Оперы Римского-Корсакова:

  • Псковитянка
  • Майская ночь
  • Снегурочка
  • Млада
  • Ночь перед Рождеством
  • Садко
  • Моцарт и Сальери
  • Боярыня Вера Шелога
  • Царская невеста
  • Сказка о царе Салтане
  • Сервилия
  • Кащей бессмертный
  • Пан воевода
  • Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии
  • Золотой петушок
  • Особенности стиля и художественного метода композитора с наибольшей полнотой раскрылись в оперном творчестве. 15 опер Римского-Корсакова представляют необычайное разнообразие жанровых, драматургических, композиционных и стилистических решений. Среди них — сочинения, тяготеющие к номерной структуре (“Майская ночь”, “Снегурочка”, “Царская невеста”) и к непрерывному развитию (“Моцарт и Сальери”, “Кащей бессмертный”, “Сказание о невидимом граде Китеже”, “Золотой петушок”); оперы с широкими массовыми сценами (“Псковитянка”, “Майская ночь”, “Снегурочка”, “Млада”, “Садко”, “Китеж” и без них (“Моцарт и Сальери”, “Вера Шелога”, “Kaщей бессмертный”), с развёрнутыми законченными ансамблями (“Царская невеста”) и без ансамблей (“Moцарт и Сальери”, “Золотой петушок”). В каждом конкретном (случае выбор жанра, принципы драматургического и стилистического решения обусловлены сюжетными предпосылками. “Я никогда не верил и не верю, — подчёркивал Римский-Корсаков, — в одну единую истинную оперную форму, считая, что сколько на свете сюжетов, столько (почти столько) должно быть и соответствующих самостоятельных оперных форм”. Утверждая взгляд на оперу как на произведение прежде всего музыкальное (см. авторские предисловия к партитурам “Сервилии”, “Китежа”, “Золотого петушка”), Римский-Корсаков предъявлял в то же время высокие требования к её поэтической основе, единству и выдержанности литературного стиля. Он активно направлял работу либреттистов (крупнейший среди них — В. И. Бельский, автор выдающихся по художественным достоинствам либретто “Сказки о царе Салтане”, “Сказания о граде Китеже”, “Золотого петушка”). Ряд оперных либретто композитор написал сам.

    Подчёркивая главенствующую роль вокального начала в опере, Римский-Корсаков уделял огромное внимание и оркестру, особенно в многочисленных живописно-изобразительных эпизодах, как чисто инструментальных (вступления к “Ночи перед Рождеством”, “Садко”, “Китежу”, 3 антракта в “Сказке о царе Салтане”), так и вокально-симфонических (фантастические сцены в “Садко”, сцена на горе Триглаве в “Младе”, Шествие в “Золотом петушке”). Композитор симфонизирует оперу, насыщая её сквозным развитием основных интонационно-тематических комплексов. В музыкальных характеристике образов он широко использует лейтмотивы (также лейтгармонии, лейттембры), образующие в поздних операх разветвлённую систему, охватывающую почти весь важнейший тематический материал произведения.

    Первая опера Римского-Корсакова — “Псковитянка” (по исторической драме Л. А. Мея, воскрешающей события времён Ивана Грозного) в наибольшей степени отразила эстетические установки Балакиревского кружка. Обращение к переломному периоду русской истории, широкое развитие народных сцен, их драматически действенная трактовка, психологическая разработка образа Грозного, значительная роль речитатива и декламации, тяготение к свободному сквозному развитию сближают эту оперу с жанром народной музыкально драмы. В то же время в ней сказывается характерная в дальнейшем для Римского-Корсакова повествовательность, спокойная объективность тона, что позволило Асафьеву назвать “Псковитянку” “оперой-летописью”. Новый, специфически корсаковский тип оперы с характерными особенностями драматургии формируется в лирико-комической “Майской ночи” (по Н. В. Гоголю), получает законченное воплощение в “Снегурочке” (по А. Н. Островскому) и сохраняется в последующих произведениях — в “Ночи перед Рождеством” (по Гоголю), отчасти в “Младе”. В этих операх Римский-Корсаков отказывается от острых конфликтов, борьбы сильных человеческих личностей (исключение — “Млада”), напряжённого драматического развития. Его увлекает отстоявшийся в обычаях и ритуальных формах быт людей, тесно слитый с жизнью природы, окрашенный народными поверьями и мифологическими представлениями. В центре внимания не столько само действие, сколько поэтическая атмосфера, в которой оно разворачивается. Широкие обрядовые или игровые сцены на народно-песенной основе (хоровод “Просо”, Троицкая песня, русальные песни в “Майской ночи”; проводы масленицы, свадебный обряд, сцена в заповедном лесу в “Снегурочке”; коло в “Младе”; колядки в “Ночи перед Рождеством”), романтически красочные картины природы, фантастические сцены (ночь на берегу пруда в “Майской ночи”; Пролог, волшебные превращения леса, появление Весны из озера в “Снегурочке”; вступление “Святый вечер” в “Ночи перед Рождеством”) образуют развёрнутый фон, на котором рельефно выступает лирическая линия главных героев. Природа и быт, нереальное и реальное оттеняют друг друга; это подчёркивается и характерным для Римского-Корсакова приёмом сопоставления контрастных женских образов (Панночка и Ганна в “Майской ночи”; Снегурочка и Купава; тень Млады и Войслава).

    Отмеченные тенденции получили развитие в опере “Садко” с её монументальными массовыми сценами (1, 4, 7-я картины), морскими пейзажами (вступление “Окиан-море синее”, 5-я картина), фантастикой подводного царства (6-я картина), параллелизмом женских образов (Волхова—Любава). Контраст реальной (жизнь древнего Новгорода) и фантастической (подводное царство) сфер в этой опере ещё глубже проникает в музыкальный язык. Стремясь подчеркнуть специфику жанра эпической “оперы-былины”, Римский-Корсаков создаёт для бытовых картин “Садко” особый тип речитатива (по словам композитора, “как бы условно-уставный былинный сказ или распев”). Симфонизированные фантастические сцены обособлены стилистически благодаря применению сложных ладов (“гамма Римского-Корсакова”).

    Индивидуальны по своему характеру последующие 3 оперы. Камерные “драматические сцены” “Моцарт и Сальери” (на полный текст “маленькой трагедии” Пушкина) — тонкий психологический этюд.

    10 бессмертных произведений Николая Римского-Корсакова

    Сложный внутренниц мир героев, особенно Сальери, Римский-Корсаков передаёт с помощью гибкого, интонационно-выразительного речитатива и ариозной декламации, истоки которых — в вокальном стиле “Каменного гостя” Даргомыжского. Опера “Боярыня Вера Шелога” по типу приближается к драматической моноопере. Музыкальное содержание её раскрывается в большой, свободно построенной симфонизированной сцене рассказа Веры. Особое место в оперном творчестве Римского-Корсакова занимает “Царская невеста” (по Мею) с её конфликтной драматургией, напряжённым развитием действия, яркими кульминациями, подчёркнутой ориентацией на классические принципы формообразования. Чёткая расчленённость номерной структуры, главенство вокального начала, обилие арий и развитых, мастерски написанных ансамблей различного состава (от дуэта до секстета) выделяют “Царскую невесту” среди других опер композитора.

    Столь же разнообразна и группа поздних опер-сказок. В “Сказке о царе Салтане” (по Пушкину) господствует принцип условности, охватывающий как сферу содержания (сюжет, характеристики персонажей), так и приёмы воплощения. Спектакль стилизован в духе народно-театральных представлений, красочного лубка, узорчатого орнамента. Опора на формы народного искусства предстаёт здесь не как средство, а как своего рода цель, художественныя модель, определяющая и стиль произведения, и самый метод творчества (Римский-Корсаков сравнивал его с созданием “рисунка по клеточкам”). Театрально-живописная природа сочинения сказывается также в драматургически значитительной роли изобразительных, блестяще инструментованных симфонических антрактов, каждому из которых предпослан программный поэтический эпиграф из сказки.

    “Золотой петушок” (по Пушкину) развивает во многом аналогичные тенденции, которые подчинены здесь общей сатирической направленности оперы. Задача осмеяния тупости, духовного убожества царя Додона и его окружения решается комплексом приёмов: специфическим отбором народно-песенных тем, их использованием в нарочито несоответствующих сценических ситуациях (например, интонации скоморошьей песни “Шарлатарла из партарлы” в сцене заседания царской думы или мотив “Чижика” в качестве любовной серенады Додона и др.). Интонационной сфере Додонова царства противостоит звуковой мир фантастических персонажей: восточная орнаментика виртуозно-колоратурной партии Шемаханской царицы, мерцающие звучания темы Звездочёта. Значительное место занимают в опере симфонические эпизоды (“Сон Додона”, сказочное Шествие и др.). По богатству и разнообразию оркестровых красок “Золотой петушок” (как и “Сказка о царе Салтане”) — одна из самых блестящих партитур Римского-Корсакова.

    В опере “Кащей бессмертный” (сюжет E. M. Петровского, либретто Римского-Корсакова) господствует однотонный, “тёмный” колорит, связанный с воплощением сил зла. При внешнем несходстве образов немощного злобного старца Кащея и жестокой, но обольстительно-прекрасной Кащеевны их музыкальные характеристики во многом родственны. Общий сумрачно-зловещий характер произведения определяют холодные тембры низких деревянных духовых, “колючие” звучания засурдиненной меди и струнных sul ponticello, крайне обострённая, “пряная”, изобилующая диссонантными сочетаниями и эллиптическими последованиями гармония, основанная на системе сложных ладов.

    Важнейшие идейные, драматургические и стилевые тенденции оперного творчества Римского-Корсакова во многом обобщает сложная, многоплановая и вместе с тем исключительно цельная концепция “Сказания о невидимом граде Китеже…”. Стержневая для композитора проблема борьбы добра и зла, преломлённая сквозь призму поэтической легенды и религиозно-христианских представлений, даётся здесь в двух аспектах — народно-патриотическом и этическом (нравственно-философском). Первый из них связан с темой нашествия татарских орд на Русь, второй раскрывается в противопоставлении полярных мироощущений, жизненных философий, носители которых — центральные персонажи: чистая сердцем, устремлённая к свету и радости дева Феврония и горький пьяница, предатель Гришка Кутерьма. Драматургическая многослойность оперы ведёт к сочетанию и взаимодействию эпического, драматического и лирического принципов воплощения в рамках эпико-повествовательной в своей основе жанра с к а з а н и я. Она выявляется в разнообразии массовых сцен — жанрово-бытовых (в Малом Китеже), драматически-конфликтных, действенных (нашествие татар), ораториально-статических (в Великом Китеже, в невидимом граде), в различных решениях образов — эпически обобщённом (Князь Юрий, Поярок, Всеволод), драматическо-психологически углублённом (Гришка Кутерьма), лирическом (Феврония). Симфонизированная музыкальная драматургия “Сказания” опирается на последовательное сквозное развитие важнейших интонационно-тематических комплексов, связанных с основными идеями оперы. Узлами этого развития становятся симфонические или вокально-симфонические эпизоды: вступление “Похвала пустыне”, монологи Февронии (в 1-м и 4-м актах), антракты “Сеча при Керженце” и “Хождение в невидимый град”.

    О. Б. Степанов

    Творчество Римского-Корсакова »
    Духовная музыка »
    Симфоническая музыка »
    Вокальная музыка »
    Редактор, педагог, просветитель »

    Список сочинений Римского-Корсакова:

    Оперы

    "Псковитянка" (либретто Римского-Корсакова, при участии В. В. Стасова, М. П. Мусоргского, В. В. Никольского, по одноименной драме Л. А. Мея, 1868—72, пост. 1873, Мариинский т-р, Петербург; 2-я ред. 1876—78; 3-я ред. 1891—92, заключит. хор — 1894, пост. 1895, Панаевский т-р, Петербург, силами Об-ва муз. собрании),
    "Майская ночь" (либретто Римского-Корсакова, по одноим. повести Н. В. Гоголя, 1878—79, пост. 1880, Мариинский т-р, Петербург),
    "Снегурочка" (либретто Римского-Корсакова, по одноим. пьесе А. Н. Островского, 1880—81, пост. 1882, там же),
    "Млада" (либретто Римского-Корсакова, С. А. Гедеонова, В. А. Крылова, 1889—90, пост. 1892, там же),
    "Ночь перед Рождеством" (либретто Римского-Корсакова, по одноим. повести Гоголя, 1894—95, пост. 1895, там же),
    "Садко" (сценарий H. M. Штрупа и Стасова, либретто Римского-Корсакова и В. И. Бельского, 1893—96, пост. 1897, Моск. частная рус. опера),
    "Моцарт и Сальери" (текст А. С. Пушкина, 1897, пост. 1898, Моск. частная рус. опера),
    "Боярыня Вера Шелога" (либретто Римского-Корсакова, 1898, Моск. частная рус. опера),
    "Царская невеста" (либретто И. Ф. Тюменева, по одноим. драме Мея, 1898, пост. 1899, Моск. частная рус. опера),
    "Сказка о царе Салтане" (либретто Бельского, по сказке Пушкина, 1899—1900, пост. 1900, Моск. частная рус. опера),
    "Сервилия" (либретто Римского-Корсакова, по одноим. драме Мея, 1900—01, пост. 1902, Мариинский т-р, Петербург),
    "Кащей бессмертный" (либретто Римского-Корсакова, при участии Софьи Николаевны Римской-Корсаковой, по сюжету Е. М. Петровского, 1901—02, пост. 1902, Моск. частная рус. опера),
    "Пан воевода" (либретто Тюменева, 1901—03, пост. 1904, Частная опера А. А. Церетели, Петербург),
    "Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии" (либр. Бельского, 1902—04, пост. 1907, Мариинский т-р, Петербург),
    "Золотой петушок" (либретто Бельского, по сказке Пушкина, 1906—07, пост. 1909, Оперный т-р Зимина, Москва);

    кантаты

    "Свитезянка" (сл. А. Мицкевича, для сопрано, тенора, смешанного хора, ор. 44, 1897),
    "Песнь о вещем Олеге" (сл. Пушкина, для тенора, баритона, муж. хора., ор. 58, 1899),
    "Из Гомера" (прелюдия-кантата, для сопрано, меццо-сопрано, контральто, жен. хора, ор. 60, 1901);

    для оркестра

    симфонии (1-я, es-moll, op. 1, 1861—65, окончат, ред. — e-moll, 1884; h-moll, без op., не окончена, 1866—69; 2-я, “Антар”, позже — симф. сюита ор. 9, 1868, окончат, ред. 1897, ред. "нового" изд. 1903; 3-я, G-dur, op. 32, 1873, окончат. ред. 1886; эскиз скерцо для 4-й, 1884),
    "Увертюра на темы трёх русских песен" (D-dur, op. 28, 1866,окончат, ред. 1880),
    музыкальная картина "Садко" (ор. 5, 1867, окончат. ред. 1891— 1892),
    "Сербская фантазия" (Фантазия на сербские темы, ор. 6, 1867, окончат. ред. 1889),
    "Сказка" (ор. 29, 1879—80),
    Симфониетта на русские темы (a-moll, ор. 31, 1884—85, переделана из неопубл. Струн. квартета),
    "Малороссийская фантазия" (без op., не окончена),
    "Испанское каприччио" ("Каприччио на испанские темы", ор. 34, 1887),
    сюита "Шехеразада" (ор. 35, 1888),
    "Светлый праздник" ("Воскресная увертюра", ор. 36, 1888),
    "Над могилой" (прелюдия памяти М. П. Беляева, ор. 61, 1904),
    "Дубинушка" (со смеш. хором ad libitum, без op., 1905—06),
    "Здравица" (А. К. Глазунову, без op., 1907),
    "Неаполитанская песенка" (без op., 1907);

    для инструмента с opкестром

    концерт для фортепиано (cis-moll, op. 30, 1883),
    Фантазия для скрипки (ор. 33, 1886),
    Мазурка на 3 польские темы для скрипки (без op., 1888; ред. для скр. и фп. 1893),
    Серенада для виолончели (ор. 37, 1893);

    для инструмента с дух. оркестром

    концерт для тромбона (без op., 1877),
    концертштюк для кларнета (без op., 1877),
    вариации на тему Глинки для гобоя (без op., 1878);

    камерно-инструментальные ансамбли

    фортепианное трио c-moll (без op., 1897, черновая партитура, ред. М. О. Штейнберга),
    струнный квартет F-dur (op.

    Сказка-опера в творчестве Н.А. Римского-Корсакого

    12, 1875),
    фуга "В монастыре" (4-я часть из струн. Русского квартета, без op., 1876; первые 3 части переработаны в симфониетту на рус. темы),
    4 вариации на хорал, для струнного квартета (без op., 1885),
    1-я часть из коллективного струн. квартета на тему B-la-f (без op., 1886),
    Хоровод (3-я часть из коллективного струн, квартета Именины, без op., 1887),
    струн. квартет G-dur (без op., 1897),
    Allegro B-dur (из коллективного струн. квартета Пятницы, без op., 1899),
    тема и 4-я вариация (из коллективных Вариаций на русскую тему, для струн. квартета A-dur, без op., 1899),
    квинтет B-dur для фп., флейты, кларнета, валторны, фагота (без op., 1876),
    секстет A-dur для 2 скр., 2 альтов и 2 влч. (без op., 1876),
    Канцонетта и Тарантелла для 2 кларнетов (без op., без даты),
    2 дуэта для 2 валторн (без op., без даты),
    Ноктюрн для 4 валторн (без op., предположит. 1888);

    для фортепиано

    6 вариаций на тему BACH (Вальс, Интермеццо, Скерцо, Ноктюрн, Прелюдия и фуга, ор. 10, 1878),
    4 пьесы (Экспромт, Новелетта, Скерцино, Этюд, ор. 11, 1876—77),
    3 пьесы (Вальс, Романс, Фуга, ор. 15, 1875— 1876),
    6 фуг (ор. 17, 1875),
    2 пьесы (Прелюдия-экспромт, Мазурка, ор. 38, 1894—97),
    вариации (1-я, 2-я, 6-я, 11-я, 13-я, 16-я, 19-я) и пьесы (Колыбельная, Маленькая фуга на тему BACH, Тарантелла, Менуэт, Трезвон, Комическая фуга) из коллективных Парафраз на неизменную тему (без op., 1878),
    фуги и фугетты (без op., 1875—76),
    Allegretto C-dur (без op., 1895),
    Прелюдия G-dur (без op., 1896),
    Тема и 1-я вариация из коллективных вариаций на русскую тему (без op., 1899),
    фуга C-dur в 4 руки (перелож. фуги C-dur в 2 руки, без op., 1875),
    Вариации на тему Миши (без op., предположит. 1878—79),
    Песенка (Andantino) из армейского сб. “Арцункнер” (“Слёзы”, без op., 1901),
    Финал из коллективной Шутки-кадрили в 4 руки (без op., 1890);

    для хора с оркестром

    Стих об Алексее, божием человеке (ор. 20, 1878),
    Подблюдная песня Слава (ор. 21, 1880);

    для хора a cappella

    два 2-гол. жен. хора на сл. М. Ю. Лермонтова (ор. 13, 1875),
    4 вариации и фугетта на тему рус. песни "Надоели ночи",
    для 4-гол. жен. хора (ор. 14, 1875),
    6 хоров (тетр. 1—2, ор. 16, 1875—76, с фортеп. ad libitum),
    2 хора (op. 18, 1876),
    Русские народные песни, переложенные на народный лад для женского, мужского и смешанного хора без сопровождения (тетр. 1—3, ор. 19, 1879),
    четыре 3-гол. хора для муж. голосов (ор. 23, 1876),
    Разбойничья песня "Ты взойди, взойди, солнце красное", сл. народные, для муж. хора (без op., 1884),
    2 хора для детских голосов (без op., 2-й—1884);

    камерно-вокальные ансамбли с оркестром

    2 трио для женских голосов ("Горный ключ", сл. Майкова, op. 52-bis, 1905; Стрекозы, сл. А. К. Толстого, ор. 53, 1897; также перелож. для голосов с фп.);

    камерно-вокальные ансамбли с фортепиано

    2 дуэта (ор. 47, 1897),
    2 дуэта (ор. 52, 1897—98);

    для голоса с фортепиано

    79 романсов (ор. 2, 3, 4, 1866; ор. 7, 1867; ор. 8, 1870; ор. 25, 1877; ор. 26, 1882; ор. 27, 1883; ор. 39, 40, 41, 42, 1897; цикл "Весной", ор. 43, 1897; цикл "Поэту", ор. 45, 1898; цикл "У моря", ор. 46, 1897; ор. 50, 55, 1897—98),
    2 ариозо для баса ("Анчар", "Пророк", сл. Пушкина, 1897);

    обработки народных песен (для голоса с фортепиано)

    сборники 100 русских народных песен (ор. 24, 1875—76),
    40 народных песен, собранных Т. И. Филипповым и гармонизованных Н. А. Римским-Корсаковым (без op., 1875—82);

    дуxовныe сочинения

    собр. духовно-муз. соч. (8 номеров из Литургии Иоанна Златоуста, ор. 22, 1884),
    собр. духовно-муз. перелож. (ор. 22, 1884),
    двойной хор Тебе бога хвалим (без op., 1883);

    переработки собственных сочинений

    музыка к драме Мея “Псковитянка”, сюита из 5 номеров (без op., 1877),
    сюита из оперы “Снегурочка” (без op.),
    сюита из оперы-балета “Млада” (без op., 1890),
    "Ночь на горе" "Триглаве",
    конц. перелож. для орк. 3-го акта оперы-балета “Млада” (исп. 1901, изд. 1902),
    сюита из оперы “Ночь перед Рождеством” (без op.),
    муз. картинки к “Сказке о царе Салтане” (в т. ч. "Три чуда", ор. 57, 1899),
    сюита из оперы “Пан воевода” (ор. 59, 1904),
    Введение и Свадебное шествие из оперы “Золотой петушок” (1907),
    4-я вариация A-dur из коллективных “Вариаций на русскую тему” (без op., 1901);

    инструментовка собственных камерно-вокальных сочинений

    2 дуэта (ор. 47, 1897—1905),
    романсы "Ель и пальма" (сл. Г. Гейне, пер. М. И. Михайлова, 1888),
    "В тёмной роще замолк соловей", "Тихо вечер догорает", "Ночь" (сл. И. С. Никитина, А. А. Фета, А. Н. Плещеева, черновой автограф, 1891, изд. под ред. М. О. Штейнберга), "Пророк" (сл. Пушкина, 1899), "Нимфа" (сл. Майкова, 1905), "Анчар" (сл. Пушкина, 1906), "Сон в летнюю ночь" (сл. Майкова, 1906);

    редакция и оркестровка произведений других авторов, в том числе

    "Иван Сусанин" и “Руслан и Людмила” Глинки (ред.; совм. с М. А. Балакиревым и А. К. Лядовым, 1877—81; совм. с А. К. Глазуновым, 1904),
    "Каменный гость" Даргомыжского (оркестровка, 1-я ред. 1870, 2-я ред. 1897—1902),
    "Князь Игорь" Бородина (завершение, ред., оркестровка; совм. с Глазуновым, 1887—90),
    романсы Бородина,
    "Хованщина" (завершение, ред., оркестровка, 1881—83),
    "Борис Годунов" (ред., оркестровка, 1895—96),
    "Ночь на Лысой горе" (обр. и оркестровая ред., 1886),
    фрагменты из "Саламбо" (оркестровка),
    "Женитьба" (подготовка к изд., 1906) Мусоргского.

    Полн. собр. соч., т. 1—50, М., 1966—70.

    Биография »
    Основные даты жизни и деятельности »
    Список литературы »

    1.5 Семья Н.А. Римского-Корсакого

      Род Римских-Корсаковых был издавна  связан с псковской землёй. Вероятно, эти связи начались с Якова  Никитича Римского-Корсакого, в  начале XVII века занимавшего пост вице-губернатора Ингерманландской (Петербургской) губернии, в которую входил туда и Псков. Дети Якова Никитича жили в Пскове: знаменитые Поганкины палаты с 1721 по 1748 год по документам значатся собственностью Воина Яковлевича Римского-Корсакого «с братьями» (Воин Яковлевич, прадед композитора, — выдающийся моряк, контр-адмирал, крестник Петра I). Традицией семьи была морская служба. Ещё со времён Петра I Римские-Корсаковы проявляли себя как храбрые, знающие и способные моряки. Дед композитора, Пётр Войнович, новгородский губернатор, взял в жёны дочь псковского священника и крепостной. Бывал в Пскове и отец композитора Андрей Петрович.

      В 60-е годы к Николаю Андреевичу пришла большая любовь. В исполнении произведений членов кружка участвовали две очаровательные девушки – Александра и Надежда Пургольд. Римский-Корсаков все чаще бывает у Пургольдов. Он восхищается игрой Надежды Николаевны, и не только игрой. Ему нравится делиться с ней мыслями и жизненными планами.

    Летом 1869 года, написав первый хор задуманной оперы, он поспешил на дачу к Пургольдам. Услышав в исполнении Надежды Николаевны пронизанную страхом и тоскою мелодию, так странно диссонирующую с перезвоном колоколов, он окончательно понял, что будет писать «Псковитянку». Надежда Николаевна принимала горячее участие в сочинении «Псковитянки». Она проигрывала эскизы, обсуждала их с автором, даже инструментовала несколько отрывков. Взаимная любовь связала судьбу молодых людей на всю жизнь. В июле 1872 года Надежда – милая, добрая девушка, с серьезным нежным лицом и задумчивыми глазами стала  Надеждой Николаевной Римской-Корсаковой.

      5 июня 1908 года Н.А. Римскому-Корсакову  пришли неприятные письма: одно  из Парижа с отказом выплачивать  авторский гонорар за постановку  «Снегурочки», другое – от директора императорских театров В. А. Теляковского об окончательном запрещении цензурой «Золотого петушка». После получения этих писем в ночь на 6 июня последовал новый приступ. На следующий день композитор написал тревожное письмо издателю Б. П. Юргенсону, советуясь с ним о судьбе своего последнего произведения.

      Он стремился перебороть болезнь  и волнение своим всегдашним  средством – ходьбой в саду  и много гулял. Наверное, слишком  много. «Любенский сад – парк  был напоен благоуханием… Николай Андреевич с палкой в руке, в люстриновом пиджачке и в своем обычном головном уборе – синей кепке – медленным шагом спустился по нескольким ступенькам в сад и такой же медленной размеренной поступью обошел все свои любимые места в саду». «Словно прощался», — рассказывал потом садовник. Поговорил с садовником о красоте яблонь в цвету, об очередности цветения растений. Посидел на скамеечке у ворот и долго смотрел на закат. Рассказывал о своей юности, о плаваниях. Устал. Вечером немного еще поиграл на рояле и занимался «Основами оркестровки». К ночи воздух стал предвещать грозу. В комнатах чувствовалась тягостная духота. Спать было трудно, несмотря на раскрытые окна. Белая ночь томила и наполняла смутными, тяжелыми предчувствиями.

      Приступ начался сразу после двух часов ночи. Сыновья Андрей и Михаил сделали впрыскивание морфия и камфоры, однако это не принесло облегчения. В это время за окнами раздался короткий и сильный удар грома, а вслед за ним шум начинающего летнего ливня. Смерть наступила около половины третьего…

    * * *

    Николай Андреевич Римский – Корсаков похоронен в Петербурге в некрополе  Александро-Невской лавры. Семья  его жила на Псковщине до 1919 года. В 1921 году по инициативе первого наркома  просвещения Республики Советов  А.В.Луначарского оба дома – в Вечаше и в Любенске – были взяты под охрану государства.

    Война не пощадила этих памятных мест. Фашисты  сожгли дома в Вечаше и Любенске, почти полностью вырубили сады и  парки.

    Псковичи, как и все русские люди, чтут память гениального композитора. После Великой отечественной войны в Вечаше был создан музей Н.А.Римского-Корсакова, который сейчас превращен в музей-заповедник.

    2. Оперы – сказки в творчестве Н.А. Римского-Корсакого

    2.1 Произведения Н.А. Римского-Корсакого

      Произведения Н.А. Римского-Корсакого разнообразны по характеру музыки, темам, сюжетам. Однако в каждом из них виден великий художник-гражданин, борец за социальную справедливость.

      Темы добра и зла, красоты  и насилия над ней, любви  к родине и защиты от врагов  занимают центральное место в его творчестве. Характерна привязанность композитора к былинам, преданиям, сказкам, в которых образно раскрывается борьба добра и зла, утверждается вера в победу светлого начала.

      Особенность творчества композитора — его многогранность.

    Он  создал:

    • 15 опер;
    • 10 симфонических произведений (3 симфонии, симфоническая         картина «Садко», «Испанское каприччио», сюита «Шехеразада»)»
    • несколько камерно-инструментальных произведений, хоров,    несколько кантат («Свитезянка», «Песнь о вещем Олеге», «Из    Гомера»);
    • 79 романсов (среди них «Редеет облаков летучая гряда», «Пророк»,   «Нимфа», «Анчар», цикл «У моря»);
    • сборники народных песен.

    Основные оперы Н.А. Римского-Корсакого:

    • «Псковитянка» (1872)
    • «Майская ночь» (1879)
    • «Снегурочка» (1881)
    • «Ночь перед рождеством» (1895)
    • «Садко» (1896)
    • «Царская невеста» (1898)
    • «Сказка о царе Салтане» (1900)
    • «Кащей Бессмертный» (1902)
    • «Сказка о невидимом граде Китеже и деве Февронии» (1904)
    • «Золотой петушок» (1907)

    Эти оперы на сказочные и исторические сюжеты выразили то непреходящее ценное, вечное, чем жил наш народ века. Пристрастию композитора к народной жизни, народному искусству способствовало многое: и первые детские впечатления от народных песен, слышанные когда-то  в родном Тихвине; и воздействие музыки Глинки, в которой так много национальной самобытности; и принадлежность к творческому содружеству композиторов «Могучей кучки». И, наконец, большая самостоятельная работа по записи и изучению русского музыкального фольклора. Все это в большей мере сказалось в прекрасной, поэтичной «весенней сказке» «Снегурочка».

    2.2. Опера «Снегурочка»

    Очами тихой, кроткой Снегурочки-девушки

    смотрит великий композитор на мир и

      внимательно слушает и людские песни, и му-

    зыку, что звучит в природе. И песню, теплом

    людской души согретую, и  звучания,

    подслушанные у холодной стихии в лесной тиши

    и в безграничном просторе океана…

    Б. Астафьев

      «Зимой мне пришла мысль писать оперу на сюжет и слова «Снегурочки» Островского. В первый раз «Снегурочка» была прочитана мной около 1874 года, когда она только что появилась в печати… Мне сразу захотелось писать оперу на этот сюжет, и по мере того, как я задумывался над этим намерением, я чувствовал себя всё более влюблённым в сказку Островского. Появлявшееся понемногу во мне тяготение к древнему русскому обычаю и языческому пантеизму вспыхнуло теперь ярким пламенем. Не было для меня на свете лучшего сюжета, не было для меня лучше царства, чем царство берендеев с их чудным царём, не было лучше миросозерцания и религии, чем поклонение Яриле — Солнцу. Сейчас же после чтения (помнится в феврале) начали приходить в голову мотивы, темы, ходы аккордов, и стали мерещиться, сначала неуловимо, потом всё яснее и яснее, настроения и краски, соответствующие различным моментам сюжета. У меня была толстая книга из нотной бумаги, и я стал записывать всё это в виде черновых набросков…»

                                                      Н.А. Римский-Корсаков

      Делая общий обзор музыки «Снегурочки», следует сказать, что в этой опере Н.А. Римский-Корсаков в значительной степени пользовался народными мелодиями, заимствуя их преимущество из своего сборника.

      «Напев клича бирючей помнился  мною с детства, когда по  Тихвину разъезжал верховой, снаряженный  от монастыря, и зычным голосом  скликал: «Тётушки, матушки, красные девицы, пожалуйте сенца пограбить для божьей матери» (чудотворная тихвинская божьей матери икона находилась в церкви Большого мужского монастыря, обладавшего сенными покосами на берегу реки Тихвинки). Некоторые птичьи попевки (кукушки, крик молодого кобчика и др.) вошли в пляску плиц. Во вступлении петуший крик тоже подлинный, сообщённый мне моею женою… Один из мотивов Весны (в прологе и в IV действии): есть вполне точно воспроизведённый напев жившего у нас довольно долго в клетке снегиря; только снегирушка наш пел в фис-дур (фа-диез мажор), а я для удобства скрипичных флажолетов взял его тоном ниже. Таким образом, в ответ на своё пантеистическое, языческое настроение я прислушивался к голосам народного творчества и природы и брал напетое и подсказанное ими в основу своего творчества, чем впоследствии навлёк на себя немало нареканий».

               Н.А. Римский-Корсаков        

    В 1881 году Римский-Корсаков окончил эту  оперу. «Снегурочка» в сказочной  форме прославляет добро, любовь к людям, неотразимую силу искусства, его красоту. Покоряет и народность сказки, созданной по мотивам русского фольклора; и насыщенность ее древними языческими обычаями и обрядами; и обилие песен, близких к народным.

    Из  этой горячей влюбленности композитора  в русскую природу, русские народные песни, сказочный народный сюжет и родилась чудесная «весенняя сказка» — опера «Снегурочка».

    Создавалась она как бы на одном дыхании, единым вдохновенным творческим порывом. «Ни одно сочинение до сих не давалось мне с такой легкостью и скоростью»,- признавался сам композитор.

    Опера представляет собой чередование  различных картин из народной жизни. Они то яркие, наполненные звонкими голосами природы и людей (композитор писал: «Я прислушивался к голосам народного творчества и природы»), то спокойно-лирические, пронизанные таинственным, словно мерцающим светом народной поэзии. А все вместе они создают единую многокрасочную картину народной жизни: цельной, здоровой и прекрасной.

    И за всем этим угадывается добрая улыбка мудрого сказочника, его глубокие размышления о неисчерпаемости природы и жизни, о мудрости и гармоничности их законов. По этим законам живут в своей сказочной стране берендеи, живут, не ведая неправды и зла. Все здесь и обычно — и необычно в то же время: волшебные, сказочно-фантастические сцены и реальные, народно-бытовые тесно переплелись; сказочные существа (Дед Мороз, Весна-Красна, Леший, Снегурочка) вступают в общение с реальными людьми (Купавой, Мизгирем, Бобылем и Бобылихой).

    Берендеи  совершают свои весенние и бытовые  обряды, поют подлинные народные песни — те самые, что, возможно, звучали когда-то на нашей земле в пору весенних игрищ, в далекие языческие времена.

    И весь музыкальный язык оперы тоже пронизан интонациями народных песен, что придает этому произведению особую прелесть и национальное своеобразие.

    Музыка  оперы словно напоена ароматами  весеннего воздуха, расцвечена красками ранней весны. «Это именно весенняя сказка, со всею красотою, поэзией весны, всей теплотой, всем благоуханием»,- писал о «Снегурочке» Бородин.

    Образ Снегурочки – один из самых прекрасных сказочных  женских образов в операх Римского-Корсакова. Эта тема – по определению автора «характера легкого, светлого, грациозного, игривого, холодная, несмотря на оживление», — рисует Снегурочку как наивного дитя природы, полуребёнка, еще не знающего чувства любви. В сцене смерти та же Снегурочка, но любящая и любимая, страдающая от трагического сознания близящейся гибели.

    Опера «Снегурочка» очень полно выразила творческие и философские взгляды Римского-Корсакова, его отношение к искусству и к жизни. Кончая «Снегурочку», я почувствовал себя созревшим музыкантом и оперным композитором, ставшим окончательно на ноги»,- писал он впоследствии.

    Поставленная  на сцене в 1882 году, «Снегурочка» шла  с успехом. Островский, для которого сценическая жизнь «Снегурочки» была неотделимой от музыки Чайковского, сказал: «Музыка Корсакова к моей «Снегурочке» удивительна; я ничего не мог никогда себе представить более подходящего и так  живо выражающего всю поэзию древнего языческого культа и этой сперва снежно холодной, а потом неудержимо страстной героини сказки».

    2.3.

    Оперы на сказочные сюжеты в творчестве русского композитора Н. А. Римского-Корсакова

    Опера «Сказка о царе Салтане»

    В 1899 году Россия отмечала столетие со дня  рождения Пушкина. Римский-Корсаков принял деятельное участие в торжествах. Знаменательной дате он посвятил кантату «Песнь о вещем Олеге» и оперу «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди».

    Страницы:← предыдущая1234следующая →

    Добрый день, господа студенты.

    Мы продолжаем тему, поднятую на прошлом уроке, и переходим к русским сказочным операм.

    Не знаю от чего это зависит, от замечательных ли сказок Пушкина, от того, что древнегреческие легенды для нас оставались слишком далекими и чужими, но у нас сказочных опер достаточно много. И самое приятное в том, что истории, положенные в основу этих опер, нам хорошо знакомы с детства, не нужно объяснять кто такие Снегурочка или Черномор.

    В 1842 году, в Санкт-Петербурге состоялось первое представление русской сказочной оперы. Глинка "Руслан и Людмила". Опера была создана по одноименной поэме Пушкина. И встречена была настороженно — она была довольно новаторской для того времени. Везде звучала в основном итальянская музыка, а тут зрителям был представлен сказочно-эпический оперный театр, где "в причудливом переплетении предстали разнообразные музыкально-образные сферы — эпическая, лирическая, восточная, фантастическая. Глинка «на былинный лад распел пушкинскую поэму» (Б. Асафьев)". Начало оперы — "Там русский дух, там Русью пахнет" — задает тон всему повествованию. В опере много прекрасных отдельных номеров, характеризующих героев, огромное количество важных действующих лиц. Арии Руслана, Фарлафа, Ратмира, Гориславы, Людмилы и другие. В опере есть один большой недостаток — она очень длинная по времени и очень сильно зависит от того, кто исполняет эти арии. Вот как описывают образ Фарлафа, который удалось создать Шаляпину: "Дерзость, хвастовство, безудержная наглость, опьянение собственным «мужеством», зависть и злоба, трусость, сластолюбие, вся низость натуры Фарлафа раскрывались Шаляпиным в исполнении рондо без карикатурного преувеличения, без подчеркивания и нажима. Здесь певец достигал вершины вокального исполнительства, с виртуозной легкостью побеждая технические трудности."  Но если в этой роли человек с проблемами дикции, то слушание арии превращается в ад. Низкие грудные ноты становятся бубнением. Ария длинная,  бубнеж очень быстро надоедает и образ рассыпается. Для знакомства  и прослушивания очень рекомендую найти арии Гориславы, Людмилы и Ратмира. В конце лекции несколько записей будут размещены для знакомства, но их намного больше, чем я могу разместить тут.

    Опера "Руслан и Людмила" оказала большое влияние на нашего главного сказочника — Римского-Корсакова. И прием Глинки — оркестровый прием подражания гуслям, арфа пиццикато и фортепиано — Римский-Корсаков использовал в своих сказочных операх.

    "Садко", "Сказка о Царе Салтане", "Золотой петушок", "Снегурочка", "Кащей Бессмертный", "Майская ночь", " Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии", "Млада" — это все оперы Римского-Корсакова. Пожалуй, нет больше композитора, написавшего больше сказочных опер, чем он. Музыка его узнаваема, для показа волшебного мира композитор часто использует придуманный им "симметричный лад", который назвали впоследствии гаммой Римского-Корсакова (раскладка по тонам в нем пишется так — 2+1 | 2+1 | 2+1 | 2+1. Получается довольно экзотичная мелодия, которая отлично подходит для передачи волшебности мира. )

    Самой известной оперой из этих, скорее всего, стоит считать "Снегурочку". По ней снят мультфильм-опера,фильм,  арии из этой оперы поются на всех концертах. Песни Снегурочки — "С подружками по ягоды" и Сцена таяния", песни Леля — "Туча со громом сговаривалась" и др., арии Купавы, Весны, царя Берендея, Мизгиря — стали классикой оперной музыки.

    Интересна эта сказка еще тем, что для нашего магического мира — она наиболее близка. Мы учимся видеть волшебство в обычных вещах. И вот что говорил Римский-Корсаков о своей работе: "Какой-нибудь толстый и корявый сук или пень, поросший мхом, мне казался лешим или его жилищем; лес «Волчинец» — заповедным лесом; голая Копытецкая горка — Ярилиной горою; тройное эхо, слышимое с нашего балкона, — как бы голосами леших или других чудовищ"

    Вполне возможно, музыка помогала композитору заглянуть в сказочный мир. И это дало возможность написать ему настолько волшебную, сказочную оперу, полную света, любви и печали.

    "Сказка о Царе Салтане" — вплощение пушкинской магии в опере. Царь Гвидон, великолепная Царевна-лебедь, Сватья баба Барбариха, Милитриса (третья из сестер, мать царя Гвидона)  — герои  узнаваемы и поют пушскинские строчки практичски без изменений, что делает оперу узнаваемой и "подпеваемой".

    Строчки из пушскинской сказки:

    В синем небе звезды блещут,
    В синем море волны хлещут;
    Туча по небу идет,
    Бочка по морю плывет.
    Словно горькая вдовица,
    Плачет, бьется в ней царица;
    И растет ребенок там
    Не по дням, а по часам.
    День прошел, царица вопит…
    А дитя волну торопит:
    «Ты, волна моя, волна!
    Ты гульлива и вольна;
    Плещешь ты, куда захочешь,
    Ты морские камни точишь,
    Топишь берег ты земли,
    Подымаешь корабли —
    Не губи ты нашу душу:
    Выплесни ты нас на сушу!»

    В опере царица поет:

    «Ты, волна моя, волна!
    Ты гульлива и вольна;
    Плещешь ты, куда захочешь,
    Ты морские камни точишь,
    Топишь берег ты земли,
    Подымаешь корабли —
    Не губи ты нашу душу:
    Выплесни ты нас на сушу!»

    Таким образом — слова вообще не изменили. Текст целиком вошел в оперу. Есть только некоторое расхождение в порядке строчек в некоторых местах, но в целом — вся опера основана только на пушскинских строках.

    Оркестр тут играет очень важную роль, именно он исполняет роль "действия между сценами с героями" — уход войска на войну, плавание бочки с заточенными матерью и сыном в бурном море, и, конечно же, самая знаменитая оркестровая мелодия из этой оперы — "Полет шмеля".

    "ЛЕБЕДЬ-ПТИЦА:
    Ну, теперь, мой шмель, гуляй,
    Судно в море догоняй,
    Потихоньку опускайся,
    В щель подальше забивайся.
    Будь здоров, Гвидон, лети,
    Только долго не гости!
    (Шмель улетает.)"

    И вот тут то оркестр максимально раскрывается в сложнейшей, для скрипок, мелодии, показывая стремительный полет шмеля через море-океан. Невероятно быстрый темп исполнения:  "основной трудностью для музыканта является не высота или диапазон звука, а чисто физическая возможность двигать смычок взад-вперёд со столь колоссальной скоростью".

    "Садко" и "Золотой петушок" дали нам по одной наиболее сильной арии, которые звучат в концертах. Это песня волхвы "Сон по бережку ходил, дрема по лугу" и песня Шамаханской царицы — виртуозная колоратурная ария, исполняемая лучшими колоратурными сопрано. И опять же, надо отметить, что сказочные истории практически без изменений вошли в оперу, делая их простыми для просмотра (всегда проще смотреть то, что знаешь, так как в опере очень часто все же слова не понятны).

    Из сказочных композиторов не могу не упомнуть Даргомыжского, воплотившего в опере сказку Пушкина "Русалка". Если хотите получить общее представление об этой опере, не слушая целиком, прослушайте Увертюру." В ней мастерски слиты в одно музыкальное целое темы и мотивы, которые будут разработаны далее в опере и которые характеризуют главных персонажей и главные события этой драмы. Сначала мы слышим звуки свадьбы князя, затем вырисовывается образ грусти княгини, мелькают фантастические фразы из подводного царства, мелодии у скрипок из той сцены, когда дочь мельника в большом волнении объявляет князю, что скоро будет матерью, и тотчас же за этим — таинственные переливы мелодии и гармонии из последней сцены оперы".

    Пушкинская "Русалка" сильно отличается от андерсоновской. Если у Андерсона Русалка — дитя моря, то у Пушкина звучит славянская тематика  — русалками становятся утопленицы. И в этой опере несчастная девушка, опозоренная и брошенная князем, кидается в Днепр. И за двенадцать долгих лет превращается не просто в русалку, а в морскую Царицу. Для сравнения — послушайте первую ария "Ах, прошло то время" и главную арию мести "С тех пор, как бросилась я в воду!" Какой огромный контраст между двумя этими ариями — целая жизнь, полная трагедии и потерь. Композитор музыкой передает нам изменения в человеке, его взросление, его трагедию. Но самым запоминаемым персонажем оперы стала не Русалка, а Мельник, благодаря исполнению Шаляпина. Его исполнение сделало персонаж настолько "живым" и "выпуклым", что даже Русалка не сумела его "перекрыть".

    У Чайковского я бы отметила оперу "Иоланту". Эта выделяется из общего сказочного потока. Это скорее балладная европейская сказка о слепой девушке, прозревшей благодаря любви. Самая маленькая из всех опер, тем не менее дала миру огромное количество арий как сольных, так и хоровых, дуэтов, исполняемых на разных концертных площадках мира. Очень рекомендую оперу для знакомства вообще с миром оперы. Небольшая, компактная, очень музыкальная и красивая — не успеете устать, но успеете проникнутся красотой и изяществом переложения сказки в музыку и пение.

    И не могу обойти вниманием оперу Стравинского "Соловей", написанное по сказке Андерсена. Вот краткое содержание оперы:

    Акт I
    Лесистый берег моря, ночь. Рыбак в лодке слушает великолепную песнь соловья. Приходят придворные и предлагают соловью спеть перед китайским императором. Соловей соглашается.
    Акт II
    Императорский дворец. После хорового антракта сцена закрывается вуалью. Соловей поёт для императора, который очень взволнован пением. Японские эмиссары преподносят императору механическую птицу, которая поёт перед императором. Двор восхищается пением фальшивой птицы, а соловей улетает. Рассерженный император приговаривает соловья к изгнанию.
    Акт III
    Императорские покои. Смерть забирает корону у больного императора. Он зовёт музыкантов, но прилетает соловей. Смерть, слушая восхитительную песнь соловья, возвращает корону императору. Думая, что правитель умер, придворные входят в комнату, но император встаёт и приветствует подданных.

    Все)

    Очень маленькая, красивая сказка. Но очень богатая по своему музыкальному материалу.

    Как ни странно, именно эта опера наиболее исполняема на западе. Остальные наши оперы больше для "внутреннего" использования.

    Оперы-сказки русских композиторов

    А "Соловей" ставится на лучших площадках мира, снимают в виде фильма, записывают на   дисках. Об этой опере мы еще поговорим отдельно.

    А пока перейдем к домашнему заданию.

    1. Выбрать любую из перечисленных выше опер и кратко описать главных действующих лиц. Обязательно отметить, какой голос поет какую партию. Знакомы ли вы хотя бы с  одной арией из этой оперы?

    2. Как вы думаете, почему русские сказочные оперы не стали сильно популярными на западе? Итальянскую оперу знают во всем мире. Так же знают оперы Чайковского и Стравинского и героические оперы Глинки, Бородина. А вот сказочные исполняются на западе крайне редко.

    3. Возможно, я упустила какую то из опер-сказок? Можете дополнить список?

    4. На прошлых лекциях мы познакомились со Сказкой о золотой рыбке, воплощенной в музыке Черепнина. Можно ли ее поставить в ряд с выше перечисленными операми? Какая связь есть между музыкой Черепнина и музыкой самого сказочного композитора?

    —————
    Ария Царевны-Лебедь — Римский-Корсаков "Сказка о Царе Салтане"

    Колыбельная Волховы — Римский-Корсаков "Садко"

    Ария Шамаханской царицы — Римский-Корсаков "Золотой Петушок"

    Ария мельника — Даргомыжский "Русалка"

    Ария Людмилы — Глинка "Руслан и Людмила"

    Возможно, военно-морские силы России в свое время и потеряли выдающегося полководца, будущую надежду русского флота. А вот классическая музыка получила  великого композитора – Николая Андреевича Римского-Корсакова.

    Великих русских композиторов в классической школе немало, а вот сказочный один – Римский-Корсаков. Большая и, пожалуй, лучшая часть его творчества посвящена русскому эпосу: сказкам, былинам, сказаниям, легендам и мифам. В его музыке ярко выражена национальность мотивов: народные песенные и музыкальные интонации органично вплетаются в канву собственных мелодий, а иногда авторская музыка просто неотличима от народной.

    Первенцем в оперном творчестве Корсакова стала опера-летопись «Псковитянка» (1871 г.). В ней показано становление русского государства при Иване IV (это произведение – ветвь от оперы Глинки «Иван Сусанин»). Подчинение вольных городов Новгорода и Пскова Москве, борьба с боярством, кровавая тирания Ивана Грозного стали значимой вехой для возбуждения интереса ко всему русскому, вызвали волну общественного подъема.

    В «Псковитянке» музыковеды слышат отголоски творчества Балакирева, Мусоргского, Бородина (соратники Корсакова по «Могучей кучке»), но это не влияние одного композитора на другого, а их общее «слышание» истории Руси.

    Любимая с детства гоголевская книга «Вечера на хуторе близ Диканьки», в частности, повесть «Майская ночь» послужила основой для одноименной оперы Корсакова. С максимальной бережностью композитор старался относиться не только к сюжету, но и к своеобразному малорусскому разговорному тексту. Опера была поставлена и с восторгом принята не только на родине, но и за границей, тем более, что в ней были задействованы отличные актеры (партию Головы, например, исполнил сам Федор Шаляпин).

    Опера «Ночь перед Рождеством» — тоже дань творчеству Гоголя.

    Произведения великого Пушкин тоже нашли свое отражение в творчестве Корсакова: оперы «Сказка о царе Салтане», «Золотой петушок», «Моцарт и Сальери».

    Из 15 опер, написанных Римским-Корсаковым, одна стоит особняком – это «Млада». Уникальность ее в том, что это опера-балет (такое редчайшее слияние жанров насчитывает всего несколько случаев в мировой классической музыке). Сказания и легенды славян, живших на берегах реки Лабы, легли в основу этого творения. Музыка в опере настолько самобытна, ярка и гениальна, что в свое время стала просто революционным прорывом в музыкальном искусстве.

    Еще одна опера, написанная Римским-Корсаковым, любима не только ценителями оперного искусства, но и людьми, далекими от его понимания, и даже детьми. Это — «Снегурочка».

    Весенняя сказка, в основу которой положена сказка Островского, безоговорочно полюбилась сразу и всем. Дочь Мороза и Весны так хочет стать человеком, войти в чудесный мир людей!

    Она прислушивается к песням, голосам людей, ее ледяное сердце оттаивает, но это чудесное мгновение становится и временем ее смерти! Финальное ариозо – поистине вершина творчества Корсакова. С 1885 года эта опера не сходит с величайших оперных сцен. Ее с удовольствием ставят и слушают.

    Об огромном влиянии на массовую культуру этого произведения говорит и тот факт, что до постановки оперы «Снегурочка» к детям в новогоднюю ночь приходил одинокий Дед Мороз, а с моменты выхода оперы – со Снегурочкой. И хотя сказка была написана Островским, известность ей принесла опера Римского-Корсакова.

    Все оперы (а это и «Пан воевода», и «Сервилия», и «Садко» и другие), принадлежащие перу Н.А.Римского-Корсакова, самобытны, причем автор обогатил не только свой музыкальный стиль, но и всю русскую классическую школу, способствовал ее расцвету и признанию во всем мире.

    Рубрики: Разное

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *