Поделиться

Визит правящего архиерея в монастырь всегда волнителен для насельников, даже если это знаменитая на всю Россию Оптина Пустынь. Вот и в этот раз, проводя архиепископа Феофана Калужского по аллеям обители, суровый отец игумен трепетал в душе: все ли ладно вокруг? С досадой услышал он, как владыке вполголоса докладывали:

«Старец-то отец Нектарий чудит, немощен стал. То в халатике ходит с голыми коленями, то полную келью камушков натащит, и говорит, что у него тут музей. Граммофон завел с пластинками…»

В келью старца владыка зашел один. Отец Нектарий кивнул головой и продолжил свое занятие: игру в кукол. С изумлением владыка наблюдал за тем, как седой монах стал одну за другой «сажать» куколок «в тюрьму», бить их, выговаривать им что-то невнятное, но грозное. Добрый архиепископ снисходительно списал все эти чудачества на возрастную немощь. Позднее, когда монастырь был превращен в музей, а сам Феофан Калужский перенес арест, унижения и ссылку, он понял, какие тайны были открыты отцу Нектарию, какой тяжкий груз предви́дения грядущих бед тот нес на своих плечах…

…В монастырь крестьянский сын Николай Тихонов – будущий старец Нектарий – приехал за благословением на брак. Свадьба казалась решенным делом, но благочестивый отец невесты прежде отправил будущего зятя в О́птину. Так Николай попал к знаменитому ста́рцу Амвро́сию. Старец в православной традиции – это опытный монах, духовный наставник, через которого Господь открывает Свою волю. Неизвестно, о чем беседовал преподобный Амвросий со своим гостем, но после этого разговора тот навсегда остался в монастыре.

Иеромона́х Нектарий участвовал в богослужениях, нес послушания наравне со всеми, и ничем не отличался от остальной бра́тии. Ну, разве что чуть более ревностно скрывал от досу́жего взора плоды своей духовной жизни. Он много читал, изучил латынь и французский, вел переписку с учеными, брал уроки живописи. Но поверх подрясника мог надеть разноцветную женскую кофту, на одну ногу – валенок, на другую — башмак. Как огня боялся отец Нектарий славы. Больше всего он опасался прослыть эдаким дельфи́йским оракулом, в разговоре с которым люди будут искать не духовной пользы, а дешевых чудес. Однако вскоре молва о прозорли́вости отца Нектария вышла далеко за пределы монастыря.

Когда в 1912 году встал вопрос об избрании старца – духовного руководителя обители, монахи соборно выбрали именно этого странного человека. Три дня преподобный плакал, не переставая, называя себя скудоу́мным. Но перечить воле братии не стал.

В кровавом 1917 году многое разъяснилось. Будучи в ссылке, он признавался своей духовной дочери, поэтессе Надежде Павло́вич: «Я уже тогда, когда избирали меня, предвидел и разгром Оптиной, и тюрьму, и высылку, и все мои теперешние страдания — и не хотел брать этого всего»… Но принял, и долгое, страшное десятилетие нес на своих плечах крест молитвы за погибающую страну, за ее безумных детей. Многих из них старцу удалось схватить за руку на краю пропасти, найти те самые слова, которые навсегда переворачивали душу человека. Надежда Павло́вич, которая потом оставила подробные воспоминания о старце, была одной из них.

Скончался преподобный в 1928 году, вдали от своей любимой обители. Но в 1992 году мощи святого были обретены и перенесены в полуразрушенную Оптину. С этого времени началось стремительное возрождение монастыря. Иноки Оптиной пустыни уверены — здесь не обошлось без чудесной помощи старца Нектария.

Старец Нектарий был трогательно детским, слегка юродивым, последним Оптинским чудотворцем и прозорливцем. Его жизнь небогата внешними событиями, но очень богата внутренним содержанием. Большая часть сокровенной жизни старца осталась скрытой от внешнего взора. Но то, что пробилось наружу через его общение с духовными чадами, говорит о старце Нектарии, как об одном из великих святых последнего времени.

В начале мая 1873 года Николаю (будущему старцу Нектарию) исполнилось двадцать лет. Его детство прошло в бедности. Когда мальчику было семь, умер его отец. Мать зарабатывала шитьем и стиркой под заказ. Несмотря на крайнюю нужду и бедность, Николай все же смог обучиться грамотности, беря уроки у церковного дьячка (пономаря или алтарника). Когда Николаю исполнилось одиннадцать, он нанялся на заработки к одному набожному купцу. Через девять лет мама Николая умерла, и он остался круглым сиротой.

По молитвам старицы судьба Николая слаживается совершенно иначе.

Время шло и надо было решать свою будущую судьбу. Купец полюбил Николая и даже предложил ему в жены свою дочь. За благословением на решение своей дальнейшей судьбы обратился Николай к одной прозорливой столетней старице схимонахине Феоктисте, которая и направила его в монастырь Оптиной пустыни.

По молитвам старицы судьба Николая слаживается совершенно иначе, чем он предполагал изначально. Настоятель Оптиной, увидев Николая, сразу же зачисляет его в штат монастыря послушником. Так начинается духовный путь будущего великого старца. В монастыре была большая библиотека, и юноша по книгам, без всякой посторонней помощи, смог изучить греческий, латынь и французский, что говорит о его необычайной одаренности. Благодаря тяге к самообразованию, он прекрасно разобрался в живописи, литературе, мог на языке профессионалов говорить о биологии, географии, ботанике. Философ Константин Леонтьев, который впоследствии стал духовным чадом отца Нектария, поражался образованности старца в области философии, истории, искусства. «В мире есть свет и звуки, — говорил позже преподобный, – а художник, писатель кладет их на холст или бумагу, и этим убивает. Свет превращается в цвет, звуки в буквы. Картины, ноты, книги – гробницы смысла. Но приходит зритель, читатель – и воскрешает погребенное. Так завершается круг искусства. Это малое искусство. А есть великое – Слово, которое живит. Но к этому искусству один путь – путь подвига».

В 1898 году будущий Оптинский старец Нектарий уже иеромонах и до 1909 года о его жизни почти ничего не известно, кроме того, что жил он в полузатворе и отличался молитвенностью и молчаливостью. «Монаху – говорил он, — три выхода: в храм, в келлию и в могилу».

Старец предсказал революцию 1917 года, голод, гибель царской семьи, разрушение храмов и закрытие монастыря.

Духовные дары старца во всей полноте стали раскрываться после того, как он был избран духовником обители в 1912 году, вместо сосланного и оклеветанного старца Варсонуфия. Несмотря на то, что отец Нектарий отказывался от этого послушания, совет старцев монастыря настоял на том, чтобы именно он был духовником Оптиной.

Приближалось тяжелое и смутное время. Прошла революция 1905 года, надвигалась первая мировая война, и старец уже предвидел будущее. Он предсказал революцию 1917 года, голод, гибель царской семьи, разрушение храмов и закрытие монастыря. Необычайный закат одного из зимних вечеров в Оптиной пустыни, какого никогда раньше не было, был как бы Божественным знамением начала кровавой эпохи.

Солнце отражало свои лучи на снегу таким образом, что он, казалось, насквозь был пропитан кровью. Многие святые тех дней предрекали не только кровавое время, но и приближающуюся кончину мира. К их числу относились некоторые Оптинские старцы и преподобный Иоанн Кронштадтский. Были обозначены даже некоторые сроки, связанные с двадцатыми – тридцатыми годами прошлого века.

И дело не в том, что эти пророчества были ошибочные, а в том, что Бог по своей милости отложил суд над этим миром. Старцы более позднего времени снова будут возвращаться к теме конца света. Среди них будут великие угодники Божии, из уст которых прозвучат слова, сказанные своим ученикам: «Я не доживу, а вот ты доживешь до времени антихриста».

Проявит ли Бог эту же милость нынешнему времени, мы не знаем.

Ушли в лучший мир и эти старцы и те, кому были сказаны эти слова. Но мы уверенны в том, что не старцы ошибались, а Бог еще раз проявил долготерпение к нам, грешным. Проявит ли Бог эту же милость нынешнему времени, мы не знаем. Но видения старца Нектария, которые он приписал по своему смирению «некоему монаху» говорят, что времени у мира остается все меньше и меньше.

Этот монах, выйдя ночью на крыльцо своей кельи, увидел мир, погруженный во мрак. Все вокруг исчезло: деревья, постройки – не было ничего. А посреди этой темноты он увидел светозарную, восходящую вверх, стройку какого-то величественного здания. Оно подымалось ввысь в виде кругов спирали, состоящих из святых. Подняв голову, монах увидел, что до окончания строительства не хватает только одного высшего ряда. И ему было отрыто, что когда этот последний ряд заполнится, тогда и наступит конец.

«Наши самые тяжелые скорби подобны укусам комариков по сравнению со скорбями, которые будут у христиан последних времен», – говорил отец Нектарий со слезами.

Старчество отца Нектария вызывало немалое смущение у некоторых его посетителей. Не все могли понять странное поведение старца. Владыка Стефан Калужский в конце жизни говорил: «Виноват я перед ним. Осудил отца Нектария. Захожу к нему на беседу, а он в куклы играется и на меня никакого внимания не обращает. Слышу, как наказывает куклы, одна другую бьет, в тюрьму садит. Я вышел подумав, что он не старец, а просто ненормальный. А когда со мной стало в жизни сбываться все то, что старец на куклах показывал, я понял, что так он со мной беседовал».

Когда позже большевики пришли арестовывать самого отца Нектария и делали обыск в его кельи, то нашли там одни детские игрушки. «Зачем вам игрушки?» – спросили они старца. «А я сам как дитя», – ответил он.

Он завал Пречистую на помощь так, как только может звать дитя любимую маму.

Таковым старец и был на самом деле. Его духовное чадо вспоминает как батюшка, изгнанный из монастыря, со слезами молился Божией Матери. Как малый ребенок он со слезами простирал к Ее иконе свои руки. Он завал Пречистую на помощь так, как только может звать дитя любимую маму. В старце удивительным образом сочеталась детская простота и наивность со святым величием и глубокой мудростью. А святость его была такова, что даже вещи, которыми пользовался старец Нектарий, устрашали бесов.

После того как старца и других монахов выселили из Оптиной, большевики стали искать, как они думали, спрятанные в монастыре сокровища (золотые чаши, утварь и проч.) Для того, чтобы обнаружить это место, они пригласили в монастырь какого-то оккультиста. Когда тот стал проводить свой магический обряд, одна из находившихся рядом тайных монахинь, взяла подаренные ей четки старца и скрытно перекрестила ими колдуна. Тот сразу же упал, стал корчиться в судорогах и испускать пену.

После закрытия монастыря, старец Нектарий поселился в доме одного зажиточного верующего крестьянина в селе Холмищи Курской губернии. Большевицкие власти строго настрого приказали старцу не принимать духовных чад и вообще никаких посетителей. Но, явившиеся ему в тонком сне, усопшие Оптинские старцы сказали: «Если хочешь быть там, где и мы, не прекращай духовно окормлять людей», что он и делал до конца жизни.

Многие знали – стоит только написать батюшке письмо – как незамедлительно придет духовная помощь.

Люди пробирались в дом отца Нектария зачастую тайком, как правило, по ночам. Многие знали – стоит только написать батюшке письмо – как незамедлительно придет духовная помощь. Даже будучи уже глубоко больным, умирающим, он все равно продолжал нести свое старческое служение.

«А чего стоила только одна беседа со старцем! – вспоминал отец Агапит (Траубе). – Что перед ней самые блестящие лекции лучших профессоров, самые прекрасные проповеди. Удивительная образность, картинность, своеобразие языка. Внутренний объединяющий смысл, легкость речи, плавность, богатство содержания, глубина мыслей, над каждой из которых можно думать год. Старец – живой источник живой воды». А ведь это говорил барон, филолог, ученый, который получил образование в лучших университетах Европы.

Внутренняя жизнь самого старца была глубоко сокровенной и как бы спрятанной под спудом. О ней можно только догадываться по косвенным свидетельствам самого старца. Так, к примеру, он раскритиковал икону Преображения, написанную одним из его духовных чад. При этом старец пытался объяснить ему, что такое Фаворский Свет на самом деле: «Это такой Свет, в котором нет никакой тени. Когда он появляется в комнате, все им полно, и за зеркалом светло, и под диваном, и на столе каждая трещинка изнутри светится. Где должна быть тень, там смягченный свет». «Когда старец это объяснял, – вспоминал иконописец, — все его лицо светилось так, что больно было даже на него смотреть. Было понятно, что старец не из прочитанного в книге об этом говорит».

«Молись так, – учил отец Нектарий свою духовную дочь, – чтобы Господь воцарился в сердце твоем, тогда преисполнится оно великим ликованием и радостью». На мысли и вопросы своих посетителей старец отвечал, как правило, еще до того, как те успевали их вслух произнести.

Пророчества старца продолжали сбываться и после его смерти.

29 апреля 1928 года душа отца Нектария взошла на небо. Пророчества старца продолжали сбываться и после его смерти. Так он благословил похоронить его не возле храма на монастырском кладбище, что, казалось бы, логичнее, а на общем сельском, сказав, что монастырского вскоре не будет, а храм осквернят. И в самом деле, чуть позже монастырское кладбище коммунисты разрушили, а из храма сделали сельский клуб, где на месте алтаря проходили танцы.

Своему духовному чаду отец Нектарий при последней встрече предрек, что они снова свидятся с ним через полгода после смерти старца. Так и случилось. Этому чаду пришлось присутствовать при вскрытии могилы старца, ровно через полгода после его погребения. Большевики решили, что старец похоронен с золотым крестом, и хотели его изъять, но тот оказался медным. Тогда же было обнаружено чудо нетленных мощей отца Нектария. «Он был как в первый день после смерти, бледный и руки мягкие», – вспоминал ученик старца.

Бог хранил преподобного Нектария от богоборческой власти и при жизни, и после его смерти. Ему не пришлось проходить тюрьмы и концлагеря, как это случилось со многими Оптинскими монахами. Старца не расстреляли вместе с другими новомучениками. Но у него был свой, одному Богу ведомый, крест старческого служения. А все те, кто даже после смерти пытался надругаться над памятью отца Нектария, были Богом наказаны.

Во время похорон отца Нектария один из милиционеров, подъехав на лошади к гробу старца, толкнул его палкой и сказал что-то кощунственное. Вскоре после этого его разбил инсульт. Другой комсомолец, придя на кладбище, выстрелил из охотничьего ружья в могилу старца. А на следующий день, возвращаясь с охоты и вынимая это же ружье из коляски мотоцикла, зацепил нечаянно курок и сам себя застрелил на глазах у родителей. Если таков суд над теми, кто посягнет на память праведников, то что ждать тем, кто восстает на самого Бога?

В 1989 году мощи старца Нектария возвратились в родной монастырь Оптиной пустыни. А в 1996 году отец Нектарий был прославлен в лике преподобных отцов и старцев в Оптиной пустыни просиявших.

Преподобный отче Нектарие, моли Бога о нас!

полное житие письма фотографии

Рождение:
1853 г.

Постриг в мантию:
14/27 марта 1887 г.

День тезоименитства:
29 ноября/12 декабря

Иерейская хиротония:
21 октября/3 ноября 1898 г.

Постриг в схиму:
апрель 1920 г.

Кончина (день памяти):
29 апреля/12 мая 1928 г.

Обретение мощей:
3/16 июля 1989 г.

Святые мощи преподобного Нектария находятся во Введенском соборе

Краткое житие

Последним соборно избранным Оптинским старцем был преподобный Нектарий, ученик скитоначальника преподобного Анатолия (Зерцалова) и преподобного старца Амвросия. Он нёс крест старческого служения в годы тяжёлых испытаний для Русской Православной Церкви, для всей России. Пятьдесят лет Старец Нектарий провёл в Скиту Оптиной Пустыни, из них двадцать — в затворе. Он восходил по духовной лестнице от затвора к общественному служению и был достойным продолжателем Оптинского старчества. Наделённый Богом великим даром пророчества и прозорливости, он задолго до революции и гражданской войны видел грядущие беды и скорби людей. Старец Нектарий молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере. В годы тяжёлых искушений преподобный Нектарий брал на себя бремя людских грехов. Он разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании. О его жизненном пути — в связи с гонениями на Церковь, преследованием монашества — известно меньше, чем о его прославленных предшественниках.

Преподобный Нектарий (в миру Николай Васильевич Тихонов) родился в 1853 году в городе Ельце Орловской губернии в бедной семье Василия и Елены Тихоновых. Отец его был рабочим на мельнице и умер, когда сыну было всего семь лет. Перед кончиной он благословил сына иконой Святителя Николая, поручая его попечительству своё чадо. С этой иконой Старец не расставался всю жизнь.

Позднее преподобный Нектарий рассказы о своём детстве часто начинал словами: «Было это в младенчестве моём, когда жил я с маменькой. Двое нас было на белом свете, да ещё кот жил с нами. Мы низкого были звания и притом бедные. Кому нужны такие?» С матерью у Николая были самые теплые и сердечные отношения. Она больше действовала кротостью и умела тронуть его сердце. Но и мать его умерла рано. Остался мальчик круглым сиротой. С 11 лет он стал работать в лавке богатого купца. Был Николай трудолюбив и к 17 годам дослужился до младшего приказчика. В свободное время юноша очень любил ходить в храм и читать церковные книги. Его отличали кротость, скромность, душевная чистота.

Когда юноше исполнилось двадцать лет, старший приказчик задумал женить его на своей дочери. В то время в Ельце жила почти столетняя схимница, старица Феоктиста, духовная дочь святителя Тихона Задонского. Хозяин отправил к ней юношу за благословением на брак. А схимница благословила его пойти в Оптину к старцу Илариону. Хозяин отпустил юношу в Оптину, и Николай отправился в путь.

В 1873 году пришел он в Оптину пустынь, неся в котомке за спиной одно лишь Евангелие. Здесь Промыслом Божиим он обрел свое истинное назначение. Ибо во власти Господа, а не во власти идущего давать направление стопам своим (Иер. 10, 23). Сначала юноша пошёл к скитоначальнику старцу Илариону, а тот отправил его к преподобному Амвросию. В то время к великому старцу Амвросию приходило так много людей, что дожидаться приёма приходилось неделями. Но Николая он принял сразу и говорил с ним два часа. О чем была их беседа, преподобный Нектарий никому не открывал, но после нее навсегда остался в скиту. Стал он духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), а на совет ходил к преподобному старцу Амвросию.

Первым послушанием его в Оптиной было ухаживать за цветами, потом его назначили на пономарское послушание. У преподобного Нектария была келия, выходившая дверью в церковь, в ней он прожил двадцать лет, не разговаривая ни с кем из монахов: только сходит к старцу или духовнику и обратно. Сам он любил повторять, что для монаха есть только два выхода из келии — в храм да в могилу. На этом послушании он часто опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловались на него старцу Амвросию, на что он отвечал: «Подождите, Николка проспится, всем пригодится».

Под руководством своих великих наставников преподобный Нектарий быстро возрастал духовно. 14 марта 1887 года он был пострижен в мантию, 19 января 1894 года был посвящен в иеродиакона, а еще через четыре года был рукоположен Калужским архиереем в иеромонаха. Было ему тогда тридцать четыре года.

Уже в эти годы он исцелял больных, обладал даром прозорливости, чудотворения и рассуждения. Но по своему смирению эти высокие духовные дарования он скрывал под внешним юродством. На юродство он имел благословение старцев. Оптинские старцы часто прикрывали своё духовное величие юродством — шутками, чудачеством, неожиданными резкостями или непривычной простотой в обращении со знатными и заносчивыми посетителями.

В 1912 году оптинская братия избрала его в старцы. Но преподобный Нектарий отказывался, говоря: «Нет, отцы и братия! Я скудоумен и такой тяготы понести не могу». И только по послушанию он согласился принять на себя старчество.

В первое время после избрания старцем отец Нектарий усилил юродство. Приобрёл музыкальный ящик и граммофон с духовными пластинками, но скитское начальство запретило ему их заводить; играл игрушками. Была у него птичка-свисток, и он заставлял в неё дуть взрослых людей, которые приходили к нему с пустыми горестями. Был волчок, который он давал запускать своим посетителям. Были детские книги, которые он раздавал читать взрослым людям.

В юродстве Старца часто содержались пророчества, смысл которых открывался часто лишь по прошествии времени. Например, люди недоумевали и смеялись над тем, как старец Нектарий внезапно зажигал электрический фонарик и с самым серьезным видом ходил с ним по своей келье, осматривая все углы и шкафы… А после 1917 года вспомнили это «чудачество» совсем иначе: именно так, во тьме, при свете фонариков, большевики обыскивали кельи монахов, в том числе и комнату старца Нектария. За полгода до революции Старец стал ходить с красным бантом на груди — так он предсказывал наступающие события. Или насобирает всякого хлама, сложит в шкафчик и всем показывает: «Это мой музей». И действительно, после закрытия Оптиной в скиту был музей.

Часто вместо ответа отец Нектарий расставлял перед посетителями куклы и разыгрывал маленький спектакль. Куклы, персонажи спектакля, давали ответы на вопросы своими репликами. Так, владыка Феофан Калужский не верил в святость Старца. Как-то приехал он в Оптину и зашёл к отцу Нектарию. Тот, не обращая на него никакого внимания, играл в куклы: одну наказывал, другую бил, третью сажал в тюрьму. Владыка, наблюдая это, утвердился в своём мнении. Позже, когда большевики посадили его в тюрьму, он говорил: «Грешен я перед Богом и перед Старцем. Всё, что он мне показывал тогда, было про меня, а я решил, что он ненормальный».

Однажды старец Варсонофий, будучи ещё послушником, проходил мимо домика отца Нектария. А он стоит на своём крылечке и говорит: «Жить тебе осталось ровно двадцать лет». Это пророчество впоследствии исполнилось в точности.

Протоиерей Василий Шустин рассказывал, как Батюшка, не читая, разбирал письма: «Одни письма он откладывал со словами: Сюда надо дать ответ, а эти письма благодарственные, их можно без ответа оставить». Он их не читал, но видел их содержание. Некоторые из них он благословлял, а некоторые и целовал».

Известны многочисленные случаи, когда Батюшка исцелял смертельно больных людей. Приехала в Оптину мать, дочь которой страдала неизлечимой болезнью. От больной отказались все врачи. Мать дожидалась старца в приёмной и вместе с другими богомольцами благословилась у него. Она ещё не успела сказать ему ни слова, как Старец обратился к ней сам: «Ты пришла молиться о больной дочери? Она будет здорова». Он дал матери семь пряников и велел: «Пусть каждый день дочь съедает по одному и почаще причащается, будет здорова». Когда мать вернулась домой, дочка с верой приняла пряники, после седьмого причастилась и выздоровела. Болезнь к ней больше не возвращалась.

Как-то приехала к нему монахиня Нектария с мальчиком-подростком, который вдруг заболел. Температура поднялась до сорока градусов. Она и говорит Батюшке: «Олежек у меня заболел». А он отвечает: «Хорошо поболеть в добром здравии». На другой день дал мальчику яблочко: «Вот тебе лекарство». И, благословляя их в путь, сказал: «Во время остановки, когда будете лошадей кормить, пусть выпьет кипяточку и будет здоров». Так они и сделали. Мальчик выпил кипяточку, заснул, а когда проснулся, был здоров.

Принимал преподобный старец Нектарий посетителей в «хибарке» прежних старцев, иногда он оставлял на столе в приемной книги, и посетители в ожидании приема смотрели эти книги и, листая их, находили ответы на свои вопросы. А преподобный Нектарий по своему смирению замечал, что они приходят к преподобному старцу Амвросию и сама келия говорит за него.

У Батюшки был кот, который его необыкновенно слушался, и Батюшка любил говорить: «Старец Герасим был великий старец, потому у него был лев, а мы малы — и у нас кот».

Внешне старец был невысокого роста, согбенный, с округлым лицом и небольшой клинообразной бородкой. Лицо его как бы не имело возраста — то древнее, суровое, то молодое до живости и выразительности мысли, то детское по чистоте и покою. Ходил он лёгкой, скользящей походкой, как бы едва касаясь земли. Лишь перед самой смертью он передвигался с трудом, ноги распухли как брёвна, сочились сукровицей — это сказалось многолетнее стояние на молитве.

Для каждого человека у старца был свой подход, «своя мера», порой он оставлял посетителя одного в тишине «хибарки» побыть наедине со своими мыслями, иногда долго и оживленно беседовал, удивляя собеседника своими познаниями, и люди спрашивали: «Где же старец окончил университет?» И не могли поверить, что он нигде не учился. «Вся наша образованность от Писания», — говорил о себе старец.

Высоко ценил Старец послушание. Митрополита Вениамина (Федченкова) он наставлял: «Примите совет на всю вашу жизнь: если начальники или старшие вам предложат что-нибудь, то, как бы трудно ни было или как бы высоко не казалось, не отказывайтесь. Бог за послушание поможет». Наглядный урок послушания он дал студенту Василию Шустину (будущему протоиерею), как-то сказав, что научит его ставить самовар, потому что скоро придёт время, когда у него не будет прислуги и придётся самому ставить себе самовар. Юноша с удивлением посмотрел на Старца, недоумевая, куда может деться состояние их семьи, но послушно пошёл за батюшкой в кладовку, где стоял самовар. Отец Нектарий велел налить в этот самовар воды из большого медного кувшина.

-Батюшка, он слишком тяжёлый, я его с места не сдвину, — возразил Василий.

Тогда Батюшка подошёл к кувшину, перекрестил его и сказал: «Возьми!» И студент легко поднял кувшин, не чувствуя тяжести. «Так вот, — наставил отец Нектарий, — всякое послушание, которое нам кажется тяжёлым, при исполнении бывает очень лёгким, потому что делается как послушание».

Как-то спросили Старца, должен ли он брать на себя страдания и грехи приходящих к нему, чтобы облегчить их или утешить. «Иначе облегчить нельзя, — ответил он. — И вот чувствуешь иногда, что на тебе словно гора камней — так много греха и боли принесли тебе, и прямо не можешь снести её. Тогда приходит благодать и размётывает эту гору камней, как гору сухих листьев. И можешь принимать снова».

Старец часто и с любовью говорил о молитве. Он учил постоянству в молитве, считая добрым знаком от Господа неисполнение прошений. «Надо продолжать молиться и не унывать, — поучал Батюшка. — Молитва — это капитал. Чем дольше лежит, тем больше процентов приносит. Господь посылает Свою милость тогда, когда Ему это благоугодно, когда нам полезно её принять… Иногда через год Господь исполняет прошение… Пример надо брать с Иоакима и Анны. Они всю жизнь молились и не унывали, и какое Господь послал им утешение!» Однажды посоветовал: «Молитесь просто: «Господи, даруй мне благодать Твою!» На вас идёт туча скорбей, а вы молитесь: «Господи, даруй мне благодать Твою!» И Господь пронесёт мимо вас грозу».

После закрытия монастыря в Вербное воскресенье 1923 года преподобного Нектария арестовали. Старца повели в монастырский хлебный корпус, превращённый в тюрьму. Он шёл по мартовской обледеневшей дорожке и падал. Комната, куда его посадили, была перегорожена не до самого верха, а во второй половине сидели конвоиры и курили. Старец задыхался от дыма. В Страстной Четверг его увезли в тюрьму в Козельск. Позднее из-за болезни глаз Старца перевели в больницу, но поставили часовых…

По выходе из тюрьмы власти потребовали, чтобы отец Нектарий покинул Калужскую область. Старец жил в селе Холмищи Брянской области у одного крестьянина, родственника духовного сына Батюшки. ЧК грозила этому крестьянину ссылкой на Камчатку за то, что он приютил Старца. Осенью 1927 года его обложили особенно тяжёлым налогом.

В Холмищи, невзирая на трудности, добирались духовные чада в поисках утешения и совета, к Старцу потянулся поток людей со всех концов России. Святой Патриарх Тихон советовался с преподобным Нектарием через своих доверенных лиц. Добираться до села, особенно весной, из-за разлива рек, было трудно, даже сообщение на лошадях прекращалось. Порой приходилось идти пешком в обход до семидесяти пяти вёрст мимо леса, где было много волков. Они часто выходили на дорогу и выли, но, по Святым молитвам Старца, никого не трогали.

Преподобный Нектарий, будучи провидцем, предсказывал в 1917 году: «Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом будет богата, и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов».

С 1927 года Старец стал серьёзно недомогать, силы его угасали. В декабре состояние здоровья резко ухудшилось, решили, что отец Нектарий умирает, но затем наступило некоторое улучшение. В апреле Батюшке опять стало плохо. К нему приезжал отец Сергий Мечев, он причастил Старца. 29 апреля 1928 года до Холмищ с трудом добрался отец Адриан, на руках которого преподобный Нектарий скончался в эту же ночь. Незадолго до кончины на вопрос, где его хоронить, Старец указал на местное кладбище. Когда его спрашивали, не отвезти ли его тело в Козельск, отрицательно качал головой. Старец не велел хоронить его и возле Покровской церкви в селе Холмищи, сказав, что там будет хуже свиного пастбища. Так и случилось. Храм разрушили, а на соборной площади устроили ярмарку и танцплощадку. Исполняя желание Старца, его погребли на местном сельском кладбище в двух-трёх верстах от села Холмищи.

В 1935 году грабители разрыли могилу Старца, надеясь найти там ценности. Они сорвали крышку гроба и открытый гроб поставили, прислонив к дереву. Утром колхозники, пришедшие на кладбище, увидели, что Старец стоит нетленный — восковая кожа, мягкие руки. Гроб закрыли и опустили в могилу с пением «Святый Боже».

После возрождения Оптиной пустыни, 3/16 июля 1989 года, в день памяти митрополита Московского Филиппа, состоялось обретение мощей преподобного Нектария. Когда торжественная процессия двигалась по обители, от мощей исходило чудное благоухание: мантия старца оказалась нетленной, мощи были янтарного цвета. В 1996 году преподобный Нектарий был причислен к лику местночтимых Святых Оптиной Пустыни, а в августе 2000 года — Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания. В настоящее время рака с мощами старца Нектария находится в западной части Амвросиевского придела Введенского собора обители.

Как при жизни старца, так и после его блаженной кончины каждый, кто обращается к нему с истинной верой, получает благодатную помощь. По молитвам преподобного Нектария люди выходят из трудных жизненных ситуаций, совершаются чудеса духовного и телесного исцеления. Преподобне отче наш Нектарие, моли Бога о нас!

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *