Исследования по истории крестьянской семьи обычно опираются на статистические источники, в первую очередь, на опубликованные результаты переписей населения. Между тем, помимо переписей, сохранились комплексы массовых источников, позволяющие реконструировать структуру и динамику семьи на различных этапах ее развития – это материалы бюджетных обследований, похозяйственные книги, а также акты гражданского состояния. Они содержат системную информацию о семье как домохозяйстве и позволяют использовать методы моделирования при анализе историко-демографических процессов. В статье предложен обзор основных видов массовых источников по истории крестьянской семьи и их информационном потенциале.
Studies in the history of the peasant family tend to rely on statistical sources, primarily the published results of population censuses. Apart from the census records, there are, however, sets of mass data which can be used to reconstruct the structure and dynamics of the family on different stages of its development: for example, materials of budget studies, household registries and civil registries. These documents provide comprehensive information about family households for modelling of historical and demographic processes. The article outlines the key types of mass data sources on the history of the peasant family and their research potential.

КРЕСТЬЯНСТВО – одна из исторически первых появившихся на земле социальных групп, занятая натуральным или натурально-товарным сельскохозяйственным производством на базе семейного хозяйства (двора), существующая в специфическом природном и культурном контекстах, а также отличающаяся особым типом ментальности и подчиненным положением по отношению к власти и иным социальным группам. Возникновение крестьянства относится ко времени, когда человек от занятий охотой и собирательством перешел к целенаправленному одомашниванию животных и выращиванию культурных растений. В 19 в. по мере развития капитализма в Европе и США в общественной мысли усилились представления о неизбежном закономерном исчезновении крестьянства в связи с проникновением научно-технического прогресса в сельскохозяйственное производство и национализации сельскохозяйственных земель. В особенности сильны эти представления были в марксизме. Земледелие, как и промышленность, согласно К.Марксу и Ф.Энгельсу, уже достигло такого уровня развития, что требует немедленного перехода в руки всего общества (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 22, с. 523; т. 17, с. 346–347).

После смерти Маркса Энгельс детализировал эти представления, утверждая, в частности, мысль о полной нивелировке специфики крестьянского труда. «Что касается рабочего времени, то нам ничто не мешает во время сева или уборки урожая и вообще всякий раз, когда необходимо быстро увеличить количество рабочей силы, ставить на работу столько рабочих, сколько потребуется». Если же ввести на поля машины и усовершенствованные орудия труда, то возникнет избыток рабочих рук. Крестьян можно будет направлять на заводы, а рабочих в поля, что, кстати, полезно для здоровья. «Допустим даже, что нынешнее взрослое поколение не годится для этого. Но молодежь-то можно этому обучить. Если несколько лет подряд в летнюю пору, когда есть работа, юноши и девушки будут отправляться в деревню, – много ли семестров придется им зубрить, чтобы получить ученую степень пахаря, косаря и т.п.? Вы же не будете утверждать, что необходимо весь свой век ничем другим не заниматься, что надо так отупеть от работы, как наши крестьяне, и только так научиться чему-нибудь путному в сельском хозяйстве?» (там же, т. 39, с. 88–89). В полном объеме эта идеология была востребована большевизмом в период военного коммунизма (1918–21), коллективизации (1929–34) и советский период развития сельского хозяйства в России. После утверждения капитализма в Европе в 20 в. происходил процесс превращения крестьян в фермеров, что никак не сопоставимо с появлением в 18–19 вв. фермерства в странах переселенческого капитализма, таких, как США, Канада, Австралия. Фермер в отличие от крестьянина занят товарным производством, обеспечиваемым не только силами своей семьи, но и наемной рабочей силой, использует и постоянно обновляет технику и технологии, является звеном системы агробизнеса, прочно встроен в обширную сеть кооперативных, государственных и общественных организаций. Менталитет фермера и его культурная идентификация находятся в маргинальном положении между менталитетом и культурой крестьянина и городского предпринимателя. Вместе с тем в силу социально-исторических и этнокультурных мотиваций государственная политика развитых стран Европы нацелена на сохранение, а в отдельных случаях и культивирование крестьянских хозяйств семейного типа, что предохраняет общество от обеднения его «социально-культурного ландшафта».

Семейное крестьянское хозяйство (двор) предполагает разнообразный труд членов семьи, посредством которого удовлетворяются собственные потребительские нужды и происходит обмен его результатами с производителями в др. отраслях общественного хозяйства. В силу включенности крестьянского хозяйства в природную среду, а также подчиненности образа жизни крестьян природно-климатическим особенностям региона для каждой местности может быть описан «среднетипический» образец крестьянского двора с его специфической стратегией выживания, разделения труда и использования ресурсов. Но главным источником существования крестьянства остается труд на земле. Для крестьянства характерны специфические социально-культурные и нравственные образцы поведения, ориентированные на традицию и конформизм, а не на новации и самоутверждение. Нормативно-личностный характер взаимоотношений, типичные для сообщества реакции на мероприятия властей или поведение чужаков отражаются и усиливаются в образцах крестьянской культуры, воспроизводящихся в пределах малой сельской общности.

Приученное тысячелетней историей не ждать ничего хорошего от властей, но также не имея сил и возможностей, чтобы организовать достойный отпор, крестьянство выработало единственно верную и малопроигрышную в этих условиях стратегию выживания – саботаж. Однако если власти упорствуют и их гнет начинает приобретать систематический и организованный характер, ставя под вопрос само выживание, крестьяне решаются на бунт.

Литература:

1. Булгаков С.Н. Аграрный вопрос. Лекции, прочитанные в Московском коммерческом институте в 1908–09 г. СПб., 1908;

2. Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире. Хрестоматия, сост. Т.Шанин. М., 1992;

3. Голоса крестьян: сельская Россия XX века в крестьянских мемуарах. М., 1996;

4. Крестьяноведение. Теория. История. Современность. Ежегодник. М., 1996;

5. Чаянов А.В. Крестьянское хозяйство. Избр. труды. М.. 1989.

С.А.Никольский

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *