В историях о людях, попавших на необитаемый остров, герои обычно пытаются всеми способами выбраться обратно на Большую землю. Но есть и те, кто осознанно уплывает на пустынные острова, чтобы сбежать от общества и от проблем. Истории трех современных отшельников — в материале «Ленты.ру».

Я просто хочу умереть здесь

Японец Масафуми Нагасаки сбежал на необитаемый остров Сотопанари в архипелаге Рюкю в далеком 1989 году, когда ему было 53 года. Само название Сотопанари переводится как «далекий-далекий остров», его площадь составляет около одного квадратного километра, туда редко заплывают даже рыбаки. Там он и жил в безвестности, пока в 2012 году его не обнаружили журналисты информационного агентства Reuters. С тех пор к старику время от времени наведывались репортеры, а он и рад был рассказать о своем быте.

О жизни Масафуми Нагасаки до переезда на остров известно мало, он не любит говорить о прошлом. Известно, что у него были жена и двое детей, он успел побывать фотографом, хозяином бара и простым рабочим на заводе. Однажды он услышал от коллеги о загадочном острове и с тех пор мечтал сбежать туда от цивилизации. Он говорит, что последней каплей был день, когда он летел на самолете и увидел, как сильно загрязнено море под ним. Тогда он, человек без опыта походов и выживания в природе, собрал рюкзак и уехал на остров. «В обществе люди относились ко мне как к идиоту и заставляли меня чувствовать себя им. На острове я наконец-то избавился от этого. Здесь нет законов общества, только законы природы. Ее нельзя победить, так что приходится подчиняться. Здесь я никогда не грустил: испытывая такие чувства, невозможно выжить».

Нагасаки захватил на остров некоторые вещи, в том числе небольшую палатку, но все унес первый же тайфун. «Я сразу же сгорел под солнцем. Мне казалось, что жить здесь будет невозможно», — спустя много лет описал первые дни на острове Нагасаки. Первый год жизни в одиночестве он спешно одевался, когда видел корабли вдали, но вскоре перестал это делать: «Ходить голышом в обществе неприлично, но здесь, на острове, это нормально, я воспринимаю это как униформу. Когда я что-то надеваю, это кажется неуместным».

Но иногда Нагасаки все же приходилось одеваться: раз в неделю он плавал на лодке на соседний остров, где забирал 10 тысяч йен, которые еженедельно присылала ему семья, покупал еду и питьевую воду. В основном Масафуми питался рисовыми лепешками, которые ел от трех до пяти раз в день.

Для мытья и бритья Нагасаки использовал дождевую воду, которую собирал в битые горшки. У него не было ни зажигалки, ни средств связи, ни большого запаса продуктов — только рис. Нагасаки не ел мясо, рыбу, а также яйца черепах, которых на острове было достаточно. Свой отказ от мяса он объяснял любовью к природе: «Я видел, как черепашата вылупляются и ползут к морю. Каждый раз у меня выступали мурашки, и я думал, как прекрасна жизнь».

Каждый день Нагасаки начинал с утренней растяжки и гимнастики на пляже, затем готовил еду, делал уборку в своем лагере и на пляже. Он не раз признавался, что его единственная мечта — умереть на острове, который стал для него домом: «Все, что мне нужно, я могу найти здесь, больше мне ничего не надо. Я просто хочу умереть здесь, никого не беспокоя, во время тайфуна. Это гораздо лучше, чем в больнице или дома, в кругу семьи».

Несмотря на его желание, местные власти увезли заболевшего гриппом 82-летнего Нагасаки с острова и запрещают ему возвращаться на остров из-за слабого здоровья. Его поселили в дом престарелых в городе Исигаки, расположенном за 60 километров от Сотопанари. После почти 30 лет жизни на острове японцу непросто привыкнуть к строгому распорядку и постоянному присутствию людей вокруг.

Брокер с острова

В 1980-е годы австралиец Дэвид Глэшин был председателем синдиката по добыче золота в Папуа — Новой Гвинее. Он играл на бирже и нажил состояние в 38,4 миллиона австралийских долларов, которые потратил на роскошную виллу с видом на гавань. А затем наступило 19 октября 1987 года, «черный понедельник», когда Доу Джонс обвалился на 508 пунктов. Все состояние Глэшина испарилось в один миг. Следом разрушилась семья: жена обвинила его в том, что он потратил все ее деньги, и, несмотря на все старания мужчины, в 1991 году они развелись.

Бракоразводный процесс Дэвид проиграл, потом на него насели банки, которым он задолжал денег. В итоге к 1993 году он почти полностью разорился и уже не знал, как выбраться из финансовой ямы.

В 1997 году он встретил женщину из Зимбабве, которая оказалась в похожей ситуации: она недавно развелась с мужем и всеми способами пыталась заглушить боль. От общего друга они узнали о существовании небольшого неосвоенного острова площадью 26 гектаров под названием Ресторейшен (Restoration), что в переводе означает «восстановление». Глэшин и его спутница отправились туда, поселились на пляже в небольшой хижине-времянке времен Второй мировой войны и загорелись мечтой устроить там элитный курорт на 60 номеров.

«Проект длился недолго: она не смогла это выдержать, ей было слишком тяжело», — рассказал австралиец. Вскоре после отъезда подруги по несчастью он отрастил бороду и перестал носить рубашки. Ему пришлось пережить немало столкновений с аборигенами, выступавшими против строительства курорта. В итоге Глэшин и сам передумал возводить отель и просто остался жить на острове в хижине. Вскоре он провел туда интернет, чтобы продолжать играть на бирже.

«Фондовые рынки — это потрясающе, — признавался 69-летний мужчина в интервью корреспонденту издания Vice. — Это самый быстрый и простой способ заработать. Это лучше работы». Глэшин не винит биржевые игры в своем разорении, он считает, что был молод, горяч и в какой-то момент заигрался. «Мне не хватило ума понять, что грядет обвал. Я знал, что акции растут, и их надо продавать, но не сделал этого вовремя, и потому пошел на дно вместе с кораблем». Глэшин постоянно читает новости, особенно его интересует ситуация вокруг Северной Кореи.

За 20 лет жизни на острове Глэшин значительно перестроил хижину, снабдив ее солнечными батареями. От острова всего за час можно доехать до Большой земли, где австралиец закупается несколько раз в год. Он сам выращивает овощи, ловит рыбу и крабов. Иногда к нему приезжают в гости журналисты, а однажды на ужин на собственной яхте заплывал актер Рассел Кроу.

Пожалуй, единственное, чего не хватает Глэшину, — это любимой женщины. Он пытался искать девушек через интернет, но из этой затеи ничего не вышло. «Однажды ко мне ненадолго приезжала девушка из Италии. Но она говорила об открытых отношениях, а я не знал, что это. Я думал, что это значит, что у нас нет секретов друг от друга», — смеется он.

Главным плюсом своей жизни Глэшин называет обретение покоя и мира с собой. «У острова отличное название, он восстановил меня во всех смыслах». Впрочем, он признает, что жизнь на острове — далеко не сахар. «Если все идет не так и жизнь оказывается в опасности, я осознаю это всем своим существом. Дикая природа сурова, это жестокий мир. Все постоянно идет не по плану, и с этим просто нужно постоянно справляться». Как и Нагасаки, он планирует умереть на острове своей мечты, так как не видит смысла возвращаться к людям.

Канадская отшельница

Вопреки стереотипам об отшельниках, им может быть не только загорелый мужчина, бегающий среди пальм. Канадка Зои Лукас уже больше 40 лет живет на холодном одиноком острове Сейбл, треть года окруженном густым туманом. Этот остров в форме полумесяца растянулся на 42 километра. Кроме Зои на нем обитают 400 лошадей, 300 тысяч длинномордых тюленей и 350 видов птиц.

Лукас работает натуралистом и признается, что благодаря наблюдениям за животными никогда не чувствует себя одинокой. Она не выходит из дома без блокнота и бинокля. 68-летняя канадка нередко наблюдает необычные вещи, но самой странной ее находкой был протез ноги, вынесенный на побережье. Лукас собирает черепа лошадей, чтобы изучать, как животные со временем приспособились к жизни на острове. Каждый день она собирает мусор, принесенный на берег волнами. Обычно это осколки пластика, воздушные шарики и полиэтиленовые пакеты.

Впервые Лукас посетила остров в 21 год, тогда она училась на ювелира и представить себе не могла, что уедет из родного Галифакса. На Сейбл она приехала посмотреть на обитающих там диких лошадей. Ее настолько привлекла суровая природа края, что она влюбилась в остров и через семь лет переехала туда навсегда.

Из-за густых туманов, окружающих остров 125 дней в году, у берегов произошло около 300 кораблекрушений, из-за чего его прозвали «Кладбищем Атлантики». Лукас наплевала на мрачную репутацию острова, выбрала своим домом заброшенную спасательную станцию и отремонтировала ее. Позже она переселилась в деревянный дом, построенный Метеорологической службой Канады в 1940-е. Каждые две недели метеорологи привозят отшельнице еду.

Сотрудники метеорологической службы, работающие на острове вахтовым методом, уважают Лукас и называют ее хранительницей острова. «Зои очень замкнутая, но это неудивительно, если учесть, сколько времени она проводит одна, — отметил один из них. — Она собирается провести на острове столько, сколько сможет».

— Вы считаете это наркотиком?
Это приятная привязанность. Она позволяет сохранят ум живым. Это делает тебя человечным. Ближе к тебе самому.
— Как вы определяете для себя самого смысл? Что это значит лично для вас?
Порой мне даже не нужно знать, что я пытаюсь сказать, до того момента, как закончу историю. В моей голове есть идея, и по мере того, как я пишу ее, все меняется — у истории начинается собственная жизнь. Но процесс написания — это то самое истечение кровью. Я просто стараюсь писать красивые и сильные истории, достойные того, чтобы их написать. Садясь за печатную машинку, я выжимаю себя, чтобы история получилась стоящей прочтения!
— Говоря это вы улыбаетесь. Почему?
Я считаю себя достаточно счастливыми человеком. В моей жизни, конечно, случаются и грустные события тоже. Бывают хорошие дни, бывают не очень. Если наступают плохие дни, я даю себе пару дней отдохнуть. Но затем беру себя в руки и возвращаюсь к работе. Дисциплина — определяющая величина в писательском мастерстве: если ты этого не пишешь, никто за тебя этого не сделает. Ты один, ты совершенно один. Писательство — осознанное отшельничество.
Ты пишешь в одиночестве, но затем наступает момент, когда необходимо явить себя миру, чтобы научиться слышать его шепот, который ты, писатель, однажды сможешь расшифровать и научиться слушать. Человеку несколько лет, чтобы научиться говорить. Научившись говорить, статок жизни писатель учится слушать. Именно вслушиваясь, писатель впитывает в себя истории. Невозможно все придумать в голове, нужны живые люди: их разговоры, культура, ситуации.
Вот вам пример: я смог бы написать о Москве, только в том случае, если смогу узнать об этом месте достаточно, смогу наблюдать за людьми и жизни вокруг. Россия — это особенный мир и невозможно написать о России, посмотрев, скажем, видео о России в сети. Как писатель я не хочу создавать ничего поверхностного. Ни один писатель не должен создавать поверхностных историй. Нужно стараться писать так, чтобы затрагивать сердца и умы людей. Писать о гумманистических ценностях, рассказывать, что значит быть человеком.
— Вы впервые в России?
Да, это мой первый приезд в Москву. Я раньше уже бывал в Петербурге. Россия — это страна, окруженная огромным количеством стереотипов. Некоторые из них использованы как часть русофобской кампании в США — и я не верю ни во что из этого. Я думаю, что у вас очень современная страна, относительно демократичная. У нас тоже нет абсолютной демократии в штатах!
У вас здесь очень гостеприимная атмосфера и все выглядит очень стильно! Красивые люди, потрясающе образованные. Должен признаться, что система образования здесь лучше, чем у нас в США. Раньше и у нас было так, но сейчас стандарты деградировали. Я знаю, что у вас много проблем в стране, но у кого их нет?! Я думаю, что потенциально Россия имеет огромное будущее. Вообще, я считаю себя наполовину русским, ведь моя жена русская.
— Очень интересно! Как вы познакомились?
У нас был общий друг, о котором я писал рассказ. Мы все встретились за завтраком, много шутили, а теперь я женат! Я и предположить не мог. Чистый шанс!
— Верите в судьбу?
Я верю в случай.
— И в чем разница?
Это философский вопрос! Случай — это твой собственный выбор. Я решил тогда пойти на эту встречу с другом, нам несколько лет не удавалось встретиться. И я пошел вместе со своим сыном, ему тогда было 17 лет. И там была Кристина. Мы отлично провели время — много смеялись и говорили. Но про себя я подумал: «У тебя нет никаких шансов, она слишком молода». Через год я написал ей, завязалось общение. Кристина покорила меня чтением стихов Набокова на русском языке. Она любит литературу, а я обожаю поэзию.
— Кто из поэтов вдохновляет вас больше всего?
Из больших американских поэтов — Грегори Корсо, а также Серж Генсбур, Томас Боре — политик их Никарагуа, что-то из латиноамериканской поэзии, ну и Джон Донн, конечно же. Истинный гуманист. Лучше других рассказывает, что значит быть человеком.
— Что для вас значит быть человеком?
Сохранять в себе стержень. Создать крепкую семью. Завести настоящих друзей. Сохранять внутреннее достоинство, кторое невозможно разрушить извне.
— Когда Вы видите что-то хорошое написанное, что вы чувствуете?
Что это очередной подарок человечеству.
— Как понять, что текст написан хорошо?
Это сложно описать словами. Ты просто знаешь, что текст хорош. Когда все элементы сошлись в одной точке. Это двигает тебя, читателя, вдохновляет, позволяет чувствовать глубину момента, переживать эмпатию. Великие писатели способны вызывать все перечисленное.
— Как насчет вас? Считаете ли себя одаренным писателем?
Люди постоянно меня спрашивают, передается ли дар в генах и досталось ли мне что-то от деда, Эрнеста Миллера Хемингуэя? Я всякий раз пожимаю плечами. Все, что я знаю, это то, что я люблю писать.

Традиции русского пустынного и пещерного подвижничества никогда не иссякали как на Святой Горе, так и на Святой Руси. Со времен преподобного Антония Печерского, 1000 лет назад принесшего и утвердившего на Руси образец святогорского подвижничества, эта традиция дала обильные всходы и плоды, так что впоследствии украсила Афон и Русь именами великих старцев-отшельников.

Выдающимся святогорским старцем-пещерником был знаменитый борец с Брестской унией Иоанн Вишенский, который свои полемические послания с призывами твердо держаться православной веры писал на Украину из пещерного затвора на Святой Горе.

Из описаний киевского монаха и паломника Василия Григоровича-Барского мы знаем, что в середине XVIII в. на Святом Афоне высоко в горах и лесах подвизалось много русских отшельников и пустынников. Эта традиция сохранилась и в ХIХ – ХХ веках.

Начинали с пустыннического жительства на Афоне как преподобный Паисий Величковский, так и духовник всех русских святогорцев старец Арсений. Его ближайший ученик – старец Иероним (Соломенцов), прежде чем принять духовное руководство в Русике, также долгое время подвизался в уединении.

В ХIХ в. при Русском на Афоне Свято Пантелеимоновом монастыре подвизался схииеромонах Мефодий, бывший насельник Соловецкого монастыря. Затем, по благословению старцев Русика, он восстановил отшельническую келлию св. Григория, где и поселился для уединенного жития и непрестанного молитвенного делания. Он часто скрывался от людей под огромным камнем в пещере, куда уединялся для молитвы.

Недалеко от Ватопедского монастыря, в пещере у моря, подвизался русский схимонах Севастиан. Современники о нем вспоминали, что «жил он как птица, в совершенном нестяжании. В келье ничего не имел. Пропитание получал от рукоделия и всегда пребывал весел и радостен. О земном никакого не имел попечения, но весь был погружен во Едином Боге».

Другой русский сиромаха – схимонах Феоклит жил в искусно высеченной пещере высоко в прибрежной скале, состоящей из двух отделений, где его однажды пытался навестить Великий Князь Алексей Александрович Романов при посещении им Святой Горы в июне 1867 года. Проезжая Афон вдоль берега, он обратил внимание на пещеру и пожелал осмотреть ее, но на этот раз обитателя ее не было дома — он ушел за пропитанием в Руссик, и вход в пещеру был замкнут.

Схимонах Гавриил, бывший мещанин из города Сумы, по благословению старцев Русика имел собственноручно выстроенную под камнем каливу-пещеру выше ближней Георгиевской келлии и жил там в уединении более 35 лет.

Также подвизался Монах Трофим (Коломиец), бывший отставной унтер-офицер из Полтавской губернии, о котором современники вспоминали, что «жил он почти на открытом воздухе в лесу, на крошечной ливадке: на кустах была положена плита, которая служила аналоем, а около нее он, сидя, спал. Тут же, в сухом потоке, к одной стороне потока приложена маленькая стенка, кое-чем накрытая, с отверстием, в которое только едва можно пролезть и сидеть в этой конуре, а встать нельзя и едва можно повернуться. Конурку эту нельзя приметить, если и рядом пройдешь. В ней он читает книги и молится и иногда пишет свои духовные мысли». Он также ушел в затвор по благословению старцев Русика.

О другом сиромахе, схимонахе Гаврииле, известно, что «вел жизнь странническую, жил в лесу, в пещерах и так около 50 лет от Севастопольской войны провел на Афоне. Подвизался на землях Русика, спал, как правило, под открытым небом, кушал где придется. Часто приходилось встречать его в лесу, нрава был тихого, говорил мало, но кротко и обстоятельно. Одежду имел самую убогую и почти всегда был без шапки».

Среди огромного сонма русских святогорских отшельников особого внимания заслуживает схимонах Илия (Аминский). Он был уроженцем Каменец-Подольской губернии. Этот образованнейший и умнейший человек, бывший управляющий знаменитыми в Российской империи заводами Терещенко, заработавший себе большое состояние и достигший уважения и славы в светском обществе, вдруг решил бросить все и стать монахом. Прибыв на Афон в 1904 году, он в Русском Пантелеимоновом монастыре после исповеди у отца Агафадора (Буданова) попросил благословения жить не в монастыре, а в лесу, принадлежащем обители. Он отказался от всяких, даже элементарных условий для жизни, и следующие 30 лет провел как зверь в лесу. Подвижник не имел дома — жил под камнем; не варил себе пищу — ел траву и плоды; не менял одежду, хотя рухлядь еле прикрывала его тело; не лечился, хотя ему было уже под 80 лет, и, что самое важное, никогда и ни с кем не разговаривал. При случайной встрече с людьми падал на колени и, приклонив голову до земли, не выпрямлялся, пока не оставался один. Преставился ко Господу отец Илия 13 сентября 1932 года, от роду около 80 лет, молясь сидя под камнем. Отец Флегонт (Лебедев), изумленный невероятным подвигом отца Илии, в день его кончины скупо, но выразительно отметил в своем дневнике: «Великий подвижник, 30 лет прожил под камнем».

Еще один отшельник схимонах Зосима «вел скитальческую жизнь около Старого Руссика в лесу, ходил босой и в легкой одежде зимой и в самое холодное время, кушал у порты, не говорил ни с кем ни слова. В последние годы ходил в наклонном положении, так что рукой до земли доставал».

Схимонах Вениамин, уроженец Курской губернии, более 10 лет подвизался в Русике, затем попросил благословение уйти в затвор, где и провел оставшиеся 15 лет, ископав себе под камнем пещеру на высокой скале, что на дороге к Старому Русику.

Еще один отшельник – схимонах Аввакир (Кучеренко), выходец из казачьей семьи и уроженец Екатеринославской губернии, нес послушание уставщика и певчего при Русике, а затем, по благословению старцев, ушел в затвор и в лесу близ Старого Русика поселился в дупле дуба, где подвизался оставшиеся годы жизни.

На крутых и неприспособленных для жизни Карульских скалах также в основном подвизались русские подвижники.

Все эти и многие другие безвестные старцы-отшельники являются украшением тысячелетнего русского святогорского наследия, давшего свои богатые духовные всходы.

Есть люди для которых гораздо комфортнее находиться наедине с самим собой, чем в обществе кого-то другого. Они стараются избегать ситуаций, когда будут хоть в чем-то зависеть от других людей и соответственно избегают близких отношений.

Почему так происходит, и что делать если ваш избранник имеет синдром отшельника. Интересно? Тогда читаем дальше, думаю кто-то встречал таких людей, а кто-то сам страдает эдаким синдромом.(как я)

Люди-одиночки стараются строить отношения так, чтобы не приблизить к себе никого ближе, чем на разрешенное расстояние. Это может проявляться и на физическом уровне, поскольку такие люди избегают телесных контактов, если только это не секс. Но в гораздо большей степени это касается эмоциональной близости. Люди с синдромом отшельника стараются строить поверхностные отношения, которые позволяют коммуницировать на каком-то чисто внешнем уровне, не пуская никого глубоко «в душу».

Это происходит потому, что еще в раннем детстве, испытывая настоятельную потребность в любви, тепле и принятии, они не получали этого от своих родителей, особенно от матери. Каждому маленькому человеку жизненно необходимы забота и внимание, при чем не формальные, а идущие от души. Если по каким-то причинам родители не могут дать этого, не хотят или просто не умеют выразить свои чувства, ребенок попадает в ситуацию сильного разочарования и душевной боли, а еще страха за свою жизнь и будущее.

Мир кажется ему холодным и чужим, а значит, ждать от него чего-то хорошего было бы ошибкой. Единственный способ заглушить внутреннюю боль от неудовлетворенных желаний — это отказаться от этих желаний самому. Если тебе это не нужно, значит не важно, есть это у тебя или нет, а значит, тебе не больно, когда у тебя этого нет.

Брак, или просто близкие отношения являются для такого человека большим испытанием. Постоянное присутствие рядом другого человека, тесный эмоциональный и физический контакт с ним, представляют для одиночки реальную угрозу собственной целостности и душевному спокойствию, поэтому он старается отгородиться, закрыться от этого влияния. И без того малоэмоциональный, он может становиться еще более закрытым и отстраненным. А любая попытка близкого человека вывести его из этого состояния, будет встречать агрессивный отпор с его стороны, проявляясь вспышками раздражения и «впадением» в мрачное настроение, не располагающее к близким контактам.

Что же делать если Вы предположили у своего партнера эдакий синдром?

1. Отбросьте надежду, что ваше поведение, забота и участие смогут повлиять на его изменения в лучшую сторону. Он не изменится, пока сам не почувствует необходимость в таких изменениях. И даже после этого, он не сможет измениться самостоятельно, а только с помощью специалиста-психолога. А это очень длительный и трудоемкий процесс, отнимающий массу сил и энергии. Да и каким человеком он станет в результате, трудно предсказать заранее. И будет ли этот человек по прежнему нравиться вам, а вы ему — тоже вопрос.

2. Перестаньте думать о нем, как о человеке, нуждающемся в вашем повышенном внимании, тепле и участии, перестаньте его жалеть и пытаться компенсировать то, что ему не додали в детстве. Да, ему, как и любому человеку нужны забота и внимание. Но он сам вполне в состоянии взять их у вас и столько, сколько ему действительно нужно, и не более.

3. Смиритесь с тем, что ему нужно больше времени проводить одному. Не давите на него в эти периоды, даже если они затянулись, лучше посвятите это время себе и другим, значимым для вас людям. Если вы не можете оставить его в покое, будьте готовы к агрессивному отпору с его стороны. Если вам нужна гораздо более высокая степень эмоционального контакта, чем он готов вам дать, в пору задуматься, а стоит ли оставаться рядом с этим человеком или лучше отпустить его и найти кого-то более подходящего.

4. Будьте готовы к тому, что он будет принимать решения, касающиеся лично его самостоятельно, не посоветовавшись с вами. Напротив, совместные решения вам придется инициировать самостоятельно, поскольку отшельник предпочитает не мыслить в категориях «Мы», для него есть, прежде всего «Я» и «Ты», а «Мы» существует чисто теоретически. Тем не менее, он вполне благосклонно может отнестись к вашей инициативе, если только она не ограничивает его личную свободу и независимость, и не угрожает привычному образу жизни.

5. Чтобы дать личную свободу своему возлюбленному, вам просто необходимо заполнить чем-то другим свою жизнь. Ведь ваш любимый человек может позволять вам реализовать лишь малую долю того эмоционального вовлечения, на которое вы способны. А куда девать остальное? Вот здесь вам помогут друзья, хобби, работа, развлечения. Следите только за тем, чтобы вы своим поведением не вызывали сомнений в собственной преданности и честности по отношению к партнеру-отшельнику. Не смотря на свою внешнюю холодность и безэмоциональность, он может быть способен на вспышки ярости, плохо поддающиеся контролю. А его решения могут быть весьма опрометчивы и всегда направлены на разрыв отношений, приносящих ему боль и неудобства.

Итог: люди страдающие синдромом «отшельника» — весьма «неудобные» партнеры для тех, кто нуждается в тесной эмоциональной близости, но могут быть надежными спутниками жизни для людей самодостаточных и больше ориентированных на себя и свое развитие, чем на выстраивание отношений. Одиночки никогда не ограничивают свободу своего партнера, давая ему право выбора по всем вопросам, но в ответ ждут подобного же поведения своего визави. Так что, выбор за вами, оставаться или уходить. Только не тешьте себя иллюзиями изменений и лучшей жизни. Так вы будете только мучить и себя и своего партнера, несущего в себе синдром одиночки.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *