Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Поместный Собор Русской Православной Церкви 1917-1918 гг. и принцип соборности»

а. Образец древнерусского прихода.131 б. Связь между пастырями и пасомыми.132

Б. Приходской устав.133 а. Приход — «общество православных христиан».134 б. Юридический статус храма и прихода.134 в. Члены прихода.135

Священнослужители: вопрос об их избрании и финансировании.136

Прихожане, состоящие в списках.137 г. Соборное управление.138 е. Культурная и социальная роль прихода: приходские учреждения, школы. 139 Заключение по поводу церковного управления: соборный принцип на всех уровнях церковной жизни.140

3.1.4. Монашество.140

А. Внешний и внутренний строй монастырей: соборность в монашеской жизни 142 а. Монастырь: стабильная и автономная община.142 б. Епархиальное и всероссийское значение монашества.143

Б. Характеристика монашеской жизни и миссионерская деятельность.144 а. Особенности монашеской жизни: общежитие.145 б. Миссионерская, социальная и интеллектуальная деятельность монастырей 146

3.1.5. Отношение к единоверию и к другим Церквам.149

A. Единоверие.149 а. Единство единоверия с Православием посредством викарных епископов. 150 б. Уважение к самобытности единоверцев.151

Б. Православная Церковь в Польше, на Украине и в Грузии.152 а. Временное высшее церковное управление Украинской Церкви.152

Проект Положения: автономная Церковь, находящаяся в связи со

Всероссийским Патриархом.153

Соборные пояснения: автономные епархии, входящие в состав «церковной территории» Московского Патриархата.154 б. Православная Варшавская епархия.155 в. Вопрос об автокефалии Грузинской Церкви.156

B. Вопрос об объединении со старо-католикам и и англиканами.157

3.2. Пастырская деятельность и церковная дисциплина.161

3.2.1. Проповедь.161

А. Основные принципы: обязательность проповеди и осуществление её различными лицами.162 а. Проповедь — главная задача духовенства.162 б. Миряне-проповедники.162

Б. Организация проповеднической деятельности.163

3.2.2. Миссия.164

А. Неотложность миссии.165

Б. Устроение миссии.165 а. Миссионерские советы.166 б. «Миссионеры».167

3.2.3. Духовно-учебные заведения: создание пастырских училищ.167

3.2.4. Церковная дисциплина.169

А. Рукоположения.170

Б. Участие женщин в церковной деятельности.171

3.2.5. Богослужение.173

3.3. Церковь и государство.177

3.3.1. Юридический статус Церкви.177

А. Первенствующее положение и независимость.178

Б. Применение изложенных Собором принципов.179 а. Политическая жизнь.179 б. Социальное, юридическое, административное и экономическое применение .179

3.3.2. Преподавание закона Божия и приходские школы.182

А. Обязательность преподавания закона Божия в светских школах.183 а. Виешние обстоятельства: закон от 14 (27) июля о свободе совести.183 б. Соборные принципы: обязательность закона Божия и ограничение обращений .183

Б. Приходские школы.184

3.3.3. Брак и развод.185

А. Первое определение.186

Б. Напоминание основных положений: перасторгаемость брака и понятие икопомии.186

3.3.4. Церковное имущество и доходы.188

3.3.5. Гонения на Церковь.189

А. Внешний враг.190 а. Молитва о мучениках и сопротивление врагу.190 б. Охрана храмов.191

Б. Внутренняя дисциплина.193

Глава 4. Приведение в исполнение и рецепция соборных постановлений.196

4.1. Исполнение соборных постановлений.196

4.1.1. Применение соборных реформ в Московском Патриархате.197

A. Положение Русской Православной Церкви, принятое Поместным Собором 1945 года и исправленное архиерейским собором 1961 года.198 а. Положение, принятое 31 января 1945 года.199 б. поправки, внесённые в Положение архиерейским собором 18 июля 1961 года.202

Б. Устав, принятый Поместным Собором 1988 года.203

B. Устав, принятый юбилейным архиерейским собором 2000 г.206 а. Сходства.208 б. Эволюция.209

4.1.2. Применение постановлений Собора 1917-1918 годов в Архиепископии православных русских Церквей Франции и Западной Европы.212

А. Устав Архиепископии.213

Б. Приходской устав.218

4.2. Богословское восприятие Собора 1917-1918 годов.220

4.2.1. Демократическое понимание Церкви.221

А. Принципы и их развращение.222

Б. Псевдодемократический подход Собора 1917-1918 годов-продолжение синодального периода.223

4.2.2. Разделение между мирским и духовным.227

4.2.3. Недостаточное переосмысление отношений между Церковью и государством .230

4.2.4. Собор, отмеченный духовным кризисом, но открывающий значительные перспективы.232

А. Собор 1917-1918 годов, отмеченный духовным кризисом, пе может быть исчерпывающим.232

Б. Окончание петровской эпохи и «соприкосновение с будущим».234

Заключение.236

Список использованных источников и литературы.241

1. Источники.241

1.1. Законодательные акты.241

1.2. Делопроизводственная документация.242

1. 3. Публицистка.243

1.4. Периодическая печать.243

1.5. Источники личного происхождения (мемуары, памятные статьи).244

2. Литература.244

2.1. Монографии, статьи.244

2.2 Справочно-информационные пособыя.250

Введение

Актуальность темы исследования. Для обозначения церковного собрания русский язык располагает двумя синонимичными терминами: греческим словом синод и славянским — собор. Слово соборность основывается на одном из смыслов существительного «собор». Первоначально понятие собор имело епископальное осмысление. Оно заключалось в представлении о том, что собор — то есть собрание епископов — обладает в Церкви высшей властью1. Исторически к семантическому различию добавилось противопоставление синодальности и соборности. Согласно славянофилам, которые и ввели в употребление неологизм «соборность», последний является одновременно богословским и философским понятием.

В 1721 г. император Пётр Великий упразднил одновременно патриаршество и соборное управление, заменив их Святейшим Синодом. С того момента начался синодальный период истории Русской Церкви, окончившийся восстановлением патриаршества и соборного института в 1917 г. Славянофилы противопоставляли петровской cwiodaibHocmu соборность, обозначающую традиционное управление Русской Православной Церкви до реформ Петра I. По мнению С.Н.Трубецкого (18621905), автора труда «О соборной природе человеческого сознания», соборность прежде, нежели стать церковным понятием, пребывала в сердце человеческого сознания. Согласно А.С. Хомякову, соборность указывает то, что Церковь является коллективной по своему существу и что епископы, священнослужители и миряне пользуются в ней одинаковыми правами без различия между Церковью учащей и Церковью учимой. Он ссылается па авторитет письма восточных патриархов папе Пию IX, в котором, в частности, сказано: «У нас пи патриархи, пи Соборы никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое тело Церкви, то есть самый парод».

Тема соборности никогда не была столь актуальной во внутренней жизни Церквей и в межцерковных отношениях, как в настоящее время. Собор 1917-1918 гг. является одной из основных ссылок в этой дискуссии: он был единственным собором, который пе только дал богословское осмысление принципу соборности, но и нашел ему конкретное применение. В предсоборных и соборных дискуссиях было выявлено два значения термина «соборность». В русском православном Символе веры греческое слово «га0сЛ1Ко<;» переведено на славянский язык прилагательным «соборный»

1 Сейчас в Русской Православной Церкви синодом принято называть постоянный архиерейский совет (Священный Синод), тогда как термин собор обозначает, главным образом, временное церковное собрание. отметим, между прочим, что католический русский перевод Символа веры использует в данном случае прилагательное «вселенский»). Термин «соборный» можно понять по-разному в зависимости от того, чему его приписывать: глаголу собирать или существительному собор.

В настоящее время вопрос о применении принципа соборности встаёт для

Русской Православной Церкви в нескольких областях: во-первых, в вопросе о регулярности созыва и составе поместных соборов; во-вторых, в вопросе о роли священнослужителей и мирян в церковной жизни; в-третьих, в области отношений РПЦ с другими Поместными Православными Церквами.

В новом Уставе РПЦ, принятом в 2000 г., отмечается: «В Русской Православной Церкви высшая власть в области вероучения и канонического устроения принадлежит Поместному Собору». В Уставе пе указывается ни периодичность его созыва, ни его состав, ни роль мирян, однако, процедура принятия решений, предусматривающая «право вето» архиерейского совещания, очень похожа на ту, которая существовала в 1917 г.: если с решением пленарного заседания не согласно большинство архиереев, оно должно быть пересмотрено. Подобное нововведение свидетельствует Церкви о стремлении вернуться к организации поместных соборов, которая более соответствует духу Собора 1917-1918 гг. Поместный собор в таком понимании рассматривается не просто как выборный или утверждающий решения архиерейских соборов орган, но также как законодательное учреждение, существующее согласно с традицией соборности.

Соборность нельзя смешивать с демократией, несмотря на то, что «демократические веяния» чувствовались на Соборе 1917-1918 гг. ввиду внешнего политического и социального контекста. Тема соборности в широком смысле затрагивает вопрос об организации епархий, приходов, монастырей, о роли мирян не только в церковном управлении, но и в богослужении и миссионерской деятельности. Во всех этих областях принципы, намеченные Собором 1917-1918 гг., пока еще переосмыслены и применены не были.

Соборность ставит также проблему отношений между Поместными Православными Церквами. Возможна ли соборность вне всякого первенства? Возможен ли созыв всеправославного собора, подготовка к которому началась уже несколько десятилетий назад? Что касается русской эмиграции на Западе, то часть её отвергает предложения Московского Патриархата об объединении русских юрисдикций, ссылаясь именно на видение Церкви Собора 1917-1918 гг., которое она зачастую неверно воспринимает как демократическое.

Соборный принцип был возрождён в Католической Церкви Вторым Ватиканским собором во многом благодаря влиянию доминиканца Ива Конгара, который в свою очередь был многим обязан славянофилам. Конгар подвергал, тем не менее, критике некоторые аспекты учения славянофилов, в частности, использование соборности как основного оружия в борьбе с Западом: ссылаясь па то, что пе существует власти над Церковью, а только в Церкви, они нередко подменяли «иерархическую власть жизиыо в общении». Впрочем, именно Конгар опубликовал труды А. С. Хомякова во Франции; термин «соборность» он предложил перевести не как conciliarite, а как collegialite, то есть «коллегиальность». Этот принцип Конгар продвигал на втором Ватиканском соборе с целью нюансировать постановления первого Ватиканского собора относительно панской непогрешимости; для этого были созданы «архиерейские синоды». Кроме того, труды Конгара способствовали вовлечению миряп в жизнь Церкви; Конгар подчёркивал, что в Крещении христианин становится священником, царём и пророком. Поэтому Второй Ватиканский собор предпочёл определить Церковь как «Народ Божий», а не как иерархическое сообщество, и содействовал введению принципа соборности в церковное управление созданием, например, епархиальных синодов, состоящих из священнослужителей и мирян. Таким образом, синодальность и коллегиальность могут считаться латинскими эквивалентами славянского понятия «соборность». Папа Бенедикт XVI заметным образом поощряет работу синода епископов и видит в нём возможность сделать служение понтифика более соборным.

Принцип соборности является сердцем богословского диалога между Католической и Православной Церковью, особенно после возобновления богословских встреч в сентябре 2006 года в Белграде. В данном случае речь идёт о значении первенства папы Римского. В настоящее время Международная богословская католическо-православпая комиссия работает над документом под названием «Первенство и соборность в Церкви». В своей энциклике Ut Unum sint (1994) папа Иоанн Павел II предложил православным и католическим богословам начать вместе размышлять о роли Римского епископа, которая может быть допустимой для обеих Церквей благодаря гармоничному сочетанию двух основных экклезиологических принципов: первенства и соборности. Соборность призвана стать балансом для первенства, а вне первенства не может быть соборности. Именно подобный подход побудил членов собора 1917-1918 гг. возродить в Русской Церкви патриаршество на основании принципа соборности.

В марте 2007 г., ввиду того, что вопрос о первенстве во Вселенской Церкви рассматривается в ходе работы Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью, Священный Синод Русской Православной Церкви поручил Синодальной

Богословской комиссии изучение и выработку позиции Московского Патриархата но этому вопросу.

Предметом настоящего исследования является изучение понятия и практического применения принципа соборности на Поместном Соборе Православной Российской Церкви 1917-1918 гг., главным и новаторским решением которого было возрождение самого соборного института как обычного способа управления Церковью, а также введение на всех уровнях церковной жизни принципа соборности, который касается значения соборов в жизни Церкви, функций предстоятеля, и в особенности роли мирян.

Степень разработанности темы. Исследования по Собору 1917-1918 гг. долгое время оставались весьма скромными как в России, так и за рубежом из-за отсутствия доступа к непосредственным источникам информации. Хотя постановления Собора, а

2 3 также часть деяний ,были опубликованы ещё в 1918 г. , эти издания были недоступны вплоть до их переиздания с 1994 по 2000 гг. в одиннадцати томах Новоспасским монастырём4, дополненных тремя томами деяний, выпущенных под руководством Г. Шульца Патриаршим Крутицким Подворьем5. Критического издания постановлений и деяний Собора па настоящий день не существует. Что касается протоколов и заключений различных соборных комиссий, они никогда изданы не были, за исключением трудов подкомиссии по литургическому пению, опубликованных в 2002 г. Свято-Тихоновским институтом6. Сложность доступа к соборным документам объясняет малое количество научных трудов, несмотря на растущий интерес к работе Собора: монографии сосредоточены в основном на предсоборном периоде7; только труды Г. Шульца, прот. Н. Балашова, Р. Прокши, С. Л. Фирсова, Е. В. Беляковой опираются на архивы самого Собора. Однако, тема соборности на соборе 1917-1918 гг., как таковая, изучена не была. До настоящего времени большинство трудов стремились

2 Деяния пленарных заседания Собора были опубликованы в 1918 г. частично: все заседания первой сессии (заседания 1-65II Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Т. 15. Псторгад, 1918) 24 заседания второй сессии из 64 (заседания 66-82, 104-106, 116-119IIДеяния. Т. 6,7, 8,9, 10) и ни одного заседания третьей сессии.

3 Постановления Собора были первоначально опубликованы без всякого вступления и комментария в Церковных ведомостях, затем отдельно под названием Собрание определений и постановлений священного собора правоыавной российской Церкви 1917-1918 гг. Выпуск 1-4. М., Издание Соборного Совета, 1918.

5 Священный Собор Православной Российской Церкви 1917-1918. Обзор деяний, третья сессия. М., 2000 (дополняет издание деяний третьей сессии архивными данными ГАРФ и РГИА), 2001 (дополнение к деяниям второй сессии), 2002 (дополнение к дсяииям первой сессии).

7 Ореханов Г. Па пути к Собору. Церковные реформы и первая русская революция. М., 2002. представить один из аспектов Собора с исторической или юридической точки зрения. Ни один из них не задавался целыо предоставить историко-религиоведческий взгляд на Собор с точки зрения истории идей, и, в частности, принципа соборности.

Первые комментарии относительно собора были сделаны богословами эмиграции. Их отношение к Собору очень сдержанно как в богословском (у Афанасьева), так и в каноническом (у Шмемана), историческом (у Мейепдорфа) и духовном (у Флоровского) плане. Н. Афанасьев выражается с особой критикой по поводу роли, которую Собор уделяет мирянам в церковном управлении. По этой причине Афанасьев — богослов, наиболее критически относящийся к духу, постановлениям и в конце концов к самому созыву Собора 1917-1918 гг., который является в его глазах проявлением «универсалистского» понимания Церкви, прямо противоположного «евхаристическому». По мнению Афанасьева, понимание Собором роли мирян в Церкви свидетельствует о влиянии со стороны исключительно демократического идеала. Миряне, как считает Афанасьев, должны осуществлять своё царское и пророческое служение свидетельством, а не участием в церковном управлении и проповеди. Привлечение мирян к церковному управлению ввиду демократических воззрений истекает из юридического подхода к таинству Церкви. А. Шмеман сосредоточивает свою критику на опасности канонического разделения между светской и духовной стороной церковного бытия, которое было вызвано желанием собора привлечь мирян к церковному управлению. Признавая, что Собор стал «свидетельством о жизнеспособности» Церкви, Шмеман критикует его канонические реформы. Последние, по его мнению, основаны на понимании соборности как представительности, что чревато конфликтом между группами с различными стремлениями и интересами. И. Мейендорф подвергает критике концепцию церковно-государственпых отношений, которая негласно выражена Собором, или точнее отсутствие чёткого учения по этому вопросу. Отсутствие определённой доктрины новых отношений Церкви и государства побудило Собор принимать решения, связанные с временными обстоятельствами. Это свидетельствует о том, что, стремясь к независимости по отношению к государству, Русская Церковь не намеревалась отказываться от своего привилегированного положения в стране и отделяться от государства. Г. Флоровский, подобно упомянутым авторам, проявляет сдержанность по отношению к Собору 1917-1918 гг., но более по духовной причине. По его мнению, кризис, в котором Россия находилась в тот период, кризис в первую очередь духовный, не способствовал здравым размышлениям, укоренённым в молитве, подвиге и отеческом предании. Флоровский отмечает, что с самого начала соборного процесса в 1905 г. архиереи предлагали реформировать Церковь чисто организационными мерами вместо того, чтобы стремиться преобразить её изнутри.

Вторая категория оценок Собора — это исследования западных специалистов. Их труды были опубликованы тогда, когда архивы были ещё недоступны: о патриаршестве

Третья категория исследований — это труды, изданные в последние годы после открытия архивов. Первым описание соборных архивов сделал Г. Шульц (Das Landeskonzil der Orthodoxen Kirche in RuGIand 1917/18 -ein unbekanntes Reformpotential. Gottingen, 1995). С тех пор вышло только несколько трудов, опирающихся на архивные данные: о богослужении (Балашов Н. прот., На пути к литургическому возрождению. М., 2000), о церковпо-государственных отношениях (Фирсов С. Л. Русская Церковь накануне перемен (конец 1890-ых — 1918 гг.). М., 2002), о юридических и дисциплинарных вопросах (Белякова Е. В. Церковный суд и проблемы церковной жизии. М., 2004), о роли женщин в Церкви (Prokschi R. Die Rolle der Frau in der Kirche. Ein intensiv diskutiertes Thema auf dem Landeskonzil der Russischen Orthodoxen Kirche von 1917-1918 //Ostkirchliche Studien. Bd49. 2000. C. 105-144).

Источники данного диссертационного исследования подразделяются также па три категории. В первую входят церковные и канонические документы, относящиеся к предсоборному периоду — Журналы и протоколы заседаний высочайше учреждённого Предсоборного Присутствия (СПб, 1906-1909) — или к самому собору (Собрание определений и постановлений.). Ввиду того, что эти документы содержат многочисленные ссылки на церковные каноны, мы пользовались собраниями канонических постановлений в издании G. A. Rhalles, М. Potles (Афины, 1852-1854J, канонов поместных и вселенских соборов, изданных Р.-Р. Joannou (Рим, 1862), и кодексами канонического права Никодима Милаша (Православное церковное право. СПб, 1897).

Цель диссертационного исследования — показать, каким образом Поместный собор 1917-1918 гг. прилагает принцип соборности к своему собственному функционированию и к учреждённым им церковным структурам. Осуществление этой цели поднимает следующие вопросы: 1. Какие различные понимании соборности проявляются в соборных дискуссиях? В какой степени они основаны на русской церковной практике и на славянофильском движении ? 2. Какое применение принцип соборности находит в составе и функционировании собора? В чём заключается своеобразие процедуры принятия решений? 3. Каким образом собор применяет принцип соборности к учреждённым структурам и в организации высшего церковного управления Церкви (патриаршества), епархии, митрополичьего округа, прихода, монастыря? 4. Что современная Русская Церковь, в России и вне её пределов, унаследовала от принципа соборности, выработанного в 1917-1918 гг., и от учреждённых тогда собором структур? 5. Какая богословская оценка была дана Собору?

Методология исследования была обусловлена целью и задачами диссертации, а также особенностями исследуемого материала. В се основу был положен принцип аналитического исследования источников, проясняющий их логику и содержание, а также контекстуальный религиоведческий анализ, позволивший объективно оценить функционирование Собора и его основные решения относительно церковного управления и церковных структур.

Научная новизна диссертационного исследования заключается, во-первых, в доказательстве того, что собор 1917-1918 гг. подчеркнул различие между соборностью и коллегиальностью. Последняя — плод реформ Петра Великого — осуждена за то, что является исключительно формальным принципом, вводящим в Церковь парламентаризм: в такой системе епископы предстают не более, чем председателями соборов священнослужителей и мирян, защищающих каждый путём голосования свои личные интересы. Соборность же является моральным принципом, требующим от каждого жертвы для общего блага, в частности, через послушание; подчинение патриарха («первого среди равных») собору уберегает от крайностей «папизма».

Во-вторых, новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем рассматривается, каким образом принцип соборности, выработанный на Соборе 1917-1918 гг., был воспринят богословами эмиграции и применён во Франции.

В-третьих, в диссертации показано значение принципа соборности для церковно-государственных отношений. Церковь требовала от государства право самоуправления именно во имя соборности. Однако, это требование не сопровождалось стремлением к отделению от государства, Церковь желала восстановить идеал симфонии. На Соборе 1917-1918 гг. Русская Церковь требовала для себя привилегированного положения не только по отношению к другим конфессиям, но и по отношению ко всем прочим общественным организациям. Настаивая на преимуществе Православия, Собор противился отделению Церкви о государства, по его мнению, противоестественному, которое мешает Церкви «преображать» государство.

Основные выводы, выносимые на защиту:

1. На Соборе 1917-1918 гг. зародилось новое понимание соборности. Не демократическое, как у многих славянофилов, и не епископальное, как у некоторых инициаторов Собора, а харизматическое.

2. Это харизматическое понимание соборности отражается в первую очередь в самом Соборе, в его смешанном составе и в процедуре принятия решений, согласно которой правом голоса наделялись все участники, но за архиереями сохранялось право вето на решения пленарных заседаний. Таким образом, Собор разработал процедуру, которая, позволяла исправить изолированность священнослужителей и сдержать давление со стороны демократически настроенных слоев церковного народа.

3. В своих постановлениях Собор попытался ввести принцип соборности на всех уровнях церковного управления. Везде мы видим председателя (патриарха, архиерея, благочинного, настоятеля), собрание (Собор, епархиальное, благочинническое и приходское собрания) и постоянный совет (Священный Синод и Высший Церковный Совет, епархиальный, благочиппический и приходской советы). Собрания избирают членов совета; число мирян на собраниях должно быть равно числу священнослужителей. Председатели же избираются (патриарх, архиереи, благочинные) или назначаются, но с учтением мнения собрания (настоятели приходов). Председатель пользуется правом протеста по отношению к решениям совета: архиереи имеют право вето па соборе, Патриарх — па Синоде, архиерей — в епархиальном совете. В соборных постановлениях наблюдается стремление установить на всех уровнях тесный контакт между верующими и их пастырями.

4. Собор 1917-1918 гг. не стал рассматривать проблему церковно-государственных отношений по существу. Собор только защищался от некоторых инициатив нового правительства и, с одной стороны, требовал независимости, а с другой -сопротивлялся отделению Церкви от государства, которое так долго её поддерживало.

5. Не однозначна оценка Поместного Собора 1917-1918 гг. у православных богословов русской эмиграции: некоторые критиковали роль, которую Собор уделил мирянам в церковном управлении; другие упрекали Собор в том, что он не смог разрешить духовный кризис, который переживало в ту эпоху российское общество; третьи считали, что Собор недостаточно уделил внимания отношениям между Церковью и государством.

Научно-практическая значимость исследования. Материалы и выводы представленной диссертации могут быть использованы для дальнейшего исследования принципа соборности и его значения для русского православия и христианства в целом. Материалы диссертации могут также применяться при подготовке вузовских курсов по религиоведению и истории религии.

Апробация работы. Диссертационное исследование прошло апробацию. Основные идеи и выводы диссертации изложены в одной статье на русском и семи научных публикациях на других языках и были отражены в докладах на следующих конференциях: в Istituto per le Scienze Religiose (Болонья, 12-13 февраля 2006), в Православном богословском Свято-Сергиевском институте (Париж, 4-7 октября 2005), в центре Ива Конгара (6-8 мая 2004, Фрибургский университет, Швейцария), в Католическом институте (Тулуза, 24 апреля 2004). Диссертация была обсуждена на заседании кафедры философии религии и религиоведения факультета философии и политологии Санкт-Петербургского государственного университета 17 мая 2007 г.

Основное содержание диссертации:

Во введении диссертации обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень научной разработанности проблемы, определяются цели и задачи, научная новизна, источниковая и методологическая база, теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

Гедвига из Маллеоры — глава реданского Регентского совета

Реданский регентский совет (ориг. Rada Regencyjna) — коллегиальный орган, осуществлявший управление Реданией после убийства короля Визимира II Справедливого до совершеннолетия Радовида V.

После убийства в ночь на 1 июня 1267 года короля Визимира II Справедливого в Редании наступил хаос. Для управления государством был создан регентский совет, поскольку сыну Визимира, Радовиду, было всего 13 лет. Главой его стала королева Гедвига из Маллеоры, впоследствии передавшая полномочия герцогу Нитерту. Также в состав совета вошли ряд представителей аристократии, Филиппа Эльхарт, придворная чародейка убитого короля, и граф Сигизмунд Дийкстра, глава реданской секретной службы.

По всей видимости, решающую роль в совете играли Дийкстра и Эльхарт. Однако в 1268 году Дийкстра бежал из Редании, что было связано с продвижением расследования его службы по делу об убийстве короля. После этого фактическим правителем Редании стала всесильная Филиппа Эльхарт.

К 1271 году регентский совет прекратил существование, а его фактическая глава — Филиппа Эльхарт — впала в немилость и бежала из Редании.

Известные члены Править

  • Гедвига из Маллеоры
  • Герцог Нитерт
  • Филиппа Эльхарт
  • Сигизмунд Дийкстра

Примечания Править

Главное богослужение начнется в 9.30 по московскому времени: патриаршая Божественная литургия будет отслужена в Успенском соборе Кремля.

Послание патриарха

В этот день за литургией во всех храмах Русской православной церкви также будет оглашено специальное послание патриарха верующим по случаю отмечаемого 100-летия всероссийского Поместного Собора.

«Несмотря на прошедший век, отделяющий нас от событий той эпохи, значение Поместного собора 1917-1918 годов не до конца осмыслено и оценено церковным народом. Глубоко убежден в том, что его наследие нуждается в серьезном и вдумчивом исследовании, а многие из идей, высказанных тогда, были бы полезны и востребованы сегодня», — говорится в обращении патриарха, текст которого распространила его пресс-служба.

Поместный собор 1917-1918 годов имел продолжительный период подготовки: еще в январе 1906 года император Николай II учредил специальный орган — Предсоборное присутствие, которое должно было подготовить созыв Собора и проекты его основных решений. Сейчас предпринята попытка впервые издать все соборные документы той поры — фундаментальное научное издание будет включать до 36 томов.

Как отмечает патриарх, далеко не все решения, принятые век назад, были воплощены в жизнь, на что были разные причины. И наиболее очевидными препятствиями стала разразившаяся вскоре после революционных событий гражданская война и последовавшие затем беспрецедентные гонения на Церковь и верующих.

«Мы совершаем свое служение в совершенно иных исторических условиях. Большинство наших сограждан по милости Божией не имеет за своими плечами опыта гонений за исповедание веры. Сегодня мы можем молитвенно осмыслить итоги соборных деяний, ответить на вопрос о том, почему вопреки множеству препятствий некоторые соборные постановления были осуществлены и нашли свое место в жизни Церкви, а другие напротив — оказались нежизнеспособны и не были усвоены церковным сознанием», — говорится в обращении предстоятеля.

В числе вопросов, которые активно обсуждались на том Поместном соборе, — дискуссии о приходском устройстве и о единоверческих (старообрядческих) общинах, о создании митрополичьих округов и восстановлении института диаконисс, о богослужебном языке и о проповеди как основе церковного служения.

Плоды собора

Всероссийский Собор начала XX века объединил Церковь перед лицом развернувшихся жестоких гонений на нее, и помог ей в них выстоять. Такое мнение высказал РИА Новости доктор церковной истории, заместитель заведующего отделом новейшей истории РПЦ Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ) священник Александр Мазырин.

«Этот Собор санкционировал активное привлечение к церковному управлению как рядового духовенства, так и мирян, чем дал им почувствовать свою ответственность за судьбу Церкви. Восстановленный Собором институт патриаршества в лице новоизбранного святейшего патриарха Тихона дал Церкви духовного вождя, символ ее единства, святости и соборности», — сказал Мазырин.

Актуальность обращения к памяти и наследию Собора 1917–18 годов, отметил священник, сегодня возрастает еще и потому, что сейчас через признание так называемого «Всеправославного собора», прошедшего с участием предстоятелей и представителей 10-ти из 14 признанных поместных православных церквей в июне 2016 года на Крите, верующим пытаются навязать «чуждый Православной церкви константинопольский папизм».

«В отличие от недавнего сомнительного действа на Крите, Московский собор, память которого мы теперь будем ежегодно праздновать, действительно стал Великим и Святым, раскрывающим, что есть подлинная православная соборность, как она реализуется в церковной жизни и какие благие плоды приносит», — сказал Мазырин.

По его словам, главным плодом всероссийского Поместного собора стало «обилие явленной святости» — более половины его участников пострадали в годы гонений за веру. К настоящему моменту из состава Собора поименно прославлены уже около пятидесяти подвижников, которые составили ядро «Собора новомучеников и исповедников Российских».

Также в мае этого года Священный Синод Русской церкви установил отдельное празднование членам Собора. «Днем памяти Отцов Поместного Собора» определено 5 ноября по старому стилю (18 ноября по новому стилю) — день избрания святителя Тихона на Московский патриарший престол в 1917 году.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *