«Осанна! благословен грядущий во имя Господне! Благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида! осанна в вышних!» (Марк. 11,9-10).
Адвент начинает новый церковный год. В первое воскресенье адвента поётся «Осанна». Это библейское слово, на котором основан гимн. Осанна — это хвала, но одновременно это смиренная, преклонённая молитва. О чём же мы молимся, когда поём осанну?
«Осанна» означает: помоги, спаси, даруй удачу и благословение. Лютер объясняет это так: «Дай удачу и счастье сему сыну Давидову в созидании им нового царства. Дай ему вступить в него во имя Божие, так чтобы стало оно благословенным и чтобы оно преуспевало.» Когда народ пел Иисусу осанну, он молился о благословении и удаче как для Него, так и для царства Его.
В народе была немалая часть тех, кто не понимал подлинного значения этой молитвы. Они скоро уже были готовы кричать: «Распни, распни Его!» (Иоан. 19,6). Часть народа ждала земного царя-спасителя. Их молитва не сбылась. Но сбылась молитва тех, кто молился об удаче для Спасителя и для Его царства благодати. Христос как раз искупил наши грехи и тем приобрёл для нас милость Божию.
182 Так о чём же мы молимся, когда поём осанну? Только ли это для нас выражение праздничного настроения, без подлинного содержания? Если так, то говорит нам Бог: «Удали от Меня шум песней твоих» (Ам. 5,23). С гимном соединяется преклонённая молитва, за осуществление которой получает Бог благодарность и хвалу. В ней молятся об удаче для Христа и Его царства благодати в мире сем. Он уже основал царство Своё, искупив нас, падших и осуждённых человеков, и избавив нас от всех грехов, от смерти и власти искусителя святою драгоценною кровию Своею и неповинным страданием и смертию Своею, дабы мы были Его собственными и жили в царстве Его. Мы, следовательно, молимся не о том, чтобы Христос пришёл искупить нас. Он уже это совершил. Но мы молимся о том, чтобы это царство пришло в сердца людей. Молимся, чтобы верующие сохранялись в вере, и чтобы всё новые и новые обращались от мира к Иисусу Христу.
Царство Христово ширится только посредством Евангелия. Когда мы поём осанну, то молимся об удаче для Евангелия, о смелости для христиан исповедовать учение Христово и о возвестниках его, остающихся в слове верном и с учением согласном (Тит. 1,9). Вопрос также и о нас самих. Мы молимся, чтобы именно мы сами служили за царство Христова.
Осанна Сыну Давидову! Прекрасная, нужная, но также и обязывающая молитва.

Из книги С. В. Булгаков. Настольная книга для священно-церковно-служителей: Сборник сведений, касающихся преимущественно практической деятельности отечественного духовенства, 1913 г.:

Вход Господень в Иерусалим, или неделя Ваий (воскресный день).

В этот день святая Церковь особенно вспоминает царское прославление Иисуса Христа пред Его крестной смертью для показания, что страдания Спасителя были добровольные. Самое событие праздника описано у Евангелистов (Мф. 21:1-11; Мар. 1:1-11; Лук. 19:29-41; Иоан. 12:12-19).

Начало этого праздника восходит к глубокой древности. Древнейшее указание на него встречаем в поучении на этот день Мефодия Патарскаго (III в.). Начиная с VII века, многие песнописцы (Андрей Критский, Косьма Маюмский, Иоанн Дамаскин, Феодор и Иосиф Студиты, император Лев Философ, Феофан и Никифор Ксанфопул) прославили праздник песнопениями, которыя поются и ныне. От обычая употреблять в этот праздник ваии (ветви финиковой пальмы) он и называется Неделей «Baий,” «Цветоносия,” «Цветоносной” или «Цветной,” а в просторечии —»Вербным воскресеньем.” Ваийи у нас заменяются вербами, так как верба ранее других древесных ветвей дает почку. Обычай употреблять ваийи в этот праздник имеет свое основание в обстоятельствах самого события входа Господня в Иерусалим. Молящиеся как бы встречают невидимо грядущего Господа и приветствуют Его, как Победителя ада и смерти, держа в руках «знамение победы” — вербы с возженными свечами.

В Малороссии есть обычай по селам, накануне праздника, перед вечернею носить вербы, по освящении их молитвою, вокруг церкви; а в городах носят вербу из одной церкви, преимущественно стоящей в конце города, в другую соборную или монастырскую (Церковные Ведомости 1899. 20). Благочестивые христиане обыкновенно хранят освященные вербы в течение целаго года, украшая ими в своих домах святые иконы. В некоторых местностях существует благочестивое обыкновение влагать освященные вербы в руки умерших, в знамение того, что и они, по вере во Христа, победят смерть и, воскресшие по зову трубы архангела, с освященными ваийами изыдут из могил в сретение Спасителю (Апок. 7:6). Наш простой народ освященной вербе придает особую силу: ею крестьянин наш старается оградить себя и своих близких от болезней; ею же он старается предохранить свой домашний скот от всякого рода болезней, от порчи, от хищного зверя, от злых людей и злых духов; ей же, наконец, он приписывает очистительную силу. Об этом свидетельствуют различного рода «вербные” обряды и обычаи, сохранившиеся до настоящего времени в Великороссии, Малороссии и Белоруссии. В некоторых местах Великороссии (в Костромской губернии) крестьянские женщины пекут к Вербному Воскресенью баранки и пришедши из церкви, кормят этими баранками домашний скот, чтобы предохранить последний от болезней. В Юрьев день крестьяне берут хранившуюся в продолжение года вербу, обмакивают ее в святой воде и окропляют затем ею домашний скот, собранный во дворе. С вербой в руках и провожают затем скот на пастбище. В Белоруссии в Юрьев день окропляют скот вербой, обмоченной в Крещенской воде. Вечером в этот день верба, которою окропляли скот утром, или разламывается на столько кусков. сколько голов скота у хозяина (куски эти затем сожигаются), или-же втыкается в воротах или в дверях скотного хлева с тем, чтобы скот шел прямо домой, а также для того, чтобы предохранить скот от порчи, то есть дурного влияния злых духов и злых людей. В некоторых губерниях России вербу, освященную в Вербное Воскресенье, употребляют в качестве симпатического средства при заболеваниях домашнего скота; кладут в пойло, приготовленное для больных коров, телят и пр. В Белоруссии существует и еще один обряд, при котором употребляется освященная верба. В великую Субботу, на Страстной неделе, белорусские крестьянки подтапливают печь сохраняющеюся от Вербного Воскресенья освященной вербой, имея в виду очистить домашний очаг огнем, зажженным от освященной вербы. Таким образом, освященная в день празднования Входа Господня в Иерусалим верба играет в жизни нашего народа весьма важную роль. Хотя во всех этих обычаях и обрядах и можно видеть выражение веры русского православного крестьянина в силу и действенность церковного освящения, но, к сожалению, эта вера затемнена различного рода суевериями, и «вербные” обряды и обычаи в большинстве случаев лишены истинного религиозно-церковного характера. Что же касается распространенного обычая «хлестать” друг друга освященной вербой, то он в последнее время, особенно в Малорусских городах, сделался достоянием молодежи и представляет собою уличную забаву, профанирующую «знамение победы,” а иногда прямо возмутительное побоище….

Кому не известны происходящие во многих наших церквах беспорядки при раздаче вербы в неделю Ваий? Лишь только священник прочтет молитву и окропит вербу святой водой, как в церкви начинается шум и давка, каждый спешить захватить себе священную ветку, раздается треск ломаемой вербы, иногда даже крики придавленных детей… До того ли в это время молящимся, чтобы слушать прекрасный канон Космы Маюмского, с его высоко-поэтическими ирмосами: «Явишася источницы бездны.” И так бывает из года в год; и невольно мирятся с этими бесчиниями сами священники, полагая, вероятно, что ничего нельзя сделать для мы предупреждения. Но сделать, кажется, можно, а потому и попытаться должно. По крайней мере не везде же ведь такие беспорядки происходят? Есть же храмы Божии, в которым ничего подобного не бывает? А если так, то следует только присмотреться, как ведется дело в этих церквах, как там предупреждается беспорядок, и последовать их примеру. Для такого примера мы расскажем, как в прошлом году раздавалась верба в большом храме, где на всенощное бдение собралось до двух тысяч человека, и притом большей частью пришельцев из всех концов Русской земли. Настоятель еще накануне переговорил с церковным старостой, который и пригласил человек 10-12 молодых людей из прихожан, чтобы они, во время чтения святого Евангелия, стали впереди молящихся и образовали, взявшись за руки, живую цель от клироса до клироса. Этим давалось священнослужителям больше свободы действовать у аналоя. Вот, перед иконой праздника прочтено Евангелие; на клиросе зачитали 50-й псалом. Началось каждение вербы. Лишь только чтец произнес заключительный слова: «на олтарь Твой тельцы,” как священник, взошед на амвон, обратился лицом к народу, сотворил крестное знамение и начал говорить. «Возлюбленные о Господе братие и сомолитвенницы! Сейчас вы слышали во святом Евангелии, с какой радостью дети еврейские встречали Господа нашего Иисуса Христа, когда Он входил в Иерусалим на вольные страдания ради нашего спасения. Его встречали с пальмовыми ветвями, как Победителя смерти; Ему взывали: «осанна,” как Царю вожделенному. Чтобы сделать и нас участниками сей радости, чтобы живее напомнить нам это событие, святая Церковь сейчас освятит молитвой и окроплением воды Богоявленской и раздаст нам вот эти священные ветви. Много говорит сердцу нашему эта верба. Своим видом она напоминает крест Христов; своим цветом — Его пречистую кровь, на кресте излиянную, а эти нежные белые цветочки — не напоминают ли они собою чистые, святые души праведников, омытые и убеленные кровью Христа Спасителя и путем креста восходящие на небо? Так знаменательна эта верба. Так глубокопоучителен обычай святой Церкви — раздавать ее сегодня. Не будем же, братие, оскорблять сего обряда своим нетерпением! Я говорю о том неблагочинии, какое обычно бывает в церквах при раздаче вербы. Возлюбленные братие! Апостол Павел повелевает, чтобы в храме Божием все совершалось благообразно и по чину (1 Кор. 14:40). А чин и устав церковный требует, чтобы никто не смел самочинно, самовольно брать освященную вербу: нет, ее должно брать из рук священнослужителя, от святого Евангелия и от образа Христова, и только тогда она будет в благословение получившему и всему дому его. Итак, прошу вас, братие: подходите чинно и благоговейно к святой иконе праздника и святому Евангелию, прикладывайтесь к нему и принимайте из рук священнослужителя, от святого образа Христова, как бы от Самого Христа, священную ветвь, и отходите с миром, без шума, без смятения. Будьте покойны: этих веток на всех достанет, а Господь, за ваше смирение и послушание уставу Его святой Церкви, нашей матери, благословит вас сугубым благословением. Господу помолимся!” И вслед затем священник начал молитву освящения ваий. Нужно было видеть, какая тишина царила в храме, когда он говорил это простое поучение! К концу его мы заметили, что некоторые богомольцы, пришедшие с своею вербой, тихо передавали ее чрез цепь молодых людей, чтобы присоединить к освящаемой вербе, которая была пучками насажена в отверстия большего деревянного креста, нарочито для сего устроенного. После освящения вербы, священник сам приложился к иконе праздника, взял себе вербу, за ним подошел диакон и, из рук священника получив ветку, стал около него с сосудом елея, а один из церковников начал подавать священнику вербу, который, помазуя правой рукой чело богомольца, левою вручал ему ветку. Чинно, один за другим, длинной вереницей подходили богомольцы к иконе, получали вербу из рук священника и отходили без шума и толкотни. Вот и все, что оказалось нужным для устранения беспорядка. Там, где есть два — три священника, сделать это еще легче: один будет помазывать елеем, а другой вручать вербу. Главное — надо внушить богомольцам, что они не имеют права, по уставу церковному, брать сами освященные ветви: это дело священника. (Церковные Ведомости, 1891, 11).

Молитвословия дня.

Тропарь, гл. 4.

Спогребшеся Тебе крещением Христе Боже наш, безсмертныя жизни сподобихомся воскресением Твоим, и воспевающе зовем: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне.

Кондак, гл. 6.

На престоли на небеси, на жребяти на земли носимый Христе Боже, ангелов хваление, и детей воспевание приял еси, зовущих Ти: благословен грядый Адама воззвати.

Величание.

Величаем Тя, Живодавче Христе, Осанна в вышних и мы Тебе вопием Благословен Грядый во имя Господне.

В повествовании о входе Господнем в Иерусалим лейтмотивом звучит слово «Осанна», которое с древнейших времен имело особый смысл. В византийских лексиконах его первоначальное значение, как правило, не раскрывается, и оно просто обозначает «гимн», «славу», «мир» или, ближе к еврейскому оригиналу, «спаси в самом деле», в соответствии с שיע נא‏‎וה, hóšî ‘āh-nâ «спаси теперь», или «спаси, мы молим».

Предварительно отметим, что согласно статистике TLG слово Ὡσαννά встречается в греческой христианской литературе 349 раз.

Среди самых частых авторов первое место занимает свт. Андрей Критский как гимнограф и прп. Иоанн Дамаскин как богослов:

К самым частым произведениям относятся труды свт. Андрея Критского, прп. Иоанна Дамаскина, прп. Исихия и ряда других, в основном посвященные празднику Входа Господня в Иерусалим.

По хронологии слово «Осанна» начинает использоваться в греческих текстах Священного Писания Ветхого Завета, начиная с III в. до Р. Х. (всего 19 использований). В распределении по векам самым ключевым оказывается ΙV «золотой век» святоотеческого богословия, когда слово «Осанна» использовалось греческими авторами 83 раза.

В Евангелии от Матфея, от Марка и от Иоанна говорится о входе Господнем в Иерусалим со своими особенностями. Так, например, в Евангелии от Матфея говорится о «ветвях дерев», которыми встречавшие Спасителя устилали дорогу, а в Евангелии от Марка – о «листьях, которые срезали на полях» (στιβάδας κόψαν­τες ἐκ τῶν ἀγρῶν), если следовать дословно греческому тексту. Но и в том, и в другом Евангелии звучит жизнеутверждающая хвала: «Осанна!»

В Евангелии от Матфея говорится: «Осанна сыну Давидову. Благословен грядый во имя Господне. Осанна в вышних» (Мф. 21, 9). (Ὡσαννὰ τῷ υἱῷ Δαυίδ· Εὐλογημένος ὁ ἐρχόμενος ἐν ὀνόματι κυρίου· Ὡσαννὰ ἐν τοῖς ὑψίστοις).

В Евангелии от Марка сказано иначе: «Осанна. Благословен грядый во имя Господне. Благословенно грядущее Царство отца нашего Давида. Осанна в вышних» (Мк. 11, 9–10). (Ὡσαννά· Εὐλογημένος ὁ ἐρχόμενος ἐν ὀνόματι κυρίου· Εὐλογημένη ἡ ἐρχομένη βασιλεία τοῦ πατρὸς ἡμῶν Δαυίδ· Ὡσαννὰ ἐν τοῖς ὑψίστοις).

В Евангелии от Иоанна предлагаетяс свой вариант: «Осанна! Благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!» (Ин. 12, 12–13). (ὡσαννά εὐλογημένος ὁ ἐρχόμενος ἐν ὀνόματι κυρίου καὶ ὁ βασιλεὺς τοῦ Ἰσραήλ).

В Евангелии от Матфея акцент делается на сыне Давида, в Евангелии от Марка – на отце, то есть на самом Давиде. И в том и в другом Евангелии «Осанна» звучит дважды – в начале и в конце высказывания.

Далее – именно в Евангелии от Матфея говорится об «Осанне», которую воспели отроки:

«Видев же первосвященники и книжники чудеса, которые Он сотворил, и детей, восклицающих в храме и говорящих: осанна Сыну Давидову! – вознегодовали и сказали Ему: слышишь ли, что они говорят? Иисус же говорит им: да! разве вы никогда не читали: из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу?» (Мф. 21, 15–16). (ἰδόντες δὲ οἱ ἀρχιερεῖς καὶ οἱ γραμματεῖς τὰ θαυμάσια ἃ ἐποίησεν καὶ τοὺς παῖδας τοὺς κράζοντας ἐν τῷ ἱερῷ καὶ λέγοντας ὡσαννὰ τῷ υἱῷ Δαυίδ ἠγανάκτησαν. καὶ εἶπαν αὐτῷ ἀκούεις τί οὗτοι λέγουσιν ὁ δὲ Ἰησοῦς λέγει αὐτοῖς ναί οὐδέποτε ἀνέγνωτε ὅτι ἐκ στόματος νηπίων καὶ θηλαζόντων κατηρτίσω αἶνον).

Эти евангельские стихи с «Осанной», но особенно Мф. 21, 15 – в святоотеческой письменности оказались предметом самого пристального внимания. Именно стих Мф. 21, 15 использовался в гомилиях и аскетических назиданиях отцов, а также в антииудейской, в антиармянской и в антимусульманской полемике. Самое пристальное внимание к этому стиху уделялось, прежде всего, в гомилиях и словах на Вход Господень в Иерусалим.

А сам день входа Господня в Иерусалим имел особое значение в византийской истории: например, Иоанн Палеолог вступал в столицу в сей день – как Господь, Которого встречали отроки, певшие Осанну, – согласно анонимному описанию XV в..

Выражение «Осанна дому Давидову» было распространено не только в связи со Входом Господним в Иерусалим, но в значительно более широком смысловом поле, как, например, можно прочесть в «Дидахе»: «Осанна дому Давидову. Если кто свят, да придет. Если кто не свят, да будет покается. Маранафа» и, аналогично, в «Постановлениях апостольских».

Климент Александрийский, поясняя повествование евангелиста Матфея, добавляет: «Свет и слава и хвала с прошением Господу, ибо это обозначает Осанна, будучи истолкована Элладской речью «. Для Климента «Осанна» есть то, что снимает с грешников «поношение» за свое нерадение, если они, конечно, каются.

Вслед за Климентом Александрийским Ориген предлагает этимологию слова «Осанна», значительно более развернутую и с связи с ключевым псаломским стихом Ветхого Завета – Пс. 117, 25. Часть обсуждаемого стиха позаимствована из 117 псалма. «Вместо «Господи, спаси” вставлено «Благословен грядый во имя Господне”». Далее Ориген приводит дословный еврейский текст, транслителированный греческими буквами:

ΑΝΝΑ ΑΔΩΝΑΙ ΩΣΙΑΝΝΑ,
ΑΝΝΑ ΑΔΩΝΑΙ ΑΣΛΙΑΝΝΑ,
ΒΑΡΟΥΧ ΑΒΒΑ ΒΣΑΙΜ ΑΔΩΝΑΙ.

Согласно Оригену переписчики Евангелия не понимали оригинальный древнееврейский язык. Акилла предлагает следующий текст:

«О Господи! Спаси!О Господи! Устрой добрый путь.Благословен грядущий во имя Господне!» «ὢ δὴ κύριε, σῶσον δή· ὢ δὴ κύριε, εὐόδωσον δή·εὐλογημένος ὁ ἐρχόμενος ἐν ὀνόματι κυρίου».

Но слово «Осанна» изобретают апостолы Петр и Павел, которые отвергли обрезание и другие формы ветхозаветного благочестия и тем самым оказались способными создать слово «Осанна».

Скорее всего, под влиянием Оригена Евсевий Кесарийский дал сходное объяснение имени «Осанна». Еще позднее в трактате «О Троице», приписываемом Дидиму Слепцу, «Осанна» изъясняется как «спаси».

В дальнейшем диалоге с книжниками они обращают внимание на то, что «Осанну» поют в алтаре отроки, а Спаситель уточняет, что это младенцы. В описании свт. Кирилла Александрийского подчеркивается особо, что именно отроки встречают Спасителя. В любом случае в святоотческой традиции на встрече Спасителя отроками и пении ими «Осанны» делается особый акцент.

«Отроки священнолепно или боголепно стоя в алтаре Божием кричали Осанну … сыну Давидову, дарующему мир на небесах, и славу в вышних. Блаженны чаяния церквей! Блаженны надежды христиан! Люди, поскольку поверили миротворцу или обогатились миром, стали согражданами ангелов. Горнее и дольнее Христос сделал смешанным!»

Согласно богословскому объяснению свт. Епифания Кипрского пение отроками «Осанны сыну Давидову» вопреки запрету книжников и фарисеев означает, что Господь – «сын Давида по плоти, а по духу – господин».

В «Физиологе» судьба отроков, певших «Осанну», сравнивается с судьбой 14 000 младенцев, убиенных Иродом: «…фарисеи отцы, блюдущие закон Моисеев, но не выносящие присутствие Господа нашего Иисуса Христа, а именно по плоти Рождение, которое предвозвестили волхвы, безумствуя и неистовствуя несчастные обратили слова клеветы к Ироду и убили четырнадцать тысяч своих детей. Подобным образом и о шествии ваеносцев, когда они увидели своих детей с ваиями и ветвями и поющих Осанна сыну Давидову как подобает, вознегодовав на собственных чад и поскольку как бы желали смерти Христа и хотели Его убить, собственных детей били до смерти». Вне зависимости от степени достоверности повествования «Физиолога», носящего апокрифический характер, мученическая смерть за пение «Осанны» подчеркивает значимость этого гимна как гимна исповедания и хвалы.

Встреча Господа взрослыми людьми и отроками, певшими «Осанну», носила самый торжественный характер, определивший торжество последующих литургических праздников в в честь Входа Господня. Согласно «Беседе на праздник ваий», приписываемй свт. Епифанию Кипрскому:

«И шедшие впереди и следовавшие сзади кричали: Осанна, благословен Грядущий во имя Господне. Это настоящего праздника Владычнее присутствие. Это Царя царствующих на Сионе древле и ныне пришествие…».

«Осанну» пели не только люди, но и ангелы, не только встречавшие, но и ближайшие ученики. «…Чудо новое и удивительное, возлюбленные. Разве с Иисусом было только множество учеников, одни двенадцать? И как множество здесь обозначается в Евангелии? Значит и ангелы с Ним были и Божественные Силы у Него научались, не так ли?» — читаем в том же источнике.

Подобно тому, как отроки пели «Осанну», и мы должны при встрече со Спасителем отложить всю свою злобу.

«Серафимами воспеваемый младенцами прославляется. Ибо, говорит, одеяниями они устилали дорогу, а другие, отсекая ветви с деревьев, начинали делать то же самое. И одни продвинувшись вперед, а другие следуя, кричали: Осанна сыну Давидову, благословен грядущий во имя Господне, осанна в вышних. Поэтому и мы, отложив всякий нечистый помысел и постыдные пожелания и лукавство злодеяний, и восприняв неискушенный злом помысел вместе с теми отроками со светлыми светильниками встретить Спасителя Христа, истинного Бога нашего».

При описании Входа Господня в Иерусалим святые отцы и христианские писатели подчеркивали как идею царского величия Спасителя, так и Его крайнее смирение. Так, согласно свт. Кириллу Иерусалимскому, пребывание Бога Слова на престоле означает не восседание на простом деревянном престоле, а на царском. Значит, и «Осанна» звучала царская.

Но еще более сильно подчеркивается смиренный характер Входа Спасителя. Простота и бедность осла, с одной стороны, и отроков, с другой, делают хвалу «Осанна» нелицеприятной и искренней. По описанию Астерия Софиста, Спаситель входит в Иерусалим, «не взяв белого коня, не позаимствовав золотую упряжь, не вступив на блистающую белизной колесницу, чтобы иудеи не сказали, что отроки увидели цараский вид и как отроки оказались обманутыми и как царя Его восхвалили, но потому на осле как бедный и нищий сидит и как Царю Ему восхищаются отроки, говорящие: Осанна сыну Давидову, чтобы и бедность вида осла и несовершенство младенцев сделали хвалу не подлежащей клевете». В добавление к этому Спаситель воссел на осла неукрощенного (πῶλος ἀδάμαστος), чья кротость еще более подчеркивала чудо входа Господня в Иерусалим.

Господь «сидел на осле, как на Херувимах». Мы тоже можем присоединиться к воспеванию Ему «осанны». С слове «На веткви пальмовые», приписываемом свт. Иоанну Златоусту «Осанна» понимается как прославление Спасителя, предельно истощившего Себя ради нашего спасения: «С ними же (то есть с отроками. – иг. Дионисий) возопием и мы: Благословен от Бога Бог, Царь славы, обнищавший в принадлежащем Ему без обнищания ради нас, дабы обогатить нас Его благостью; благословен Грядущий во смирении и снова грядущий во славе».

Свт. Кирилл Александрийский именует всех встречавших «недостойными». Встреча повторится с ними в момент страдания: «…(Господь) снова возвратился в Иерусалим, тогда воссел на дитя осла, а многочисленные людли и несовершеннолетние отроки, раскинув завесы из пальм, шли впереди, прославляя и говоря: Осанна сыну Давидову, благословен грядущий во им Господне. Оставив недостойных, Он снова тогда явится им, как Он говорит, когда наступит время страдания. Тогда Он взошел снова в Иерусалим и вступал в него, получая похвалы; и в то время ради нас претерпел спасительное страдание».

Cвт. Кирилл Александрийский определяет «Осанну» как «подобающее Богу песнословие»:

«Иудеи вознегодовали, потому что зримый человек принимал подобающее Богу песнословие». С точки зрения богословия это означает, что «Осанна» воссылалась Богочеловеку как носителю Божественной природы. А в деяниях Третьего Вселенского Собора отроческое пение «Осанны» названо «боголепным славословием».

Носители пальмовых ветвей подходили к древу, приносили пальмы Тому, Кто Сам Древо-Пальма: «…они познали свет истинный и, тотчас срубив части пальм, с ветвями, которые каждый имел в руках, приникли к Истинной Пальме жизни, источающей сладость благочестия миру».

Пение «Осанны» сопровождалось излиянием чувств радости, согласно поэтическому описанию св. Романа Сладкопевца:

«Распростерли одеяния народы,
ветви и ваии руками своими
удерживая, встретили
Того, Кто в пустыне прежде им
Сорок лет давал манну,
и, гласами воспевая, стали кричать: Осанна
сыну Бога Всевышнего и Давида. Воспевая, они говорили:
Радость произошла со всеми нами, доброе присутствие и пришествие,
всем предоставляющее Божественное отпущение».

Если раньше младенцы были убиты за Христа, то теперь они исповедают Его бесстрашно и без угрозы смерти для них:

«…да возопием Ему: Благословен
грядущий Алама воззвать.
Поскольку Ты Ад связал и смерть умертвил
и мир воскресил, ваиями младенцы
стали прославлять Тебя, Христе, как Победителя,
вопиющие Тебе сегодня: Осанна сыну Давидову.
Ибо, говорит, уже не будут закланы младенцы ради Родившегося от Мариам,
но за всех младенцев и старцев Один распинаешься;
уже против нас не будет извлечен меч,
ибо Твое ребро будет прободено копием,…».

Ситуация изменилась: если раньше иудеи были всесильны, то теперь они не могут запретить отрокам петь «Осанну». Косьма Индикоплевт пишет:

«И поскольку не смогли иудеи запретить народу и младенцам – было удивительное зрелище, отроки и кормящие и младенцы и народы восхваляли и провозглашали Ему гимн – постарались устроить поношение…».

Прп. Иоанн Дамаскин предложил богословско-мистическое понимание «Осанны» в соотношении с Трисвятой песнью, имевшей особую триадологическую интерпретацию. В «Послании о Трисвятой песни» он пишет о том, что «Осанна» отроков является подтверждением со стороны земных людей Троичного трисвятого гимна, который поют Силы Небесные:

«Поэтому горние Силы, возвещая спасение на земле, пели: Свят, свят, свят Господь Саваоф, исполнена земля славы Его, а дольние, сорадуясь небесному веселию, кричали: Осанна в вышних, Осанна сыну Давидову…».

В «Беседе на неделю ваий» Дамаскина хвалы Господу, входящему в Иерусалим, приобретают особую силу:

«Благословен Грядущий во спасение мира, Бог против диавола и Царь против тирана. Благословен Грядущий найти погибшего и исправить павшего. Благословен Грядущий удалить огненный меч и обратиться спиной ко входу в рай…».

В «Каноне о неделе ваий» свт. Андрея Критского мы призываемся к подражанию Спасителю, восседающему на Херувимах и на осле, и к пению вместе с «незлобивыми отроками» «Осанны» «Победителю смерти». «Осанна в вышних сыну Давидову, пришедшему в мир хотением спасти всяческая» или «пришедшему на страсть страдать и спасти всех нас». У прп. Андрея Критского дольняя и горняя песнь сливаются в единое целое и «Осанна» оказывается гимном, образенным к «Трисвятому Богу»:

«Вифания радуется
и ликует и пляшет,
видя своего Владыку
на жеребце, и кричит:
Осанна, Сыне Давида,
Боже Трисятой».

Отроки, воспевшие «Осанну», произносят ее в подтверждение доксологического речения царя Давида и христологического пророчества пророка Исаии:

«…пророк Захария говорит: Радуйся весьма, дщерь Сиона; проповедуй, дщерь Иерусалима. Вот, царь твой грядет праведный и спасающий, он кроткий и воссевший на подяремном и жеребце. А когда и отроками вас Иудеев Осанна была провозглашена, которые были этому научены Богом, Давид заранее провозгласил: Из уст младенец и сущих совершу хвалу. А Исаия: Он немощи наши взял и болезни понес, и за нас болезнует…».

В поэтическом описании Константина Родия «Осанна» отроков оказывается гласом, который потряс до основания «город богоубийц»:

«…на жеребенка затем Христос взошел
и к городу направился богоубийц.
Ветвями деревьев, вайями пальм
люди прославляли как Владыку
к вратам сами Сиона Пришедшего;
Осанна кричало младенцев ополчение,
к сыну Давидову обращаясь благословно,
а весь народ вопиял отлично,
так что стал падать богоборцев город
и переворачиваться гласами младенцев,
город несчастный Сиона и бедный,
который Христос оплакал слезами странными».

В поздней Византии смысл «Осанны» оставался практически неизменным. Свт. Григорий Палама толкует его как «гимн» и как «спаси в самом деле» – так же, как в древности Ориген. «Осанна – это гимн, воссылаемый к Богу; в переводе он означает: спаси в самом деле нас. А добавляемое: В вышних показывает, что он воспевается не только на земле, не только людьми, но высшими силами небесных ангелов».

В другой гомилии свт. Григорий сравнивает «Осанну» со «Славославием при рождении Господа»: «Ведь это было величайшим чудом, когда простые и необразованные отроки совершенно богословствовали о вочеловечившимся ради нас Боге, воприняв устами ангельский гимн. Ведь как ангелы при рождении Господа пели: Слава в вышних Богу и на земли, так и они ныне при этом Входе тот же самый воспевают гимн, говоря: Осанна сыну Давидову, Осанна в вышних». Особо следует отметить, что свт. Григорий описывает «Осанну» отроков не просто как гимн или богословие, а как совершенное богословие, являющееся повторением славословия ангельских сил.

Отроки сделали длительное предварительное шествие, сопровождая Господа, вступавшего не только во град, но во храм и его алтарь «вместе со славой», то есть с «Осанной».

Пение «Осанны» – ключевой гимн, предваряющий страдания Господа и позволяющий погрузиться в них и разделить их с поющими. Свт. Симеон Фессалоникийский в одном из своих «Благословений» восклицает, обращаясь к Богу: «Как удивительно имя Твое на небе и на земле. Слава и честь Тебе прославленному Богу. Мир пребывающим на земле даровал и к славе Твоей ангелов возвигнул и единый союз из обих совершил. Осанна в вышних Владыке твари. Осанна сыну Давидову и победителю смерти, Тому, Кто уничтожил тление, источнику жизни, дарителю нетления, предоставившего нам воскресение. Давайте поклонимся Его страданиям, ибо мы исцелились Его раной!».

«Осанна» в предеверии страданий Спасителя и Его воскресения продолжает и в наши дни передавть смысл аскетических подвигов, хвалы и богословия тех, кто стремится к христианскому совершенству и достижения святости в стремлении к спасению. В дни Страстной седмицы, все более и более прибдлижающих к Пасхе, пение «Осанны» может позволить душе приготовиться к восприятию Пасхальной радости, ключевого понятия, позволяющего понять и ощутить смысл Воскресения и приобщиться свету Воскерсения по мере очищения и по милости Божией.

Статья написана на основании текстов, относящихся к греческой христианской литературе IV-V вв., — базе данных TLG on-line. Для менее известных автором или произведений указывается век.

SUDA Lexicogr. Lexicon {9010.001} (A.D. 10) Alphabetic letter omegaentry 215:1-3.

«Осанна: обозначает славу. Ибо и другой Евангелист говорит: мир сыну Давидову. И другой: слава сыну Давидову. Так что Осанна обозначает славу. А у некоторых: спаси в самом деле. Не правильно».

(215) Ὡσαννά δόξα σημαίνει. καὶ γὰρ ἄλλος εὐαγγελιστὴς λέγει·

εἰρήνη τῷ υἱῷ Δαβίδ. καὶ ὁ ἕτερος· δόξα τῷ υἱῷ Δαβίδ. ὥστε τὸ

ὡσαννὰ τὸ δόξα σημαίνει. παρά τισι δὲ σῶσον δή. οὐκ ὀρθῶς.

См.: LSJ ὡσαννά, Hebr. exclam. (hóšî ‘āh-nâ), save now! ὡ. τῷ υἱῷ ΔαβίδEv.Matt.21.9.

ANDREAS Cretensis.

Canon de dominico palmarum{TLG 3005.021} – 23 упоминания.

JOANNES DAMASCENUS.

Homilia in dominicam palmarum {2934.084} – 19 упоминания.

In Lazarum et in ramos palmarum {2797.050} – 1 упоминание.

Commentarii in evangelium Joannis {2042.005} – 7; JOANNES CHRYSOSTOMUS.

Orationes {3099.003}4; EUCHOLOGIA. Officia ecclesiastica (e euchologio Goari) {5332.002}.

Bauer: leaves, leafy branches.

Ср. другое значение у lampe: couch for reclining at meals.

См. значения:

1. field, farm; landed property, 2. country, 3. District.

А в синодальном переводе предлагается тот же вариант, что и в Евангелии от Матфея: «ветви с дерев».

См.: NICOLAUS HYDRUNTINUS. Disputatio contra Judaeos (A.D. 12–13). P. 254:16-18.

«Не о Христе ли, совершившем это, Которому и в Иерусалим входящему восседающему на осле, отроки еврейские, ветви взяв, Осанна сыну Давидову великогласно прокричали, как и ранее мы сказали, словно показывая встречу царя?»

THEORIANUS Magister. Disputatio cum Armeniorum Catholico (A.D. 12) P. 188:43-46. Аналогичные рассуждения о соотношении Трисятой песни с песнью отроков см. ниже у прп. Иоанна Дамаскина.

См.: Joannes VI CANTACUZENUS. Contra sectam Mahometicam apologiae IV (A.D. 14) Hypothesis 2, 5:526-529.

См.: ANONYMA PALAEOLOGICA. Encomium in imperatorem Joannem Palaeologum (A.D. 15) P. 300:30-35.

DIDACHE XII APOSTOLORUM. Διδαχαὶ τῶν ἀποστολῶν 10, 6.

Constitutiones apostolorum (fort. compilatore Juliano Ariano) 7, 26:20-22.Игумен Дионисий (Шленов)ром или произведений указывается век.истоты ключевого понятия, позволяющего понять, ощутитому совершенст

См.: CLEMENS ALEXANDRINUS. Paedagogus 1, 5, 12-13.

В переводе Семидесяти «Осанна» передается как: «ὦ Κύριε, σῶσον δέ» — «О, Господи, спаси же!» (Пс. 117, 25).

(232) Mt 21, 9

Ὡσαννὰ τῷ υἱῷ Δαβὶδ εὐλογημένος· τὸ ἑβραικὸν οὕτως (1)

ἔχει ἐν τῷ ριζʹ ψαλμῷ· ΑΝΝΑ ΑΔΩΝΑΙ ΩΣΙΑΝΝΑ, ΑΔΩΝΑΙ

ΑΣΛΙΑΝΝΑ, ΒΑΡΟΥΧ ΑΒΒΑ ΒΣΑΙΜ.

См.: ORIGENES. Commentarium in evangelium Matthaei (lib. 12–17) 16, 19:62-110

EUSEBIUS. Demonstratio evangelica 6, 8, 2:1-9.

См. также: EUSEBIUS. Demonstratio evangelica 9, 18, 2:1-11 и далее.

DIDYMUS CAECUS. De Trinitate (lib. 3) // Volume 39 page 909 line 32.

«Хотя и кажется, что Он восседал на осле, но как Бог воспевался беззлоюными отроками, вопиявшими: Осанна в вышних, что толкуется/переводится: Спаси в вышних… «

См.: ORIGENES. Selecta in Psalmos (fragmenta e catenis) // PG. 12. Col. 1184:24-31.

Это уточнение – аллюзия на Псалом 8. SCRIPTA ANONYMA ADVERSUS JUDAEOS. Dialogus Timothei et Aquilae (A.D. 5–10) 10, 15:1-5.

CYRILLUS Alexandrinus. Fragmenta in sancti Pauli epistulam ad Hebraeos // P. 388:4-7.

EPIPHANIUS. Homilia in festo palmarum (fragmentum) (A.D. 4) // PG. 43. Col. 504:12-20.

EPIPHANIUS. Panarion (= Adversus haereses) // Vol. 3. P. 80:21-22.

υἱὸς μὲν γὰρ Δαυίδ ἐστι κατὰ σάρκα, κύριος δὲ τοῦ Δαυὶδ κατὰ πνεῦμα….

PHYSIOLOGUS. Physiologus (diversarum versionum capita disiecta in vulgare lingua) (A.D. 2/4) 6:5-13.

EPIPHANIUS. Homilia in festo palmarum (A.D. 4) // PG. 43. Col. 433:31-36.

ATHANASIUS. Homilia in illud: Euntem autem illo 6, 1-3.

См.: ATHANASIUS. Sermo in ramos palmarum 4, 2-4.

CYRILLUS Hierosolymitanus. Catecheses ad illuminandos 1–18 12, 23:17-20.

ASTERIUS Sophista. Commentarii in Psalmos (homiliae 31) 15, 8:8-15.

ASTERIUS Sophista. Commentarii in Psalmos (homiliae 31) 15, 19:7.

JOANNES CHRYSOSTOMUS. In ramos palmarum // PG. 59. Col. 706:44-53.

CYRILLUS Alexandrinus. Commentarii in Lucam (in catenis) // PG. 72. Col. 784:23-33.

CYRILLUS Alexandrinus. Fragmenta homiliae de uno filio // P, 453:23-25.

Concilium universale Ephesenum anno 431 // ACO 1,1,5. S. 89:10-11.

THEOGNIUS. Homilia in Ramos palamarum (A.D. 5) 2:11-12.Игумен Дионисий (Шленов)ром или произведений указывается век.истоты ключевого понятия, позволяющего понять, ощутитому совершенст

ROMANUS MELODUS. Cantica Hymn 27app, 3:1-9.

ROMANUS MELODUS. Cantica 32, 1:4-8.

COSMAS INDICOPLEUSTES. Topographia Christiana (A.D. 6) 5, 125:6-10.

См. тот же текст: CHRONICON PASCHALE. Chronicon paschale (A.D. 7) P. 161:8-12.

JOANNES DAMASCENUS. Epistula de hymno trisagio 10:6-9.

JOANNES DAMASCENUS. Homilia in dominicam palmarum 16.

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum L. 31-35.

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum L. 236-241.

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum L. 301-305.

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum L. 456-458.

Ὡσαννὰ ἐν ὑψίστοις

τῷ Υἱῷ Δαυείδ,

τῷ ἐλθόντι ἐν κόσμῳ βουλήσει

τοῦ σῶσαι τὰ σύμπαντα.

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum. L. 566-467.

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum. L. 581-586.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *