Примеры

«Проблема соотношения права и морали имеет особое значение в связи с растущим признанием основных прав человека, ценности и достоинства человеческой личности. Развитие цивилизации наполнило новым содержанием «золотое правило» морали. В борьбе с сословным неравенством признаны ценность всеобщего правового и морального равенства людей, права и свободы каждого человека. В формулировке «золотого правила» содержится нечто общее с правовым предписанием гражданского общества: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц» (ст. 17 Конституции Российской Федерации).»

Чаадаев Пётр Яковлевич (1794 – 1856)

«Философические письма» (1828 – 1830), письмо второе:

«Многократно возвращаясь к основному началу нашей духовной деятельности, к движущим силам наших мыслей и наших поступков, невозможно не заметить, что значительная часть их определяется чем-то таким, что нам отнюдь не принадлежит, и что самое хорошее, самое возвышенное, самое для нас полезное из происходящего в нас вовсе не нами производится. Все то благо, которое мы совершаем, есть прямое следствие присущей нам способности подчиняться неведомой силе: единственная действительная основа деятельности, исходящей от нас самих, связана с представлением о нашей выгоде в пределах того отрезка времени, который мы зовем жизнью; это не что иное, как инстинкт самосохранения, который присущ нам, как и всем одушевленным существам, но видоизменяется в нас согласно нашей своеобразной природе. Поэтому, что бы мы ни делали, какую бы незаинтересованность ни стремились вложить в свои чувства и свои поступки, руководит нами всегда один только этот интерес, более или менее правильно понятый, более или менее близкий или отдаленный. Как бы ни было пламенно наше стремление действовать для общего блага, это воображаемое нами отвлеченное благо есть лишь то, чего мы желаем для самих себя, а устранить себя вполне нам никогда не удается: в том, что мы желаем для других, мы всегда учитываем собственное благо. И потому высший разум, выражая свой закон на языке человека, снисходя к нашей слабой природе, предписал нам только одно: поступать с другими так, как мы желаем, чтобы поступали с нами. И в этом, как и во всем другом, он идет вразрез с нравственным учением философии, которая считает, что постигает абсолютное благо, т.е. благо универсальное, как будто только от нас зависит составить себе понятие о полезном вообще, когда мы не знаем и того, что нам самим полезно. Что такое абсолютное благо? Это незыблемый закон, по которому все стремится к своему предназначению: вот все, что мы о нем знаем. Но если руководить нашей жизнью должно понятие об этом благе, разве не необходимо знать о нем что-либо еще? До определенного момента мы, безусловно, действуем сообразно всеобщему закону, в противном случае мы заключали бы в себе самих основу нашего бытия, а это нелепость; но мы действуем именно так, сами не зная, почему: движимые невидимой силой, мы можем улавливать ее действие, изучать ее в ее проявлениях, подчас отождествляться с нею, но вывести из всего этого положительный закон нашего духовного бытия – вот это нам недоступно. Смутное чувство, неоформленное понятие без обязательной силы – большего мы никогда не добьемся. Вся человеческая мудрость заключена в этой страшной насмешке Бога в Ветхом Завете: вот Адам стал как один из нас, познав добро и зло!»

Меня всегда смущало, как правильно поступать с людьми. Мне всегда это было не понятно. То есть сначала, с самого начала, мне казалось, что правильно поступать с людьми так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. Но потом, на практике, оказалось, что людям не очень-то хочется чтобы с ними поступали так, как мне хочется, чтобы поступали со мной.
Скажем смотрите: меня вчера останавливает ГАИ. Вот если бы я была ГАИшником — мне было бы приятно, что у водителя документы в порядке, от трезвый, красивая девушка, улыбается и любезна весьма. А этот вот был очевидно не доволен. Остро хотел денег. Не докапывался, но разочарования не скрывал. Вот такой вот вам пример, что не все хотят, чтобы с ними поступали так же.
«Мы все свободны делать то, что мы хотим», — сказал он той ночью. «Ведь
это так просто, ясно и понятно. Вот великий путь к управлению Вселенной».
«Да, почти. Ты забыл об очень важной детали», — уточнил я.
«Какой же?»
«Мы все свободны делать то, что хотим, пока мы не вредим кому-либо», —
напомнил я. «Я знаю, что ты хотел это сказать, но следует говорить вслух то,
что имеешь в виду».

Незнакомец отвечал с сильным акцентом, что-то похожее на румынский.
«Спасибо. Мне бы не хотелось вторгаться в вашу компанию.
Вид человека, которого он привел с собой к костру, как бы это сказать,
был несколько неожиданным для ночной поры в этих краях. В его облике было
что-то волчье, пугающее. Гладко выбритый мужчина небольшого роста, одет в
вечерний костюм и черную накидку с красной атласной подкладкой, на свету он
чувствовал себя неуютно.
«Я проходил мимо», — бормотал он. «Полем короче идти до моего дома…»
«Да ну…» — Шимода не верил этому человеку, знал, что он врет, и в то
же время изо всех сил сдерживался, чтобы не расхохотаться. Я надеялся, что
тоже вскоре все пойму.
«Устраивайтесь поудобнее», — предложил я. «Можем ли мы чем-нибудь
помочь?» На самом деле у меня не было такого уж сильного желания помогать
ему, но он так ежился, что мне хотелось, чтобы он хоть немного расслабился,
если конечно сможет.
Он посмотрел на меня с отчаянной улыбкой, от которой я похолодел. «Да,
вы можете помочь мне. Мне это крайне необходимо, иначе бы я не попросил.
Можно я попью вашей крови? Совсем чуть-чуть? Это моя пища; мне нужна
человеческая кровь…»
Может быть во всем виноват акцент, он знал английский не так уж хорошо,
или я не понял его слов, но я вскочил на ноги быстрее, чем когда-либо за
много последних лет, подняв в воздух целую тучу соломинок.
Он отступил. Обычно я безобиден, но я не так уж мал, и, возможно, вид у
меня был угрожающим. Он отвернулся. «Сэр, простите меня! Простите.
Пожалуйста, забудьте, что я говорил что-то о крови! Но понимаете…»
«Что вы там такое бормочите?» — от испуга мой голос звучал очень
яростно. «Какого черта вам надо, мистер? Я не знаю, кто вы такой, может вы
вроде вам…»
Шимода оборвал меня до того, как я смог закончить это слово. «Ричард,
наш гость говорил, а ты его перебил. Пожалуйста, продолжайте, сэр; мой друг
несколько нетерпелив».
«Дональд», — сказал я, — «этот тип…»
«Успокойся!»
Это настолько удивило меня, что я успокоился и с некоторым страхом
вопросительно посмотрел на незнакомца, вытащенного из родной ему темноты на
свет нашего костра.
«Пожалуйста, поймите меня. Я не виноват, что родился вампиром. Не
повезло. У меня мало друзей. Но мне необходимо немного свежей крови каждую
ночь, или я чувствую страшную боль, а если не достать ее дольше, то я не
могу жить! Пожалуйста, мне будет очень плохо, — я умру — если вы не
разрешите мне попить вашей крови… совсем немного, мне больше пол-литра и
не надо…» Он сделал шаг вперед, облизываясь, думая, что Шимода каким-то
образом руководит мной и заставит меня подчиниться.
«Еще один шаг, и кровь обязательно будет. Мистер, если вы только
прикоснетесь ко мне, вы умрете…» Я бы не убил его, но я очень хотел
связать его, для начала, и уж потом продолжить наш разговор.
Он, должно быть, поверил мне, поскольку он остановился и вздохнул. А
затем, повернулся к Шимоде. «Ты доказал, что хотел?»
«Я думаю, да. Спасибо».

«Это был вампир из Трансильвании», — сказал он с еще большим акцентом,
чем говорило то чудище. «Или, если быть точным, это была мыслеформа вампира
из Трансильвании. Если ты когда-нибудь захочешь рассказать о чем-нибудь, а
тебе покажется, что тебя не слушают, сотвори им небольшую мыслеформочку,
чтобы проиллюстрировать то, что ты хочешь сказать. Тебе кажется, что я
перестарался, эта накидка, клыки, акцент? Он слишком сильно тебя напугал?»
«Накидка была первоклассная, Дон. Но он был уж больно стереотипен, даже
слишком… Мне вовсе было не страшно».
Он вздохнул. «Ну ладно. Но ты, по крайней мере, понял, о чем я говорил,
и это главное».
«О чем ты говорил?»
«Ричард, когда ты так яростно набросился на моего вампира, ты поступал
так, как ты сам того хотел, несмотря на то, что ты думал, что это повредит
кому-то. Он даже сказал тебе, что ему будет плохо, если…»
«Он собирался напиться моей крови!»
«Что мы делаем всякий раз, когда говорим людям, что нам будет плохо,
если они не поступят, как мы этого хотим».
Я надолго замолчал, обдумывая все это. Мне всегда казалось, что мы
свободны поступать, как пожелаем, если это не вредит кому-нибудь, но это не
подходило. Чего-то не хватало.
«Тебя сбивает с толку», — подсказал он, — «общепринятая трактовка,
которая на самом деле невозможна. Это слова «вредит кому-нибудь». Мы сами
всегда выбираем, повредит нам это или нет. Решаем мы. И никто иной. Говорил
ведь тебе мой вампир, что ему будет плохо, если ты не разрешишь ему напиться
кровушки. Это его решение, что ему будет плохо, это его выбор. А то, что ты
делаешь по отношению к этому — есть твое решение, твой выбор: дать ему
напиться твоей крови; не обращать внимания; связать его; проткнуть ему
сердце осиновым колом. Если ему не понравится осиновый кол, он свободен
защищаться любым способом, по своему желанию. И каждую секунду жизнь ставит
тебя перед новым выбором».
«Если посмотреть на это с такой точки зрения…»
«Слушай», — сказал он, — «это очень важно.
Мы все. Свободны. Поступать.
Так. Как. Мы того захотим.

Пожалуй идеальная футболка KIRILL KARAVAEV® из премиального турецкого хлопка

Стандартная футболка и самая главная гордость Kirill Karavaev®, дорабатывалась больше 10 раз, доведённая нашими конструкторами почти до совершенства. Выполненная из мягкой и приятной ткани на основе натурального турецкого хлопка. Базовый элемент гардероба, который будет уместен в любых ситуациях.

Состав: 100% Хлопок

Принт: Прямая печать, флексоплёнка или бархатное флокирование

Ворот: Круглый

Стиль: Regular/Casual

СДЕЛАНО В РОССИИ

При соблюдении условий стирки принт не сотрется, изделие не сядет и долго сохранит свою форму. Наша печать практически не имеет ограничений по стирке, а хлопок при высокой температуре садится. Рекомендовано стирать в холодной или теплой воде (не выше 30-40°), вывернув наизнанку, с ручным отжимом или без отжима — предпочтительна ручная стирка — не отбеливать, используйте средства для щадящей, деликатной стирки — в случае барабанной сушки выбирать самый низкий по температуре режим; естественная сушка предпочтительней — не гладить по картинке; при необходимости гладить изделие на среднем режиме, вывернув наизнанку

Принт наносится одним из способов нанесения в зависимости от задумки дизайнера и технических особенностей: Прямая печать (непосредственная печать на ткани текстильным принтером. Принт не ощущается тактильно) или Флокирование/Флексоплёнка (тепловое нанесение особой бархатной или глянцевой плёнки).

1) Чего не хочешь для себя, не делай другому —
приписывается некоторым талмудическим авторитетам (Гиллелю Sab. 31a; рабби Акибе Ab. R. Nachm. xxvi, f. 27 a)

2) А потому во всем поступайте с людьми так, как хотите, чтобы они поступали с вами: вот суть Закона и Пророков. (Иисус)

3) Алмазное правило этики
Делать то, что приносит наибольшую пользу другим — прежде всего то, что не может делать кто-либо иной. (М. Эпштейн)

4) Возлюби ближнего твоего как самого себя, а остальных обратно пропорционально квадрату расстояния.

Итого:

Не делай другим того, чего не желаешь себе, и делай другим то, что желаешь себе — но только если и они этого желают. Делай то, что приносит наибольшую пользу, прежде всего то, что другие сделать не могут. Делай это прежде всего по отношению к тем, кто близок.

Правило отвечает на следующие вопросы:
1) Что не следует делать
2) Что следует делать
3) Как достичь максимальной пользы
4) Кто в первую очередь является объектом приложения усилий
(реалистический подход при ограниченности возможностей: вводится иерархия объектов приложения усилий. Cр. ответ Иисуса на вопрос «Кто ближний» — притча о добром самарянине).

* * *

А вот Толстой Л.Н. полагал, что все одинаково ближние:

«Кто же ближний? На это есть только один ответ: не спрашивай, кто ближний, а делай всему живому то, что хочешь, чтобы тебе делали». Источник

Это более легко выполнимо в негативной версии: никому ничего плохого не делаем. А вот в случае позитивной формулировки возникнут вопросы, поскольку всех не облагодетельствуешь — все равно приходится выбирать.

* * *

1) чего не хочешь для себя, не делай другому —
не хочешь чтобы тебе мешали воровать, не мешай воровать другому

***2) А потому во всем поступайте с людьми так, как хотите, чтобы они поступали с вами***
не мешайте другим воровать, как хотите чтобы вам не мешали воровать

***3) Алмазное правило этики
Делать то, что приносит наибольшую пользу другим — прежде всего то, что не может делать кто-либо иной.***
Помочь вору наворовать как никто иной.

***4) Возлюби ближнего твоего как самого себя,***
Возлюби подельника как самого себя

***Итого:***
сам воруешь, другим не мешай. особенно подельнику помоги
на золото не дотягивает.

Это правильная мысль — протестировать правило на разных ситуациях.

Вы пишете:

1) «не хочешь чтобы тебе мешали воровать, не мешай воровать другому»

До воровства не должны были допустить фильтры, встроенные в Золотое правило: поскольку даже вор обычно не хочет, чтобы у него воровали, воровать вообще не следует.

2) «не мешайте другим воровать, как хотите чтобы вам не мешали воровать» См. пункт 1.

Также противоречит правилу «делай другим то, что хотел бы для себя»: я бы хотел, чтобы соседи предупредили меня о готовящемся воровстве, поэтому по возможности буду мешать воровать другим.

3) «Помочь вору наворовать как никто иной». См. пункт 1.

Также противоречит правилу «не делай другим того, что не хотел бы себе»

4) «Возлюби подельника как самого себя». См. пункт 1.

Также: не отменяет любви или хотя бы сострадания к любому человеку, даже вору. Но поскольку понятие ближнего у нас в расширенном варианте З.п. динамично — не все одинаково близки — то вор, не соблюдающий Золотое правило, отодвигается на периферию этой любви.

* * *

Применение З.п. требует самопознания и разотождествления с собой.

Требуется знать, чего ты хочешь и не хочешь, чтобы делать это или не делать этого по отношению к другим.

З.п. подразумевает способность ставить себя на место другого, что требует разотождествления с собственной персоной:

«Золотое правило в своей третьей (евангельской) формулировке предписывает не только себя ставить на место другого, но и другого ставить на свое место, т.е. осуществить обмен диспозициями. Применительно к примеру Канта это означало бы, что преступник должен не только помыслить себя судьей, но и судью помыслить преступником. При этом преступник должен поставить себя на место судьи не в качестве преступника со всеми обусловленными его положением чувствами и представлениями, а должен попытаться войти в роль судьи – не просто переместить себя на его место, продолжая оставаться преступником, а войти, что называется, в шкуру судьи, попытаться мыслить и действовать в логике судьи. Точно такую же процедуру он должен осуществить применительно к судье, превратив его чудесным образом в преступника. Это необходимо для того, чтобы преступник, поставивший себя на место судьи, всерьез понимал и принимал, что он в качестве судьи судит не себя, а другого, ибо теперь (в этой предписываемой золотым правилом игре) преступником является другой, а не он. В этой новой идеально сконструированной ситуации преступник, рассуждая последовательно и оставаясь в поле справедливости, уже не может аргументировать против судьи».

Источник

* * *

Новая формулировка:

1) Во всем поступай так, чтобы уменьшить сумму страданий.

2) Не делай другим того, чего не желаешь себе.

3) Делай другим то, что желаешь себе — но только если и они этого желают. Делай то, что приносит наибольшую пользу, прежде всего то, что другие сделать не могут. Делай это прежде всего по отношению к тем, кто близок.

Пункт 1 — задает общую направленность действия или бездействия.

Пункт 2 — конкретизирует, что не следует делать.

Пункт 3 — конкретизирует, что следует делать и какие действия являются приоритетными.

* * *

Вор и не ворует у ближнего, у вора, он ворует у того кого считает враждебным «дальним», например у государства. Так что он живёт по предлагаемому Вами «золотому» правилу.

Правило «не делай другим, чего не желаешь себе» никак не связано с вопросом, кто ближний, а кто дальний. Оно подразумевает «никому не делай, чего не желаешь себе». Так что вор нарушает Золотое правило.

Представление о расстоянии (ближний — дальний) возникает по необходимости в случае позитивного действия, благодеяния, поскольку ограниченность ресурсов может вынудить. Иисусу был задан вопрос о том, кто ближний, не в связи с Золотым правилом нравственности, а по поводу библейской заповеди возлюбить ближнего как самого себя.

* * *

Если враг напал, придётся ему делать что и врагу не пожелаешь. Так что правило это в жизни не может работать в отрыве ближний-дальний. Смотри также приведенный пример с разведчиком-шпионом.

Вы повторяете в общих чертах аргумент И.Канта, который сомневался во всеобщности З.п. Он в качестве примера использует «повинные обязанности» типа судья — преступник. Предполагается, что судья не хотел бы, чтобы с ним поступали так, как он поступает с преступником.

Во-первых, как было указано выше plot’ом, любые общие правила это вектор; невозможно предусмотреть каждую ситуацию.

Во-вторых, должностные отношения в суде или оборона родного города это особые и экстремальные отношения.
З.п. описывает прежде всего норматив для повседневного поведения, а не те редкие, надо надеяться, случаи, когда над человеком занесен нож.

Тем не менее, на ситуацию с самообороной можно посмотреть так: я не желаю своему врагу ничего такого, чего я не желаю себе, но его собственные поступки вступают в противоречие с моим желанием самосохранения, которое до его нападения распространялись и на него. Более того, я продолжаю желать ему всего самого лучшего, но по техническим причинам мое желание может и не осуществиться — из-за его действий, нарушающих Золотое правило нравственности.

Вообще говоря, Золотое правило не отменяет самообороны, так что в случае нарушение кем-либо З.п. возможны различные варианты ответных действий.

Пример: я не желаю себе ничего плохого, но если у меня болит зуб и его нельзя вылечить, приходится удалять. То есть даже по отношению к себе (к собственному зубу) приходится иногда жертвовать частным ради общего блага. Таким образом, этот принцип — самообороны от источника инфекции, который соответствует моим желаниям, я применяю и к общественным отношениям, как в случае самообороны от внешнего врага. Чего желаю себе — избавиться от больной части себя — того желаю и обществу. Золотое правило в действии и ничуть не нарушено )

Что касается аргумента Канта о невозможности соблюдать З.п. в должностных отношениях преступник — судья, одно из возможных возражений такое: судья, вообще говоря, хочет (илидолжен хотеть, исходя из представления об общественном благе), чтобы с ним обращались справедливо. С этой точки зрения он не делает по отношению к преступнику ничего, что не желал бы для себя — если судья поступает по справедливости, конечно.

* * *

Вор и не нарушает «зп», он ворует у враждебного ему. (так же как милиционер упекает враждебного вора)И желает милиционеру быть хорошим как он, вором. А себе желает быть обварованным, если станет трудягой на благо государства.

К сожалению, мне трудно понять, что имеется в виду и какое сюда имеет отношение враждебность. Вор не у врагов крадет, а там, где есть возможность и шанс улизнуть с украденным.

Воровать у кого-либо — нарушение Зол. пр., поскольку мало кто хочет быть обворованным.

Но даже допустим, что у кого-то возникают такие странные желания. Мало ли какие бывают люди. Возможно, что недоразумения здесь возникают из-за упрощенного и буквалистского истолкования Зол. правила. Например, можно подумать, что если я люблю селедку, то Зол. правило требует, чтобы я и всех гостей угощал селедкой, даже если они ее терпеть не могут.

Нет, З.п. требует, чтобы я обращался со всеми так, как я хотел бы, чтобы они обращались со мной. Это означает, что когда я в гостях у знакомого, я хотел бы селедочку, а когда он ко мне в гости приходит, я ставлю на стол то, что нравится ему, а ненавистную ему селедку прячу подальше.

Таким образом, даже если я хочу, чтобы меня обворовали, это не дает мне права с точки зрения Зол. правила обворовывать других. Зол. правило требует от человека эмпатии, способности поставить себя на его место и понять, что хочет другой человек.

* * *

И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде.»
Лк 16:1-8

Смысл притчи темен, и даже комментарии не слишком помогают. Характерно, что встречается только у Луки.

А к чему эта история приводится в данной теме? В том смысле, что управитель поступал не по Зол. правилу, пытаясь обмануть своего господина, но господин его похвалил? Допустим, но что из этого следует?

(А смысл притчи: «Никакой слуга не может служить двум господам, … Не можете служить Богу и маммоне. (Лк 16:13))

Спасибо за пояснение. Если слуга не может служить двум господам, почему один господин похвалил?
Этот господин был маммона? 🙂

* * *

Связь с жизнью. Допустим, здесь будет выведен вариант Золотого правила, которому будут аплодировать мудрецы. Но как его внедрять? Надо ли пересматривать Уголовный Кодекс? Как наказывать тех, кто не соблюдает это правило? Что делать с теми, кто будет силой насаживать это правило?

Насчет внедрять, наказывать и проч. — вряд ли у кого-то из обсуждающих эту тему есть настолько далеко идущие планы. Речь идет всего лишь о нравственном ориентире.

Вопрос, скорее, в следующем: можно ли вывести некий алгоритм, обнаружить вектор поведения, нравственный компасс, который, не пытаясь описать каждую возможную ситуацию и дать конкретный ответ на каждый этический вопрос, позволил бы нам вести себя с наименьшим вредом для общества и наибольшей пользой для него.

* * *

Следовать совести. Есть ли компасс вернее этого в отношении себя и других?

Следовать совести — хорошо. Предполагается, что совесть у человека обязательно есть, но это совсем не факт. Возможно, что это не совесть, а деформированное супер-эго.

Например, в суфизме и в учении Гюрджива совесть — признак развитого человека, прошедшего определенную часть духовного Пути.

«Термин «совесть» – опять-таки нуждается в объяснении. «В обыденной жизни понятие «совесть» воспринимается слишком упрощённо; считается, что мы обладаем совестью. На самом деле, «совесть» в сфере эмоций равнозначна сознанию в сфере интеллекта. И точно так же, как мы лишены сознания, у нас нет и совести. («В поисках чудесного»).

Согласно суфийскому учению, совесть — порицающий нафс — тоже есть не у каждого.

Исходя из этого, зачем нам пренебрегать тем нравственным компасом, который существует уже тысячи лет и может быть использован любым человеком? Да и тем, кто обладает совестью, дополнительный ориентир не помешает — вдруг один из приборов даст сбой.

…человек не может быть без сознания, если он мыслит. Потеря сознания — это клиника, разговор о здоровом психически человеке.

Речь, конечно, не идет о коме и потере сознания в букавальном смысле слова. Имеется в виду состояние духовной пробужденности. Как у обычного человека нет пробужденности, так у него нет и совести в подлинном смысле этого слова.

Вы находитесь на форуме, посвященном духовным традициям. Во многих традициях это считается само собой разумеющимся — человеку нужно развиваться, чтобы обрести пробужденное сознание и совесть; эти качества не даны нам от природы — или даны лишь в потенциале. Странно, что приходится это объяснять. Желательно слегка поднять планку наших обсуждений.

О понятии совести в учении Гюрджиева можно почитать .

* * *

Нет никакого смысла противопоставлять золотое правило и совесть, поскольку золотое правило это и есть принцип совести, выраженный в качестве инструкции для поведения.

«Как внешний (писанный), так и внутренний (неписаный) закон совести говорят об одном: «как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». Это правило нравственной жизни люди называют золотым». Источник

«Заключенная в золотом правиле схема нравственного мышления и поведения обобщает реальный повседневный опыт межчеловеческих отношений. Она является действенной, работающей схемой, которую каждодневно и весьма успешно практикуют люди, в том числе и те из них, кто никогда не слышал ни о самом золотом правиле, ни о спорах вокруг него . Когда мы хотим объяснить и оправдать наш поступок, который неприятен другому, например, в качестве руководителя объясняем подчиненному, почему не можем выполнить его просьбу, мы говорим: «Войдите в мое положение». <…> Когда мы выражаем несогласие с чьим-то поступком, находя его недопустимым, мы спрашиваем: «А если бы с вами так поступили, вам бы понравилось?». Все это – примерные случаи, когда мы мыслим и поступаем по логике золотого правила нравственности». Источник

* * *

Это не связано с совестью

А что связано с совестью и что подразумевается под прямодушием?

то есть, плохо — это кривить душой, врать себе
хорошо — искренность с самим собою
это исходные критерии зла и добра которые абсолютны (прямодушие всегда добро, криводушие всегда зло), остальное — относительно, в зависимости от содержания в нём абсолютных.

И это необходимое и достаточное условие для нравственного поведения, которое делает все остальные правила и заповеди излишними?

* * *

Франко Сакетти. Новелла 181.

Ответ, данный сэром Хоквудом двум францисканцам, был хорош. Эти монахи были в нужде и пошли посетить его в одном из его замков по названию Монтеккио, примерно в миле от Кортоны. Придя к нему, они приветствовали его по своей привычке:
—Господин, да дарует Господь вам мир.
И он тогда дал им такой ответ:
— Да лишит вас Господь всех подаяний.
Монахи сильно испугались и сказали:
— Сэр, почему вы говорите с нами подобным образом?
— Ну, а я мог бы спросить вас, отчего вы говорите со мной подобным образом? — сказал сэр Джон.
И монахи сказали:
— Мы хотели лишь пожелать вам блага.
Сэр Джон ответил:
— Как вы можете думать, что желаете мне добра, если вы приходите ко мне и желаете, чтобы Господь заставил меня умереть от голода? Неужто вы не знаете, что я живу войной, и что мир будет моей погибелью? А потому, что как я живу войной, так вы живёте подаяниями, ответ, который я дал вам, был таким же, как ваше приветствие.
Монахи пожали плечами и сказали:
— Сэр, вы правы. Простите нас. Мы были глупы.
И после того, как закончили они некоторые дела, которые у них были с ним, они ушли и вернулись в свой монастырь в Кастильоне Аретино, где рассказали этот анекдот, бывший приятным и умным, особенно для Хоквуда, но не для тех, кто предпочёл бы жить в мире.

Исследование: ветхозаветная формулировка ближе к жизни, чем новозаветная, и значительно безопаснее — в плане непричинения вреда другому.
Тов 4:15 и Мф 7:12: две формулировки одного правила?

Принято считать, что так называемое «золотое правило нравственности» имеет две формулировки, позитивную и негативную (обе представлены в Библии: первая в Новом завете (Мф 7:12), вторая – Ветхом (Тов 4:15)). В нижеследующем письме высказаны некоторые сомнения в возможности представить «негативную формулировку» как непосредственное следствие «позитивной» и наоборот.
<…>
Непричинение другому того, что считаешь злом, безвредно, даже если твои представления о добре и зле в корне неверны (что составляет норму любого человеческого существования в силу конечности природы человека, а значит, ограниченности его познавательных возможностей). Попытки поступить с кем-то так, как хотелось бы, чтобы поступили с тобой, не вызывают ожесточённого сопротивления, только если представления о благе, к которому направлено любое хотение, у благодетеля и облагодетельствованного совпадают.
<…>
…два стиха по смыслу не только не тождественны, но и противоположны: в одном «поступай!» – в другом «воздержись от поступка!». Поступать с людьми так, как хотел бы, чтобы они поступали с тобой, – это судить их по себе. Порочность такого суждения общеизвестна, поэтому чтобы реализовать Мф 7:12, а жизнь «людей», с которыми мы «поступаем, как хотели бы, чтоб они поступали с нами», осталась при этом элементарно выносимой, нужна нечеловеческая эмпатия.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *