти в прошлое, а история — расставить все по своим местам. Запад сам на 100% вынудил СССР искать отсрочку войны с Гитлером. Как, впрочем, сам на 100% развязал Гитлеру руки и создал условия для убийства 60 миллионов людей в ходе Второй мировой. Каяться должна не Россия, а те, кто ради натравливания Третьего Рейха на СССР, дал ему карт-бланш в его людоедских начинаниях!

© Copyright: Сергей Бука, 2015
Свидетельство о публикации №215051200714

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Сергей Бука

Рецензии

Написать рецензию

Здравствуйте. Вы, видимо, основательно разобрались в теме. Где-то я прочитал, что Молотов по инициативе своей жены включил в этот документ пункт, который был недопустим для Гитлера. Включение этого пункта каким-то образом прошло мимо глаза Сталина. Жена Молотова очень была дружна с членами ЕАК, где возможно ей и было подсказано. Все это, по факту, подтолкнуло Гитлера к войне против СССР.

Что-нибудь знаете по вот этому слуху?

Еще я читал, что жена Молотова после войны была осуждена (репрессирована).

Капитан Крю   25.08.2015 22:55   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Спасибо за отзыв.Попробую, что -нибудь отыскать, если смогу!!!Здоровья и удачи!

Сергей Бука   03.09.2015 10:39   Заявить о нарушении

Полина Жемчужина была арестованав 1948 году.Осуждена на пять лет.Подробности почитание здесь.Всего доброго!

Сергей Бука   03.09.2015 10:46   Заявить о нарушении

Не открывается.Наберите в GOOGL Молотов и Полина Жемчужина.Репрессии.Удачи!!!

Сергей Бука   03.09.2015 10:48   Заявить о нарушении

Личная жизнь и семья
В 1921 г. Вячеслав Молотов женился на Полине Семёновне Жемчужиной, настоящее имя — Перл Семёновна Карповская, еврейка по национальности,которая в то время овдовела (её первый муж умер от тифа). Сестра Перл Карповской в Гражданскую войну репатриировалась в Эрец-Исраэль. В 1948 г. П.С. Жемчужина была арестована, на Пленуме ЦК, когда её выводили из кандидатов в члены ЦК, Вячеслав Михайлович при голосовании воздержался (единственный, остальные проголосовали «за»). П.С. Жемчужина смогла вернуться из ссылки только после смерти И.В. Сталина.
И.В. Сталину в вину свой арест она не ставила.
У Молотовых была единственная дочь — Светлана Вячеславовна (1926—1986, по некоторым данным 1929—1989) — научный сотрудник Института всеобщей истории. Зять Алексей Дмитриевич Никонов (1917—1992) был офицером НКВД, профессором МГИМО, потом сотрудником Института мировой экономики и международных отношений, редактором журнала «Коммунист».
Внук Вячеслав Алексеевич Никонов (род. в 1956г.) — известный российский политолог, соучредитель фонда «Политика», депутат Государственной Думы ФС РФ, автор книге о своём деде "Молотов. Молодость" (М.: Вагриус, 2005), монографий, посвящённых Февральской революции 1917 г. в России, эксперт по вопросам внутренней и внешней политики и международных отношений. В. А. Никонов много рассказал о своём знаменитом деде в документальном фильме "Молотов: школа выживания" (серия "Кремль-9").
Ссылка:Вячеслав Михайлович Молотов.Традиция(Набрать в Google)

Сергей Бука   03.09.2015 10:52   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Сергей Бука

пакт Молотова и Риббентропа

К 1939 году Германия и СССР стремились заключить друг с другом мирное соглашение. СССР нуждался в этом для того, чтобы повысить обороноспособность страны. Германии это было необходимо для того, чтобы воевать с Польшей. Изначально нападение на Польшу планировалось на 26 августа 1939 года.

Первый шаг на пути к соглашению сделал Сталин. 3 мая он снял с поста министра иностранных дел Литвинова. Этот человек был сторонником союза с Англией и о переговорах с Германией даже думать не хотел. На его место был назначен Молотов. Гитлер замену оценил. 25 августа 1939 года фюрер писал Муссолини о том, что смещение Литвинова – знак со стороны Сталина о том, что СССР готов к переговорам. Активная стадия переговоров началась 14 августа. В результате этих переговоров был подписан пакт Молотова и Риббентропа.

11 августа в СССР прибыла западная делегация, которая так же стремилась заключить союз с СССР. Для Англии сближение России и Германии с древнейших времен было самым сильным кошмаром. Начались переговоры. СССР представляли: К. Ворошилов (народный комиссар обороны), Б. Шапошников (начальник Генерального Штаба), Н. Кузнецов (командующий ВМС), А. Лактионов (командующий ВВС). «Союзники» прислали генералов, которые могли только договориться, без права подписи каких-либо документов. Что касается английских генералов, то они вообще прибыли без письменных документов, которые могли бы свидетельствовать об их полномочиях. О желании западных стран просто оттянуть время говорят и те формулировки, которые они предлагали для договора. Вот пример диалога, который велся при проведении переговоров. Ворошилов спрашивает о том, в какой срок союзники будут готовы выставить армию? Ответ английского генерала – в кратчайшие сроки. Ворошилов спрашивает о том, какова будет численность союзного войска? Английский генерал говорит – все имеющиеся силы. То есть западная делегация использовала довольно размытые формулировки, которые в целом ни к чему ее не обязывали. Подпиши советская сторона это соглашение, и никакой союзной помощи вообще бы не было. «Кратчайшие сроки» могут быть растянуты при желании на годы, а «все имеющиеся силы» могут ограничиться одной ротой.

Разумеется, что в таких условиях единственным выходом для СССР был договор с Германией. В результате были созданы все условия для того, чтобы был подписан пакт Молотова и Риббентропа. 21 августа в Германию была передана телеграмма, которая извещала Риббентропа о том, что СССР согласно на его приезд в Москву. Фактически это означало приезд для подписания договора. Риббентроп прибыл в столицу СССР 23 августа. Тогда же и был подписан пакт Молотова и Риббентропа. Этот пакт не только заявлял о том, что войны между странами не будет, но и о необходимости консультаций между СССР и Германией по всем спорным вопросам.

Почему именно 21 августа Сталин согласился на подписание договора с Германией? Повод опять же дала западная делегация от Англии и Франции. Еще 15 августа Ворошилов потребовал, чтобы делегация получила официальные ответы от правительств своих стран, с четким изложением позиций возможного договора.

Последствия пакта Молотова–Риббентропа

На 21 августа было назначено срочное собрание членов делегации. Английские и французские генералы заявили о том, что для срочного созыва нет причин, и они рекомендуют перенести ее на 3-4 дня. 10 дней английские и французские власти не могли дать ответ свои делегациям о том, на каких условиях можно подписывать союзное соглашение. В результате у СССР просто не было другого выхода, как подписать пакт Молотова и Риббентропа. Именно отказ западной делегации 21 августа 1939 года начать переговоры в срочном порядке был явным знаком того, что никакого договора не будет.

Почему они так ненавидят Пакт Молотова-Риббентропа?

Сущность пакта Молотова — Риббентропа

Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (нем. Deutsch-sowjetischer Nichtangriffspakt; также известен как пакт Молотова — Риббентропа) — межправительственное соглашение, подписанное 23 августа 1939 года главами ведомств по иностранным делам Германии и Советского Союза. Со стороны СССР договор был подписан наркомом по иностранным делам В. М. Молотовым, со стороны Германии — министром иностранных дел И. фон Риббентропом.

Стороны соглашения обязывались воздерживаться от нападения друг на друга и соблюдать нейтралитет в случае, если одна из них становилась объектом военных действий третьей стороны. Участники соглашения также отказывались от участия в группировке держав, «прямо или косвенно направленной против другой стороны». Предусматривался взаимный обмен информацией о вопросах, затрагивающих интересы сторон.

К договору прилагался секретный дополнительный протокол о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства». Протокол предусматривал включение Латвии, Эстонии, Финляндии, Восточной Польши и Бессарабии в сферу интересов СССР.

Договор был подписан после периода охлаждения политических и экономических советско-германских отношений, вызванного приходом А. Гитлера к власти, и вооружённых конфликтов, в которых СССР противостоял гитлеровской коалиции: Германии и Италии в Испании, Японии на Дальнем Востоке. Договор стал политической неожиданностью для третьих стран. Слухи о существовании дополнительных секретных договорённостей появились вскоре после подписания договора. Текст протокола был опубликован в 1948 г. по фотокопиям, и в 1993 г. — по вновь найденным подлинникам.

1 сентября 1939 года Германия начала вторжение в Польшу, а 17 сентября 1939 года на территорию Польши вошли советские войска. Территориальный раздел Польши между СССР и Германией был завершён 28 сентября 1939 года подписанием договора о дружбе и границе. Позже к СССР были присоединены страны Прибалтики, Бессарабия и Северная Буковина, а также часть Финляндии.

После нападения Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года договор, так же как и все остальные советско-германские договоры, утратил силу. В 1989 году Съезд народных депутатов СССР осудил секретный дополнительный протокол договора и признал его недействительным с момента подписания.

Подписание договора

Риббентроп прилетел в Москву в полдень 23 августа и немедленно явился в Кремль. Встреча, продолжавшаяся три часа, закончилась благоприятно для немцев. По словам присутствовавшего на встрече личного переводчика Сталина, Владимир Павлова, когда началось обсуждение проекта договора, Сталин заявил: «К этому договору необходимы дополнительные соглашения, о которых мы ничего нигде публиковать не будем», после чего изложил содержимое будущего секретного протокола о разделе сфер обоюдных интересов. В посланной Гитлеру в тот же день телеграмме, Риббентроп сообщил об успешном продвижении переговоров. Единственным препятствием к подписанию он назвал требование советской стороны включить два латвийских порта — Лиепае и Вентспилсе в сферу влияния СССР. Гитлер дал на это своё согласие. В тот же вечер оба документа были подписаны. Переговоры продолжились до утра. Встреча увенчалась банкетом, открывшимся тостом Сталина: «Я знаю, как немецкий народ любит фюрера. Поэтому я хочу выпить за его здоровье».

Позднее, в 1946 году, вспоминая об этом событии на Нюрнбергском процессе, Риббентроп сказал: «Когда я приехал в Москву в 1939 году к маршалу Сталину, он обсуждал со мной не возможность мирного урегулирования германо-польского конфликта в рамках пакта Бриана-Келлога, а дал понять, что если он не получит половины Польши и Прибалтийские страны еще без Литвы с портом Либава, то я могу сразу же вылетать назад».

В полном соответствии с секретным протоколом, чей оригинал был найден в архивах Политбюро ЦК КПСС только в середине 1990-х годов, германские войска в 1939 году не заходили в населенные преимущественно белорусами и украинцами восточные регионы Польши, а также на территорию Латвии, Литвы и Эстонии. На все эти территории впоследствии вошли советские войска. 17 сентября 1939 года советские войска вошли на территорию восточных регионов Польши. В 1939-1940 годах, опираясь на левые политические силы в этих странах, сталинское руководство установило контроль над Латвией, Литвой и Эстонией, а в результате военного конфликта с Финляндией, тоже отнесенной секретным протоколом к сфере интересов СССР, отторгло от этой страны часть Карелии и прилегающие к Ленинграду (ныне город Санкт-Петербург) территории.

Как писал в своих мемуарах премьер-министр Великобритании (1940-1945) Уинстон Черчилль, тот факт, что такое соглашение между Берлином и Москвой оказалось возможным, означал провал английской и французской дипломатии: не удалось ни направить нацистскую агрессию против СССР, ни сделать Советский Союз своим союзником до начала Второй мировой войны. Тем не менее, и СССР нельзя назвать однозначно выигравшим от пакта, хотя страна получила дополнительные два года мирного времени и значительные дополнительные территории у своих западных границ.

В результате пакта Германия в 1939-1944 годах избежала войны на два фронта, последовательно разгромив Польшу, Францию и малые страны Европы и получив для нападения на СССР в 1941 году армию, имевшую два года боевого опыта. Таким образом, главной выигравшей от пакта стороной, по мнению многих историков, можно считать нацистскую Германию. (").

Юридическая характеристика договора

Оценки юридической стороны договора противоречивы. Согласно одним мнениям, Договор о ненападении сам по себе (без протокола) не содержит ничего необычного и представляет собой типичный договор о ненападении, примеры которых часты в тогдашней европейской истории (например аналогичный пакт между Германией и Польшей). А. А. Пронин придерживается другого мнения, указывая на то, что в договоре отсутствовал пункт, отменяющий его действие в случае, если одна из сторон совершит агрессию (такой пункт присутствовал в большинстве договоров о ненападении, заключённых СССР). В исходном советском проекте договора соблюдение нейтралитета имело предпосылкой ситуацию, при которой другая сторона окажется «объектом насилия или нападения со стороны третьей державы», но окончательная редакция статьи II договора предполагала соблюдение нейтралитета в случае, если одна из сторон станет не объектом нападения, но «объектом военных действий со стороны третьей державы». Такие формулировки были типичны для дипломатии Третьего рейха, например договор о ненападении между Германией и Латвией и договор о ненападении между Германией и Эстонией декларировали соблюдение нейтралитета «при любых обстоятельствах»; однако СССР до сих пор их не использовал.

В результате договор широко открывал двери для любого нападения Германии, «спровоцированного» якобы актом насилия со стороны третьей державы.

Шесть вопросов историку о пакте Молотова-Риббентропа

А. А. Пронин также указывает, что договор тесно связан с секретным протоколом и не может оцениваться отдельно от него, равно как и вне конкретной предвоенной ситуации тех дней. Секретный протокол к договору относил к сфере интересов СССР в Прибалтике Латвию, Эстонию и Финляндию, Германии — Литву; в Польше раздел проходил по линии Нарев-Висла-Сан, Вильнюс переходил от Польши Литве. При этом, сам вопрос о том, желательно ли с точки зрения интересов договаривающихся сторон сохранение польского государства, предоставлялся «ходу дальнейшего политического развития», но в любом случае должен был решаться «в порядке дружественного обоюдного согласия». Кроме того, СССР подчеркнул свой интерес к Бессарабии, а Германия не возражала против интересов СССР в этом регионе Румынии. Дополнительный протокол оценивается А. А. Прониным как юридически неправомерный, поскольку касался третьих стран.

Версии о причинах подписания пакта Молотова-Рибентропа
Пакт о нейтралитете между СССР и Японией
Палеография Древней Руси
Мадридская конференция 1991 г
Приход к власти в Израиле И. Рабина
Конфиденциальные палестино-израильские переговоры в Осло
Палестино-израильская Декларация принципов 1993 г
Развитие палестино-израильских отношений в 1993-1995 гг
Палестино-израильские отношения при Э. Бараке
Приход к власти Б. Нетаньяху и его политика в Израиле
Исторические предпосылки палестино — израильского конфликта
Нормализация арабо-израильских отношений
Попытки урегулирования палестино-израильского конфликта
Перспективы урегулирования палестино-израильского конфликта
Англоконформизм в США в XIX веке



77 лет назад был подписан пакт Молотова — Риббентропа, договор о ненападении между СССР и Германией

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *