Мать дает ребенку жизнь, а отец — открывает дорогу в мир. Наверное, для мужчины отец — самое почетное звание из всех возможных — в нем и справедливость, и сила, и ласка.
Но звание отца — это не только честь и почет, это и трудное бремя, для того чтобы быть отцом, надо иметь особый талант, нужно посвятить этому всю жизнь. И если мама олицетворяет собой нежность, то папа — авторитет, и его обязанности не сводятся просто к добыче денег, как это, к сожалению, иногда происходит. Отец отвечает за огромное число вещей: и за освоение мира, и за принятие ребенком своего пола, и за развитие основных навыков. Папа всегда придет на помощь, он понимает, он прощает ошибки и учит преодолевать трудности.
Какова роль отца в семье? Как стать хорошим отцом? Как не навредить развитию ребенка?
Стоит начать с того, что любовь отца сама по себе активна, созидательна. Миссия папы — вырастить дитя, стать путеводителем в сложной и непростой жизни. Очень важно не навредить ребенку, не сломать его, вольно или невольно. Обязательно нужен грамотный подход, следует соотносить возрастные возможности ребенка и уровень требований к нему. Ключевое понятие здесь — ответственность за судьбу ребенка. Вы должны подчеркивать, выращивать в сыне или дочери всё то хорошее, что у вас есть, и отсекать лишнее, вредное.
Самое важное — это активно заниматься с ребенком, проводить с ним как можно больше времени. Отец важен для малыша с самого рождения. Отмечено, что мужчины, как правило, не только способны лучше помочь ребенку справиться с навыками говорения, но и научить находить причинно-следственные связи, манипулировать с предметами, посредством игрушек, головоломок, конструкторов.
Кроме того, образ отца важен и чтобы выстроить отношения в паре мать — ребенок. Отец должен помочь ребенку отделиться от матери. Также через отца ребенок узнает и о социальных отношениях, постигает иерархию общества. А начинается всё, например, со знакомства с садиком. Процесс идет с самого раннего детства и продолжается вплоть до начала самостоятельной жизни.
Дети в очень сильной степени верят своему отцу. Поэтому мужчине очень важно соблюдать свои обещания и никогда не обещать то, чего он не может дать. К сожалению, иногда отцы не придают этому значения, считают чем-то несущественным, например, поход в зоопарк или прогулку в лесу. Однако цена подобной беспечности слишком велика. В противном случае можно нанести урон детской душе, подорвать доверие, поколебать веру в самое светлое. Причем оправдания типа «некогда» или «забыл» не проходят.
На отце лежит завоевание и поддержание авторитета для ребенка — папа умеет всё. И слушаться нужно не потому что у него есть ремень, а потому что папа любит ребенка и знает, как нужно сделать, как принести максимальную пользу. Отец — это дисциплина, требования, нормы. Такой баланс важен для развития и роста личности ребенка, но важно не наказание само по себе, а урок, который из него можно извлечь. Поэтому все правила должны объясняться — и полноценно усваиваться.
Что касается оценок ребенка и его действий, тут нужно действовать предельно аккуратно. Похвала — это хорошо, она жизненно важна для ребенка, но, конечно, и без негативных оценок не обойтись. Однако старайтесь не говорить плохо о самом ребенке, оценивайте лишь его качества и действия. Давайте надежду, некий выход. Не «ты плохой», а «ты плохо поступил, и надо исправиться, чтобы стало лучше». Неграмотная критика, осуждение ради себя самого может на корню загубить интерес к любому даже самому интересному делу, душевно ранить ребенка.
Забудьте о едких насмешках — это в любом случае очень плохо. Это слишком мощное средство, унижающее ребенка. Воспитание должно быть по-настоящему продуктивным. И, к сожалению, встречается такое явление, когда отец раздражается на ребенка, вымещая на нем свое плохое настроение или самовыражается посредством этого. Такого уродливого явления просто не должно быть.
Проверьте свои действия, подвергните их тщательному анализу. Посмотрите на себя со стороны. Помните, что ребенок будет копировать отцовскую модель поведения. Если что-то не так, чаще всего ищите причину в себе.
Рождение ребенка становится сильнейшим испытанием для сильной половины человечества. Психологи говорят даже о кризисе отцовства. Так что воспитание — процесс двухсторонний. И, наверное, не будет преувеличением сказать, что надо заниматься не воспитанием детей — надо воспитать самого себя. Помните, вы очень нужны своим детям.
Александр Колчин

Первого в этой триаде, Эсхила, называют по праву «отцом трагедии». Видимо, трагики творили до Эсхила, но их произведения до нас не дошли. Трагедия Эсхила уже являла законченную, классическую форму, которая в дальнейшем продолжала совершенствоваться. Главная ее особенность — величавость. В эсхиловской трагедии отразилось само героическое время, первая половина V в. до н.э., когда греки отстаивали свою свободу и независимость во время греко-персидских войн. Драматург был не только их очевидцем, но и непосредственным участником. Острая борьба не затихала и внутри Афин. Успехи демократии были связаны с наступлением на некоторые устои старины, например, ареопаг. Эти события также отозвались в трагедиях Эсхила, насыщенных конфликтами мощных страстей.

Определите роль хора и ее изменение в процессе развития драмы

Состав хора менялся: первоначально он состоял из 12, потом вырос до 15 человек. Он должен был являть собой стройный и гармоничный ансамбль, который в процессе действия распадался на полухория. Мимикой, жестами и пляской, а также пением хор участвовал в событиях и создавал определенную эмоциональную атмосферу спектакля. Как в кордебалете, в хор подбирались люди сходного роста и комплекции.

Иногда в театр приходили наемные люди, клакеры, поддерживавшие рукоплесканиями того или иного актера. Спектакли шли в дневное время, поэтому не требовалось специального освещения. Кроме того, спектакль продолжался обычно дольше, чем в современном театре, ибо иногда ставилось подряд несколько пьес. Поэтому зрители подкрепляли себя лакомствами. Аристотель свидетельствовал: «В театре едят сладости преимущественно тогда, когда актеры плохи». Если актеры слабо играли, их могли освистать. А бывало, что власти подвергали их наказанию розгами.

Организация драматических спектаклей возлагалась на высших должностных лиц. Только в маленькой Мегаре в театр могло прийти до 45 тыс. зрителей, едва ли не все взрослое население. На представлениях присутствовали не только свободные граждане мужчины, но женщины, дети, иногда рабы.

Театр оказывал мощное воспитательное воздействие на жизнь эллинского общества, прежде всего в Афинах.

Назовите отличия древней аттической комедии от новой

Наиболее значительным вкладом эпохи эллинизма в мировую литературу является так называемая «новая» комедия, последний литературный жанр, создавшийся в Афинах и завершающий развитие, которое комедия получила в IV в. Термин «новая» комедия — античный. Он создан был для того, чтобы отметить глубокие различия между типом комедии, установившимся ко времени Александра Македонского и его преемников, и «древней» комедией периода расцвета афинской демократии; в промежутке между ними лежала «средняя» комедия IV в. Для комедии IV в. были характерны две линии: пародийно-мифологическая и бытовая; последняя возобладала к началу эллинистического периода. Вместе с тем путь к бытовой драме был намечен и в трагедии Еврипида. Из слияния этих двух линий и создалась «новая» комедия.

Фантастические элементы и политическая злободневность, свойственные «древней» комедии, теперь отсутствуют. На политические события «новая» комедия реагирует изредка и мимоходом. В соответствии с типичным для эллинистического общества интересом к частному быту она, разрабатывает темы любви и семейных отношений. До минимума сведена и личная издевка над согражданами. Пьесы Аристофана, неразрывно связанные с местной обстановкой и текущим моментом, могли быть понятны только в Афинах и быстро устаревали; «новая» комедия была доступна гораздо более широкому кругу зрителей и впоследствии попала в латинских переводах и переделках также и на римскую сцену.

Носителем к обыденному, внимание к деталям быта и незначительным людям — все это получило в лице Феокрита поэтического выразителя, умеющего сочетать рельефность изображения с музыкальным лиризмом. Однако, как это типично для александрийского направления, мир субъективных чувств получает идеализованных носителей; поэт не отождествляет себя с ними и, подчеркивая простоту и наивность своих фигур, устанавливает дистанцию между ними и собой.

Как и прочие александрийцы, Феокрит хорошо знаком со старинной литературой, умеет писать на разных литературных диалектах — дорическом, ионийском, эолийском; но он не гонится за показом своей «учености», да и не обладает ею в таких размерах, как поэты-филологи типа Каллимаха или Аполлония. Вместе с Каллимахом Феокрит отвергает подражателей Гомера, которые «за старцем Хиосским гоняясь, /Тщетно пытаются петь, а выходит одно кукованье»; новые чувства нуждаются в новых, малых формах.

Дайте определения следующих жанров: буколика, эпиллий, эпиграмма. Назовите поэтов эллинистического периода, обращавшихся в своем творчестве к этим жанрам

В ряде небольших стихотворений на мифологический сюжет Феокрит соприкасается с распространенным у александрийцев жанром эпиллия. «Век героев» интересует Феокрита своей простотой. Он рисует будни героев в промежутках между их подвигами («Геракл убийца льва»), картины семьи и детства («Геракл в детстве»). Героические фигуры низводятся здесь до интимно-бытового уровня. В некоторых случаях («Гил», «Диоскуры») эпиллии Феокрита совпадают по сюжету с отдельными эпизодами «Аргонавтики» Аполлония Родосского. Очень возможно, что они являются своего рода поэтической полемикой против Аполлония, попытками показать, как должно трактовать такие темы во вкусе новой школы, с большей интимностью тона, с большим драматизмом, с богатством деталей; однако хронологические соотношения между этими стихотворениями Феокрита и поэмой Аполлония еще не могут считаться вполне выясненными.

Античность знала Феокрита и как лирического поэта, но от этой стороны его творчества до нас дошло немного — эпиграммы и группа лирических стихотворений, написанных диалектом и стихотворными размерами эолийских поэтов, главным образом Алкея и Сапфо. С другой стороны, в сохранившихся сборниках идиллий Феокрита имеется ряд позднейших стихотворений, принадлежащих не самому Феокриту, а его подражателям.

Счастливая папирусная находка познакомила нас в 1891 г. с творчеством раннеэллинистического поэта, который, хотя и не принадлежал к первым величинам своего времени, но все же пользовался большой известностью. Это — Герод (или Геронд), составитель мимов в стихах. Для резкой натуралистичности мима и его «низменной» тематики Герод выбирает стилистическое облачение ямбов Гиппонакта и его стихотворный размер — «хромой ямб». В соответствии с этим произведения Города получают название мимиамбов. Мы видели, что модный низовой жанр мима интересовал и Феокрита как материал для литературной обработки, но Феокрит смягчал при этом натуралистические моменты и вводил значительную струю лиризма. Мимиамбы Герода — попытка придать миму формы «ученой» поэзии без потери вульгарного тона. Деятельность Герода также связана с островом Косом, но Герод чувствует себя в оппозиции к господствующей на Косе поэзии; в стихотворении «Сон», к сожалению, очень плохо сохранившемся, он ведет не вполне ясную для нас полемику с «козопасами» косской школы и ссылается на Гиппонакта как на свой образец. Как и прочие косские поэты, Герод обнаруживает тяготение к александрийскому центру и считает своим долгом славословить царя Птолемея и пышность его столицы.

Мимиамб Герода — небольшая бытовая сценка с одной или несколькими ролями. У него обычные типы мима, частично знакомые нам и из комедии. Старуха-сводница, любительница выпить, безуспешно пытается склонить молодую женщину, находящуюся на положении соломенной вдовы, к любовному приключению («Сводня»). Содержатель публичного дома произносит на суде речь против наскандалившего в его доме хлеботорговца («Сводник»). Мать приводит к школьному учителю мальчишку, озорника и лентяя, с просьбой произвести основательную порку, что немедленно и выполняется («Учитель»).

Взбалмошная бабенка, приревновав своего любовника-раба, обрекает его на смертельную экзекуцию («тысячу ударов в спину и тысячу ударов в брюхо»), но тотчас же спохватывается и хочет ограничиться клеймением; солидарность рабов одерживает, однако, верх, и фаворитка-рабыня, знающая изменчивость нрава госпожи, испрашивает пока что отсрочку выполнения приговора («Ревнивица»). Сапожник торгуется и любезничает с покупательницами, которых привела в его мастерскую маклерша («Башмачник»). Аналогичные ситуации нередко встречаются и на памятниках изобразительного искусства эллинистического времени, и Герод сам сознает связь своих литературных тенденций с современным ему искусством. Это подчеркнуто в мимиамбе «Женщины, приносящие жертву Асклепию», который по своему заглавию и построению напоминает «Сиракузянок» Феокрита (нечто подобное было уже у Софрона): жертвоприношение двух обывательниц в храме Асклепия служит обрамлением для вложенных в их уста восторгов по адресу знаменитого живописца Апеллеса и скульпторов, произведениями которых храм украшен. Посетительницы восхищены тем, что статуи и картины выглядят «как живые».

Стремление к «жизненности» пронизывает также и произведения Герода. Он старается быть точным во всех деталях, даже в таких местных особенностях, как частично сохранившийся на Косе пережиток матриархата — присоединение к личным именам имени матери («Грилл, сын Матакины») вместо обычного в таких случаях у греков имени отца. Мимиамбы представляют поэтому очень значительный историко-бытовой интерес. Героду свойственна и другая «натуралистическая» черта — бесстрастность изображения; ученый александриец подходит к своему «низменному» материалу с тем же холодным и презрительным любопытством наблюдателя, с каким Феофраст изучал свои отрицательные «характеры». Когда в 1891 г. были впервые опубликованы мимиамбы, критика объявила Герода «античным реалистом», чуть ли не «единственным подлинным поэтом эллинизма».

Марксистско-ленинское литературоведение не может, конечно, признать «реалистом» писателя, который совершенно неспособен проникнуть в сущность изображаемой им действительности и для которого натуралистическая деталь является самоцелью. «Правдивость» Герода ограничивается живыми, но поверхностными зарисовками частных явлений быта, с уклоном в привычную для мима вульгарную сферу. При всей своей бытовой точности Герод остается «ученым» поэтом, даже с архаистическими стилевыми тенденциями. Он пользуется ионийским диалектом Гиппонакта, хотя действие сценок происходит по большей части на дорическом Косе.

Щедро сыплются ругательства по адресу рабов, раздается уличная брань, и рядом с этим — по образцу того же Гиппонакта — идет пародия на высокий стиль лирики, трагедии и красноречия, значительно превышающая речевой уровень тех персонажей, которые Герод хочет изобразить. Трудно сказать, предназначались ли мимиамбы для действительного разыгрывания на сцене или только для выразительного чтения; исследователи еще не пришли к окончательному решению этого вопроса.

Развитие александрийской поэзии, которая во многом шла новыми путями и выдвигала новые лозунги, поставило ряд проблем и перед теорией поэзии. С особенной интенсивностью дискутировались три вопроса. Первый — о функции поэзии. В то время как в полисную эпоху преобладало убеждение, что поэзия (т.е. художественная литература) играет учительную роль, многие александрийцы, в том числе и известный ученый Эратосфен, ограничивали ее значение развлекательной функцией.

На старой позиции стояли противники александринизма — стоики, но они требовали от поэзии непосредственно морализующего содержания. В связи с этим вставал и второй вопрос — о соотношении между содержанием и формой. Для стоиков вопрос разрешался просто: основное — это нравственное учительство, хотя бы в иносказательной («аллегорической») форме, к которому должен присоединиться хороший стиль. В противоположность этому поклонники эффектной формы видели задачу поэта «не в том, чтобы сказать, чего никто другой не скажет, а в том, чтобы говорить так, как никто другой не умеет», и обращали основное внимание на стиль, ритм, звучность.

Третий вопрос, занимавший теоретиков, гласил: что важнее для поэта — поэтическое дарование или искусство, «техника»? Примирительную позицию во всех этих вопросах занял Неоптолем из Париона (начало III в. до н.э.), теория которого стала нам ближе известна благодаря расшифровке большого папирусного отрывка Филодема, эпикурейского философа и поэта I в. до н.э. Неоптолем требует от поэта не только оригинальности, но и правдивости изображения и считает, что в правдивости и заключается учительная функция поэзии-. Вторая задача поэзии -увлекательность, эмоциональное воздействие, и этой задаче должно быть подчинено стилистическое мастерство.

«Техническая» выучка так же необходима для поэта, как и талант. Кроме таланта и техники, прибавляет один позднейший эллинистический автор (быть может, следуя тому же Неоптолему), поэту нужна непрестанная работа над своим произведением и помощь критика. Трактат Неоптолема состоял из трех частей: о поэзии вообще, о поэтическом произведении (форма, отдельные жанры), о поэте и необходимых для него качествах. Хотя трактат Неоптолема и не сохранился, но он сыграл огромную роль в истории поэзии тем, что лег в основу знаменитого произведения римского поэта Горация «Наука поэзии» (Ars poetica).

Александрийская школа — последнее значительное явление в истории греческой поэзии, последняя попытка найти новые формы стихового выражения для изменившегося мироощущения рабовладельческого общества. Свое свежее слово эта поэзия успела сказать к середине III в. Дальнейшие представители александринизма — уже эпигоны, не создающие ничего принципиально нового. От произведений этих поэтов сохранилось еще меньше, чем от зачинателей александрийского направления, и для нас они интересны главным образом тем воздействием, которое они оказали на развитие римской литературы.

Непосредственным продолжателем «ученой» поэзии Каллимаха был его ученик, многосторонний исследователь Эратосфен (около 275- 195), математик, географ, хронолог, историк литературы и составитель высоко ценившихся современниками эпиллиев на мифологические темы; в его прозаических «Катастеризмах» были собраны мифы о «превращениях» в звезды.

Та же тема «превращений», блестяще обработанная впоследствии Овидием в Риме, послужила материалом для «ученой» поэмы Никандра (II в. до н.э.), собравшего мифы о превращениях в растения и животных; дидактическая поэма того же автора «О земледелии» явилась образцом для одноименного произведения Вергилия. Оба произведения утеряны, но если судить о Никандре по его сохранившимся «поэмам» на фармакологические темы, этот невероятно сухой и скучный автор мог быть полезен римским поэтам только собранием сырого материала.

Монархия Селевкидов нашла своего «Каллимаха», библиотекаря, ученого и поэта, в лице Эвфориона из Халкиды (родился около 276 г.), который также почитался одним из лучших мастеров эпиллия и элегии и оказал большое влияние на римских поэтов. Его произведения отличались богатой мифологической ученостью, темнотой и вместе с тем большой патетичностью, с уклоном в сторону любовной тематики. Как показывают папирусные фрагменты, Эвфориону была свойственна манера повествования, при которой основные моменты действия излагались крайне сжато, почти что опускались, а детали и отступления разрабатывались с большой подробностью; эту манеру переняли и его римские поклонники.

Большое внимание уделял любовному моменту в эпосе и Риан с Крита (конец III в. до н.э.), стоявший, однако, еще дальше от основной линии александрийской школы, чем Аполлоний Родосский. Риан — автор больших мифологических и исторических поэм; нам известно содержание его исторического эпоса о Мессенской войне (борьбе мессенян со спартанцами), и эпос этот очень похож на исторический роман с приключениями, разбойниками и любовными эпизодами.

О росте чувствительного отношения к природе и любви в позднеэллинистической литературе свидетельствуют и сохранившиеся произведения «буколических» поэтов Мосха (около 150 г.) и Биона из Смирны (конец II в. до н.э.), которые патетически воспроизводят чувствительно-напевный стиль идиллий Феокрита, почти никогда не прибегая к пастушеской маске. Из всех малых форм наибольшим распространением пользовалась, однако, самая малая — эпиграмма.

Поэты варьировали на все лады мотивы любви, надгробия, посвящения, надписи на статуе, нередко обнаруживая при этом большое искусство. Искали не столько оригинальности трактовки, сколько новизны словесного выражения, сочиняя по нескольку стихотворений на одну и ту же тему или заимствуя тему предшественника, с тем чтобы найти для нее новое оформление. Особое место среди эпиграммистов занимает Алкей Мессенский (около 200 г. до н. э.) как единственный автор эпиграмм с политическим содержанием. Оно связано с войнами между различными союзами греческих общин, в которые вмешалась также Македония, а затем и Рим; подобная тематика возможна была лишь у поэта, жившего в европейской Греции, а не в эллинистических монархиях.

Сирией Мелеагр из Гадар (I в. до н. э.), мастер утонченной игры любовными мотивами и патетического излияния, составил первую «антологию» — сборник эпиграмм многочисленных авторов, начиная от самых ранних,- под заглавием «Венок». «Венок» Мелеагра стал ядром для позднейших антологий, включая и дошедшие до нас сборники византийского времени. Несколько моложе Мелеагра был его земляк Филодем, философ-эпикуреец и изящный эпиграмматический поэт.

Назовите римских поэтов, писавших элегии. Очертите круг тем

Гораций один из тех поэтов, в стихах которого постоянно, настойчиво обсуждаются проблемы литературного труда, природа поэтического творчества. И все же, если сравнить Катулла и Горация, ощущаешь, что на любовной лирике последнего лежит печать известной рассудочности, холодноватости.

Овидий дебютирует сборником стихов «Песни любви» (иногда название переводится как «Любовные элегии»), выступая в маске изнеженного эпикурейца и слуги Амура. Сборник показал, что поэт удачно осваивает модную тему. Далее следует новая книга «Героини» — это поэтические письма литературных и мифологических героинь своим возлюбленным. Пишет он также и трагедию «Медея» на сюжет Еврипида, произведение, до нас не дошедшее. Сохранились лишь лестные отзывы о нем.

Известность Овидия растет. Он выпускает дидактическую поэму «Искусство любви», в которой предлагает исчерпывающие практические советы по части завоевания женщин. За ней следует продолжение «Средства от любви», рекомендации тем, кто хочет избавиться от неразделенной страсти.

Отойдя от несколько фривольной трактовки любовной темы, поэт переходит к новой фазе. Он пробует силы в крупной форме, демонстрируя одновременно искусство рассказчика. Создает знаменитую поэму «Метаморфозы» — своеобразный каталог, свод мифологических преданий, поэтически обработанных. В этот момент на него обрушивается несчастье.

Это не значит, что мы забыли о Кере, нет, все-таки в доме оставалось множество следов его разрушительной деятельности – и утром четвертого дня, когда я поднялась за чем-то в ту комнату, где раньше жил Кер, а теперь отец решил сделать мастерскую, Кер мирно спал на верстаке, подложив под голову мешок со своими богатствами.

Впрочем, Кер не очень верил и в смерть от удушья, ибо отец дышал до конца… Спустя несколько недель Кер окончательно убедил себя в том, что отец погиб от потери крови.

Маленькая и хрупкая на вид, Кер была олицетворением жестокой, мучительной смерти, безжалостная и способная делить себя на множество демонов, называемых керес.

Домой от Кер Д’Ален, штат Айдахо, он добирался то пешком, то на попутках; два дня провел в тюрьме в Уолла-Уолла — арестовали за автостоп.

В оружии нуждались все — социалисты, анархисты, недовольные члены профсоюзов, мексиканские изгнанники, пеоны, бежавшие от рабства, разгромленные горняки Кер д’Ален и Колорадо, вырвавшиеся из полицейских застенков и жаждавшие только одного — как можно яростнее сражаться, и, наконец, просто авантюристы, солдаты фортуны, бандиты — словом, все отщепенцы, все отбросы дьявольски сложного современного мира.

Вы получите в два раза больше, чем обычно – а в три раза, если сможете привезти в Кер Каллидирр меч принца.

Поскольку он принадлежит к семье Деморне, владеющей компанией «Ла Кер», а она — член семьи Джамбелли, они будут притворяться, что хотят выведать друг у друга деловые секреты.

Павел Адельгейм (1 августа 1938 года, Ростов-на-Дону – 5 августа 2013 года, Псков) – выдающийся священник Русской православной церкви, мученик за веру, автор многочисленных статей по церковной тематике, автор книг «Своими глазами» и «Догмат о церкви в канонах и практике», вызвавшей широкий резонанс в церкви. Отец Павел Адельгейм был духовным учеником старца Севастиана Карагандинского, архиепископа Ермогена (Голубева), архимандритов Бориса (Холчева), Серафима (Суторихина) и других исповедников веры. Всю свою жизнь отец Павел посвятил Богу и Церкви.

Был членом Преображенского братства, преподавал и входил в попечительский совет Свято-Филаретовского института.

Отец Павел Адельгейм входил в псковское отделение общества «Мемориал» и много делал для восстановления исторической правды в обществе. Являясь сыном «врагов народа», сам провел три года в лагерях по обвинению «за клевету на советский строй». В 1971 году, находясь в заключении, в результате покушения потерял ногу.

Отец Павел был блестящим проповедником. С апреля 2009 года вел свой блог, который до сих пор является свидетельством о жизни церкви.

Семья. Детство. Караганда. 1938-1956 гг.

Отец Павел Адельгейм был внуком и сыном «врагов народа»: его отец и деды были расстреляны. Мать была арестована два раза, а сам отец Павел оказался в детском доме, после жил с матерью в Караганде на поселении.

В Казахстане Татьяна Николаевна Адельгейм с сыном поселилась в поселке Актау, в бараках. Будущий отец Павел в Караганде знакомится со священником Севастианом (ныне прославлен в лике святых), становится членом церковной общины, собравшейся вокруг старца.

После смерти Сталина в 1953 году Павел с матерью получили возможность вернуться из ссылки. К этому времени все родственники отца Павла были либо уничтожены, либо пострадали как члены семей врагов народа. Павел вернулся в Киев и стал жить в Киево-Печерской лавре.

Киевская духовная семинария. Женитьба. 1956-1959 гг.

В 1956 году, когда Павлу исполнилось 18 лет, он поступил в Киевскую Духовную семинарию, в которой он знакомится с иеросхимонахом Кукшей (Величко), ныне прославленным Синодом Украинской церкви МП. Вместе с Павлом на курсе учился Леонид Свистун, который являлся провокатором. Из-за участия в нескольких акциях, организованных Леонидом, Павел Адельгейм накануне выпускных экзаменов в 1959 году, был исключен из семинарии.

Отец Кукша благословляет Павла жениться. Павел Адельгейм знакомится с семнадцатилетней девушкой Верой, которая согласилась стать его женой.

Ташкент и Каган. 1959-1969 гг.

После женитьбы Павла приглашает к себе в Ташкент владыка Ермоген (Голубев), бывший настоятель Киево-Печерского монастыря. В Ташкенте архиепископ Ермоген (Голубев) рукоположил Павла во диаконы, оставив его служить в Кафедральном соборе, в котором тот прослужил 7 лет.

В 1964 году его рукоположили во пресвитеры и отправили служить в Каган, где он со своим приходом построил храм за два месяца. Из-за этого в 1969 г. отца Павла Адельгейма посадили на три года, обвинив его в клевете на советскую власть. К этому времени у него было уже трое детей: Аня, Ваня и Маша.

Суд. Заключение. Инвалидность. Поиск пристанища 1969-1976 гг.

В 1970 году священника Павла Адельгейма привезли из тюрьмы в лагерь. Через год из одного лагеря с терпимыми условиями отца Павла и других заключенных перевели в другой, где начальство практиковало избиение заключенных. Священник Павел Адельгейм старается этому препятствовать, из-за чего начальник лагеря подстраивает покушение на отца Павла Адельгейма, в результате которого священник лишается ноги. Ровно через три года со дня ареста отца Павла освободили.

После освобождения 2,5 года отец Павел Адельгейм служил в Фергане. На протяжении всего этого периода он боролся за приход с уполномоченным Рахимовым. В итоге приход устоял, а отцу Павлу пришлось уйти из Ферганы. Владыка перевел его в Красноводск, опасаясь, что у отца Павла Адельгейма отнимут регистрацию. Через год он получает приглашение от Леонида (Полякова) уехать в Латвию.

Псковская епархия. 1976-2001 гг.

В 1976 году отец Павел перебирается в Псков. Первые пять лет у него не было собственного прихода, он служил «на подхвате» в разных храмах. С 1981 года ему дали полуразрушенную церковь ап. Матфея в селе Писковичи под Псковом, где он прослужит 20 лет.

Деятельность отца Павла Адельгейма была необычайно разнообразна в эти годы. Он возводил и восстанавливал храмы, собирал в церкви людей, занимался социальной работой, писал статьи на актуальные церковные темы, переписывался с большим количеством людей, в 1988 году баллотировался в Верховный Совет СССР, но безуспешно. В начале 90-х гг. создает приют для сирот-инвалидов в Писковичах.

23 февраля 1993 года в Псковской епархии сменился архиерей. Новый епископ Евсевий (Саввин) в 2001 году уволил отца Павла из Писковичей, где тот прослужил 21 год. Приют развалился, сирот пришлось срочно устраивать в разные места.

Храм Св. Жен-Мироносиц и школа регентов в Пскове

Отец Павел Адельгейм помог возродиться храму Св. Жен-Мироносиц в Пскове. Храм до этого 55 лет простоял закрытым. Первая служба в храме состоялась на Радоницу 8 мая 1989 года.

В 1992 году при храме Св. Жен-Мироносиц была открыта общеобразовательная православная школа регентов с полным циклом обучения. 16 лет отец Павел Адельгейм содержал школу и преподавал в ней, его сын Иван был в ней директором. Школа стала одной из лучших общеобразовательных школ города Пскова и являлась таковой вплоть до закрытия ее архиереем Евсевием в 2008 году. В этот же год псковский архиерей лишает отца Павла настоятельства в храме Жен-Мироносиц.

Борьба за церковь. «Дело» отца Павла Адельгейма. 2002-2013 гг.

Отец Павел выступал с резкой критикой Положения о церковном суде, нового устава прихода и других нововведений, умаляющих начала соборности в церкви.

Он защищал архимандрита Зинона (знаменитого иконописца), отлученного от церковного общения митр. Евсевием за причащение с католиками.

В 2002 году публикуется книга отца Павла Адельгейма «Догмат о Церкви в канонах и практике», после чего на него начались прямые гонения со стороны правящего архиерея.

В марте 2003 году отец Павел чудом остался жив после покушения: экспертиза показала, что в его машине были намеренно повреждены тормоза.

В 2011 году Мироносицкий приход отца Павла Адельгейма в Пскове единственный в Русской православной церкви отказался принять новый типовой устав РПЦ МП.

5 августа 2013 года отец Павел был убит ударом ножа в сердце у себя дома. Убийство совершил 27-летний Сергей Пчелинцев, у которого экспертиза выявила психическое расстройство (параноидальная шизофрения).

Отпевание протоиерея Павла Адельгейма состоялось 8 августа 2013 года в храме Жён-мироносиц в Пскове. Похоронен на Мироносицком кладбище.

Протоиерей Павел Адельгейм и Преображенское братство

Отец Павел Адельгейм познакомился с будущим отцом Георгием Кочетковым в 70-х в Москве. Еще до очного знакомства отец Георгий читал статьи отца Павла и о нем самом в «Вестнике РСХД».

Отец Павел Адельгейм много лет был другом Преображенского братства, регулярно принимал братских паломников. Он становится членом Попечительского совета института в 2006 году, с 2008 года преподает в Свято-Филаретовском институте курсы «Каноника и экклезиология», «Проблемы каноники и экклезиологии», «Введение в канонику», «Конфессиональное право». Священник Павел Адельгейм участвовал в конференциях и встречах, проводимых силами ПСМБ.

В 2010 году братчики помогли протоиерею Павлу Адельгейму опубликовать и издать книгу «Своими глазами».

В 2013 году отец Павел Адельгейм становится членом Преображенского братства.

В память об отце Павле Адельгейме Преображенское братство подготовило выставку «Свидетель: священник Павел Адельгейм», которая прошла во многих городах России.

С первой минуты своей жизни человек приобретает родню. Мама, папа, брат, сестра, бабушка, дедушка – все свое, знакомое, родное. В этом каждый ориентируется свободно, здесь разъяснений не требуется.
Проходит время, человек взрослеет и, найдя свою вторую половинку, женится или выходит замуж – приобретает еще «родню”. Как же разобраться в новых родственниках? Загляните в наш словарь.
Свекор, свекровь – родители мужа.
Тесть, теща – родители жены.
Сват, сватья – родители одного из супругов по отношению к родителям другого супруга.
Зять – муж дочери, муж сестры, муж золовки.
Невестка (сноха) – замужняя женщина по отношению к родным ее мужа: отцу, матери, братьям и сестрам, супругам братьев и сестер.
Деверь – брат мужа.
Золовка – сестра мужа.
Шурин – брат жены.
Свояченица – сестра жены.
Свояки – мужья родных сестер.
Двоюродный брат, сестра – сын, дочь родного дяди и тети.
Племянники – дети братьев и сестер.
Двоюродные племянники – дети двоюродных братьев и сестер.
Внучатые племянники – внуки брата или сестры.
Дядя, тетка – брат, сестра отца или матери по отношению к детям, племянникам, также дядей является муж тетки, а теткой – жена дяди.
Двоюродный дядя (тетка) – двоюродный брат (сестра) отца или матери.
Двоюродный дед (бабка) – дядя (тетка) отца или матери.
Падчерица, пасынок – неродные дети по отношению к одному из супругов.
Отчим, мачеха – неродные родители.
Примак – приемный зять, живущий в семье жены (раньше это было редкостью, обычно молодая жена приходила в дом мужа).
Побратимы – ими могут стать как братья, в основном двоюродные, так и друзья, которым довелось выручать друг друга в тяжелые времена. Чтобы стать навеки побратимами, следовало выполнить особый ритуал с клятвенным обменом крестами и троекратным целованием. Иногда побратимы всю жизнь были даже более близкими друг другу людьми, чем кровные родственники.
Кум, кума – крестный отец и крестная мать по отношению друг к другу.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *